'Вопросы к интервью
21 октября 2008
Z Фактор риска Все выпуски

Финансовый кризис в России и мире. Положение страховщиков


Время выхода в эфир: 21 октября 2008, 11:14

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Сегодня, генеральный директор компании «Ингосстрах» Александр Григорьев у нас в гостях, здравствуйте!

А.ГРИГОРЬЕВ: Добрый день!

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Меня зовут Алексей Дыховичный, работает SMS, вы можете присылать свои сообщения + 7 985 970-45-45. Финансовый кризис в России и в мире и ситуация со страхованием в связи с этим. Давайте начнем непосредственно с самого кризиса. На ваш взгляд, какую стадию мы сейчас переживаем?

А.ГРИГОРЬЕВ: Ну, если мы говорим мы, надо разделить мир и Россия.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Отлично.

А.ГРИГОРЬЕВ: Если касается мировых рынков, то я думаю, что 4 квартал – это, может быть 1 квартал следующего года, это зона максимальной глубины этого кризиса. То есть мир вошел в окончательное понимание, в какой глубине кризиса он находится. Трудно сказать, сколько это нижняя часть кризиса продлится, зависит, в том числе от мер властей, которые принимаются, от скорости принятия этих мер. В том числе зависит от того, все ли были выявлены болевые точки. Надо сказать, что мировое финансовое сообщество мировые правительства отнюдь не продемонстрировали способность быстро разобраться в ситуации. Можно вспомнить, что еще год назад основные болевые точки были обсуждены, обсуждались экспертами. Но только ближе к концу 2008 года стало понятно, в какой реальной ситуации находится мир. И состояние с государственными дефолтами, а сейчас у нас с вами наперечет Исландия, Пакистан, Украина, по сути, уже в преддефолтной ситуации объявлены. Я вас уверяю в Восточной Европе в полном составе, Прибалтика в полном составе очень близко к этому находится и еще ряд стран, которые были приучены к работе в условиях высоких денег. Если говорить о России, и вчера премьер об этом сказал, мы находимся наряду с несколькими странами, в несколько лучшем положение, исходя их двух основных позиций. Первая – у нас реальные накопленные запасы и в виде золотовалютных резервов и стабилизационных фондов и фондов будущих поколений и т.д. Это реально накопленные запасы, которые можно тратить на ослабление влияние кризиса. То, что кризис влияет на нас, мы все это видим и знаем. Знаем что мы отнюдь не тихая гавань, но пройти мы кризис можем гораздо лучше, чем многие другие страны. Например, чем США, которые единственным способом пока спасение осуществляет печатанье денег. Второе – мы, как финансовый государственный рынок, не были вовлечены во многие производные программы, которые сейчас и вызвали во многом глубину и остроту кризиса. Размер ипотеки размер ипотечного рынка у нас не сопоставим на уровне ВНП там с тем же Американским или Европейским. Так называемые производные инструменты, которые сейчас «гробят» одну финансовую структуру за другой. Третье – это производные страховые финансовые инструменты, то, что представляют огромную опасность в основном для американского рынка, в Европе это опасность намного меньше. Россия не была вовлечена в это. Вот, исходя из этих двух основных посылов, Россия может пройти финансовый кризис с меньшими потерями.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте в двух словах еще даже может быть не сколько о мерах, которые предпринимает российское правительство, сколько о последствиях. Золотовалютные резервы стремительно сокращаются, что не неделя так…

А.ГРИГОРЬЕВ: Ну, на 15 миллиардов в неделю за последние три недели.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А общий золотовалютный резерв, какой?

А.ГРИГОРЬЕВ: Нужно понять что…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Не все находится в таких ликвидных инструментах, которые прямо сейчас раз и достал эти деньги…

А.ГРИГОРЬЕВ: Золотовалютные резервы находятся всегда в ликвидных инструментах, даже если они в облигациях условно в…

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Разве это ликвидный инструмент?

А.ГРИГОРЬЕВ: Это ликвидный инструмент. Вы можете его продать вопрос, на какой цене?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вопрос, по какой цене? И как это отразится?

А.ГРИГОРЬЕВ: Это ликвидный инструмент, я не обладаю данными о полном отчете по  золотовалютному резерву, могу только предположить что, очевидно, там есть какие-то курсовые потери вот именно от какой-то реализации. Второе – у нас структура золотовалютного резерва. Это не только доллар, но и золото и евро и другие валюты. Последние две недели идет стремительное возрастание доллара, поэтому соответственно при исчислении золотовалютного резерва в долларе то, что у  вас других валютах слегка обесценилось, и дало какой-то технический эффект. И третье – (может быть основной фактор) это собственно расходование золотовалютных средств, на какие-то задачи. Это нормально, для этого они и служат. Просто за последние 5 лет мы привыкли, что каждую неделю ЦБ отчитывается о росте золотовалютного резерва, и это нормально. Во всем мире золотовалютные резервы – это «инструментарии», они могут расти, их можно тратить, тогда они и падают.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть не надо воспринимать вот эти потери 15-17 миллиардов как фактическую потерю это просто в перерасчете на доллар «растущий»?

А.ГРИГОРЬЕВ: В том числе есть, и расходование есть очевидное расходование средств, но в любой случае это абсолютно правомерные действия правительства. Кардинальное отличие этих мер от Американских мер в том, что в Америке включен станок. Когда казначейство наполняет своими облигациями ФРС счета ФРС, нужно понимать что делается бумажная проводка: дебет-кредит просто включается станок. Это основание для будущей инфляции. Когда правительство России Центрального Банка расходует золотовалютные резервы на поддержку системы на поддержку банковской системы на оплату внешнего долга и т.д. печатный станок не включается, печатный станок не включается.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы как все сказали, как говорят, эксперты не были так тесно вовлечены во все производные инструменты. У нас не настолько была развита ипотека. И сейчас в пятницу пошли слухи о девальвации рубля. Народ бросился покупать доллары в обменниках, курс был на полтора рубля больше, а то и более чем на полтора рубля, чем курс на том же Форекс.

А.ГРИГОРЬЕВ: Я могу сказать две простые вещи. В условиях кризиса важно действовать любому человеку с пониманием простых вещей. В системе есть основание для кризиса и тогда нужно бояться. 1998 год – самый яркий пример. Дефицит платежного баланса, дефицит государственного бюджета. Нужно было бояться девальвация, обесценивание, пропажа денег в государственных банках и т.д. Это первый фактор, а сейчас этого фактора нет. И второе – не нужно паниковать, потому что сейчас то, что происходит с курсом, и извините, с некоторыми видами товаров: золотом, монеты, драгоценности, автомобили. На мой взгляд, это сознательная политика соответствующих субъектов, которые пытаются создать ажиотажный спрос и продать залежалый товар. На мой взгляд, никаких оснований сейчас паниковать у населения, нет.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Залежалый товар это доллар?

А.ГРИГОРЬЕВ: Нет, доллар это всегда доллар. Вопрос сколько он стоит?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Залежалый товар это монеты, автомобили или еще что-то.

А.ГРИГОРЬЕВ: Квартира.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Квартира абсолютно верно. Населению нужно четко понимать у государства абсолютное количество резервов, для того чтобы удержать ситуацию. Я несколько раз в разных интервью говорил это. Самое главное государство способно это делать и насколько эффективно это делает. Яркий пример это работа по поддержанию ликвидности Российских банков. И президент и премьер около месяца назад сделали все политические заявления о том, что будем поддерживать и т. д. Но как вы знаете, деньги в систему пришли только вчера, вчера первые реальные шаги. В этом смысле хочу, как не странно сказать пару добрых слов о Минфине, о котором у нас, почему-то все забывают. Минфин отреагировал на ситуацию намного раньше. Если помните еще три недели назад Минфин начал проводить первые аукционы и выдавать ликвидность пусть ограниченному количеству банков. Но еще раз, подведя резюме об отличиях, именно в США рухнули 5 крупнейших инвестиционных банков. Именно в США государственная поддержка за счет средств налогоплательщиков самой крупной страховой компании. Именно в США абсолютно не понятная ситуация с ипотечными долговыми бумагами. В России этого нет, ни один из крупных банков не рухнул, государственные гарантии повышенные, ипотечного кризиса нет, в этом и есть последствия, что Россия не была вовлечена в этот «мыльный пузырь» производных финансовых инструментов.

А.ГРИГОРЬЕВ: Но откуда же тогда взялся «Глобакс», «Связь банк», «КИТ Финанс»?

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Вопрос правомерный, но на него есть очень простое объяснение. Российская финансовая система росла в условиях очень высоких денег, и очень быстро и активы системы росли. Пассивы создавались из двух источников: из зарубежных приходов инвестиций пассивов и второе – из средств частных вкладчиков. Эти средства направлялись, вот вы упомянули «Глобакс», «Связь банк», «КИТ Финанс» будут еще условно 5-10 банков это банки среднего размера, которые развились и стали миллиардными. Так вот эти деньги направлялись на ипотеку, на автокредитование, на потребительское кредитование, на кредитование малого бизнеса, на кредиты предприятиям промышленности, нефтехимии, металлургии и т.д. В условиях мирового финансового кризиса рефинансировать долю иностранных средств, которые пришли в банковскую систему, стала значительной, эти средства сейчас невозможно было рефинансировать. То есть, у вас заканчивается синдицированный кредит иностранных банков сегодня, вы рассчитывали пролонгировать его, а они не пролонгируют, вы должны вернуть. Но ведь кредит ипотечный уже выдан, автокредит уже выдан и он не сегодня вам гасится, да с точки зрения оценки то, что называют банкиры гепликвидности -соотношение между сроками активов и пассивов в банке, можно говорить, что Российские банкиры не просчитали последствия кризиса. Я в защиту финансовых систем и  ЦБ скажу, никто в мире не просчитал, никто в мире, не один специалист не предсказал, что мировой финансовый кризис будет влиять на финансовую систему стран в таком виде. Поэтому у них есть смягчающие обстоятельства. Так вот эти средства начали уходить, а за ними стали уходить средства вкладчиков, но активы у банков остались: кредит автомобильному заводу, кредит машиностроительному заводу, ипотечный кредит, автокредит. Самое главное поддержать, сейчас, пассивную базу этих банков. Что и государство начало делать, абсолютно правомерное решение.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Андрей из Владимира занимается книгами, религией, науками и как он пишет прогрессом, он спрашивает: «Здравствуйте. Если завтра банкротство, что вы будите делать, готовы ли вы лично к повторению великой депрессии?».

А.ГРИГОРЬЕВ: Вопрос по-моему не совсем этичный по отношению ко мне, потому что я лично депрессию 1929 года не переживал, повторение мне не грозит, если только повторение 1998 года, которое я переживал лично.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Увольнения грядут в стране?

А.ГРИГОРЬЕВ: Да.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Увольнения людей, которые брали ипотечные кредиты, застрахованные, которые брали кредит на покупку автомобиля. Что будет с этим, и  что будет со страховыми компаниями?

А.ГРИГОРЬЕВ: Ну, давайте, разделим, что будет с банком, что будет со страховой компанией, что будет с человеком, с  данным заемщиком.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Который готов или не готов к великой депрессии?

А.ГРИГОРЬЕВ: Действительно, главный вопрос будет ли великая депрессия? Будет ли экономический кризис длинный, потому что если Российскому правительству удастся преодолеть в течение года-двух, то это не скажется, я вас уверяю, на нашем человеке, который брал кредит. Если депрессия, падение экономического роста, безработица при инфляционном росте цен будет длительный период занимать, допусти 4-5 лет, то конечно это будут тяжелые времена. Вопрос готовы ли мы? Я скажу одну фразу: «Русский человек, который живет на территории Российской Федерации, может нескольких стран СНГ готов к подобным вещам намного лучше, чем любой европеец или американец. Он готов психологически, он знает, как перестраиваться. Конечно, мы начали привыкать к стабильности, мы начали привыкать к хорошим заработкам, к возможности брать кредиты. Цикличность мировой экономики. Цикличность капиталистического строя нам продемонстрировала свою негативную сторону. Надо к этому готовится. Главное не паниковать. Я вас уверяю, если вы себя ведете честно по отношению к банку, если вы четко говорите о своих проблемах, если вы говорите о том, как будите отдавать, то любой нормальный банк, а я вас уверяю первые двести банков, они все достаточно нормальные. У них нет никакого интереса у вас забрать обесцененный актив и с ним что-то делать. У любого нормального банка интерес, заработать денег на том, что вы ему постоянно платили проценты. Поэтому при нормальном чистоплотном поведении с финансовой структурой, даже человек, попавший в сложности не будет иметь больших глобальных проблем. Я не беру отдельные случаи, мне, наверняка, могут прислать тысячи вопросов: «Вот у меня то, вот у меня?»

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Потребовали досрочного погашения.

А.ГРИГОРЬЕВ: Нужно смотреть, что подписано в документах, какие права банка. Что банк делает. Я вас уверяю, что в рамках Российского гражданского кодекса и банковского законодательства любые шаги, которые не согласование между заемщиком и кредитным учреждением они все реализуются гораздо более сложно и более хлопотно, чем-то, что будет согласовано между ними. Поэтому первое, не паниковать. Второе – увольнения будут, поэтому потеря доходов возможна. Но даже если мы вспомним 1998 год, вот это тяжелый период продолжался примерно два года, 2001 году появилось облегчение. Если вы теряете доход, то надо искать, где этот доход получить, ничего с этим нельзя сделать. Как вы себя ведете по отношению к банку ну, например, если вы брали трехлетний автомобильный кредит и два года исправно платили, я сомневаюсь, что нормальный банк будет вас «гнабить», клиента понимая, что вы потеряли работу, скорее всего он будет с вами заниматься по структуризации вашего долга. То же самое касается страховой компании, в автомобильном кредите большинство кредитов застраховано, в ипотеке.
Себя надо вести корректно.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Прервемся и продолжим через 5 минут. Александр Григорьев – генеральный директор компании «Ингосстрах» у нас в гостях.

НОВОСТИ


А.ДЫХОВИЧНЫЙ: 11:35 в столице. А.Григорьев – генеральный директор компании «Ингосстрах» у нас в гостях. Мы говорим о финансовом кризисе и о положении страховщиков внутри финансового кризиса, но об этом мы пока мало, потому что тема на столько «горячая» что никак мы от нее отойти не можем. Новости вы только что слышали. Несмотря не на что, вот я сейчас открыл Форекс 26,45  — 26,46 предложение и продажа такой курс на Форекс рубля. Только что В.Варфаломеев читал новости «по-божески» 26,90 – это купить, а  не «по-божески» 28,50.

А.ГРИГОРЬЕВ: На мой взгляд, самая классическая ситуация – паника. Рекомендация очень простая не поддавайтесь панике. Постоит этот обменный пункт денек с курсом 28,50, увидите, что завтра будет курс выровнен. Валютные обменные ларьки очень живо реагируют на курсы валют. Главное чтобы ЦБ оперативно управлял, у него не просто достаточно у него сверх достаточно ресурсов, для того чтобы маневрировать и поддерживать стабильность национальной валюты. Председатель ЦБ и Министр финансов сказали, никакой девальвации не будет, никаких специальных мер по опусканию курса рубля не будет и ЦБ контролирует всю ситуацию. Вот этим надо руководствоваться. У нас проблема, конечно, воспитанная десятилетиями Российского населения не веря властям, конечно в финансовой сфере это трагическая ситуация. Ведь как только в Германии объявили, что все вклады застрахованы, все немцы пошли пить пиво. Я вас уверяю, в немецких банках нет очередей. Есть специфика отдельных стран. Как только у нас сказали, поднимаем до 700 тысяч, у нас в некоторых банках не стало хватать денег, что бы немедленно возвращать немедленно расторгаемые депозиты, ну это определенная наша Российская специфика. Это лечится только временем, причем только десятилетиями.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте к страхованию перейдем.
Виктор, единственно, что меня смущает в Викторе, то, что он подписался как преподаватель, а дальше пишет как специалист-аудитор. Может быть он преподаватель…

А.ГРИГОРЬЕВ: Им не запрещено совмещать.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Виктор, пишет: « Что как специалист аудитор в данной области могу с уверенностью сказать, что большинство отечественных страховых компаний финансовой пирамиды, так называемые страховые резервы виртуальны, в балансе доходы по инвестициями равны нулю. В страховом портфеле автостраховании стоит более 80% доходность почти нулевая. Среди населения доверия к страховщикам было и остается очень низкое. Уже сейчас у некоторых страховщиков упали сборы, повысился уровень выплат, наблюдаются задержки с платежами. С учетом выше перечисленного страховщики будут одни из первых, кто попадет под чистку кризиса.

А.ГРИГОРЬЕВ: Если убрать эмоциональность этого сообщения, а учитывая что как Виктор написал что он преподаватель, то наверно можно было изложить это методологическим языком. Соглашусь в целом с характеристикой.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Согласитесь?

А.ГРИГОРЬЕВ: Соглашусь с характеристикой и соглашусь с выводами.
Первое – действительно из 830 компаний зарегистрированных на 1 января реально как о страховых компаниях можно говорить о первых 50-60 как бы это не звучало трагично. У остальных компаний пирамидальность их  деятельности это яркий пример, и здесь не могу не сказать, например, что и крупнейшие страховщики и разные союзы давно выступают за ужесточение требований страхового надзора законодательства к капиталу страховой компании и, к так называемым, требованиям покрытиям страховых компаний капитала. Тот социальный аспект, который был в 90-тые годы «Давайте создадим страховые компании, пусть они работают их должно быть много» приходит на смену понимания, что такое страховая компания. Та же ситуация с банками. Так вот кризис соглашусь, с Виктором, кризис расчищает эту ситуацию. Ведь сколько дискуссий между разными государственными органами Минфином, Страхнадзором, Фасом и страховщиками и союзами страховщиков идет по вопросу допуска страховой компании на тот или иной сегмент. Возьмем «ОСАГО» самый скандальный, самый революционный, между прочим, для страхового рынка вид страхования. Компания работает, допустим, на Урале я не буду говорить название это любая компания. На Урале ошибочный коэффициент это признали все. «ОСАГО» там глубоко убыточна, собирали 100 единиц компания выплачивает 120. Естественно она не устойчиво, естественно вот эти -20 это поедание капитала, который, скорее всего очень недостаточный. Понятно, что в этом месяце, в следующем или через полгода это компания не будет в состоянии платить по страховому случаю. Кто пострадает от этого? Только население. Это принципиальный подход страховое дело это длинное, долгое и капитализированное дело. Если государство хочет, чтобы страховщики выполняли свои обязательства перед населением, страховщики должны быть большими и капитализированными — это мировой опыт.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: А я вот в страховую компанию, условно говоря, 10 лет назад пришел, заключил договор « О страховании жизни», 10 лет плачу исправно…

А.ГРИГОРЬЕВ: Я почти уверен, что в компанию, которую, я описал вы бы вряд ли пришли. Потому что для того, чтобы страховать жизнь нужно набрать соответствующих людей, технологий, капитал, страхование жизни -это вообще отдельная тема. Это все гораздо более сложно. Вы, скорее всего, пришли в одну из специализированных компаний или вы пришли в универсальную страховую компанию, которая большая, капитализированная, один из лидера страховых рынков, которая развивает страхование жизни. Например, «Россгострах-жизнь» или «Ресо-жизнь», то есть из лидеров. Вы исправно 10 лет платите взносы, вопрос, где ваши взносы и сколько вам выплатят через 10 лет. Это ваш главный вопрос в условиях кризиса. С  точки зрения убыточности страхования очень важно, что кризис расставляет в таком простом вопросе как мне выбрать страховую компанию, как мне простому гражданину выбрать компанию. Выбрать в условиях кризиса с учетом замечаний нашего слушателя очень просто. Смотрите на капитал, на финансовую отчетность, ничего страшного. Смотрите на убыточность или прибыльность этой компании на протяжении нескольких лет и на самом деле рецепт очень простой. Если страховая компания убыточна в течение 2-3 лет, моя рекомендация, не ходите туда страховаться, никакого вида страхования. Если страховая компания, а вы знаете от своих друзей или знакомых задерживает выплаты при страховых случаях, не ходите туда страховаться. Если страховая компания проводит активную рекламную демпинговую компанию и говорит: «У нас тарифы такие, такие». Сравните эти тарифы с 3-4 компаниями и обязательно возьмите, чтобы одна из страховых компаний была всероссийская универсальная компания, одна большая, одна западная, одна региональная и сравните с тарифом, который предложили с тарифом, который предлагают. Если этот тариф низкий, то есть, то, что называется, демпинговый не ходите в эту страховую компанию.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Не надо дешевое покупать?

А.ГРИГОРЬЕВ: Не надо. В страховании, в отличие от многих подходов пойти купить на рынок дешевые сапоги. В страховании не ходите на рынок.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что ж, спасибо, вам. Я единственно, что хочу заметить, по-моему, это дорогого стоит. А.Григорьев – генеральный директор «Ингосстрах», перечисляя надежные компании, назвал несколько. «Ингосстрах» не назвал, но это редко такое бывает, редко такое встретишь.

А.ГРИГОРЬЕВ: У нас договоренность: «Без рекламы».

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам.

А.ГРИГОРЬЕВ: Спасибо.

А.ДЫХОВИЧНЫЙ: Мы говорил о финансовом кризисе и о страховании. Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире