'Вопросы к интервью
18 сентября 2011
Z Детская площадка с папашей Гульком Все выпуски

Проблемы и особенности двуязычных детей


Время выхода в эфир: 18 сентября 2011, 09:05



Л. ГУЛЬКО: 9 часов 35 минут в Москве, Юлия Десятникова, директор образовательного центра «London Gates Educational Grup». Проблемы и особенности двуязычных детей. Ещё раз, доброе утро.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Доброе утро. Ну, тогда уже, справедливости ради надо сказать…

Л. ГУЛЬКО: Давайте, говорите.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: И русской гимназии №1 в Лондоне. А то, я говорю, себя чувствую как-то одноруко.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо, и русской гимназии №1, в Лондоне. Сначала отголоски нашей первой части. Света, которая работает на кондитерской фабрике, прислала СМС-ку о том, что зефир делают либо на пектине, либо на агаре, и никакого желатина. А, правда, агар-агар.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, я вам честно скажу, что я вообще знала, что он на агаре.

Л. ГУЛЬКО: Я тоже помнил.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: И как бы помнила это, и очень изумилась.

Л. ГУЛЬКО: Значит, интернет врёт, понимаете?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, но зато, права Света.

Л. ГУЛЬКО: Да. Ну, Света, спасибо вам огромное. Всё, давайте, с зефиром мы закончили, и приступим к двуязычному образованию. Значит…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это будет очень органичный переход.

Л. ГУЛЬКО: Да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Поскольку, там же тоже две половинки, понимаете?

Л. ГУЛЬКО: Там две половинки, правда, да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Понимаете, так что, мы как раз зацепимся, очень органично.

Л. ГУЛЬКО: Давайте, да, об этом самом билингвизме и поговорим. Расскажите, нам, пожалуйста, о ваших образовательных центрах, и там, и здесь.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, с центрами в общем, всё просто, в Лондоне всё вокруг русского языка, это дополнительное образование. Русская гимназия здесь более не менее, всё, что касается детей, то же самое, только вокруг английского языка. Идея, в общем, проста и незатейлива. Что учить язык, сам по себе, отдельно от всего остального, остального, да? Как бы просто вот, знаете, старая… Как это принято, мы вам наймём репетитора, он вот придёт, и будет учить вас иностранному языку. Значит, ребёнок, как и любой нормальный человек, вообще не понимает, зачем это надо. Это такая некая придурь папы с мамой. Которая, ну, вот зачем-то, да? Поэтому, значит, такая простая идея, что надо просто создать некоторый такой мир, который будет разговаривать, и жить, и существовать на этом языке. И тогда человеку будет понятно. Ему в этом мире должно быть интересно, прикольно, весело, да? Разно. И тогда ему будет понятно, почему он должен на этом языке разговаривать. Потому, что если это такой замечательный мир, а на нём вот так, вот такие правила, да? Вот он говорит, например, по-русски, или по-английски.

Л. ГУЛЬКО: Некая игра такая, да? Всё через игру.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, как вам сказать? Нет.

Л. ГУЛЬКО: Нет?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это дело… Ну, игра, только в таком, я бы сказала, обще-социальном смысле этого слова.

Л. ГУЛЬКО: Ну, да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: А вообще, как и всё остальное в этой жизни. А вообще, нет. Это вполне себе такое, какое-то интеллектуальное действие. То есть, у нас и там и здесь, два основных блока, академический и творческий. В академическом – это язык, это наука разная, в очень большом проценте математика, это развивающее обучение. Это такой очень прикольный цикл, который состоит из разных областей знаний. Там может быть анатомия, география, биология, всё, что угодно. На языке, потом брейк, и потом, два творческих предмета. Это для более маленьких детей, это музыка, и арт.

Л. ГУЛЬКО: Более маленьких – это каких? Границы сразу определим.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это от 2-х, до школы.

Л. ГУЛЬКО: До 7-ми. Ну, до 6-ти.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. До 6-7, скажем, так. Причём то, что вот от двух, вот здесь вот надо точечку сделать. Это не стандартные некоторые подходы к проблеме. И соответственно, для более старших детей, это арт, и драма. Ну, а уж те, которые совсем старшие, то есть, это где-то вот от 13-ти, и дальше, они у нас в общем, продолжают, как правило, заниматься драмой, поскольку я считаю, что это… Нет тех задач, которые нельзя решить этим путём. Но при этом, они в основном, дальше занимаются уже более такими, практическими вещами, а именно, получение сертификатов, которые дают им дополнительные возможности, при поступлении в высшие учебные заведения, собственно, в любой точке мира. Это то, что называется, британские аттестаты и лейбл. Ну, это уже про такую взрослую жизнь. Ну, вот этим мы тоже занимаемся.

Л. ГУЛЬКО: С чего обычно надо начинать родителям детей, которые, так сказать, они хотят отдать своих детей вам.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: Вот с чего это начинать? С понимания того, для чего им это нужно?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, вы знаете, я бы даже сказала, что даже это не обязательно. Потому, что собственно, они не обязаны с этим пониманием родиться, да?

Л. ГУЛЬКО: Конечно, нет. Нет, просто сейчас всё больше и больше молодых людей, которые становятся родителями, или будут родителями, понимают, что второй язык точно не нужен, лучше третий.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: Потому, что открыты двери.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Абсолютно правильно.

Л. ГУЛЬКО: Потому, что границы открыты.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: Потому, что все путешествуют.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. Ну, вот желательно, на самом деле подумать, не делать каких-то очевидных шагов. Да? Понимаете, вот это у нас же, особенно здесь вот я столкнулась, я после большого 20-ти летнего перерыва, открывшего почти год назад такой образовательный центр в Москве, тут же очень теперь много чего модно, да?

Л. ГУЛЬКО: Например.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ой, ну что вы, это вообще, совершенно замечательно.

Л. ГУЛЬКО: Меняются стереотипы.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, абсолютно. Ну, деньги есть, их много, а как бы…

Л. ГУЛЬКО: Фантазии нет.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: С фантазией просто совсем дрова, да.

Л. ГУЛЬКО: Шура, зачем же вас деньги, у вас же нет фантазии.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Абсолютно, совершенно правильно. Поэтому, вот давайте, пришлите мне педагога, да?

Л. ГУЛЬКО: Куда, дамой?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, естественно. Потому, что, вот… Мне так нравится это, пришлите. Я говорю: Сейчас, завернём только. Поэтому, прежде всего, надо приложить голову. Вообще, к своему ребёнку, желательно прикладывать голову. Я вот всё время говорю: ребёнок – это самый классный бизнес-проект, который только можно придумать.

Л. ГУЛЬКО: То есть, надо в него правильно вложиться.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Инвестиция однозначно сработает. Надо только правильно вложиться. Поэтому, начать надо с того, что надо подумать. Не просто, вот все учат Васю языку. Давай, я тоже найму Марью Ивановну, на которую тошно смотреть, потому, что её надо заплатить пенсию, и оставить её сидеть дома, давно уже. И вот у меня будет сидеть. Или…А ещё, здесь ещё одна такая есть история. Значит, носитель языка. Это тоже, замечательная такая тема. Хоть бы один кто-нибудь спросил, а этот носитель, он вообще, чего несёт? Он откуда чего принёс? Ничего, что он в Англии, там не знаю, на бензоколонке, в супермаркете, или… Я бы его пол к себе пустила мыть.

Л. ГУЛЬКО: Ну, он носитель же.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, он носитель, ясное дело. Принёс всё, шо смог.

Л. ГУЛЬКО: Городской фольклор.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Абсолютно. Всё, шо сумел, всё принёс. Поэтому, первое, с чего надо начать, это надо немножечко стереотипы подвинуть, и подумать головой. Например, понять простую вещь. Мы все разные люди, человечки. У нас у всех, есть какое-то понятие, там ну не знаю, ну простите, ради Бога. Ну, своей какой-то референтной группы. Вот я – такой-то. Вот желательно выбрать людей, которые из твоей же самой песочницы, и с ними про это посоветоваться. Они вам расскажут, как надо.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо. И тогда, вопрос ещё один. Ребёнок с малых лет, начинает изучать, погружаться в другой язык, да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: Он своего-то током не знает.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вот, это второй. Спасибо, замечательно. Это второй стереотипный момент. Давайте, у него сначала устоится значит, вот этот родной язык, а потом, мы добавим. Это ещё один стереотип, он основан просто на безграмотности и незнании. Значит, на сегодня, в рамках нашей лженауки, а я, значит, помимо того, что руководитель образования, я всё-таки, доктор психологии с 25-ти летним стажем. Так. Вот как говорит мой сын, который тоже психолог. Он говорит: «Наше поколение, сделает из вашей лженауки, науку». Почему, это так сказать, сегодня известно? Потому, что есть масса новых исследований нейрофизиологических, которые просто картинку показывают. Значит, поскольку они используются, эти электроэнцифолограммы, и прочее, прочее. У ребёнка, которого начинают, так сказать, с очень раннего возраста. Там с года, с двух, с трёх, начинают с ним разговаривать, и учить его на 2-3 языках, у него реально задействованы совершенно другие зоны мозга, дополнительные. То есть, мы ему тем самым, просто такой делаем большой человеческий подарок. Потому, что он же их уже задействовал. Поэтому, он их потом, может использовать на кучу разных вещей.

Л. ГУЛЬКО: В его компьютере, на разных этих уровнях, да? Откладывается.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Абсолютно.

Л. ГУЛЬКО: Тогда, вопрос. Просто я много встречал детей, ну, в том числе в Израиле, которые говорят на смешенном языке.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, а это уже вопрос…

Л. ГУЛЬКО: Вставляя слова…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. Это вопрос уже такой, чисто ну… Если хотите, социально-культурный. Таких детей много. Ну, вот например, если вы…Я про Израиль-то всё понимаю. Да, я там всё-таки 12 лет прожила, поэтому, если… В Израиле действительно, за счет того, что иммиграция, такая она очень как вам сказать, в себе не уверенная, в большой проценте, они все никак не могут… Они, то есть, мы, никак не можем определиться, чего хочется, ассимилироваться, интегрироваться? Вот чего сделать, как бы так половчее устроиться? А вот те люди, у которых этих проблем нет, в отличии от нас, они так спокойно себя чувствуют, да? У них и проблем таких нет. У них вполне… То есть, знаете, вот как работает это? Один родитель, один язык, один… У меня есть замечательный пример на эту тему. Маленькая дочка моих друзей, которая, так сказать… Ей полтора года, она возвращается из детского сада, совершенно уставшая, сонная такая, вот уже почти никакая. И вот она идёт, и на иврите говорит: «Бэмита, бэмита…». Это в переводе – в кроватку, да?

Л. ГУЛЬКО: Да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вот бэмита, вот это вот, и потом она вдруг останавливается. Знаете, как человек, который обо что-то споткнулся. И говорит: «Это в садике, бэмита. А дома – в кроватку». Так что…

Л. ГУЛЬКО: Понятно. А тогда, следующий вопрос. Если человек начинает обучение у вас, так скажем, не с 2-х летнего возраста, а с 7-ми летнего возраста. Ему сложнее? Или, ему…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, смотрите. Ему сложнее.

Л. ГУЛЬКО: Ему сложнее.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. Вообще, надо очень четко понимать. Раньше сядешь, дальше прыгнешь. Этот вообще вопрос в обучении, срабатывает всегда, да? Но это же совершенно не значит, мы же не будем из серии, этих отмоем, или новых нарожаем, да? Давайте, всё-таки, попробуем отмыть тех, которые есть. Я вам хуже того, скажу, что приходит например к нам в центр, и в Москве, и в Лондоне это бывает. Человек, ему 16 лет, да? Я на него смотрю конечно с тоской, меня прямо аж скулы вот здесь подводят, да? Потому, что я понимаю, что сейчас это вот сейчас будет головная боль ему, его родителям, мне учителям. Это вырванные вот эти годы, что надо бегом. Всё, вот это чего-то в него туда зашпиговать, и он никогда не будет конечно таким, как тот, которым он пришел когда в 3 года, тут надо понимать это точно. Но, тем не менее, на сегодняшний день померили, и даже выяснили, что раньше считалось, что вот в собственном смысле естественный, полный билингвизм, его граница где-то находится в районе 6-ти лет, да? Что это самая оптимальная, так сказать, такая вот история. Вот от начала, до 6-ти. И это, правда. Но выяснилось…

Л. ГУЛЬКО: Даже, вот в 6 лет, это всё закреплять. Вот закрепил…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, в 6 лет, оно как бы там, немножко закрепляется, да. Но сегодня, вот опять-же, по мере развития нейрофизиологии, выяснилось, что ещё до 12-ти, кое-какие каналы сохраняются. Поэтому, конечно, вот так волшебно, оно, может быть, и не будет, но будет хорошо. Я уже не говорю вам о том, что если у человека просто вот качественное, свободное и лёгкое владение языком, в конце концов, да? Если он пришел в 12-ть, в 11-ть, в 13-ть, то это тоже между прочим, совсем не так плохо. Он способен, например, спокойно получить хорошее, качественное образование, на двух языках. То есть, вот сегодня, я могу сказать, вот даже за год существования центра в Москве, что ребёнок, который пришел, ему 15 лет, и он нормально отучился год, он в состоянии сдать экзамен, ну, вот там первой ступени, на вот британский аттестат зрелости. А это в общем, не так плохо. Понимаете, это вполне такая себе светлая жизненная перспектива.

Л. ГУЛЬКО: Смотрите, я понимаю, зачем здесь родители хотят, чтобы ребёнок знал второй язык. А в Британии, зачем они хотят, чтобы ребёнок знал…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, смотрите, они хотят не только в Британии, потому, что я, скажем, консультирую в Германии, и в Америке, там это…

Л. ГУЛЬКО: Да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, смотрите, первая понятная категория, это наши соотечественники, которые там работают и живут, и у них есть желание со своим ребёнком, разговаривать на родном языке. Потому, что согласитесь, что это некоторое уродство, если это не возможно. Это одна категория. Вторая категория, это смешанные семьи, их огромное количество. Всякие наши девушки и юноши, повыходившие замуж, и женившиеся…

Л. ГУЛЬКО: За их.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: За иховых.

Л. ГУЛЬКО: Девушек и юношей.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. Они, значит, в тоске наблюдают за своим ребёнком, который, значит, с трудом там выговаривает что-то, и от этого у них значит, кровь портится, очень им жалко. Но самое интересное, что есть третья категория населения. Это люди, которые принимают решение, что они хотят, чтобы их дети разговаривали на русском языке. У меня 2 года назад, пришла семья. Мама, она разговаривает на 11-ти языках, папа, который разговаривает на 13-ти языках.

Л. ГУЛЬКО: Британцы?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, они британцы. Британцы, у них вообще…

Л. ГУЛЬКО: Бриты, чистокровные.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Абсолютно. Они никак вообще, они ни о чем. Бабушка какая-то, которая там… Тоже, в общем, короче, они такое вот жутко монолингвистические люди.

Л. ГУЛЬКО: Ну, это не этически…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Они приняли интеллектуально такое решение, что они хотят вот этого вот ребёнка, этого нынешнего, который у них появился, вырастить русскоязычным билингвом. Взяли русскую няню, привели ко мне в школу. Сначала того, сейчас в этом году, младшего привели. И вот прямо, не покладая рук, растят билингва. И я должна сказать, что у них чудно получается. Там абсолютно ни в чём не повинная девушка, которая значит мало того, что она говорит по-русски, она у нас учит математику на русском языке, про Ивана Грозного очень…

Л. ГУЛЬКО: Ну, я так понимаю, что потом у неё будет много возможностей, и способностей для работы.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, конечно, безусловно.

Л. ГУЛЬКО: Человеку, у которого больше языков, у него просто больше возможностей.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: У него больше возможностей, у него совершенно другая… Понимаете, ещё и чисто психологическая конструкция. Потому, что язык – это мир. А раз ты понимаешь, что миров много, людей много, то твои коммуникативные возможности, они принципиально, другие.

Л. ГУЛЬКО: Это одно из преимуществ, я так понимаю?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это очень серьёзное преимущество.

Л. ГУЛЬКО: Вот этой вот билингвистики. А какие ещё есть психологические преимущества?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, я бы сказала, что это очень сильно расширяет, ну, вот снимает какую-то вот такую застоенность и стереотипность мышления. Потому, что когда человек мыслит исключительно в какой-то… Ну, на одном языке, в рамках одних правил, он такой, немножко стрейтфорвер. Да, он такой вот… Вариативность у него низковата. А билингвизм, он очень естественно позволяет эту вариативность сильно увеличить. Один раз вопрос. Второй вопрос, значит, вот вы обращали же наверняка внимание, что скорость реакции у разных людей, очень разная, да?

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: То есть, это латентное время ожидания, да? Вот стимул реакции. Оно… И чем оно у человека в принципе быстрее, тем опять же, его возможности, и конкурентоспособность, она выше. Значит, соответственно, у билингва эта скорость реакции априори выше. Потому, что есть привычка, реагировать на разные раздражители, и соответственно, скорость повышается. И ещё один аспект. Из билингва, очень удобно сделать трилингва, фолингва, и так далее. А это опять же, очень серьёзный какой-то, конкурентоспособный так сказать, преимущественный шаг.

Л. ГУЛЬКО: А есть такая наука, психолингвистика.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Куда же без неё?

Л. ГУЛЬКО: Она какое имеет отношение?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, умеренное. Поэтому, как бы, это немножко в общем, не об этом.

Л. ГУЛЬКО: Это не об этом немножко, да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Нет.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо, смотрите, значит Анна прислала вопрос. +7-985-970-45-45, кстати, кто хочет задать вопрос, я напомню телефон нашего СМС-телефона, по которому вы нам присылаете вопросы. Она пишет о том, что многие забывают о проблемах детей глухих. Взаимоглухих детей. Это тех, которые не слышат. Детей-билингва. Вы как-то с ними занимаетесь? Как-то есть у вас какие-то вещи?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, нет, нет, нет. Я…

Л. ГУЛЬКО: Или это отдельная история вообще.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это отдельная совсем история, этим занимаются люди, но вот я, этим не занимаюсь, вообще.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо, Значит, давайте, так. В чём разница между обучением второму языку, и обучения на втором языке.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну вот, собственно, разница принципиальная. Потому, что обучение второму языку, как я уже сказала, эта вещь конечно милая, но на мой взгляд, довольно бессмысленная. Обучение на втором языке, ты изначально, человек понимает, зачем он это делает. Например, вот опять же, сейчас в Москве я беру ребёнка, который ни слова не понимает по-английски, и отправляю его на английскую драму. И он в полном счастье выскакивает с десятком слов новых каждый раз. И, в общем, (неразборчиво)… Ну, понятно, что есть некий элемент там стресса, вот такой, сиюминутный. Но это всё очень быстро проходит. Потому что, совершенно же понятно, что ну, прикольно! Очень интересно, хочется в этом участвовать. Или, если ты ему рассказываешь про какой-нибудь…В прошлом году у нас мальчик читал астрономию, да? Какие-то ракеты они запускали. Очень высокая мотивация, очень хочется этим заниматься.

Л. ГУЛЬКО: А кто приводит к вам, своих детей? Можете какой-то такой портрет?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Могу, наверное.

Л. ГУЛЬКО: Среднего, так сказать, вашего… Ну, не хорошего слова, клиент.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну да, потребитель, да?

Л. ГУЛЬКО: Такой же, как бизнес-проект, потребитель.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: А бизнес-проект, классное слово. Кстати, зря.

Л. ГУЛЬКО: А вас ругают здесь.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да?

Л. ГУЛЬКО: «Ваша гостья сказала, что ребёнок – это бизнес-проект. Это ужасно, когда духовное родственное составляющее превращается в меркантильные интересы, подобные бизнесу».

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это очень стереотипное восприятие, да. Я думаю, что это тема другой передачи.

Л. ГУЛЬКО: Сергей.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Я готова на эту тему поспорить с Сергеем, но видимо, не в этом формате. В основном, основная так сказать… Кстати сказать, вы знаете, что интересно? Что средний потребитель, скажем, да? Слово клиент мне самой не нравится, да.

Л. ГУЛЬКО: Да. Клиент плохое, мне не нравится. Ну, я как-то по-другому, не могу ничего, да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да. И в Лондоне, и в Москве, очень похожи, и это очень интересно, на самом деле.

Л. ГУЛЬКО: Это кто?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это вот… Ну, такой… Скажем, так…

Л. ГУЛЬКО: Средний класс?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, чуть-чуть апр. Чуть-чуть выше среднего класса. Это такой новый видимо менеджмент такой, да? То есть, скажем, большой процент моих учеников, их родители работают в СИТИ, в Лондоне. Их родители работают в университетах.

Л. ГУЛЬКО: Это в Лондоне?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это в Лондоне. Здесь, то же самое. Это в основном, так сказать люди, которые занимаются бизнесом. У меня очень много людей, которые работают в медиа-среде. Это опять же, университетская какая-то публика. Но тут ещё надо оговориться. Понимаете, я как бы, в этом смысле не могу похвастаться демократическим подходом к проблеме, я этот самый… Я…

Л. ГУЛЬКО: Диктатор. Нет? Да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ой, я да… Я такой певец единоначалия, да? Сатрап, деспот, да? И поэтому, я детей не набираю, а я их отбираю. У меня вот это… Такая… Вот. Не по социальному признаку, и не по тому, так сказать…

Л. ГУЛЬКО: Ну конечно, я понял.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Просто ну, как бы я создаю ещё и какую-то такую, как вам сказать? Опять же, я забочусь о создании некоей референтной группы, для определённых, понятных мне людей. Даже, когда они очень маленькие. Это очень повышает эффективность всех процессов.

Л. ГУЛЬКО: А отбираете как? Я понимаю, что есть какие-то свои методы, но как?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: За много лет уже, знаете, как… Если… Ну, как ответить?

Л. ГУЛЬКО: По реакциям каким-то?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Ну, по-человечески, или как формально?

Л. ГУЛЬКО: По человечески.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: По морде лица.

Л. ГУЛЬКО: Да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: А видно сразу?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: А видно, почти сразу. Причём, они очень разные, эти морды лица. Смотрите, что интересно? Интересно, чтобы человек вот был… Как я всегда говорю, если он чего-то не умеет, и не знает, мы его всему научим. Но должен быть какой-то вот такой естественный интерес вот к происходящим жизненным процессам.

Л. ГУЛЬКО: Ну, это не зависит от длины носа.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вообще, нет.

Л. ГУЛЬКО: Морда лица – это что?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Нет, нет, нет. Это какая-то…

Л. ГУЛЬКО: Это реакция глаз?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Это реакция глаз, да. Это реакция глаз, в общем, да. Это такой вот интерес какой-то. Причём бывает, что приходит ребёнок, который стесняется. Бывает, что приходит какая-нибудь ужасная невратизарованная мама, которая вообще, этого ребёнка, просто уже… Её бы саму бы, сразу хочется отправить к психотерапевту. Всё это не важно. А вот если у него глаза живые, если они откликаются, значит, с ним можно чего-то делать.

Л. ГУЛЬКО: Юля из Челябинска спрашивает: «Скажите, пожалуйста, а как лучше заниматься? В одиночку с репетитором, и в группе, или в клубе»?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Всегда, лучше заниматься в группе. Другой вопрос, что эта группа должна быть грамотнo, и хорошо подобрана. Потому, что всегда группа, даёт принципиально другие возможности. Она не должна быть большой. Она должна быть… то есть, скажем, у меня везде порог – это где-то человек 12 максимум, да? В группе. Но группа даёт принципиально, другие возможности. Вот эта коммуникация внутри группы, да? Это очень важная такая составляющая любого обучающего процесса.

Л. ГУЛЬКО: А у вас, сколько преподавателей?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Где? Здесь? Там?

Л. ГУЛЬКО: Ну, и здесь, и там. И кто?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Значит…

Л. ГУЛЬКО: Здесь есть такие вопросы. Кто преподаёт.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Преподаёт, значит, две категории населения, это или очень молодые люди, а в Москве, это преимущественно молодые люди. Потому, что здесь очень сложно найти людей, хорошо говорящих на английском языке. Я очень люблю работать с билингвами, с людьми, которые выросли, например, и учились много там, да? И при этом, у них есть хотя бы какое-то понимание о русском языке, да? Потому, что мне кажется, что это более продуктивно. Поэтому, здесь в основном, преподавательский состав – люди очень молодые. Им всем, в районе там 30+, 25-30. Это в основном, аспирантура московского университета, физтех, вот такая публика, да? В Лондоне, к этому добавляется ещё и профессура лондонских университетов, и они у меня все, являются большие профессора. Ну, вот начиная с моего собственного мужа, который профессор математики. И кончая, так сказать, вот его всяких сопадельников.

Л. ГУЛЬКО: Скажите, пожалуйста, наше время подходит к концу.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: У нас осталось полторы минутки. Теперь, вопрос такого, прикладного характера, приземлённого. Как попасть, сколько стоит, вот такие вещи.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Попасть?

Л. ГУЛЬКО: Да.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Вы знаете, что. Как бы, мне совсем не хочется заниматься тут какой-то рекламой, поэтому, зайдите просто на наш сайт, londongates.org. Там есть все телефоны, там можно записаться к нам. Дети попадают по результатам собеседования, и в Лондоне, и в Москве. Так что, милости просим, мы будем рады видеть всех, кому это как-то созвучно, и интересно.

Л. ГУЛЬКО: Ну, и там уже можно всякие другие подробности узнать, да?

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: И можно там задать все вопросы, там сидят очень приятные милые люди, которые с удовольствием, расскажут всё, что происходит у нас.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо. Вот Алла спрашивает: «Расскажите, пожалуйста, что входит в предмет драма». Алла, для этого надо зайти на сайт, общаться.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Да, londongates.org. И мы вам всё расскажем, что входит в предмет «драма».

Л. ГУЛЬКО: Спасибо вам большое, Юлия Десятникова, директор образовательного центра «London Gates Educational Grup», и…

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Русской гимназии №1.

Л. ГУЛЬКО: И русской гимназии №1. И мы сегодня говорили о проблемах и особенностях двуязычны детей. Подумайте, пожалуйста, зайдите на сайт, и подумайте. Спасибо вам огромное.

Ю. ДЕСЯТНИКОВА: Спасибо, всего доброго.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо, всего хорошего.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире