'Вопросы к интервью
М.МАЙЕРС: Доброй ночи, уважаемые радиослушатели. У микрофона Маша Майерс. Напротив меня Борис Туманов, как обычно. Здравствуйте.

Б.ТУМАНОВ: Доброй ночи.

М.МАЙЕРС: Сегодня наши гости будут рассказывать нам с Борисом, и вам, уважаемые радиослушатели, историю одного Санкт-Петербурга, а может, и не одного, а нескольких. Итак, я с удовольствием представляю певицу, актрису и художницу Нуцу. Здравствуйте, Нуца.

НУЦА: Здравствуйте.

М.МАЙЕРС: И Игоря Свинаренко, писателя, издателя журнала «Медведь». Здравствуйте, Игорь.

И.СВИНАРЕНКО: Добрый вечер.

М.МАЙЕРС: В какой из Санкт-Петербургов мы сегодня отправимся? У каждого из присутствующих свой вариант ответа. Нуца, какой вариант ответа у Вас? Какой из имеющихся Санкт-Петербургов Вам ближе?

НУЦА: Настоящий Санкт-Петербург, в котором Эрмитаж, который самый любимый, но есть еще один Санкт-Петербург, который я тоже очень люблю. Это Санкт-Петербург во Флориде. Это один из 4-ых самых больших городов Америки.

М.МАЙЕРС: Все, как обычно, знают только первые три.

НУЦА: Считается, что самые потрясающие пляжи в Майями. В Санкт-Петербурге есть пляж, который не похож ни на какой другой во Флориде. Это известный факт, потому что это дикий пляж, то есть там бесподобная природа. Он известен своей красотой.

М.МАЙЕРС: Как пляж может быть одновременно известным и диким, сохранившим первозданную и девственную природу?

НУЦА: Известный, потому что там бегает много голых людей.

М.МАЙЕРС: С этого и надо было начинать.

НУЦА: Я не хотела это пиарить. Пляж дикий, потому что природа нестандартная.

М.МАЙЕРС: Ее еще не успели загадить эти голые люди.

НУЦА: Там можно почувствовать себя папуасом.

М.МАЙЕРС: Когда мы с Вами нудистов обсуждали? В прошлой программе? Да, в прошлой программе. Они у нас в другом месте, правда, были. На Женевском озере, по-моему.

Б.ТУМАНОВ: Господь с Вами. В Хорватии.

М.МАЙЕРС: Извините.

Б.ТУМАНОВ: Надо подчеркнуть, что из всех Санкт-Петербургов, а, по данным информационного центра госдепартамента США, их 52… Я сам не знаю, я только ссылаюсь на официальные источники.

НУЦА: Моя любовь, Санкт-Петербург во Флориде, самый лучший.

Б.ТУМАНОВ: Да, и не просто так. Это единственный город, который имеет какое-то право называться Санкт-Петербургом.

М.МАЙЕРС: Что значит «имеет»?

Б.ТУМАНОВ: Он построен русским человеком.

М.МАЙЕРС: Ну и что?

Б.ТУМАНОВ: Петром Дементьевым.

М.МАЙЕРС: А если бы он не был построен русским, он не имел бы права называться Санкт-Петербургом?

Б.ТУМАНОВ: Меньше, согласитесь.

М.МАЙЕРС: Мне бы хотелось узнать, какой Санкт-Петербург выберет Свинаренко.

И.СВИНАРЕНКО: По поводу дикого пляжа… В марте я был в пустыне Негев и шел по ней пешком неделю. Ничего себе пляжик…

М.МАЙЕРС: Хоть голым, хоть не голым, хоть папуасом.

И.СВИНАРЕНКО: Пустыню Негев вполне можно считать пляжем, потому что под конец мы вышли на берег Красного моря. Я был в Санкт-Петербурге, штат Виржиния.

М.МАЙЕРС: Это другой из 52-ух Санкт-Петербургов.

НУЦА: Позор мне: я первый раз слышу такие вещи.

М.МАЙЕРС: Еще 50 осталось.

И.СВИНАРЕНКО: Я вам не скажу…

М.МАЙЕРС: За всю Одессу.

И.СВИНАРЕНКО: Одесс в Америке, кстати, тоже много.

М.МАЙЕРС: Плагиаторы.

И.СВИНАРЕНКО: Я могу сказать, что Санкт-Петербург в Виржинии неприятно поразил меня тем, что он основан в 1600-каком-то году, то есть до русского Санкт-Петербург. Это было каким-то укором.

М.МАЙЕРС: Съели. А Борис-то: «Только русский город имеет право…»

И.СВИНАРЕНКО: Назывался город в честь Святого Петра.

М.МАЙЕРС: Я тоже так думаю. Был некий такой.

И.СВИНАРЕНКО: Один из Санкт-Петербургов, наверное, самый маленький из американских, — это квартал в городе Скрентон, а Скрентон – это «большой» город с населением в 20 тыс., возле которого в 12 милях я жил в городе Москва, одной из 23-ех.

М.МАЙЕРС: 23 Москвы, 52 Санкт-Петербурга — и это только города, а еще есть кварталы. А почему этот квартал так назывался? Есть этому логическое объяснение? Может, там тоже Петр какой-нибудь мимо проходил?

И.СВИНАРЕНКО: Почему они все так называли свои города: Александрия, Одесса, Москва, Париж?.. Парижей тоже несколько. В честь одного из них был назван фильм «Париж, Техас». Люди думали, что это считалочка, а это название города в Техасе. Там один персонаж все время хвастал, что у него жена из Парижа. «У тебя что, жена француженка?» — «Нет, это ее хулиганы научили». Помните анекдот? Естественным образом проживая в городе Москва и сочиняя каждую неделю репортажи оттуда (высасывая их из пальца, потому что событий в поселке с населением в 3000 человек не было), я получил ценный совет от моего друга Феликса Ратавнина, бывшего журналиста, а ныне экстрасенса, который видит все насквозь. Он подал мне мысль: «Петербург в Америке есть, значит тебе надо писать текст «Путешествие из Петербурга в Москву». Такая простая мысль, а сам я до нее не дошел. В итоге в один прекрасный день я сел в автомобиль, собрался и поехал. Езды там 1,5 часа до Нью-Йорка от Москвы, Пенсильвания, потом до Вашингтона еще часа 3-4 и дальше рукой подать до Петербурга.

М.МАЙЕРС: Борис, получается удивительная история. Мы на самом деле, когда готовили программу, не предполагали, что Санкт-Петербурги у нас будут разные.

Б.ТУМАНОВ: Я напомню, что самое подробное описание одного из американских Санкт-Петербургов можно найти в книге, которую все читали в детстве. Речь о Гекльбери Финне и Томе Сойере. Санкт-Петербург – это их родина на Миссисипи. Приключения Тома Сойера происходят в городе Санкт-Петербург.

НУЦА: Вы сорвали аплодисменты. Браво!

М.МАЙЕРС: Какой штат?

Б.ТУМАНОВ: Я не помню, но знаю, что это на Миссисипи.

И.СВИНАРЕНКО: Пусть нам позвонит, кто знает.

М.МАЙЕРС: Если вы знаете еще какой-нибудь Санкт-Петербург, как Нуца знает Санкт-Петербург в штате Флорида, Игорь Свинаренко – в штате Виржиния, а Борис Туманов – на Миссисипи, позвоните нам по телефонам 7839025 и 7839026. Санкт-Петербург на берегах Невы не считается. Мы его сегодня за скобки вынесем. Вы уж простите нас. Мы все его очень любим, но у нас есть масса Петербургов…

Б.ТУМАНОВ: И даже древнее нашего Санкт-Петербурга.

НУЦА: Самое интересное, что мне в Санкт-Петербурге во Флориде показали русские ребята, которые делали мой концерт (они, кстати, открыли прекрасный, один из самых первых и немногочисленных русских ресторанов в Санкт-Петербурге «Петербургские ночи»), что на этом диком пляже есть ракушки, которые напоминают по форме раскрывающиеся мосты. Это мистическая красивая связь. Они говорят, что это Бог посылает знаки, что они сестры, что мы так близки, хотя в разных параметрах и временах находимся. Наш Санкт-Петербург – это Европа, тот Санкт-Петербург – это океанское сумасшествие.

И.СВИНАРЕНКО: Я подумывал совершить путешествие из Пенсильвании, из Москвы, туда в Санкт-Петербург, но я посмотрел по карте и подумал: «Это сколько же я буду пилить?» Тем более я думал, что в Вашем Санкт-Петербурге есть украинская православная церковь.

НУЦА: Да Вы что? Этого я не знала.

М.МАЙЕРС: А в Санкт-Петербурге, штат Виржиния есть хоть что-то, отдаленно связанное с Россией или русской культурой?

И.СВИНАРЕНКО: Там есть очень сюрреалистическая связь, ненаучная фантастика, театр абсурда. Главная достопримечательность Петербурга в Виржинии – это музей блокады Петербурга. Блокада имела место во время Гражданской войны, город был осажден войсками северян.

М.МАЙЕРС: Так это блокада их Петербурга.

И.СВИНАРЕНКО: Вы думали русского? Ну что Вы, Маша? Северные войска блокировали город, и это был крупный центр сопротивления. Рядом был Ричмонд, который, как мы помним, был столицей южан. И все это были районы вокруг столицы. 10 месяцев город был в блокаде.

М.МАЙЕРС: И существует музей? А там всякие арбалеты или еще что-то?

И.СВИНАРЕНКО: Ружья. Среди оружия выставлен один маленький коротенький пистолет.

Б.ТУМАНОВ: Трехствольный или двуствольный?

И.СВИНАРЕНКО: Двуствольный.

Б.ТУМАНОВ: Револьвер карточных шулеров.

И.СВИНАРЕНКО: Экскурсоводша, бабушка, всячески акцентировала внимание на том, что этот пистолет использовался героическими защитниками города, а из той же самой модели был застрелен президент Линкольн.

НУЦА: Какие интриги!

И.СВИНАРЕНКО: «Все эти проблемы в США от того, что страна пошла по неправильному пути: победили не те люди, северяне. А что взять с северян? Тупые янки. Если бы победили мы, был бы совершенно другой мир».

М.МАЙЕРС: Рискну предположить, что она светлокожая.

И.СВИНАРЕНКО: Средненькая.

Б.ТУМАНОВ: Маша, пришел ответ на Ваш вопрос. Это штат Алабама. Нам пишут: «5 лет назад была проездом в алабамском Санкт-Петербурге, том самом, где жил Том Сойер. Небольшой городок, ничего особенного».

И.СВИНАРЕНКО: Кстати, в штате Алабама 2 города Москва.

НУЦА: Ребята, признайте, что вам нравится, что так много городов Москва и Санкт-Петербург? Это радует?

М.МАЙЕРС: По-моему, это смешно.

И.СВИНАРЕНКО: Да, смешно, больше озадачивает. С другой стороны, это интересно.

М.МАЙЕРС: А название, по ощущениям, к чему-нибудь обязывает? Или это «небольшой городок, ничего особенного»?

НУЦА: Очень приятный городок. Очень вкусно, потому что я очень много ела вкусного. Я была в шикарном музее – одном из самых больших музеев Сальвадора Дали.

М.МАЙЕРС: Это Эрмитаж. Если у нас есть Санкт-Петербург с музеем блокады, то должен быть с Эрмитажем.

НУЦА: Практически, только там один Дали.

М.МАЙЕРС: Если в Санкт-Петербурге на Неве поискать, то там тоже музей Дали найдется.

НУЦА: Я была поражена красотой музея. Люди очень теплые, интеллигентные. Я, как актриса, могу сказать про публику, что она похожа на петербургскую. Может, они скучают. Для меня важен был этот город, потому что на концерте было очень много иностранцев. Из 1000 зрителей наших было только 300, а все остальные были иностранцы.

М.МАЙЕРС: Рассказ о концерте в американском городе: «Там сплошные иностранцы».

НУЦА: Трогательный город. Они называют наш Петербург сестрой. Я согласна.

Б.ТУМАНОВ: Известно, что Санкт-Петербург во Флориде обязан своим рождением Петру Дементьеву. Он единственный основатель. Он построил первую во Флориде железную дорогу. Некоторые утверждают, что изначальный Санкт-Петербург был построен с ориентацией на наш Санкт-Петербург. Есть какие-то уголки, свидетельствующие об этом?

НУЦА: Есть частные домики, которые построены под старые особняки. Поскольку ты знаешь Санкт-Петербург, то у тебя возникают ассоциации. Если же приедет незнающий человек, то увидит просто обычные богатые, красивые дома.

М.МАЙЕРС: Ваше представление о том Санкт-Петербурге, в котором мы все бывали, и тут Вы приезжаете в Америку, во Флориду, на побережье Атлантического океана, где пальмы, виллы, яхты, дороги – какие там могут быть ассоциации? Разве что Эрмитаж нам попадется.

Б.ТУМАНОВ: А Вы в Тбилиси бывали?

М.МАЙЕРС: Нет, не бывала.

Б.ТУМАНОВ: Когда попадете, поверьте мне, Вы будете идти по центру и думать о Санкт-Петербурге, только в миниатюре.

НУЦА: Еще один из запомнившихся кадров. В прекрасном особняке нас вывели на балкон с видом на океан и сказали: «Посмотрите, как там красиво! Видите вдали маленькие треугольники?» — «Вижу. Что это такое?» — «Это акулы».

Б.ТУМАНОВ: Милые, симпатичные акулочки.

НУЦА: Они так близко проплывают. Я спрашиваю: «А как? А если упасть?» — «Нам запрещено палец туда опускать, потому что это опасная зона».

И.СВИНАРЕНКО: В океан пальцем запрещено?

М.МАЙЕРС: «Духовным центром и украшением города во Флориде является храм Святого мученика Андрея Стратилата православной общины Санкт-Петербурга», — это сообщение из Интернета. Григорий пишет: «Ребята, в Пенсильвании тоже есть Санкт-Петербург».

Б.ТУМАНОВ: Я чувствую, что к концу нашей программы наши слушатели сообщат нам все 52 Санкт-Петербурга.

М.МАЙЕРС: Давайте. Мы еще и телефон подключим попозже. Сейчас половина первого, а мы еще фактически ничего не рассказали. Я напоминаю, что у нас в гостях певица, актриса и художница Нуца и писатель, издатель журнала «Медведь». Первый раз в «Истории одного города» мы говорим о провинциальных городах Америки. Мы говорили о Нью-Йорке, Лос-Анджелесе.

Б.ТУМАНОВ: О Сан-Франциско говорили.

М.МАЙЕРС: В чем отличительная черта или похожесть американской провинции с нашими провинциальными городами? Сравнивайте в любых плоскостях.

НУЦА: Если взять Нью-Йорк, то это для меня Манхэттен. Все остальное – это огромная провинциальная зона, хотя там богатые виллы, люди живут богато. Есть Down Town Center, где чувствуешь кипение крутого города, а маленькие городишки очень курортные.

Б.ТУМАНОВ: Не только на океане?

НУЦА: Они очень ухоженные, очень чистые.

И.СВИНАРЕНКО: Вы, наверное, ездили по тем местам, где живут белые. Там, где живут негры, индейцы, обсыпанная штукатурка, и это похоже на русские города.

НУЦА: Да, я боялась к неграм с индейцами ехать.

И.СВИНАРЕНКО: Особенно меня трогают винные лавки, которых очень много. В белых районах очень тяжело найти точку, в которой торгуют бухлом. Я только что говорил, что места, где живут негры и индейцы, похожи на наши: подслеповатые окошки, низкие потолки, в винном магазинчике толпятся ребята и думают: «Кто бы нам налил?», озираются и с надеждой смотрят на каждого входящего. В этом смысле похоже. Индейцы немного обкуренные. И вот пыль, запустение. Ремонтировать ничего не хочется.

НУЦА: Там, по-моему, не только индейцы обкуренные.

И.СВИНАРЕНКО: Попадаются, конечно, и белые, которые живут по-черному, по-индейскому, но они тоже очень странно выглядят.

НУЦА: Признаемся честно, это же земля индейцев.

И.СВИНАРЕНКО: Мой Санкт-Петербург в Виржинии был построен по принципу «Отсель грозить мы будем индейцу». Это был опорный пункт в борьбе с индейцами, которые в те времена были еще очень сильными.

НУЦА: Чем они мешали? Я не понимаю.

М.МАЙЕРС: Это было покорение континента.

НУЦА: Кстати, многие мудрые, увлекающиеся мистикой люди говорят, что кровь древних шаманов до сих пор…

М.МАЙЕРС: Шаманы, поганые янки… Понятно.

Б.ТУМАНОВ: Нуца права: это была бойня. Было уничтожена 2 млн. индейцев при том, что вся американская армия за время этих войн потеряла всего 900 солдат и офицеров.

М.МАЙЕРС: А где не было бойни? А в ЮАР? А в Мексике? А индейцев майя не истреблялись в Латинской Америке? Всюду, куда приходили завоеватели, были бойни.

Б.ТУМАНОВ: Философский взгляд.

М.МАЙЕРС: Расскажите мне истории мирного завоевания.

Б.ТУМАНОВ: Дело в том, что индейцы никому не мешали.

И.СВИНАРЕНКО: Как не мешали? Вы еще скажите, что якуты, хакасы абсолютно не мешали русским казакам. Все жили мирно. Отчего же тогда Ермак Тимофеевич поехал и стал резать их? Наверное, просто так.

Б.ТУМАНОВ: Он же их не истребил.

И.СВИНАРЕНКО: Истребить не истребил, а земельку-то отнял. Нефть никто не покупает. Алмазы у якутов никто не покупает. «Товарищи якуты, это все в Москву, а мы вам потом, может быть, дадим зарплату».

НУЦА: А еще мне говорили, что в Америке очень серьезно боролись за место Нью-Йорка, за этот кусок земли. Конкретные мафиозные структуры в свое время делили его.

М.МАЙЕРС: Чего там делить? Они же купили его за 25-26 гульденов.

НУЦА: У меня был шок, когда я приехала в Нью-Йорк (Тигран Кеосаян пригласил меня представлять Грузию), я попала на Манхэттен – красота, бесподобно. Второй раз я попала на Брайтон. Я была в шоке, потому что по дороге не услышала ни одного английского слова: русский, грузинский. Вывески по-русски. Потом я привыкла и поняла, что там целый центр.

М.МАЙЕРС: Иногда у нас бывают летучки, разбор полетов, разборки. Ведущим достается за то, что ушли от темы передачи. Потом Маша Майерс и Борис Туманов будут получать по шапке по полной программе, потому что про Петербург мы говорили только минут 10. Возвращаемся в американскую провинцию.

И.СВИНАРЕНКО: Я готов сообщить вам про свой город Санкт-Петербург, штат Виржиния. Там есть музей блокады. Там хранятся следующие экспонаты: под стеклом лежит маленькое карманное Евангелие, пробитое пулей, окровавленное и написано: «Это Евангелие принадлежало капралу Харрисону. Евангелие спасало не только душу, но защищало и тело». Там богатая наглядная агитация за единство фронта. Гравюра, на которой сидят женщины со швейными машинками и чинят одежду солдатикам, то есть тыл помогает фронту. Когда начинается идеология, пропаганда, приемы не меняются. «Единство коммунистов и беспартийных».

Б.ТУМАНОВ: «Нерушимый блок коммунистов и беспартийных».

И.СВИНАРЕНКО: Наряду с белыми в обороне города принимали участие и черные рабы, которые тоже очень самоотверженно сражались. Тема зверства врага… Демонстрируется большая фарфоровая кукла с отбитой башкой и написано: «Кукла принадлежала девочке по имени Салли Данлоп». Осколком снаряда, который залетел в дом, кукле башку-то и отшибло.

Б.ТУМАНОВ: А Салли-то цела?

И.СВИНАРЕНКО: Да. Еще есть тема голода во время блокады. «Были дни, когда нельзя было ничего купить, кроме барреля-другого черной патоки из сахарного тростника». Иной раз до того нечего было есть, что стакан кофе и две лепешки с патокой только были.

М.МАЙЕРС: Какая мучительная тема. Игорь, а чем сегодня живет этот город? Я могу себе представить, что тот Петербург, о котором рассказывает Нуца, — это курортный город.

Б.ТУМАНОВ: 250 тыс. жителей – это не одноэтажная Америка.

И.СВИНАРЕНКО: Там все города такие миленькие. Стоит маленький Даун-таун, офисы, собор, торговый центр, почтовое отделение, полиция и госпиталь.

М.МАЙЕРС: А что они делают?

НУЦА: Бизнесом занимаются.

М.МАЙЕРС: А ребята из фильмов в клетчатых рубахах, в затертых джинсах, на больших машинах с открытыми кузовами есть?

НУЦА: Есть, я видела, причем много.

И.СВИНАРЕНКО: Особенно эту тему любят исполнять в Техасе. Вообще, в провинции они так и ходят в джинсах, шляпах, зимой в тяжелых ботинках, коротких куртках. Ни у кого нет костюма. Они не понимают этого. На Манхэттене клерки так ходят. Там знают, что такое костюм, галстук, а так все ходят в бутсах. Джипы с кузовом. В чем смысл того, что они ходят в джинсах и бутсах и ездят на джипах?

М.МАЙЕРС: Жители Санкт-Петербурга.

И.СВИНАРЕНКО: Жители многих американских городов.

М.МАЙЕРС: И Санкт-Петербурга в том числе.

И.СВИНАРЕНКО: Если Вы заглянете в кабину этого джипа, то Вы увидите там длинный стальной ящик с замочком, приваренный к полу. Для чего? Там лежит ружье. Что поражает путешественника, едущего по Штатам, — так это количество нетронутой дикой природы, которая перемежается городками. Повсеместно происходит ситуация: вот городок, отъезжаешь от него на 20 минут и оказываешься в диком лесу.

М.МАЙЕРС: Они дичь что ли отстреливают?

И.СВИНАРЕНКО: Конечно, они все охотники. Человек пришел на работу в 7 часов утра, до 3 часов дня поработал. Дальше он съел сэндвич, бегом садится в машину и дальше он стреляет этих косуль…

М.МАЙЕРС: А что он с этой косулей потом делает?

И.СВИНАРЕНКО: Ест. Еще речки… Они ловят рыбу.

НУЦА: Когда мы ночью ехали по Нью Джерси на машине, нам сказали, что надо ехать медленнее, потому что на дорогу могут выскочить олени из леса.

И.СВИНАРЕНКО: Дорога покрыта битыми…

М.МАЙЕРС: Оленями.

И.СВИНАРЕНКО: Косулями. Они выскакивают, и машины их сбивают. Их там столько! Дикая природа у них находится в удивительно прекрасном состоянии.

Б.ТУМАНОВ: И мертвые с косами стоят.

М.МАЙЕРС: Классная Америка!

НУЦА: Я хочу добавить интересный факт. Я была безумно удивлена отношением женщин к возрасту. Я была поражена, в хорошем смысле слова, когда наша приятельница сказала: «А сейчас к нам подъедет наша бабушка». – «Бабушка?» — «Она сама 4 года назад села за руль». – «А сколько ей лет?» — «98». Бабушка приехала на джипе, зашла, крутя ключи на пальце. Я говорю: «Здравствуйте». – «Здравствуйте». По сравнению с нашей ментальностью… Я не видела, чтобы у нас 98-летняя женщина села за руль.

М.МАЙЕРС: Вас поразили американские женщины?

НУЦА: Продлевают жизнь.

И.СВИНАРЕНКО: Я думаю, что с нашим Зурабовым в 98 лет джип покупать не будем. Боюсь, что мы еще и не доживем до 98 лет.

М.МАЙЕРС: Так что с американскими женщинами?

И.СВИНАРЕНКО: Ни в какое сравнение с нашими не идут. Скучноваты.

М.МАЙЕРС: Толстые, наверное.

НУЦА: Нет, бабушка была худая, поджарая, потрясающе выглядела.

И.СВИНАРЕНКО: В провинции очень много толстых женщин. На Манхэттене, во Флориде, в Калифорнии они пытаются что-то с собой делать, а там уже все – это толстячка, в кроссовках, в платье.

Б.ТУМАНОВ: Вы так развеселились, что если я сейчас напомню, что флоридский Санкт-Петербург является единственным американским Санкт-Петербургом, который поддерживает официальные отношения с нашим Санкт-Петербургом, то вы на меня зашикаете.

НУЦА: Нет. Я даже знаю, что мэры встречаются и ведут тесные переговоры.

Б.ТУМАНОВ: Я не слишком далек от темы, Маша?

М.МАЙЕРС: Я смотрю на Вас с ужасом. В кой-то веки заговорили о женщинах и о хлебе, а Борис Туманов возвращает нас к мэрам Санкт-Петербурга.

И.СВИНАРЕНКО: В американском Питере, который побратим русского, есть чекисты.

НУЦА: Я не видела.

М.МАЙЕРС: На то они и чекисты. 7839025 и 7839026.

Б.ТУМАНОВ: Там есть питерские либералы.

М.МАЙЕРС: А у Хилари Клинтон никого родом из Санкт-Петербурга нет? А жаль, черт возьми. 7839025 и 7839026. Ваш американский Санкт-Петербург, любой из 52. Звоните и рассказывайте, какой он, чем отличается от любого другого Санкт-Петербурга.

Б.ТУМАНОВ: Лора спрашивает, есть ли в США хотя бы один Ленинград. Нет, Лора, нет.

НУЦА: Зато блокада есть.

М.МАЙЕРС: Давайте послушаем звонки. Может, услышим что-то интересное. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Евгений. Я бывал в российском Санкт-Петербурге.

И.СВИНАРЕНКО: Тоже неплохо.

М.МАЙЕРС: И как оригинально! Но мы сделаем еще одну попытку. Зажигают у нас сегодня не только гости в студии, но и слушатели.

И.СВИНАРЕНКО: Я не понял, Нуца. Мы сегодня будем петь, или что?

М.МАЙЕРС: Петь или пить?

И.СВИНАРЕНКО: Петь.

/песня/

М.МАЙЕРС: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Санкт-Петербург, Флорида.

И.СВИНАРЕНКО: Come on?!

М.МАЙЕРС: Какая прелесть! Как Вас зовут?

И.СВИНАРЕНКО: Как Вас туда занесло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владимир. В Виржинии Санкт-Петербурга нет.

И.СВИНАРЕНКО: А где же я был?

СЛУШАТЕЛЬ: Там есть Петербург, но не Санкт-Петербург.

И.СВИНАРЕНКО: Что вы придираетесь к словам?

М.МАЙЕРС: Расскажите, что у вас там с погодой, чем живет сегодня город, что Вы ели на ужин.

СЛУШАТЕЛЬ: +32, светит солнышко, тепло, летают птички.

Б.ТУМАНОВ: Замечательно.

И.СВИНАРЕНКО: Ностальгия страшно мучит.

М.МАЙЕРС: А Вас ностальгия мучит?

СЛУШАТЕЛЬ: Давайте не будем о политике.

М.МАЙЕРС: Как хотите. Владимир из Санкт-Петербурга не желает говорить о политике. Не проблема.

СЛУШАТЕЛЬ: Если хотите, пожалуйста.

М.МАЙЕРС: Владимир, расскажите: много русских живет в Санкт-Петербурге и чем похожи города?

СЛУШАТЕЛЬ: Похожи немного, может быть, тем, что на воде. Кто-то у вас говорил про Атлантический Океан. Это не Атлантический Океан. Акулы плавают. Залив красивый. По нему мы иногда ездим на катере на рыбалку. Напоминает настоящий Санкт-Петербург. Я же к тому же из нашего Санкт-Петербурга.

М.МАЙЕРС: То есть Вы целенаправленно поехали из Санкт-Петербурга в Санкт-Петербург.

И.СВИНАРЕНКО: А как Вы там живете? Чем занимаетесь? Где работаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Занимаюсь я компьютерами. Первый русский сервер в США был сделан мной и моим партнером, так что я легенда русского Интернета.

М.МАЙЕРС: А что едят в этом городе? Отличается санкт-петербургская кухня от прочей американской? Или все те же бутерброды, сэндвичи и жареные косули по вечерам?

СЛУШАТЕЛЬ: Во Флориде с косулями напряженно. Едят все эти бутерброды, но… Вы знаете, что такое red neck?

М.МАЙЕРС: Я нет.

И.СВИНАРЕНКО: Знаем, это американские патриоты.

СЛУШАТЕЛЬ: Наиболее правильный перевод – «деревенщина». Они едят в Макдоналдсах. Я, например, в Макдоналдс не хожу, большинство тоже. Кто-то ходит — люди разные. Очень много ньюйоркцев сюда переехало. Очень много людей с севера, которые не часто ходят в Макдоналдсы. Есть несколько ресторанов и русских магазинов. Что едят? Сегодня на обед я ездил с женой в суши-бар.

М.МАЙЕРС: И будь она проклята – эта глобализация.

НУЦА: Обязательно сходите в новый ресторан у Вас в городе «Петербургские ночи». Это не реклама.

СЛУШАТЕЛЬ: Был я там — ужасно кормят. Итальянка какая-то, которая поет по-французски, приезжала. Вспомнил – Ingrid.

НУЦА: Как обидно!

М.МАЙЕРС: Спасибо огромное. Санкт-Петербург на связи. Больше всего мне понравились +32 градуса. Я ожидала рассказа о карибской кухне с морепродуктами, а Вы мне суши-бар. В суши-баре тоже морепродукты есть, но это немного не та культура, не тот соус.

НУЦА: Там, кстати, очень много вкусных лобстеров. Они по-разному приготавливаются.

И.СВИНАРЕНКО: По-русски омары.

НУЦА: Бывает, что их не надо ломать даже, а они так красиво сделаны, уложены.

М.МАЙЕРС: У нас остается несколько минут, а мы еще хотим поставить песню Нуцы. Мы не можем упустить момент, когда у нас такая гостья. Скажите, в чем самый сок американской провинции.

НУЦА: Доллар – посмотреть, разглядеть, заработать.

М.МАЙЕРС: Моя подруга, которая сейчас живет в Штатах, написала мне: «Это не то, это не то, это не так, зато деньги те же самые».

НУЦА: Мы обязаны сказать, что самое великолепное, и это достояние всего мира, — это русский Санкт-Петербург, потому что это жемчужина всего мира.

И.СВИНАРЕНКО: Я думаю, в провинции надо походить по простецким, дешевым барам, где люди собираются по вечерам, выпивают по две-три бутылки пива, ведут беседы, играют в бильярд. Домашняя обстановка, бедная, простенькая, но душевная.

М.МАЙЕРС: По-моему, у нас получились очень душевные Санкт-Петербурги, оказывается, их много. Это приятно. 52 штуки в Америке и 1, самый большой, у нас. Спасибо огромное. Это певица Нуца и писатель, издатель мужского журнала «Медведь» Игорь Свинаренко. Нуца, что будем петь?

НУЦА: «The man I love».

/песня/



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире