'Вопросы к интервью

И. Воробьева Здравствуйте, это программа «Чувствительно». Мы приветствуем вас, и в студии, как всегда, ведущие этой программы Ирина Воробьева и Светлана Сорокина.

С. Сорокина Здравствуйте.

И. Воробьева И у нас сегодня замечательные гости по теме, которая у нас называется следующим образом: «Линия жизни» — благое и азартное дело». Сейчас мы ее раскроем.

С. Сорокина Это я придумала такое название.

И. Воробьева Раскроем эту тему. Мы приветствуем в нашей студии президента благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни» Фаину Захарову. Добрый вечер, день.

Ф. Захарова Добрый день.

И. Воробьева Да, и член попечительского совета фонда художник-карикатурист Андрей Бильжо, здравствуйте.

А. Бильжо Здравствуйте.

С. Сорокина Я еще хочу сказать, что Андрей один из учредителей фонда «Линия жизни», а я его уже много лет помню как врача-психиатра одной маленькой психиатрической больнички.

А. Бильжо Это правда. Ты помнишь меня как телевизионного персонажа, а не как врача маленькой психиатрической больницы по-настоящему.

С. Сорокина Да-да.

А. Бильжо К счастью.

С. Сорокина И так, и так. Сегодня трудный случай на самом деле, потому что, я всегда говорю, что самое трудные собеседники – это хорошие знакомые. Это всегда трудно.

И. Воробьева А мне сегодня хорошо. Потому что я сегодня, собственно, только познакомилась.

С. Сорокина Но я хочу сказать, что вот эти двое людей, Андрей Бильжо, Фаина Захарова, они настолько многогранны и разнообразны, что и мне, я так предполагаю, много чего еще узнать предстоит. А назвала я так «Линия жизни» — благое и азартное дело» по той простой причине, что я тоже вхожу в попечительский совет «Линии жизни», и вот уже много лет с изумлением наблюдаю, что благотворительность, действительно, может быть азартным интересным делом. Вот уникальная история, это правда, азартным делом. Мы всегда сначала спрашиваем у наших гостей, как они дошли до жизни такой. Вот, Фаина, я знаю, что вы имеете географическое образование, и что в свое время начинали с каких-то природоохранных дел, а потом вас это все привело в «Дикую природу», потому что был период «Дикой природы». Вот как-то про этот переход, может, два слова, а потом как дальше.

Ф. Захарова С большим удовольствием. Потому что это на самом деле огромный кусок моей жизни, и вот эти невероятные перепады от того, что ты сначала являешься специалистом по высокогорью и проводишь, ну, как минимум полгода высоко в горах, это может быть и Тянь-Шань, и Памир, и Тибет, и Гималаи, и Кавказский заповедник. А потом спускаешься, и – раз, попадаешь, например, на прием в Букингемский дворец. И вот такие истории на самом деле, они…

С. Сорокина Это уже из «Дикой природы»? Это уже когда фондовая жизнь пошла?

Ф. Захарова Да. Сначала охрана природы, заповедники, национальные парки. Я считаю, что я абсолютно счастливый человек, потому что тут вот к своему юбилею делала карту своих путешествий (на самом деле работы) и поняла, что, наверное, сейчас это невозможно было бы, потому что фактически нет такого места не только в России, но и в бывшем СССР, где бы я не была.

И. Воробьева Закрашивание контурных карт…

Ф. Захарова Абсолютно. То есть, это и Средняя Азия, и север, и Арктика, и остров Врангеля, и Дальний Восток, и Чукотка, и Камчатка, и Сахалин, и Колыма, и Байкал, и Забайкалье, и Бурятия. Ну, то есть, на самом деле… и пустыня Сахара.

С. Сорокина Кстати говоря, я не знаю, как кому, но меня – Фаина же учредитель в том числе фонда «Дикая природа. Россия» — это какие годы?

Ф. Захарова Это 2004 год. Простите, 1994 год, конечно.

С. Сорокина Но я хочу сказать, что вот именно с этим периодом пребывания там вот этой вот гражданки связан именно креативный период «Дикой природы». Я помню эту практически агрессивную рекламу, тогда, по-моему, каждый человек знал, что есть такой фонд «Дикая природа». У нас, кстати говоря, были представители, и я спрашивала, почему как-то сейчас стало меньше этого.

И. Воробьева Не будем приводить ответы.

С. Сорокина Да. То есть, вы пришли в этот фонд и почувствовали вкус еще и к какой-то креативной деятельности, к рекламе, вот ко всему этому? Андрюша, не скучай, сейчас мы и к тебе обратимся.

А. Бильжо Не, я не скучаю, я слушаю. Мне есть что сказать.

С. Сорокина Ну, да.

Ф. Захарова На самом деле я думаю, что просто вот такое, наверное, креативное сознание мое, как сейчас говорят, эмблематическое мышление. Ну, видно так вот с детства, потому что я все время находилась в состоянии придумывания чего-то. Но моя счастливая история заключается в том, что я могу не только придумывать, но могу и реализовывать, потому что иногда вот это…

С. Сорокина Разрыв идет.

Ф. Захарова Да.

И. Воробьева Не только что, но и как.

Ф. Захарова Да. Вот у меня как раз, если есть картинка, возникает, то я точно знаю – у меня появляется сразу вторая картинка – как к этой первой картинке прийти. И поэтому когда мы начинали как раз в WWF, и вообще не было никаких ограничений, и, собственно говоря, можно был бесконечно фантазию свою оттачивать, придумывать и потом реализовывать.

С. Сорокина Но раз уже Фаина заговорила про картинки, сам бог велел перейти к Андрею.

А. Бильжо Фаина сказала про картинки и в прямом, и в переносном смысле.

С. Сорокина Да-да.

А. Бильжо Но надо сказать, что мы познакомились, как раз Фаина меня привлекла к работе в фонде «Дикая природа» как раз, и с тех пор мы познакомились. А дальше уже параллельно мы шли, двигались.

С. Сорокина И что-то новое придумывали.

С. Сорокина А в «Дикой природе» что было?

А. Бильжо Мы придумывали много всего в «Дикой природе». Хотите я вам расскажу одну страшную историю, после чего меня возненавидели (в кавычках) часть моих друзей, потому что защищали осетра. И вот мы с Николаем Николаевичем Дроздовым проводили пресс-конференцию в Агентстве Печати Новости, куча журналистов, и он рассказывал, что это самое древнее животное, что нельзя есть икру. Если вам очень хочется, — сказал Николай Николаевич, — в Новый год сделать бутерброд с икрой, то возьмите лягушку и возьмите икру из лягушки. Немножко посолите – ничем не отличается, — говорил Николай Николаевич. Потом сделал паузу и говорит: ну, правда и лягушек тоже жалко.

(смех)

А. Бильжо И вот мне нужно было нарисовать какую-то рекламу, мультик такой сделать на самом деле, чтобы люди не ели черную икру хотя бы год, вот в этот Новый год.

С. Сорокина А, вспоминаю!

А. Бильжо Да. И вот здесь напротив «Эха Москвы» через Новый Арбат висела большая реклама, там сидел мой персонаж Петрович, ему принесли большую миску черной икры, и кто-то появился и сказал: если будешь есть черную икру в Новый год, весь новый год будет черным.

С. Сорокина Ужас какой!

И. Воробьева О, представляю.

А. Бильжо И буквы побежали, побежали, побежали… И это все видели, и это еще в журналах было напечатано. И потом мне звонили в Новый год и говорили: ну, что, сволочь – вот передо мной лежит бутерброд, я его съесть не могу.

С. Сорокина Вот как.

И. Воробьева Это же хорошо.

А. Бильжо Это было действенно. Защищали еще белых медведей, тигров, выхухоль.

С. Сорокина Выхухоль тоже достойна защиты, а почему же нет? Миронова теперь все время вспоминать?

И. Воробьева Приходится, что же поделать.

С. Сорокина Выхухоль выхухолью, Миронов Мироновым.

А. Бильжо Ой, Света, сейчас по лезвию бритвы прошли прямо, прошли, никуда не свалились, заметь. А ведь могли бы.

С. Сорокина Могли. Фаина, далее уже такой период, который ближе к нашему знакомству. Я помню, что вы были сотрудником КАФ, и, кстати говоря, с КАФом мы тоже общались, недавно у нас здесь была Мария Черток. И в КАФе, так получилось, или совпало, или вас прямо под эту работу взяли, как раз начинался проект благотворительный «Линия жизни», который затеял Альфа-Банк, и по-моему, вы были именно как бы на вот этом направлении, а КАФ как наемная такая организация была, да?

Ф. Захарова На самом деле такой был интересный момент. То есть, у меня уже внутри как-то созревало решение покинуть «Дикую природу». Потому что возникло ощущение, что некий цикл замкнулся, что уже все, что я могла, все, что я хотела, я как бы выполнила.

С. Сорокина И чего-то новенького захотелось.

Ф. Захарова И как раз в это время меня и пригласили запускать вот эту прекрасную историю, связанную с «Линией жизни».

И. Воробьева А не страшно было? Ведь «Дикая природа» — это такое что-то очень красивое, вечное. А тут дети – болеют, умирают. Страшно.

Ф. Захарова Но, вы знаете, вообще, когда долго находишься в горах, часто бываешь в гордом одиночестве, хотя по правилам безопасности это запрещено, но всякие бывают ситуации, и когда ты общаешься напрямую – вот ты поднимаешь глаза вечером…

С. Сорокина Звездное небо над головой.

Ф. Захарова Да. И, ну, как-то я хочу сказать, что чувство страха, оно вообще уходит. И поэтому на самом деле, ну, наверное, будет слишком смело сказать, что я не боюсь вообще ничего, но на самом деле…

С. Сорокина Вы не побоялись.

Ф. Захарова Нет, не побоялась.

С. Сорокина И дальше просто, сокращая басню, сразу скажу, что, да, это затевалось первоначально как проект Альфы, и там были вложены первоначальные деньги в проект, и год это был… 11 лет фонду нашему?

Ф. Захарова Да, 11 лет.

С. Сорокина То есть, это было в 2004 как раз году.

Ф. Захарова Да.

С. Сорокина И сначала затевалась именно такая довольно узкая по своим задачам благотворительная организация, тогда еще это не был фонд, это была программа. И решили тогда лечить детей с сердечными заболеваниями, кардио. Причем, вот опять же, узкой направленности. Операции делаются по квоте, а мы покупаем вот эти хорошие кардиостимуляторы, которые передаются для того, чтобы все прошло благополучно. Очень узкая направленность была. И вот с этого все начиналось. И собрался примерный состав нашего попечительского совета, и мы стали встречаться по этому поводу. Дальше – может быть, Андрюша что-то подхватит? Я к Андрею Бильжо обращаюсь.

А. Бильжо Ну, там я уже не помню все этапы, там разные были этапы. Во-первых, ну, скажем, для меня было очень важной вещью понять — как-то Валера Панюшкин сказал, что когда занимаешься благотворительностью, то, оглядываясь на день раньше, то вроде как-то и не так много всего происходит, а когда ты оглядываешься на несколько лет назад, а мы оглядываемся на 10. Если посмотреть, что было 10 лет назад с благотворительностью, и сколько было фондов, и сколько спасено сейчас реально детей разными фондами, а все вместе – только нашим фондом 7 тысяч, да?

Ф. Захарова Восемь тысяч шестьсот.

С. Сорокина Восемь тысяч шестьсот.

А. Бильжо То это гигантская цифра. Это такой маленький районный центр. Но дело ведь, на меня тогда произвело впечатление, например, что одна операция стоит, чтобы вот жил ребенок или не жил – 6 тысяч долларов. Мне казалось…

С. Сорокина Это именно кардиостимулятор, по-моему, стоит.

А. Бильжо Как же так? 6 тысяч долларов, люди, определенные люди, определенного склада, определенного достатка и так далее, просаживают за один вечер и не раз, а здесь – жизнь ребенка. У меня тогда немножко мозги повернулись, что, как это возможно. И как-то это все решилось для меня уже точно. А потом, там же были еще моменты, эти операции делались как полостные. То есть, разрезали грудную клетку и делали. А потом решили делать, и были возможности их делать, и их делали в мире эндоваскулярно. А врачи не очень хотели переучиваться, их тоже можно понять. Ну, ты уже делаешь эти операции.

С. Сорокина Руку набил.

А. Бильжо И вдруг надо учить все по новой. Ты говоришь свободно на английском, а тебе говорят: с завтрашнего дня ты говоришь на французском языке. Вот и все. И тогда была идея пойти по пути обучения, именно обучения врачей делать эти операции. И вот появились замечательные люди, Фаина расскажет, которые приезжали, и деньги шли как раз на обучение, что дало возможность распространиться в хорошем смысле, как грибница, по всей стране, чтобы не только в одном месте делали эти операции, а чтобы были центры, которые делают эти операции.

С. Сорокина Я помню этот период.

И. Воробьева Но это же задача не тех людей, которые в попечительском совете сидят, и не тех людей, которые фандрайзингом занимаются. Это задача, которая приходится государству, правильно я понимаю?

Ф. Захарова На самом деле вот в нашем прекрасном, я считаю, случае, мы были первые, а потом подтянулось государство.

А. Бильжо Оно немножко всегда опаздывает.

Ф. Захарова Потому что когда как раз мы начали, фактически эндоваскулярные операции делались только в Бакулевке, и их было очень немного. Во-первых, потому что было мало врачей сертифицированных, как эндоваскулярных кардиохирургов. А во-вторых, не было денег для того чтобы оплатить вот эти дорогостоящие инструменты.

И вот как раз мы вот эту волну начали. Мы начали собирать деньги и создали некие возможности и стали, вот как уже и Света сказала, и Андрюша, проводить вот эти мастер-классы, для того чтобы наши кардиохирурги полостные смогли получить новую сертификацию. Потому что каждый кардиохирург должен получить сертификацию. Но вот в данном случае как эндоваскулярного кардиохирурга.

С. Сорокина Я, кстати, помню этот начальный период, когда у нас была задача, чтобы по крайне мере вот эту одну узкую задачу с обеспеченностью кардиостимуляторами и нетравматические операции проведения вот как бы покрыть основную потребность в этом, решить эту задачу. И даже не думали расширяться по списку заболеваний, у нас практически одно было.

И. Воробьева Но когда собираются деньги на операцию конкретному ребенку, ну, это понятная прозрачная история. А когда собираются средства на обучение врачей…

С. Сорокина Ира, здесь есть еще нюанс. Здесь первоначально вносились деньги основным донором, и только чуть позже возникла задача, которую кстати, Фаина и стала решать. Это уже сбор денег с физических лиц. Там большая часть – это деньги, вложенные изначально.

И. Воробьева То есть, на эту историю были какие-то средства изначально?

Ф. Захарова Несомненно. Как только программа начала работать, был бюджет, который именно направлялся в соответствии со стратегией, которую мы разработали.

А. Бильжо Вот это очень важная вещь, Фаина, разработать стратегию – это же тоже часть. Вот неправильно понимать цель благотворительного фонда, что нужно собрать деньги конкретному ребенку. Это надо делать…

С. Сорокина Это вчерашний день.

А. Бильжо Но важно придумать эту стратегию, а что делать, и предложить эту стратегию либо донору, либо государству, сказать, что вот это нужно делать, этим нужно заниматься. Вы пока сидите думайте, но вообще нам кажется, что нужно переучивать врачей. И это, мне кажется, самое правильное, потому что тогда ты спасаешь не одного ребенка, а сразу увеличивается в десятки и в сотни раз.

И. Воробьева То есть, задача не то чтобы спасать всех и каждого, задача починить немножечко этот мир.

С. Сорокина Систему.

И. Воробьева Ну, в том числе.

Ф. Захарова Мы перед собой поставили задачу сделать так, чтобы ребенок мог получить помощь не только в Бакулевке в Москве, а чтобы…

С. Сорокина В разных районных центрах.

Ф. Захарова … в том регионе, в котором, собственно, люди живут. И чтобы там были врачи, которые могут это сделать. Собственно, мы как бы в этом русле двигались, а потом очень активно в это включилось государство.

И. Воробьева А скажите, пожалуйста, Фаина, я читала одно из ваших интервью, где вы сказали, что благотворительность от бизнеса мало чем отличается, и рассказывали вот эту историю, как вас привели в какой-то офис.

Ф. Захарова Да-да.

И. Воробьева Вы расскажите, потому что действительно, не все же понимают, что такое благотворительность.

Ф. Захарова Почему это бизнес.

И. Воробьева Многие думают, что это вот собрать средства только на операцию одному ребенку, потом второму и так далее.

Ф. Захарова Вы знаете, это бизнес с точки зрения управления, с точки зрения менеджмента, того фонда, в котором ты работаешь, тех программ, которыми ты занимаешься. И действительно для меня это тоже было, не сразу было полное понимание, что бизнес-подход должен быть обязательно.

Но когда как раз я начала заниматься международными проектами и программами, и оказалась в офисе, назывался Международный союз охраны природы. Это две такие крупнейшие организации в области охраны природы, WWF, IUCN, они вместе сидели, штаб-квартира в Швейцарии. И сначала я работала в IUCN, и меня потом уже пригласили в WWF.

Но вот, я приехала туда, это крупнейшая Рамсарская конвенция, крупнейшие международные конвенции, они тоже все там. И вот я вхожу, а там все сидят за компьютерами, ну, вот такая абсолютно офисная обстановка. Я просто в полной растерянности, потому что для меня в Институте охраны природы заповедного дела, где тут лодки, тут сети, тут люди в горы собираются… Ну, то есть, совершенно другая обстановка. И тут я оказываюсь в таком международном офисе, и мой прекрасный коллега, который был вице-президентом Рамсарской конвенции – я такая с огромными глазами смотрю и говорю: а как это, что все делают за компьютерами, почему они не в полях? Он говорит: ну, что ты, природоохранные проекты. Да, конечно, поля тоже есть. Но в принципе, это вот такие же кирпичи, из них строятся дома. И прежде чем ты попадешь в поле, надо все это простроить.

С. Сорокина И стратегию.

Ф. Захарова Да, и стратегию, и бизнес-планы, все. Ну, собственно, абсолютно так же, как делается в бизнесе.

С. Сорокина Я просто хочу, чтобы не запутались наши радиослушатели, сказать, что пример сейчас Фаина привела из своей предыдущей жизни, из того момента, когда она занималась еще охраной природы и работала в своих первых фондах.

Сейчас мы говорим про «Линию жизни», это помощь тяжело больным детям. И разговариваем мы с Андреем Бильжо и Фаиной Захаровой. И я хочу сказать, что если вас что-то интересует именно из жизнедеятельности этой организации «Линия жизни», зайдите на сайт, это очень просто: сайт подробный, разнообразный, и можете там окунуться просто в разнообразную жизнь этого фонда.

Мы тебя заинтересовали, Ира?

И. Воробьева Да я, что же ты думаешь, первый день знаю про «Линию жизни»? Такое ощущение, что я с луны свалилась.

С. Сорокина Нет, ты себе представить не можешь, сколько там всяких программ!

И. Воробьева Почему, я на самом деле как раз…

А. Бильжо Вот про программы…

И. Воробьева Я про них и хотела спросить.

А. Бильжо Я смотрю на часы, чтобы…

И. Воробьева 3 минутки до перерыва.

А. Бильжо Дело все в том, что мы как-то думали-думали, и придумали, что акции, вот этот вот креатив, идея, как выманивать, выбивать, вытаскивать эти деньги из людей, из компаний и так далее, они не должны быть такими плаксивыми, знаете, давить на слезную железу: вот надо помочь детям… Они должны быть какими-то легкими, чтобы люди получали удовольствие и кайф от того, что они дают эти деньги. И тогда они дадут еще больше. В этом есть корысть. Но и самим получать от этого удовольствие. Ну, потому что надо помогать с удовольствием, с радостью, с улыбкой на лице, понимаете?

И у нас была такая акция «Красные носы», которую, к сожалению, не мы придумали, придумали англичане, потом было много других, мы расскажем о них после перерыва. И у меня тогда была, это красные носы поролоновые, которые на резиночке, надеваются на нос, клоунские такие. И мы все в них сфотографировались И у меня тогда родилась такая безумная идея: а что если все гаишники Москвы с красными носами?

(смех)

А. Бильжо Представляете, я сказал это на пресс-конференции, а что если Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев выйдут с красными носами? Нет, это шутки, да. А если бы на самом деле? Он стоил 50 рублей, этот нос. Я покупал эти носы коробками. Я поехал к своему другу на юбилей, отвез ему коробку этих носов. Но если бы действительно было так, если бы эти люди были раскрепощены, зная, что их деньги идут на помощь детям, то какой кайф, какие мы собрали бы деньги!

И. Воробьева Конечно.

А. Бильжо Об остальных акциях мы еще расскажем.

И. Воробьева Да, их много. Их очень много. И, конечно, акция с красными носами, даже я ее помню. Я не помню, участвовала я или нет, но я помню, что… И сейчас, кстати говоря, у нас были в эфире ребята больничные клоуны, которые сейчас делают примерно то же самое, только в других магазинах, тоже там можно увидеть такие штуки с красными носами. Если их купишь, то помощь пойдет больничным клоунам. Я, кстати, купила. Но еще не сфоткалась.

У нас сейчас небольшой перерыв в программе «Чувствительно». Я напомню, что у нас в гостях президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни» Фаина Захарова и член попечительского совета фонда, один из его основателей, художник-карикатурист Андрей Бильжо. Буквально через несколько минут мы вернемся.

НОВОСТИ

И. Воробьева Продолжается программа «Чувствительно». Ирина Воробьева, Светлана Сорокина и наши гости: Фаина Захарова, Андрей Бильжо. Говорим мы про фонд «Линия жизни».

С. Сорокина Я только хочу встрять с одной цитатой. Есть еще у нас в попечительском совете много замечательных людей, в том числе и Лена Тополева, которая в том числе и один из учредителей, она тоже у самых истоков стояла фонда. Сейчас она возглавляет «Агентство социальной информации». Вот цитата из нее: «Я считаю «Линию жизни», — а уж она понимает в этом секторе, да? – уникальной организацией. Она собирает вокруг себя множество прекрасных людей и организаций, которые . Кроме того, «Линия жизни» смогла стать одной из самых успешных в России некоммерческих организаций в привлечении сторонников, друзей и доноров, в организации креативных и инновационных фандрайзинговых акций». Выговорила.

Вот я считаю, что действительно это уникально. Вот мы собирались недавно на попечительский совет и оказалось, что, несмотря на кризис, в этом году большой прирост по сбору денег от частных лиц. И я считаю, это благодаря какому-то, ну, просто потрясающему постоянному креативу.

Вот теперь про любимые акции, которые дают возможность как-то открывать кошельки даже самых неожиданных людей.

Ф. Захарова Мы одни из первых начали говорить о том, что, да, действительно, приоритет должен быть со стороны людей. Ну, потому что весь международный опыт говорит об этом, да? И сейчас ситуация у нас именно такова, что 86% средств, которые мы получаем – это денежки физических лиц.

И. Воробьева 86%...

Ф. Захарова Еще даже в прошлом году у нас было 60 и 40, а в этом году вот такой рывок. Поэтому, собственно, и идея как раз заключается в том, чтобы для разных целевых аудиторий, для очень широкой аудитории придумывать какие-то проекты. И это у нас, конечно, всеми любимая история «Чья-то жизнь – уже не мелочь!».

И. Воробьева Да, с мелочью.

С. Сорокина Это когда все по карманам таскают мелочь, а ее можно собрать.

И. Воробьева Там же какие-то миллионы…

Ф. Захарова Уже 14 миллионов мы собрали именно мелочью.

С. Сорокина Кстати, в это воскресенье опять будет сбор в том же Саду Эрмитаж, можно приходить, приносить мелочь.

Ф. Захарова Ждем в гости. И это как раз акция, которая развивается, развивается и развивается, и свидетельством того, что она успешна, в том, что ее…

С. Сорокина Стали копировать.

Ф. Захарова Стали не просто копировать, а в Молдавии ее просто полностью прямо сохранили название и все пресс-релизы. То есть, вот полностью взяли и запустили.

С. Сорокина Да, господа, но только давайте здесь вот вспомним и напомним, что никакие волонтеры «Линии жизни» не ходят по перекресткам среди машин и не собирают деньги таким образом. Если вы видите таких людей, которые собирают якобы от благотворительной организации… я не только «Линию жизни» видела, я видела еще другие названия. И якобы эти волонтеры собирают деньги для благотворительной организации. Ну, то есть, практически на 100% можете быть уверены…

Ф. Захарова Это мошенники.

С. Сорокина … что это мошенники. Так никто не собирает.

А. Бильжо Да, это очень важно сказать. Это очень важно сказать, потому что вокруг, ну, происходит дискредитация благотворительных фондов, потому что они обрастают… не они обрастают, а появляются люди, которые на этом паразитируют.

С. Сорокина Но я, Андрей, другую сторону вижу. Значит, все-таки благотворительность настолько входит в моду и настолько уже есть уверенность в том, что люди откликаются на это…

А. Бильжо Да.

С. Сорокина … что вот одно из проявлений, что мошенники этим заинтересовались.

Ф. Захарова Мне кажется, здесь как раз, да, действительно это и свидетельство того, что это действительно культура благотворительности, что это модно, это правильно. И, с другой стороны, что в этой сфере появилось много денег. То есть, по экспертным оценкам, это порядка семи миллиардов долларов в этой сфере.

С. Сорокина Крутится уже, да?

Ф. Захарова Крутится. Именно поэтому мы говорим, что это, вообще-то, сектор экономики, это бизнес.

С. Сорокина Как это в развитых странах и есть.

Ф. Захарова Как это в развитых странах и есть. И присутствуют все как бы элементы: и есть пиар-агентства, и есть маркетинговые агентства. То есть, вот все, что присутствует в бизнесе, все присутствует и в благотворительности. И именно поэтому, работая, ты стараешься и готовить вот эти проекты программы именно как некие продукты, которые ты заворачиваешь в разные бумажки, завязываешь разными ленточками, в зависимости от того, кому ты представляешь этот проект.

И. Воробьева Вот разница между работой с большим, крупным клиентом-компанией. Вы же тоже не просто деньги у них там берете, у вас совместные программы какие-то, да? Причем, если я правильно понимаю, принцип win-win, он такой вот всем. Вот разница…

С. Сорокина Никем не брезгуем, ни большими компаниями, ни конкретными людьми.

И. Воробьева Вот разница между работой с большими компаниями, вот как раз хотела спросить, как вы выбираете. Я поняла, не брезгуете. И разница между придумыванием акции для конкретных людей, ну, просто для людей, жителей. В чем разница?

Ф. Захарова Ну, вот смотрите, когда…

С. Сорокина Андрюш, если хочется что-то сказать, встревай.

А. Бильжо Я встряну, я встряну, нормально все.

Ф. Захарова Когда мы все-таки готовим некий продукт для какой-то компании, понимаем ее специфику, правильно? И стараемся понять. Мы всегда стараемся встать на сторону компании. Вот, к сожалению, мы потихоньку теряем, но я очень надеюсь, что все-таки произойдет чудо и мы не потеряем «Трансаэро» в качестве нашего такого прекрасного партнера.

С. Сорокина Самолет летал весь в ладошках…

Ф. Захарова И самолет летал, и все как в British Airways, во всех остальных серьезных правильных, собирали там деньги, и работали волонтеры. Ну, просто для нас это была величайшая радость, потому что… ну, потому что это вот настоящий высокого уровня проект. И он win-win был для всех: и для тех, кто летел, пассажиров, потому что у них была возможность помочь; и для самой компании, потому что это был для них прекрасный пиар…

И. Воробьева Все знали про этот рейс.

С. Сорокина Абсолютно, да.

Ф. Захарова Нарядно, красиво…

С. Сорокина Стояли громадные эти панно с этими ладошками…

Ф. Захарова И, собственно говоря, работая над этим проектом, он небыстрый был, и мы как раз понимали, что интересно компании, мы учитывали все эти моменты.

С. Сорокина Сомнения меня берут, что «Аэрофлот» под это дело подпишется. Какой-то он не пестрый, скажем так. С монополистом как-то, по-моему, сложнее будет.

Ф. Захарова Надежда есть, конечно, но очень не хочется терять этот опыт, эту практику.

С. Сорокина Да, давайте упомянем, а то ведь забудем, что Фаина – действительно придумщик и один из организаторов Года благотворительности в России. Был такой год, это был…

Ф. Захарова 2005 год, мы его объявили.

С. Сорокина 2005 год, да. 10 лет.

И. Воробьева Мне кажется, пора опять объявлять.

С. Сорокина Причем это было на тот момент, я помню свое ощущение, что это было что-то из области нереального, что объявили год благотворительности. Еще это тогда абсолютно было не в тренде, не в моде, непопулярно, не раскручено. Это было такое изумление! Но это, кстати говоря, действительно был шаг вперед. И, несмотря на то, что мало что… не все из того, что хотелось, было реализовано в этот Год благотворительности, но все-таки, все-таки большой-большой шаг был.

Ф. Захарова Мне кажется, что это был серьезный триггер, потому что основная все-таки идея – запустить в информационном поле всю эту историю.

С. Сорокина Да, и вот это вот было страшно важно.

А. Бильжо Мы тогда еще и картинку нарисовали…

С. Сорокина А какую картинку?

А. Бильжо Я уже не помню, картинка уже где-то живет сама собой.

Ф. Захарова Я очень хорошо ее помню.

С. Сорокина А вот с сердцем, Петрович с сердцем…

А. Бильжо А с сердцем я потом…

С. Сорокина Это потом. Э 

А. Бильжо «Берите, не жалко». Это стало…

С. Сорокина «Берите, не жалко», Петрович с сердцем, это я помню.

А. Бильжо Это уже стало нашей тарелкой, которую мы вручаем…

Ф. Захарова Это символ нашей премии.

С. Сорокина У меня есть тарелочка такая.

А. Бильжо Вручаем эти премии. Нет, у нас было очень много акций. Например, вот сейчас мы делаем второй том деятелей культуры «Линия жизни», да, автографы. Автографы не в смысле просто расписался человек известный, а он пишет какое-то кредо своей жизни или оставляет рисунок. И вот одна книжка вышла, она уже, видите, раскуплена. Кстати, вся коллекция этих автографов тоже раскуплена, и, к сожалению, жизнь конечна, и многих людей, которые дали туда автограф, уже нет. Там замечательный автограф Беллы Ахатовны Ахмадулиной…

Ф. Захарова И Вишневской, Плисецкой…

А. Бильжо И Вишневской, да, и Плисецкой и так далее. Все эти автографы есть, и книжка становится с каждым годом, и автографы с каждым годом дороже и дороже. Поэтому это тоже такая акция. Она не только благотворительная, потому что получилась огромная коллекция автографов и среза времени, да, культуры, но это еще и большая культурная акция, как мне кажется. И сейчас мы делаем второй том, и потом будет третий. И, в общем, это…

С. Сорокина То есть, вот есть такой проект. А что еще из проектов? Давайте сразу вспомним что-то из любимых проектов. Потому что их до фига.

Ф. Захарова Еще наш любимый, я считаю, проект, который очень правильный. Он и был правильный, а сейчас он становится еще более правильный. Это «Добрые руки людей планеты Земля». Потому что прилетаешь в Сочи, прилетаешь в Новосибирск, очень долго было в Москве: вот ты прилетаешь – и перед тобой это огромное панно с руками, да? Открытые ладони, открытые руки. Потому что мне всегда казалось, что человек, когда он оказывается в аэропорту или на вокзале, тревога всегда есть. Ты прилетаешь, улетаешь. И вот когда ты выходишь и, ну, кто-то знает, а кто-то вот только впервые попадает куда-то, да? И вдруг вот эта вот яркая история. Ну, вот как бы сердце в этом смысле успокаивается. И у нас это такая история, у нас очень много рук известных людей.

С. Сорокина В том числе однажды Медведева заставили.

Ф. Захарова Была история.

А. Бильжо Подожди, мы же учредили приз, ежегодный приз…

С. Сорокина Да, «В союзе слова и добра».

А. Бильжо Да, и это уже будет третий…

И. Воробьева А что за?.. Ну, расскажите. А то между собой…

А. Бильжо Это очень важная вещь. Это разные номинации, это очень серьезная история. Разные номинации…

С. Сорокина Пишущие о благотворительности.

А. Бильжо Пишущие о благотворительности. Пишущие, снимающие, говорящие…

С. Сорокина Акции делающие.

А. Бильжо Радио, телевидение, документальное кино и так далее и так далее. Все, что связано со СМИ, и все, что связано с информацией, вот все абсолютно города нашей страны участвуют, все села, все, кто что-то делают…

С. Сорокина И радио, и телевидение, и газеты.

А. Бильжо Есть комиссия экспертная, которая отсматривает это. И потом лучшие приезжают в Москву, и здесь торжественно это все проводится. Всегда торжественно и всегда неформально.

И. Воробьева То есть, вы таким образом показываете журналистам, что об этом надо писать.

А. Бильжо Да, да. И есть потрясающие, очень трогательные на самом деле истории из каких-то маленьких совсем городов, где люди этим занимаются, об этом пишут, рассказывают, помогают реально. Не просто пишут, что вот, да, хорошо заниматься. Мы отбираем материалы, в которых есть свое настроение, свой стиль. Ну, извините, есть сердце и душа. Вот это самое важное.

С. Сорокина А вот теперь хочу успеть и еще одну тему ввернуть. Денежка собирается, да? Денег собирается довольно много, и, как оказалось, больше 80% уже от именно пожертвований, а не от основного донора. И теперь быстренько зачитываю, как расширился список тех болезней, при которых фонд оказывает помощь. Помимо врожденных пороков сердца и нарушений ритма, сосудистая патология головного мозга, краниостеноз, сколиоз, эпилепсия, черепно-мозговая грыжа и – новое – молекулярно-генетическое обследование (это связано с эндокринологией). То есть, это появилась возможность расширить список заболеваний. Фаин, несколько слов про это скажите.

Ф. Захарова Ну, вот все, что касается эндокринологии – это вот абсолютно новая история, и, как выясняется, все-таки тема эндокринологии сейчас, она проблемная. В том смысле, что не хватает, просто банально не хватает эндокринологов, хороших специалистов. Ну, уж я не говорю о том, что пока, к сожалению, слабая диагностика, и есть очень много генетических заболеваний и патологий, которые не могут идентифицировать, потому что серьезные анализы стоят очень дорого. И вот как бы, да, мы тоже…

С. Сорокина Решили ввязаться в эту историю.

Ф. Захарова Пока мы еще только сделали маленький-маленький шажок в этом направлении. Пока я даже не могу сказать, пока в моем еще представлении у нас в рамках фонда «Линия жизни» еще нету стратегии…

С. Сорокина Но она появится, потому что вы занимаетесь этим.

Ф. Захарова Да, я пока не понимаю еще до конца, но мы сделали первый шаг, вот скажем так.

И. Воробьева Если возвращаться к тем компаниям, с которыми вы работаете, наверняка же есть компании, которые приходят и, ну, просто уже видно по людям, что они не доброе дело хотят сделать, а просто попиариться. Вы все равно работаете?

Ф. Захарова Вы знаете, вот я могу сказать за долгие годы работы, что все, что связано с благотворительностью – это просто магия и это абсолютное волшебство. Это и для людей, и для компаний. То есть, неважно, человек может прийти, и у него какая-то идея, ну, пропиариться или как-то себя продвинуть. Компания может точно так же приходить, с такой же, может быть, идеей. Но по мере…

С. Сорокина Есть клуб корпоративный, да…

Ф. Захарова 75 компаний у нас там.

С. Сорокина Да, туда все больше компаний входит. И даже до смешного. Мы на попечительский совет собираемся, такая компашка собирается пообщаться.

А. Бильжо Ир, они могут быть изначально… неплохо, потому что это модно, престижно, давайте займемся благотворительностью, дадим какой-то процент чего-нибудь, никто этого не заметит. А потом, потом, когда они присутствуют на каких-то встречах, им становится интересно, они думают: а, смотри-ка, дали… давай еще дадим, а что. Ну, и так далее.

И. Воробьева Втягиваются.

А. Бильжо Да. И что-то такое происходит. Так я думаю, так мне хочется в это верить, да? Ну, по-разному бывает.

И. Воробьева Я хотела про сотрудников фонда спросить. Все-таки, ну, бизнес бизнесом, понятно, но в бизнесе людей нанимают на работу исходя из их профессиональных качеств, еще чего-то. А в фонде люди должны обязательно с горящими глазами быть?

Ф. Захарова Нет, ну, дело в том, что здесь то прекрасное сочетание, когда и то, и то есть. Потому что у нас есть истории, когда к нам приходят и говорят… успешно люди, успешные бизнесы, но вдруг в какой-то момент понимающие, что, все, больше продавать что-то не могу. За полмиллиона платья больше продавать не могу. Можно я у вас поработаю, используя весь свой навык профессиональный продажника, например, да? Или человека, который занимается маркетингом, или человека, который работал в банке и занимался бизнесом. Ну, собственно, занимался, имел свою функцию. А потом как-то жизнь так разворачивает, что вот всем хочется свои вот эти вот прекрасные профессиональные умения применить, только вот уже в сфере благотворительности.

И. Воробьева То есть, зарабатывать деньги не для себя, а для…

Ф. Захарова Да. Потому что, конечно, к сожалению, зарплатно многие теряют историю. Но зато я считаю, что в благотворительности, хотя это такая структура горизонтальная, но зато нету никаких преград. В том смысле, что ты, даже будучи, ну, просто координатором, можешь оказаться рядом и с руководством, с руководителем крупнейшей компании и вот… Ты никогда бы, работая в бизнесе, если ты средний, ты бы никогда не оказался. А тут есть невероятные возможности для своего развития. Потому что ты можешь вдруг раз – и Дмитрий Анатольевич. Раз – и Владимир Владимирович. Раз – и очень…

А. Бильжо Раз – и ни того, ни другого, ни третьего.

С. Сорокина А, кстати говоря, Фаин, а кто вручал почетный знак «За благодеяние»? Это Путин уже вручал, да?

Ф. Захарова Да.

С. Сорокина Это уже Путин вручал награду «За благодеяние» Фаине, между прочим. Но я хочу сказать, что здесь действительно очень интересная штука в «Линии жизни». Тут масса всевозможных придумок, их даже трудно перечесть. Это и аукционы, и концерты, и какие-то ужины благотворительные…

Ф. Захарова И забеги.

С. Сорокина И забеги. Это просто не перечислить, все время что-то происходит.

А. Бильжо И пряники пекут и потом продают, и на Масленицу «Купи блин – спаси ребенка» и так далее, аукцион мы с Юрием Георгиевичем Кобаладзе проводим вместе под смех и так далее, и блины там же съедаются и прочее. Нет, очень много всего. Но я хотел сказать, вот о чем я сейчас подумал, коль скоро Владимир Владимирович Путин прозвучал. Вот… не, все нормально. В фонде есть очень много свободы, и поэтому люди идут и работают там за свободу. Там много свободы, не только творческой свободы, а ты вообще свободен, ты свободен во всем. Ты можешь предлагать любые идеи. Ты знаешь конечную цель, ты хочешь этому помочь. Ты свободен. Вот это, мне кажется, очень важная штука. А мест и компаний, где ты свободен, не так много.

С. Сорокина Ой, как хорошо сказал, Андрюш! Хорошо сказал.

И. Воробьева Да, это очень интересно. Вот вы уже говорили о том, что все акции рассчитываются, ну, делаются не исходя из давить слезу, да? А исходя из другого. Но все равно ведь наверняка у вас есть у всех дети, которые – я имею в виду, дети-подопечные фонда – которых не спасли, которых не успели и так далее. Наверняка же все равно это дает отпечаток на жизнь.

Ф. Захарова Есть. Вот из восьми тысяч шестисот детишек, которым мы помогли, вот у нас есть сорок таких…

С. Сорокина Не смогли помочь.

Ф. Захарова Да, очень грустных случаев. Ну, здесь тема сердца, она вот такая. Очень часто нам говорят: ну, вот у вас такие веселые дети и такие красивые дети, такие они все…

С. Сорокина Ну, не онкология, да.

Ф. Захарова Да, это да…

С. Сорокина Но все бывает.

Ф. Захарова Но основная причина смертности детской – это, тем не менее, сердце, сердечная недостаточность.

С. Сорокина Я хочу успеть спросить про творческие планы. Дело в том, что нету сейчас, как в «Дикой природе»: тут я цикл прошла, надо уже что-нибудь другое? Или как?

Ф. Захарова Ну, пока творческие планы связаны с «Линией жизни». Пока, да, не все еще здесь задачи решены. И мы на самом деле так стоим как раз на этапе более широкого выхода и в регионы. И потом, у нас еще Лондон появился, потому что мы прекрасно понимаем, что…

С. Сорокина Среди тамошней диаспоры тоже можно собрать деньги.

Ф. Захарова Да.

А. Бильжо И немалые.

С. Сорокина Это правда.

И. Воробьева Слушайте, 22 октября, и, тем не менее… нет, какое там? Ну, в общем, неважно. Октябрь, конец октября, в общем, сейчас, но, тем не менее, скоро Новый год. Вот нас слушают люди, которые, возможно, тоже хотят помочь. Как их направить в нужное русло, что называется, чтобы они все не несли старые игрушки в детские дома, а что они могут сделать, что вы им предложите?

Ф. Захарова Ну, смотрите, у нас прекрасный новогодний Праздник жизни есть. Причем прямо в центре нашего города, прямо на Красной площади, на катке Bosco. У нас уже вот третий год, я очень надеюсь, будет там прекрасное представление. И, собственно, туда можно попасть, купив билет…

С. Сорокина И поучаствовать.

Ф. Захарова Да. И там прекрасная анимация, в общем, и много всего как бы другого. У нас вот сейчас будет «Мелочь»…

С. Сорокина В воскресенье.

Ф. Захарова На сайте есть расписание.

С. Сорокина Да, на сайте можно увидеть.

Ф. Захарова У нас будут прекрасные предпремьерные показы фильмов. Потому что я все время говорю, что я вот сформулировала свой закон пяти П.

С. Сорокина Да, это правда.

Ф. Захарова Помогать правильно, просто, приятно и полезно. То есть, можно пойти посмотреть предмьерный показ, точно понимая, что билеты, которые ты купишь, пойдут как раз на спасение детей. Поэтому, ну, просто я хочу призвать всех…

С. Сорокина Надо на сайт заходить, там очень много…

А. Бильжо Вот еще я могу сказать, можно я сделаю предложение? Коль скоро нас слушают, к Новому году. Например, у вас крупная компания, вы думаете: что нам сделать к Новому году? И, конечно же, самый креативный человек у вас говорит: давайте выпустим календарь. И все говорят: о, он лучше всех придумал! Ура, мы сделаем календарь! И все дарят друг другу календари. Вот смотрите, скажите этому креативному человеку: ты классный парень, но в этом году мы календарь делать не будем. Мы все деньги, которые пойдут на календарь – а это бумага, переплет и так далее и так далее и так далее – мы отдадим фонду «Линия жизни». А за это художник Андрей Бильжо нарисует нам маленькую открыточку, где напишет, кроме картинки где будет написано: деньги компании N были перечислены в фонд «Линия жизни» и мы спасли одного ребенка. И у вас будет отличный новый год, ребята, 2016-й будет чудесным новым годом у вас.

И. Воробьева Прекрасно. Слушайте, мы начали с Нового года и заканчиваем Новым годом. Спасибо большое, это была программа «Чувствительно», и у нас в гостях был фонд «Линия жизни» в лице президента этого фонда Фаины Захаровой и одного из основателей фонда Андрея Бильжо…

С. Сорокина И члена попечительского совета.

И. Воробьева … и членов попечительского совета фонда Андрея Бильжо и Светланы Сорокиной. Спасибо большое, до встречи.




721507

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

24 октября 2015 | 17:00

Рад встрече с единомышленником и талантливым коллегой. Белой завистью завидую его оптимизму и вере в человечество, не говоря уже об очень наблюдательном глазе и умении в частностях увидеть общее и в общем частности, и способности поделиться этим с другими.
Всяческих успехов, здоровья и творческого долголетия.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире