'Вопросы к интервью
А.ДЫХОВИЧНЫЙ: В столице 11 часов 14 минут, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Дыховичный, добрый день. И у нас в гостях Татьяна Кайгородова, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах». Татьяна, здравствуйте.

Т.КАЙГОРОДОВА: Добрый день.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А также Дмитрий Володин, генеральный директор сети клиник «Будь здоров». Здравствуйте, Дмитрий.

Д.ВОЛОДИН: Здравствуйте.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: «Развитие рынка ДМС» это называется, добровольное медицинское страхование. И в день защиты детей, разумеется, мы говорим о страховании ДМС детском. Отличается ли детское добровольное медицинское страхование от просто добровольного медицинского страхования для взрослых? Есть вообще какие-то отличия?

Материалы по теме

Приходилось ли Вам когда-либо платить за медицинскую помощь, оказанную Вашему ребенку?

да, приходилось
85%
нет, не приходилось
13%
затрудняюсь ответить
3%


Т.КАЙГОРОДОВА: Ну, в общем и целом принцип, безусловно, тот же самый: если случается страховой случай, то человек, ребенок в данном случае, который имеет полис ДМС, может получить медицинскую помощь. Основным отличием является, наверное, то, что в детский страховой полис традиционно, как правило, включено значительно больше профилактических мероприятий, нежели чем в полис взрослый. Если во взрослом страховом полисе, как правило, традиционно из профилактических мероприятий это прививка от гриппа (главное), то в детском это и соблюдение однозначно национального календаря прививок, плюс какие-то дополнительные прививки могут быть включены в случае, если такая договоренность есть между страхователем и страховой компанией. Ну и, безусловно, сохранение тех диспансерных осмотров, которые необходимы для ребенка 1-го года жизни, 2-го, 3-го и так далее.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, когда взрослый человек приходит страховаться, то… Ну, как известно, здоровых людей не бывает – есть плохо обследованные больные. У взрослого человека почти там… Вот, на самом деле, Дмитрий, вот вы, наверное, точнее скажете. Но утверждение, что у каждого взрослого человека уже какая-то хроническая болячка сидит, оно насколько вообще?..

Д.ВОЛОДИН: Да. Я думаю, что, на самом деле, не у каждого человека сидит хроническая болячка, но каждый человек обязательно до нее доживет – вот это факт. В части детей, конечно, к сожалению, в день защиты ребенка приходится констатировать, что больных детей становится, к сожалению, все больше и больше. Это много факторов и причин, которые влияют именно на это, на самом деле. Это и экология, это и социальный уровень жизни, и так далее, и так далее. К сожалению, мы как клиницисты, как врачи сталкиваемся с тем, что, действительно, больных детей становится больше, уровень диагностики растет, выявляемость тоже значительно расширяется. Поэтому говорить о том, что врачи скоро останутся без работы в части педиатрической помощи, в части узкопрофильных специалистов не приходится. К сожалению. Поэтому мне кажется, что сегодня очень важно говорить о том, чтобы и страховые компании, и родители все чаще и чаще задумывались о том, какой уровень программ, какой уровень обследования, какой уровень профилактических мероприятий необходимы для наших современных детей. Это очень важно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Это очень важно, безусловно, но я совсем хотел о другом спросить. Татьян, если взрослый человек приходит приобретать полис добровольного медицинского страхования, и у этого человека уже, ну, к примеру, ишемическая болезнь сердца. И врачи, которые осматривают его… Ведь, осматривают же человека перед… Нет? Не осматривают?

Д.ВОЛОДИН: До страхового освидетельствования – нет.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Но тогда приходит человек с ишемической болезнью сердца, которому явно нужно уже оперативное лечение, страхуется, а на следующий день он говорит о том, что…

Т.КАЙГОРОДОВА: Есть список исключений к страховому полису. Ну, у каждой страховой компании он свой. Традиционно страховыми исключениями являются врожденные заболевания, традиционно страховыми исключениями является, например, онкология и так далее. И если человек купил или ему на работе купили страховой полис, а он оказался, например, инвалидом или у него оказалась, например, онкология на момент, то ему медицинская помощь по ДМС оказываться не будет – он будет снят со страхования.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Оказалось заболевание онкологическое или оказалось заболевание хроническое… Ведь, это же может проявиться и после приобретения полиса.

Т.КАЙГОРОДОВА: Смотрите, есть список заболеваний, которые являются исключением.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Всегда? В любом случае?

Т.КАЙГОРОДОВА: Всегда. Всегда исключение. Это условие договора.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: До приобретения полиса, после?

Т.КАЙГОРОДОВА: Не важно, да. Это условие договора. То есть когда заключается договор между страхователем и страховщиком, оговаривается, что лечатся все-все-все заболевания кроме. И существует определенный список исключений. Безусловно, большая часть хронических заболеваний, обострения этих хронических заболеваний – они подпадают под страховой случай. И в этом случае, если у человека обостряется хроническое заболевание, он, имея полис ДМС, приходит и получает квалифицированную медицинскую помощь. Перечень исключений – он очень узкий. Очень узкий. Если говорить о детях (мы с вами просто начали с этого).

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хотел, вот, как раз у детей.

Т.КАЙГОРОДОВА: У детей – на самом деле, то же самое. Как это ни печально, но детки тоже онкологией болеют. У детей очень часты бывают какие-то врожденные патологии, которые являются исключением. То есть по ним, по этим патологиям не оказываются медицинские услуги в рамках полиса ДМС. Вместе с тем необходимо отметить, что обращаемость по детским полисам значительно выше, нежели чем по взрослым полисам. Именно этим обусловлено то, что детские полисы – они дороже, нежели чем взрослые. Почему так получается? Как бы мы с вами ни говорили, но взрослый ДМС – он, все же таки, ориентирован на работающего социально активного человека. Мы с вами оба – работающие, социально активные люди, и не каждый раз, когда мы заболеваем не сильно, мы с вами вызываем врача, оформляем больничный лист и так далее. Ну, чего греха таить, правильно? Бывает, что там может болеть, там, спина, голова, какой-то другой орган, а мы полагаемся на авось и к врачу не ходим. Это, ну, как бы, обычная система для современного, во всяком случае, российского человека.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А вот здесь Дмитрий должен вступить и сказать, что это неправильно.

Т.КАЙГОРОДОВА: Он сейчас вступит. (смеется) С ребенком ситуация абсолютно другая. Если у ребенка случился насморк, мама все равно вызывает врача и оставляет его дома.

Д.ВОЛОДИН: Ну, понятно, что родительский инстинкт – это такое, врожденное.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Сколько стоит тогда этот родительский инстинкт? Сколько за него надо платить?

Д.ВОЛОДИН: Ну, дороже на самом деле.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Потому что сказали, что полис дороже. Сколько стоит?

Т.КАЙГОРОДОВА: В среднем, дороже на 30-40% детские полисы нежели чем взрослые. Все зависит от того, какой ребенок. Ребенок до года – это, как правило, фиксированная сумма, потому что до года очень большой национальный календарь (Дмитрий Валерьевич сейчас расскажет об этом), который не соблюсти нельзя и стоимость полиса ребенку до года опять зависит от многих-многих факторов, но она не может быть разумна, не может быть меньше 50-60 тысяч.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Рублей в год?

Т.КАЙГОРОДОВА: За год. Не может быть. Она может достигать по верхней границе и 300 тысяч, и 400 тысяч. Все зависит от того, где вы хотите обслуживаться, как вы хотите обслуживаться. Хотите вы, чтобы к вашему ребенку узкие специалисты, например, приходили домой или чтобы вы ходили к ним? Хотите вы, чтобы массажист к вам приходил домой, или вы приезжали с ребенком на профилактический массаж, который в календарь 1-го года включен 3 раза за год. Ну и так далее.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: В любом случае, да?

Т.КАЙГОРОДОВА: В любом случае. Для детей от года до 2-х чуть ниже стоимость. И самое низкое для детского контингента – она, безусловно, для подростков.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А сколько стоит? Чтобы понимать. Потому что…

Т.КАЙГОРОДОВА: Это невозможно назвать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Хорошо, а для взрослого сколько стоит?

Т.КАЙГОРОДОВА: Ну, это зависит от того, какие клиники вы выбираете, какое наполнение вы выбираете. Это от 30 тысяч и дальше до бесконечности.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: От 30 тысяч? То есть самая простенькая – 30 тысяч?

Т.КАЙГОРОДОВА: Если мы говорим о розничной покупке, то да.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Понятно. Вы что-то хотели добавить?

Д.ВОЛОДИН: Я хотел добавить немножко, потому что, на самом деле, уровень программ, на самом деле, совершенно разный. И вот то, что как раз Татьяна Юрьевна затронула сейчас вопрос в части наполнения этих программ, ведь, дело в том, что родители, когда принимают решение о покупке полиса ДМС, они, прежде всего, решают, какому врачу довериться, какой клинике довериться. Есть клиники, которые имеют уже достаточно звучные имена на рынке, есть клиники, которые менее известны, и так далее. Поэтому, на самом деле, страховые компании – они в данном случае являются, как бы, экспертами, которые предлагают для своих клиентов те клиники, с которыми могут они работать, за качество которых они отвечают. И, на самом деле, это очень важная составляющая вот этого плана обслуживания и плана лечения тех маленьких пациентов, которых они приобретают как клиентов.

Поэтому мне кажется, вот, очень важно поговорить о том, что, действительно, страховая компания должна выступать в роли, первое, это эксперта – это не только продавец того или иного медицинского продукта, а это еще и сопровождение, это защита пациента в его работе, в его обслуживании в какой бы то ни было клинике. Вот это вопрос, очень важно о нем помнить и знать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы даже не представляете себе, на какую гадость вы меня провоцируете.

Д.ВОЛОДИН: Пожалуйста.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Потому что… Это все очень хорошо и, вот, было бы здорово, если бы было бы именно так. Но! Я не знаю на самом деле, и, может быть, везде и всюду по-разному. Но, ведь, страховая компания, она же, получив деньги однажды за полис, далее каждый раз платит за такую процедуру, сякую процедуру. Ну, вот, все, что не вписано как исключение, вот, каждый раз за это страховая компания платит. И может быть… Ну, вот, просто противоречие возникает. У страховой компании возникает желание где-то там занизить, где-то там, вот, врача подешевле, а вот тут вот мы вам не дорогое лечение…

Д.ВОЛОДИН: Здесь появляется конфликт, совершенно верно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Да. И томограмму тоже, наверное, лучше… Обычным рентгеном обойдемся. И так далее, и так далее, и так далее.

Д.ВОЛОДИН: Вот, вы, Алексей, абсолютно правы. На самом деле, сейчас у нас такая история происходит. Ведь, здесь противоречие. Страховая компания хочет выплачивать как можно меньше – это естественно, потому что это компания, которая работает в бизнесе. Клиника хочет заработать как можно больше на своих пациентах или на своих страховых компаниях, с которыми она сотрудничает. Вот здесь происходит…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: И если она не… Ну, ни для кого не секрет, что «Будь здоров» — это клиника Ингосстраха, что вы вместе.

Д.ВОЛОДИН: Да, совершенно верно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Если это другая клиника, тогда у другой клиники возникает желание чего-нибудь приписать.

Т.КАЙГОРОДОВА: Страдает в любом случае пациент. То есть пациент – ему либо навязывают излишние услуги, либо пытаются ограничить его.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А нужно?.. Вот, хотелось бы так, чтобы было так, как полезно, как нужно пациенту, а не как дешевле одной или дороже другой.

Д.ВОЛОДИН: Абсолютно верно. На самом деле, наш пациент… Вот, мне кажется, это большое отличие от простого, так скажем, клиента на рынке. Ведь, что получается? «Будь здоров» сегодня выступает гармонизатором отношений между пациентом и страховой компанией. Потому что мы не являемся… Знаете, в Англии было такое раньше достаточно известное изречение в страховом рынке «врач-вратарь» — это человек, который не должен пустить и сделать максимум для того, чтобы не пустить пациента в клинику. Вот, мы такими не являемся. Мы являемся как раз наоборот, мы являемся клиникой, которая четко понимает, что она делает. Она четко имеет медицинские стандарты, которые четко прописаны. Они согласованы со страховой компанией, которая также понимает, по какому стандарту мы лечим. И мы не можем ни уменьшить его… А если мы его расширяем, то это делается… У нас есть специальный регламент, как можно расширить помощь для того или иного пациента для того, чтобы оказать ему современную медицинскую помощь.

Вот это, кстати, очень важный вопрос, который мы сейчас подняли: как сделать так, чтобы клиент не был зависим от страховой компании и не был бы зависим в том объеме, в котором достаточно часто встречаются вот эти случаи, от клиники, которая начинает манипулировать и пользоваться своими возможностями.

Вот, к счастью, у нас эта проблема решена. И клиенты наших компаний (я имею в виду «Будь здоров»), мы как раз очень внимательно и понимаем, что мы делаем. Это касательно, кстати говоря, Ингосстраха, это касательно и других страховых компаний, с которыми мы работаем. Мы четко понимаем, что есть договор между клиникой и страховой компанией по поводу ведения этого пациента и какими стандартами мы пользуемся. Очень важно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Дмитрий, скажите, а с педиатрией, с детской медициной в Москве и в России какова сегодня ситуация, ну, там, с качеством услуг, уровнем врачей и так далее, и так далее. И если можно, по сравнению со взрослой медициной.

Д.ВОЛОДИН: Ну, на самом деле, достаточно часто проходят форумы в различных организациях касательно того, какова же медицинская помощь, педиатрическая помощь в России. Надо сказать, и Рошаль об этом достаточно часто говорит. Ужасная помощь. Где-то лучше, где-то хуже. Но, в целом, организация системы здравоохранения в педиатрии была одной из лучших в мире в СССР, надо сказать. На сегодняшний день все это, к сожалению, разрушается. Причины, по которым это происходит, я не думаю, что мы сегодня будем обсуждать это в этой программе. Но то, что на сегодняшний день все больше и больше людей покупает программы ДМС, да просто приходит в частные клиники, к частным врачам, это говорит о том, что они не находят должного понимания, должного сервиса, должной помощи в публичном здравоохранении.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы знаете, я хочу перед новостями задать нашим слушателям вопрос. Скажите, пожалуйста, приходилось ли вам когда-либо платить за медицинскую помощь, оказанную вашему ребенку? Не покупать лекарства – вот это мы не имеем в виду – и, в общем, даже, наверное, стоматологию стоить исключить.

Д.ВОЛОДИН: Да, это совсем другое.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, немножко другое. Вот, все остальное. Приходилось ли вам когда-либо платить за медицинскую помощь, оказанную вашему ребенку? Если да, приходилось, пожалуйста, позвоните по телефону 660-06-64. Если никогда такого не было, 660-06-65.

Приходилось ли вам когда-либо платить за медицинскую помощь, оказанную вашему ребенку? Если да, приходилось, такое бывало, 660-06-64. Если никогда, ну, исключения я назвал, 660-06-65. Татьяна Кайгородова и Дмитрий Володин у нас в гостях. Прервемся на новости и через 5 минут продолжим.

НОВОСТИ

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: 11:35 в столице, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», напоминаю я вам, и у нас в гостях Татьяна Кайгородова, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах», а также Дмитрий Володин, генеральный директор сети клиник «Будь здоров». Мы говорим о добровольном медицинском страховании, о детском (ну, благо сегодня день защиты детей), и о медицине, в первую очередь, о детской медицине. И я хочу чуть-чуть еще поголосовать и напомнить вопрос, который был задан нашим слушателям: приходилось ли вам когда-либо (ну, вот я сейчас уточню) платить за медицинскую помощь, оказанную вашему ребенку? Может, в конверте вы врачу принесли, потому что врач сам как-то намекал или просил. Может быть, просто у вас полис ДМС, и вы просто платите официально или еще как-то. Ну, вот, приходилось ли вам когда-то так платить? Разумеется, мы исключаем здесь лекарства и стоматологию, которая даже в советские времена тоже бывала платной. Вот, приходилось ли вам когда-либо платить за медицинскую помощь, оказанную вашему ребенку? Да, приходилось – 660-06-64. Нет, никогда не приходилось, ни разу – 660-06-65. Голосование еще пару минут идет, а потом подведем итоги, результаты. Дмитрий, вы… Ну, я не ожидал, честно говоря. Вы назвали уровень медицинской помощи вообще в детской педиатрии, вот, всей помощи, вы ее квалифицировали как ужасную. Не, я уверен был, что вы не скажете, что все великолепно, все отлично (это понятно). Но я не думал, что настолько вот.

Д.ВОЛОДИН: Ну, на самом деле, посмотрите, что происходит.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Нет, оправдываться поздно. Уже слово вырвалось.

Д.ВОЛОДИН: А мы не оправдываемся. Мы говорим как раз и мы можем даже еще больше рассказать. На самом деле, посмотрите, что сегодня происходит. Посмотрите, как сегодня работают поликлиники и в каких условиях они работают, как на сегодняшний день уходят врачи из государственных клиник. Ведь, посмотрите, что, например, в нашей детской клинике происходит. У нас огромное количество врачей сегодня просятся на работу из различных государственных клиник детских. И каждый рассказывает, что там происходит, каков уровень заработной платы врача, как к людям относятся, какие очереди, какие стандарты лечения детишек в государственных клиниках и так далее, и так далее. Вот, если это все услышать и это все понять, то человек, который хоть мало-мальски знаком с медициной, он прекрасно понимает, куда мы идем. А идем мы в сторону, так скажем, несчастья по той причине, что дети становятся в этой ситуации заложниками ситуации, в которой они оказываются – когда в поликлиниках нет достаточного расходного материала (а это безопасность их инфекций, да?), когда у врача нет возможности сегодня его нормально диагностировать (а, значит, уже сегодня врач становится заложником того, что его будет завтра прокуратура наказывать, над ним стоит огромное число чиновников, которые контролируют качество его лечения, а, на самом деле, он не может этого сделать). И, вот, при том при всем, если мы посмотрим со всех сторон на эту всю историю, я поэтому и сказал слово «ужасная». Потому что и Рошаль, кстати говоря, говорил об этом и премьер-министру, и всем о том, что в педиатрической помощи сегодня в работе с детьми происходит сегодня полная дезорганизация работы. Нет на сегодняшний день никакой преемственности между поликлиникой и стационаром, между населением, которое проживает в районе и поликлиникой. Врачи меняются, нет преемственности передавать этих детей. Бесхозность – вот как это называется.

Т.КАЙГОРОДОВА: И если в Москве ситуация еще куда бы то ни было более-менее, то в регионах она намного хуже.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы знаете, давайте я остановлю голосование – много человек нам позвонило. Я не буду пытать вас, как вы думаете, как голосовали.

Д.ВОЛОДИН: Я думаю, что каждый ответит, что он обязательно платил всю жизнь.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, 93,4% платили, платили и платили. У 6,6%...

Д.ВОЛОДИН: Просто нет детей.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, вот, я-то единственное не уточнял, ну да, может быть. Вот, если только.

Д.ВОЛОДИН: Конечно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, в общем, это миф о бесплатной медицинской помощи детской. Что? Хуже чем для взрослых? Вот, педиатрическая помощь на сегодняшний день организована хуже, чем помощь медицинская для взрослых?

Д.ВОЛОДИН: Ну, нельзя сказать, что она хуже. У взрослых-то не лучше, на самом деле, ситуация обстоит.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Просто проблема острее, да?

Д.ВОЛОДИН: Проблема острее, потому что это дети. И у каждого человека, у которого заболевает ребенок .у него воспаляется сознание. То есть люди все, у которых болеют дети, это люди с воспаленным сознанием в гораздо большем воспаленном, чем если он сам заболевает (и это понятно). Тем более, что у ребенка есть мама и папа, есть бабушка и дедушка. Значит, это, на самом деле, фактор, который затрагивает не только одного человека взрослого, а затрагивает уже всю семью. А это уже большая проблема.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы сказали такую фразу, что ДМС становится все более и более популярным в связи с тем, что уровень педиатрии на сегодняшний день, опять же цитирую вас, ужасный. В цифрах это можно? А то, знаете как? Вот, с каждым днем советский человек становится всё… Жить становится все лучше и лучше.

Д.ВОЛОДИН: Цифры вы имеете в виду какие?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, какие-нибудь, которые подтверждают, что ДМС, то есть добровольное медицинское страхование…

Д.ВОЛОДИН: Ну вот смотрите, ну, например. По официальным данным добровольное медицинское страхование растет в стране где-то в среднем по 20-23% в год, увеличивается. Это говорит о том, что количество людей, которые пользуются добровольным страхованием, ежегодно прирастает. Не очень большими темпами, на самом деле. Почему это происходит – очень просто, на самом деле. Потому что государственные гарантии сокращаются в части помощи медицинской как в детстве, так и у взрослого населения. Значит, люди идут по пути – либо они покупают страховку, либо они приходят в платную поликлинику. Другого пути у них нет. А если у вас нет денег, значит, они пользуются только той программой ОМС и всё.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Но есть еще вариант, вот, свой доктор, ты, вот…

Т.КАЙГОРОДОВА: Свой – это какой?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Свой – это, вот, тебе его порекомендовали, посоветовали, ты к нему ходишь. Может быть, в конверте ты приносишь.

Т.КАЙГОРОДОВА: Но это педиатр. А что делать, если ухо заболело?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, значит… Ну, свой отоларинголог.

Д.ВОЛОДИН: Ну так вы же все равно платите.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну да.

Д.ВОЛОДИН: Ну, не платите – приносите, там, коробку конфет, я не знаю. На селе курицу приносят, картошку, в конце концов.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Но я сам выбираю – вот в чем разница. Разница в том, что в случае полиса выбирает за меня страховая компания.

Т.КАЙГОРОДОВА: Совершенно не верно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Нет?

Т.КАЙГОРОДОВА: Вы можете точно также купить полис, где у вас будет свободный доступ в значительное количество детских поликлиник, и вы сможете выбрать себе врача-педиатра в одной, лора в другой и окулиста в третьей. Другое дело, что это неправильно делать.

Д.ВОЛОДИН: Абсолютно.

Т.КАЙГОРОДОВА: Потому что правильно, чтобы ребенок обслуживался в каком-то одном месте и чтобы именно эта клиника отвечала за его здоровье. Если мы говорим о тенденциях, которые существуют на рынке детского ДМС, то здесь нужно отметить следующее. Растет доля розничных продаж по детскому ДМС и стабильно доля корпоративных продаж. Почему? Потому что те компании, которые оплачивали ДМС за деток своих сотрудников, они, как правило, и оплачивают. Немножко количество их подсократилось в кризис. Сейчас восстановилось, но сильного роста в этой области нету. А, вот, доля физических лиц, которые сами добровольно как физические лица в розницу приходят и покупают страховой полис, вот их доля растет.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Где ж такие компании, которые платят за страхование?

Д.ВОЛОДИН: Есть такие.

Т.КАЙГОРОДОВА: Ну, достаточно много таких компаний.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Есть?

Т.КАЙГОРОДОВА: Да, достаточно много.

Д.ВОЛОДИН: Социально ориентированных компаний на сегодняшний день достаточно много, особенно в Москве.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот, эка людям повезло в таких работать. Спасибо вам. Напомню, что Татьяна Кайгородова, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах» и Дмитрий Володин, генеральный директор сети клиник «Будь здоров» были у нас в гостях. О добровольном медицинском страховании мы говорили. Татьяна, Дмитрий, спасибо вам.

Д.ВОЛОДИН: Спасибо.

Т.КАЙГОРОДОВА: Спасибо, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире