'Вопросы к интервью
Л.ГУЛЬКО: 9 часов 10 минут, доброе утро, мальчики и девочки, папы и мамы, бабушки и дедушки, дяди и тети, и прочие родственники, троюродные, двоюродные и четвероюродные. Мы начинаем нашу «Детскую площадку». Первая часть, как всегда, у нас есть «Хоббит. Туда и обратно», радиоспектакль, в конце первой части, часть 36, для тех, кто следит за радиоспектаклем. Кто не следит – может быть, в первый раз тоже интересно послушать. Можно слушать, независимо от частей, просто с любой части, все равно интересно. В первой же части побеседуем с мальчиками и девочками, я им, может быть, кое-что расскажу, кое-что спрошу, успеем, разыграем всякие разные призы. Конечно же, споем, группа «Биттлз» сегодня в первой части будет нас с вами сопровождать. А вторая часть «Детской площадки» посвящена мюзиклу «Звуки музыки», такой известный фильм и известный мюзикл, там у них, на Западе. У нас теперь тоже он достаточно известен, совсем скоро состоится его премьера. Артисты, которые участвуют, в том числе и артисты детской труппы, вот актер детской труппы Валентин Садике и актриса Наталья Быстрова сегодня будут представлять этот мюзикл. А представлять его со стороны руководства мюзикла будет генеральный директор компании «Стейдж Энтертейнмент» Дмитрий Богачев. Вот и поговорим о мюзикле «Звуки музыки», там тоже вы услышите одну известную музыкальную композицию из этого мюзикла. Вот и все, новости, как всегда, в середине часа, в 9.30. А пока давайте для создания настроения в первой части послушаем группу «Биттлз», кое-что про осьминогов.

Звучит песня

Л.ГУЛЬКО: Ну что же, начнем, 9 часов 15 минут, +7-985-970-45-45 наш телефон. Несколько слов о чем-нибудь вкусном, как всегда на «Детской площадке». Сегодня это сахарная вата, или сладкая вата, или (неразб.), как в США ее называют, а в Великобритании ее называют «кенди флосс», и в Ирландии тоже так. А в Новой Зеландии и в ЮАР называют «фей флосс», в Австралии, кстати. Такой кулинарный продукт, сладости, лакомства. Приготавливается из растопленного сахара, выливаемого сквозь сито на вращающийся холодный металлический барабан или конус. В процессе приготовления образуются тонкие нити, которые собираются в комок. Если сахарный сироп подкрашивается пищевым красителем, то сладкая сахарная вата, как вы понимаете, приобретает цвет – красный, зеленый, какой хотите, все зависит от красителя. Впервые сахарная вата появилась в 16 веке, а вот где, в какой стране? Это, собственно, и вопрос: где, в какой стране впервые в 16 веке появилась сахарная вата? Три страны на одну букву: Италия, Индия или Ирландия. В какой стране впервые появилась сахарная вата? 363-36-59 наш телефон. Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Италия.

Л.ГУЛЬКО: Как вас зовут-то, юное создание?

СЛУШАТЕЛЬ: Надя.

Л.ГУЛЬКО: Сколько тебе лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Семь.

Л.ГУЛЬКО: А почему ты думаешь, что Италия? А может, Индия?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, не знаю. Почему-то думаю.

Л.ГУЛЬКО: Почему-то Италия. На самом деле Италия – это правильный ответ. Действительно, она появилась в 16 веке в Италии и была сладким лакомством лишь для избранных, только всякие богатые итальянцы могли трескать эту самую сладкую вату. А в 1897 году Вильям Моррисон и Джон Вартон изобрели машину для производства сахарной ваты, и с тех пор она стала доступной для всех практически людей и постоянно продается в больших количествах. Ты ела сахарную вату?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, ела.

Л.ГУЛЬКО: Вкусно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: А сколько ты можешь съесть сахарной ваты?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, немного.

Л.ГУЛЬКО: Ну вот одну такую большую штуку можешь съесть?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Целиком?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Не запивая?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: А две?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

Л.ГУЛЬКО: Не получится уже, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Ну ладно. А чего ты можешь съесть много-много?

СЛУШАТЕЛЬ: Конфет.

Л.ГУЛЬКО: Каких?

СЛУШАТЕЛЬ: А?

Л.ГУЛЬКО: Каких конфет, спрашиваю?

СЛУШАТЕЛЬ: Шоколадных.

Л.ГУЛЬКО: Ну правильно. Не слипнется, нет, рот?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

Л.ГУЛЬКО: С шоколадных конфет-то? Что ты, это же…

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

Л.ГУЛЬКО: Ну ладно, хорошо. Поэтому тебе не дают, наверно, много есть шоколадных конфет,

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: А все пичкают какими-нибудь кашами.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: А сейчас что ты ела на завтрак?

СЛУШАТЕЛЬ: Хлеб с сыром.

Л.ГУЛЬКО: Нет, чтобы шоколадных конфеток-то ребенку дать, нет, хлеб с сыром ему дали. А запивала чем?

СЛУШАТЕЛЬ: Ничем. Мама мне предлагала чай, а я не хотела.

Л.ГУЛЬКО: Почему? А чего ты хотела, кофе?

СЛУШАТЕЛЬ: Кофе я тоже не хотела. Я пить не хотела.

Л.ГУЛЬКО: Вообще ничего не хотела, хлеб с сыром, и все. А вообще ты хлеб с сыром-то хотела? Может, ты есть не хотела?

СЛУШАТЕЛЬ: Хотела только есть, а пить не хотела.

Л.ГУЛЬКО: Ну ладно. А я бы сейчас яичницу бы съел с ветчиной жареной. Представляешь, как вкусно? Ммм, что ты. Вкусно. Ладно, хорошо, давай что-нибудь выбирать, какую-нибудь книжку. Во-первых, я тебе могу подарить журнал, который называется «Мой друг кошка». Возьмешь?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Есть какие-нибудь кошки, собаки у вас дома?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, у меня и кошки, и собаки есть.

Л.ГУЛЬКО: Ну вот, у меня журнал про кошку, «Мой друг кошка». Это раз. Во-вторых, у меня есть «Сказка о самой сильной силе», которую читает народный артист Александр Клюквин. Если ты любишь сказки слушать, то я тебе тоже подарю этот диск.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Ладно, хорошо, это тоже туда же идет. Еще у меня есть симпатичная такая книжечка Льюиса Кэрролла в переводе Владимира Набокова, такого гениального русского писателя. Называется она «Аня в стране чудес».

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: «Алису» знаешь? А это «Аня в стране чудес» в переводе Владимира Набокова. Вот, это все достается тебе за правильный ответ про сахарную вату. Все. Дальше что будешь делать сегодня?

СЛУШАТЕЛЬ: Поеду в детский клуб.

Л.ГУЛЬКО: А что там, в детском клубе, скажи, пожалуйста?

СЛУШАТЕЛЬ: Книжный магазин, и там клуб… там детский книжный клуб.

Л.ГУЛЬКО: Это где, скажи, пожалуйста?

СЛУШАТЕЛЬ: Магазин «Библио-Глобус».

Л.ГУЛЬКО: А, магазин «Библио-Глобус», и там есть детский клуб внутри, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: И там книги продаются. А кроме книг-то там что-то есть, вы там что делаете, в этом клубе?

СЛУШАТЕЛЬ: Там есть отделы дисков…

Л.ГУЛЬКО: А я думал, просто вы в этом клубе приходите и играете во что-то, общаетесь там, может, что-нибудь едите.

СЛУШАТЕЛЬ: Мы общаемся с разными писателями.

Л.ГУЛЬКО: А сегодня с каким писателем?

СЛУШАТЕЛЬ: Мы пока еще не знаем.

Л.ГУЛЬКО: Ну, то есть, кто-то будет, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, наверное.

Л.ГУЛЬКО: Ну тебе интересно туда ходить?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Или лучше погулять?

СЛУШАТЕЛЬ: Интересно ходить в клуб.

Л.ГУЛЬКО: Ну ладно, хорошо. Там, конечно, есть твои друзья, вместе с тобой в клуб ходят?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Понятно. Ладно, спасибо тебе большое, пока. На улице светит солнце, поэтому замечательная погода. Будем надеяться, она такой и сохранится. Пока, будь здорова. Все, что выиграла наша уважаемая радиослушательница, все ей достается. Какой-то стих на «ца» получился. Напомню вам, что буквально через полторы минуты у нас «Хоббиты. Туда и обратно», а пока у меня есть еще некоторая загадка, но я думаю, что я не успею это сделать. Хотя она такая замечательная – лежит в Париже и даже в Ницце, а на речке быстрой ему не лежится. Загадки, оставшиеся от разных гостей у меня тут есть. А не лежится ему. Давай попробуем, 363-36-59. Лежит в Париже и даже в Ницце, а на речке быстрой ему не лежится. Это что? Прорываются всякие разные. Брызги мозга это называется. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Л.ГУЛЬКО: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ: А вы можете дать варианты ответа?

Л.ГУЛЬКО: Я не могу дать варианты ответов. Лежит в Париже и даже в Ницце, а на речке быстрой ему не лежится. А когда солнце выходит, ему тоже не лежится, это подсказка.

СЛУШАТЕЛЬ: Тень, может быть?

Л.ГУЛЬКО: Нет, спасибо. 363-36-59. Не тень. Это атмосферное явление такое, подсказываю. 363-36-59. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

Л.ГУЛЬКО: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть, это туман?

Л.ГУЛЬКО: Нет, не туман. Туман — тоже атмосферное, а это такой, гуще тумана, круче. Спасибо. 363-36-59, все, последний наш ответ, а дальше она останется, эта загадка. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, (ругательство)

Л.ГУЛЬКО: Очень приятно, меня зовут Лев Гулько. 363-36-59 наш телефон. Ну все, до свидания, дорогие друзья, поскольку тут гоблины всякие прорываются. Вот как раз про хоббитов, гоблинов и прочих мерзких и не очень мерзких тварей мы с вами послушаем очередную серию спектакля «Хоббит. Туда и обратно», часть 36.

Звучит «Хоббиты. Туда и обратно»

Л.ГУЛЬКО: 9 часов 35 минут, мы продолжаем нашу «Детскую площадку». Как мы вам и обещали, премьера мюзикла «Звуки музыки» в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Небольшая премьера, но такая, значимая, сказал бы я. Дмитрий Богачев, генеральный директор компании «Стейдж Интертейнмент»… правильно назвал?

Д.БОГАЧЕВ: «Стейдж Энтертейнмент».

Л.ГУЛЬКО: Все такие сложные слова.

Д.БОГАЧЕВ: А я к логопеду ходил долго.

Л.ГУЛЬКО: «Стейдж Энтертейнмент», мюзикл. Один из главных людей, которые у нас сегодня в студии. А самые главные люди – это актриса Наталья Быстрова, здрасьте, Наташа…

Н.БЫСТРОВА: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: И Валентин Садике, актер детской труппы «Звуки музыки». Привет, Валентин.

В.САДИКЕ: Здравствуйте.

Д.БОГАЧЕВ: А можно, я тоже поздороваюсь?

Л.ГУЛЬКО: Конечно. Здрасьте. Мы сейчас композицию музыкальную поставим для того, чтобы…

Д.БОГАЧЕВ: Это визитная карточка мюзикла.

Л.ГУЛЬКО: А потом уже вы начнете рассказ тогда, ладно?

Д.БОГАЧЕВ: Давайте.

Звучит песня

Л.ГУЛЬКО: Дима, скажите, пожалуйста, у них всегда столько энергии?

Н.БОГАЧЕВА: (неразб.) еще с утра не проснулись.

Д.БОГАЧЕВ: Они сейчас сидели и подпевали вовсю, это так, да. Можно я поправочку одну? Вы почему сказали, что премьера такая небольшая? Я считаю, что это вообще одно из самых значимых событий…

Л.ГУЛЬКО: Нет, здесь, на «Эхе», сейчас. У нас.

Д.БОГАЧЕВ: А, на «Эхе». Восьмого октября там будь здоров премьера запланирована.

Л.ГУЛЬКО: Я же говорю про здесь, сейчас.

Д.БОГАЧЕВ: А меня так задело, думаю – как это, «небольшая»?

Л.ГУЛЬКО: Да нет, как я мог, что вы.

Д.БОГАЧЕВ: Нашу премьеру предыдущую помнят очень многие. Я, кстати, напомню, что мы делали «Зорро», «Мамма мия», «Красавица и чудовище», «Кошки».

Л.ГУЛЬКО: И вы все время были у нас и рассказывали об этом.

Д.БОГАЧЕВ: Это я тоже помню, конечно, да.

(все говорят одновременно)

Л.ГУЛЬКО: Давайте теперь про «Звуки музыки».

Д.БОГАЧЕВ: «Звуки музыки» — один из самых заслуженных мюзиклов планеты, наверное. Возраст его уже достаточно почтенный, заслуженный. Премьера была в 1959 году на Бродвее, затем в  1965 году на экран вышел голливудский фильм с Джулией Эндрюс в главной роли, который собрал все мыслимые и немыслимые награды. Немногие знают сейчас, особенно из молодого поколения, что этот фильм по своей популярности превзошел и «Унесенные ветром», и… ну, для современной, наверно, для более молодого поколения сравнение с «Аватаром» и с «Титаником» будет более понятным. То есть, по кассовым сборам он превзошел эти фильмы, по популярности. Это очень известная история, секрет популярности которой как раз в очень такой, не в каких-то специальных эффектах и не в 3D, и в каких-то технологиях современных, а в его теплоте, эмоциональности, искренности, настоящности, если там можно по-русски говорить.

Л.ГУЛЬКО: И поэтому вы… как вышло, что он появился у нас?

Д.БОГАЧЕВ: Так или иначе, всегда все получается через продюсеров в результате, человеческий фактор здесь субъективно имеет большое значение. 20 лет назад, когда я посмотрел этот фильм, я просто влюбился в него и подумал, что когда-то настанет момент, когда я смогу сделать это в Москве, причем на сцене. Потому что одно дело – телевизор или экран кинотеатра, даже при самой гениальной игре исполнителей это все-таки плоская картинка, носитель информации. А живое исполнение со сцены – это нечто совершенно другое. Но здесь нужны будут актеры, оркестр, нужно будет много другого еще, что в совокупности должно передать вот этот эмоциональный накал постановки, эту чувственность, эти искренние эмоции. Сейчас мы уже фактически в двух шагах от премьеры. Я могу сказать, что на сегодняшний день я абсолютно доволен тем, что получается, я думаю, что… вот буквально позавчера у нас в гостях были два выдающихся деятеля мирового коммерческого театра, очень известный бродвейский продюсер Марго Лайн, постановки которой, в общей сложности, получили около 20 премий «Тони» и «Ворд», это высшие театральные премии, и режиссер Джек О’Брайен, очень известный. Они сказали, что они за свою жизнь посмотрели миллионы постановок «Звуки музыки», но они не видели ничего лучше. Они просто были на нашем прогоне, на репетиции. Не то, чтобы я хвастаюсь, но мне вот это мнение двух мировых экспертов было настолько лестным, я прямо гордиться стал.

Л.ГУЛЬКО: Наташа, а вы как считаете, действительно у вас получилось что-то такое, из ряда вон выходящее?

Н.БЫСТРОВА: Вы знаете, мне кажется, что настолько зритель уже избалован какими-то спецэффектами, о которых ранее Дмитрий сказал, и какими-то особыми моментами и в кино, и в театре, что удивить зрителя практически уже невозможно.

Л.ГУЛЬКО: А чем можно удивить зрителя?

Н.БЫСТРОВА: Энергетикой настоящей, подлинностью эмоций, подлинностью чувств, и, наверное, одними из главных персонажей у нас является не только Мария, но и дети, зритель настолько любит детей, дети замечательные у нас….

Л.ГУЛЬКО: На детях всегда легко выезжать, правда?

Н.БЫСТРОВА: Вы знаете, не на всех.

Д.БОГАЧЕВ: У нас стояла сверхзадача… Здесь сидит Валя, который сейчас расскажет, как с его стороны выглядит эта картинка… у нас стояла сверхзадача сделать, вывести на сцену не просто семерых детей, которые…

Л.ГУЛЬКО: Какие миленькие и симпатичные.

Д.БОГАЧЕВ: … будут завоевывать сердце зрителя своей непосредственностью и очарованием, нет, ни  в коем случае. У нас задача была более сложная. Эти дети должны быть настолько актерски убедительны, профессиональны, что зрители в зале должны поражаться не столько их очарованию и непосредственности, сколько их высокому профессионализму. Дети должны, по нашей задумке, переигрывать взрослых на сцене. А дети у нас не в эпизодах, дети в главных ролях.

Н.БЫСТРОВА: У них сложные вокальные партии.

Д.БОГАЧЕВ: Они практически на сцене находятся от первой до последней секунды.

Л.ГУЛЬКО: Где же вы взяли таких детей?

Д.БОГАЧЕВ: Процесс был непростой.

Л.ГУЛЬКО: Валентин улыбается.

Д.БОГАЧЕВ: Около 500 детей, наверно, мы отсмотрели. Причем, понимаете, мы столкнулись с чем? Дети, которые считают себя профессионально подготовленными, и родители, которые считают своих детей профессионально подготовленными, они, как правило, с очень заштампованной такой уже позицией актерской. То есть, они… это следствие таких многочисленных коллективов, как «Непоседы», псевдопрофессиональных поп-колллективов, которые пытаются из детей сделать копии…

Л.ГУЛЬКО: Лакированные, это называется.

Д.БОГАЧЕВ: Не вполне. Они пытаются детей заставить подражать поп-звездам каким-то, нашей отечественной эстраде. Сразу навязывают им какую-то манеру поведения на сцене. Просто это ужасно, избавиться от этого практически невозможно, дети очень впитывают все это, потом вытравить это невозможно. И мы видим маленьких Олегов Газмановых на сцене, предположим, Аллегровых и так далее. С этим работать уже невозможно, эти дети уже ничего не могут, кроме того, чему их научили. Поэтому задача была очень сложная. Нам помог Театр юного актера, и Александр Федоров, через него проходит огромное количество ребят, профессиональные очень педагоги там работают с ними. Он провел вместе с нами этот огромный кастинг, наверно, несколько месяцев, отобрали около 40 человек, несколько составов, эти дети потом поехали в пионерлагерь, месяц находились вместе, нам было очень важно….

Л.ГУЛЬКО: Как на космическом корабле, да?

Д.БОГАЧЕВ: Совершенно верно. А задача-то была еще их подружить между собой, чтоб они смогли сыграть семью, ведь они все братики и сестрички там по сюжету, сплотить их. Вот расскажи….

Л.ГУЛЬКО: Как ты сплачивался, расскажи.

В.САДИКЕ: Первоначально было непросто. Когда мы впервые друг друга увидели, мы довольно-таки скептически друг к другу относились.

Л.ГУЛЬКО: Это как, что значит «скептически»?

В.САДИКЕ: Ну, актер может быть на ту роль, может быть не на ту.

Д.БОГАЧЕВ: Конкурент может быть, да?

В.САДИКЕ: Но настал момент такой основной, когда приходилось сплачиваться, и на репетициях. И хотя мы не до конца друг друга знали, мы должны были понять характер твоего партнера и его почувствовать на репетиции. Очень нам помогли наши педагоги, Театр юного актера, мы в лагерь ездили, и там на костре сидели, репетировали.

Д.БОГАЧЕВ: Вокруг костра.

Л.ГУЛЬКО: Жуткие педагоги.

В.САДИКЕ: И это как-то нас, вот песни у костра, «До-ре-ми» мы пели, это нас довольно сплотило. И вот сейчас мы видим то, что мы видим. Мы очень хорошие друзья…

Д.БОГАЧЕВ: Сколько лет самой маленькой у вас? Саша Агафонникова, да, пять лет?

В.САДИКЕ: Да.

Н.БЫСТРОВА: Нас еще сплотила вместе поездка в Зальцбург, мы ездили на родину этой истории, потому что это же подлинная история, это не вымышленный сюжет. Действительно, существует настоящая семья, династия фон Трапп. Были в замке, прямо находились в местах, где снимали этот фильм…

Л.ГУЛЬКО: Вместе с детьми?

Н.БОГАЧЕВА: Да, вместе с детьми, конечно. Я хочу сказать, что, наверно, в Австрии есть две с половиной вещи, которые наиболее популярны – это зимой курорты лыжные, это половинка, а остальные две вещи – это Моцарт и «Звуки музыки», потому что все туры туристические, все сувенирные вещи, спрос у туристов как раз…

Д.БОГАЧЕВ: Спрос на Моцарта и «Звуки музыки».

Л.ГУЛЬКО: Скажите мне, пожалуйста… понятно, что это заграничный мюзикл, но какой-то российский колорит в нем должен присутствовать?

Д.БОГАЧЕВ: Он не просто заграничный, это постановка… смотрите: заграничного в этом мюзикле только текст и музыка, потому что…

Л.ГУЛЬКО: Кстати, чья музыка?

Д.БОГАЧЕВ: Музыка Ричарда Роджерса, это один из самых гениальных бродвейских композиторов, который написал, наверно, около 50 известных произведений музыкальных. Оскар Хаммерстайн написал слова, и пьесу, собственно, Рассел Краус. Нашему зрителю и слушателю, может быть, не особо эти имена чего-то говорят, но вообще в мире они очень известны. «Король и я», если помните, такой был мюзикл, потом «Оклахома», «Карусель», это все 50-60-е годы. Наиболее известным является «Звуки музыки», это то, что вошло в историю как абсолютно золотое такое…

Л.ГУЛЬКО: Ну так все-таки, русский колорит какой-то…

Д.БОГАЧЕВ: Дело в том, что постановщиком является Евгений Писарев, самый, на мой взгляд, талантливый, продвинутый, открытый, творческий ко всяким новациям режиссер, получивший огромный опыт в сфере музыкального театра. Наверно, он на сегодняшний день первый из тех, кто умеет делать мюзиклы. И то он пришел, как новичок в этом жанре все равно, и многому научился в процессе подготовки спектакля. Зиновий Моргулин, заслуженный, уже можно сказать, всемирно известный дизайнер, художник-постановщик, который получил три высших театральных премии «Золотая маска» в Большом, Мариинском театре. Любимый, к слову сказать, сценограф Валерия Гергиева. Придумал дизайн этого спектакля, мюзикла, оформление его художественное. Виктория Севрюкова тоже, лауреат премии «Золотая маска», художник по костюмам, придумала фантастические костюмы, которые я не видел ни в одной другой постановке мюзикла «Звуки музыки» в других странах. То есть, костюмы у нас абсолютно лучшие. Вообще, у нас все лучшее, вот приходите и убедитесь сами, вот правда

Н.БЫСТРОВА: Хореография у нас замечательная, вокальные партии (неразб.)

Д.БОГАЧЕВ: Так получилось, что, благодаря «железному занавесу», вот это редкий случай, когда «железный занавес» сослужил хорошую службу, наш зритель, не очень знакомый с этой постановкой, ни на экране, ни на сцене, не сильно связан стереотипами, которые в свое время задала каноническая постановка 1959 года и фильм, о котором я говорил, с Джулией Эндрюс. То есть, мы не ждем, что выйдет сейчас актриса в роли Марии и повторит движения Джулии Эндрюс.

Л.ГУЛЬКО: А Наташа как раз…

Д.БОГАЧЕВ: Да, она играет главную роль Марии (неразб.) И в оформлении спектакля у нас не было вот этих шаблонов и стереотипов. Поэтому в этой обстановке достаточно большой творческой свободы мы создали своего рода уникальную постановку. И сейчас европейцы, американцы приезжают посмотреть – а что же сделали русские? Потому что даже после первых прогонов пошла волна информации, мы получаем какие-то запросы из Европы, из Америки, как попасть, как посмотреть спектакль, от профессионального сообщества. Не говоря уже о миллионных армиях фанатов этого мюзикла, которые живут в Европе, в Америке, по всему миру.

Л.ГУЛЬКО: Скажите, пожалуйста, это я сейчас к нашим гостям-актерам, маленьким и не очень, обращаюсь – что самое сложное было? Общение? Или вот в этом самом вашем действии, в том, что получилось?

Н.БЫСТРОВА: Общение друг с другом, вы имеете в виду?

Л.ГУЛЬКО: Общение друг с другом, может быть, вхождение в этот образ. Вот что, что сложное?

Н.БЫСТРОВА: Нет, общение совершенно не сложное. Наверно, не совсем простым был путь присвоения, потому что Дмитрий сказал, что это история достаточно старая, и какие-то есть приемы, какие-то есть восприятия уже более осовремененные. Например, даже если кто смотрел фильм, там есть моменты, когда дети избавляются от гувернанток, и Мария встречается со сложностями, с трудностями.

Д.БОГАЧЕВ: Ей подстраивают испытания.

Н.БЫСТРОВА: Наверно, на сегодняшний день это не так страшно, судя по современным детям.

Д.БОГАЧЕВ: Ей лягушку, например, в кровать подкладывают.

Н.БЫСТРОВА: Мы отталкивались от того, принимая эту историю, что современно сейчас, как бы искали вот в этом современность. Конечно же, нашли

Д.БОГАЧЕВ: Язык. Понятно, что люди, которые жили в 30-е годы, и потом, когда эта постановка в 50-60-е годы, пыталась воспроизвести время…

Л.ГУЛЬКО: Костюмы какого времени?

Д.БОГАЧЕВ: У нас такой получился фьюжн, потому что мы, с одной стороны, хотели воспроизвести идентичность, сделать эти костюмы аутентичными, а с другой стороны, мы понимаем, что это сцена, это должно быть более ярко, более выпукло, более интересно и зрелищно. Вот виктория Севрюкова эти две задачи воплощала. Вчера она мне говорила – вот немцы, у нас же немцы там во втором акте появляются, фашисты такие, настоящие, они должны быть страшные, мы видели в английской постановке ходят такие – мистер Питкин в тылу врага, немножко такие комичные. Не то, чтобы была задача сделать их комичными, немножечко такие, мультипликационные, карикатурные. А наша страна знакома с фашизмом поплотнее, чем кто бы то ни было.

Л.ГУЛЬКО: Хотя у нас тоже бывали карикатурные образы.

Д.БОГАЧЕВ: Бывали, но вот здесь, поскольку все-таки постановка такая честная, настоящая, не поддельная, у нас не было задачи смеяться над немцами, нам нужно было сделать действительно страшно во втором акте, чтобы люди чувствовали эту угрозу, нагнетание. И вот сделали эту форму штурмовиков, то есть, не гламурные фашисты, такие все, в коже, с прекрасными знаками отличия, всякими шевронами яркими, нет, мы сделали именно штурмовиков с закатанными рукавами, от которых действительно холодок. Мы старались избегать всяческой нацистской символики, но при этом атмосферу страха нам удалось воссоздать. У нас орел, например, вот этот, немецкий, опускается, гигантский, на сцену, и на нем нету свастики, например, но становится страшно, совершенно понятно, что это угроза.

Н.БЫСТРОВА: То есть, соблюдая стилистику, мы как бы осовременили все это.

Л.ГУЛЬКО: Валь, скажи, пожалуйста, для тебя что самое сложное было?

В.САДИКЕ: Для меня, во-первых, вокальные партии, очень тяжелые вокальные партии в этом мюзикле, особенно для детей. Очень понравилось, как работает с нами режиссер. Иногда нам было трудно понять, но все равно мы старались. Он просто из голой схемы сделал целый спектакль. Мы каждый над своим образом работали. Например, Фридрих, он…

Л.ГУЛЬКО: А ты кто в этом….

В,САДИКЕ: Фридрих, самый старший мальчик.

Л.ГУЛЬКО: Тебе сколько лет по роли?

В.САДИКЕ: Мне 14 по роли.

Л.ГУЛЬКО: А на самом деле?

В,САДИКЕ: На самом деле, 12.

Л.ГУЛЬКО: И как же ты перевоплощался?

Н.БЫСТРОВА: Возрастная роль у тебя, Валя.

В.САДИКЕ: Приходится брать намного выше…

Д.БОГАЧЕВ: На два года выше.

В.САДИКЕ: Первоначально он такой, у него кризис с его характером, он замкнутый. Но потом, когда он слышит звуки музыки, он потихоньку начинает, как бы сказать, оттаивать вместе с остальными детьми. И уже к концу спектакля он абсолютно полный персонаж с хорошим характером, он исправился.

Л.ГУЛЬКО: Красиво говоришь.

Н.БЫСТРОВА: Я хотела еще добавить, что нам приводили пример, рассказывали про детскую труппу, потому что детей много, дети отличные, и каждый из них писал свою биографию персонажа, его отношение к отцу, к матери. Там же по сюжету отец – вдовец…

Д.БОГАЧЕВ: Заставили, как сочинение написать, придумать свою биографию.

Н.БЫСТРОВА: С кем из сестер и братьев они дружат, с кем не дружат, с кем они дерутся, замечательно.

Д.БОГАЧЕВ: Включая Лизу Арзамасову, которая играет у нас роль старшей девочки. Так, кстати, совпало, что Лизе 16 лет в жизни, и героиню тоже зовут Лиза, и тоже 16 лет. Это ее подкупило, покорило, и она решила отдаться этому спектаклю и играть.

Л.ГУЛЬКО: Всем же интересно, что происходит за кулисами, на самом деле. Мне-то интересен вопрос… это очень тяжело, вообще актерская профессия очень тяжелая, и взрослые по-разному потом выходят из ролей. А как дети-то расслабляются после спектаклей? Как взрослые, мы знаем.

Д.БОГАЧЕВ: Знаете, как в анекдоте – а мы не напрягаемся. Как вы расслабляетесь? А я не напрягаюсь.

Л.ГУЛЬКО: То есть, что-то у вас происходит после спектаклей?

Д.БОГАЧЕВ: Валь, рассказывай.

В.САДИКЕ: Есть в спектакле финальная сцена, не будем выдавать, конечно, полностью, но там приходится и всплакнуть немножечко. Когда мы от фашистов скрываемся, конечно, любой ребенок…

Л.ГУЛЬКО: Плачешь, прямо по-настоящему?

В.САДИКЕ: Нет. Героическая слеза, все такое. Конечно, 14-летний пацан не может плакать. Но все равно страшно становиться, потому что берешь атмосферу, которая на тебя нагнетает, и есть время, минуты две, настроиться перед этим. Мы сбежали после нашего номера и, когда мы сидим под лестницей, такая сразу атмосфера за кулисами…

Д.БОГАЧЕВ: Расслабляешься как после этого?

Л.ГУЛЬКО: Газировки попью пойду.

В.САДИКЕ: Нет, ни в коем случае (неразб.) Я просто знаю много случаев, когда актеры вживаются в роль и не выходят из нее, и просто сходят с ума. Поэтому я стараюсь просто…ну, театр, думаю о дальнейшем, как это будет здорово, что…

Д.БОГАЧЕВ: Я решил так – мы после премьеры, понятно, что банкет будет, а на следующий день с детьми все пойдем в «Баскин Роббинс» и устроим там им угощение мороженым.

Н.БОГАЧЕВА: Понюхать (неразб.)

Л.ГУЛЬКО: Дорогие друзья, к сожалению, наш эфир подходит к концу, я думаю, что он не последний. Давайте скажем, когда премьера.

Д.БОГАЧЕВ: 8 октября, с 9-го числа ежедневно в МДМ, в субботу и воскресенье у нас по два спектакля.

Л.ГУЛЬКО: Билеты уже продаются?

Д.БОГАЧЕВ: Билеты не просто продаются, они уже заканчиваются. Билеты можно купить сейчас практически везде в городских театральных кассах. Но надо, конечно, торопиться, потому что действительно до Нового года очень плотно все забивается.

Л.ГУЛЬКО: А в Новый год вы тоже будете, конечно?

Д.БОГАЧЕВ: И в Новый год, и в школьные каникулы.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо огромное. Генеральный директор компании, сейчас я выговорю, «Стейдж Энтертейнмент Мьюзикл» Дмитрий Богачев, актриса Наталья Быстрова и Валентин Садике, актер детской труппы «Звуки музыки» были у нас на радиостанции «Эхо Москвы». Их же вы можете увидеть, Дмитрия Богачева тоже, в Московском дворце молодежи, так что приходите на мюзикл «Звуки музыки».

Д.БОГАЧЕВ: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо огромное.

Н.БЫСТРОВА: Всех ждем.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире