'Вопросы к интервью
М.МАЙЕРС: Сейчас – 23 часа и 8 минут. У микрофона Маша Майерс и Борис Туманов – на своём боевом посту. Здравствуйте, Борис!



Б.ТУМАНОВ: Добрый вечер! Здравствуйте!



М.МАЙЕРС: Я сразу представлю наших гостей, — это генеральный директор финансовой корпорации «Открытие», — Вадим Беляев.



В.БЕЛЯЕВ: Добрый вечер!



М.МАЙЕРС: Добрый! И Мария Макарова – представитель офиса по туризму в Швейцарии в России.



М.МАКАРОВА: Здравствуйте!



М.МАЙЕРС: Ну, как вы понимаете, говорить мы будет о швейцарском городе. Уже в должности нашей гости есть подсказка, толстый намёк на тонкие обстоятельства.



Б.ТУМАНОВ: Ну, да. Не о французских же городах.



М.МАЙЕРС: Да, вы знаете, сегодня мы будет рассказывать вам история одного Цуриха, или «Зюрика», как говорят. В общем, это немножко иное произношения, но, тем не менее, суть от этого не меняется. Вы знаете, что меня поразило? Вот открываешь новости про Цюрих, ну, там какие-то такие смешные новости, не деловые, а смешные новости. – И там: «Лучший город для того, лучший город для этого. Лучший город для делового туризма, лучший город для проживания». Москва по сравнения с этим, там, каждый раз фигурирует в списках самого дорогого города, а Цюрих нет. Вот Цюрих, оказывается, просто лучший со всех сторон! Вот мне бы хотелось просто спросить, согласны или не согласны? Вадим?



В.БЕЛЯЕВ: Нет, не согласен. Со всех сторон, конечно нет.



М.МАЙЕРС: Объясните подробней.



В.БЕЛЯЕВ: Ну, смотрите, он дешевле, чем Москва и чем Лондон, и может быть, чем Нью-Йорк. Ну, это ещё от курса франка очевидно зависит. Он маленький такой, немножко сонный, очень неторопливый. Там наверно, мне кажется, хорошо встречать старость. Не знаю, не пробовал. А вот вести какой-то такою активную жизнь… Да, там штаб-квартира крупнейших швейцарских банков, да, там Банхофштрассе. Я, кстати, долгое время, даже будучи там, считал, что Банхофштрассе – оно именно от банковского слова происходит. А оказалось, что это вокзал.



М.МАКАРОВА: Это привокзальная улица.



В.БЕЛЯЕВ: Да. Там, конечно, на этой центральной улице – куча магазинов, особенно часы всё время продают.



М.МАЙЕРС: Ага, и шоколадки.



В.БЕЛЯЕВ: И шоколадки, да. По большому счёту жить там, как-то, навсегда, мне кажется скучновато.



М.МАЙЕРС: Нет, давайте скажем, что там можно жить, навсегда, начиная от…



В.БЕЛЯЕВ: Вот это у каждого своё – это «от».



М.МАЙЕРС: Ну, понятно.



В.БЕЛЯЕВ: Вот когда, наверно, начали нравиться совсем молодые девушки, уже можно жить там.



Б.ТУМАНОВ: Ха-ха-ха!



М.МАЙЕРС: Печальная картина.



Б.ТУМАНОВ: Можно сказать, что вам нравятся сейчас зрелые женщины?



В.БЕЛЯЕВ: Да.



Б.ТУМАНОВ: Замечательно!



М.МАЙЕРС: Маш, согласны, что Цюрих самый лучший со всех точек зрения? И самое главное лучший город по качеству жизни.



М.МАКАРОВА: По качеству жизни безусловно, потому, что… В общем-то, критерии по которым оценивается город очень-очень много, идеал безусловно недостижим. Но Цюрих получил высокие пункты, высокие рейтинги по очень многим сторонам жизни. Включая – экологию, включая… Действительно, он не самый дорогой город, чему ему стоит порадоваться, по сравнения с Москвой, например. Включая – кухню, которая очень разнообразна и вкусна. Безусловно – он скучноват, безусловно, по сравнению с Москвой, которая бурлит и кипи. Но давайте будет адекватно оценивать ситуацию, Цюрих – самый большой город в Швейцарии, — это 350 тысяч жителей.



М.МАЙЕРС: Это с пригородами?



М.МАКАРОВА: Нет, это только Цюрих. Но с пригородами будет пятьсот.



Б.ТУМАНОВ: Можно я скажу несколько слов в защиту Цюриха?



М.МАЙЕРС: Ну, попробуйте.



Б.ТУМАНОВ: Дело в том, что существует такая градация городов, которая введена совсем недавно, с 1999-го года и которая называется: «Мировой город». Цюрих причислен к этой категории, в которой достаточно очень много критериев, они достаточно сложны, в частности там нужно, чтобы город был сосредоточен банковско-финансовых…



М.МАЙЕРС: Ну, с этим то в Цюрихе-то проблем нет.



Б.ТУМАНОВ: Нет. Это первое. Чтобы у него транспортные артерии были, так сказать международного масштаба.



М.МАЙЕРС: С этим тоже проблем нет.



Б.ТУМАНОВ: Да, совершенно верно.



В.БЕЛЯЕВ: Вокзал имеется, да?



М.МАЙЕРС: Да, вокзал, вот, тот самый.



М.МАКАРОВА: И не один.



Б.ТУМАНОВ: Нет, авиационное сообщение имеется в виду, прежде всего. Чтобы это был культурный центр.



М.МАЙЕРС: Об этом мы поговорим подробнее.



Б.ТУМАНОВ: Да. И так далее и тому подобное. Вот такие скучные, в общем-то, честно говоря, критерии. Но, тем не менее, Цюрих – это один из мировых городов, такой же, как и Москва, я не знаю, Лос-Анджелес.



М.МАЙЕРС: Рискну предположить, что кроме всего прочего, он должен быть поликонфессиональным и многонациональным.



Б.ТУМАНОВ: Кстати говоря, да. Этот критерий тоже там есть. И, кстати, на 30 процентов население Цюриха состоит из иностранцев.



М.МАЙЕРС: Какой кошмар! Как от этого страдают бедные швейцарцы!



Б.ТУМАНОВ: Понаехали тут.



М.МАЙЕРС: Понаехали тут! И туда тоже понаехали. Рискну предположить, что всё-таки основное население Цюриха, действительно, представители делового мира.



М.МАКАРОВА: Да нет. Ну, конечно там существует и молодёжь, и там рождаются дети.



М.МАЙЕРС: Не может быть?! Серьёзно?!



Б.ТУМАНОВ: Там не только старички.



М.МАЙЕРС: Не только старички. Тогда вопрос: «С чего начинается Цюрих?». Вадим, для вас.



В.БЕЛЯЕВ: Ну, Банхофштрассе начинается.



М.МАЙЕРС: Да, понятно, где много банков.



В.БЕЛЯЕВ: А может быть и заканчивается.



М.МАЙЕРС: А если серьёзно?



В.БЕЛЯЕВ: Ну, нет, серьёзно, с этой улице. Она идёт, по-моему, через весь город, как основная артерия. Хотя, кстати, движение там непростое, я несколько раз приезжал туда на машине из Женевы. С одной стороны, в Швейцарии очень легко ездить, там понятная разметка, там понятные знаки, тебя пропускают, ну, если со своим же однополчанином не встретишься, естественно, тоже на арендованной машине.



Б.ТУМАНОВ: Ну, да.



М.МАЙЕРС: А такое бывает?



В.БЕЛЯЕВ: Сплошь и рядом. Наших там очень много. Центр города устроен очень непросто, там определённое количество тоннелей, улиц односторонних. Поэтому, до тех пор, пока там не накрутишься, обычно я в гостиницу заезжал там раза с четвёртого, с пятого. Город, хорошо, что маленький, то есть, делаешь несколько кругов и, в конце концов, как-то попадаешь.



Б.ТУМАНОВ: Ну, да, это не третье кольцо.



М.МАЙЕРС: По окружной цюревской кольцевой автомобильной дороге. И только после этого попадаешь. Ну, а вообще, какая, собственно, необходимость ехать на машине, если это не связано с вашими… Вы можете сесть на поезд. И также приехать, и выйти рядом с отелем. По-моему, там с транспортом проблем нет.



В.БЕЛЯЕВ: Да, но я, кстати, покаюсь, — я ни разу на поезде там не ездил. Я вообще люблю ездить на машине, здесь не очень получается, поэтому за границей…



Б.ТУМАНОВ: Отводите душу.



В.БЕЛЯЕВ: Да.



М.МАЙЕРС: А парковки?



В.БЕЛЯЕВ: Машина арендованная, поэтому с ней проще, паркуешся где хочешь.



М.МАЙЕРС: А потом вам домой присылают шраф.



В.БЕЛЯЕВ: Вы знаете, нет, не присылают. Несколько раз, конечно, этикетки вешили, но одни, видимо, на арендную компанию приходят. И мне кажется, те не всегда занимаются тем, что переадресуют штрафы. Может быть я сейчас, что-то и не то сказал, но мне так кажется.



М.МАЙЕРС: Ну, короче говоря, это не Вадим Беляев, и никакого отношения не имеет к финансовой корпорации «Открытие», как вы понимаете.



Б.ТУМАНОВ: И на машине он там не ездит.



М.МАКАРОВА: И никогда правил не нарушает.



В.БЕЛЯЕВ: И вообще мне всё приснилось.



М.МАЙЕРС: А паркуется идеально, как известно.



М.МАКАРОВА: Конечно, только в специально отведённых местах.



М.МАЙЕРС: Маш, с чего начинается Цюрих? Тот же вопрос.



М.МАКАРОВА: Для меня, как ни странно, он тоже начинается с Банхофштрассе.



М.МАЙЕРС: Какая банальность.



Б.ТУМАНОВ: Ну, вот.



М.МАЙЕРС: Такое ощущения, что это реально одна деревня с одной улицей, как у нас, в каждом городе есть улица Ленина.



М.МАКАРОВА: Я крайне редко в Цюрих приезжаю на машине, я всегда езжу туда на поезде.



Б.ТУМАНОВ: И всё равно Банхофштрассе.



М.МАКАРОВА: И всё равно. Вы приезжаете на центральный вокзал, вы выходите, и попадаете на Банхофштрассе. Но если встать к ней спиной, то вы упираетесь в старый город. И вот там эти маленькие, удивительные, уютные улочки, с двумя красивейшими церквями, Гроссмюнстер и Фраумюнстер, в одной и которых, в Фраунмюнстер витражи знаменитого Марка Шагала, которые он делал тогда, когда ему было далеко за семьдесят. И граждане Цюриха страшно ему благодарны за этот подарок городу. С одной стороны, банки и ювелирные магазины, часовые магазины, дорогие бутики. С другой стороны, у вас сразу же начинается культура, культура и история города.



М.МАЙЕРС: Как сказал один мой знакомый: «Знаете, как по-английски будет культур-мультур?» Как? – «Culture-Multure» — сказал он. Я не знаю, правда, это или нет, мой английский не столь совершенен.



Б.ТУМАНОВ: Нет, разумеется. Он просто калькировал.



М.МАЙЕРС: Понятно.



Б.ТУМАНОВ: Culture-Multure, да, действительно.



М.МАЙЕРС: Так. И что, и эта культура, это что?



М.МАКАРОВА: Эта культура, это история, это, безусловно, очень интересный город с точки зрения «культур-мультур». Там больше пятидесяти музеев. И там есть полотна Пикассо, Ван Гога, Матисса, которым позавидует наша Третьяковская галерея и даже Эрмитаж. Человек, который интересуется этими аспектами жизни, — безусловно, стоит посетить. И, к сожалению, — это люди старшего поколения, которых это интересует.



В.БЕЛЯЕВ: А, что вы сейчас так на меня посмотрели?



М.МАКАРОВА: Вы сказали, что Цюрих интересен только людям старшего поколения.



В.БЕЛЯЕВ: Нет, почему? Я этого не говорил. Я сказал, что там хорошо жить людям старшего поколения. Интересен, наверно, он всем. Как-то проходя по этой самой, любимой Банхофштрассе, я уловил однозначный запах марихуаны, причём, такой концентрированный. Пожалуй, в жизни только видел ещё в Соху, в Нью-Йорке.



Б.ТУМАНОВ: А откуда он доносился?



В.БЕЛЯЕВ: Компания молодых людей сидела и курила, вообще, никого не стесняясь.



М.МАЙЕРС: Ну, там, по-моему, насколько я знаю, сидеть-то можно на одном этом несчастном пятачке, где вот зелёненький газончик.



В.БЕЛЯЕВ: Нет, там лавочки стоят, там же трамвай ходит, там трамвайные остановки. При этом, на моих глазах, мне стало любопытно, мимо продефилировала несколько раз полиция, которая там ходит.



М.МАЙЕРС: Это означает, что Швейцария настолько толерантна, или что за этим стоит?



Б.ТУМАНОВ: Полицейский был ленивый.



В.БЕЛЯЕВ: Не знаю.



М.МАЙЕРС: Ничего себе такой городишко. «История одного Цюриха». Значит, смотрите: такой город, там одна улица, на машине там можно крутиться, потому, что не проедешь, потому, что она слишком узкая, а не отнюдь не потому, что там пробки.



В.БЕЛЯЕВ: Улица-то, вообще, Маш, пешеходная. Я вам больше скажу, она не узкая, там ходят только трамваи и люди.



М.МАЙЕРС: То есть, именно поэтому вы не могли подъехать к вашему отелю.



В.БЕЛЯЕВ: Конечно.



М.МАЙЕРС: Надо было садиться на трамвай. Вы знаете, я действительно долго сомневалась, не заглядывая, при этом, в официальные, какие-то там, источники. Что является столицей Швейцарии? Потом мне сказали умные люди: «Да ты не думай, их там пять этих столиц». И насчитали: Берн, Женеву, Цюрих, что ещё?



Б.ТУМАНОВ: Базель



М.МАЙЕРС: Базель, и? Наверно…



Б.ТУМАНОВ: Лозанна.



М.МАЙЕРС: Лозанна, — вроде как, олимпийская, Локарно, — кинематографическая. Значит, соответственно, Базель – культурный центр.



Б.ТУМАНОВ: Берн – это официальная столица.



М.МАЙЕРС: Берт – официальная столица. А Цюрих, получается, — финансовая столица. А как, в общем, вот вопрос наверно к Вадиму, или, может быть, к Борису. Если мы говорим, всё-таки об истории одного города, в том числе. Каким образом так сложились обстоятельства, что именно в этом месте были сконцентрированы основные финансовые потоки?



Б.ТУМАНОВ: Объясню. Видимо, вот это финансовое призвание Цюриха, было предопределено его самым-самым первым предназначением. Это когда-то был укрепленный пост Римской империи, самой северной её части, на границе с сегодняшней Бельгии. Там была обнаружена надгробная стелла, второго века нашей эры. На которое это место обозначалось как «таурис». Собственно, от этого слова, искажённого, уже германизированного, и произошло слово Цюрих.



М.МАЙЕРС: Какая связь между «таурис» и Цюрих? Я не слышу.



Б.ТУМАНОВ: Трансформация произношений. В принципе, считается, что само слово это кельтского происхождения. Но местные жители постепенно они германизировались, олиманы пришли туда. И это слово стало постепенно произноситься с начало, как: «цюрий», а потом «цюрИй», а потом уже, как «цюрихь». Вот и всё.



М.МАЙЕРС: Как это звучит сегодня?



Б.ТУМАНОВ: «Цюрих», и «Зюрих» на-немецком, Зюрихь – на-французском, в общем-то, одинаково почти что. Первоначально, Цюрих был таможенным постом, просто-напросто.



М.МАЙЕРС: Какая банальность.



Б.ТУМАНОВ: Видимо это и предопределило. Я слушал Вадима и думал, что, в общем, что-то справедливое в его словах есть. Этот город был обречён, стать таким, какой он есть.



М.МАЙЕРС: У меня такое ощущение, что это, как его основной недостаток. У меня, в общем-то, всё-таки, складывается ощущения, что это его достоинство. Потому, что он какой-то, вот, очень аккуратненький, очень такой чистенький, очень такой, действительно приятненький.



Б.ТУМАНОВ: Ну, аккуратненьких городов, Маш, наверно, в Европе можно найти повсюду, кроме Швейцарии. Цюрих не единственный, аккуратный город.



М.МАЙЕРС: Ну, ладно. На фоне того, как Европе сейчас (неразборчиво), скажем так. В общем, с аккуратными городами уже большие проблемы.



Б.ТУМАНОВ: Всё познаётся в сравнении. Когда я приехал в Женеву, после того, что я видел во Франции и в Бельгии, мне Женева показалась, вообще, пределом частоты, уже недосягаемым. Я думаю, что местные жители просто «маньяки» частоты.



М.МАЙЕРС: Если вы не будете вмешиваться, мы так с Тумановым и будем болтать, понимаете?



Б.ТУМАНОВ: Но когда я попал в Берн, я понял, что Женева по сравнению с Берном просто «помойка». Вот, Вадим поддакивает.



В.БЕЛЯЕВ: Да, это правда.



Б.ТУМАНОВ: Это, действительно, так.



М.МАЙЕРС: Я не шучу, я, действительно, прочитала в литературе фразу о том, что, оказывается, в Цюрихе, можно есть суп с мостовой, без тарелки.



М.МАКАРОВА: Трудно, наверно.



М.МАЙЕРС: Ну, это не я придумала, это Джеймс Джойс, таким образом, высказался о Цюрихе, понимаете?



М.МАКАРОВА: Ну, точно могу тебе сказать, что можно пить из любого фонтанчика.



Б.ТУМАНОВ: А, с точки зрения частоты, да, конечно!



М.МАЙЕРС: Ну, конечно. А вы что думали?



Б.ТУМАНОВ: Ну, нет, ну, мало ли.



М.МАЙЕРС: А вы думали формой и содержания?



Б.ТУМАНОВ: Ну, конечно.



В.БЕЛЯЕВ: С точки зрения того, что больше поесть-то негде.



М.МАЙЕРС: Как это?!



Б.ТУМАНОВ: Только на мостовой!



М.МАКАРОВА: Да.



М.МАЙЕРС: Так, теперь мне хотелось бы, чтобы наши гости рассказали, раз уж там поесть негде. То может быть, там, попить, можно найти?



В.БЕЛЯЕВ: Из фонтанчика, вам уже сказали. Из любого, причём.



М.МАЙЕРС: Хороший городишко, мне нравится. Такая финансовая столица мира.



М.МАКАРОВА: Там же деньги делают, а не едят.



М.МАЙЕРС: А, действительно, там еды, поэтому нет, там же одни деньги. Там питаются банкнотами.



Б.ТУМАНОВ: Цюриехские гномы.



М.МАЙЕРС: Значит, два вопроса, три даже! Вопрос о еде, вопрос о кулинарной культуре, вопрос о питейной культуре, вопрос, всё-таки, о гномах. Это существует как стереотип, это действительно, живые люди, которые ходят по этой несчастной одной улице, кроме которой там, как известно, ничего нет. И они могут, вот, называться неким сословием Цюриха, таким особенным, выделенным в отдельную касту. Или нет?



В.БЕЛЯЕВ: Кто? Банкиры?



М.МАЙЕРС: Да.



В.БЕЛЯЕВ: По-моему, нет. У меня большие сомнения, что их там вообще много, на самом деле. Это же, так сказать, заблуждения, даже не заблуждения, — это немножко сказка, что это финансовая столица. Это конечно не Нью-Йорк, это, конечно, ни какой не Лос-Анджелес, это не «сити». Да, там есть два банка, в моём понимании, — «UBS» и «Credit Suisse». И то, там условные штаб-квартиры, ну, работает там какое-то количество. Да, там правит весь «банкинг», который хорошо известен многим российских гражданам, которые туда заезжают. На самом деле, у этих банков основная инфраструктура-то не там. Эти банки мировые, поэтому основные, я думаю, силы, вообще, в Америке сконцентрированы, у них там «трейдинг деск», «бэк-офисы», и всё остальное. В Цюрихе же ничего этого нет.



Б.ТУМАНОВ: Вадим, у меня к вам вот такой вопрос, как к специалисту. Швейцарские банки, швейцарские банкиры, — на мой любительский, так сказать, взгляд, — считаются эксклюзивом, именно потому, что в Швейцарии, как мне доводилось слышать, как нигде в мире охраняют банковскую тайну. Что ты положил деньги в швейцарский банк, и ты можешь быть абсолютно уверен, что ни одно правительственное учреждение, ни одна административная структура и ни один суд, так сказать, не докопается до того, сколько у тебя денег и чей это счёт, и так далее и тому подобное.



В.БЕЛЯЕВ: Нет, конечно, это не так. И масса примеров уже было, и с нашими российскими гражданами, когда всплывала информация об их счетах. И, по-моему, есть уже договоры, взаимные, у России со Швейцарии. Что в случае если прокуратура присылает запрос, то они ответят, в большинстве случаев. Конечно, если американцы захотят, они получат всю информацию. Это давно понятно, во всей финансовой структуре это элементарно. Более того, есть такой нюанс, да, не профессиональные финансисты иногда его упускают. Дело в том, что валюта страны существует, безналичная, только в стране своего происхождения. Поэтому, если вы открываете счёт в швейцарском банке, но счёт в американских долларах. То это значит, что на самом деле этот счёт открыт, конечно же, в Америке, а швейцарский банк лишь промежуточная структура. Поэтому, понимаете да? Проследить, понять американцев, например, вообще элементарно. Они всё это видят. Это немножко легенда. С другой стороны, что значит легенда? Если у тебя всё нормально, если у тебя уплачены налоги, если за тобой не гоняется Интерпол, генпрокуратура, не знаю кто там ещё, арабы… Так сказать, не будем перечислять. В принципе, по большому счёту прекрасные банки, надёжные, — ну, UBS несколько, последнее время выглядит сомнительно, но, в принципе, все больше банки выглядят не очень хорошо. Всё в порядке. Наверно, в ближайшие сто лет, вряд ли кто-то разорится. Да, есть определённое количество маленьких банках, да? Когда говорят о швейцарских банках, действительно, в основном, мы цепляем эти мировые гиганты «UBS» и «Credit Suisse», которые давно не швейцарские, это надо понимать. В Швейцарии, дай Бог, три процента их сотрудников, я думаю, два процента их активов сконцентрированы, — это же мировые гиганты. Есть мелкие частные банки. У меня особого опыта работы с ними не было. По-моему, их там порядка тысячи.



М.МАКАРОВА: Да, их там довольно много.



В.БЕЛЯЕВ: Да. Ну, это, действительно, закрытые истории. Я думаю, что там, практически, например, российскому гражданину счёт открыть невозможно. Так?



М.МАКАРОВА: Да.



В.БЕЛЯЕВ: Так, что может быть, вот, это и есть то самое, да? Но, как бы, мы же этого не касаемся?



М.МАЙЕРС: Да, короче, мы вас туда не пустим. Мы все такие вот швейцарцы, такие все рафинированные, но мы вас туда не пустим. Слушайте, а правда, кстати, мне рассказывали, не знаю, байка это или нет, что они не имеют права закрыть счёт, если там лежат деньги. И якобы, Владимир Ильич Ленин, с Надеждой Константиновной Крупской, — которые, проживали в славном городе Цюрихе, о чём напоминает табличка на одном из домов. Значит «Furer of russian revolution» — я прочитала, совершенно с незнанием немецкого языка. Но я поняла, что это фюрер, или «русиш», «революсиш». Что якобы там остались какие-то полторы копейки, которые за прошедшие столетия доросли до какой-то суммы. Ну, тем не менее, пусть эта сумма, там, я не знаю, сто франков сейчас, или ещё что-то. И что, они даже, эти несчастные банкиры, поскольку им эта возня надоела, — они попросили, какую то внучатую племянницу, троюродного дедушки. Попросили эти деньги снять и забрать. Говорят: «Да, ребят, заберите». Они говорят: «Да не нужны нам ваши, значит эти сто франков. Пусть лежат, и отстаньте от вас, пусть они там дальше растут себе и растут». И, что якобы на имя Ленина до сих пор существует, я не знаю, правда, это или нет, что там до сих пор существует этот счёт, который записан на фамилию Ленина.



Б.ТУМАНОВ: Я думаю, что помимо Владимира Ильича, там наверняка есть многие счета, невостребованные, наших эмигрантов, аристократией и прочее-прочее. Которые скоропостижно скончались…



М.МАЙЕРС: Кстати, а вот какие-то следы этих людей, вот они есть в Цюрихе? Русская диаспора, она вообще там существует?



М.МАКАРОВА: Безусловно, существует. Там не самая большая русская диаспора среди городов Швейцарии, в Женеве гораздо больше. Опять таки, это обусловлено тем, что там огромный квартал международных организаций в Женеве. В Цюрихе меньше компаний международного значения, в которых работают русские люди. Но, тем не менее, несколько тысяч русских людей ассимилировались и живут там, выйдя замуж, женясь, родив детей, работая в разных компаниях.



Б.ТУМАНОВ: Тут разные поколения?



М.МАКАРОВА: Разные.



Б.ТУМАНОВ: И первая волна эмиграции.



М.МАКАРОВА: Безусловно. И нынешняя. И современная.



М.МАЙЕРС: Ну, по крайне мере фотография, где по мима, вот, Ленин, значит «Der Furer of russian revolution», не знаю, как это сказать по-немецки. По крайне мере там вывеску книжный магазин, на фотографии, где написано «Книжный магазин», русскими буквами.



М.МАКАРОВА: Это магазин русских книг.



М.МАЙЕРС: Это магазин русских книг, наверно. И вот он в Цюрихе тоже существует, как я поняла, судя по изображения, которое я видел.



М.МАКАРОВА: Да-да.



М.МАЙЕРС: Про сыр нас тут спрашивают. Нас просят рассказать про сыр. Вы будите рассказывать про сыр? Когда вы будите рассказывать о цюриехской кухне.



В.БЕЛЯЕВ: Вы он «Фондю» имеете в виду?



М.МАЙЕРС: Я не знаю, что имеет виду Джейси Дентон, который прислал нам сообщение. +7 985 970-45-45.



В.БЕЛЯЕВ: Я думаю, он во всём мире представлен, и в московских магазинах тоже вполне доступен. Мне кажется, что там, конечно «Фондю», потому, что когда идёшь по улице, этот аромат, его ни с чем не перепутаешь. Он не очень, на мой взгляд, привлекательный. Но, если познакомиться уже с этой темой, то, конечно, очень интересно. То есть, — это расплавленный сыр с вином, в который макается в хлеб. Там, видимо, есть какие-то, специальные добавки, потому, что воняет так…



М.МАКАРОВА: Ну, просто это расплавленный сыр, просто это сыр твёрдых сортов, типа «Грювьера» и «Башрана». Поэтому, они, действительно, такие…



В.БЕЛЯЕВ: Пахучие.



М.МАКАРОВА: …с определённым запахом, да. Никаких особенных премудростей там нет. Мы готовы даже рассказать сейчас рецепт «Фондю». Это очень простое блюдо. Нужно взять 200-и грамм одного твёрдого сыра и 200-и грамм другого сорта твёрдого сыра.



М.МАЙЕРС: Вот это тоже подробней, Маш. Это ровно по той простой причине, что ты ещё попробуй ещё найди в московских магазинах.



М.МАКАРОВА: Нужны твёрдые сорта, необязательно швейцарские. Пожалуйста, возьмите два…



М.МАЙЕРС: Вообще любой.



В.БЕЛЯЕВ: Возьмите российский и эмментальский.



М.МАКАРОВА: Они не твёрдые.



Б.ТУМАНОВ: Или российский и швейцарский.



М.МАЙЕРС: Ну, тогда, пармезан и ещё что-то…



М.МАКАРОВА: Ну, пармезан, наверно, нет. Классическое «фондю» это «грювьер», который, сейчас…



Б.ТУМАНОВ: Который, с дырками, вот.



М.МАЙЕРС: Нет!



Б.ТУМАНОВ: Как нет?!



М.МАКАРОВА: Не в коем случае.



М.МАЙЕРС: «Грювьер» это не с дырками.



М.МАКАРОВА: «Грювьер» — он совсем без дырок, он твёрдый.



Б.ТУМАНОВ: А, прошу прощения, «грювьер», — да.



М.МАКАРОВА: Это классический «фондю», пятьдесят на пятьдесят. Один из сортов это «грювьер», — он продаётся в московских магазинах, в московских супермаркетов. Натрите 200-и грамм «грювьера» и 200-и грамм другого, любого твёрдого сорта сыра.



М.МАЙЕРС: А по 300-а можно?



М.МАКАРОВА: Можно по 300-и, если у вас большая компания. Блюдо довольно сытное, поэтому объедаться не рекомендуется. Котелок с плотным дном нужно натереть чесноком, туда высыпается этот сыр и заливается тем объёмом вина, белого сухого вина, которым вы натёрли сыра. Если у вас 400-а грамм сыра, значит 400-а грамм вина. Если у вас 600-т грамм сыра, значит 600-т грамм вина.



Б.ТУМАНОВ: А ещё нужны длинные вилки.



М.МАКАРОВА: Да. Для любителей, ещё можно добавить маленькую рюмочку, пятьдесят грамм, какой-нибудь фруктовой водки. Можно не добавлять, это на любителя. И добавить ещё две ложки кукурузного крахмала.



М.МАЙЕРС: Вадим, вам как больше нравится? С водкой или без водки?



В.БЕЛЯЕВ: Водку можно отдельно. В любом случае, придётся потом долго вентилировать квартиру.



М.МАЙЕРС: Это можно сделать не природе.



Б.ТУМАНОВ: Вот поэтому я люблю больше «бургундское фондю».



М.МАЙЕРС: А «бургундское фондю» это что?



М.МАКАРОВА: Это с мясо.



Б.ТУМАНОВ: А это уже с мясом, в растительном масле, оно кипит.



М.МАКАРОВА: Или в бульоне, да.



М.МАЙЕРС: Подождите, это всё преподносится, как такая изысканная кухня. А это расплавленный сыр, в который нужно макать хлеб?



Б.ТУМАНОВ: Да.



М.МАКАРОВА: Ну, не стоит забывать, что Швейцария, изначально крестьянская страна. Это крестьянское блюдо, его изобрели швейцарские пастухи, когда-то высоко в горах, когда у них ничего не осталось, кроме куска засохшёго сыра, и засохшей булки.



М.МАЙЕРС: Ну, вот я так понимаю, это колобок русский. То есть поскрести там по этим самым…



М.МАКАРОВА: По сусекам.



М.МАЙЕРС: По сусекам, там, по этим…



Б.ТУМАНОВ: «Суп из топора», короче говоря.



М.МАКАРОВА: Да.



М.МАЙЕРС: Понятно. И теперь это преподносится, как изысканное швейцарское блюдо.



М.МАКАРОВА: Никто не преподносит его, как изысканное блюдо, оно просто швейцарское.



Б.ТУМАНОВ: И им пахнет на улице, как справедливо заметил Вадим.



М.МАКАРОВА: Да. Особенно в горах, зимой, после долгого дня катания на горных лыжах, вам хочется плотно, вкусно поесть, — обычно заказывают «фондю». Но, конечно, это люди, который любят сыр.



М.МАЙЕРС: Вот Саша нам пишет: «Штрафы приходят часто, их заносят в базу, потом могут не дать машину, в совершенно неожиданной стране». Так, что, Вадим, вы по аккуратнее.



В.БЕЛЯЕВ: Думаю, правда. Более того, рассказывали недавно, что в Америке даже без штрафов, при выезде на автостраду, ну, в принципе, это в любой европейской стране возможно. Фиксируется время, когда вы подъезжаете, чтобы оплатить, отдаёте талончик, после этого выходит полицейский и вас арестовывает. Потому, что известно время, известно расстояние, и можно посчитать среднюю скорость, если она превышена.



М.МАЙЕРС: Вот так, вот?



Б.ТУМАНОВ: Даже так.



В.БЕЛЯЕВ: Даже так!



М.МАЙЕРС: То есть, вас не зафиксировали.



В.БЕЛЯЕВ: Нет, вас не надо нигде…



М.МАЙЕРС: Просто посчитали расстояние на время, и вас оштрафовали?!



В.БЕЛЯЕВ: Вас арестовали.



Б.ТУМАНОВ: Даже арестовали.



М.МАЙЕРС: Мамма мийа, Господи, вот, что научно-технический прогресс с людьми делает. Кошмар, какой!



Б.ТУМАНОВ: Не говорите. Слушайте-ка, Вадим, ваш рассказ о швейцарских банках пробудило опасение у Дмитрия. Он спрашивает: «Если я в России открыл счёт в долларах, про это тоже в США знают?».



В.БЕЛЯЕВ: Да, конечно.



Б.ТУМАНОВ: Вот так.



В.БЕЛЯЕВ: Не в том дело, что знают конкретно по расчётам этого Дмитрия, да? Но, всё равно они видят все денежные потоки, которые проходят. Конечно, если это ваш личный счёт, и у вас там ваши сбережения вашей жизни, вряд ли, это кого-нибудь заинтересует. Но если вы пытаетесь использовать это для проведения неких, скажем, сомнительных, или очень больших, или секретных операций, то, конечно, это бессмысленная история.



М.МАЙЕРС: Скажите, а вот какой-то швейцарский менталитет играет роль в работе, допустим, в банковской работе. Как-то о них говорят как… Ну, может быть, здесь с немцами некое может быть сравнение, но тем не менее не с русскими и американцами. Или это интернациональная история?



В.БЕЛЯЕВ: На мой взгляд – абсолютно интернациональная. Тем более, что там много народу не швейцарского работает. Всё-таки в основном, мне кажется, там национальные корни не так важны, важен профессионализм. А для этих людей понятия страны, города, по-моему, уже не существует. Если ты профессионал, то, ты, в общем-то, перемещаешься по миру, работаешь в разных странах. Во всяком случае, «фронт-офисы» правят этим «банкингом», там, в основном, не швейцарцы.



М.МАЙЕРС: Кстати сказать, что касается стирания границ. Всё-таки Швейцария, — давайте не будет забывать о том, — старалась как-то держаться обособленно, да? Это швейцарский франк, это швейцарская виза. Но, тем не менее, дрогнуло правительство страны.



М.МАКАРОВА: Ну, оно не то, что бы дрогнуло, — швейцарский франк, как был швейцарским франком, так он и останется. Никто не собирается вступать в Евросоюз, на сегодняшний день.



М.МАЙЕРС: Но при этом, совершенно, же, спокойно можешь платить в евро и тебе уже, даже…



М.МАКАРОВА: В крупных магазинах – безусловно.



М.МАЙЕРС: А, что, в мелких не можешь?



Б.ТУМАНОВ: У них столько евро нет для сдачи.



М.МАЙЕРС: Да всё у них есть, я вас умоляю.



Б.ТУМАНОВ: Ну-ну-ну, не надо.



М.МАЙЕРС: А потом, сдачу они могут дать и франками.



М.МАКАРОВА: Да, сдачу они тебе отдадут обязательно франками.



М.МАЙЕРС: А Шенген?



М.МАКАРОВА: Швейцария подписала договор с Шенгеном, два года назад он ратифицирован, но пока не вступил в силу.



М.МАЙЕРС: Когда?



М.МАКАРОВА: Скорее всего, в марте следующего года?



М.МАЙЕРС: А с чем связано это решение? Что, надоело быть такими особенными? Хочется интегрироваться? Или просто уже замучили претензиями, что ты ездишь по Европе и по границе объезжаешь великолепную, желтенькую страну?



М.МАКАРОВА: Ну, просто, всё дело в том, что, скорее всего, это увеличит поток туристов. А Швейцария – очень туристическая страна и туризм четвёртое место занимает по доходам в страну.



В.БЕЛЯЕВ: После банков, шоколада и, интересно, что третье?



М.МАЙЕРС: И про часы с шоколадом, вы нам тоже сейчас отчитаетесь, я надеюсь. А эмиграция? Есть такая проблема в Швейцарии.



М.МАКАРОВА: Ну, в Швейцарию, практически, невозможно эмигрировать нелегально, там очень серьёзная полиция.



М.МАЙЕРС: Которой пофигу на марихуану.



М.МАКАРОВА: Они занимаются отловом нелегалов, а свои пускай курят марихуану. А легальная эмиграция, она довольно сложна, потому, что легально эмигрировать и получить вид на жительство, там, практически, невозможно.



Б.ТУМАНОВ: Вадим, ваш ответ на вопрос Дмитрия о долларовом счёте в России, спровоцировал интересную реплику некого Валерии. Который говорит: «Главное, что прокурор Российской Федерации не знает, а до Америки, до фени.



М.МАЙЕРС: Да, наверно.



Б.ТУМАНОВ: В общем, так оно и есть.



М.МАЙЕРС: В общем, наверно, правильно. Про напитки теперь отчитайтесь нам, пожалуйста. Мы поняли, что водку лучше пить отдельно, а не лить её в сыр, не заниматься извращенством.



Б.ТУМАНОВ: Да, действительно. Портить продукт.



М.МАЙЕРС: Это точно. Переводить. Вообще, в принципе, что пьют в Швейцарии? Что вы посоветуете?



М.МАКАРОВА: Ну, мало кто знает, что Швейцария производит собственные вина. И у них довольно большое количество виноградников, по швейцарским меркам. Опять таки будет уточнять, потому, что страна маленькая.



М.МАЙЕРС: Сколько всего человек в ней живёт?



Б.ТУМАНОВ: Семь с половиной миллионов.



М.МАЙЕРС: Ну, в общем, да.



Б.ТУМАНОВ: Меньше чем в Москве.



М.МАЙЕРС: Одна треть



Б.ТУМАНОВ: Две трети Москвы.



М.МАКАРОВА: Две трети Москвы. И, соответственно, как бы, в разных регионах производят разные сорта вина. Недалеко от Цюриха, в основном, это сорта белого вина. В Тичино-Итальянском кантоне, в основном, это красное мерло. А в регионе женевского озера, ну, больше белого, но, и красное, тоже присутствует. Эти вина, практически, не представлены в России. Швейцарцы всегда шутят, что они так любят своё вино, что они выпивают его, практически, всё сами.



М.МАЙЕРС: Ну, это правда, наверно.



М.МАКАРОВА: Наверно это правда. Но если вы будите в стране, то, безусловно, стоит попробовать местные вина и местные кухни.



Б.ТУМАНОВ: Ну, это, видимо, в общем, мои воспоминания о Швейцарских винах, они очень отрывочны. Но это то, что французы называют «честное вино», не больше.



М.МАКАРОВА: Безусловно.



Б.ТУМАНОВ: А пиво?



М.МАЙЕРС: Вот, Валерий спрашивает: «Какое пиво предпочитают в Швейцарии? Был в Австрии, что-то не припомню швейцарских сортов».



В.БЕЛЯЕВ: Ну, не знаю.



Б.ТУМАНОВ: Вот, даже Вадим пожал плечами. Я, честно говоря, напрягаю память…



М.МАЙЕРС: Короче говоря, пить там нечего, есть там нечего, улица там одна, озеро тоже, в общем.



М.МАКАРОВА: Тоже одно, это точно.



М.МАЙЕРС: По крайней мере, рядом с Цюрихом. Кстати сказать, дорогие друзья – 363-36-59. Мы сейчас и вам помучаем на тему Цюриха. Если есть, что добавить, если есть чем похвастаться, то милости просим.



Б.ТУМАНОВ: А про часы?



М.МАЙЕРС: Да, про часы и шоколадки. Нет, просто мы без стереотипов, без этих, никуда не уйдем.



Б.ТУМАНОВ: Ну, а куда мы уйдём? Четыре главных, так сказать…



В.БЕЛЯЕВ: Ну, часы, часы, да. Но это, мне кажется, не только Цюрих, любой город Швейцарии наполнен часовыми магазинами. Я никогда глубоко в этом не разбирался, но слышал, что, лет пятнадцать-двадцать назад, — был колоссальный кризис в этой отрасли, о, практически, все, разорились. Более того, пришлось запускать фирму «Swatch(es)», которая, на самом деле, государственный проект.



М.МАКАРОВА: Ну, это объединение такое…



В.БЕЛЯЕВ: Для того, чтобы, как-то поддержать часовую продукцию. А потом им крайне повезло, потому, что с начала появились арабы, а потом я появились мы. И, собственно, мы вдвоём выкупаем всё, что в Швейцарии производят.



Б.ТУМАНОВ: Сметаем с прилавков.



В.БЕЛЯЕВ: Ну, где-то девяносто процентов. По-моему, пятнадцать миллиардов долларов, у них оборот по прошлому году, если я не путаю.



М.МАКАРОВА: Не могу сказать точно.



В.БЕЛЯЕВ: Евро даже, пардон, евро. В Америке, там, десять лет назад, люди вообще не знали о существовании механических часов, это был нонсенс. Если есть часы на батарейках, которые ходят точно и не надо заводить.



М.МАЙЕРС: И причём электронные, с циферками, да?



В.БЕЛЯЕВ: Да. Зачем нужны… Ну, то есть, у меня реально был случай, когда знакомому подарили механические часы. Он через день их принёс и сказал, что они сломались, потому, что они больше не ходят. (Неразборчиво). Моё мнение, что это такая большая, ну, авантюра, что ли, можно назвать. Ещё есть замечательная фирма «Zepter», она тоже существовала раньше, в Цюрихе сейчас есть магазин «Zepter». Но я думаю, что до того, как эту прекрасную посуду не начали продавать в Москве через систему сетевого маркетинга, ещё в Швейцарии не было, почему-то. Я сейчас не в коем случае не хочу обидеть уважаемую фирму, мне так кажется… Вот с часами, по-моему, тоже самое.



Б.ТУМАНОВ: Ну, я не знаю, у меня на руке, я не буду называть марку, она достаточно скромная. Механические часы, которые служат мне верой и правдой, тридцать семь лет.



М.МАЙЕРС: Швейцарские… А «Кристан» у них был пятнадцать лет назад, ровно по этой причине. Как купили, так больше нет необходимости покупать второй раз.



Б.ТУМАНОВ: Да.



В.БЕЛЯЕВ: Конечно. Они теперь, мне кажется, стараются такие не делать. Как собственно такие автомобили…



М.МАКАРОВА: Швейцарцы не делают автомобилей.



В.БЕЛЯЕВ: Я имею в виду Германию, Японию. Конечно же, всё должно обновляться.



М.МАЙЕРС: У меня швейцарские часы на руке. Давайте все будет хвастаться. У вас швейцарские часы, Вадим?



В.БЕЛЯЕВ: «Часо», я даже не знаю.



М.МАКАРОВА: «Часо» — это швейцарские.



М.МАЙЕРС: Маш, это швейцарские?



М.МАКАРОВА: Конечно.



М.МАЙЕРС: Борис, швейцарские?



Б.ТУМАНОВ: Мои той же марки.



М.МАЙЕРС: Ну, вот, понимаете.



В.БЕЛЯЕВ: У меня приятель коллекционирует «Улис Нардин», у него их уже штук тридцать или сорок. То есть, носить можно не все, из того, что он покупает.



М.МАЙЕРС: Почему?



В.БЕЛЯЕВ: Ну, некоторые просто чудовищно дорогие, в случае если он их уронит, и они перестанут ходить или ещё, что-то.



М.МАЙЕРС: Это будет трагедия или разорится ровно в этот момент?



В.БЕЛЯЕВ: Он не разорится, но, в общем, это достаточно смешная, на мой взгляд, история. И главное, что по большинству из них невозможно определять время, как вы понимаете. Потому, что часы со сложным устройством, с большим количеством хитрых механизмов, таких крутящихся и прочих. То есть, нужно обладать специальным знанием и глазами, чтобы понять, на что они показывают.



М.МАКАРОВА: Не согласна.



В.БЕЛЯЕВ: Ну, слушайте это всё…



М.МАКАРОВА: Я была в компании «Улис Нардин» несколько раз.



В.БЕЛЯЕВ: Я не на «Улис Нардин» нападаю, как и не на «Zepter», не в коем мере.



М.МАКАРОВА: Ну, они делают часы, на которых очень хорошо видно время.



В.БЕЛЯЕВ: В том числе, я бы сказал.



Б.ТУМАНОВ: На моих видно.



В.БЕЛЯЕВ: Ну, они тридцать пять лет назад были сделаны, они далеко вперёд шагнули.



М.МАЙЕРС: Кстати, на моих часах нет, этих, значений, вообще нет значений.



В.БЕЛЯЕВ: Я видел массу часов швейцарских, на которых нет стрелок.



М.МАЙЕРС: Нет стрелок?!



В.БЕЛЯЕВ: Мне кажется, это уже давно не механизм для определения времени. Кстати, я своего товарища вот спросил: «А как ты время определяешь?». Потому, что там действительно есть несколько моделей, где этого сделать практически невозможно. Говорит: «Как-как? На телефоне смотрю, на мобильном».



М.МАЙЕРС: Ну, понятно.



В.БЕЛЯЕВ: Это просто ювелирное украшение.



М.МАЙЕРС: Ну, а про шоколадки нам ещё расскажите, чтобы мы уж совсем залезли уже…



Б.ТУМАНОВ: «Зашвейцарились».



М.МАЙЕРС: «Зашвейцарились» во всех этих прекрасных стереотипах. Или этих мифах, которые достойны, чтобы быть развеянными. И мы будем общаться с людьми, потому, что людей у нас много и желающих рассказать о Цюрихе, — по телефону 363-36-59, тоже, в общем, большое количество.



М.МАКАРОВА: Ну, давай мы коротко о шоколаде поговорим. Потому, что это тоже нужно делать целую отдельную передачу. О производстве шоколада и о тех марках шоколадных компаний, которые существуют в Швейцарии. Раз уж мы говорим о Цюрихе…



М.МАЙЕРС: Слушай, ну, это тоже миф, подожди, или это вот…



М.МАКАРОВА: Нет, их действительно очень много.



М.МАЙЕРС: Нет, я имею в виду, что они какие-то особенные.



М.МАКАРОВА: Они просто очень качественные, они сделаны из натуральных продуктов.



М.МАЙЕРС: Ну, понятно, коровы живут только в Швейцарии, в другом месте…



М.МАКАРОВА: Нет.



Б.ТУМАНОВ: А причём тут коровы?



В.БЕЛЯЕВ: Шоколад добывают из коров – это известно всем!



М.МАЙЕРС: Вы знаете, кстати, что меня поразила одна простая вещь, в общем, может она и не такая удивительная. Коровы пасутся и там такой вот шнурочек, проводочек такой натянут. То есть не забор там, не колючая проволока, ничего, а такой вот поводочек. Этот проводочек, немного не мало, — тебя бьёт током.



М.МАКАРОВА: Не тебя, а корову.



Б.ТУМАНОВ: Корову.



М.МАЙЕРС: Нет, он бьёт и тебя, если ты подходишь.



В.БЕЛЯЕВ: Если ты корова.

М.МАЙЕРС: Нет, ну интересно же, ты до него дотрагиваешься, а тебя как жахнет, и волосы дыбом встали.



В.БЕЛЯЕВ: Вот поэтому у них и шоколад хороший, да?



М.МАЙЕРС: Вот я ровно об этом и думала. Так вот…



М.МАКАРОВА: Так вот, возвращаемся к шоколаду. В Цюрихе есть замечательная компания «Шпрюнгли», — это одна из старинных шоколадных компаний. У неё, на нашей любимой, Банхофштрассе есть два магазина. Это шоколад ручной работы, они больше ста лет ста производят шоколад и всяческие конфеты, с различными начинками, — очень вкусные. И уникальны они именно тем, что они делают шоколад вручную, до их пор. Это не машинное производство и рецепты хранятся только у мастеров. И если вы будите в Цюрихе, то обязательно заходите в «Шпрюнгли». Людям, которые любят шоколад – это достаточно дорогой и очень приятный будет подарок, если вы привезёте им коробочку разнообразные конфет от «Шпрюнгли».



М.МАЙЕРС: Слушайте, а как сориентироваться-то? Ну, условно говоря, сыры я знаю, их всё равно, там пять сортов, самых изысканных. А здесь, вот я захожу в магазин и там вот этот развесной шоколад, и он какими то, немыслимым количеством, со всем на свете, от белого, до чёрного.



М.МАКАРОВА: Вы можете купить одну конфетку.



В.БЕЛЯЕВ: Маш, лизните.



М.МАЙЕРС: Не поможет



Б.ТУМАНОВ: Нет, Вадим прав. Методом проб и ошибок.



М.МАКАРОВА: Конечно.



Б.ТУМАНОВ: Вот я, например, от белого шоколада, — раз попробовал, отказался навсегда. Я признаю только горький шоколад. Молочный тоже не люблю. Ну, уже выбор сужается.



М.МАЙЕРС: Да, после этого я буду (неразборчиво), как часы. Вы скажите: «Да, швейцарский». Или нет? Или вы бельгийский больше любите? Ну, что 363-36-59. Господа, тот, кто был в Цюрихе может добавить какую-нибудь, не знаю, какой-то…



В.БЕЛЯЕВ: Полезную информацию.



М.МАЙЕРС: Кстати сказать, мы совсем не рассказали о том, как этот город выглядит. Может, вы нам расскажите? 363-36-59. У нас просто не так много времени, чуть больше десяти минут, до конца передачи. Хочется услышать ваше мнение об этом городе. Я напоминаю, что наши гости – это генеральный директор финансовой корпорации «Открытие» — Вадим Беляев. И Мария Макарова – представитель офиса по туризму Швейцарии в России, большой специалист по швейцарским шоколадкам. Доброй ночи. Здравствуйте!



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!



М.МАЙЕРС: Да, доброй ночи. Скажите, как вас зовут? Бывали ли вы в Цюрихе и что можете добавить?



СЛУШАТЕЛЬ: Да, я бывал в Цюрихе. Меня зовут Виктор Сергеевич.



М.МАЙЕРС: Да Виктор Сергеевич.



СЛУШАТЕЛЬ: Да?



М.МАЙЕРС: Радио сделайте тише, пожалуйста.



СЛУШАТЕЛЬ: Ага, я его выключил.



М.МАЙЕРС: Да, спасибо. Что добавите?



СЛУШАТЕЛЬ: Ну, что добавить? Прекрасный город…



М.МАЙЕРС: Ну, я, честно говоря, по рассказу Вадима и Марии не поняла, что он такой распрекрасный.



Б.ТУМАНОВ: Кто, что любит.



СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну, что вы! Это великолепный город, с большой историей. Да, римские легионеры приходили. В общем, у него история огромная. Очень красивый. Вы лучше задавайте мне вопросы, а я вам отвечу. Потому, что мне так проще будет.



М.МАЙЕРС: Мне хочется узнать, что вам больше всего понравилось? Вот какая деталь?



СЛУШАТЕЛЬ: А мне всё нравится. Мне очень нравится…



М.МАЙЕРС: А, нет, так не бывает!



СЛУШАТЕЛЬ: Мне нравится гулять вдоль озера цюревского, вдоль реки Лиммат. И по Банхофштрассе я люблю гулять.



М.МАЙЕРС: И вы туда же.



СЛУШАТЕЛЬ: Потом очень нравится старый город. Но, в основном, я страшно люблю прогулки на теплоходе по озеру, и прогулки вдоль набережной.



М.МАЙЕРС: Не скучно?



СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не скучно. Очень много народу, красивый очень народ, есть на, что посмотреть.



Б.ТУМАНОВ: Это в смысле женщины.



СЛУШАТЕЛЬ: Женщины там великолепные! Лучше, о чём-нибудь спросите меня.



М.МАЙЕРС: Нет, не буду. Спасибо большое! Мне больше понравилось «Прекрасный народ, есть на что посмотреть».



В.БЕЛЯЕВ: Кстати, на счёт женщин, тоже, может быть, сейчас открою небольшую тайну. Такого количества, я извиняюсь, публичных домов, как в Цюрихе, я не видел ни где, в мире.



Б.ТУМАНОВ: Это объясняется…



В.БЕЛЯЕВ: Они там заделаны под стриптиз клубы. Но они там, особенно, в старом городе…



Б.ТУМАНОВ: Ну, как у нас сауны.



В.БЕЛЯЕВ: Нет, у нас сауны не фронтируются. А здесь прямо фотографии расклеены. И просто через каждые два дома.



М.МАЙЕРС: Это вопрос о том, как прекрасно там проводят время стареющие…



В.БЕЛЯЕВ: Финансисты.



М.МАЙЕРС: …финансисты, скажем так.



В.БЕЛЯЕВ: И любителя шоколада.



М.МАЙЕРС: Совершенно справедливо. Это к вопросу о том, как там работает полиция? Это вот ещё один штрих к портрету этого чудесного города. Слушайте, у нас пять телефонных линий горит, в общем, все, которые имеются. Не знаю, честно говоря, на каком остановиться номере. Вот, пожалуйста! Здравствуйте!



СЛУШАТЕЛЬ: О! Не верю своему счастью! Здравствуйте!



М.МАЙЕРС: Да, я увидела, что вы нам первый раз звоните, и решила, что вы достойны того, чтобы рассказать о Цюрихе. Как вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Страхов Алексей, я звоню из Серпухова.



М.МАЙЕРС: Да, здравствуйте! Что скажите?



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ну, был в Цюрихе одни раз, проездом в Сен-Поль-де-Ванс. Гулял, где-то, два раза по пол дня, по городу. Ну, был, в основном в центре, ну, центр, то есть вокзал, Банхофштрассе, Вайнплац, Башня Урания. Прокатился на трамвае до новой штаб-квартиры «Fifa», — это рядом с зоопарком, там, где-то в самом верху. И в общем, от туда вернулся пешком.



М.МАЙЕРС: Слушайте, ну, вы как отчёт, да? Чтобы мы вам командировочные заплатили.



В.БЕЛЯЕВ: Это: «Как я провёл лето».



М.МАЙЕРС: Да! А можно более эмоционально? Ну, что понравилось, что не понравилось, буквально две детали.



СЛУШАТЕЛЬ: Ну, здесь вылизаность, какая-то, вот, бросилась в глаза.



М.МАЙЕРС: Даже противно, правда? Даже не плюнуть.



СЛУШАТЕЛЬ: Ну, противно, не противно, ну, в общем-то, так скажем, ничего особенного я там не увидел. Ну, город, конечно красивый. Ночью прилетел в Москву, ехал от Шереметьево, по пустой Москве, после новогодней там…



М.МАЙЕРС: Вот она, красота-то настоящая!



СЛУШАТЕЛЬ: Да, была красота. Но Москва произвела после Цюриха, некое провинциальное впечатление.



М.МАЙЕРС: Правда?!



СЛУШАТЕЛЬ: Да. И потом, вернулся в Серпухов, буквально на утро…



М.МАЙЕРС: И вот она, столица!



СЛУШАТЕЛЬ: …то это просто уже кошмар, Серпухов мне, в общем-то, не нравится.



М.МАЙЕРС: Понятно. Ну, то есть, Цюрих – Серпухов, то, всё-таки 1:0, да? Я так понимаю.



В.БЕЛЯЕВ: Думаю даже не один ноль.



СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению да. Сложно сравнивать Цюрих с Серпухов. Цюрих – это мировая столица.



М.МАЙЕРС: Но вылизан, ну, просто до противного. Спасибо вам!



СЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста!



М.МАЙЕРС: Я так чувствую, что я сейчас буду коллекционировать, «Что плохого можете сказа о Цюрихе?».



Б.ТУМАНОВ: Маша, вот пока мы говорили, Настя нам сообщила: «В цюриехском зоопарке есть носорог».



М.МАЙЕРС: Бурные и продолжительные аплодисменты.



В.БЕЛЯЕВ: Кстати, могу сказать, почему он там есть. Сейчас не поверите.



М.МАЙЕРС: А это, действительно, какой-то, эксклюзивный такой.



В.БЕЛЯЕВ: Я не знаю на счёт этого носорога, но я знаю, что это символ швейцарской Банкирской ассоциации.



Б.ТУМАНОВ: А, специально привезли, равнодушными не остались.



М.МАЙЕРС: Я надеюсь, что он на особенном финансировании.



М.МАКАРОВА: Банковском.



М.МАЙЕРС: Да.



Б.ТУМАНОВ: Самый богатый носорог в мире!



М.МАЙЕРС: 363-36-59 – здравствуйте! То ли ещё будет – это называется. Здравствуйте! Радио тише. Как вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Альвина.



М.МАЙЕРС: Да, здравствуйте!



СЛУШАТЕЛЬ: Значит, в 2003-м году, оказалась в Цюрихе. И там был «City Parad» так называемый. На улице была страшная жара, выйти было на улицу нельзя. И шесть часов в громадном здании вокзала мы танцевали. Там были, что было интересно, люди всех возрастов. Кто-то был раскрашен, кто-то с ирокезом. Ну, «City Parad»…



М.МАКАРОВА: Street Parad.



М.МАЙЕРС: Уличный парад.



СЛУШАТЕЛЬ: …там творится такое, что у нас в Москве запрещают. И вот эта молодежь, — они учили меня танцевать. Я вот обратила внимание, шесть часов мы находились в этом помещении, не было ни одного пьяного, все были веселы! Кто-то, ну, там пил воду, сбрасывали на пол бутылочки, отодвигали их к стенам вокзала. И вот шесть часов, не знаю, какого-то спокойного, но действительно настоящего праздника. Хотела уехать, мне нужно было ехать на чемпионат мира, ну, думаю ладно, побуду до вечера. Уже подошла к своему поезду, дождалась его, потому думаю, нет, всё-таки я вернусь наверх, ещё потанцую, может быть, выйду в город. Но эта страшная жара меня не пустила. И вот всё время, до конца этого праздника, все шесть часов я там танцевала. Вот такое осталось впечатление о Цюрихе. Хотя всё видела, и эту улицу, по которой все ходят. Всё такого впечатление не произвело.



Б.ТУМАНОВ: Прямо не Цюрих, а Рио-де-Жанейро, Бразилия.



М.МАЙЕРС: Слушайте, вы знаете? Я не знаю, Маш и Вадим, может, вы меня поправите, но не в цюриховском ли вокзале висит это безобразное создание под потолком?



М.МАКАРОВА: Это синий ангел Цюриха. Цюрихжане его очень любят.



М.МАЙЕРС: Значит история такая, Борис, представьте. Вы знаете, стары вокзал в Цюрихе, тёмны камень такой, это вся такая вот красота, но, тем не менее, какие-то там архитектурные изыски. Значит такое безобразие, какого-то немыслимого совершенно размера, ну, я не знаю…



М.МАКАРОВА: Большой он.



М.МАЙЕРС: …метра три в длину и метра два в ширину. Значит, это современный художник, который… Как вы бы изобразили ангела? Значит, в его, или в её…



М.МАКАРОВА: Это Ники-Де-Сан Фаль – это современный швейцарский скульптор.



М.МАЙЕРС: Сейчас меня будут бить по голове, по те мне менее. Во-первых, она решила, что ангел это женщина, во-вторых, что это толстая женщина и, в-третьих, что это женщина с синим цветом кожи. И вот это вот такое безобразие, реально синего цвета, вот такая, совершенно, безразмерная фигура, но есть крылышки золотые. И она подвешена под потолок, под куполом, фактически.



Б.ТУМАНОВ: Всё объяснимо. Ангел – это из ряда (неразборчиво) существо, значит это вот дети «индиго», синего цвета. Это раз. И хорошего человека должно быть много. По-моему всё логично.



В.БЕЛЯЕВ: Не объясняет только по чему он женщина.



Б.ТУМАНОВ: Женщина тоже человек.



М.МАЙЕРС: Спасибо должны сказать Маша Майерс и Маша Макарова. 363-36-59 – здравствуйте.



СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте!



М.МАЙЕРС: Как вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий.



М.МАЙЕРС: Дмитрий, самое-самое прекрасное и самое-самое ужасное в Цюрихе, по вашему мнению.



СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я на самом деле очень часто бывают в этом городе, по профессиональному долгу.



М.МАЙЕРС: Вы гном?



Б.ТУМАНОВ: Цюрихский.



СЛУШАТЕЛЬ: Ха! Да. Я хотел бы просто немного моего коллеги сказать о том, что его знания о конфиденциальности, о соблюдении конфиденциальности банковской тайной в Швейцарии, — грешат большими пробелами.



М.МАЙЕРС: Почему?



СЛУШАТЕЛЬ: Ну, особенно это касалось в высказывании по поводу того, что валюта существует только в рамках одной страны.



М.МАЙЕРС: Вы можете напрямую к Вадиму обратиться, он вас слышит.



СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, да. Я как раз к нему и обращают. Я отношусь к вам с большим уважением. Я часто слушаю вас. Поэтому, услышать такое мнение от профессионала, в вашей программе, мне было довольно странно. А вообще Цюрих и особенно те банки, которые там работают, — это очень интересно, это повод, наверно, для отдельного глубокого рассказа.



М.МАЙЕРС: Ой, вы представляете, как это будет скучно.



СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю не всем.



М.МАЙЕРС: Спасибо большое!



В.БЕЛЯЕВ: Ну, я предполагал, что это должно вызвать какую-то реакцию, заявления. Хотя я по-прежнему настаиваю, что безналичная волюта существует только в стране своего происхождения. Просто в системе центрального банка своей страны.



М.МАЙЕРС: Здравствуйте. Ещё две минуты у нас есть.



СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.



М.МАЙЕРС: Как вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Виталий из Москвы.



М.МАЙЕРС: Виталий, что скажите?



СЛУШАТЕЛЬ: Разрешите вопрос вашим гостям.



М.МАЙЕРС: Да, пожалуйста.



СЛУШАТЕЛЬ: А как называются местные жители Цюриха?



М.МАКАРОВА: Цурижане.



М.МАЙЕРС: Вы решили поэкспериментировать с русскими суффиксами?



Б.ТУМАНОВ: Сюрихцы.



М.МАЙЕРС: Да как хотите, так и называйте! Какая разница? Ну, что, ещё один самый последний, ещё две минуты. Здравствуйте!



СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!



М.МАЙЕРС: Как зовут вас?



СЛУШАТЕЛЬ: Евгений.



М.МАЙЕРС: Евгений, ваш Цюрих?



СЛУШАТЕЛЬ: Замечательный! Прекрасный. И вот, рядом с храмом, где витражи Шагала, там, когда-то жил наш Владимир Ильич Ленин.



М.МАЙЕРС: Да-да. «Дер фюрер оф рашн революшн». Это я уже прочитала.



СЛУШАТЕЛЬ: Да. И вот, мы шли вниз, по старому городу, по узенькой улочки. И думали: «Почему же он нас повёл другим путём».



М.МАЙЕРС: А ведь хорошо же там жил, правда?



Б.ТУМАНОВ: Оставался бы там.



СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо жил! И очень милый город, что нас поразило, действительно, там пожилые люди живут в большом почёте. Мы пришли на пристань, к озеру, там такая милая дама лет восьмидесяти сидела на лавочке, с палочкой, она с нами поздоровалась. Мы там кормили лебедей, там прямо возле пристани лебеди плавают. Вообще, такая, умиротворённая обстановка.



М.МАЙЕРС: Не скучно?



СЛУШАТЕЛЬ: Не скучно, там не скучно! И вот на этой улице, которая вниз идёт к озеру, там масса вот этих магазинов, бутиков, и напротив каждого магазина стоял гигантский медведь, и даже семьи медвежьи.



М.МАКАРОВА: Это прошлый год, это была выставка медведей.



СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы знаете, это было года три назад. Ну, конечно, страна замечательная. После Швейцарии уже никуда не хочется ездить.



М.МАЙЕРС: Спасибо большое, вам, за звонок. Ну, вот, оказывается там и медведи. А знаете, что больше всего меня поразили, вот одна маленькая деталь. Вот рядом с входной дверью такое углубление в стене, двадцать сантиметров, может быть, высоту и углубление, ну, сантиметров не десять, и планочка такая поперёк. Знаете для чего?



Б.ТУМАНОВ: Нет.



М.МАЙЕРС: Вот, какие угодно предположения. Чтобы ставить бутылки молочникам, чтобы письма оставлять. Но почему на уровне ног? Знаете зачем, как выяснилось?



Б.ТУМАНОВ: Чтобы счищать грязь с ботинок.



М.МАЙЕРС: Чтобы счищать грязь с ботинок.



В.БЕЛЯЕВ: Угадал!



Б.ТУМАНОВ: Это было и у нас в Санкт-Петербурге. И даже в Тбилиси.



М.МАЙЕРС: Спасибо огромное! Это была история одного Цюриха. Вадим Беляев – генеральный директор финансовой корпорации «Открытие». Мария Макарова – представитель офиса по туризму Швейцарии в России. Всего доброго! До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире