'Вопросы к интервью
13 октября 2009
Z Фактор риска Все выпуски

Страховое мошенничество и кризис


Время выхода в эфир: 13 октября 2009, 11:14



А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов 13 минут в столице, добрый день, Алексей Дыховичный у микрофона, и у нас в гостях Александр Гуляев, директор департамента анализа и защиты информации компании «Ингосстрах», здравствуйте Александр.

А. ГУЛЯЕВ: Добрый день Алексей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр нас будет сегодня учить мошенничать на страховом рынке. Так оно или нет?

А. ГУЛЯЕВ: Да, наверно, в некоторой степени.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И при этом расскажет, что за это бывает.

Материалы по теме

Считаете ли Вы преступлением обман страховой компании?

да, считаю
73%
нет, не считаю
25%
затрудняюсь ответить
2%


А. ГУЛЯЕВ: Естественно, я уже имел честь выступать перед радиослушателями вашей компании, и мы тогда говорили о ситуации на страховом рынке в относительно нормальном 2008-м году, и делали определённые прогнозы. И вот сейчас мы прожили год в условиях кризиса, и как предполагалось, количество страховых мошенничеств по сравнению с прошлым 2008-м годом возросло, и существенно. Достаточно назвать только те цифры, которые связаны только с нашей компанией. В этом году нами выявлено 849 фактов страховых мошенничеств за 9 месяцев, и предотвращено незаконных выплат на 350 миллионов рублей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А в прошлом году?

А. ГУЛЯЕВ: В прошлом году было всего 539 фактов мошенничеств, что мы уже тогда считали довольно высокой цифрой. То есть количество страховых мошенничеств на рынке только по данным нашей компании возросло на одну треть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Общее количество полисов не выросло пропорционально?

А. ГУЛЯЕВ: Общее количество полисов остаётся видимо одним и тем же, поскольку рынок состоит из тех же самых людей, просто идёт перераспределение портфелей между страховыми компаниями.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, у вас общее количество полисов?

А. ГУЛЯЕВ: Да, в нашей компании примерно на треть увеличилось количество страховых полисов, приобретённых в этом году.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Таким образом, мошенничество в общем и не увеличилось пропорционально?

А. ГУЛЯЕВ: Понимаете, оно всё равно увеличивается, и причём меняются тенденции по сравнению с прошлым годом. Оно мельчает, фактов становится больше, сумма извлекаемая становится меньше. Я могу сказать, что сегодня средняя цена мошенничества снизилась с 90 тысяч до 73-х тысяч, а количество возросло. Этому есть свои определённые объяснения, за счёт того, что армию мошенников пополняют так называемые дилетанты. Могу объяснить, откуда это всё происходит. Это ведь голая статистика. Если заглянуть глубже, финансовые проблемы бизнеса в значительной степени сказались на материальном благополучии населения, результатом чего стало резкое снижение работоспособности, и самого этого материального благополучия, и одним из следствий того положения вещей становится стремление отдельных лиц поправить своё материальное положение именно неправомерными способами. То есть, как я уже сказал, ряды страховых мошенников пополняются за счёт лиц, которые в более благоприятных условиях были вполне законопослушными гражданами. То есть пополняют армию мошенников дилетанты в большей части.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Люди, которые с их точки зрения, вынужденно идут на этот путь?

А. ГУЛЯЕВ: В общем-то, эти люди идут на преступление по причине иногда действительно элементарной безысходности. Можно понять ситуацию, когда в стране за предыдущие предкризисные 3 – 4 года сформировался довольно устойчивый средний класс. Когда люди имели постоянный доход, довольно высокую заработную плату, личный бизнес, люди научились работать с банками, со счетами, с кредитами, приобретались дома, дачи, дорогостоящие машины, получались кредиты. И вот в один день всё это благополучие рухнуло, дорогая фирма, или любимая фирма провалилась, бизнес перестал приносить доход, доллар поднялся в цене, машина подешевела, недвижимость подешевела, а обязательства перед банками остались, и они возросли, и банки требуют возмещения обслуживания кредитов, или возврат этих кредитов. Человек оказывается в безысходной ситуации, и вот в этот момент его взгляд падает на полис КАСКО, в котором обозначена страховая сумма за его машину, которая значительно превышает рыночную стоимость этой машины на сегодняшний день, потому что страховая компания несёт обязательства именно в размере той суммы, за которую машина застрахована. И вот тут в предприимчивой голове российского гражданина начинают возникать различные способы, как получить эти деньги уже со страховой компании, чтобы рассчитаться с банком, с долгами, и решить в какой-то мере свои проблемы. Отсюда и возникают огромные количества спонтанных мошенничеств.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Когда вы говорите слово мошенничество, вот мошенничество в моём понимании, не зная уголовного кодекса, но в моём понимании это некое осознанное действие, когда человек понимает и знает, что он обманывает.

А. ГУЛЯЕВ: Естественно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Соответственно, когда вы говорите мошенничество, это же надо доказать, что человек осознанно это делал. Вы говорите слово мошенничество, вы подразумеваете, что было доказано, но доказано не в суде, по крайней мере.

А. ГУЛЯЕВ: Мы здесь уже опускаемся как бы в юридический вопрос этой ситуации. Ведь преступление это общественно опасное деяние, которое является действием или бездействием, осознанным или неосознанным. Совсем необязательно, чтобы преступник, совершающий мошеннические действия, осознавал то, что он обкрадывает в данном случае именно страховую компанию. И вообще вопрос квалификации, это вопрос правоохранительных органов, следствия, суда, и так далее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Очень часто между людьми, клиентами страховых компаний и самими страховыми компаниями возникают какие-то трения.

А. ГУЛЯЕВ: Мы сейчас не называем наших клиентов преступниками, мы сейчас говорим о самом явлении, то есть попыток обмана страховых компаний, попыток завладения деньгами страховых компаний неправомерными способами. И мы сейчас это объединяем единым словом мошенничество.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Во-первых, вот этот момент меня навёл на мысль о том, что мы на эту ему сейчас проголосуем, у нас будет сейчас интерактивное голосование.

А. ГУЛЯЕВ: Да, мне тоже будет очень интересно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вопрос мы сформулируем, мы сейчас вернёмся, мы же забыли совершенно, немного нам надо будет отвлечься на другую тему от мошенничества к кубку Кремля перейти, не имеющему никакого отношения к мошенничеству.

А. ГУЛЯЕВ: Но имеющий отношение к компании «Ингосстрах».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, так мы сейчас сформулируем вопрос. Считаете ли вы преступлением обман страховой компании. Вы пока на эту тему подумаете. А пока вы думаете, я хочу разыграть два билета на кубок Кремля на 20 октября, кубок Кремля по теннису, который проходит с 17-го по 25-е октября. И ещё есть пара часов, часы, две штуки. Для того чтобы получить этот приз, необходимо ответить на вопрос, почему мы сейчас в эфире задаём этот вопрос, по одной простой причине, как Александр уже сказал, «Ингосстрах» является…

А. ГУЛЯЕВ: Спонсором.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Не помните каким? В общем, спонсором кубка Кремля. И собственно говоря, вопрос такой. Какой российский теннисист 5 раз подряд становился победителем турнира кубка Кремля. Ответ мы принимаем по телефону прямого эфира 363-36-59. Итак, скажите, пожалуйста, какой российский теннисист 5 раз подряд становился победителем кубка Кремля. Не буду я вам давать подсказки, это неинтересно, я думаю, что вы без подсказок прекрасно ответите. Алло, здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Доброе утро.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Здравствуйте.

Слушатель: Я думаю, что это Евгений Кафельников.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы знаете, вы абсолютно правы, с 1997-го по 2001-й год. Я так понимаю, что ваш номер телефона у нас не определился, вернее определился, 750 который?

Слушатель: Нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Не определился. Тогда вы, собственно говоря, не вешайте трубку. Сейчас наш звукорежиссёр возьмёт телефон и запишет. Есть у нас такая возможность? Нет, нет у нас такой возможности. Вы пожалуйста, пришлите по СМС свой номер телефона. Сможете быстро это сделать?

Слушатель: Хорошо.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И билеты, и всё остальное, собственно говоря, уже ваше. Действительно, Евгений Кафельников, даже неинтересно, с ходу отвечают на вопросы. А теперь давайте перейдём к интерактивному голосованию. Возвращаемся к мошенничеству, и я хочу задать слушателям вопрос. Считаете ли вы преступлением обман страховой компании. Если да, вы полагаете, что это есть, самое что ни на есть обычное преступление, то ваш телефон 660-06-64. если вы полагаете что это не преступление, то ваш телефон 660-06-65.

Идёт голосование.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Итак, говорим мы сегодня в эфире о мошенничестве в страховании. У нас в гостях Александр Гуляев, директор департамента анализа и защиты информации компании «Ингосстрах». Говоря об этом, мы задаём слушателям наш вопрос для интерактивного голосования. Считаете ли вы преступлением обман страховой компании. Если да, вы полагаете, что это самое настоящее, обычное, от других не отличающееся, преступление, то ваш телефон 660-06-64. Если вы считаете, что обмануть страховую компанию это не преступление, то ваш телефон 660-06-65.

А. ГУЛЯЕВ: Я вступаю снова опять в разговор. Расскажу два – три способа обмана страховой компании, связанных с теми тенденциями, процессами, о которых я говорил раньше. Именно из самой методики обмана многие радиослушатели смогут даже правильно оценить своё понимание, преступление это или не преступление. Итак, что делает наш сегодняшний мошенник дилетант. Оказавшись на грани финансовых трудностей, он начинает искать способ как получить деньги со страховой компании за свою резко подешевевшую машину. Что может быть, самое простое, это инсценировка угона. Это когда машина передаётся некоему перегонщику, который имея на руках ключи…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А может не передаётся, она продаётся.

А. ГУЛЯЕВ: Нет, сначала передаётся, который вывозит эту машину в одну из южных соседних республик, через некоторое время перегонщик возвращается в Москву, возвращает владельцу ключи, ПТС, и после чего можно спокойно идти в милицию и заявлять об угоне. Это очень распространённый способ. Есть более простой способ, когда машину никуда не надо угонять, её просто надо разобрать, продать в любую станцию техобслуживания на запчасти, и после этого заявить в угон. Однако тут есть проблемы. Проблема в том, что здесь в процессе участвуют несколько человек, и есть возможность, что информация уйдёт куда-то, и возникнут проблемы с правоохранительными органами. Кроме того неплохо стали работать органы таможни, органы ГИБДД, системы определения машин, которые на улицах города. И в связи с этим это стало довольно рискованным способом. И поэтому многие наши оппоненты идут по другому пути, это путь затоталить машину, то есть подвергнуть её уничтожению на 60 – 70 процентов, в связи с чем страховая компания обязана, забрав себе тотальные остатки, выплатить полную стоимость машины. Как правило, это либо поджог, лило авария. Поджог это самый простой способ, нужно оставить следы действий неких неустановленных лиц, которые по какой-то причине машину эту подожгли, или же совершить аварию, в результате которой машина получает тотальные повреждения. Сложность заключается в том, что нам, сотрудникам безопасности страховых компаний, приходится довольно сложно доказывать вот эти явления. Здесь как говорится, не всегда празднуем победу мы, часто победу празднуют мошенники.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте я для начала остановлю голосование, достаточно уже я думаю. Как вы полагаете, как разделились голоса?

А. ГУЛЯЕВ: Я думаю, что 50 на 50.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Практически верно. 51 процент считают, что это преступление, и 49 процентов слушателей считают, что обмануть страховую компанию это не есть преступление.

А. ГУЛЯЕВ: В общем, это вполне сопоставимо с теми тенденциями, которые мы наблюдаем в психологии людей, с которыми мы общаемся в процессе урегулирования таких убытков.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут никак не придёт мне СМС от человека, который правильно ответил на вопрос, который мы задали, приз некому отдать. Вот тут имя пришло.

А. ГУЛЯЕВ: Это вы уже имеете в виду кубок Кремля?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, я просто беспокоюсь, что у нас и билеты, и часы, и всё это надо отдать. Так, всё есть. С этим делом мы разобрались.

А. ГУЛЯЕВ: У нас завис вопрос с наказанием.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, что грозит человеку. Вот вы говорите, что дилетанты, это значит люди, которые относительно честно до кризиса, а кризис вроде как бы их заставил.

А. ГУЛЯЕВ: Они дают себе определённые возможности решить (неразборчиво). Ну что ждёт недобросовестного страхователя. Самое лёгкое наказание это отказ в выплате. Однако есть и более серьёзные случаи, о которых мы информируем компетентные органы, когда возбуждаются уголовные дела, и я могу сказать, что за 9 месяцев текущего года мы подали в правоохранительные органы около 200-т заявлений о данных фактах, по которым более чем в 30-ти случаях возбуждались уголовные дела. И что самое интересное, что эти дела довольно быстро расследуются, быстро идут в суде. И у нас сегодня мы почти каждый день получаем приговоры судов по этим уголовным делам.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Реальные сроки?

А. ГУЛЯЕВ: Да, реальные сроки. Я могу сказать, что приговоры идут от 1-го до 7-ми лет лишения свободы, это уже когда связано с персоналом. А так до 6-ти лет больше лишения свободы. Но надо отметить, что суды в данном случае определённую гуманность по отношению к данным преступникам исповедуют, что как правило, давая от 1-го, 2-х, 3-х лет лишения свободы, одновременно применяется такая мера, как отсрочка применения наказания и так далее. Но условием этого является, что в процессе расследования уголовного дела наш виновный возвращает страховой компании весь размер убытка который она понесла. И как только мы получаем эти средства, то суд уже более гуманно относится к данному преступнику.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 6 лет это вот за поджог машины можно, вот за что 6 лет?

А. ГУЛЯЕВ: Преступления бывают не только спонтанные, не только одноразовые, а бывают групповые, много эпизодные, и так далее. Я здесь взял полностью вопрос о мошенничестве.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я имею в виду как раз ту категорию людей, которые…

А. ГУЛЯЕВ: От 1-го до 3-х лет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Реально можно получить?

А. ГУЛЯЕВ: Да, срок наказания от 1-го до 3-х лет с отсрочкой или без отсрочки, условно или не условно. Это сегодня практика судов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Люди, которые непрофессионально этим занимаются, наверно должны это знать, что может произойти.

А. ГУЛЯЕВ: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр Гуляев у нас в гостях, директор департамента анализа и защиты информации компании «Ингосстрах». Мы говорим о страховом мошенничестве, мы прервёмся сейчас на 5 минут на новости и рекламу и затем продолжим.

Идут новости.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр Гуляев, директор департамента «Анализы и защита информации» компании «Ингосстрах», у нас в гостях, мы говорим о страховом мошенничестве, идут вопросы любопытные, Сергей из Ростова спрашивает: «А не возникает ли у страховой компании соблазна выдать реальную ситуацию за попытку мошенничества, чтобы не платить конечно».

А. ГУЛЯЕВ: Нет, конечно нет. Дело в том, что главный закон для страхового бизнеса даже не смотря на наличие кризисных явлений, это обязанность исполнять свои обязательства перед страхователями, то есть, выплачивать. Это является главным законом страховой компании, платить по своим обязательствам. И поэтому, службы безопасности действительно занимаются вопросами исследования страхового случая, для того, чтобы выявить в огромном количестве страховых случаев вот тех самых мошенников, о которых мы говорим, но это абсолютно не имеет никакого отношения к огромной армии добросовестных страхователей, которые попали в неприятный страховой случай. И страховая компания платит всем добросовестным страхователям ну а уж мошенники – они знают, по какой причине, и почему им отказали.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Чудесные, белые и пушистые страховщики… Я не хочу читать сейчас…

А. ГУЛЯЕВ: Я не могу сейчас отвечать за весь страховой рынок, я говорю только от лица той компании, в которой работаю.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А придётся.

А. ГУЛЯЕВ: На знамени «Ингосстрах» написано: ««Ингосстрах» платит всегда».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Придётся, потому, что ну, я сейчас более-менее приличное. Ну хорошо, вот Виталий. Потому, что таких сообщений достаточно много сейчас. «Страховой бизнес – это паразитизм, особенно в России. Основанный на запугивании человека». Пишет Виталий. Таких сообщений, не то, чтобы катастрофических много, но таких сообщений аналогичного свойства, достаточно много. Люди пишут об обратном, то есть о том, что с их точки зрения, страховые компании мошенничают, по отношению к своим клиентам. Не называя, в общем, я тут даже не вижу не одного названия страховой компании. То есть, это общее ощущение о страховщиках.

А. ГУЛЯЕВ: Это общее обывательское ощущение, которое возникает в результате того, что люди видит верхнюю часть айсберга, видят ту ситуацию, когда страховые компании продают свои услуги, получая от граждан деньги. Но никто не видит вот этой нижней части, когда страховая компания платит. Я для примера скажу. Ну, не входя в точные цифры, могу сказать ориентировочно. Допустим, компания «Ингосстрах» в прошлом году собрав 52 миллиарда рублей со своих клиентов, выплатила своим клиентам более 36 миллиардов. Вдумайтесь в эту цифру 36 миллиардов выплачено гражданам страховых денег. Представьте себе, что эти люди остались без страховой защиты, не имея полиса. Это на такую сумму люди потеряли бы средств. И вот я считаю, что это ответ на вопрос этого радиослушателя.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так. Вот, собственно говоря, любопытный вопрос: «Где больше мошенников, в ОСАГО или КАСКО»? Перед тем, как вы ответите на этот вопрос, я предлагаю послушать небольшую плёночку.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ: «Один из самых распространённых примеров страхового мошенничества, в России являются договорные ДТП. С введением 28 февраля 2009 года системы прямого урегулирования убытков, когда потерпевший может обращаться в свою компанию за возмещением убытка, ситуация с погоней за лёгкими 25 тысячами рублями возмещения, усугубилась. Как правило, якобы сталкиваются два автомобиля, грузовик и иномарка средней ценовой категории. Знакомый сотрудник ГИБДД выдаёт застрахованному владельцу иномарки поддельную справку. Затем, страхователь обращается в свою страховую компанию за выплатой, где в качестве аргументов предоставляет пакет поддельных документов, и царапину сомнительного происхождения».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это история про ОСАГО.

А. ГУЛЯЕВ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А вот, собственно говоря, спрашивают: «Где больше мошенничества, в ОСАГО или в КАСКО»?

А. ГУЛЯЕВ: Если брать количество фактов, естественно ОСАГО – это более массовый процесс. То есть, ОСАГО охватывает всех автовладельцев и автолюбителей. КАСКО – это выбор граждан. И естественно, в ОСАГО больше нарушения, больше злоупотреблений, больше фактов мошенничества. Это естественно. Но суммы, которые теряют страховые компании по КАСКО, они конечно больше. Хотя фактов естественно меньше. Но вот за счёт того, что ОСАГО, оно приносит и меньше доходов страховой компании, я могу сказать, что на сегодняшний день, ОСАГО для страховых компаний, вот как раз вопреки мнению многих радиослушателей по поводу «Жирного кота, который объелся сметаны», образно так сказал, что ОСАГО на сегодняшний день практически становится уже нерентабельным бизнесом. То есть, количество суммы выплат страховых компаний по ОСАГО, иногда превышает суммы, полученные страховой компании от автовладельцев.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, об этом говорили с самого начала его возникновения, потом стали говорить о том, что в разных регионах по-разному, а сейчас вы констатируете факт, что для «Ингосстрах», раньше это было прибыльно, а теперь становится убыточно.

А. ГУЛЯЕВ: Становится убыточно. С каждым днём, всё больше и больше.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Из-за чего? Из-за мошенничества?

А. ГУЛЯЕВ: Нет, я считаю, из-за массовости ДТП, и из-за мошенничества в том числе.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Действительно, с введением закона этой весной возросло…

А. ГУЛЯЕВ: Конечно. Я могу сказать, что количество страховых случаев, которые сейчас приходят на мониторинг так называемых служб безопасностей страховых компаний, оно увеличилось от одной трети, до половины.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, на 30 процентов.

А. ГУЛЯЕВ: На 30-50 процентов, буквально за полгода.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Автоподставы. Такая тема ещё есть чудесная. Страхование и автоподставы, в общем-то это связанные вещи, и…

А. ГУЛЯЕВ: Конечно, потому, что ведь в основе автоподстав именно идёт попытка мошенничества, связанная с автострахованием. Потому, что здесь происходит имитация ДТП, со стороны преступного элемента. Но это уже здесь не дилетантизм, здесь как раз работают профессионалы. И жертвами организаторов автоподстав являются профессиональные преступники, которые этим занимаются каждый день. Автоподстава – оно на каком-то этапе, где-то вот в 2007-2008 году она уже начала уходить в прошлое, потому, что люди в общем-то благодаря средствам массовой информации много узнали об автоподставе, увидели передачи, посмотрели, как их обманывают, и в общем-то, все начали правильно действовать. Сегодня автоподстава вдруг резко снова вернулась на рынки, и она вдруг видоизменилась. Она стала этакой интеллигентной, красивой. Если раньше автоподстава была что такое? Ударили вашу машину, выходят из машины трое – четверо бритоголовых парней в кожаных куртках…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Там кидали бутылку, насколько я знаю…

А. ГУЛЯЕВ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: С водой, а потом подходили и ещё чиркали там…

А. ГУЛЯЕВ: Нет, метод нанесения повреждения, так сказать имитации, он остаётся тот же. Разборка становится совсем другая. Сейчас никто никому не угрожает, никаких бит, никаких пистолетов. Сейчас выходит респектабельный мужчина в галстуке, начинает объяснять, что его машина принадлежит каким-то правоохранительным органам, что она дорогостоящая, что она напичкана оборудованием, и что ремонт этой машины обойдётся значительно дороже, чем вот этот самый полис ОСАГО…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А почему люди ведутся, как их всё-таки разводят? Потому, что у человека действительно есть страховой полис.

А. ГУЛЯЕВ: Я скажу так. Тут срабатывает элементарная правовая безграмотность граждан. Нужно помнить даже, что есть вы совершили ДТП, если вы виноваты в этом ДТП, если вы даже уехали с места происшествия, страховая компания всё равно обязана осуществить выплату по ОСАГО. И не надо бояться.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все знают, а всё равно разводят.

А. ГУЛЯЕВ: Да. Просто здесь нужно гражданам понять, что существует определённый алгоритм действий, который нужно неизменно выполнять. Я даже готов дать это рецепт, если вы позволите.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Можно я… Так мало времени осталось, я просто слышал, что порой, даже чуть ли не блокируют мобильный телефон…

А. ГУЛЯЕВ: Да. Это мы каждый день узнаём о случаях, когда наш потерпевший нам рассказывает о том, что с места происшествия он звонил по телефону и в страховую компанию, и в ГИБДД, и даже на станцию техобслуживания, и ему там объяснили, что он не получит возмещения, не получит помощи, ремонт машины стоит безумных денег. Оказывается, в машине разгонщика находится специальное устройство, которое блокирует его мобильный телефон, и набирая номера вот этих своих консультантов, он на самом деле разговаривает с оператором, посаженным преступниками.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В общем, оказывается, это правда, такие истории. Время наше закончилось, извините всё, вынужден заканчивать, Александр Гуляев, директор департамента «Анализы защиты информации» компании «Ингосстрах», был у нас в гостях, Александр, спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире