'Вопросы к интервью

Рубрика «Мифы благотворительности»

Сергей Бунтман Миф от Тамары Эйдельман.

Тамара Эйдельман Одежда и обувь лучше денег. Очень часто бывает не так. В нашей стране люди, обжегшись на молоке, привыкли дуть на воду. Столкнувшись один раз с нечестными благотворителями или даже не столкнувшись, а что-то где-то о них услышав, многие сразу делают вывод о том, что деньги жертвовать не надо. Их могут украсть. Мало ли на что их могут пустить. А вот одежда, обувь, детские игрушки – это то, что всегда хорошо, всегда нужно. И меньше вероятность, что такое пожертвование украдут. Звучит красиво. Но на деле все оказывается не так уж просто. Во-первых, уж если жертвовать одежду или обувь, то это надо делать не совсем так, как – увы! – это часто делается. На сегодняшний день в нашей стране не так уж много людей, которые готовы взять любую одежду – старую, поношенную, рваную. Для этого надо быть доведенным до совсем уж крайней степени нищеты и отчаяния. Поэтому благотворительные организации, собирающие одежду для бедных, обычно просят, чтобы люди приносили или новые вещи, или же вещи, которые были аккуратно выстираны, выглажены, без потертостей и дырок. Этого многие не понимают. Как? Ну, здесь только чуть-чуть пришить, подправить, и все будет хорошо. Но, во-первых, эта одежда часто идет как раз тем, у кого нет ни сил, ни возможностей что-то еще перешивать и чистить. Людям в горячих точках или пострадавшим от стихийных бедствий. Во-вторых, получать драную одежду, даже пожертвованную с самыми прекрасными намерениями, – это вообще-то унизительно. Люди и так оказались в тяжелом положении. Они вынуждены принимать помощь от незнакомых людей. Зачем еще усугублять их ситуацию? Но главное даже не это. Одежду и обувь очень часто жертвуют, к сожалению, по простому принципу: мне это уже больше не нужно, вот возьмите. Люди, которые так поступают, безусловно, хотят помочь другим. Но вот только я вспоминаю раздачу гуманитарной помощи пострадавшим от наводнения в Крымске. С утра до вечера в лагерь волонтеров в Крымске шли люди, нуждавшиеся в помощи. Многие из них лишились всего. Вечерами в палатке я пыталась представить себе, чего им не хватает. Кроватей. Раскладушки в Крымске были на вес золота. Столов, стульев, шкафов. Мебель, конечно, не унесло водой, но очень часто она оказывалась мокрой в сыром, непросушенном доме, и просто портилась, разваливалась. Им не хватало бытовой техники, постельного белья. О! Как все умоляли дать им пододеяльники. А еще одеял, подушек, вилок, ложек, ножей. А еще учебников, тетрадок для детей. И много-много всего другого. Мы привыкли к тому, что в нашем доме много вещей. Они появлялись у нас постепенно. Что-то осталось от родителей, что-то купили 10 лет назад, что-то подарили, что-то приобрели недавно. А если вдруг все это исчезнет? Огромное количество людей захотело помочь пострадавшим в Крымске. Этот потрясающий общественный подъем был удивителен. Но в результате – увы! – по всему городу валялись горы одежды, которые кто-то где-то собирал, упаковывал, потом грузил на машины, потом вез в Краснодарский край. Это делали очень хорошие люди, очень хотевшие помочь. Вот только они не знали, кому и что в Крымске нужно. Поэтому отправляли просто то, что было в шкафу. В тот момент, когда пострадавшие выстраивались в очередь за простынками и сковородками, волонтеры мучительно раскладывали по коробкам модную одежду, туфли на высоких каблуках, красивые джинсы. И если честно, когда к нам в лагерь волонтеров приходили женщины и просили халат 54-го размера и тапочки, это было очень страшно, что сейчас они увидят ту коробку, где лежали присланные кем-то корсеты, которые никак не удавалось выбросить. А кто-то прислал даже свадебное платье. Когда волонтеры в Москве собирали стройматериалы для того же Крымска, к ним пришла женщина – не сомневаюсь, что очень добрая – и попыталась отдать огромную плюшевую лягушку. Уверена, что это лягушка была ей дорога. Наверное, это была милая, симпатичная игрушка. И, наверное, в конце концов, она попала к какому-нибудь ребенку, который ей очень обрадовался. Но в тот момент людям в Крымске были невероятно нужны вода, стройматериалы, стиральные машины. Это относится, кстати, далеко не только к пострадавшим от наводнения. Людям, нуждающимся в помощи обычно нужно то, что нужно конкретно им, а не то, что мы сейчас готовы вынуть из шкафа и отдать. Что же делать? Да все очень просто. Есть два варианта. Можно внимательно читать списки того, что благотворительные фонды просят жертвовать. Если речь идет о пострадавших от природных бедствий, то это будут, скорее всего, лекарства, средства гигиены, стройматериалы. Или же другой вариант: вот сейчас неутомимые Ольга и Петр Свешниковы собирают подарки на новый год для своих подопечных, больных страшной болезнью – миодистрофией Дюшенна. У них есть подробный список, сколько лет ребенку, где он живет и о каком подарке мечтает. Скорее всего, этот подарок не лежит у нас дома. И он, конечно, должен быть новым. И для этого надо сделать чуть большее усилие – поехать в магазин и купить его. Но зато ясно, что такой подарок принесет больше радости, чем чуть-чуть поношенный, но, в общем, хорошо сохранившийся свитер, который никто из нас сам не хотел бы получить на новый год. А есть еще один очень простой способ: можно перевести деньги тому фонду, которому вы доверяете. А там сотрудники разберутся, что конкретно их подопечным нужно.

*****

Леся Рябцева: 1611 в Москве. Это программа «Чувствительно». Леся Рябцева. Со мной соведущий Митя Алешковский.

Митя Алешковский Привет! Привет!

Л. Рябцева Руководитель благотворительного проекта «НужнаПомощь.ру». И сегодня мы будем отвечать на вопрос, есть ли жизнь в доме престарелых. С нами в гостях Анна Русакова, исполнительный директор фонда «Старость в радость», и Елизавета Олескина, руководитель благотворительного фонда помощи пожилым людям «Старость в радость».

М. Алешковский И как-то правильнее нужно сказать…

Елизавета Олескина Директор.

М. Алешковский Директор благотворительного фонда.

Л. Рябцева Хорошо. В общем, говорим про старость в радость, говорим о фонде, говорим о том, как помогать пожилым людям, чем. Тем более сейчас новогодние праздники, куча времени у всех. И я думаю, что и старикам тоже, пожилым людям нужно подарить этот самый праздник. У Вас есть какие-то, кстати, вот программы в честь наступающих новогодних-то? Аня? Лиза? Кто первый?

Анна Русакова Конечно, да. Мы стараемся на Новый год собирать подарки для бабушек и дедушек из домов престарелых, потому что весь год мы привозим им, ну, гостинцы, главное – себя, мы привозим самих себя, устраиваем праздники, но всегда это что-то одинаковое. Новый год – это время, когда мы хотим, чтобы каждой бабушке достался свой индивидуальный подарок, в общем-то, сформированный довольно стандартно, но при этом у нее будет все свое: свои конфеты, свое полотенчико, там свои носочки по своим меркам в пакете с подписанной открыткой именно для нее имя. Это очень важное и приятное. Это то чего не хватает и…

Л. Рябцева Почему важно и приятно?

Е. Олескина Ну, поэтому подарку видно, что это собрали лично для нее, кто-то собрал, потому что это не стандартная – одни и те же конфеты на всех, например. Да? А кто-то собирал. Поэтому всегда просим, чтобы обязательно в подарок клали открытку. Это, может быть, самое важное, что есть в подарке, когда особенно если дети пишут. Ну, в любом случае очень приятно получить какие-то теплые слова на Новый год.

М. Алешковский А я правильно… Можно я прям с места в карьер спрошу? Я правильно понимаю, что самая главная проблема в домах престарелых в том, что старики на конвейере и никакого индивидуального подхода к ним, и что нет никакой индивидуальной заботы и индивидуальной любви, тепла? Что они этого лишены?

Е. Олескина И это одна из проблем, конечно же. Но, конечно, нельзя сказать, что это всегда так. Но так бывает и, к сожалению, так бывает нередко, особенно в больших учреждениях. В маленьких учреждениях чаще этот индивидуальный подход есть, потому что люди, которые жили в одной деревне, они друг друга могут знать, приходится там какой-то дальней родней и так далее. И там, конечно, теплее обстановка.

Л. Рябцева То есть они находятся в одном доме престарелых, друг другу помогают или приходят родственники родственников, и все друг друга знают.

Е. Олескина Да, да.

Л. Рябцева А в больших учреждениях просто на них нет времени и внимания, и сил у медсестер…

А. Русакова Нет ресурса, который мог бы действительно удовлетворить потребности каждого, потому что если представлять себе какой-нибудь большой дом престарелых, там часть бабушек ходячие, они сами себя обслуживают, сами ходят в столовую, могут выйти на улицу. Часть бабушек, они находятся в отделении милосердия, или так называемый слабый корпус. То есть это бабулечки, которые не могут сами выйти. Многие из них лежачие. Многие из них ограничены в подвижности. И естественно им надо много. Каждому человеку надо много всего. Но как минимум поесть, сходить в туалет. Простите за подробности, но…

М. Алешковский Но этого мне кажется…

А. Русакова Этого очень мало.

М. Алешковский … попробуй сама жить…

А. Русакова Этого не хватает. Человек ведь испытывает какие-то духовные потребности и душевные. Им нужно и внимание, и поговорить, чтоб к ним зашли, с каждой там по полчаса посидели бы рядом, подержали бы за ручку, что-нибудь ей рассказали, какие-то новости. А, к сожалению, у санитарочек всегда нет времени, ресурсов нет, возможности провести с ними столько времени, чтобы бабушки почувствовали действительно какой-то личный уход, личную заботу. Потому, что главная задача санитарочек – успеть сделать всю работу, хотя бы успеть, а бабушкино желание там посидеть, поговорить, побыть рядом, там как-то почувствовать себя любимой ею, этого, к сожалению, уже невозможно достичь.

М. Алешковский Так. Мы сейчас как-то очень уже быстро убежали вперед, но я хочу на секундочку вернуться назад, и чтоб Вы немного все-таки рассказали. Вот Ваш прекрасный благотворительный фонд, он занимается поддержкой стариков, которые находятся в специальных учреждениях, в домах престарелых, в отделениях сестринского ухода. Что конкретно… В чем заключается Ваша забота? Как конкретно Вы им помогаете? Как конкретно Вы помогаете этим учреждениям? Что… Какие у Вас вообще вот… Что Вы с ними делаете? Как Вы дарите им эту радость?

А. Русакова Ну, у нас существует несколько программ в фонде. Все начиналось именно с поездок и личного общения. Но уже тогда было понятно, что этого недостаточно, хотя это очень важно. И сейчас несколько программ. Я начну говорить. Если я забуду, Лиза меня дополнит. У нас есть программа собственно общения. Это основное. Это приезды с концертами, небольшими подарочками. Регулярные приезды. Это важно. Программа переписки…

Л. Рябцева Почему важно?

А. Русакова Важно, чтобы человек знал, что о нем кто-то помнит. Это можно приехать, сделать большой праздник, затратить очень много ресурсов, но если вы не приедете потом, это все практически не имеет смысла. Если приезжать с какой-то регулярностью раз даже в три месяца – это прекрасно, потому что у человека всегда есть… у пожилого особенно человека есть…

Е. Олескина Какая-то перспектива жизни светлая.

М. Алешковский Он тебя ждет просто.

А. Русакова Да, да. Вот то, ради чего… о чем можно думать и что приятно, и главное знать, что это обязательно будет.

М. Алешковский А я правильно понимаю, что именно эта сила нам придает… вот именно это ожидание, вот эта сила, она придает человеку вообще каких-то… Не знаю, как сказать. Стимул для жизни.

Е. Олескина Да, да.

М. Алешковский Потому, что у него есть хотя бы что-то, за что можно зацепиться. Так просто?

А. Русакова Было очень смешно. Да. Мы об этом… ехали просто в машине в одной поездке, обсуждали с одной девочкой, психологом, и она так утвердительно сказала, ну, вы же, конечно, знали, когда вот вы планировали ваши поездки, что они должны быть регулярны, что да, всем известно, это хороший как раз срок, где-то 2-3 месяца человек может ожидать, что что-то приятное случится. То есть это так не совсем риск и так не очень далеко, обозримое некоторое будущее. Я говорю, нет, так это случилось, это случайность была. Изначально это действительно была случайность. Все работали, все учились и выбирали какой-то срок поездок, ну, реальный просто для нормальной жизни. Вот. А потом нам уже сказали, что оказывается это действительно оптимальный вариант.

М. Алешковский Ну, давайте вернемся к программам.

А. Русакова Да, программы фонда. Поездки, переписка. Ну, здесь вот то же самое важно – это именно регулярность переписки, хотя есть то, к чему может присоединиться любой человек. Это поздравления с Новым годом и днем рождения – тоже отдельная программа. Человек просто на Новый год получает несколько открыток от нескольких людей. То же самое на день рождения. Но при этом у него есть постоянный внук по переписке, тот, кто ему пишет с регулярностью раз в месяц. Это вот человек получает весточки…

Л. Рябцева Это очень много?

А. Русакова Да, у нас программа переписки – это очень обширная. Четыре сейчас с половиной тысячи бабушек и дедушек…

Е. Олескина Больше.

А. Русакова Даже больше, которые получают письма, ну, и соответственно людей, которые участвуют в этой программе тоже очень много.

М. Алешковский Я знаю, что Леся участвовала в этой программе.

Л. Рябцева Да, я писала, но я попозже расскажу.

Е. Олескина Это очень приятно.

М. Алешковский Так? И что? Все?

А. Русакова Программа, которая называется «Дом». Программа, которая называется «Медицина». Они немножко пересекаются, потому что и та, и другая занимаются собственно обеспечением материальной помощи учреждениям. Ну, собственно мы покупаем то, что в учреждениях нужно, и то, что не всегда присутствует. Это иногда какие-то специальные кровати. Иногда противопролежневые матрасы, средства по уходу лучше, чем те, которые есть, и так далее. Вот. Ну, это тоже такая необходимая программа. Ну, и все, что у нас происходит каждое лето – это волонтерские лагеря. Там мы делаем косметический ремонт. Начиналось все с косметических ремонтов. Ну, а сейчас кроме того мы еще и стараемся в это время побольше пообщаться с бабушками, может быть, чуть-чуть помочь персоналу, если это возможно в рамках данного учреждения, какой-нибудь придумать интересный досуг. Вот это мы уже в последний год старались с бабушками и рисовать, потому что за две недели можно действительно что-то такое сделать, ну, более интересное, чем за короткий приезд. Вот и еще у нас есть программа «Досуг», она появилась чуть позже, чем все остальные. Это когда у нас уже образовался фонд, и было несколько побольше времени во время наших приездов к бабушкам. Мы решили сделать нашу программу, вот что-то такое с ними интересное. Может быть, рисовать. Может быть, рукодельничать. И сейчас эта программа развивается в 2-х направлениях. Это приезды вот с волонтером, ну, арт-терапевтом или художником, который вместе с ними рисует. Это очень интересная тоже история, если будет время, расскажу. И плюс еще специалисты. Это… Ну, хотя у нас сейчас идет отдельная программа «Специалисты». Но, в общем, здесь пересекаются. Это культработники или музыканты, которые уже постоянно работают в учреждениях, но которые работают как бы от фонда. Вот это…

М. Алешковский То есть просто нанимаете, да?

А. Русакова Да, да. Цель собственно та же – сделать какой-то интересный досуг для пожилых людей, что-то такое, как-то их развлечь, поддержать и вот, может быть…

М. Алешковский Я вот на ряду к некоторой мысли. 29 регионов сейчас у Вас присутствие? Я на сайте посчитал. Ну, может быть, расскажите…

А. Русакова На сайте «Старость в радость».

М. Алешковский … старикам.орг. Правильно? Ваш сайт? 29 регионов присутствует или сколько? Сколько вообще человек Вы обслуживаете, скажем так? Сколько домов престарелых?

Е. Олескина Честно сказать, мы считаем, но мы периодически сбиваемся. Того, что я могу точно сказать: мы ездим в поездки. Вот каждый выходной у нас несколько поездок. Это где-то 15-16 регионов, в которые мы действительно регулярно-пререгулярно…

М. Алешковский Каждые выходные 15-16 регионов?

Е. Олескина Нет, 15-16 регионов, наверное, всего, в которые мы ездим регулярно. А остальные регионы. Скорее всего, там имеется в виду наши группы, наши региональные группы. То есть ребята из других городов, которые…

М. Алешковский Работают по Вашей методике?

Е. Олескина Да. То есть которые тоже увидели, написали, а почему Вы к нам не ездите. Мы говорим, там далеко, или а вы чего, зачем же. То есть мы тоже хотим, чтобы к нашим бабушкам приезжали, тогда давайте мы там сами сорганизуемся.

Л. Рябцева Извините, пожалуйста, а почему бабушки постоянно? Дедушки не доживают?

Е. Олескина Нет, бабушки, дедушки. Просто очень долго говорить.

Л. Рябцева И нам пишут сообщения о том, что какой-то сексизм в эфире. Почему? Просто…

М. Алешковский Собирательный образ. Вот и собственно заканчивая свой… вот несколько вопросов, череду я понял, что Вы делаете, я понял, куда Вы ездите, Ваш масштаб работы. А собственно что вообще ждет старика обычного, бабушку или дедушку, который попадает в дом престарелых, которому Вы не помогаете? Потому, что я понял, что Вы делаете там ремонты, Вы занимаетесь их психологическим развитием и состоянием, Вы помогаете им проводить досуг каким-то образом, Вы можете даже каким-то образом…

Л. Рябцева Ты так спрашиваешь, как будто у тебя есть…

А. Русакова У самого ответ.

М. Алешковский Вот я хочу спросить, что происходит?

Е. Олескина Ну, наверное, немножко громко сказано. Мы, может быть, как-то масштабно себя описали, потому что есть учреждения, где, к счастью, все весьма и весьма хорошо, куда мы приезжаем. И действительно, что мы единственное там делаем – мы поем с ними песни, обнимаемся, там они выходят нас встречать и кормят нас пирогами, какими-то невероятными солениями. То есть там тепло и хорошо. Просто им все равно нужна молодежь, нужны ребята, которые бы приезжали в гости, которые бы им радовались…

М. Алешковский Так везде?

Е. Олескина Нет, я говорю, что, к сожалению или к счастью, дома престарелых очень разные. Зависит и от региона, и от конкретного района, от конкретной ситуации в районе. Иногда все, что мы видим, ну, маленькие, небольшие учреждения, чаще всего они даже более уютные, скорее, ну, вот как семейного типа, потому что там все дружат, давно друг друга знают, и там действительно атмосфера часто похожа на домашнюю, где у каждой бабушки там свой личный кот, которого в принципе там нельзя держать по санпину, но он у нее спит на груди. Она так привыкла. Никто у нее никогда этого кота не отберет. Ну, вот и совсем другая атмосфера в очень больших учреждениях, которые, ну, может быть, конечно, экономически выгодны, потому что много пожилых людей вместе все равно проще содержать с точки зрения там количества персонала, обслуживающего. Но там атмосфера действительно более сложная, но и там бывают исключения. Наша задача… Как сказать? То, мы, не знаю, с этого мы начинали, может, я не права, но остается приоритет. То, что мы заметили как главную проблему везде – это их ощущение одиночества, собственной ненужности, какой-то, ну, некоторой подвыброшенности из жизни, потому что мы видели в самых разных учреждениях и с золотыми парными унитазами и с отсутствием унитазов каких-либо вообще. Это та проблема, которая есть в принципе. Она есть и у бабушек, которые могут жить дома, которые просто одинокие. Им все равно этого не хватает. Просто когда они все вместе, их проще всех вместе как-то немножко порадовать. Вот. А остальные – это некие сопутствующие проблемы, которые нам приходится решать, потому что мы просто видим. Например, там поем бабушкам в каком-нибудь доме престарелых, позвали их на концерт, а очень мало вышли. Узнаем у персонала, почему того не вывезли, того не вывезли, оказалось, что там задержка с поставкой инвалидных колясок. Поэтому на одной инвалидной коляске многих не вывезешь. Наши действия: естественно в следующий раз мы привезем им коляски, потому что нам хочется, чтобы у них у всех была хотя бы возможность передвигаться. Ну, вот. И когда все хорошо, мы рады, когда все хорошо. Мы рады участвовать, собственно мы рады делиться этой радостью. Бабушки сами тебя обнимут, поцелуют, в общем, все тебе расскажут хорошее. То есть скорее мы приезжаем туда даже за каким-то позитивом. Ну, вот. А если в учреждении есть какие-то другие сопутствующие проблемы, которые бывают, весьма бывают, мы пытаемся их решать по мере возможности.

М. Алешковский Ну, Лиз, тебя послушать и можно сказать, что в таких учреждениях бывает хорошо, что ты вот свою бабушку оставила…

Е. Олескина Не поверите, бывает хорошо. Знаете, это другая проблема – психологическая. Я бы не отправила, потому что я не могу своего родного человека…

А. Русакова Ну, я скажу тогда… Я сейчас…

Е. Олескина Давай.

А. Русакова Просто мы часто сталкивались с тем, что особенно… У нас же в основном все сельские дома престарелых или палата сестринского ухода. И пожилые люди, ну, объективно пожилой человек не может сам содержать двор с домом, с колодцем, не знаю, там с огородом и так далее. И поэтому если нет близких родственников, что часто складывается в деревне, ну, понятное дело, или дети уехали, бывает так, что детей нет, бывает так часто, что дети уехали, оказались на территории другого государства. Да? Вот тут вообще концов никаких не найдешь. И бабушка в какой-то момент не хочет переезжать к детям, потому что говорит, что нет, я не поеду, здесь мне все родное, здесь мне хорошо, никуда не хочу двигаться. Потом в какой-то момент становится понятно, что это невозможно уехать никуда, а сил физически и как-то себя уже обслуживать нет. Дети тоже в этот момент оказываются не сильно молодые. У нас там многие бабушки там 80-90 лет, соответственно можно посчитать, что там дети тоже не 30-летние далеко. Вот. То есть, ну, так сложилось. И уже в этой ситуации многие бабушки, ну, как бы здраво все это понимая, говорят, что слава Богу, что есть место, где крыша над головой, где еда и так далее.

Е. Олескина То есть где за тобой будут ухаживать. Светло, тепло.

А. Русакова Да, да. Поэтому, конечно, говорить, что это только зло нельзя. Объективно всегда будут люди, которые оказались в такой ситуации, которым нужно какое-то учреждение, где они…

Л. Рябцева То есть совсем без домов престарелых мы не сможем обойтись в любом случае просто потому, что…

А. Русакова Я думаю да.

Л. Рябцева … всякие ситуации жизненные.

А. Русакова Все бывает.

Л. Рябцева Напомню, что номер для смс-сообщений – 985 970 4545. Твиттер-аккаунт «Вызвон». Лиза, ты начала говорить о том, как все создавалось, как начиналось. А вот с чего началось? Вдруг я хочу… просто я жду такую душещипательную историю о том, как ты встретила бабушку и влюбилась. И все. И прям слезы градом и хочется помогать.

Е. Олескина К сожалению, я всегда очень расстраиваюсь, потому что я понимаю, что я не могу рассказать никакой такой истории, чтобы все сказали: «Ага!»

Л. Рябцева Вот оно что! Вот почему!

Е. Олескина Какие-то… не помню, где-то я выступала, меня спросили: «Вы, наверное, что-то сделали. Вы, наверное, сдали свою бабушку. Нет, вы 2-х бабушек». Поэтому вразумили, значит, дома престарелых. Нет, ничего такого специфического не было. Я была студенткой 1-го курса филологического факультета МГУ, и мне хотелось быть кому-то полезной, потому что было уже чуть-чуть свободного времени. Я знала, что детям довольно много помогают. Мне хотелось бы найти тех, кто помогал бы бабушкам, потому что мне казалось, что детям, это как-то грустно, скучно.

Л. Рябцева Это популярное благотворительное направление.

Е. Олескина Ну, оно тоже стало не сразу популярным. Это тоже очень нужно…

Л. Рябцева Много работать. Да.

Е. Олескина Ну, вот, может быть, когда-нибудь и бабушки…

М. Алешковский А есть другие благотворительные фонды, которые помогают старикам? Извини, что прерываю.

Е. Олескина Ну, в какой-то степени… Да, Фонд «София», но они в основном в Москве и в нескольких местах еще в регионах. «Милосердие». Это одно из их направлений.

А. Русакова Но во многих фондах есть программы, которые занимаются помощью…

Е. Олескина Да, это направления.

А. Русакова Бывают фонды, где занимаются адресной помощью. Также много фондов, ну, вот в крупных городах, которые помогают там, не знаю, бывших узникам. По профессиональному признаку тоже бывают фонды, которые организованы. Но таких вот больших фондов, которые именно специализировано занимаются пожилыми людьми, ну, как минимум немного.

Е. Олескина Это мы себя ощущаем, когда какой-нибудь… случаются некоторые, там не знаю, сложности в общей системе, и нам начинают звонить не только наши дома престарелых, которые уже как бы, в общем, имеют право у нас все попросить, мы им абсолютно верим. Начинают звонить совершенно по сарафанному радио чуть ли не все учреждения, потому что у них эта же проблема, и говорят, там не знаю, то-то, то-то заканчивается, выручайте. Откуда вы нас взяли-то? Да вот нам на заседании директоров, там такой-то директор сказал, что у нас хорошо все с пеленками в этом месяце. Нам там очень помогли…

Л. Рябцева Лиза, ты была студенткой…

Е. Олескина: 1го курса. И я стала искать тех, кто бы помогал бабушкам и дедушкам. И я не могла найти. Ну, как-то тогда не сумела найти. А после 1-го курса я была на практике в Псковской области. И одним из мест сбора фольклора был дом престарелых. Ну, мне показалось, что это очень быстрый выход – зайти в дом престарелых, собрать там весь фольклор, потому что бабушки вместе, скорее всего, им скучно, они мне там все расскажут. Мне зачтут практику быстро, и освобожусь быстрее. Тоже хорошо.

А. Русакова То есть это лень была на самом деле – двигатель прогресса.

М. Алешковский На самом деле именно так и делают. Я как – извините, перебью – частично еще немного директологией занимаюсь, слышал просто истории про то, как просто ездят к бабушкам, которые там 100, 200, 300 разных песен из головы своей вспоминают, какого-то невероятного интересного материала, нигде ранее не засвеченного.

Е. Олескина Может быть. Ну, наверное, мы тоже на это рассчитывали. Поэтому с моими подругами, я собственно тоже их сагитировала, с моей пишпарой – пара, которая записывает. Ну, вот с моей подругой Дашей, значит, туда пришли и стали пытаться собрать бодро фольклор. Но, к сожалению, это был маленький, сельский и довольно грустный дом престарелых. Бабушки, дедушки не то, чтобы сильно делились фольклором, а при попытке их расспросить, мы узнавали, что им грустно, одиноко. Они начинали плакать, как-то брать за руку, пытаться как-то, чтобы мы рядом побыли, просить. Ну, вот. И мы как-то совсем удивились, расстроились, начали спрашивать. Спросили у одной бабушки там: «Бабушка, расскажите, как Ваша жизнь сложилась, как Вы сюда попали», — раз там фольклор не получается собрать, Даша моя спросила. Ну, и бабушка рассказывает, что вот я, значит, такая… в общем, дурой была, всех своих кавалеров отшила, замуж выходить не стала, вот значит…

А. Русакова Осталась одна.

Е. Олескина Старой девой тут и помирать буду. Мы с Дашей выходим в коридор. Даша говорит: «Лиза, возвращаюсь в Москву, срочно меняю жизнь. Мирюсь с Колей, там иду гулять с Васей. Никогда больше там Пете не отказываю. Все. Срочно надо что-то делать…»

Л. Рябцева Выхожу замуж.

Е. Олескина «… Не хочу сюда». Заходим в другую палату, там замечательная бабушка, очень красивая и хорошая. Она рассказывает: всю-то жизнь мы с мужем душа в душу прожили, 60 лет. Семерых сыновей воспитала. Двое померли. Один в Латвии, двое в Эстонии, кто в Питере. Тут я одна осталась. Только соседка мне посылки шлет. Даша выходит в коридор, говорит: «Лиз, что делать? Жениться? Не жениться? Я сюда не хочу!» На основании этого мы поняли, что это некая общая история попадания в дом престарелых, это не то, что человек плохой или не так жизнь свою построил, то, что может коснуться каждого, и каждому надо как-то действовать в этой ситуации.

Л. Рябцева Прервемся на краткие «Новости» и вернемся после них и рекламы в студию.

*****

Л. Рябцева: 1635 в Москве. Программа «Чувствительно». Леся Рябцева и Митя Алешковский. Говорим про дома престарелых, спрашиваем, есть ли в них жизнь, и обсуждаем это с нашими гостями. Анна Русакова, исполнительный директор фонда «Старость в радость». Елизавета Олескина, директор фонда помощи пожилым людям «Старость в радость». Я исправилась. И мы говорили до перерыва на «Новости» и рекламу о том, как все это начиналось. Чем закончилось? Лиза, ты приехала из Пскова с подругой в Москву и нашла такой фонд чудесный, который помогал бы пожилым людям.

Е. Олескина Ну, не совсем так. Мы приехали и даже до того, как приехать с нашей фольклорной практики в Москву, мы пришли грустные с подругой, ребята спросили, чего мы такие грустные. Мы сказали, что почему-то удивительным образом место, где мы были, ну, тот маленький, сельский дом престарелых, ну, как-то отличается даже от бабушек домашних, потому что там все очень какие-то грустные, несчастные и жалуются, что к ним…

А. Русакова Затухшие.

Е. Олескина … приходят гости. Да. И тогда ребята, те, кто были со мной на практике, сказали, пойдемте к ним тогда сами. Вот. Мы купили гостинцев. Один мальчик играл на гитаре. Бабушки, дедушки собрались в холле, мы попели с ними песни, мы подарили им гостинцы. И тут все изменилось. Оказалось, что бабушки, в общем, разошлись и стали подпевать и радоваться. Дедушка, который, мне казалось, не ходячий, бодро потащил меня танцевать. Бабушка, которая, мне казалось, не видит, оценила там мою косу, еще что-то. Ну, вот они ожили. И после этого мы разошлись по комнатам чуть-чуть с ними поговорить, вернее они сами нас, в общем-то, растащили по комнатам. И оказалось, что это не какие-то чужие люди, а вполне себе близкие нам, которые готовы и душу нам открыть и рассказать всю свою жизнь, и которым явно не хватает тех, кто бы их послушал, просто посидел рядом и обнял. Мы удивились, насколько легко и насколько нетрудно принести им какую-то радость, и действительно стать им близкими. Ну, и поэтому когда мы ехали, собственно мы удивлялись, почему другие этого не делают. И очень хотелось собой это делать. Да.

Л. Рябцева Тем более, что тема такая, всем понятная. У всех есть бабушки и дедушки. То есть всем, кому повезло дважды, у них по два дедушки и по две бабушки. И потом ты организовала?

Е. Олескина И потом мы вернулись в Москву и поехали с друзьями в близкий дом престарелых в Подмосковье.

Л. Рябцева … в смысле рядышком?

Е. Олескина Да, который уже был не так далеко. И многие бабушки говорили, что все очень… Бабушки. Там были как раз только бабушки по гендерному признаку. Небольшое женское общежитие, бабушковое. Они все сказали, что очень ждут праздника 9 мая. Это было за месяц до 9 мая. Мы стали узнавать, что на этот день запланировано, ну, в самом доме престарелых. Тогда это был, ну, просто выходной государственный. Мы подумали, что если выходной 9 мая ничем не отличается там от 8-го и от 10 мая для этих бабушек, это будет очень грустно.

М. Алешковский А я понимаю, что там не должны… ну, сотрудников даже дома не было престарелых в этот момент?

Л. Рябцева То есть 9 мая выходной у всех.

Е. Олескина Там, в общем-то, сотрудников не очень много. Это было по типу организовано, ну, многоквартирного дома для одиноких ветеранов. И тогда мы…

М. Алешковский А это еще и ветераны были?

Е. Олескина Многие из них были, наверное, ветераны. Ну, мы написали в «Живом журнале», который уже появился, с подругой о том, что можно поехать вместе 9 мая, провести этот день с теми, в общем-то, благодаря кому он у нас есть, с бабушками без дедушек в этот раз, и думали, отзовется кто или нет. Удивительным образом люди очень отозвались. И 9 мая 2007 года там на назначенный пункт сбора на Комсомольской пришло 30 незнакомых людей там с цветами с селедками, баянами, там конфетами.

Л. Рябцева То есть тогда все и началось? 2007 год.

Е. Олескина Да, да. И потом собственно после общего замечательного праздника, чаепития, бабушки нас окружили и спросили: «А вы теперь когда приедете? Через неделю или через две?» На этом все, в общем-то, и началось.

Л. Рябцева Собственно стало понятно, почему вот такие поездки должны быть регулярными. А что чаще всего нужно пожилым людям? Что им нужно? Что им нужно привозить? Подарки? Календари? Что они ждут от вас? Или они ждут вас?

Е. Олескина Они, прежде всего, ждут… Да, конечно, они, прежде всего, ждут внимания какого-то, поэтому мы это очень часто объясняем волонтерам, которые 1-й раз хотят поехать Они очень часто хотят подарить что-то такое масштабное, совершенно фантастическое, что резко изменит…

А. Русакова Швейную машину.

Е. Олескина Да. А там просто что-нибудь такое бывает, что-то вот такое сделаю, вот чтобы компьютер… Бывает. Мы тогда объясняем, что подарок – это знак внимания. Главное, что вы пришли. Вы можете принести конфеты, я не знаю, все, что угодно небольшое. Как это? неприлично приходить в гости с пустыми руками. А есть вещи, которые нужны для дома престарелых. Это немножечко другая история. Вот для того, чтобы понимать, что привозить, нужно, конечно, немножко там быть, общаться с персоналом, ну, как-то себе представлять, как все устроено.

М. Алешковский Слушайте, я хочу добавить для наших дорогих слушателей, что если вы хотите каким-то образом помочь…

Л. Рябцева Нет, подожди. Для того, чтобы говорить, как им помочь, нужно объяснить, на что это.

М. Алешковский Нет, нет. Секундочку! Я сейчас хочу сказать про регулярно. Что очень важно, чтобы все-таки помимо регулярной работы была еще и регулярная помощь.

Л. Рябцева А я не понимаю, на что эта помощь тратится. Вот почему отдавать деньги в «Старость в радость»?

М. Алешковский Вот скажите.

Л. Рябцева Ну, так вот.

А. Русакова Мы сейчас будем рассказывать, перебивая друг друга.

Е. Олескина Ну, во-первых, то, что, к сожалению, всегда нужно, многие из пожилых людей, многие уже лежачие, и, безусловно, нужны средства по уходу. Пеленки одноразовые. Это подгузники. Это то, что выделяется в принципе по программе индивидуальной реабилитации. Но выделяется недостаточно. Всегда не хватает. А это нужно постоянно.

А. Русакова Вот это точно.

М. Алешковский То есть Вы покупаете это, иностранные подгузники и пеленки? Ведь правда? Они же подорожали сейчас?

А. Русакова Ну, пока не подорожали.

Е. Олескина Подорожали. Да.

М. Алешковский Вот и Мониава писала буквально вчера, что пеленка стоила 8, теперь стоит 16

А. Русакова Видимо, их заказывали последний раз недели три назад, поэтому не в курсе. Да.

М. Алешковский Другие друзья у меня говорили, что памперсы теперь 1400 упаковка стоит.

Л. Рябцева Может, давай не будем обсуждать цену подгузников, пожалуйста, в прямом эфире. Давайте продолжим, зачем нужны деньги. Если я могу раз в неделю приехать с баяном, попеть, вот зачем Вам…

А. Русакова Ну, прекрасно.

Л. Рябцева У меня есть подружка, которая играет, я ее возьму, и мы приедем. Абсолютно серьезно говорю.

А. Русакова Нам очень не хватает…

Е. Олескина Замечательно.

Л. Рябцева Я Вам ее покажу. Только она придет…

М. Алешковский Только придется ездить регулярно.

Л. Рябцева Будем ездить регулярно. Один выходной.

М. Алешковский Расскажите, на что деньги уходят.

Е. Олескина Ну, кроме того это, конечно, разовые покупки. Но, тем не менее, так, как у нас получилось, мы очень быстро разрослись, у нас получилось на попечении довольно много домов, то такие вещи как противпролежневые матрасы, специальные кровати, ну, что-то из медицинской даже самой простой техники все равно мы покупаем во много учреждений достаточно регулярно. Вот.

Л. Рябцева Потому, что там этого не хватает?

Е. Олескина Это может выйти из строя. Может не быть что-то специальное, что нужно человеку.

М. Алешковский Сколько денег вы на это тратите, ну, скажем, там…

Л. Рябцева В месяц.

М. Алешковский … в год или в месяц? Порядок? Миллионы?

Е. Олескина Порядок. У нас вообще-то, наверное, общий…

А. Русакова От фонда получается порядка 10 миллионов в год рублей. Вот туда входят все наши программы, которые есть. Это и программы «Дом» и «Медицина», которые, конечно, вот съедают большую часть денег. Вот именно покупка необходимой, прежде всего, медицинской техники или какой-то бытовой техники, которая вышла из строя. Такое тоже бывает. Нам звонят и говорят: «Ребятушки, сломался обогреватель. Мы не можем уже сейчас включить вот это в бюджет». Да? Бюджет распланирован. Произошла какая-то поломка. Можно… Ну, то есть они, безусловно, это делают, стараются, пишут, все вот эти запросы, но нужно быстрее.

Л. Рябцева То есть государственное учреждение остается без денег от государства из-за поломанного обогревателя?

А. Русакова Нет, ну, это не совсем так, но такие накладки бывают. Да? То есть я… мне не хотелось бы это драматически очень описывать, но, тем не менее, нужды случаются, в том числе и срочные. Мы как бы склонны их помочь решить. Вот. И на это, в общем, да, все время требуются деньги. И сейчас, в общем, еще одна программа, про которую расскажет Лиза – это программа «Специалисты», которая, в общем, тоже требует постоянных пожертвований и расходов с нашей стороны.

Е. Олескина Да. Ну, вот то, что мы говорили, в больших домах, Вы спрашивали, можно ли там сделать уютную атмосферу. В принципе можно. Но если бы там было не две санитарочки на 40 человек, на 40-50 лежачих бабушек, а 10 или даже 15, потому что…

Л. Рябцева Три.

Е. Олескина Хотя бы побольше. Ну, вот. Конечно, хочется, чтобы бабушки получали, что называется, весь комплекс услуг. То есть с ними успевали бы еще, может быть, немножко позаниматься, чтобы их сажали, делали там небольшую разминочку, зарядку, чтобы их вывозили на улицу, чтобы они могли там почитать с ними, помочь ответить на письмо, заняться чем-то, чем бабушка сама хочет, потому что, к сожалению, бабушки лежачие, они часто, ну, впадают в такое состояние, может быть, пограничное. То есть они уже ни здесь и ни там, потому что нет запросов, то есть их кормят, переодевают, но им этого явно не хватает, потому что если нас только кормить и переодевать, мы тоже впадем в такое состояние. И про нас будут говорить, что они там не в себе. Они вполне себе в себе, если с ними попробовать поговорить. Например, мы зашли в какую-то палату… Мы после общего концерта всегда пойдем по палатам, потому что мы считаем, что бабушки, которые в палатах, они ничем не хуже, и мы должны зайти…

А. Русакова … не смогли выйти…

Е. Олескина … хотя бы по 2-3 песни спеть. Конечно. Но тут мы устали, какой-то был очень большой дом. И мы в какой-то… И санитарочки тоже уже говорят: «Не майтесь. Там уж совсем не понимают, не соображают». Но мы решили: «Нет, мы до всех дойдем». Но мы уже тоже не железные. В какую-то палату мы все зашли, бабушки там лежат явно парализованные, явно уже тяжелые, и действительно, может, тут и не надо петь. Но раз зашли, решили не дискутировать и спеть одну песенку уж при них, в любом случае совесть будет чиста. Спели. Радостно обсуждаем, что да, действительно им вроде бы все равно. Разворачиваемся и слышим, что одна из бабушек, явно парализованных абсолютно четко, но просто очень тихо, с трудом артикулируя, мне говорит: «Спасибо большое. Я уже год не слышала музыку». И в этот момент у меня начинают подкашиваться ноги, потому что я хотела выйти из этой палаты, еще при них сказать: «Да, бабушки тут ничего не понимают»…

А. Русакова Это простые вещи…

Л. Рябцева Если нас радует музыка, почему мы думаем, что этих людей она не порадует?

А. Русакова Да, да. Вот я хочу дополнить. Это очень часто действительно происходит не по злобе, что называется, а просто вот такая общая позиция, что если человек плохо себя чувствует, слег, не очень четко контактирует с внешним миром, ему ничего не надо. Мы очень часто сталкиваемся с тем, что в учреждении может быть очень персонал аккуратный, который будет следить за чистотой, который будет смотреть, чтобы был четкий режим дня, чтобы все было в порядке с диетой, и класть на это очень много сил, но который действительно не будет понимать, что да, может быть, иногда надо за ручку подержать. Да? Что?

Л. Рябцева У Мити зудит. Давай дадим, а то он уж прямо прыгает тут.

М. Алешковский Да, я прямо очень хочу предложить нашим дорогим слушателям зайти на сайт «Старикам.орг». И в верхнем левом углу, есть замечательный баннер, на котором написано «Обеспечим постоянный уход и регулярный досуг для бабушек и дедушек». Нажмите на этот баннер и подпишитесь на регулярные пожертвования размером 100 рублей, 50 рублей, 20 рублей…

Л. Рябцева Потому, что 100 рублей – это час работы нянечки, час работы.

М. Алешковский Во-первых, 100 рублей – это час работы нянечки. Во-вторых, я вам хочу сказать, что…

Л. Рябцева Даже больше часа!

М. Алешковский … лучше дать 100 рублей, чем не дать 100 рублей. «Старикам.орг». Зайдите туда. Если вы не хотите зайти на сайт, хотите отправить прямо сейчас смску, отправьте ее на короткий номер 4440. В смске должен содержаться текст «СОС – на русском или на английском три буквы СОС – пробел 38, пробел сумма, которую вы хотите пожертвовать». Например, 100 рублей. Эта смска должна выглядеть: СОС пробел 38 пробел 100. На номер 4440. Эти деньги пойдут на работу фонда «Старость в радость». Отчеты о тратах вы сможете найти на сайте «Старикам.орг». Там же, пожалуйста, подпишитесь на регулярные пожертвования. Пожалуйста! Это очень важно.

Л. Рябцева А еще на нашем сайте мы подняли пост Екатерины Шамоной…

М. Алешковский Шуминой.

Л. Рябцева Шуминой. Прости ради Бога. «Есть ли жизнь в доме престарелых?» Она как раз описывает историю одной из бабушек. Я сегодня плакала перед эфиром. Елизавета Петровна. И там же есть кнопка внизу в самом, сделать пожертвование можно через карточки, через смски, через «Яндекс.Кошельки» и так далее.

М. Алешковский Да. Зайдите на сайт «Эха Москвы», тоже можно там сделать пожертвование для благотворительного фонда «Старость в радость».

Л. Рябцева Мы прервемся на рекламу. Две минутки. И вернемся.

*****

Л. Рябцева: 16 49 в Москве. Программа «Чувствительно». Леся Рябцева, Митя Алешковский. Говорим про старость в радость и о том, как живется в домах престарелых с Аней Русаковой и Елизаветой Олескиной, нашими гостями собственно из фонда «Старость в радость». А вот давайте помимо денежной помощи поговорим про волонтеров и про то, что у вас можно писать письма. Вот что! Наконец, я дождалась момента, когда могу рассказать о себе. Два года назад встретила… как многие москвичи встретила в подземном переходе бабушку, которая на Курской продает морковку, чтобы заработать. Разорвало мне это сердце. И как ты вот, Лиза, училась на 1-м курсе, начала искать группы в «Вконтакте», в «Фейсбуке», фонды, которые бы помогали пожилым людям. Нашла «Старость в радость» в «Вконтакте». Тогда она еще была группой не очень большой, надо сказать. То есть Вы тогда по сравнению с сейчас, Вы очень сильно выросли, конечно. И там была очень простая инструкция по тому, как можно помочь бабушкам, у которых вот… помимо того, что стоят в переходах, лежат в домах престарелых, у которых либо никого нет, либо те, кто есть, они не могут постоянно, регулярно как-то помогать и ухаживать. В общем, там была простая инструкция, как можно помочь, поехать и развеселить, а еще можно написать письмо. И я… Вот если зайти на сайт сейчас «Старикам.орг», там две кнопки с очень милой бабушкой, которая улыбается прямо во все свои оставшиеся зубки. И можно написать письмо и выбрать даже бабушку. И это самое, по-моему, милое. То есть там такой отбор, то есть человек кастинг проходит. Ты выбираешь себе бабушку, читаешь о ней какую-то историю и потом ей пишешь письмо, поздравляешь ее с днем рождения или с Новым годом. И это буквально 5 минут. То есть тебе вообще ничего не нужно. То есть ты сидишь перед компьютером, написал письмо, передал кому-то привет. И сама мысль о том, что где-то бабушка вдали улыбнется, по-моему, – это чудесно. Гениальная идея. Но я знаю, Лиза, что у тебя есть чудесная история с такой вот перепиской. Расскажи мне про свою бабушку, найденную через «Старость в радость».

Е. Олескина Да. Это, наверное, сложилось еще до «Старости в радость». На следующий год после фольклорной практики мы собирали диалекты. Это была диалектологическая практика. И как раз одним из мест сбора диалектов был дом престарелых в Архангельской области. И там мы подружились с двумя бабушками. Обе были одинокие. И одна бабушка была очень грустная, другая – более веселая. И я спросила, можно ли им прислать посылку, например, или написать письмо. Они покивали. Но, в общем-то, забыли. Адрес я сохранила. Через какое-то время я про это вспомнила, написала письмо, бабушки мне ответили. Ну, вот тогда я отправила посылку. И, по-моему, после посылки они ответили что-то, что-то вроде не тратьтесь, письмо получили, спасибо огромное, писать тяжело, там берегите себя. Ну, вот. А летом я к ним приехала в гости.

Л. Рябцева К бабушке на дачу.

Е. Олескина Да, на один день. Далеко очень ехать. Одной бабушки уже нет, а 2-я бабушка Анна Дмитриевна, наверное, 7 лет уже с ней переписываемся. Но в какой-то момент ей стало совсем тяжело писать. И в принципе бабушки, надо заранее предупредить, что они не всегда отвечают и даже чаще всего не отвечают. Поэтому когда вы решаетесь на переписку, часто это переписка в один конец, потому что многие бабушки, кто плохо видит, кто не грамотный…

А. Русакова И дедушки тоже.

Е. Олескина Дедушки тем более. Кто не грамотный, кто не очень умеет, ну, не знаю, собраться. А дедушки… Вот для меня это было загадкой, потому что многие могли бы, в общем-то, ответить, но я поняла, что они настолько не привыкли, может быть, в какой-то момент в доме престарелых расслабляешься и не можешь, наверно, собраться, что им надо как-то достать конверт. Это тоже целая проблема. Сходить на почту. То есть все это вместе настолько сложно кажется, что очень часто они просто получают письма долгое время и только потому уже в какой-то момент, может быть, действительно соберутся ответить. Еще лучше, если ты к ним приедешь сам живьем, тогда уже, в общем-то, отношения будут проще.

Л. Рябцева Начну записывать… зачитывать сообщения, которые нам присылают. Дмитрий пишет из… видимо из Москвы: «А это распространяется только на близлежащие области около Москвы или нет?» Дмитрий, я так понимаю, что по всей России. Вы работаете в 29 областях, и писать письма можно в любую область, не только в близ Московскую. А еще хочу ответить разово тем людям, которые пишут нам сообщения о том, что бабушки – это уничижительное слово. Так вот бабушка – это не только тогда, когда у вас есть внуки. Это бабушки, когда мы их очень любим, а они все равно бабушки. И мне кажется, бабушки в этом смысле – это вот… знаете, как в «Колобке»? Там тоже бабка и дедка. Уж извините, пожалуйста, внуков у них не было.

М. Алешковский Вообще, мне кажется…

Е. Олескина Если меня называет кто-нибудь внученькой или доченькой, я бы никак это не сочла чем-то уничижительным.

М. Алешковский Мне кажется, что нужно просто включить сетевизор нашим слушателям, посмотреть на наших 2-х прекрасных, светящихся добром гостий, чтобы понять, что…

А. РУСАКОВА … никак не могу унижать бабушек.

М. Алешковский … эти две прекрасные девушки не могут ничего уничижительного пожелать бабушкам.

Е. Олескина А у нас была, помню, была встреча, когда нам тоже сказали, что нехорошо говорить… А! Там нам сказали, что сайт «Старикам.орг» — это нехорошо, потому что старики – это тоже плохое слово.

Л. Рябцева А! Обижаются.

Е. Олескина Предлагали назвать что-то такое женщины элегантного возраста. Там как-то это было очень…

М. Алешковский Это, кстати, очень популярная проблема в России, что проблемы как бы не называются, и поэтому их не существует. Люди хотят спрятать существование проблемы и тем самым…

Л. Рябцева Обозвать ее красиво при этом.

М. Алешковский Да, обозвать ее красиво. Да.

Л. Рябцева Слушайте, уважаемые слушатели, эта проблема не должна быть красивой. Они бабушки. Успокойтесь. Они дедушки и бабушки. Все.

М. Алешковский Они такие, какие они есть, и им нужно помогать, и их нужно любить такими, какими они есть. Слушайте, а я бы тоже хотел продолжить разговор с нашими слушателями. Вот тут Тамара Владимировна пишет: «Все бы ничего. А тут государство совсем самоустранилось».

А. Русакова Нет, это совершенно не так.

М. Алешковский Нет, нет. Я не…

Л. Рябцева А мне вот интересно, Мить, подожди, почему нет? Не устранилось?

Е. Олескина Нет.

М. Алешковский Нет. Все-таки это же государственные учреждения.

А. Русакова … совершенно. Конечно.

Е. Олескина Где кормят, где тепло…

М. Алешковский Конечно, кормят естественно. Я хотел про другое спросить. Я не говорю… я не согласен, значит, с Тамарой Владимировной. Я хотел спросить про другое. А насколько Ваша работа, она зависит от государства? Ведь в любой момент Вам могут послать к черту фактически. Да?

А. Русакова Или не пускать в дома.

Е. Олескина Не совсем. Как я и говорила…

М. Алешковский … было?

Е. Олескина … наверное, для нас самое основное – это некая забота, внимание и немножко, ну, подарить им ощущение нужности, какой-то связи с большим миром. Это то, что нужно везде и всегда. И настолько не зависит от государства, настолько вневременное, что даже не знаю, мы знаем, что в Германии подругу была, там все хорошо, там действительно нет материальных проблем. Но бабушки там тоже тебя берут за руку. Там бабушка с Альцгеймером, с полным уходом…

М. Алешковский Я про другое…

Е. Олескина … тебя хотят приобнять.

М. Алешковский Я про другое. Бывает такое, что вот вы приезжаете в дом престарелых, а вам, скажем там, руководитель района говорит: «Пошли к черту. Нам не нужны такие вот люди».

Е. Олескина Митя, я думаю, что потенциально такая ситуация как-то возможна, но мы настолько с более-менее понятными намерениями. И задача у нас и у директора дома престарелых одна по сути, если директор молодец, если мы молодцы, чтобы этим бабушкам жилось лучше.

М. Алешковский Ну, ты скажи прямо, вот достаточно: у нас все хорошо, государство нас любит и пускает. И хорошо. И мы похвалим государство. Либо скажи: нет, не пускают. Мы скажем: государство плохое.

Е. Олескина Наверное, есть те директора, которые в выходной день приходят на работу, приносят пироги, домашние соления, сидят с нами целый день, говорят: «Да что Вы?! Мы Вам рады! Хоть ночью приезжайте». Бывают дома престарелых, куда мы ездим по многу лет, но директора там не видели, потому что у него выходной, он имеет право в него не выходить. Он, ну, то есть ему немножко более все равно. Пожалуй, так. Ситуаций, чтоб нас…

А. Русакова Ну, да. Вот я тоже, когда вы задали вопрос, я тоже хотела сказать, что мы не чувствуем государство вот как некую такую абстракцию. У нас это все скорей какие-то конкретные ситуации в нашем, по крайней мере, сознании, какие-то конкретные ситуации, конкретные истории.

Л. Рябцева Из разряда, ну, не помогает, ну, хотя бы и не мешает при этом. Дмитрий пишет: «А есть ли какой-то секрет, как Вы ладите с пожилыми? Ведь с ними бывает довольно-таки тяжело. Как удается это?»

Е. Олескина Вы знаете, наверно, я скажу, что это, ну, в общем-то, так сказать, кто-то про нас сказал, была статья, где наш рейс был назван «Легкое милосердие». Мы сначала немножко обиделись. А потом подумали, что действительно в какой-то степени это так. Все, что от тебя нужно – это приехать, прийти, ну, хотя бы улыбнуться один раз. Бабушки, дедушки, они сами тебе рады. Они сами тебя ждут, и они настроены на праздник. Когда мы веселые, шумные, с толпой конфет, мыльных пузырей, там шариков приходим, они ждут от тебя праздник и открываются с самой лучшей стороны, с самой праздничной, как мы, все люди. А когда мы уходим, действительно остается повседневная, будничная жизнь, в которой бабушки наши не так просты, в которых мы не так просты…

Л. Рябцева Когда они тебя пилят. Да? Как на мозг…

Е. Олескина Может быть.

Л. Рябцева А когда раз в год внук, то можно и побыть хорошим внуком.

Е. Олескина Ну, стараемся чаще, чем раз в год.

Л. Рябцева Нет, это я Дмитрию отвечаю на его вопрос. Вы-то чаще успеваете.

Е. Олескина Да. Ну, нет, у нас все равно…

М. Алешковский Друзья, у нас подходит уже к концу время, поэтому я хочу напомнить еще раз для наших слушателей дорогих, которые могут отправить свое смс для того, чтобы помочь фонду «Старость в радость», на короткий номер 4440 смс. Там должен быть текст: СОС – любыми буквами, английскими или русскими – СОС пробел 38 пробел сумма, которую вы готовы пожертвовать. 100 рублей, например. 50 рублей или 10 рублей. Либо заходите на сайт «Старикам.орг» и кликайте на баннер, который находится в верхнем левом углу, и подписывайтесь на регулярные пожертвования, либо зайдите на сайт «Эха Москвы», на главной странице висит текст Екатерины Шуминой, чудеснейший совершенно текст, где вы сможете пожертвовать с помощью карточки, «Яндекс.Денег» и всего, чего угодно. Еще раз смс на номер 4440: «СОС пробел 38 пробел 100», например.

Л. Рябцева Так вот поговорили мы о стариках. Простите, опять, может быть, кому-то не понравится, как я сказала. Митя, есть ли у нас анонс на эту неделю?

М. Алешковский Да, конечно. А Вы, кстати, входите во «Все вместе», благотворительное собрание? Да? О! Чудесно!

Л. Рябцева А у Вас будут мероприятия какие-нибудь?

М. Алешковский Тогда вот вам еще одна возможность, значит, помочь чудесному фонду «Старость в радость». Завтра 21 декабря проходит благотворительный фестиваль «Снежный день», который организовывает благотворительное собрание «Все вместе». И собственно организовывает оно его – Москва, Зубовский бульвар, дом 2 в музее Москвы. Вот. Приходите туда. Можно… Там целый фестиваль. Это 20 благотворительных фондов там будут принимать участие, которые входят в благотворительное собрание «Все вместе». Вот. И вы можете…

Л. Рябцева И там можно сделать что?

М. Алешковский … провести прекрасный день с родными и близкими…

Л. Рябцева Я и дома могу провести прекрасный день. Дай, я почитаю за тебя. Как я понимаю…

М. Алешковский … родным купить разнообразных, интересных подарков к новому году, конечно, пообщаться лично со всеми директорами фондов, каких вы увидите.

Л. Рябцева О! Слушай, суперкрутая штука. Молодые стилисты и визажисты сделают укладки, макияж всем желающим. Вот. Все. Я нашла звездочку на тортике. Это была программа «Чувствительно». Леся Рябцева…

М. Алешковский Большой привет…

Л. Рябцева … Митя Алешковский.

М. Алешковский … обеим моим бабушкам. Я вас очень всех люблю.

Л. Рябцева Ой! Я свою тоже очень люблю. Программа «Чувствительно». Говорили о старости в радость. И Анна Русакова, Елизавета Олескина. Спасибо огромное. Услышимся через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире