'Вопросы к интервью
27 октября 2010
Z Фактор риска Все выпуски

Развитие рынка ДМС. Результаты работы «Ингосстраха» по ДМС. Страхование ЛПУ: плюсы и минусы. Развитие проекта собственной медсети «Ингосстраха»: клиники «Будь здоров»


Время выхода в эфир: 27 октября 2010, 11:14

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов 14 минут в столице. Добрый день! Алексей Дыховичный у микрофона. У нас в гостях Татьяна Кайгородова, член правления компании «Ингосстрах». Здравствуйте, Татьяна!

Т. КАЙГОРОДОВА: Добрый день!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы говорим о добровольном медицинском страховании. Работает смс +7 985 970 4545. Ругать медицину у нас было принято всегда, если вы помните – и до интернета, а потом интернет появился во всех возможных формах, и тоже стало это принято. У меня возникает ощущение, что сейчас еще стало принято подавать в суд на лечебные заведения, на врачей, и это становится все более и более распространенным. Так ли это? Или это чисто субъективное мое ощущение, не более того?

Материалы по теме

Вызывает ли у Вас больше доверия клиника, принадлежащая страховой компании?

нет
77%
да
15%
затрудняюсь ответить
8%


Т. КАЙГОРОДОВА: Да, это, действительно так. И, к сожалению, мы все являемся наследниками той старой советской медицины, которая нас долгие годы лечила когда-то удачно, когда-то менее удачно. Но сервисной составляющей там однозначно не было. И если говорить о сегодняшнем дне, то когда появилось добровольное медицинское страхование, то практически все страховщики столкнулись с проблемой того, а куда отправлять частных клиентов. И именно поэтому «Ингосстрах» принял решение три года тому назад о развитии собственной сети клиник. Я должна сказать, что проблема судебных разбирательств действительно существует. Она существует и в обязательном медицинском страховании и в добровольном медицинском страховании. Но нами на сегодняшний день разработаны определенные стандарты, определенные методы, с помощью которых мы контролируем качество оказания медицинских услуг. И таким образом мы минимизируем вопросы жалоб.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Таких дел судебных становится больше?

Т. КАЙГОРОДОВА: У нас меньше, в целом – больше.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А что это за дела? На что жалуются, в первую очередь, люди?

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, эти дела, грубо говоря, можно разделить на две части большие. Первая – это жалобы на составляющие самой медицины непосредственно, то есть, когда полечили и не так, и это привело к каким-то серьезным последствиям. Ну, например, заразили гепатитом, заразили СПИДом, не да бог. Просто вследствие неправильного лечения человек умер, или потерял здоровье, или стал инвалидом. И вторая группа жалоб – это, скажем так, жалобы на сервисную составляющую. Такие жалобы бывают, как правило, все-таки в добровольном медицинском страховании, когда человек считает, что он заплатил деньги, он должен быть обслуженным строго вовремя, а не сидеть в очереди час. Или, например, ему должны обязательно постелить пеленку – сам врач, а не просить его. Таких, на самом деле, случаев миллион.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот таких миллион?

Т. КАЙГОРОДОВА: Миллион жалоб. Они не все доходят до судебных процессов, но я абсолютно уверена, что все страховщики сталкиваются с проблемой сервиса в медицинских учреждениях.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но вот те примеры, которые вы привели, это уже мелочность. Но вы не назвали и не привели в качестве примера… или такого нет? – взяли больше денег, чем должны были, назначили процедуры, которые вреда организму не нанесли, но были абсолютно бессмысленны и бесполезны.

Т. КАЙГОРОДОВА: Да, такие жалобы тоже есть. Обычно такие жалобы все-таки исходят от тех физических лиц, которые приходят напрямую в медицинские учреждения, не по полису добровольного медицинского страхования. Потому что, если такие люди приходят в клинику по полису медицинского страхования, будьте уверены – сейчас практически все страховщики очень и очень внимательно следят за тем, чтобы лишних услуг не назначали. И у тех, у кого есть полисы ДМС, намного меньше такого плана жалоб.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Какие врачи чаще подпадают под судебные иски? Можно выделить какие-то группы, может быть, по профилю – стоматологи, гинекологи? А может быть, платные – не платные?

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, разные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все подряд?

Т. КАЙГОРОДОВА: Все подряд. И в экстренной, и в плановой медицине, и стоматологи, и гинекологи, и терапевты – все подряд. По-разному. Нельзя выделить отдельно какую-то область.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: С вашей точки зрения, чаще правы кто? Или, может быть, с точки зрения судов, чаще правы кто – врачи или пациенты?

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, очень сложный вопрос. Но чаще все-таки пациенты, наверное.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я предлагаю послушать небольшую пленочку. Она , может быть, немножечко на другую, но на близкую тему. Затем, я надеюсь, вы прокомментируете.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ. «Этим летом в Екатеринбурге оштрафовали городскую больницу и местную страховую компанию. Как выяснили сотрудники Управления федеральной Антимонопольной службы по Свердловской области, в течение 2007 и 2008 годов работники больницы навязывали пациентам так называемые «монополисы» — разовые договоры добровольного медицинского страхования. Врачи утверждали, что некоторые процедуры, как, например, магнитно-резонансную томографию можно проводить только при наличии такой страховки. Прибыль от реализации полисов шла как страховщику, так и лечебному заведению. Антимонопольная служба признала эти действия незаконными. За нарушение прав пациентов медучреждение и страховщик заплатили миллион рублей».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Потихонечку к страхованию переходим. Но вот эти вот «монополисы» — что это такое?

Т. КАЙГОРОДОВА: Знаете, «монополисы»… Совершенно верно оштрафовала Антимонопольная служба. Это не совсем законный вид добровольного медицинского страхования, если можно его таким образом назвать. И направлен он в общем-то на то, чтобы минимизировать, прямо скажем, налоговую нагрузку для медицинских учреждений и для страховой компании. То есть, это искусственный полис, который выписывается на одну конкретную услугу. Он не подпадает под суть страхования, потому что суть страхования – это такой полис, по которому случается (или не случается) страховой случай.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, риск?

Т. КАЙГОРОДОВА: Риск. Здесь нету риска.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А в «монополисе» риска нету?

Т. КАЙГОРОДОВА: Абсолютно!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, человеку нужна томография…

Т. КАЙГОРОДОВА: … ему выписывают, и… не хочу обвинять данную конкретную компанию, данное медицинское учреждение – мы не знаем их название – но, как правило, такие вещи делаются для того, чтобы потом эти деньги не совсем законным образом кому-нибудь вернуть. Это обычная налоговая минимизация.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Насколько я понимаю, «Ингосстрах» пошел по пути дистанцирования от трений между клиниками… Монополисы – это отдельная история.

Т. КАЙГОРОДОВА: Мы вообще ими никогда не занимались!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: По пути трения между клиниками и… вы об этом сказали в самом начале эфира, что своя собственная клиника «Будь здоров». Так она называется?

Т. КАЙГОРОДОВА: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Почему? Зачем вы это сделали? Вы же занимаетесь страхованием – это совершенно другой бизнес!

Т. КАЙГОРОДОВА: Я уже начала в начале нашей беседы с вами об этом говорить, что когда российские страховые компании начали осуществлять добровольное медицинское страхование, они столкнулись с двумя большими проблемами. Первая – им некуда — физически некуда! — отправить пациента для того, чтобы ему были оказаны качественные медицинские услуги. Страховая компания не может полноценно контролировать качество. Конечно, она контролирует качество, но полноценно контролировать в медицинском учреждении, которое ей не принадлежит, практически невозможно. Вторая причина, почему мы решили создавать сеть своих клиник «Будь здоров» — это для того, чтобы контролировать себестоимость медицинских услуг. Для того, чтобы медицинское учреждение не накручивало цены и тарифы, и для того, чтобы – мы тоже с вами об этом уже говорили – медицинское учреждение не раскручивало пациента, не назначало ему дополнительных медицинских услуг, а следовательно, не раскручивало и страховую компанию. Таким образом, развитие собственно медицинское сети преследует две основные цели. Первая – контроль качества и оказание действительно высококачественых медицинских услуг. А второе – это контроль цен и регулирование уже наших тарифов ДМС с помощью направления клиентов в нашу сеть клиник.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тогда сразу возникает другой риск, чисто теоретически. Когда клиника и страховая компания являются единым целом, по сути, то возникает другой риск, что будут, наоборот, оказывать более дешевые медицинские услуги или отказывать чаще. То есть, лечить поменьше, чтобы поменьше денег тратить. За страховку-то уже заплачено.

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, такого риска практически нет. Во-первых, наша клиника «Будь здоров», доля выручки которой поступает от компании «Ингосстрах» в эту клинику, составляет примерно 50-60 процентов в разные месяцы. Оставшиеся 40-50 процентов – это клиенты других страховых компаний. И рыночных клиентов, то есть те физические лица, которые приходят с улицы. Особенностью нашей медицины, «фенечкой» нашей медицины – если можно таким образом сказать – является то, что в «Будь здоров» утверждены специальные медицинские стандарты, которые действуют как для клиентов «Ингосстраха», так и для всех других клиентов. В соответствии с этими медицинскими стандартами врач знает, что если пациент обратился условно с болью в животе, то он должен ему назначить то-то, то-то и то-то. И сидит эксперт клиники и контролирует, почему он назначит что-то другое. Или не назначил то, что нужно. Да, врач, безусловно, самостоятельный, эксперт, он может это сделать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, врач имеет право сделать шаг вправо, шаг влево…

Т. КАЙГОРОДОВА: Имеет право!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: …но он должен объяснить, почему.

Т. КАЙГОРОДОВА: Должен объяснить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А это в режиме реального времени происходит?

Т. КАЙГОРОДОВА: Абсолютно!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это не то, что потом, через месяц эксперт поднимает историю болезни…

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет-нет! Эксперты ежедневно – нельзя сказать, что это в режиме он-лайн происходит, но ежедневно – смотрят все карты за вчера. И если там произошло какое-то отклонение от стандартов, то оно объясняется, разбирается на пятиминутках и так далее. Именно этим достигается то, что врач не назначает лишнего, но и назначает все, что необходимо. Врач, как правило, не знает, для него не принципиально, это клиент от Госстраха или клиент с улицы, или это клиент другой страховой компании. Для врача важно, что он врач, а перед ним пациент. Я уже говорила на прошлой неделе на пресс-конференции в «Будь здоров» такой важный момент. Особенностью наших врачей в «Будь здоров» является то, что они не являются продавцами в отличие от многих врачей в других частных клиниках. Почему так происходит? Потому что в большинстве частных клиник врача мотивируют от выручки, от количества назначенных исследований и так далее. У нас мотивация у врача только одна – вылечить пациента. И в зависимости от количество быстро и качественно вылеченных пациентов врач получает свою переменную часть в доходе.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ:А он в курсе, откуда пришел человек – с улицы, от «Ингосстраха» или от другой компании?

Т. КАЙГОРОДОВА: Для него это не принципиально, нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но он знает хотя бы?

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Даже не знает?

Т. КАЙГОРОДОВА: Если он пороется в системе, он может это посмотреть. Потому что у разных страховых компаний бывают разные программы. И одна страховая компания может разрешать, например, МРТ, другая страховая компания не может разрешать МРТ. И поэтому прежде чем назначить это исследование, он должен посмотреть, включено ли у пациента это исследование в страховку. Если включено, то согласовать это исследование со страховой компанией, а если не включено, он должен прокоммуницировать правильно клиенту, что вам необходимо сделать это исследование, оно у вас не включено в страховку, поэтому за свой счет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: ДМС – это убыточная или прибыльная история?

Т. КАЙГОРОДОВА: Знаете, в докризисный период убыточность по ДМС в большинстве страховых компаний колебалась от 80 до 85 процентов. Это означало, что против 100 процентов собранных премий убытков, то есть счетов медучреждений, было оплачено из этой суммы порядка 80-85 процентов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все-таки в плюсе оставалась страховая компания?

Т. КАЙГОРОДОВА: В плюсе мы были до кризиса. Где-то на 10-15 процентов. К сожалению, 2009 год явился для медицинских страховщиков крайне неудачным. Чем это обусловлено? Первое – это резко повысилась обращаемость в различные медицинские учреждения. Из-за чего? Мы все с вами знаем, что все болезни от нервов. Так вот, те, которые от нервов, они в кризис обострились по понятным причинам. Соответственно, люди стали чаще ходить в медицинские учреждения. Вторая причина – это то, что люди стали бояться того, что их уволят и сократят, или просто их корпораты отнимут у них медицинскую страховку, и стали реализовывать так называемый «отложенный спрос» на медицинские услуги. Что это такое? У человека болела спина много лет, и он думал: ладно, совсем меня когда перекрючит, тогда уже схожу. А когда случился кризис, и когда над ним реально нависла опасность, что страховки может не быть через некоторое время, он пошел к врачу. Третья причина – медицинская инфляция Медицинская инфляция оправданная и неоправданная. Оправданная – это просто повышение цен медицинскими учреждениями. И уровень медицинской инфляции в 2009-2020 годах был абсолютно неконтролируемым. По некоторым медицинским учреждениям он составил до 50 процентов за полтора года.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это накручивание цен, наверное.

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет, это просто повышение прейскуранта. И еще одна причина – это раскрутки медицинских учреждений. Они находятся на рынке, который регулируется спросом и предложением. В тот момент, когда у них спрос резко увеличился – по тем причинам, которые я назвала, — они и стали вести себя совершенно неадекватно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На 2009 годе мы сделаем небольшую паузу. Татьяна Кайгородова, член правления компании «Ингосстрах», у нас в гостях. Сейчас прервемся на новости и затем продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Татьяна Кайгородова, напоминаю у нас в гостях, член правления компании «Ингосстрах». Говорим мы о добровольном медицинском страховании. Заговорили об убыточности. До кризиса, если понимать убыточность, как обычные люди понимают – как некий минус в бизнесе – до 2008 года этого минуса не было, был плюсик, небольшой, но был. Да? А после 2008-го в кризис вы назвали четыре как минимум причины, по которым убыточность… по тому, как считают страховые компании, стала больше 100 процентов.

Т. КАЙГОРОДОВА: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А по-человечески…

Т. КАЙГОРОДОВА: Тем более, больше 100 процентов! Потому что, как считают страховщики, в убыточность включены только стоимость медицинских услуг. А расходы непосредственно страховщика это уже другой коэффициент, и по-другому называется. Да, в 2009 году убыточность у большинства крупных страховщиков перевалила глубоко за сотню.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что сейчас?

Т. КАЙГОРОДОВА: 2010 год для страховщиков это год, когда нормализуется убыточность. И ряд мероприятий, которые страховщики осуществляют для нормализации. Если говорить об «Ингосстрахе», у нас убыточность опустилась ниже сотни – где-то на уровне 94-95 процентов на сегодняшний день она составляет. И это в рамках того плана, который мы перед собой ставили.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если мне память не изменяет, своей собственной клиникой компания «Ингосстрах» обзавелась в 2008 году.

Т. КАЙГОРОДОВА: В 2007-м.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В 2007-м, но в конце.

Т. КАЙГОРОДОВА: Нет, в апреле.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Значит, немножко память меня подводит.

Т. КАЙГОРОДОВА: В этом апреле нам было ровно три года.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но все равно относительно недавно. Это было сделано для того, чтобы снизить убыточность, или для того, чтобы оказывать услуги людям больше, качественнее?

Т. КАЙГОРОДОВА: И то и другое. В равной мере и то и другое. И качество, и контроль себестоимости услуг.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хочу спросить наших слушателей: вызывает ли у вас больше доверия клиника, если она принадлежит страховой компании? Если да, эта клиника у вас вызывает больше доверия, то, пожалуйста, позвоните по телефону 660-06-64. Если нет – 660-06-65. Это некорректно, я понимаю. Но мы всегда делаем некорректно, задаем, я имею в виду, вопрос нашим слушателям. Есть клиники, которые принадлежат страховой компании, а есть все остальные клиники, больницы, лечебные учреждения. Какая из этих двух категорий у вас вызывает больше доверия? Вызывает у вас больше доверия клиника, если она принадлежит страховой компании, тогда позвоните 660-06-64. Татьяна все аргументы «за» высказала. Нет, не вызывает больше доверия такая клиника – 660-06-65. Чтобы вы не влияли на результаты голосования, я хочу круто поменять тему нашего эфира. Сколько помню, Сельцовский очень давно занимал пост руководителя московской медицины. И вот уже день, как мы без него живем. Как вы полагаете: изменится ли как-то ситуация в московской медицине, в страховании, добровольном страховании, обязательном в связи с отставкой Сельцовского?

Т. КАЙГОРОДОВА: Сложный вопрос, неожиданный вопрос. Надеемся, что да, скажем так. На самом деле, пока непонятно, какая политика будет проводиться. Будем ждать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что бы вам хотелось изменить? Конечно, в московском департаменте. Как в страховании, связанном с медициной, так и в самой медицине.

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, давайте говорить так. В Москве есть серьезный дефицит ряда специальностей и ряда коек. Вот приведу очень злободневный пример, пример, злободневный для всех страховщиков. Это детская инфекция. Каждый из нас, каждая мать рано или поздно сталкивается с ситуацией, когда ребенок заболел гриппом или ОРВИ. И если ОРВИ или гриппом заболел маленький ребенок до года, то часто приходит врач и к ужасу матери говорит о том, что ребенка надо госпитализировать, потому что уже развился бронхит или какие-то другие осложнения, или это кишечный грипп, который приводит к обезвоживанию. Это может быть не только до года, это может быть и в более старшем возрасте, но по статистике нашей, «Ингосстраха» количество детских госпитализаций по причине инфекции – интеровирусная или ротовирусная, или просто вирусная инфекция – оно больше 80 процентов. Так вот, к сожалению, детишек положить некуда! В Москве очень резко ограничено количество коек, куда можно положить детишек с инфекцией. Хотя еще раз повторюсь, что под инфекцией мы понимаем самые обычные вещи, но по инструкциям санэпидемстанции они не могут лежать в обычных отделениях. Должны быть специальные боксы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А если ребенку годик, то он с мамой должен быть.

Т. КАЙГОРОДОВА: А если до года, то там еще более высокие требования. Так вот, количество таких коек по Москве, коммерческих точно совершенно меньше 30-40, а государственных не больше сотни. И страховщики, и вообще люди сталкиваются с этой проблемой ежедневно, особенно в осенне-зимний период. К сожалению, власти не делают ничего для того, чтобы это изменить, а страховщики не могут построить свою детскую инфекцию, потому что там такие жесткие санэпидем требования, что выполнить их практически невозможно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прерву для начала голосование. 13,7 процентов всего лишь наших слушателей полагают, что клиника принадлежит страховой компании, то этой клинике можно больше доверять. Нет, клиника не вызывает больше доверия, если она принадлежит страховой компании. Так считают 86,3 процента наших респондентов. Что скажете?

Т. КАЙГОРОДОВА: Вы знаете, застрахованные «Ингосстраха»… 25-30 процентов из них выбирают нашу клинику «Будь здоров». Это наша статистика.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А у них есть право выбора.

Т. КАЙГОРОДОВА: У большинства. На самом деле все зависит от того, какую страховую программу вы купили. Но у большинства наших застрахованных есть сеть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Сколько стоит страховка?

Т. КАЙГОРОДОВА: Какая? Для кого? Для взрослого, для ребенка?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Стандарт. Простенько, но со вкусом.

Т. КАЙГОРОДОВА: Здесь все зависит от того, какое покрытие. От 20 тысяч и до бесконечности. ВИП-страховки могут стоить и 200 и 300 тысяч рублей в год. Самые простенькие могут стоить 20 тысяч рублей в Москве.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На этом мы вынуждены закончить. Татьяна Кайгородова, член правления компании «Ингосстрах», была у нас в гостях. О добровольном медицинском страховании мы говорили. Татьяна, спасибо вам!








Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире