'Вопросы к интервью
10 февраля 2009
Z Фактор риска Все выпуски

Проблемы и перспективы развития страхового рынка в новом году


Время выхода в эфир: 10 февраля 2009, 11:14

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 11 часов 12 минут в столице. Добрый день! Алексей Дыховичный у микрофона. И у нас в гостях Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах». Александр, здравствуйте!

А. ГРИГОРЬЕВ: Добрый день!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА». Здравствуйте, Павел!

П. САМИЕВ: Доброе утро!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы говорим о перспективах страхового рынка в новом году, 2009-м. У нас масса всяких тем и историй. Давайте, для начала, вот просто двумя словами. Александр и Павел, каковы перспективы?

Материалы по теме

Сократите ли Вы свои расходы на страхование в 2009?

да, буду сокращать
59%
нет, сокращать не буду
33%
я затрудняюсь ответить
9%


А. ГРИГОРЬЕВ: Я думал, как характеризовать то, что нас ждет. Вообще, мне пришло именно два слова на ум. Многие из нас смотрели фильм «Идеальный шторм». Вот я думаю, что для страхового рынка 2009 год – это идеальный шторм.

П. САМИЕВ: Если в двух словах, то впервые за всю историю развития российского рынка, рынок испытывает, действительно, кризис по-настоящему. Но, наверное, это как раз будет и оздоровление. Опять же впервые такое явное оздоровление, очищение от мелких, ненадежных компаний. Вот что нас ожидает.

А. ГРИГОРЬЕВ: Естественный отбор или неестественный отбор.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Перед выздоровлением еще и температура и всякое прочее – так обычно бывает в жизни. Давайте, тогда вот с чего начнем. Буквально вчера – именно вчера! — я ехал в районе Крымского моста. Два товарища столкнулись, как я понимаю, не вызывая ГАИ. Рискуя жизнью, реально рискуя жизнью, потому что это было утром, в сторону центра. Люди мерили рулеткой какие-то расстояния… без гаишника. Насколько я знаю, вот этот самый европейский протокол и прямое урегулирование убытков – это немножко другая история… Все это дело вводится лишь 1 марта. Не знали, не в курсе? Что…

А. ГРИГОРЬЕВ: Я думаю, что как раз вы были свидетелем наиболее продвинутых страхователей, которые придут к страховщикам ОСАГО, я думаю, что 2 марта. И расскажут, что у них 1 марта случилось ДТП.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А на самом деле, оно случилось…

А. ГРИГОРЬЕВ: Вот тогда, когда вы видели. И я думаю, что это одна из ярчайших иллюстраций той пены, которую нам предстоит всем как рынку пережить при введении двустороннего урегулирования без протокола. В этом нет ничего необычного. Страховщики об этом говорят, и мы этого опасаемся, но наиболее предприимчивые или наиболее продвинутые в профессиональном страховом смысле люди, они постараются урегулировать свои проблемы , связанные с ДТП и своей ответственностью, за счет страховщиков. Но это нормально! Это для всего мира нормальное явление. У нас это начнется 1 марта.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, это была реальная авария…

А. ГРИГОРЬЕВ: Я думаю, что это была реальная авария.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ребята вышли, посмотрели: вроде какие-то царапины, давай… да ну, зачем нам ГАИ…

А. ГРИГОРЬЕВ: Дождемся 1 марта и заявим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но они могут попасться! А если отложат? Ведь сейчас такой разговор, что вроде бы немножечко повременить с этим делом.

А. ГРИГОРЬЕВ: Вот Павел, как эксперт, может сказать… Мы как участники рынка, нам кажется, что не отложат. Нам, «Ингосстраху» кажется, что не отложат.

П. САМИЕВ: Я думаю, да. Уже откладывать поздно, потому что готовилось все долго, и времени осталось мало. Если форс-мажор только какой-то произойдет, — что вряд ли – тогда, может, отложат.

А. ГРИГОРЬЕВ: Есть другая проблема — об этом десять ведущих страховщиков писали министру финансов. Есть целый ряд нерешенных вопросов, для решения которых во многом осталось 20 дней. И без решения этих вопросов, конечно, первый период, 2-3 месяца введения этих новых правил, будет означать огромное количество неясностей. Как для клиента, так и для страховых компаний! Как для регулятора, так и для …(неразб) саморегулируемые организации, которые будут пытаться регулировать эти ситуации. Поэтому нас ждет большое количество споров, дискуссий, неясностей, если хотите, скандалов, эмоций и так далее. Но за 2-3 месяца, я думаю, возникнет ясность: кто, как регулирует, какие обязанности , как операционно страховые компании будут осуществлять это прямое регулирование, и так далее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Какие узловые точки этих конфликтов и скандалов, на ваш взгляд?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, они все перечислены были в том письме, которое я назвал. До сих пор нет методики единой оценки, до сих пор нет…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: это к прямому урегулированию относится?

А. ГРИГОРЬЕВ: Да, да!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Одна компания посчитала так, а другая говорит: а чего это вы много посчитали. Это же речь идет об ОСАГО!

А. ГРИГОРЬЕВ: Об ОСАГО, об ОСАГО…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Эта обязательная… вроде как методика должна быть единая, если это обязательная государственная…

А. ГРИГОРЬЕВ: Реально несколько государственных органов должны утвердить… Специально их не будут называть, потому что потом, я так понимаю, в районе 1-2 марта будет выяснение: кто же все-таки виноват. Вот это не наш вопрос. Государственные органы должны между собой решить и сделать это, для того, чтобы дать, прежде всего, не страховым компаниям , а прежде населению четкий инструмент взаимодействия со страховыми компаниями. Методика оценки ущерба, операционная методика, как определить в момент аварии какие там признаки есть… 25 тысяч рублей – не 25 тысяч рублей. Такие простые вещи, но они будут жизненны, они будут каждый день в каждом ДТП. Вызывать гаишника или не вызывать…такие элементарные вещи. Как рассчитываться компании, как компании будут платить и так далее. Но есть совсем смешной вопрос – с 1 марта все ДТП подвержены по ОСАГе этому урегулированию, или только по полисам, которые выписаны с 1 марта?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это вопрос?..

А. ГРИГОРЬЕВ: До сих пор не решен. В законе это не указано. Поэтому страховщики тоже ждут многие вещи. Но то, что не касается населения, — это налоговые вопросы до конца еще не решены, но это отдельный вопрос, это касается только нас, страховые компании.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И еще 25 тысяч рублей с падающим курсом…

А. ГРИГОРЬЕВ: Это другой вопрос! Это методологический вопрос. Просто эффект от введения вот этого «безгаишного» урегулирования, на самом деле, будет резко ослаблен именно в связи с курсом. Дело в том, что 25 тысяч рублей, которые указаны, по сути, — это царапина. Все, что кроме царапины, все равно будет попадать в обычное регулирование.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Причем, на одной детали, да?

А. ГРИГОРЬЕВ: Да, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Но это частный случай. От этой истории «идеальный шторм» не произойдет, я думаю.

А. ГРИГОРЬЕВ: Если говорить о 2009 годе, вот об этом тезисе «идеальный шторм», нас ждет… я употребляю в широком смысле – прежде всего, население, — ждет несколько проблемных позиций, которые, тем или иным образом, будут разрешены. Первое, это надежность страховой компании, и решение каждой семьи или каждого человека, для него самого или для его семьи, куда идти страховаться. До этого существует еще один тонкий вопрос: идти ли  вообще страховаться? Второй вопрос – как страховая компания будет осуществлять выплаты? Третье – как будет выглядеть данный вид страхования на рынке? Ну, вот ОСАГО – один из вариантов. Есть другие проблемы, например, Дейтон-КАСКО. Понятно, что возникнет в условиях нестабильной финансовой системы значительное количество компаний, — на самом деле, они уже возникли, тут нужно оговариваться – которые, по сути, уже не планируют платить населению страховые случаи. Они уже планируют уходить с рынка. Их задача, как мы понимаем, — собрать деньги и покинуть рынок.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Почему именно сейчас?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, сейчас финансовый кризис, и легко списать на кризис.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, ребята, извините, но… — кризис! И что, таких вот…

А. ГРИГОРЬЕВ: Дело в том, что регуляторы – и Минфин, и страховой надзор пока не выработали достаточно жестких и оперативных мер по регулированию этого процесса. Это не только вина или беда регуляторов – это проблема, прежде всего, законодательная.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, по городам российским сейчас бродят страховые агенты, которые собирают страховые взносы в компании, которые заведомо , реально, сегодня уже знают, что они не будут платить. Это так?

П. САМИЕВ: Да, собственно, главная проблема для рынка  — что такие компании, они, в принципе, могли бы выживать и даже чего-то выплачивать, если рынок растет темпом… увеличивается на 30 процентов в год, на 40 процентов в год, как было до сих пор, собственно. Пять лет рынок рос достаточно высоким темпов, и компании практически все, даже если они неэффективно работают, они в общем-то могли существовать, потому что эти денежные потоки, они постоянно увеличивались. Пирамида, в общем-то, да? Как только потоки…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Зачем нам сбегать с рынка, если все растет, да?

П. САМИЕВ: Да, да. Он растет, и даже можно выплачивать, и агентам можно платить 30 процентов комиссию, 40 процентов. И случаи такие на рынке были и сейчас есть. И когда рынок вдруг останавливается, что, собственно, сейчас и произошло, особенно, когда банки перестали кредиты выдавать – а это был один из главных каналов продаж для страховых компаний – резко сокращается приток взносов, а убытки, они же все равно остаются. И плюс еще расходы…

А. ГРИГОРЬЕВ: …причем они растут!

П. САМИЕВ: Они растут, да, потому что специфика страховой компании в том, что она получила премии, взносы в прошлом году, а платить ей еще нужно будет и в этом, и так далее, да? И понятно, что как только деньги перестают приходить, есть соблазн их и не отдавать, раз они уже…

А. ГРИГОРЬЕВ: Но возникает естественным путем проблема ликвидности! И вот тогда возникает этот соблазн.

П. САМИЕВ: Но специфика, в принципе, этого рынка – в отличие от всех остальных финансовых рынков – в том, что, допустим, если мы возьмем банк, там есть некий срок выплаты по обязательствам. Допустим, депозит или облигация. Есть срок, в этот срок банк не смог выплатить клиенту или инвестору – значит, он банкрот. У страховой компании вот этот срок, он неявен. Если произошел страховой случай, нужно еще… можно через суд доказывать, было это реально или нет. Или до какого-то срока… такой час Х, когда можно понять – банкрот компания или нет – такого четкого срока нет. Поэтому такие компании могут существовать, в принципе, и год, и полтора, и собирать…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И продолжать собирать…

П. САМИЕВ: …и собирать взносы с клиентов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Этим они уже давно не платят, а с других они все еще собирают?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, самый яркий пример на страховом рынке – это все сейчас знают название – ГСА, который… лицензию отозвали на прошлой неделе, а она не платит уже года полтора, и вокруг этого идут многочисленные обсуждения – она никому не платит, а новые взносы собирает.

П. САМИЕВ: Шли и шли, да. Причем даже за какое-то время до отзыва лицензии был уволен практически полностью весь штат, а взносы все равно шли! То есть, нет уже людей, которые физически могут урегулировать… а взносы можно собирать!

А, ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр, вы еще обмолвились о том, что идти ли вообще страховаться, да?

А. ГРИГОРЬЕВ: Ну, эта тема понятная в условиях кризиса и бюджета компаний, и бюджета каждой семьи. Люди смотрят, и менеджеры смотрят, есть ли деньги на страхование. В условиях кризиса каждый принимает решение самостоятельно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я предлагаю устроить голосование и спросить об этом слушателей. Какое решение примете вы в условиях кризиса? Сократите ли вы свои расходы на страхование в 2009-м году? Интерактивное голосование я запускаю. Если да, вы сохраните свои расходы, то есть, будете страховаться в том же объеме, что и раньше, то ваш телефон 660-06-64. Если вы сократите свои расходы на страхование, тогда ваш телефон 660-06-65. Голосование пошло.

А. ГРИГОРЬЕВ: Не влияя на голосующих… Нужно смотреть на эту позицию абсолютно экспертно. Всегда и во всем мире, и в нашей стране, всегда есть категория семей, которые, в принципе, не страхуются. Потому что тот бюджетный глава семьи, который принимает решение, считает, что в его семье это не случится. И в условиях кризиса логика того, что вот я этот год кризисный, который у меня тяжелый, маленькие доходы, попробую… надеюсь, у меня вот 10 лет ДТП не было, и моя квартира не горела, ну, и не будут я страховаться. Эта логика имеет право на жизнь, и она в условиях кризиса всегда усиливается. С другой стороны, есть логика так называемая экономическая, когда семья понимает, что когда у нее были хорошие доходы, и даже если бы она не была застрахована, то за счет своих доходов она бы закрыла проблему ремонта, залива, ДТП, ремонта машины, ДМС для семьи, детей и так далее. В условиях, кризиса, когда доходы семьи падают, если случится страховой случай, у семьи не будет средств, для того, чтобы закрыть эту брешь в бюджете. Эти две логики, собственно, создают ту неизвестность, о которой говорят все – и страхнадзор, и страховщики. Мы не знаем, как в условиях разрастающегося кризиса будет поступать население. То есть, мы это увидим. После чего можно будет какие-то выводы делать. Я думаю, что реально понять, сокращение или не сокращение бюджетов семьи и компаний на страхование – у компаний, кстати, более однозначная позиция, там понятно, что бюджеты на страхование будут сокращаться, — но мы увидим где-то к лету. Вот реально к лету будет понятен масштаб бедствия, масштаб этого шторма.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут вот еще какая история. Я так понимаю, что на рынке сейчас достаточно много компаний… про «много» вы не сказали, вы сказали, что они есть, компании, которые сегодня продолжаются собирать деньги, но знают — руководство, по крайней мере, знает – что они не планируют возвращать , компенсировать убытки в случае наступления страхового случая. Много таких компаний?

П. САМИЕВ: Достаточно много, да. Цифру, конечно, не назовем, потому что это , наверное, уже вопрос для регуляторов рынка, но, вообще, много.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Для потребителя есть ли разница, какая компания – вот такая вот, то есть откровенные мошенники, или компания приличная, которая надеется сегодня, что сможет, что справится. Но вы сказали «идеальный шторм»…

А. ГРИГОРЬЕВ: На самом деле, как раз здесь вопрос достаточно простой. Потребитель в условиях кризиса , тот, кто принял решение страховаться. И в условиях кризиса это решение осознанное , осмысленное – защитить свое имущество, ответственность, жизнь, здоровье и так далее. И соответственно, понятно, что интерес этого потребителя в том, что если наступит страховой случай, то компания заплатит в полном объеме и в приемлемые сроки, а не по суду через полтора года, когда уже все будет поздно. Поэтому надежность компании — архиважный для потребителя критерий!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Чтобы заплатила, должно быть два условия соблюдены. Первое – должна хотеть. Второе – должна мочь!

А. ГРИГОРЬЕВ: Второе, второе!

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если не хочет, понятно, что не заплатит. Но еще сможет или не сможет?

А. ГРИГОРЬЕВ: Вопрос адекватности и практического наличия резервов. Для страховой компании вот это «мочь заплатить» – это означает наличие реальных резервов! На нашем языке это называется «покрытие резервов». То есть, чтобы реальные ликвидные средства в компании были в адекватном количестве. Неважно, это сто единиц, двести или триста – зависит от размера компании. В этом смысле наличие резервов – это единственный критерий, который означает, что компания в состоянии платить по всем своим обязательствам. Здесь Павлу виднее, кстати.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте, уже подведем итоги. Я остановил голосование. Как вы думаете, как распределились голоса?

А. ГРИГОРЬЕВ: Я думаю: 50 на 50. Мы просто проводили такое исследование достаточно глубоко.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 38,7 процента – нет, не сократят. Будут платить так же, как раньше. Или не будут платить так же, как раньше, кстати. 61,3 – сократят свои бюджеты, сократят свои расходы на страхование. Я напомню, что у нас в гостях Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», и Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА». Прервемся на новости, и через пять минут продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», и Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» у нас в гостях. Мы говорим о страховании, перспективах 2009 года. «Идеальный шторм» — такие перспективы обрисовал Александр Григорьев . В первой части программы я спросил наших слушателей: сократите ли вы свои расходы на страхование. Нет, не сократим, оставим, как есть, сохраним – 38,7 процента. Да, сократим – 61,3 процента. Так проголосовали наши слушатели. Теперь вы.

А. ГРИГОРЬЕВ: Очень важно, если прибавить тех, кто не сократят, — те, кто сократят, они же что-то тоже, наверное, оставят – то мы получим тот потенциальный объем рынка, который сложится в 2009 году, То есть, наверное, процентов 60.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А какие статьи на страхование именно будут сокращены, на ваш взгляд?

А. ГРИГОРЬЕВ: Нужно разделить так называемые вмененные виды страхования. Ну, например, там, где люди брали кредиты, и условием кредита являлось страхование квартиры или машины, там трудно сократить, потому что если не будешь страховать, банк объявит, так сказать, дефолт. Наверняка, имущественные виды страхования, добровольные будут первыми. Люди будут смотреть, как бы застраховать подешевле, и это опасность, которая со стороны как раз ненадежных страховщиков, о которых Павел говорил, она уже подхвачена в полном объеме. Вот мы здесь, мы дешевле на 20 процентов! Если вы сейчас посмотрите на телевидении и на радио, в том числе, на некоторых каналах идут рекламы: «Мы на 20 процентов дешевле, мы на 30 дешевле, приходите к нам». Это двусторонний процесс, который приведет , к сожалению, к тому, что потом этот несчастный, сокративший свои объемы бюджета на страхование потребитель выплату не получит. И второе, конечно, это несовершенно законодательных, контрольных процедур. Не могу вот не отослать нас всех к только что прозвучавшим новостям, насколько жестко понятно и прозрачно действуют Центральный банк и правительство в отношении банков. Там сразу сказано: если вы не туда деньги отправите, мы за вами следим. А вот дело в том, что в страховании компании годами отправляют деньги и не туда, и с ними никто сделать ничего не может.

П. САМИЕВ: Я бы хотел сказать, что как раз по поводу выбора страховой компании. Наверное, на что уж точно не нужно сразу ориентироваться – это на тариф. Потому что , если тариф низкий, это не значит, что компания работает очень эффективно, что у нее там все так сделано замечательно, что она вот экономит на своих издержках, и при этом на все будет выплачивать нормально. Возможно, у нее просто, допустим, какой-то очень маленький один офис урегулирования, куда очередь стоит 600 метров, и невозможно ничего получить, или там люди стоят месяцами и ждут, что им выдадут…

А. ГРИГОРЬЕВ: Кстати, критерий, о котором сейчас Павел сказал, он очень интересный. Если вам говорят, что за получением денег и за урегулированием страхового случая нужно ехать куда-то далеко, — в Волоколамск, например – то это критерий выбора страховой компании.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, Волоколамск – это уже слишком, а так в Москве такая нормальная ситуация, я имею в виду, в кавычках нормальная, когда деньги отдать можно где угодно, а вот получить обратно только в одном точке.

П. САМИЕВ: Поэтому ориентироваться нужно все-таки на надежность компаний. С двух точек зрения, действительно. Это и финансовая устойчивость – насколько у компании сформированы резервы, насколько у нее правильная актуарная политика…

А. ГРИГОРЬЕВ: Таких слов потребитель не знает…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хотел спросить: вы издеваетесь что-ли?

П. САМИЕВ: Мы не издеваемся. Поэтому мы, собственно, и существуем, мы делаем анализ страховых компаний и выпускаем рейтинги. Вот на них, в частности, можно ориентироваться. А второе – это, конечно, посмотреть качество урегулирования. Потому что клиент, он покупает не бумажку, полис, где написано , что застраховано, а он покупает возможность получить быстро и в полном объеме возмещение по страховому случаю. Поэтому нужно смотреть, как это организовано. Не какой офис продаж, не какой замечательно говорливый агент у компании, который уговорил, а нужно съездить и посмотреть: где у них урегулируются убытки, как это происходит…

А. ГРИГОРЬЕВ: на самом деле, выбор компании в условиях кризиса для не такого продвинутого потребителя как Павел, а для нормального, российского потребителя, выбор очень простой. Первое – откройте табличку и посмотрите, есть ли рейтинг и какой он. Надо посмотреть просто, там ничего сложного нет. Буковка «А» два плюсика лучше, чем буковка «Б» с одним минусом – только и всего. Очень все просто! И выбирать по наибольшей надежности. Это один из критериев. Не панацея, а один из критериев! Второе. Действительно, где находится офис урегулирования и какой он. Если офис на окраине Москвы, где, действительно, очередь 600 метров, как Павел сказал, понятно, как компания будет платить. Третье – пользуется ли компания кредитами? Это же открытая информация, это и на сайтах есть, это и в прессе есть. Если у компании есть кредиты, значит, она их зачем-то берет. А у нормальной страховой компании, в принципе, кредитов быть не должно. У нее должны быть резервы. Поэтому нужно на сайт зайти и посмотреть: сколько есть резервов, сколько есть кредитов. Чем больше кредитов и чем меньше резервов, тем компания менее надежна. Это абсолютно не имеет аналогов для сравнения. Чем больше резервов, тем меньше кредитов! Третье – какая доля рисковых видов страхования. Это уже более чуть-чуть глубокий анализ, но если у компании, например, много рисковых видов в портфеле, например, КАСКО, ОСАГО и ДМС — добровольная медицина, то есть высокорисковые виды страхования, если они составляют, например, 90 процентов в портфеле компании, то эта компания более рисковая, чем та компания, у которой, например, больше имущественного страхования, или, например, страхования ипотечного комплекса. То есть, надо смотреть. Но вот такие очень достаточно простые шаги можно сделать. Можно более продвинутым пользователям зайти на сайт – это же сейчас все умеют! – Московского Арбитражного суда и посмотреть, сколько судится с этой страховой компанией. Если много судов…

П. САМИЕВ: Я боюсь, что просто информация в плане наличия кредитов, резервов и т.д. на сайтах, ну, топ-20 компаний, наверное это можно посмотреть.

А. ГРИГОРЬЕВ: Скажу страшную вещь. А вот дальше топ-20 я бы потребителю в условиях идеального шторма не советовал бы ходить.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы даете рекомендации, как выбрать из 100…

А. ГРИГОРЬЕВ: Из 760-ти.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У многих и сайтов-то нет, поэтому тут можно даже и…

А. ГРИГОРЬЕВ: То есть, если у компании нет сайта, туда лучше не ходить – это вот точно! Если нет прозрачной информации по отчетности, туда лучше не ходить. Поэтому, в принципе, в первые 20 идите, и, скорее всего, вы получите надлежащее обслуживание, выплаты и так далее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Чреваты невыплаты… Вероятность такого исхода, если вот пойти туда, где говорливый очень… Вероятность такого исхода, что тебе не заплатят, какова?

А. ГРИГОРЬЕВ: Это не значит, что другие компании – за топ-20 – они более плохие. Нет! Если клиент спокойно проведет вот этот анализ, о котором мы сказали, он может найти хорошие компании в первой сотне, во второй сотне, которые реально работают и платят.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вероятность попасть какова?

П. САМИЕВ: В процентах сложно сказать. Просто обычно еще у агента, — как правило, работают в связке многие компании, и агент не связан только с одной компанией – он может предложить сразу… у него будет табличка и разные тарифы. Тарифы могут отличаться и в полтора раза, и даже в два. Вот нужно уточнить у агента, за счет чего эта разница.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну, что ж. Спасибо вам. Александр Григорьев, генеральный директор компании «Ингосстрах», и Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА» были у нас в гостях. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире