'Вопросы к интервью
М. МАЙЕРС: Сейчас ноль часов и девять минут. Доброй ночи. У микрофона Маша Майерс. Это программа «История одного города». Борис Туманов!

Б. ТУМАНОВ: Доброй ночи.

М. МАЙЕРС: Здравствуйте, Борис! Я соскучилась по этой передаче. У меня ощущение, что мы давно не путешествовали по интересным местам. Сегодня мы в прямом эфире: +7-985-970-45-45 – это наш sms-номер. Присылайте ваши сообщения и ваши комментарии, если вы что-то знаете об истории того города, о котором мы сегодня будем рассказывать.

Б. ТУМАНОВ: Сегодня мы рассказываем историю одного Марракеша.

М. МАЙЕРС: Наши гости – Ирина Черняк, главный редактор журнала «Cosmopolitan Shopping». Доброй ночи!

И. ЧЕРНЯК: Здравствуйте, Маша!

М. МАЙЕРС: И Анас Бузид, шеф-повар ресторана «Марракеш».

А. БУЗИД: Здравствуйте!

М. МАЙЕРС: Я, как обычно, отправилась в поисковую систему выяснять, что такое Марракеш и где он находится. Я не узнала, где он находится, но я узнала, где находится ресторан «Марракеш» и как можно заказать мебельный гарнитур с таким же названием.

Б. ТУМАНОВ: Тогда придется вмешаться мне. Марракеш – это четвертый по величине город королевства Марокко, которое расположено на самой северо-западной конечности африканского континента.

М. МАЙЕРС: Одна из столиц?

Б. ТУМАНОВ: Одна из бывших столиц. И теперь я воспользуюсь случаем, чтобы сразу сказать: Марокко когда-то называли Марракеш. А слово «марокко» возникло из испорченного испанского произношения слова «марракеш». «Маруэкос» [Marruecos], — говорили испанцы, и от этого произошло слово «марокко». По сути дела, Марокко то и есть Марракеш.

М. МАЙЕРС: Я, кстати, в одной из статей прочитала, что в прошлом Марокко был известен на Востоке под именем Марракеш и до сих пор известен так в Иране. Это правда?

Б. ТУМАНОВ: Совершенно верно.

М. МАЙЕРС: Я думаю, Борис, что Вы сегодня опять будете больше спрашивать, чем задавать вопросы, потому что Ваше восхищение этим городом переполняет наш эфир.

Б. ТУМАНОВ: Я очень люблю этот город.

М. МАЙЕРС: Слово «марракеш» означает «красный город». Почему красный?

И. ЧЕРНЯК: Так город выглядит, там красные стены, цвета пустыни, и они сливаются с ней. Насколько я понимаю, там была подоплека, что это из соображений безопасности: чтобы город не угадывался на фоне песка.

М. МАЙЕРС: С высоты стратегического бомбардировщика?

И. ЧЕРНЯК: Ну, зачем Вы так. Когда караваны шли, был длительный путь и медленной приближение. Тем не менее город до сих пор сохранил удивительный розово-коричнево-красный оттенок стен. Он совершенно непередаваемый, не похож ни на один другой город.

Б. ТУМАНОВ: Я прошу прощения. Насчет цвета: охра – вот, мне кажется, этот цвет.

И. ЧЕРНЯК: Но она с розоватым оттенком.

Б. ТУМАНОВ: Да, с розоватым оттенком. Охра – это цвет песка, цвет пустыни, по сути дела. Я не знаю, маскировка это была или нет, но город сливается иногда.

М. МАЙЕРС: Анас, как Вы это объясняете? Вы сказали, что он не похож ни на один другой город. С чем Вы это связываете?

А. БУЗИД: Марракеш отличает очень сухой климат. Это очень жаркий город. Например, летом, в июне-августе, там температура больше 40 градусов. Бывает – до 50. Вот прошлым летом я был в Марракеше, был 51 градус. Все равно люди ходят, чувствуют себя нормально, делают покупки, работают. Я думаю, что цвет этого города сделали таким, чтобы от солнца не отражалось.

И. ЧЕРНЯК: А дома там в основном все белые, с белыми ставнями, с белыми дверьми. Это смотрится изумительно особенно на фоне побережья. А в пустыне это естественная среда.

А. БУЗИД: Стены домов в Марракеше очень толстые, чтобы жара в дом не проникала.

М. МАЙЕРС: Скажите, а их 51 градус можно сравнить с нашей температурой, или в Москве вообще такого не бывает?

А. БУЗИД: Марракеш находится между гор. Можно наблюдать такую картину: лето, жара 51 градус – когда погода ясная, можно увидеть снег на горах.

М. МАЙЕРС: Снег?! Это мираж?!

Б. ТУМАНОВ: Нет, Машенька.

А. БУЗИД: Например, утром в Марракеше очень прохладно. Днем начинает температура подниматься.

М. МАЙЕРС: Мы приезжаем на эфир к шести, семи, иногда к пяти. Если ты выходишь утром из дома, на тебе должны быть 33 одежки, которые можно периодически с себя снимать в течение дня, а потом к вечеру опять надевать.

А. БУЗИД: Прохладно летом – это градусов 17-20. А зимой в Марракеше действительно холодно. Бывает даже до одного градуса.

М. МАЙЕРС: И то, что в Марокко можно кататься на горных лыжах без проблем, это тоже правда? Где-нибудь в 70 км от 51 градуса можно кататься?

А. БУЗИД: В этом городе есть хорошие курорты, где можно кататься.

М. МАЙЕРС: Я буду голосовать за зимнюю олимпиаду в Марокко.

И. ЧЕРНЯК: Но в феврале мы ехали в южную эту страну, чтобы снимать моду для летних номеров: были купальники, была легкая одежда.

М. МАЙЕРС: Бедные девочки!

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, действительно, им было достаточно тяжело, но солнце было палящее, при том, что температура была достаточно низкая и в купальниках было работать тяжело.

М. МАЙЕРС: Н-да, страна контрастов.

Б. ТУМАНОВ: Я должен сказать на собственном опыте, что 51 градус в этих краях, в пустыне, если ты в тени, то переносится очень легко.

М. МАЙЕРС: Потому что сухо. Ну что ж, давайте отвлечемся от климатических особенностей и поговорим о городе. Ирина, как он выглядит? Как бы Вы могли его описать?

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, мне не всегда удается, когда мы выезжаем на съемки, путешествовать долго. Скорее всего, у меня возникают такие блиц-впечатления. Что касается Марракеша, то для меня это был один день. В любой такой поездки я ценю моменты откровения, моменты такой искренности, которые возникают у тебя и того места, где ты оказался. В Тунисе это была улыбка старика. Он был удивительный! Вы знаете, в нем была концентрация всего юмора, что может жить в этом народе. В Исландии для меня это был момент, когда я гнала табун лошадей. Вы знаете, я никогда в жизни не занималась этим в России, но в Исландии так случилось.

М. МАЙЕРС: Их надо было срочно выгнать со съемочной площадки! Спасти моделей, которые могли погибнуть под копытами диких лошадей!

И. ЧЕРНЯК: Нет, моделей там в тот момент не было. А в Марракеше у меня был удивительное ощущение. Пожалуй, у меня до этого была единственная встреча с этой страной — это фильм Бертолуччи «Раскаленное небо». Вот состояние какой-то жуткости, состояние какого-то тумана, в который погружается каждый европеец, когда попадает в эту страну. Состояние какой-то мистики, каких-то иных звуков или запахов, которые ты даже воспринимаешь через экран. Вот я ощущала страну такой, и я нашла страну именно такой. Самое удивительное – это абсолютная аутентичность этой страны. И главное – именно Марокко, который не стал до такой степени туристическим, что превратился просто в картинку самого себя.

М. МАЙЕРС: Мне кажется, в этом и заключается «туристическость» этого места.

И. ЧЕРНЯК: Любой человек, конечно, едет, чтобы найти что-то удивительное, что не увидит никто. Вы знаете, когда мы шли по улицам, у меня было ощущение, что я внутри фильма и идет какой-то кастинг Феллини. Какие-то удивительные типажи, которые проходят мимо тебя. Это течение людей просто постоянное: то это какие-то старики с удивительно колоритными лицами, то это женщины в чадрах, то это иностранцы, которыми мы тоже являемся, но, вы знаете, у них абсолютно шокированные лица. Тебя не может не поразить этот город своими звуками, запахами, стариной.

М. МАЙЕРС: А что стало точкой откровения, с которой Вы начали свой рассказ?

И. ЧЕРНЯК: Наверное, вот эти лица. Вы знаете, я совершила гигантскую ошибку: поскольку я работаю в модном журнале, мы оделись так, как мы оделись бы для любого другого города. Я ощутила, что ошибка была просто фатальной. Нельзя было одеваться в какую-то блестящую майку. Надо было стать частью этой страны.

М. МАЙЕРС: Неужели Вы надели бы чадру?

И. ЧЕРНЯК: Нет, не чадру, отчего же: это страна хиппи, честно говоря.

М. МАЙЕРС: Марокко – страна хиппи!

И. ЧЕРНЯК: Туда в свое время направился целый караван. Там до сих пор ходят легенды о хиппи, которого хозяин какого-то заведения бесплатно кормил, потому что видел, насколько он несчастен, а потом получил от него огромное то ли наследство, то ли что-то еще – огромное количество денег в благодарность за все. Просто этот хиппи был очень богат.

М. МАЙЕРС: Это хиппи специально распустили такой грязный слух, чтобы есть на халяву!

А. БУЗИД: Насколько я знаю, раз в два или три года собирается очень много народа с Европы (из Франции, Англии, Шотландии), и проводится очень большой фестиваль, который называется Гнао. Гнао – это такой фестиваль живой музыки. И там очень огромное количество людей. Там он просто отдыхают. Среди них есть хиппи.

М. МАЙЕРС: К ним действительно так лояльно относятся в Марокко?

А. БУЗИД: Да, нормально.

М. МАЙЕРС: Так, значит, что надо одевать?

И. ЧЕРНЯК: Не надо просто быть европейцем. Там все настолько колоритно, имеет свой, другой, цвет в одежде. Когда ты попадаешь на базар, тебя просто ослепляет блеск металлических ламп, тканей, пряности, апельсины.

Б. ТУМАНОВ: Если вернуться к описанию Марракеша, то Ирина прекрасно его обрисовала и переда его атмосферу. Марракеш у меня лично вызывает ассоциации с легендой.

И. ЧЕРНЯК: Да, абсолютно так. Таких городов немного.

М. МАЙЕРС: Прошу прощения – вы в Марракеше были, а я не была: я не понимаю, что значит «вызывает ассоциации с легендой». Расскажите какую-нибудь легенду в таком случае.

Б. ТУМАНОВ: Упрощая: это вызывает ассоциации с «Шахерезадой», «1000 и одна ночь». Этот неповторимый цвет, колорит.

М. МАЙЕРС: «Шахерезада» — это банально! Это самая яркое восприятие Востока, но оно банально. А вы говорите об особенностях!

Б. ТУМАНОВ: Хорошо! Вот Вам не банальное: Леонид Соловьев, «Похождения Ходжи Насреддина». Это великолепная легенда, кстати говоря. И вот это атмосфера, в которой сформировался можно сказать классический образ Ходжи Насреддина. В Марракеше этот образ был бы очень уместным.

И. ЧЕРНЯК: До сих пор, что характерно!

Б. ТУМАНОВ: Да, да! До сих пор!

И. ЧЕРНЯК: И встретишь там ослика, и людей, которые одеваются так, как одевался Ходжа Насреддин. И это удивительное «узнавание» того, чего ты никогда не переживал в жизни, кроме того, что читал в книжке или видел в кино.

М. МАЙЕРС: Видел в кино! Несколько десятилетий Марокко называют африканской фабрикой звезд. Но не потому, о чем вы думаете, если смотрите центральное ТВ, а потому, что здесь снято более 500 картин, ставших классикой мирового кино.

И. ЧЕРНЯК: Да.

М. МАЙЕРС: Вы сказали о Бертолуччи, вы сказали о Бельмондо. Здесь снимался фильм Хичкока «Человек, который слишком много знал». Из последних это, по-моему, фильм «Вавилон», если я ничего не путаю. Это снимали именно там, да?

И. ЧЕРНЯК: Да-да.

М. МАЙЕРС: Скажите, с чем связана такая удивительная «кинематографичность» Марокко? Я так понимаю, что Марракеш делится на Старый город и Новый город. А что с современным Марокко? Вы так говорите, как будто это некая сказка.

А. БУЗИД: В современном Марракеше есть самая известная улица, которая называется улица Франции. Там живут богатые люди: очень много европейцев – французов, англичан. Там очень чисто.

М. МАЙЕРС: А в остальном Марракеше?

А. БУЗИД: я имею в Вилу не в сравнении со Старым городом. В Старом городе одни дома, дома, дома. А тут посадили розы, растения, там просторнее. Там, в Новом городе, есть самые дорогие отели.

И. ЧЕРНЯК: И в одном из таких районов – восхитительный сад Мажорель [Jardin Majorelle], который нельзя не увидеть, если вы будете в Марракеше!

Б. ТУМАНОВ: Вот я с Вами абсолютно согласен. Это действительно очаровательный сад!

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, когда я впервые увидела фотографии этого сада, я поняла, что хочу там снимать: поскольку мы были там все-таки для fashion-съемок, мы предприняли все возможные шаги, чтобы это сделать. Но оказалось, что этот сад находится в частной собственности Пьер Берже и модельера Ив Сен-Лорана. Там есть музей, он открыт для посещения. Но снимать в парке имеет эксклюзивное право только Дом Ив Сен-Лорана.

М. МАЙЕРС: А! Конкуренты!

И. ЧЕРНЯК: Этот дом принадлежал художнику Жаку Мажорелю, который переехал жить в Марокко в 1919 году, для того, чтоб продолжить карьеру и вылечить туберкулез. Он остался там навсегда: собрал удивительную коллекцию растений. Даже один из цветов, которым он покрасил свой дом – удивительный синий цвет – назван «цвет Мажорель». Он ассоциируется именно с именем этого художника. Вы просто представьте: ослепительный синий, ослепительный желтый, розовый, зеленый – все это обрамляют удивительные растения, которые цветут все! Не просто отдельные цвета – а это каскад розовых цветов. Это фантастическая коллекция кактусов, которую вы, возможно, не увидите больше нигде в мире. Заросли бамбука, заросли каких-то еще удивительных растений, через которые ты продвигаешься. Тебе встречаются какие-то фонтаны, источники! Это надо, конечно, увидеть!

А. БУЗИД: А деревьям, которые рядом с этим садом находятся, минимум 20 лет. Мы рассказываем о Марракеше, но забыли рассказать о самой известной площади!

М. МАЙЕРС: Скажите, Анас, прежде чем мы доберемся до площади, а как там с водой? Вот Ирина так красиво рассказывает про сад, а Вы говорит «пустыня», «горы»!

А. БУЗИД: Сейчас есть колодцы. Есть такая система, которая называется «капелька за капелькой».

Б. ТУМАНОВ: Это гидропоника получается.

А. БУЗИД: Да, везде сейчас так делают, где мало воды. И через трубочки вода капает, и растения берут, сколько им надо, таким образом нет перерасхода воды. Хотя там горы, и всю зиму собирается снег, который летом превращается в живую воду.

М. МАЙЕРС: Вот где будет плохо после глобального потепления!

Б. ТУМАНОВ: Нет, Маша, не волнуйтесь! Там есть система артезианских колодцев.

М. МАЙЕРС: Нет, я не волнуюсь. Просто раньше, как известно, на пересечении рек строили города в нашей полосе.

Б. ТУМАНОВ: Кстати, давайте вспомним: город был построен в середине XI века.

М. МАЙЕРС: Ну, не основали бы, если бы не было пресной воды!

Б. ТУМАНОВ: Конечно, какие-то источники воды, видимо, были.

А. БУЗИД: Да, основал город Юсуф Ибн Ташфин (Youssef Ibn Tachfine), первый из рода Альморавидов. Он был писатель.

М. МАЙЕРС: А почему город был основан в этом месте? Расскажите легенду!

А. БУЗИД: Я не буду врать, не знаю.

М. МАЙЕРС: Борис, Вы все знаете! Расскажите, почему именно в этом месте был построен Марракеш! Есть какая-то легенда?

Б. ТУМАНОВ: Нет, никакой легенды здесь, к сожалению, нет. Это просто было, я бы сказал, прагматическим решением: этот город занимает стратегическую позицию, он как бы запирает проходы в горах, и, находясь в этой каменистой, гористой местности, он окружен естественными укреплениями.

М. МАЙЕРС: И пересечение торговых путей, наверное?

Б. ТУМАНОВ: Естественно.

А. БУЗИД: Я знаю одну легенду. Я знаю, что весь арабский мир и все арабские лидеры пытались захватить этот город. Там есть одна мечеть, которая называется Эльмара. У этой мечети было четыре огромных шарика на минаретах, и все хотели украсть эти шарики, потому что они были из золота, они светились.

Б. ТУМАНОВ: Ну да, издалека было видно эти шары.

А. БУЗИД: Хотя недавно выяснилось, что они просто из бронзы. И никому не удалось их украсть, потому что, как вы сказали, местонахождение города очень сложное. Марракеш находится практически в центре Марокко.

М. МАЙЕРС: А что можно посмотреть связанное с историческими событиями, с эпохами? Какие достопримечательности сохранились? Как там с развалинами, Борис?

Б. ТУМАНОВ: Я бы не назвал это развалинами. Там есть Каста — это укрепления, Старый город, стена.

М. МАЙЕРС: Не развалилась?

Б. ТУМАНОВ: Она поддерживается в хорошем состоянии, но я не скажу, что это вот целостная крепость.

М. МАЙЕРС:

М. МАЙЕРС: Ну что же это такое?! Вы же так любите этот город! Я Вас спрашиваю, что там посмотреть, а Вы меня отправляете смотреть на стену!

И. ЧЕРНЯК: Стена лишь обрамление драгоценности, которая скрывается внутри!

Б. ТУМАНОВ: А внутри прекрасные охристые дома, лабиринты улочек, те старики с мудрыми лицами, о которых говорила Ирина, стройные, изящные женщины.

М. МАЙЕРС: Нет, все: вы меня не убедили! Анас, расскажите лучше Вы про достопримечательности и какие-то исторические следы, которые остались на теле Марракеша.

А. БУЗИД: Мечеть Эльмара, о которой я рассказывал. Она находится в двух-трех километрах от Старого города. В центре этой мечети – огромный бассейн и сама башня. Высота башни, если мне память не изменяет, где-то 77 метров. Она была построена в XIII-XIV веке. Около нее сделан зеленый сад, там разные деревья растут. Второе самое известное место – площадь Джамаа Эль Фна. Называется она так, потому что там раньше казнили людей.

М. МАЙЕРС: Миленькое местечко!

А. БУЗИД: Но сейчас это самое популярное место: там танцуют, рисуют.

М. МАЙЕРС: На костях, да? Классно!

И. ЧЕРНЯК: Скажите, а там реально вырывают зубы? Там ведь насколько я знаю, прямо на площади работают дантисты.

А. БУЗИД: Я не видел.

Б. ТУМАНОВ: Да-да, доморощенные дантисты там работают.

И. ЧЕРНЯК: К сожалению, я не видела, а только слышала.

А. БУЗИД: Я тоже не видел, когда был там последний раз 6 лет назад. Сейчас, наверное, убрали их в другое место.

М. МАЙЕРС: В стоматологическую клинику.

Б. ТУМАНОВ: Я был там лет 15 назад, и я видел этих дантистов-кустарей.

И. ЧЕРНЯК: Насколько я слышала, они выставляют среди ночи кресло на площади. Все садятся безропотно и подвергаются операции.

Б. ТУМАНОВ: Я понял, что это дантисты, потому что на стуле сидел человек, у которого другой копался во рту.

А. БУЗИД: Вместо укола им дают какие-то травы для успокоения.

М. МАЙЕРС: Вот это мне больше нравится: такой туристический аттракцион на площади, где раньше казнили людей! Здесь есть хоть какая-то логика!

Б. ТУМАНОВ: Подождите, Маша. У нас тут интересная связь со слушателями. Про Джамаа Эль Фна уже написал один слушатель, отметив, что это одно из самых больших его впечатлений. А вот что касается того, как анестезируют эти дантисты, то наш старый знакомый Иван из Екатеринбурга спрашивает: «Крепкие напитки при плюс 50 градусов или скачки на дискаче – это же ультраэкстрим! Но как-то все-таки они то делают!». Будем все-таки говорить, что при том, что Марокко мусульманская страна, там не так все строго с отношением к спиртным напиткам.

А. БУЗИД: Не так все строго, но я не видел там публично выпивающих. Спиртные напитки там продают для иностранцев и в определенных местах. А так – народ пьет свежевыжатый апельсиновый сок, который стоит, если переводить на русские деньги, 7 рублей.

И. ЧЕРНЯК: На эту площадь нужно приходить ночью, когда стемнеет: только тогда там начинается самое интересное.

А. БУЗИД: В Марракеше в основном ночная жизнь. Днем там мало народу: там только туристы, торговцы и люди, которые работают. А ночью там как будто бесплатный концерт: люди со змеями, кобрами, погремушками.

М. МАЙЕРС: Уберите оттуда всех туристов – так и будет?

И. ЧЕРНЯК: Та и будет.

А. БУЗИД: Да! Я был в том году в апреле и летом. В апреле мы ждали такси около 45 минут, хотя это был не разгар туристического сезона. О чем это говорит: людям стало интересно.

М. МАЙЕРС: На ослике, Анас, надо ездить!

А. БУЗИД: В Марокко разный климат: на самом севере – северный климат, на самом юге – Сахара, там пустыня, в центре – другой климат, влажный. Самим мароккасцам стало интересно знать свои города: они приходят в Марракеш, смотрят, гуляют, отдыхают. Там, например, сложно снимать номер в отеле.

И. ЧЕРНЯК: Кстати, на площади рассказываются какие-то сказания или легенды либо на арабском языке, либо на марокканском. Туристы это практически непонятно. Сидя кругом марокканцы, причем в огромном количестве сбираются, и слушают эти истории, которым аккомпанирует какой-то музыкальный инструмент.

М. МАЙЕРС: То есть они сами себя развлекают.

И. ЧЕРНЯК: Да. Там танцуют танцовщики танец, характерный для Марокко, когда кисточка на феске начинает крутиться, они вводят в транс себя и всех окружающих. Вообще эта площадь вечером находится в состоянии транса. Надо просто себе представить: огромное количество мест прямо на площади, где готовят еду, соответственно поднимается просто столб пара, там же люди прямо рассаживаются и едят то, что приготовили повара.

Б. ТУМАНОВ: Ключевое слово – «едят»»! Маша! Среди нас – профессиональный шеф-повар! Давайте поговорим о кухне. Честно Вам говорю, Анас, что в Марракеше я побывал после Мавритании, а в Мавритании я пристрастился к кус-кус. В Марракеше я тоже искал, где можно поесть кус-кус. Скажите, что еще предлагает кухня и рестораны Марракеша?

А. БУЗИД: В Марракеше самое известное блюдо называется танжия – это такой глиняный кувшин. Если человек хочет танжию, он берет кувшин, идет туда, где продают мясо, ему туда запихивают мясо, например баранину, разные специи, без овощей, топленое масло и зелень, накрывают кувшин фольгой. Потом человек с этим кувшином направляется в национальную сауну, баню, и это блюдо готовится в течение семи часов в пепле. Вы не представляете, какая это вкуснота!

М. МАЙЕРС: То есть я прихожу со своим горшком?

А. БУЗИД: Для Вас будет ресторан. Вы просто приходите, и Вам подается блюдо готовое!

М. МАЙЕРС: Нет, с баней интереснее!

И. ЧЕРНЯК: В ресторане тоже готовится 7 часов?

А. БУЗИД: Нет, там это делается заранее.

М. МАЙЕРС: А так это в принципе можно оставить дома на печи?

А. БУЗИД: Я говорю, как обычная семья в Марракеше делает это национальное маррашеское блюдо. Это самое известное блюдо в Марракеше.

Б. ТУМАНОВ: Анас, если я Вас правильно понял, этот кувшин ставится, так же, как делается турецкий кофе, на песок?

А. БУЗИД: Да, этот кувшин запихивают в пепел, накрывают и не трогают: он сам доходит в течение семи часов, томится.

Б. ТУМАНОВ: Это должно быть безумно вкусно!

М. МАЙЕРС: Могу себе представить.

А. БУЗИД: А так Марракеш известен своими сладостями.

И. ЧЕРНЯК: Их подают везде.

М. МАЙЕРС: Называется «умри фигура»!

И. ЧЕРНЯК: Это такой прекрасный ритуал, когда тебе в любом месте – приходишь ты покупать ковер или в гостинице – угощают чаем!

А. БУЗИД: Чай и сладости – это приветствие: не важно, будешь покупать, не будешь покупать.

М. МАЙЕРС: А отказаться неприлично?

А. БУЗИД: Да.

И. ЧЕРНЯК: И очень опрометчиво, потому что это ОЧЕНЬ вкусно. Даже когда вы вернетесь домой, вы будете заваривать чай или наливать его таким способом, как это делают в Марокко.

М. МАЙЕРС: А как это делают в Марокко?

И. ЧЕРНЯК: Они присоединяют носик чайника к маленькому бокалу, все выше и выше поднимают чайник. Таким образом, струя практически на 30 см отстоит от стакана, насыщаясь кислородом за время пути, поэтому чай получается вспененный, при этом он очень сладкий, очень мятный.

Б. ТУМАНОВ: И крепкий.

А. БУЗИД: И утоляет жажду в такой жаре.

М. МАЙЕРС: Даже сладкий?

Б. ТУМАНОВ: Да, представьте себе.

А. БУЗИД: Во всем Марокко я ни разу не слышал, что кто-то пьет чай без сахара, причем его там много.

М. МАЙЕРС: А зеленый чай можно найти в этой стране, или там так не принято?

Б. ТУМАНОВ: А это и есть зеленый чай.

А. БУЗИД: Зеленый чай, мята, сахар, кипяток. В разные сезоны можно добавлять цветочки мандаринового или апельсинового дерева – это дает очень необычный аромат.

М. МАЙЕРС: Наверное, каждый помнит свое счастливое детство и апельсины из Марокко. Нам сейчас говорят, что это кормовые сорта, что на самом деле не те настоящие апельсины, которые вкусные марокканские. Это правда? Апельсин, который я сегодня покупаю в супермаркете и апельсин, который я съем в Марокко, это разные апельсины?

А. БУЗИД: Я могу вам сказать одно с очень большой уверенностью, потому что я недавно сталкивался с этим вопросом в ресторанном бизнесе: на сегодняшний день в Москве нет поставок из Марокко!

И. ЧЕРНЯК: Но на них наклеены ярлычки!

А. БУЗИД: Не знаю, каким образом они наклеивают, но я вас в этом уверяю. Я недавно из Марокко на эту тему: пока в Москве нет поставок.

М. МАЙЕРС: Все обман! Кошмар!

А. БУЗИД: Почему – я не знаю.

М. МАЙЕРС: Да разве нас интересует, почему? Бог с ним!

А. БУЗИД: Апельсины в Марокко очень сочные и очень сладкие.

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, у меня все-таки создавалась иллюзия, когда я вернулась, что я покупаю нечто подобное, но, наверное, профессионалам виднее.

М. МАЙЕРС: Фигушки!

А. БУЗИД: Марокканские апельсины можно узнать по запаху, едва отдерешь кожицу: в них нет химии. У меня друзья живут рядом с плантацией. Они каким-то образом познакомились с хозяевами, и я видел, как выращивают апельсины: они это делают очень-очень серьезно!

М. МАЙЕРС: Ну и чудесно, потому что я видела, как бананы к нам везут из Эквадора, как их обрабатывают – мало не покажется.

Б. ТУМАНОВ: Бананы надо есть в Африке.

М. МАЙЕРС: А апельсины надо есть в Марокко. А обувь покупать в Китае.

Б. ТУМАНОВ: Нет, не надо!

М. МАЙЕРС: А у нас что делать в таком случае? Репкой питаться и брюкву есть?

Б. ТУМАНОВ: Капуста, грибочки!

М. МАЙЕРС: И яблоки. Скажите, Анас, когда Вы возвращаетесь из Марокко в Россию, что Вы обязательно с собой берете, что покупаете? Не для бизнеса, а для себя. Допустим, из продуктов. Чего здесь нет? Может быть, какие-то специи Вы берете?

А. БУЗИД: Специи, да, апельсины обязательно, потому что все просят по апельсину, иногда – кокосовые ягоды, потому что здесь практически нет.

М. МАЙЕРС: Кокосовые ягоды?!

А. БУЗИД: Да, это такая штучка интересная. Больше ничего практически.

М. МАЙЕРС: Ирина, что Вы интересного привезли из Марокко?

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, украшения, волшебную шелковую кисточку с капельками стекла – она очень красивая и подошла к моей вполне себе европейской квартире. Мы привезли ковер одной нашей подруге: она заказывала и очень хотела. Мы выбирали очень долго, торговались, пересмотрели весь ассортимент магазина – это вообще особый ритуал.

Б. ТУМАНОВ: А браслеты Вы купили себе?

И. ЧЕРНЯК: Да, серебряные браслеты.

А. БУЗИД: Насчет торговаться: в Марокко это принято, они таким образом общаются с людьми.

И. ЧЕРНЯК: Да, я впервые в жизни это делала, и это мне доставило большое удовольствие.

А. БУЗИД: Если вам говорят, что это стоит, например, 100 рублей, обязательно назовите половину цены. Ничего страшного! У нас принято так торговать, смеяться, знакомиться – торговцы живут такой интересной жизнью.

И. ЧЕРНЯК: В это время вас напоят чаем, отведут на крышу дома, где вы находитесь и вы увидите Марракеш совершенно с другой стороны, увидите какие-то провода. На меня произвели впечатление провода: они были такие старые, это было так красиво. Какие-то балконы, которые чем-то хаотично украшены. Так было здорово!

Б. ТУМАНОВ: Мы забыли поговорить о женщинах, Маша.

М. МАЙЕРС: Мы еще и об автомобилях не поговорили.

Б. ТУМАНОВ: А автомобили причем?

М. МАЙЕРС: Я же читала: пишут на всяких сайтах люди, которые там бывали, что самое ужасное, конечно, автомобильное движение. И ослики, и козлики, и машинки, и всякие рикши – чего там только нет, в общем, не пройти и не проехать.

Б. ТУМАНОВ: На себя бы посмотрели! Московские пробки!

Б. ТУМАНОВ: Я хочу пару слов сказать о женщинах Марракеша.

М. МАЙЕРС: Может быть, Вы ради приличия Анаса спросите?

Б. ТУМАНОВ: Анас – оттуда.

М. МАЙЕРС: А, Анас выбрал русских женщин.

Б. ТУМАНОВ: Конечно. Почему-то именно в Марракеше национальные мусульманские одежды удивительно гармонично выглядели на марракешских женщинах. Именно там. Ни в Арафате, ни в Касабланке у меня этого впечатления не возникло. Они были как будто частью этой декорации.

И. ЧЕРНЯК: Могу с Вами согласиться. Особенно тут такой удивительный акцент на глазах, красиво подведенных. Совершенно особые ювелирные украшения, которые не встретишь ни в одной стране, потому что они как раз призваны поддержать платок или хеджаб.

М. МАЙЕРС: Это ювелирные украшения?

И. ЧЕРНЯК: Да, уникальные, арабские украшения для закалывания платка. Вы знаете, единственное, что фотографировать не надо женщин, поэтому наш фотограф всегда снимал от живота – «животные» съемки, потому что в том шуме, что там творился, когда он нажимал, был какой-то звук, но он не прицеливался на людей, а снимал «с руки», абсолютно вслепую. Потом рассматривали результаты: что-то получилось. Может быть, мы делали нехорошо. Но очень хотелось запечатлеть эту колоритную атмосферу.

М. МАЙЕРС: Анас, может быть Вы что-нибудь расскажете?

А. БУЗИД: Уже все сказано. Просто люди там стесняются, особенно женщины. Им непонятно, почему на них так смотрят, почему их фотографируют. Они часть этого города, мало кто может себе позволить уйти от этой традиции. Если в Марракеше жить, можно попасть в средние века.

Б. ТУМАНОВ: Давайте говорить правду: если я иду по Москве и вижу, что какой-то турист меня фотографирует как диковинку, меня это тоже возмутит и взбесит, конечно же!

М. МАЙЕРС: Да ладно Вам, а я, например, готова улыбнуться ему.

Б. ТУМАНОВ: Маша, ну Вы – известная кокетка.

М. МАЙЕРС: Что значит «известная кокетка»? Вас фотографируют – это приятно: столько внимания. Представляете, я – достопримечательность Москвы.

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, там никто не препятствует тебе быть европейцем, никто не будет смотреть на тебя косо, если ты одет как европеец и обнаруживаешь, что ты не местный житель. Но в тот же момент, мне кажется, всегда очень правильно соблюдать обычаи и традиции той страны, в которой ты находишься, иначе просто не стоит в нее приезжать.

Б. ТУМАНОВ: В чужой монастырь со своим фотоаппаратом не ездят.

И. ЧЕРНЯК: Да.

М. МАЙЕРС: Я куплю местный!

А. БУЗИД: Жители Марракеша уже привыкли. Туристы, например, ходят в шортах. Никто их не трогает, не обращает внимания: это – нормально, особенно для этого города.

И. ЧЕРНЯК: Там пристают к туристам: пока ты идешь по этой площади, ты получишь как минимум 10 предложений сопровождать тебя. Лучше один раз согласиться, потому что этот человек спасет вас от 9 остальных.

Б. ТУМАНОВ: В Италии то же самое.

М. МАЙЕРС: И что он расскажет?

И. ЧЕРНЯК: Вы знаете, они скорее вас заведут в лавки. Но есть и дипломированные гиды.

А. БУЗИД: Да, есть.

М. МАЙЕРС: Бегает по площади, пристает к туристам и показывает свой диплом.

И. ЧЕРНЯК: Нет, у них есть сертификаты.

А. БУЗИД: Сейчас уже государство борется с этими неорганизованными действиями. А люди очень много могут говорить. Это удивительный город! Мы все не знаем, например, а гиды там живут.

М. МАЙЕРС: Скажите, Анас, а какие животные живут в этом городе рядом с людьми? Принято, например, в Марокко заводить большую собаку?

А. БУЗИД: У нас, например, все держат собаку в саду.

М. МАЙЕРС: В 51 градус! Бедное животное!

А. БУЗИД: Дома это как-то не принято. Но сейчас уже город меняется, европеизируется, но процентов на 20, не больше. И там дома держат и кошек и собак.

М. МАЙЕРС: Мне кажется, что там можно просто у-ме-реть в 51 градус! Вы меня не убедили, что вы меня спасете сладким чаем.

Б. ТУМАНОВ: Но Вы попробуйте!

М. МАЙЕРС: Я попробую. Есть какие-то сообщения, которые Вы бы хотели прочитать?

Б. ТУМАНОВ: Есть. Вот Ирина написала: «Легенда о Марокко: со слов мужа, который был там давно, Марокко – потрясающая страна, в которой температура весь год не понижается и не повышается – 25 градусов. Это рай на земле! Я мечтала всю жизнь побывать в Марокко». Я думаю, мы согласимся с Ириной. Это действительно потрясающая страна, а Марракеш – это потрясающий город.

М. МАЙЕРС: Это Борис Туманов, это программа «История одного города». Мы сегодня рассказывали вам историю одного Марракеша вместе с нашими гостями — Анасом Бузидом, шеф-поваром ресторана «Марракеш»; Ириной Черняк, главным редактором журнала «Cosmopolitan Shopping». Весьма симпатичный город у нас получился. Спасибо огромное!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире