'Вопросы к интервью
29 сентября 2010
Z Фактор риска Все выпуски

«Ингосстрах» — партнер Олимпиады 2014


Время выхода в эфир: 29 сентября 2010, 11:14

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов 14 минут в столице. Добрый день. Алексей Дыховичный у микрофона. Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», у нас в гостях. Александр, здравствуйте.

А. ГРИГОРЬЕВ: Добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: «Ингосстрах» — партнер Олимпиады 2014 года. Это стало известно 18 сентября, оргкомитет Олимпиады назвал будущего партнера Олимпийских игр – «Ингосстрах», так же, как и в 1980 году эта же компания российская стала…

А. ГРИГОРЬЕВ: Советская.

Материалы по теме

Станет ли Олимпиада 2014 года прорывом для России?

не станет
88%
станет
9%
затрудняюсь ответить
3%

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Советская тогда, да, совершенно верно, теперь российская стала партнером Олимпиады. Давайте немного еще, в двух словах, а может, не в двух, как получится, вообще, в принципе, поговорим об Олимпиаде. Вот та Олимпиада 80-го года, с вашей точки зрения, что она дала стране?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, 80-й год, те особенно граждане, кто помнит, как это было – это был определенный прорыв. То есть до этого времени социалистическому государству Олимпиады Международным олимпийским комитетом, по сути, не доверялись. И помимо всех экономических составляющих, которой Олимпиады всегда способствовали, ну то есть всегда была прибыль денежная, конечно, речь шла о политическом прорыве. Собственно, почему фигура Хуана Антонио Самаранча овеяна такой легендой, таким добрым отношением со стороны вот российских структур, граждан и так далее. Именно он был, если хотите, автором этого политического чуда. Напомню, что события Олимпиады 80— года – это набор совершенно разных факторов. Первая Олимпиада в социалистическом государстве. Выбор Москвы как столицы советского государства для проведения Олимпиады. Хотя напомню, что олимпийские соревнования проходили тогда не только в Москве. Там, регата была в Таллинне и так далее, напомню. Дальше подготовка к Олимпиаде. Действительно, это был определенный, если хотите, социально-экономический прорыв в 80-м году. То есть были построены к Олимпиаде объекты достаточно современной капиталистической инфраструктуры, которых до этого в Советском Союзе не было. «Шереметьево-2» — ярчайшая иллюстрация, когда был построен современный аэропорт. Гостиница «Космос». Москвичи в возрасте помнят, как мы ездили смотреть, когда ее строили, и потом, когда ее построили, эту гостиницу, какой это был архитектурный прорыв, совершенно новое что-то такое, невиданное. Таких объектов… ну, Гребной канал в Крылатском и так далее, и так далее. То есть были построены инфраструктурные спортивные объекты, которых, в принципе, страна до этого не знала. И конечно, это был прорыв. Дальше 79-й год – ввод советских войск в Афганистан и начало бойкота Олимпиады. И мир раскалывается надвое. И в этих условиях нужно было умудриться не только построить объекты, в общем, в чем больших сомнений-то не было, что будут построены олимпийские объекты, а вот что гости приедут, что их обслужат, как положено, что приедет достаточное количество спортсменов из достаточного количества стран и так далее, и в этих условиях Международный олимпийский комитет доверил Советскому Союзу, Москве и, соответственно, оргкомитету, советскому, социалистическому оргкомитету, это надо понимать, проведение Олимпиады, несмотря на политический бойкот со стороны, страшно сказать, тогда США, Англии, Германии, то есть ведущих спортивных стран мира. И в этих условиях Олимпиада была проведена. И самое интересное, до сих пор Олимпиада в Москве остается, с точки зрения страхового дела, самой «чистой» Олимпиадой. За время московской Олимпиады был зафиксирован 461 страховой случай. Меньше не было никогда.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А обычно сколько?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, несколько тысяч страховых случаев. Потому что условия страхования Олимпийских игр в каждую Олимпиаду, и зимнюю, и летнюю, происходят одинаковые абсолютно. С каждым годом, единственное, все более и более расширяющиеся условия, то есть охватывается все большее количество случаев, которые надо защитить. Так вот, происходит обычно несколько тысяч страховых случаев, потому что покрывается все – от сломанной ноги на арбузной корке до травмы в ресторане спортивной делегации, которая как-то не так, условно, там спортивно подвигалась, и возникла травма.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если это произошло на олимпийском объекте, да?

А. ГРИГОРЬЕВ: Если это произошло, хуже, не на олимпийском объекте, а в период Олимпиады. Если спортсмен или судья шел по улице и сломал ногу, в принципе, это покрывается. Вот московская Олимпиада — с точки зрения страхования, это абсолютный прорыв, ноу-хау и великолепная профессиональная работа менеджмента, того, советского менеджмента «Ингосстраха» по страхованию Олимпиады. И второе — само качество проведения Олимпиады, конечно, было выдающимся. В тех условиях исторических, которые мы помним хорошо – пустую Москву, отсутствие вообще каких-либо автомобилей, количество милиционеров и дружинников на улицах, контроль за спортивными объектами и так далее, и так далее, и так далее. Вот со всех этих точек зрения, Олимпиада была самой чистой.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Помимо объектов, которые вы перечислили… ну, это естественно, что строятся объекты такие специальные для проведения Олимпиады, спортивные и инфраструктурные, это происходит всегда. Помимо этого, Олимпиада 80-го года что-то дала еще стране, как вам кажется?

А. ГРИГОРЬЕВ: Вы знаете, я слышал в свое время очень интересные высказывания очень продвинутых людей, которые говорили, что Советский Союз и КПСС распались из-за двух вещей – из-за кока-колы и джинсов. И мне очень эта фраза нравится, потому что действительно в 80-м году мы узнали, что такое кока-кола как бутылка в магазине. Они появились, завод был построен, они стали появляться как вот обычная бутылка. До этого мы только слышали от тех счастливчиков, которые выезжали за границу, в капстраны, что есть кока-колы. Ну и джинсы то же самое. Поэтому ментально был приоткрыт вот тот железный занавес в Олимпиаду, это несомненно. И это происходило на фоне войны в Афганистане. То есть политически и идеологически Олимпиада была прорывом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Олимпиада 14-го года принесет ли что-нибудь аналогичное? Вроде все уже – и кока-кола, и «Доктор Пеппер», уже нечего…

А. ГРИГОРЬЕВ: И «Бентли» у нас больше, чем в Германии, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Нечего уже больше сюда везти.

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну я скажу две вещи, которые, наверное, важны. Конечно, Олимпиада – это важный прорыв, это проект номер один в стране. Это понятно. Это важный экономический прорыв. Ведь не секрет, что у нас значительное количество региональной промышленности, к сожалению, пока пробуксовывает, несмотря на какие-то там признаки оживления и прочее. Ну, трудно региональной промышленности. Олимпиада – это возможность создания рабочих мест и загрузки промышленных предприятий, которые должны производить качественную продукцию. То есть те предприятия, которые сейчас участвуют в изготовлении большого количества продукции для олимпийских объектов — конечно, это да. Второе, что очень немаловажно, нужно понять, может ли страна организационно, идеологически, именно идеологически производить такие объекты, как Олимпиада-2014. Здесь не имеет значения внутрикорпоративная конкуренция, конкуренция между компаниями, потому что здесь места хватит всем. Здесь не имеет значения состояние отдельного завода. Вопрос: как хозяева этого завода, готовы, условно, инновационно изменить свой завод, чтобы производить продукцию, которая нужна для производства Олимпиады и так далее? В этом смысле инновационное значение Олимпиады очень велико, на мой взгляд. Потому что нельзя построить спортивные объекты, которые не будут соответствовать нынешним требованиям не просто безопасности, а экологии. Ведь Олимпиада… вот два слова буквально. Олимпиада – это не просто спортивные соревнования. Страна берет на себя, проводя Олимпиаду, определенные обязательства в рамках МОКа — экологические обязательства, социальные, ну я уж не говорю, для меня самого это было большим открытием, антикоррупционные обязательства. Социальные обязательства. Ну вот паралимпийское движение – это же огромное движение, это не только спортивные сами соревнования. И так далее, и так далее. В этом смысле страна готова соответствовать подобным принципам или нет? Это уже из области идеологии. Мне кажется, в этом смысле Сочи очень важно: сумеет ли страна преодолеть неумение управлять целыми отраслями промышленности? Связь. Ну, потому что там нужна современная связь, широкополосная связь, онлайн и прочее, прочее. Можем ли мы управлять финансовыми потоками правильно? Как будет выглядеть экономика Олимпиады, с точки зрения оптимальности затрат, как будут выглядеть инженерные решения? Сочи как географический объект отнюдь не самый простой, отнюдь не самый простой. С Москвой, например, сравнивать нельзя. С точки зрения покрытия рисков природных явлений – наводнений, землетрясений, ураганов, селей и так далее – Москва, в общем, идеальное место. Сочи – отнюдь не идеальное место. Я уж не говорю об очень серьезном для страны, может, не инновационном риске, а политическом риске — юг России. Мы все с вами прекрасно понимаем ситуацию с точки зрения террористической угрозы и так далее. Так вот, для всех это определенная сверхзадача – страна может выполнить такой проект или нет? И здесь, однозначно, не родственные связи, не, если хотите, папы, мамы помогут. Здесь менеджеры в состоянии управлять этим проектом или нет? И жизнь выдвинет других менеджеров. Это важнейшее для нашей страны следствие проведения Олимпиады.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Экономический, инновационный, идеологический… я хотел сказать «кадровый», но это громко… идеологический прорыв.

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну это все очень связано. Посмотрите, ну, вот мы все свидетели последних событий: президент Медведев демонстрирует свою волю к, извините, изменению кадровой политики в стране.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хочу спросить наших слушателей. Вот вы выслушали мнение Александра Григорьева, генерального директора компании «Ингосстрах», компании, которая стала партнером Олимпийских игр 2014 года. Скажите, как думаете вы, станет ли Олимпиада 2014 года прорывом для России? Если, с вашей точки зрения, да, станет – позвоните, пожалуйста, по телефону 660-06-64. Если же нет, не станет – 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Итак, работает у нас голосование, все работает, компьютер работает. Станет ли Олимпиада 2014 года прорывом для России? Если да, станет – 660-06-64. Если же нет, не станет, с вашей точки зрения – 660-06-65. Голосование идет. Буду очень рад, если вы будете голосовать. Почему российский страховщик? Это как-то обусловлено правилами МОК?

А. ГРИГОРЬЕВ: Нет, как раз правилами МОК это не обусловлено. Прежде всего это обусловлено российским законодательством. Так как события и риски находятся на территории Российской Федерации при проведении Олимпиады, в соответствии с российским законодательством страховать это может только российский страховщик. Как раз правила МОК прежде всего нацелены на то, что страховщик, который защищает интересы Олимпиады и всех участников, а мы сейчас, наверное, об этом поговорим, это отнюдь не только  те, кто две недели будут участвовать, это намного шире – участники, так сказать, Олимпиады… У МОК основное требование – это надежность. То есть, не дай бог, какие события, то обязательное возмещение ущерба является главным приоритетом МОКа. Главным – обязательность возмещения ущерба. Второй важный аспект – своевременность и полнота возмещения ущерба. Понятно, что если, ну, представим, спортсмен за два дня до выхода на соревнование, которое будет освещаться телевидением, радио, газетами и так далее, спортсмен, ради которого зрители приходят, с ним что-то случается медицинское, например, ногу подвернул или заболел гриппом и так далее, и он не будет принимать участие в этом соревновании, интерес к соревнованию падает, соответственно. Так вот, важно своевременно обеспечить его защиту. Ну, в совершенно упрощенном виде – вовремя ему таблетку дать, и чтобы об этом думали не только врачи, но чтобы понимали, в том числе, и финансовый источник покрытия ущерба своевременен, существует, стоит рядом, как бы гарантирует и так далее, и так далее. То, что, собственно, называется страхованием.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Хорошо идет, я имею в виду голосование. Я напомню вопрос. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, станет ли Олимпиада 2014 года прорывом для России? Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», перечислил, вот по каким критериям, с его точки зрения, станет… Все, вам слово уже на эту тему… извините, Александр, вы уже на эту тему высказались. Станет ли прорывом экономическим, инновационным, идеологическим, с точки зрения Александра Григорьева? Если да, с вашей точки зрения, станет, то, пожалуйста, позвоните по телефону 660-06-64. Если вы думаете, что нет, не станет – 660-06-65. Еще до конца новостей голосование будет идти. Вы являетесь партнером, то есть вот договор о партнерстве. Не о страховании, а о партнерстве. Что это значит?

А. ГРИГОРЬЕВ: Это Оргкомитет Сочи-2014 имеет разные номинации в области транспорта, банковского дела, в том числе страхования. Это как раз общее требование МОКа. В номинации «Страхование» есть конкурс «Оргкомитет выбрал партнера». Составной частью туда попадает как страхование как защита интересов Олимпиады, собственно, я как раз на эту тему хотело дополнить, так и участие во всех олимпийских принципах, движениях, мероприятиях и так далее – от социальных до экологических. И в этом смысле страховой партнер является во многом экспертом. Ну, например, знаменитые асбестовые дела 60 – 70-х годов. Это, так сказать, культовое дело в страховании, когда сотни компании обанкротились во всем мире из-за асбестовых рисков. Экологически неправильный материал, наносит вред. Так вот, если вы партнер Оргкомитета, значит, вы смотрите на то, правильно ли, с точки зрения экологии, возведен объект, например. И вы говорите: вы знаете, как бы тут материал неправильный, это будет нанесен ущерб десяткам тысяч участников и так далее, и так далее. И потом, соответственно, страна будет нести ответственность за это безобразие. В этом смысле роль страховщика как партнера, она абсолютно шире, чем вот просто выплатить по несчастному случаю какой-то ущерб.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я остановил голосование, давайте расклад уже после новостей. Он любопытен. Александр Григорьев у нас в гостях, генеральный директор компании «Ингосстрах». Сейчас новости на «Эхе», через пять минут продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», у нас в гостях. ««Ингосстрах» — партнер Олимпиады-2014» — так звучит тема нашего эфира. До новостей у нас было проведено голосование. Мы спросили наших слушателей: «Считаете ли вы, что Олимпиада 14-го года грядущая станет прорывом для России?». Ну, это вопрос восприятия. С моей точки зрения… Во-первых, очень репрезентативно, почти 350 человек, 349 человек приняли участие в голосовании. И с моей точки зрения, очень многие сказали, что да, станет. Но это вопрос восприятия, что есть много, что есть мало. 12 процентов – «да, станет», 88 процентов – «нет, не станет». Вы хотели что-то сказать по этому поводу. Вот теперь у вас есть возможность, но уже имея цифры.

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну на самом деле важнее, оригинальнее было бы сказать до, потому что уверенность в том, что не 88 и 12, но точно, что большинство скажет «не станет», я был уверен в этом просто по понимаю как раз важности этого мероприятия. Вот в этом и состоит идеологический прорыв. Регрессивность нашего мышления, как вот населения, ну, если хотите, консервативность этого мышления в связи с теми правилами, теми обычаями и той, если хотите, практикой нашей общественной, социальной жизни, которая сложилась за последние лет 20, это фактор, который действительно накладывает отпечаток на нашу жизнь и на восприятие, здесь вы абсолютно правы, каждого отдельного человека, оптимизма, перспективы в будущем и так далее. В этом смысле я не случайно говорил о менеджменте, что менеджеры, которым доверено проведение этой Олимпиады, они могут опровергнуть это массовое консервативное сознание. Из задача – это сверхзадача. Но когда Олимпиада, а я очень хочу в это верить и верю в это, будет проведена, то вот тогда будет интересно обсудить это, что прорыв-то произошел.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На тему «проведена, не проведена» мы обязательно поговорим. Если можно, парочку таких вопросов…

А. ГРИГОРЬЕВ: Мы это страхуем, поэтому мы верим в то, что…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У меня есть вопрос на эту тему от нашего слушателя. Он спрашивает как-то очень лаконично: «А она будет?». А на какую сумму вы это страхуете? На какую сумму вы гарантируете то, что она будет? Сколько вы заплатите, если…

А. ГРИГОРЬЕВ: Буквально два абзаца, чуть-чуть пошире, чем просто ответ, на сколько. Любая Олимпиада, и зимняя, и летняя, проводится в соответствии с требованиями и правилами МОКа. И Олимпиада — я повторяю, это не только само мероприятие в течение двух – трех недель, это еще и Паралимпийские игры, это несколько лет строительно-монтажных, организационных, инфраструктурных работ. Это огромные поставки материалов, продуктов, запчастей и прочего, прочего для проведения. Это огромные телевизионные аудитории, это рекламные аудитории, это туристический рынок и так далее, и так далее. Это реально миллиарды людей, которые имеют отношение к возможным событиям вокруг Олимпиады, связанным с Олимпиадой и так далее, и так далее. И МОК определяет объемы ответственности для Национального олимпийского комитета. В 80-м году по требованию Международного олимпийского комитета «Ингосстрах» страховал ответственность за срыв, непроведение или отсрочку в проведении Олимпиады на 10 млн. швейцарских франков. Ну, если взять, пересчитать 80-й год на сегодняшний, это 100 миллионов долларов сейчас было бы. Нынешние условия требований МОКа – это 150 миллионов долларов как риск непроведения, срыва Олимпиады, который и будет застрахован.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как-то очень немного, я ожидал каких-то более серьезных цифр.

А. ГРИГОРЬЕВ: Если вы возьмете это же… Есть общий лимит, есть лимит по одному случаю, когда вы… Всего вот московская Олимпиада была застрахована на 1 млрд. долларов. Общая ответственность, которая…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А, риск непроведения…

А. ГРИГОРЬЕВ: Да, вот риск непроведения на 10 млн. швейцарских франков. Ну, например, «Би-Би-Си», принадлежащая Англии, страховала сама риск непроведения Олимпиады и потери свои на 40 млн. фунтов английских в 80-м году.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но уже не в «Ингосстрахе», а в какой-то там у себя, да?

А. ГРИГОРЬЕВ: У себя в Англии, да, да, да. Поэтому это вопрос оценки риска. Есть требования МОКа, который оценивает, что ему придется в свою очередь раскошелиться перед теми, перед кем он окажется, условно, виноватым за то, что Олимпиада не произойдет, и, соответственно, какие убытки туристы, газеты, официальные партнеры понесут и так далее. Определяется это методиками МОК и так далее. Общий лимит, объем страховой ответственности, который «Ингосстрах» исчисляет – это несколько миллиардов долларов по Олимпиаде, начиная от строймонтажных рисков, которые впрямую могут влиять на непроведение Олимпиады, до количества застрахованных спортсменов, судий, членов команд, гостей и так далее. Ответственность по каждому случаю, по каждому одному физическому лицу доходит до 200 тысяч долларов по одному человеку.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Несколько миллиардов долларов – это общая ответственность «Ингосстраха» по всем рискам.

А. ГРИГОРЬЕВ: Общая ответственность «Ингосстраха» за Олимпиаду-2014.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А вот нашему слушателю Юрию Кулешову, который спросил «А она будет?» вы отвечаете, что, с вашей точки зрения, будет, и я на это ставлю 150 млн. долларов компании, которую я возглавляю.

А. ГРИГОРЬЕВ: Абсолютно верно. Это страховой подход к оценке риска. В любом страховом деле это не гадание, это оценка риска. Это не лотерея, повторяю, а это именно оценка риска. Мы считаем, что существуют какие-то риски. Если бы, например, мы считали, что Олимпиады в любом случае не будет, то мы бы в этот партнерский договор не входили бы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Перестраховываете как-то риски?

А. ГРИГОРЬЕВ: Конечно, конечно. Мы их на несколько миллиардов долларов перестраховываем.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В западных компаниях?

А. ГРИГОРЬЕВ: В западных, международных, капитализированных компаниях, которые готовы взять риск Олимпиады-2014. Например, в Олимпиаду московскую 1980 года перестраховать те же 10 млн. швейцарских франков было очень тяжело в условиях бойкота. Профессионализм работников «Ингосстраха», советских менеджеров того времени был выше всяческих похвал.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А кстати, сам бойкот был страховым случаем тогда, нет?

А. ГРИГОРЬЕВ: Нет, бойкот не является страховым случаем.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Выбор страховой компании был на основе… Там был тендер, или как это происходило?

А. ГРИГОРЬЕВ: Да, официально тендер, Оргкомитет проводил тендер. Он разослал официальные условия проведения, какие у него запросы, требования, пригласил к участию в тендере компании, которые посчитали возможным участвовать, подали заявки. И соответственно, Оргкомитет выбирал. Он не сообщал нам о критериях. То есть, условно, веса, удельные веса, как разные факторы влияют и какая у них методика оценка, нам не сообщалось. Нам после подведения итогов тендера было сообщено, что те предложения, которые мы сделали, для Оргкомитета оказались наиболее приемлемыми.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Пытался ли кто-нибудь демпинговать?

А. ГРИГОРЬЕВ: Не знаю, просто не знаю. Это не открытый тендер, где вы видите, условно, тариф. Я повторяю, это тендер на участие в партнерстве. Это имеет три составляющих – партнерства как маркетинговые, то есть там, где мы спонсируем Оргкомитет, то есть мы даем деньги. Второе – это принятие на себя обязательств по участию в принципах олимпийского движения и соблюдение их как партнером, а это обязательное условие, там очень много. И третье – это, собственно, условия страхования. Вот из этих трех составляющих Оргкомитет по какой-то своей методике определял. Поэтому демпинг по тарифам по страхованию – это всего лишь одна составляющая, которая могла оцениваться Оргкомитетом. Но кто какие тарифы давал, нам не сообщалось.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Очень коротко, буквально три секунды на ответ. Вы тарифы как-то делали ниже специально для Олимпиады?

А. ГРИГОРЬЕВ: Нет, нет, нет. Мы считали справедливый тариф с учетом составления резервов и с учетом определенной нашей прибыли.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что ж, спасибо вам. Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», был у нас в гостях. Александр, еще раз спасибо.

А. ГРИГОРЬЕВ: Спасибо. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире