'Вопросы к интервью
07 декабря 2011
Z Фактор риска Все выпуски

Перспективы развития собственных медицинских центров страховых компаний


Время выхода в эфир: 07 декабря 2011, 12:08

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 12 часов 8 минут в столице. Добрый день, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Дыховичный и Татьяна Кайгородова, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах» и Дмитрий Володин, генеральный директор сети клиник «Будь здоров», у нас в гостях. Здравствуйте, Татьяна, здравствуйте, Дмитрий!

Т. КАЙГОРОДОВА: Здравствуйте!

Д. ВОЛОДИН: Здравствуйте!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: «Перспективы развития собственных медицинских центров страховых компаний» — так звучит тема нашего эфира, но в все-таки мы в том числе говорим и о медицинском страховании. Так ведь, Татьяна? Это в большей степени к вам вопрос.

Т. КАЙГОРОДОВА: Безусловно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я не могу не спросить. Скажите, в отрыве от клиник, в случае если люди застрахованы по системе добровольного медицинского страхования (ДМС) и пострадали в результате уличных акций, это является страховым случаем?

Т. КАЙГОРОДОВА: Является.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. это не исключение?

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Говорим мы о сети клиник, т.е. о том, что страховые компании по каким-то причинам сейчас создают свои собственные сети клиник, а не пользуются тем, что имеется, правильно?

Т. КАЙГОРОДОВА: Да, мы приняли у себя решение развивать сеть клиник, потому что, к сожалению, имеющиеся клиники, как частные, так и государственные, особенно в регионах (И развиваем мы сесть, как, наверное, многие заметили, преимущественно в регионах.У нас на сегодняшний день 9 клиник, 6 из них – в регионах, в следующем году открываем еще четыре, из них 3 – в регионах).Именно потому такой акцент на региональное развитие, что в регионах по большому счету, даже в городах-миллионниках, нам лечить людей негде. Альтернатива состоит из государственных клиник и из частных клиник. Частных клиник крайне мало, их недостаточно для того, чтобы обслужить всех застрахованных по ДМС – с одной стороны. С другой стороны, там непонятные стандарты качества, непонятные цены и непонятный уровень оказания медицинских услуг. Государственные – тоже непонятный стандарт качества, все мы знаем об этом, и кроме этого мы сталкиваемся с тем, что достаточно большие очереди на то, чтобы записать больных даже по ДМС.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте по поводу очередей послушаем небольшую пленку на эту тему и вы прокомментируете, мне потому что не очень тут все понятно.

ПЛЕНКА: последнее время обладатели полиса ДМС все чаще говорят о том, что платная страховка, еще недавно позволявшая гораздо быстрее попасть к врачу, чем по бесплатному полису, сегодня пропуском на внеочередной прием почти не работает. Корреспондент газеты «Кузбасс» решила провести эксперимент: она позвонила в 4 крупных лечебных учреждения Кемерово и попыталась записаться к врачу по полисам обязательного медицинского страхования (ОМС) и добровольного. В результате в трех случаев из четырех добровольная страховка никакого впечатления на медиков не произвела. В одном из учреждений в регистратуре ответили, что к неврологу по полису ДМС можно попасть только через 2 недели. Любопытно, что в регистратуре для бесплатных больных этого же медучреждения невролога предложили уже на следующий день. В другом медучреждении подчеркнули: по ОМС будет проще. Если обычный полис у вас есть, добровольный даже не предъявляйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: ДМС – это добровольное медицинское страхование, за то, что люди платят дополнительно что-то. ОМС – обязательное медицинское страхование, то, что есть у всех жителей России, так ведь?

Т. КАЙГОРОДОВА: Совершенно верно, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как, с вашей точки зрения должно быть? Речь, судя по всему, идет об обычной городской поликлинике. Как там должно быть с очередью, как вы считаете?

Т. КАЙГОРОДОВА: на самом деле, и тем и другим больным должна оказываться своевременная и качественная медицинская помощь.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы сразу поняли, куда я клоню.

Т. КАЙГОРОДОВА: Именно в этом суть тех законодательства, суть права на защиту здоровья каждого из нас по Конституции и т.д. Что такое полис ДМС? По сути, в силу закона ДМС – это то, что дополнительно к обязательному медицинскому страхованию и, может быть, с более высокими сервисными стандартами. Все зависит, на самом деле от того, чей полис по ДМС есть у человека. Есть крупные федеральные компании, которых достаточно много, которые хорошо и качественно работают на рынке ДМС, и они реально защищают интересы каждого своего застрахованного. Вот в чем смысл, смотрите. По ОМС человек прикреплен к своей районной поликлинике, если там есть прием невролога на завтра, его запишут на завтра, на послезавтра — его запишут на послезавтра, через 2 недели – значит, через 2 недели. ДМС – это такое право на то, чтобы страховая компания организовала для данного застрахованного медицинскую помощь в минимальные сроки и в лучших учреждениях города. Если в данном конкретном учреждении нет записи к неврологу в течение ближайших 3 дней (потому что 3-5 дней – это обычно стандарт медицинской страховой компании для оказания плановой помощи – не экстренной), то страховая компания занимается тем, что ищет в медицинских учреждениях города соответствующего специалиста, который окажет данному больному данные услуги или данные консультации.Для этого страховые компании создают контакт-центры, существуют специальные подразделения и за это, собственно, и берет страховая компания свою маржу. Если говорить, например, об «Ингосстрахе», то у нас уже второй год функционирует федеральный круглосуточный контакт-центр, где в течение 24 часов в сутки наши врачи организуют медицинскую помощь – срочную, экстренную и плановую – по всей России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Заскучал Дмитрий Володин.

Д. ВОЛОДИН: Мне очень приятно слушать, на самом деле.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Немножко крамольную мысль я выскажу – это не моя мысль, я ее периодически слышу от менеджеров от медицины, что бесплатной медицины не бывает. Речь идет не о том, что бесплатная – она в принципе бесплатная, а о том, что она бесплатная для пациентов. Такой медицины не бывает. И если она существует, это, на самом деле, обман. Одни делают вид, что ничего не платят – потому что на самом деле платят.

Д. ВОЛОДИН: Это иллюзия, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А другие делают вид, что лечат. Это правда, с вашей точки зрения? Эта мысль имеет право на существование?

Д. ВОЛОДИН: Я считаю, что это иллюзорная картина, по той причине что граждане страны у нас платят налоги. За это государство обязуется выполнять свои гарантийные обязательства.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот не бывает так, утверждает…

Д. ВОЛОДИН: Бывает. Люди платят налоги, государство собирает их и оплачивает за счет этих налогов программу ОМС.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Адекватную? Нормальную?

Д. ВОЛОДИН: Другое дело, на сегодняшний день неадекватную и, к сожалению, ненормальную, по той причине что государственные гарантии сегодня прописаны, их абсолютно недостаточно для того, чтобы выполнять качественную медицинскую помощь, современную. Дело в том, что страховые компании организуют медицинские клиники, свои собственные, создают сети, не от большого счастья. Ведь есть, к примеру, огромное количество стран, где страховые компании не создают медицинские сети, а абсолютно спокойно размещают свои заказы и направляют своих клиентов в различные клиники – как государственные, так и частные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прошу прощения, у нас автосервисы свои страховые компании не создают, насколько я знаю. Ни одного.

Т. КАЙГОРОДОВА: Потому что их нет государственных, Алексей.

Д. ВОЛОДИН: Да, это немножко другая сторона медали.

Т. КАЙГОРОДОВА: Потому что автосервисы все частные. И страховые компании у нас тоже частные. И они как два частных субъекта договариваются об определенных стандартах сервиса, качества, ценах и т.д. А (я прошу прощения, что я перебиваю) медицина у нас все ж таки на 90% государственная. И когда страховая компания, заключая договор ДМС, берет на себя обязательства, о чем я говорила, организовать трех— или пятидневный срок для своего застрахованного качественную медицинскую помощь, плановую, – если мы говорим о плановой помощи, а по экстренной часто счет идет на секунды даже, не на минуты, — то страховая компания просто сталкивается с тем, что организовать-то негде. Именно поэтому на сегодняшний день очень много страховщиков – ведущих, опять-таки, потому что такой проект под силу только крупному и серьезному страховщику – занялись тем, что организовывают собственные медицинские центры. У нас нет другого выхода обеспечить для своих застрахованных качественную помощь.

Д. ВОЛОДИН: Вот я добавлю НРЗБ. Посмотрите, что получается: методология программы ДМС – это острое состояние либо обострение хронического заболевания. Что это такое? На самом деле за этой фразой закладывается очень глубокий смысл. 90% случаев, которые возникают у нас в России, в состоянии здоровья, — это острые состояния. Так вот если вы посмотрите, что происходит сегодня в Кемерово, там я не знаю, Кузбассе, Санкт-Петербурге и других городах, — очереди. Сегодня пробиться на консультацию к узкопрофильному специалисту достаточно сложно. Надо взять талон, надо подождать в очереди 2-3 недели, это никакого отношения к острому случаю не имеет. ДМС – другая история. Сегодня по программе ДМС компании обязаны предоставить эту помощь в ближайшее время либо часы. Представляя себе ментальность русского человека, мы с вами прекрасно понимаем: 90% случаев, ему надо сегодня или завтра получить медицинскую помощь. По ОМС ее получить крайне сложно, по ДМС – компания обязана это сделать, иначе в следующий раз никто не купит у нее страховой полис. Вот это тоже определенная деталь, и она очень важная, на самом деле для нашей страны. Возвращаясь к тому, что компании создают медицинские центры свои, это позиция правильная, потому что добиться сегодня действительно адекватного лечения в государственных, ведомственных и других лечебных заведениях крайне сложно. Действия поликлиник и стационаров не слажены. Нет преемственности. Поэтому, создавая свои собственные сети, компании создают на самом деле систему абсолютного понимания, чем занимается поликлиника, чем занимается стационар. По стационару пациент опять поступает в поликлинику, тем самым страховая поликлиника создает очень слаженный технологический процесс медицинского обслуживания. Это очень важно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А что имеется в виду под своим собственным медицинским центром? Это что там: пяток кабинетов, узи, может, какие-то анализы чуть-чуть или это более серьезные истории?

Д. ВОЛОДИН: Нет, на самом деле,частная медицина проходила достаточно сложный путь в течение двадцати лет.Сегодня выбрана четкая модель в «Ингосстрахе» и сети клиник «Будь здоров».Что такое поликлиника? Поликлиника — это многопрофильное лечебное учреждение, которое обладает полностью всеми консультативными кабинетами, где ведут прием все врачи, начиная с общепрофильных специалистов — это терапевты, педиатры, что касательно детских клиник, так и узкопрофильных всех специальностей.Также полный комплекс диагностического оборудования: это и рентгенологическая техника и ультразвуковая функциональная диагностика.эндоскопическая и так далее, то есть все, что необходимо для современной диагностики Лабораторный центр, который был создан в нашей сети. Поэтому это, конечно, не пяток кабинетов и не десяток, это действительно уже большие медицинские центры, современные, которые могут позволить себе поставить диагноз, в рамках, так скажем, одного лечебного учреждения.

Т. КАЙГОРОДОВА: Давайте я добавлю, что в понятии «Ингосстраха» собственный медицинский цент — это многопрофильная клиника, которая занимает от 2-3 тысяч квадратных метров и покрывает не менее 90 процентов страховых амбулаторных услуг.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но пока мы говорим только обамбулаторных, то есть никакого стационара, даже одного дня…

Т. КАЙГОРОДОВА: Пока да.

Д. ВОЛОДИН: У нас дневной стационар есть в Москве, но круглосуточного пребывания.

Т. КАЙГОРОДОВА: Да, маленький достаточно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. оперативное лечение – нет. Какие-то тяжелые, серьезные состояния?

Т. КАЙГОРОДОВА: Мы лечим тяжелые состояния, но не те, которые требуют стационарного лечения.По стационарному лечению мы пока своих клиник не открываем.

Д. ВОЛОДИН: В рамках наших поликлиник существуют дневные стационары, на базе которых производятся небольшие хирургические манипуляции так называемой НРЗБ хирургии, которая сегодня возможна в современной медицине, она вся там применяется.Но это в тех случаях, когда не нужно, что бы пациент находился все время, круглосуточно, на койке.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я правильно понимаю или, может быть, я ошибаюсь, что в такой ситуации пациенту, который покупает полис добровольного медицинского страхования, нужно понимать, что ему будет оказано вот такое лечение, в таких рамках?

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы не совсем правы.Дело в том, что, как правило, практически у всех страховщиков полис добровольного медицинского страхования — это некий конструктор «Лего», который состоит из нескольких составных частей: амбулаторно-поликлиническая помощь, экстренная помощь, скорая помощь, стационарная помощь, стоматологическая помощь. Это 4 стандартных кубика, из которых складывается. И каждый пациент, каждый, кто хочет купить полис ДМС, для себя определяет: что я хочу. Может, я хочу только амбулаторно-поликлиническую помощь? Но в данном случае я понимаю, что если у меня случится аппендицит, то тогда я буду его вырезать уже по полису ОМС. Я скажу, что абсолютное большинство застрахованных выбирают все-таки полный набор. И поликлинические услуги могут оказываться в одних местах, а как только поликлинические врачи – не важно, в «Будь здоров» или в другой поликлинике, с которой мы работаем, — говорят, что данному больному нужна госпитализация, врач созванивается со страховой компанией, вот с тем контакт-центром медицинским, и контакт-центр в считаные минуты, если речь идет об экстренной госпитализации, в течение нескольких часов, если речь идет о плановой госпитализации, организуют для данного больного качественное (в соответствии с ДМС) место пребывания в стационаре необходимого профиля.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тарифная политика, наверное, так выстроена, что выгодней взять все, чем…

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет, не выгоднейвзять все.каждый из этих кусочков имеет свою цену. НРЗБ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Просто когда все вместе, оптом дешевле, нет?

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет, дело не в том, что оптом дешевле, а в том, что те люди и компании, которые приобретают полис ДМС, они все-таки действительно хотят на сегодняшний день сделать это не для галочки, а для того, чтобы обеспечить своих сотрудников и себя лично нормальной, адекватной медицинской помощью. А если вы не покупаете, если экономите на стационаре, насморк вы сможете полечить или что-то более серьезное, то, что нужно, поликлинически. Но не дай Бог, что-то случается – и вы лечитесь по ОМС.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Не могу вас не спросить: когда происходит сращивание страховой компании и – в хорошем смысле – больницы, медицинского центра, товозникает банально опасность того, что вот эти стандарты будут занижаться, потому что где контроль?

Д. ВОЛОДИН: Алексей, мне кажется, вы подняли хорошую тему, потому что изначально, если мы вспомним 90-е годы, страховые компании когда создавали свои маленькие медицинские центры или кабинеты на предприятиях или где-то еще, на самом деле, одна из задач была – это уменьшение убыточности страховых компаний, т.е. как можно меньше денег потратить при том или ином медицинском случае. Здесь, в нашей ситуации, которую мы сейчас обсуждаем, ситуация совершенно в корне другая. Страховая компания крайне заинтересована в том, чтобы человек был здоровым, и чтобы она потратила как можно меньше денег на то, чтобы он действительно был здоров. А для этого она должна его как можно быстрее проконсультировать, продиагностировать и как можно быстрее вылечить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В необходимом объеме.

Д. ВОЛОДИН: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Потому что вернется ведь.

Д. ВОЛОДИН: Потому что медицинский стандарт, который отработан в нашей сети клиник, который подписан со всеми, кстати говоря, страховыми компаниями – это является неотделимым условием договора при медицинском обслуживании, — ведь на самом деле там четко все прописано. Стандарт очень широкий, очень большой, а сделан только для того – не чтобы у нас были большие счета для страховой компании, они не самоубийцы, это же понятно, они не будут создавать свою дочернюю компанию, для того чтобы тратить больше денег. Философия другая. Она заключается в том, чтобы как можно быстрее разобраться с этим пациентом, быстрее его вылечить, и чтобы как можно дольше он был здоровым – вот в чем философия.

Т. КАЙГОРОДОВА: Знаете, чтонас еще подталкивает на это? Дело в том, что многие крупные работодатели заключают с нами 2-3-летние договора, а 3-летний договор – это уже наша прямая заинтересованность.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы имеет в виду, работодатели – это уже те, кто покупают полисы.

Т. КАЙГОРОДОВА: Да, у нас 2-3-летние полисы зачастую бывают ДМС. И 3 года – это срок. И если мы ему сегодня насморк не вылечим, то через год он к нам точно придет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: С хроническим гайморитом. Ну, грубо говоря.

Т. КАЙГОРОДОВА: Его точно придется НРЗБ в «Будь здорове» пролечить, придется положить в стационар и лечить там долго и нудно. Понимаете? А потом еще долечивать в «Будь здорове». Нам выгоднее это вылечить сейчас.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. – вот такой странный вопрос – вы это понимаете? Я обращаюсь к страховой компании, врачи-то понятно, что это понимают.

Т. КАЙГОРОДОВА: Мы это понимаем. Я на всех пресс-конференциях при открытии «Будь здорова» говорю, когда мне задают вопрос, в чем главное отличие «Будь здорова» от других – очень простое. В других. Но не во всех, в большинстве, врач, к сожалению, выступает продавцом. Чем больше больных обслужил, чем больше раскрутил страховую компанию, тем больше получил денег на своей мотивации. В «Будь здорове» система мотивации построена на том, что врач получает тем больше, чем здоровее его пациенты. Он замотивирован на здоровье.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если позволите, у нас совсем мало времени осталось, такие совсем серьезные вещи, там серьезное нарушение кровоснабжения, инсульты, инфаркты, такие вещи, как онкология, – вот это все входит или не входит?

Т. КАЙГОРОДОВА: У разных страховых компаний по-разному. Онкология не входит практически ни у кого, крупные страховые компании с широкими программами, в том числе «Ингосстрах», однозначно покрывают инфаркты, инсульты, аорто-коронарное шунтирование и высокотехнологичную помощь при сердечно-сосудистых заболеваниях. Онкология — до момента постановки диагноза.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но вот почему, это уже, к сожалению, не успеваем. Времени нет. Почти что везде. Я тоже слышал, что именно так. Спасибо вам. Татьяна Кайгородова, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах» и Дмитрий Володин, генеральный директор сети клиник «Будь здоров», были у нас в гостях. О развитии медицинских центров страховых компаний, о необходимости и безысходности этого процесса мы говорили. Татьяна, спасибо вам. Дмитрий спасибо вам.

Д. ВОЛОДИН: Спасибо.

Т. КАЙГОРОДОВА: Спасибо, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире