'Вопросы к интервью

А. Дыховичный― 11 часов 7 минут в столице. Добрый день! Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». У микрофона – Алексей Дыховичный. У нас в гостях – Михаил Волков, генеральный директор компании «Ингосстрах», а также Владимир Урин, генеральный директор Большого театра. Здравствуйте, Владимир Георгиевич! Здравствуйте, Михаил!

М. Волков― Добрый день!

В. Урин― Добрый день!

А. Дыховичный― «Сотрудничество «Ингосстраха» и Большого театра», — так звучит тема нашего эфира. Вчера был подписан договор, наверное, это называется, между Большим театром и «Ингосстрахом». «Ингосстрах» стал генеральным спонсором.

Но «Ингосстрах» уже давно сотрудничает с Большим театром. Почему решили – это вопрос и к Владимиру Георгиевичу, и к Михаилу – поднять статус партнерства?

М. Волков― Ну, давайте начну я, потому что отчасти инициатива наша.

А. Дыховичный― Михаил Волков.

М. Волков― Михаил Волков, да. «Ингосстрах» давно и успешно сотрудничает с очень разными, очень серьезными культурными институциями в России. Мы , с одной стороны, по роду нашей работы занимаемся страхованием и музейных ценностей, и выставок, и, может быть, в меньшей степени разных театральных проектов, и очень активно занимается благотворительностью, спонсорством этих предприятий. Мы активно сотрудничаем и с Третьяковкой, и с Эрмитажем, с Русским музеем, со всеми вот этими известными именами.

И вы абсолютно правы, достаточно давняя история взаимоотношений с Большим театром. Как нам показалось, нужно поднять статус, вы правильно сказали, этой дружбы до уровня генерального спонсорства. Мы достаточно давно и активно предлагали свои услуги Большому театру.

И к нашему огромному удовольствию – огромное спасибо и руководству Большого театра, и Попечительскому совету – было принято решение допустить нас до этого статуса. Потому что, как я вчера во время пресс-конференции говорил, спонсором чего бы то ни было стать, наверное, достаточно просто. Обычно – это финансовый вопрос. В случае с Большим театром – это вопрос престижа, статуса. И далеко не всех пускают в список спонсоров, а уж тем более генерального спонсора.

Поэтому, я считаю, для «Ингосстраха» вчера – очень важный день. Это очень почетно, очень ответственно. Я всегда очень гордился компанией, в которой мне довелось работать и которую я сегодня возглавляю. И то, что наши бренды сегодня рядом, добавляет мне гордости за нашу компанию. Поэтому большое спасибо за это.

В. Урин― Я бы хотел тоже добавить. Дело в том, что действительно, когда обсуждался вопрос генерального спонсорства, три компании претендовали на эту возможность быть генеральным спонсором Большого театра. И, конечно, когда мы рассматривали вопрос – кто будет, та программа, которую предложил «Ингосстрах» нам, не только финансовой помощи, нас заинтересовала.

А необходимо сказать, что для Большого театра чрезвычайно важно, бюджет Большого театра складывается из тех денег, которые мы реально зарабатываем за нашу деятельность, то есть театральные билеты, второе – это, естественно, самое серьезное вложение – государственные субсидии. Большой театр – отдельная строчка в бюджете России (так же, как Эрмитаж и Госфильмофонд). И третье – это спонсорские средства, которые помогают нам решать очень серьезные вопросы – и творческие, и социальные. Я могу потом чуть-чуть подробнее рассказать.

И когда мы выбирали, кто же станет генеральным спонсором, то первое, что нас заинтересовало чрезвычайно в предложении Михаила Юрьевича – это та программа, которую они предложили помимо генерального спонсорства. Они предложили очень серьезную возможность делать так называемые региональные программы, то есть еще дать возможность осуществлять популяризацию музыкального искусства в России. Это первое.

И вторая сторона вопроса – у нас есть целый ряд социально незащищенных слоев населения; особенно то, что касается детей-зрителей. И существует программа специальная, предложенная «Ингосстрахом», вот для такого рода зрителей. И именно это вот перевесило чашу весов. И мы сказали: «Да, это нам очень интересно». Что еще очень важно. Вы же понимаете прекрасно, что когда речь идет о таких брендах, имеющих такую историю (244 года, скоро – 245, а через 5 лет – 250 лет).

А. Дыховичный― Но это не «Ингосстраху», это Большому театру.

В. Урин― Большому театру. А «Ингосстраху» сколько?

М. Волков― «Ингосстраху» — 72. Мы всего в 3 раза моложе, чем Большой театр.

В. Урин― Но, тем не менее, естественно, бренд, который за свою многовековую историю доказал свой бренд и известный во всем мире, естественно , что и партнеров мы выбираем тех, кто имеет такое же звучание . Поэтому это тоже вторая составляющая. «Ингосстрах» сегодня ведущая страховая компания в России и в этом бизнесе. Поэтому это тоже было важным элементом при выборе этой компании.

М. Волков― Ну, мы с утра сегодня, когда встретились, так в полушутку я говорил: «При всем моем огромном уважении ко всем театрам России, ко всем нашим конкурентам-страховщикам, все-таки есть театр и есть Большой театр. Так и «Ингосстрах». Есть разные страховщики, но есть «Ингосстрах», он такой один».

А. Дыховичный― Владимир Георгиевич, ну все-таки для чего вам нужна спонсорская поддержка? Вы сами сказали, что Большой театр – и отдельная строка в бюджете, и, как мне кажется, помимо того, что это Большой театр, это еще и, в общем, коммерчески успешный проект, как мне кажется. Ведь спонсор, какой бы он ни был, он всегда что-то просит взамен. Всегда он что-то хочет. Почему вы все-таки пошли на это?

В. Урин― Вы знаете, я вам еще раз хочу сказать, что когда я говорил о бюджете, то я хотел сказать, что сегодня часть бюджета, это вопрос все-таки конфиденциальный, мы цифры сегодня не обсуждаем, но я вам должен сказать, что вот то, что сегодня театр получает как спонсорскую помощь, как пожертвование, которое делается в театре, сегодня это очень существенная статья расходов театра.

Сегодня государство ведь очень четко и однозначно финансирует определенные статьи расходов. А целый ряд статей – государство говорит: «Нет, это ваши вопросы и ваши проблемы». Тем более, что коллектив Большого театра – это 3200 человек. Поэтому это и задача прежде всего творческая. Мы сегодня на спектакли, на выпуск новых спектаклей, на приглашение ведущих солистов и оперы, и балета, и режиссеров, и дирижеров тратим спонсорские деньги. Это первая сторона вопроса.

Вторая сторона вопроса. У нас есть целый ряд социальных программ. Я могу привести пример, что у нас есть социальная программа, которую мы делаем за счет Попечительского совета, взносов, которые делают попечители. Сегодня артист, предположим, или работник театра, который хотел бы приобрести жилье. Он берет кредит. Этот кредит мы выдаем и гарантируем, что проценты по этому кредиту будет платить театр. Конечно же, мы это делаем за счет спонсорских средств.

Я могу привести целый ряд и других примеров – все, что связано с имиджем театра, с гастролями театра. Расходы, которые сегодня часто очень важные – творческие гастроли. Но финансово не полностью обеспечены, особенно по России – идет часть спонсорских средств. Поэтому это очень важный вопрос. Я не могу сказать, что нас очень угнетают те обязательства, которые мы берем перед спонсором. Это, вообще, на самом деле, нормальные партнерские отношения – приглашение на премьеру; естественно, все, что связано с рекламой наших партнеров. Это не такая большая нагрузка по сравнению с тем, какой серьезный вклад спонсоры вкладывают в нашу работу.

М. Волков― Я буквально два слова хотел бы добавить. Вы так сказали, что обычно что-то просят взамен. Мы почти ничего не просили взамен. Тот факт, что наши бренды сегодня будут расположены рядом и впервые, насколько я понимаю, в истории Большого театра на каждом билете каждый зритель будет читать имя «Ингосстраха» — это очень важный вклад в развитие нашего бренда. Это не стоит ничего Большому театру разместить наш логотип на афише, на билете, на сцене в какой-то момент.

С другой стороны, Владимир Георгиевич правильно обратил внимание на то, что мы не только пассивно, скажем, финансово будем помогать театру. И мы надеемся, что действительно эти деньги пойдут на пользу театру и тех программ, о которых Владимир Георгиевич уже рассказал. Мы хотим активно участвовать в этом партнерском соглашении.

И у нас есть очень хороший опыт. Два года назад, когда мы праздновали наши 70-летие, был проект, который назывался «Окна в Россию», когда мы вместе с Третьяковкой, Институтом русского реалистического искусства практически по всей стране от Калининграда до Владивостока показывали искусство русских художников, советских художников 20-го века классических.

Примерно тот же самый опыт мы хотим использовать и в партнерстве с Большим театром, хотим дать возможность людям, проживающим не в Москве, посмотреть на звезд Большого театра, на их искусство на тех сценах, в труппах, которые существуют в этих городах. Нам кажется это интересным. И мы попробуем такой проект создать. Понятно, что он не будет очень массовым, но наш опыт, как нам кажется, будет применим.

Плюс действительно есть идея сделать проект «Большой – детям», в рамках которого дать возможность детям прикоснуться к искусству, к сожалению, у нас очень много детей-сирот… Мы также являемся попечителями разных фондов, в которых в том числе занимаются проблемами усыновления, сиротства.

Когда мы первый раз привели детей-сирот в Большой театр… Как я говорю, может быть, знаете, иногда детям даришь какие-то подарки на Новый год, а они об этом быстро забывают. Когда ребенок первый раз попал в Большой театр, он всю жизнь об этом будет помнить. И вот эти эмоции, возможность посетить Большой театр тем, у кого этих возможностей нет, кажется, мы можем добавить к финансовой составляющей.

В. Урин― Вообще, мы сейчас говорим об очень важной стороне. На примере нашего сотрудничества с «Ингосстрахом» в этом смысле ситуация со спонсорством у Большого театра достаточно благополучная. Ну вот мы сегодня говорим и очень важно, что эта передача идет по радио, на самом деле, у нас в России это очень плохо развито. Очень плохо. И, к сожалению величайшему, сегодня государство с точки зрения законодательной базы, принимая законы, делает их пустыми, то есть фактически не давая возможности.

Ведь вся система спонсорства на Западе построена в интересах бизнеса вкладывать деньги в культуру, в образование и так далее, и так далее. У нас эта система льгот для тех, кто вкладывает день в культуру, практически отсутствует, что, конечно, чрезвычайно жаль. И когда находятся такие организации, которые понимают социальную значимость этого – это, конечно, к сожалению, сегодня не такие частые случаи.

А. Дыховичный― Михаил, «Ингосстрах» поддерживает, я знаю, работает и с Эрмитажем, и с Третьяковкой, и с Музеем имени Пушкина, и с Русским музеем.

М. Волков― Да, со многими музеями.

А. Дыховичный― Я основные перечисляю. Но когда вы работаете с музеями, я прекрасно понимаю, что это по вашему профилю – по бизнесу, потому что ну не бывает серьезных крупных выставок без страхования картин. Ну никто не вывезет из своего музея что-то ценное…

М. Волков― Ну, если международные, то это, вообще, по закону они обязаны страховаться.

А. Дыховичный― С театром нет такого вот соприкосновения, как мне кажется. Или, может, я ошибаюсь?

М. Волков― Вы знаете, мы действительно вчера это обсуждали. По-разному складываются партнерские отношения. Иногда они начинаются с бизнеса, когда ты начинаешь бизнес кого-то страховать. Потом появляются какие-то дружеские отношения, появляются идеи, как можно развить социальную ответственность, спонсорские какие-то истории, благотворительность.

А в случае с Большим театром – мы ровно наоборот. Мы начинаем со спонсорства, с благотворительности, с дружбы. А, может быть, когда-нибудь в рамках законодательства — мы все понимаем, что государственные предприятия должны устраивать тендеры. Мы знаем, что сегодня разные компании занимаются страхованием Большого театра. Мы конечно будем участвовать во всех этих тендера. Ну и, может быть, что-то из этого получится. Для меня, если честно, неожиданно было, сколько людей работает в Большом театре. Эта цифра на меня произвела впечатление. Для нас это интересный коллектив и с точки зрения бизнеса. Получится выиграть тендер – выиграем.

В. Урин― Безусловно. Тем более, что такие возможности есть. Это и возможности поездок на гастроли, и страхование наших декораций, костюмов. У нас существует дополнительное медицинское страхование для наших творческих работников Большого театра. Их большое количество. Такие возможности есть, безусловно.

А. Дыховичный― А здание Большого театра застраховано? Хотя бы историческое.

М. Волков― Вы знаете, вот это тоже интересный факт. Я когда готовился к нашему подписанию и стал читать чуть более внимательно историю Большого театра, оказывается, здание Большого театра погибало 4 раза полностью в огне и ни разу не было застраховано. Поэтому, наверное, это то, о чем сегодня надо задуматься. И я, если честно, даже не знаю, застраховано ли оно сегодня.

В. Урин― Нет, оно сегодня не застраховано. Я очень надеюсь, что сегодня такие мощные современные системы пожаротушения в Большом театре и так далее, я очень надеюсь, что нас минует беда.

М. Волков― Тьфу, тьфу, тьфу. Мы, страховщики, обычно по дереву стучим в этом случае.

В. Урин― Но, тем не менее, еще раз повторяю, конечно, и это тоже может быть предметом обсуждения.

А. Дыховичный― Может быть, какие-то еще конкретные программы? Вы перечислили несколько. Какие-то еще конкретные программы, которые «Ингосстрах» будет поддерживать и спонсировать? Или, может быть, поддерживать не деньгами, а как-то еще. Что?

М. Волков― Вы знаете, ну вот вчера мы перешли из процесса обсуждения, что мы планируем сделать, уже к официальному статусу генерального спонсора. Мы сейчас будем думать над тем, какие еще идеи у нас появятся. Вот те, которые есть сегодня, мы озвучили. Наверное, это не так важно с точки зрения внешней публики, но для сотрудников, для солистов Большого театра учредить какую-нибудь премию… Мы знаем, что другие попечители Большого театра такое делают. Мы, наверное, учредим какую-то премию «Ингосстраха». Мы выберем категорию, в которой эта премия будет. Но это пока что все только на этапе обсуждений идей.

А то, что, наверное, для нас важно, для «Ингосстраха». Мы, конечно, когда говорим, что мы в ответ просим, у нас есть возможность приобретать билеты Большого театра сегодня и мы как партнеры Большого театра для наших существующих клиентов и для наших потенциальных клиентов будем устраивать всякие конкурсы, лотереи, в которых будем разыгрывать билеты в Большой театр. Поэтому заходите на наш сайт чаще, скачивайте наше мобильное приложение. И мы через это тоже будем популяризировать свой бизнес, давая возможность людям, которые страхуются в «Ингосстрахе», потенциально получить некий бонус в виде возможности посетить Большой театр. А как мы знаем, билеты дефицитные.

А. Дыховичный― Владимир Георгиевич, вчера помимо подписания договора о генеральном спонсорстве открылся 244-й театральный сезон в Большом театре. Не могу не спросить о планах на новый театральный сезон.

В. Урин― Вы знаете, действительно мы вчера открыли 244-й сезон. И я, открывая вчера 244-й сезон вместе с коллегами и в том числе с Михаилом Юрьевичем, я должен вам сказать, что я посмотрел на то, что сделано за прошедший сезон, и когда мы перечисляли планы, то я, честно говоря, сам удивился их громадью.

Коротко. Ближайшие премьеры. 26-го сентября у нас на новой сцене Большого театра премьера «Сказка о царе Салтане» Римского-Корсакова, которую ставит Алексей Франдетти, за пультом – Туган Сохиев. Очень важный для нас спектакль. Это спектакль, адресованный родителям с детьми. Я очень надеюсь, что эта знаменитая сказка Александра Сергеевича Пушкина будет вызывать интерес у наших зрителей.

Следующая очень важная премьера. Вы знаете, что очень успешно в Большом театре долгие годы работал Алексей Ратманский. К сожалению, сегодня он работает в Соединенных Штатах Америки. Но мы продолжаем сотрудничать с ним. Он постоянно приезжает к нам на постановки наших спектаклей. С моей точки зрения, сегодня это один из самых востребованных наших бывших российских хореографов. И он у нас будет делать новую версии «Жизели». И эта премьера состоится в ноябре месяце.

Мы по-прежнему продолжаем сотрудничество с фестивалем в Экс-ан-Провансе. И следующая премьера будет – опера Пёрселла на новой сцене.

А еще об одной очень важной премьере для любителей оперы, я могу сказать, в оперном мире очень известно имя Дмитрия Чернякова. Это российский режиссер, который сегодня ставит практически во всех ведущих мировых оперных домах – и в Парижской опере, и в «Ковент-Гардене», и в «Метрополитен-Опера», и в Баварской опере.

И его расписание было так составлено, что мы даже не могли вклиниться, чтобы он вернулся на сцену Большого театра и поставил свою новую работу. В феврале месяце премьера оперы Римского-Корсакова «Садко». Я уверен, что эта премьера вызовет невероятный интерес, потому что Дмитрий всегда очень неординарно подходит к решению оперных произведений и русских опер. У него всегда свой очень современный и очень интересный взгляд.

Если говорить еще об очень таких важных премьерах – это три молодых хореографа делают вечер одноактных балетов. Все молодые хореографы. Это наши российские хореографы.

И мы завершим последней балетной премьерой «Мастер и Маргарита» на музыку Шнитке и Шостаковича. И делать это будет тоже один из интереснейших европейских хореографов Эдвард Клюг. А оперный сезон завершится «Дон Жуаном» Моцарта.

Я не назвал еще премьеры камерной сцены. Я не назвал пока еще все, что будет происходить с нашими выступлениями оркестра. Гастрольные планы тоже невероятно большие. Я вам должен сказать, что самые ближайшие гастроли у нас балетной труппы в Челябинске. Затем оперная труппа едет на гастроли в Оман с оперой «История Кая и Герды» («Снежная королева») Баневича.

Затем следующие гастроли – это гастроли оперной труппы в Париже и Тулузе, Франция. Они стали ежегодными. И мы всякий раз там показываем наши последние работы (русские оперы) в одном из лучших зданий – в Филармонии парижской. Это концертное исполнение.

Затем будут большие гастроли балетной труппы в Соединенных Штатах Америки. Мы работаем в Вашингтоне и в Чикаго. И всё.

М. Волков― Ну, на самом деле, вот гастрольная программа Большого театра для нас небольшим бонусом явилась, потому что, конечно, и в первую очередь Лондон как центр сосредоточения…

А. Дыховичный― А Лондон уже был.

М. Волков― Лондон уже был. Но он, я надеюсь, еще будет. И продвижение имени «Ингосстраха» в том числе среди перестраховочных рынков конечно для нас тоже явилось небольшим, но приятным бонусом.

В. Урин― Буквально два слова. Лондон – это гастроли, которые завершились в августе месяце. И после этого мы ушли в отпуск. И вот пришли и открыли сезон. А гастроли в Лондоне постоянные – раз в три года. Так же, как гастроли в Японии и так далее.

А. Дыховичный― А как рецензии лондонские?

В. Урин― Слушайте, вот если я вам покажу, сердце будет радоваться. Замечательные. Замечательные. Ну практически все в один голос заявляют, что сегодня такой труппы балетной по разнообразию и индивидуальности нету. И переполненные зрительный залы.

М. Волков― Ну, по-моему, теперь очевидно, почему «Ингосстрах» хотел быть партнером Большого театра.

А. Дыховичный― А я даже, если вы заметили, я и не спрашивал вас об этом. Михаил Волков, генеральный директор компании «Ингосстрах», и Владимир Урин, генеральный директор Большого театра, были у нас в гостях. Сотрудничество «Ингосстраха» и Большого театра, подписание договора о генеральном спонсорстве, – об этом мы говорили. Спасибо вам, Владимир Георгиевич! Спасибо, Михаил!

М. Волков― Спасибо!

В. Урин― Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире