'Вопросы к интервью
28 декабря 2007
Z Фактор риска Все выпуски

Авторское право в сфере мобильного маркетинга; судебные перипетии


Время выхода в эфир: 28 декабря 2007, 12:08

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Наши гости – Григорий Халдей, президент компании ГДМ-групп, Григорий, здравствуйте.

Г. ХАЛДЕЙ: Добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А также Александр Костанянц, адвокат компании ГДМ-групп, Александр, добрый день.

А. КОСТАНЯНЦ: Добрый день, рад приветствовать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Адвокат у нас здесь неслучайно, мы говорим, в том числе, и о конфликте с уголовным делом, со всеми делами. Конфликт между ГДМ-групп, которую представляете вы, или «Гигафон» еще.

Г. ХАЛДЕЙ: Да, «Гигафон» — это один из проектов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И есть еще такая компания «Суперфон», президент которой, Олег Тетерин, в настоящий момент объявлен в розыск, как пишет «КоммерсантЪ». И речь идет об интеллектуальной собственности, о том, что якобы он что-то у вас похитил, так я понимаю, да, из интеллектуальной собственности, пытался использовать или использовал организацию, свою собственную компанию. Сейчас уголовное дело.

Г. ХАЛДЕЙ: Если разрешите…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То, что я прочитал, то, как я понял то, что я прочитал. Вы, пожалуйста, уж объясните и разъясните, что да как. Григорий Халдей.

Г. ХАЛДЕЙ: Добрый день еще раз. Олег Тетерин был нанят на работу в виде управляющего директора в компанию ГДМ-групп.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. к вам?

Г. ХАЛДЕЙ: К нам на этот проект. Соответственно, после года работы человек вместо того, чтобы работать на компанию. Соответственно, он скопировал все документы, технологические документы, подал заявку, помимо того, что ему была задача подать заявку от компании ГДМ-групп, он подал заявку от своей собственной компании. У него стояла задача привлечь некоторые инвестиции в компанию на этот проект, что он успешно сделал. Только сделал это для себя, привлек инвестиции в свою собственную компанию, куда он успешно вывел всю нашу технологию, и продал эту технологию одному из высоко стоящих людей в нашем правительстве. После чего и начались разные происшествия, после чего, соответственно, в эту компанию было вложено, по моей информации, около 25 млн., чего не могли сделать мы. И появилась компания «Суперфон», активная реклама по всему городу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Даже в правительстве?

Г. ХАЛДЕЙ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И, собственно говоря, это ваша версия на сегодняшний день, я так понимаю, ничего не доказано или что-то доказано?

А. КОСТАНЯНЦ: Позвольте мне.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Конечно, Александр Костанянц, адвокат.

А. КОСТАНЯНЦ: Спасибо. Вопрос доказанности имеется в виду процессуальный, да, т.е. в рамках какого-то расследования, ведения дела.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если слово берет адвокат, то по-другому и не бывает.

А. КОСТАНЯНЦ: По-другому не бывает, поэтому позвольте мне с точки зрения закона, опираясь на закон и опираясь на факты. Да, действительно, то, что сказал мой доверитель, уважаемый Григорий Александрович Халдей, президент компании ГДМ-групп, это, действительно, так. И это нельзя рассматривать как его заинтересованное какое-то положение в деле, поскольку на сегодняшний день следствием установлен факт грубейшего нарушения, незаконного использования запатентованного, охраняемого законом, патентом изобретения. Следствием также установлен факт нанесения ущерба в особо крупном размере. На сегодняшний день я имею право объявить эту цифру, она свыше 7 млн. руб., это установлено следствием. В связи с этим Тетерин привлечен как обвиняемый по данному делу, поскольку он не является на соответствующие действия, то он объявлен в розыск. Более того, меня просто поражает, а, с другой стороны, и импонирует действие вокруг защиты так называемой, т.е. оказание юрпомощи «Суперфону», т.е. то, что факт очень интересный. 22 октября 2007 года Тетериным была подана жалоба на обжалование, на признание незаконными и необоснованными действия следственных органов, которые расследуют сегодняшнее дело в отношении него. И удивительно то, что постановление от 23-го, аж на сутки, от 23 октября, удовлетворило данную жалобу. Т.е. за сутки. 24-го была подана мной жалоба на обжалование данного постановления. 19 ноября московская городская коллегия по уголовным делам Московского городского суда отменила данное постановление, признав его незаконным и необоснованным, и отправила, с точки зрения объективности, на новое рассмотрение в тот же суд, но в иную инстанцию. 11 декабря 2007 года этот же суд отказал в удовлетворении жалобы, признав вышестоящее мнение и решение суда правильным и обоснованным. Это говорит о том, что «Суперфон», помимо, безусловно, неоспоримого факта хищения собственности и продвижения ее, видоизменения, продвижения ее в своих интересах, он обладает неким определенным даром, если можно так с юмором сказать, убеждать суд, и суд идет по убеждению, понимаете? Этот вопрос очень интересный.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я тоже удивлюсь, тогда я тоже удивлюсь. Так, единственное, что, уголовное дело кем, это прокуратура?

А. КОСТАНЯНЦ: Да, уголовное дело.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Меня удивляет, каким образом ГДМ-групп убеждает прокуратуру, потому что я очень часто слышу от представителей силовых структур о том, что там это спор хозяйствующих субъектов. И мы не намерены занимать чью-либо сторону и влезать в этот спор. Такая просто стандартная фраза, которая то и дело, причем, когда речь идет значительно о более, я бы сказал, явных вещах, т.е. не об интеллектуальной собственности, что это такое, непонятно, а когда речь идет, не знаю, о недвижимости, об имуществе, четко стоит, все понятно. Силовые ведомства, представители говорят, спор хозяйствующих, мы не влезаем. А тут уголовное дело, не просто, тоже удивляет.

А. КОСТАНЯНЦ: Позвольте ответить на ваше удивление.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В общем, да, конечно.

А. КОСТАНЯНЦ: Дело в том, что то, о чем мы говорим, это подследственность, отведенная уголовно-процессуальным кодексом, именно следственным органом прокуратуры. Такова эта подследственность, и вы правы, она не на слуху, поскольку следственные органы на слуху занимаются расследованием, скажем, по убийствам, по тяжким и т.д., по должностным. А эта 147-я статья, 146-я, она относится к авторскому, защите авторских прав или же интеллектуальной собственности в соответствии с 147-й, не имеет определенной практики, не имеет определенной не то, что практики, а не имеет определенной, скажем, статистики. В этой ситуации, конечно, говорить о прокурорском расследования данного дела, с точки зрения подследственности, конечно, это непривычно. Это не привычно ни обывателю, собственно говоря, ни процессу уголовному, понимаете? В связи с этим я бы хотел отметить, что и на следствие выходит определенное давление со стороны «Суперфон». И, в общем, все выдерживается в рамках закона, т.е. то, о чем вы задаете вопрос, это предусмотрено законом, т.е. уголовно-процессуальный кодекс рассматривает уголовные дела в отношении статьи 147-й, т.е. незаконное использование, скажем, изобретений и т.д., в порядке подследственности прокурорской. Это не хозяйственный спор, это не экономический спор. Это спор о праве, это нарушение интеллектуальной собственности, нарушение норм уголовного права.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Теперь по поводу нарушения, я так понимаю, что человек поработал у вас в компании в течение одного года, потом ушел из компании, открыл свой бизнес, аналогичный вашему. Кому где это вообще запрещено? Имеет полное право. Каким образом доказано, что, действительно, произошло хищение? Я, извините, я сегодня уйду, открою свое радио, имею полное право.

А. КОСТАНЯНЦ: Позвольте мне ответить, поскольку, в общем, это юридический вопрос. Тетерин был приглашен в соответствии с договором, есть трудовая книжка, есть запись в трудовой, есть трудовое право, в конечном счете, юридическое.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Где нельзя запретить человеку в будущем заниматься аналогичной деятельностью.

А. КОСТАНЯНЦ: Безусловно, дело в том, что поскольку с ним был подписан договор о неразглашении тайны, неразглашении коммерческой тайны, и он был допущен к данному проекту сугубо конфиденциально, для развития именно марки «Гигафон», т.е. товарный знак «Гигафон», для чего и были ему даны документы. Вместо того, чтобы зарегистрировать товарный знак «Гигафон» и развивать данную услугу в рамках «Гигафона», он регистрирует товарный знак «Суперфон», совершенно другую компанию, потом учреждает компанию, то, что сказал Григорий Александрович. Учреждает уже компанию «Суперфон», т.е. разные вещи, и начинает развивать данную услугу, получив информацию именно в компании «Гигафон», в компании ГДМ-групп. Все тонкости, все подробности, связанные с матрицей, связанные с носителями программными и т.д., он получил там. Т.е. эти секреты публично в изобретении патентном, которое опубликовано в сайтах, это положено так, они там не указаны. Там указано только лишь описание изобретения. А сама технология запуска, он ее изучил в рамках, уже находясь на должности, только тогда он мог иметь доступ получить программное обеспечение. После чего он его скопировал, по всей вероятности, поскольку он действует очень аккуратно и очень правильно, он начал регистрацию с программных обеспечений, свою регистрацию уже, видоизменив. И сегодня он имеет уже изобретение, видоизмененное, базу, которую он взял, естественно, безусловно, без сомнения, находясь официально, юридически доказано, в компании «Гигафон», об этом свидетельствует трудовая книжка, договор.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это уголовно наказуемо? Я просто хочу тоже понять.

А. КОСТАНЯНЦ: Это факт хищения интеллектуальной собственности и продвижения, видоизменения и продвижения его дальше не в интересах компании «Гигафон», да, уголовно наказуемо. Об этом свидетельствует статья 147-я, часть первая, на основании которой, в общем, и было возбуждено уголовное дело, идет расследование, на сегодняшний день оно в стадии завершения. Вот в двух словах так.

Г. ХАЛДЕЙ: К сожалению, господин Тетерин все время отсутствовал и не появлялся ни у прокурора, ни на допросах. Его адвокаты постоянно находили причины в последний день, чтобы он не приходил. В последний раз причина была, он заболел и лежал в больнице с психическим расстройством. Но после того, что адвокаты вместе с прокуратурой решили проверить, как он там лежит в больнице и лечится, после этого было зафиксировано то, что в больнице он не находится, после этого попросили его еще раз прийти, что он до сих пор и не сделал.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Теперь что касается непосредственно самого изобретения. Речь идет, как пишет пресса и специальная, в том числе, пресса, пишет о получении рекламы, некого рекламного сообщения в момент входящего звонка на мобильный, я так понимаю. Мне звонит мобильный телефон, там на экране что-то такое – покупайте это или еще что-то. И звуком, может быть, тоже, да?

Г. ХАЛДЕЙ: Нет, звука нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Звука нет, только картиночка какая-то. Идет какое-то рекламное, это статичная заставка, просто любопытно?

Г. ХАЛДЕЙ: На самом деле, сегодня есть разные технологии, это как статичный баннер, это и динамичный баннер, включая видеоролик.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Эта история запатентована, да? Не понимаю, объясните мне, как это можно запатентовать, нельзя, во время входящего звонка, нельзя запатентовать рекламный ролик между, в середине фильма, телеканал такой-то говорит – мы запатентовали в середине фильма, начинает судиться со всеми остальными телеканалами, пусть они показывают между фильмами, а мы запатентовали в середине. Это нельзя запатентовать, нельзя запатентовать шитье на швейной машинке, можно запатентовать угольное ушко не на основании иголки, как обычно, а у острия. «Зингер» это сделал, до сих пор получает деньги, насколько я знаю. Что вы запатентовали? Нельзя запатентовать то, о чем вы говорите, как я понимаю.

Г. ХАЛДЕЙ: На самом деле, у нас, у ГДМ-групп, имеется два патента, один американский, действующий от даты 2004 года, соответственно, один русский. Так вот, в Америке, к счастью, можно запатентовать бизнес-способ, как сам бизнес-способ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Шитье на машинке швейной?

Г. ХАЛДЕЙ: Да. Соответственно, именно поэтому американский патент появился раньше, чем русский. Соответственно, следующим нашим действием было то, что мы запатентовали евразийский патент от номера 007757, который описывает нашу технологию именно доставки информации во время входящего звонка и входящего смс. Плюс есть некоторые, скажем так, особенности этой технологии, которые описаны в этом патенте. Поэтому, честно говоря, у нас запатентован и бизнес-способ, и технология.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Бизнес-способ в Америке.

Г. ХАЛДЕЙ: Бизнес-способ будет защищаться в Америке и в европейских странах, в частности, в 192 странах, там, где сегодня поданы заявки. И на территории евразийских стран будет запатентована и есть уже запатентованная технология, уже выдан патент, на сайте находится и тот, и другой патент, можно спокойно изучить и посмотреть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Размах у вас, размах, 192 страны.

Г. ХАЛДЕЙ: Кстати, я хочу добавить, что сегодня «Гигафон» — одна из немногих, и ГДМ-групп – одна из немногих русских компаний, которые не продали технологию на Запад, а которые сами, российская компания развивает российскую технологию во всех западных странах, включая Азию, включая Индию, включая Европу.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если можно, о патенте российском, а не американском, потому что мне, честно говоря, непонятно. Я просто не понимаю, как это можно запатентовать, шитье на швейной машинке, это выше моего понимания, я не понимаю, слава богу, я там не живу, поэтому и хорошо, они там отдельно, что-то там у них свои законы. Так запатентовано что-то такое, что, на ваш взгляд, или, может быть, на взгляд прокуратуры было похищено? Вот что меня интересует. Т.е. в России, я имею в виду по российскому патенту, а не по американскому, прокуратура-то российская.

А. КОСТАНЯНЦ: Да, очень правильный вопрос. Итак, в развитие выступления моего доверителя Григория Александровича Халдея, президента компании «Гигафон», я бы хотел отметить, что евразийский патент 007757 четко говорит о том, что защищен, охраняется патентом метод и система для публикации рекламных сообщений в системе мобильной связи. Это понятие, это изобретение нарушено. Каким образом, следствием установлено. На основании постановлений нескольких основных и дополнительных о назначении патентоведческой и технической экспертизы, следствием были поставлены именно вопросы, которые, в общем, и вы поставили. Судебные эксперты и специалисты в области патентоведческой экспертизы дали однозначно свое заключение, а именно в том, что в изобретении, в использовании рекламных роликов, иных действий, связанных с продвижением данной услуги, компанией «Суперфон» нарушены все признаки независимой формулы способа данного изобретения. Это чисто такой технический, можно сказать, термин, который я, собственно говоря, тоже изучил как юрист, не обладая данными познаниями. Но эксперты однозначно сделали вывод о том, что именно компанией «Суперфон» по представленным материалам уголовного дела нарушены все признаки. А это говорит о том, что нарушен патентный закон, в котором четко говорится о том, что нарушение статьи 10-й, нарушение как раз-таки и связано на нарушении права и обязанности патентообладателя, что является, соответственно, основанием для уголовного процесса, поводом для возбуждения уголовного дела. Т.е. юридически получается, что уголовное дело возбуждено на основании нарушения патентного закона, как законодатель распорядился и дал право, без заключения экспертизы следствие не возбудило бы уголовное дело. Т.е. следствие возбудило уголовное дело на основании полученных познаний научных в лице судебных экспертов, зарегистрированных министерством юстиции России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, а есть ли вообще из-за чего, что называется, сыр-бор разводить в том плане, это, скорее, вопрос к Григорию Халдею, в плане объемов рекламы? У меня мобильный телефон, я им пользуюсь очень активно, мне ничего не приходит, никакой рекламы, слава богу, на самом деле, Григорий, до меня вы еще не добрались. Объем этого рынка, он каков?

Г. ХАЛДЕЙ: Во-первых, я хотел бы чуть-чуть сделать ремарку, это не реклама, а это подача той информации, которая интересует нашего пользователя. На сегодняшний день, хотел бы просто с самого начала сказать, как можно отличить инноватора от человека, который крадет, в принципе, если уважаемые слушатели зайдут на сайт «Гигафона» 15 января, вы сможете увидеть разницу между тем сервисом, который продвигала компания «Суперфон», и между тем, что продвигает компания ГДМ-групп, в частности, «Гигафон». И разница будет огромная и в сервисах, и в технологиях, потому что нам пришлось идти вперед, развиваться для того, чтобы, в принципе, показать на рынке, кто на самом деле развивает и придумывает, а кто забирает и крадет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Лучшая защита от воровства интеллектуального – это развиваться быстрее, чем успевают воровать.

Г. ХАЛДЕЙ: Да, а что касается рынка, да, вы правы, действительно, на сегодняшний день ввиду того, что этот рынок достаточно молодой в России, мы достаточно активно развиваем наш бизнес на Западе, при этом контактируем с крупными западными рекламными компаниями, например, как Групп-М, WPPM, Омником Групп, и эти компании на сегодняшний день, зная, что у нас операционный бизнес в России, они готовы нас поддерживать. Соответственно, и заводить новые объемы бюджетов на российскую территорию ввиду того, что мы с ними работаем еще и в других странах.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А на сегодня объем рынка?

Г. ХАЛДЕЙ: На сегодняшний день объем рынка небольшой, в России этот максимум, в прошлом году это было миллионов 20, вся контентная реклама.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Рублей?

Г. ХАЛДЕЙ: Нет, долларов. Вся контентная реклама составляла около 100 млн. долларов. В принципе, в России рынок рекламы, он небольшой и может расти только за счет повышения цен.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы сейчас прервемся, у нас будет еще 5 минут. О самой услуге тоже, я думаю, вы расскажете, Григорий Халдей, президент компании ГДМ-групп, и Александр Костанянц, адвокат компании ГДМ-групп, у нас в гостях. Сейчас новости на «Эхе».

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Напоминаю, у нас в гостях Григорий Халдей, президент компании ГДМ-групп, и Александр Костанянц, адвокат компании ГДМ-групп, сейчас мы уже, собственно говоря, говорим о мобильной рекламе. Хорошие очень вопросы пришли. Надежда спрашивает – не понимаю, запатентован вход рекламного спама на входящем звонке? Я как пользователь против. Надежда, я так понял, что не только звонки, но еще и смс-ки. Чем ваша услуга отличается от спама, очень хорошо, от Аркадия, на каких типов аппаратов она не будет действовать, спрашивает Аркадий, наверное, с целью приобрести именно этот аппарат, на котором это будет все невозможно запустить. Отвечайте, пожалуйста.

Г. ХАЛДЕЙ: На сегодняшний день на нашу услугу пользователь соглашается сам.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, еще раз?

Г. ХАЛДЕЙ: Т.е. на сегодняшний день мы не посылаем всем подряд сообщения, а как это происходит, человек сам отправляет запрос на короткий номер для того, чтобы получить наше приложение на свой телефон, который позволит ему в будущем…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что это его заставляет?

Г. ХАЛДЕЙ: Что его заставляет, она ему позволяет в будущем иметь бесплатный GPRS-траффик, т.е. иметь бесплатный Интернет, позволяет ему иметь бесплатный контент, потому что те средства, которые мы выплачиваем ему на его счет за просмотр рекламы, ему хватает для того, чтобы заплатить за свой телефон, пользователь может выбрать за то, чтобы, соответственно, купить тот или иной контент, который выставлен у нас на витрине в медиа-магазине. Соответственно, или оплатить ту или иную услугу, которую можно оплатить электронным платежом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е., еще раз, человек, который получает вместе с входящим звонком или смс некий рекламный пакет какой-то…

Г. ХАЛДЕЙ: На основании разрешения пользователя мы ему доставляем ту информацию, которая подходит ему по тому профилю, который он нам передает для того, чтобы подключить услугу, сначала ты должен отправить смс, получить это приложение на телефон, потом заполнить анкету, в которой мы получаем профиль человека. И поэтому зная профиль человека и его интересы, мы ему доставляем только ту информацию, которая подходит ему по профилю. Т.е. если человек не курит…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Не курит, еще ладно, бросает курить, в этот момент ему приходит реклама сигарет, ему хочется убить того, кто это сделал.

Г. ХАЛДЕЙ: Ему не приходит реклама сигарет, потому что если он бросает курить, он в анкете указывает – я не курю, поэтому этому человеку никогда не придет реклама сигарет. Мы за то, чтобы поставлялась та реклама, целевая реклама только тем людям, которые этого хотят.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Кстати, и работодателю, на самом деле, интересно, зачем ему платить деньги за рекламу товаров, не знаю, зачем мне рекламировать, не знаю, какие-то женские причиндалы, в которых я ничего не понимаю, зачем за это деньги платить.

Г. ХАЛДЕЙ: Абсолютно точно, более того…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хочу уточнить, человек, который получает эту рекламу, он, я так понял, получает какие-то деньги, вы сказали?

Г. ХАЛДЕЙ: Да, на сегодняшний день он получает деньги, но, начиная с января этого года, мы переводим деньги в электронную валюту, которую мы сегодня создаем, при помощи которой люди могут, наши клиенты смогут расплачиваться этой электронной валютой в виде скидок, например, в магазине «Найк». Например, человек подписался на получение рекламы, спортивная реклама, соответственно, допустим, компания «Найк» или «Адидас» делает ему рекламу. За это платят, мы так назвали, гигабакс, это электронную валюту, соответственно…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Эка вы.

Г. ХАЛДЕЙ: …с получением этой электронной валюты человек может прийти в магазин, заплатить 10 гигабаксов и получить на 10 долларов скидку для получения этого продукта.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так, какие-то задержки с деньгами, с приходами есть? Александр интересуется, даже свой телефон прислал, из Ижевска, 150 руб., говорит, задолжали, не даете.

Г. ХАЛДЕЙ: Да, дело в том, что это не зависит от нас, это зависит от биллинга. Ввиду того, что наши биллинговые партнеры сегодня должны накапливать определенную сумму на счету, для того, чтобы делать перечисления, именно из-за этого есть и задержки, вот и все.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тогда получит?

Г. ХАЛДЕЙ: Конечно, получит. Когда накапливается должная сумма на их счету, минимальная сумма, которую они могут перевести, после этого проходит платеж.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Григорий, у вас пять секунд.

А. КОСТАНЯНЦ: Да-да, я буквально отвечу, вы совершенно справедливо, Алексей, сказали о том, что похищают интеллектуальную собственность, видоизменяют ее, разукрашивают, а потом дальше начинают ее продвигать. Действительно, это один из методов уклонения от ответственности, латентность заключается в том, что, изучив эту технологию, изучив способ, видоизменив его, продвигая уже не от имени собственника, т.е. основного, добросовестного правообладателя, а это от себя либо от другой компании, в этом, по мнению нашего оппонента, он считает, что он не нарушает никаких прав, что он не нарушил закон. Это его мнение субъективное. Оно закреплено его, действительно, регистрационными документами на программу, его программу, в его лице и т.д. И в связи с этим он считает, что он не нарушает. Но все его развития, они основаны на его основной, базовой…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Григорий, вынужден вас уже совсем прервать.

А. КОСТАНЯНЦ: Спасибо.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Потому что уже все, к сожалению, прошу прощения, Александр. Александр Костанянц, адвокат группы компаний ГДМ, и Григорий Халдей, президент компании ГДМ-групп, были у нас в гостях. Не успели договорить. Спасибо вам.

Г. ХАЛДЕЙ: Спасибо.

А. КОСТАНЯНЦ: Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире