'Вопросы к интервью
26 ноября 2007
Z Есть такая партия Все выпуски

Партия «Справедливая Россия»


Время выхода в эфир: 26 ноября 2007, 21:08

ВИТАЛИЙ ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, уважаемые слушатели. В прямом эфире «Эхо Москвы» очередная и видимо, уже последняя программа цикла «Есть такая партия».

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Юбилейная.

В, ДЫМАРСКИЙ: Ну, да. Напоминаю, что это совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и газеты «Известия» и ведут эту программу соответственно, как обычно, Владимир Мамонтов, главный редактор газеты «Известия».

В, МАМОНТОВ: И Виталий Дымарский, радиостанция «Эхо Москвы».

В, ДЫМАРСКИЙ: И так пал жребий, что последней партией в нашем проекте, который начался, напомню, еще в конце августа, и все партии прошли…

СЕРГЕЙ МИРОНОВ: Последняя в проекте.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, последняя в проекте. Это партия «Справедливая Россия». И сегодня у нас в гостях лидер партии, Сергей Михайлович Миронов. Добрый вечер, Сергей Михайлович.

СЕРГЕЙ МИРОНОВ: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: 970-45-45 и перед этим надо еще набрать +7 985 это номер смс, хорошо вам известный. Это Ваши вопросы, замечания, ремарки, все, что Вы хотите. Ну, а мы что? Мы переходим к самой беседе. Сергей Михайлович, может быть, мы вот с чего начнем. Вчера здесь вот в этой же студии сидели эксперты, и мы обсуждали такой вопрос. Голосование 2 декабря – это выборы в парламент, или референдум по доверию или недоверию Путину?

В. МАМОНТОВ: Запутались в конец.

В. ДЫМАРСКИЙ: Запутались в конец. Как Вы воспринимаете предстоящие выборы?

С. МИРОНОВ: Конечно же. Это голосование по выборам в депутатов в государственную думу 5-го созыва. Иного не дано ни законом, ни собственно говоря, всей логикой того, что происходит. А вот как можно интерпретировать результаты, полученные в ходе голосования за депутатов государственной думы 5-го созыва, это отдельный вопрос. Может быть, я забегу несколько вперед, может быть, у Вас есть какой дополнительный вопрос, но я считаю, что, с точки зрения, наверное, все-таки не рейтинга, а вот оценки поддержки Владимира Путина и его курса и с точки зрения интерпретации, то можно сделать следующим образом. Взять то, что получит наша партия «Справедливая Росси». Причем именно в такой последовательности. Прибавить то, что получит «Единая Россия». Это будет где-то близко, но не все. Знаете почему? Есть значительное количество людей, его трудно посчитать, и мы не узнаем никогда, которые в силу того, что демонстрирует нам якобы в ходе избирательной кампании «Единая Россия» не пойдут на выборы принципиально, потому что там нет графы «Против всех» и вообще не хотят, но люди, в том числе, не пойдут те, кто поддерживает Владимира Путина. Вот эту мы никогда дельту не посчитаем. Если мы вспомним, что в марте 2004-го года Владимир Путин получил 71;%, но вот даже те очень такие комплиментарные рейтинги, которые сейчас публикуются последний день там ВЦИОМом, ФОМом для Единой России, говорит, что ну 55-58% это будет вообще здорово, это будет супер. Где вот эта дельта, 71, допустим. Там минус 55. Вот дельта заложена, во-первых, в проценты, которые получит наша партия. Как раз в отличие от того, что те же самые товарищи нам пишут, мы знаем свой реальный рейтинг. И уверены, что мы его получим. И как раз хвостик, еще те, которые, к сожалению, вообще не придут. И за то, что они не придут, пускай «Единая Россия» скажет сама себе спасибо с точки зрения, как она ведет, а, вернее, не ведет избирательную кампанию, а  использует тот самый административный ресурс. Это моя точка зрения.

В. МАМОНТОВ: Говорят даже есть такое мнение, что даже среди коммунистов где-то значительная часть, в общем, при приобретенных условиях за Путина.

С. МИРОНОВ: Я думаю, что есть люди, которые там готовы поддержать, но все-таки с точки зрения арифметической чистоты, не политической, а арифметической, я думаю, что вот сложение процентов двух партий, при этом в уме держим… Может быть, даже какая-то там часть в электорате этих партий ну очень незначительная, все-таки  какая-то часть точно не придет, к сожалению, и вот это будет, на мой взгляд, возможность интерпретации. А то, на что уповает сейчас руководство Единой России, крича об этом на каждом углу, они подставляют в очередной раз президента, в том числе, с точки зрения вот рассмотрения результата, полученного Единой Россией. Да, потому что, ну, мы сразу увидим. Так, стоп. Значит, это было 71. Вы набрали. И что? Значит, Вы хотите сказать, что народ обернулся, где потеряли? А потеряли именно из-за того, что все это придумала и делает Единая Россия.

В. МАМОНТОВ: Ну, Вы знаете, будут и у Вас, я думаю, в связи с этим определенные потери, потому что я смотрел как-то вот репортаж с одного из заседаний, где-то сейчас не скажу, может быть, Вы помните, региональное собрание Вашей партии. И встает пожилой такой товарищ и говорит: мы не поняли. Мы приходили в партию, явно из партии пенсионеров. Мы приходили в партию поддерживать Путина. Путин теперь в другой партии. Поэтому мы все встали и пошли хором туда, где Путин. Так что у Вас тоже есть пример для обиды

С. МИРОНОВ: Этот человек предатель. Более того, это засланный казачок. Таких казачков было оставлено немало. Большинство мы ликвидировали в хорошем смысле слова. Мы исключили их из партии. Знаете, как закладка. Потому что это была такая минозакладка, поэтому я такой саперный термин и употребляю – ликвидировали. Мы устранили еще…

В. ДЫМАРСКИЙ: Саперный, десантный и геологический.

С. МИРОНОВ: На протяжении всего года работы мы занимались этим, потому что прекрасно знали, что кому-то, а может быть, даже многим, очень не нравилось, что появилась а) дееспособная, левая, современная, социал-демократическая партия, которая четко заявила, что она в оппозиции, в том числе, идеологически, хотя идеологию трудно найти у Единой России, но сам Владимир Путин весной этого года сказал – это праволиберальная партия. А мы социал-демократическая партия. Поэтому в оппозиции. Так вот это многим не нравилось. И из трех составных частей, прежде всего, где-то из партии «Родина», где-то из партии пенсионеров, были оставлены люди, главная задача которых была вот так самоликвидироваться.

В. ДЫМАРСКИЙ: В случае чего вот так вот встать.

С. МИРОНОВ: Да. Чтобы встать и сказать: вот нас тут всех обманули. Ну, кстати, вот допустим кировский сюжет про 3 000. Ну, так, на всяких случай, численность региональных отделений 2 400. Реально на сегодняшний день ни одного заявления не написано ни о выходе, никуда.

В. ДЫМАРСКИЙ: У меня в голове вот сидит, потому что я телевизор смотрю.

С. МИРОНОВ: А вот правильно, одно дело под камеры наговорить вагон и маленькую тележку. а другое дело реальные вещи. Ну, и задумывалась же вся эта ситуация. Кстати, должно было быть на этой неделе такое постоянное, перманентное продолжение. Но, похоже, так как я разоблачил и сказал еще в пятницу, что, уважаемые журналисты, ждите, понедельник, вторник, среда, в разных региональных отделениях будут вставать, кричать, рвать на себе рубахи. Бред полный. И если кто-то подумал, что действительно там у партии «Справедливая Россия» есть проблемы, проблем в этом плане нету. А вот проблемы у тех, кто видит, что рейтинг наш растет, у них действительно возникли такие проблемы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, тем не менее, согласитесь все-таки, что после того, как Владимир Путин возглавил рейтинг «Единой России», некое брожение в рядах «Справедливой России» не могло не возникнуть. Все-таки…

В. МАМОНТОВ: Да, и в рядах наблюдателей за этим тоже определенное возникло если не брожение, то…

С. МИРОНОВ: Я бы вот как сказал. Большинство моих коллег поступило мудро с точки зрения даже вот такой партийной дисциплины. Потому что через 18 часов после этого события я дал четкий внятный комментарий. Сделал это публично, как раз, прежде всего, для своих соратников, чтобы как-то тоже вот понимали, как я, как лидер партии расцениваю то, что произошло на съезде Единой России. Конечно, у многих коллег появились вопросы, но я должен сказать, что в течение избирательной компании, я не случайно, более того, могу сказать четко, специально неоднократно повторял наш тезис о том, что мы поддерживаем Владимира Путина беспартийного. И находились, находимся и будем находиться в оппозиции к Единой России. И у нас нет никакого противоречия. Мы абсолютно четко продолжаем свою работу. И нам не пришлось даже меня кардинально ни стратегию, ни тактику нашей избирательной кампании.

В. МАМОНТОВ: Сергей Михайлович, а вот есть у нас среди вопросов, которые прислали наши радиослушатели, есть вопрос, на который, может быть, Вам есть смысл хотя бы коротко, но ответить очень, так сказать, по-моему, он очень важный. Пишет Анатолий, инженер: «Вас не всегда можно отличить от Единой России». Вчера, кстати, эксперты говорили о том, что если бы в ходе избирательной кампании Вы яснее формулировали бы отличия, то, может быть, Вы бы более уверенно себя чувствовали.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володя имеет в виду, помимо методов, содержательно, в чем Вы расходитесь.

С. МИРОНОВ: Отдельно для экспертов скажу. Если бы мне еще давали, как было сказано, доходчиво разъяснить. Вы посмотрите, по времени, сколько дают времени не по рекламе, а просто, допустим, тому же Зюганову. Я уж не говорю про Жириновского, я уж не говорю пор Единую Россию. Очень трудно пробиться. Ну, вот смотрите. Ну, до смешного же доходит. Вот сегодня Совет Федерации принимал важнейшее решение о назначении даты выборов. Сюжетик на одном из телеканалов. Голос за кадром: Совет Федерации принял решение. Вот Чуров показывал такой график, показали этот график. Назначено на 2-е…. Все. Значит, для чего это? А чтобы, простите, Вашего покорного слугу лишний раз не пропиарить. И не показать. В этой связи у нас, слава Богу, есть кардинальные отличия, прежде всего идеологические. Как я сказал, Единая Россия – праволиберальная партия. Она строит капитализм. Мы хотим строить новый социализм в нашей стране. Социализм современный, не зюгановского образца. Социализм, который признает рыночную экономику, но под контролем государства. Признает все формы собственности, включая частную, которая должна быть незыблема. Но при этом мы считаем, что государство обязано дать гражданам своей страны ту самую социальную защиту, у нас все это прописано, как мы это видим. И в этой связи идеологически мы абсолютно отличаемся. Второе отличие. Нас, слава Богу, сверху никто не создавал. Это была наша инициатива. И присоединившиеся на марше к нам еще четыре партии…

В. МАМОНТОВ: Вам это трудно будет доказать. Приклеилось абсолютно: создана сверху, Кремлевский проект.

С. МИРОНОВ: Вы знаете, в том-то и дело, что и приклеивали специально, потому что понимали, что хотят нас показать, как некая партия власти 2 и т.д. Мы в отличие от единой России не называем себя партией власти. Потому что мы социал-демократическая, социалистическая, народная партия, с точки зрения представительства интересов большинства россиян. И в нашей программе предвыборной, которая в отличие от мифического плана Путина, про который никто ничего не знает, кроме, сделаю заметку, самого Владимира Путина, вот у него есть план.

В. ДЫМАРСКИЙ: Он не всем рассказывает.

С. МИРОНОВ: Причем у него есть план на ближайшие полгода. Где в основном организационно-кадровые вопросы решаются. И у него есть планы более длительные. А, взяв 8 посланий президента, добавив к нему мюнхенскую речь, и сказать, что это план. Ну, во-первых, мы знаем, что план – это набор организационных, финансовых, кадровых инструментов для достижения каких-то целей. Вот в своих посланиях Владимир Путин а) обозначал такие цели тактические, стратегические. И можно говорить о том, что его послания – это действительно постановка задач. Где-то они касались даже таких программных моментов. Именно некоей программы. Где-то просто ставилась цель и намечались какие-то очень такие приблизительные наметки как-то реализовать. Но с точки зрения плана, конечно, это такая пиар технологическая штука, которую использует сегодня Единая Россия. Ну, я еще раз повторю, единственный человек, который знает, что такое план Путина, это сам Владимир Путин. Поэтому у нас много отличий, ну, и, кстати, еще одно замечательное отличие в отличие от Единой России, мы даем власти идеи. Вот давайте мы вспомним весна этого года, лето. Мы говорим, что нужно поднимать пенсии, нужно поднимать до 50%, нужно заработная плата. Нужно решать жилищную проблему. А, популисты, такие сякие. Кто сейчас начали говорить об этом же. И все на голубом глазу. Ну, мы знаем, что сначала это ересь, потом это как бы совершенно естественно. А потом где-то уже становится настолько банальным, что кто об этом только не говорит. Так вот многие идеи, будь то демографическая проблема, которую мы в свое время первые подняли на такой высокий уровень, и многие другие. Мы даем Единой России идеи, власть дает, они с удовольствием, иногда с упорством, достойным лучшего применения это реализуют. Ну, например, тот же самый закон о знамени победы. Классический пример.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, вот Саша задет вопрос: «Как Вы можете говорить о демократии, если хотите нарушить основной принцип ее – сменяемость власти». Ну, имеются в виду Ваши многочисленные выступления, заявления, видимо, по поводу того, что Путин должен оставаться у власти.

С. МИРОНОВ: Саша, я вот как отвечу на Ваш вопрос. Вот был у меня такой факт биографии, когда я в геологии работал, мы сидели в тайге у костра. Естественно поругивали всю власть. Потом, когда так случилось, что я сам стал представителем власти, сначала региональной в законодательном собрании, потом в федеральном. Я понял одну такую интересную вещь. Чем больше ты погружен в государственные дела. Иными словам, и чем больше ты информирован, тем больше ты понимаешь, вообще какие реальные угрозы стоят перед нашей страной, что вообще происходит, и какие могут быть последствия. Так вот, учитывая всю совокупность факторов того, что произошло за 7,5 лет президентства Владимира Путина у нас в стране, я сразу хочу сказать. Еще очень много не сделано. И еще огромное количество проблем осталось. Но если мы вспомним, какая у нас была страна, и какие у нас были самоощущения в 99-м году, и сегодня, мы должны честно сказать, что мы уже, можно сказать, живем в другой России, которой мы гордимся. И сделал это Владимир Путин. Но меня сегодня особенно волнует то, что находится вне границ, т.е. за границами России. Будь то Ближний Восток Иран, Ирак. Будь то 10 декабря, вся Европа ждет и весь мир ждет, что будет с Косово. Будь то наши совсем ближайшие соседи, где тоже идут разные процессы. Владимир Путин стал признанным авторитетным международным политиком. Политиком, который заставил уважать национальные интересы России. И вот в этот непростой период я считал бы благом, прежде всего, для национальных интересов России, чтобы Владимир Путин остался. Более того, с точки зрения изменения конституции, я считал бы, что это можно и нужно было делать спокойно, без всякой экзальтации, допустим, еще летом этого года. И спокойно можно было это сделать. Нужно всего лишь на всего три месяца. И вот сейчас сказал слова «изменение конституции», на самом деле, речь шла о том, что это поправка в конституцию, которая касалась бы только одной единственной статьи. И я считал, и до сих пор считаю, что это а) было бы возможно. И вообще возможно было, а в) на мой взгляд, это было бы очень целесообразно. Вот я сейчас много езжу по стране, встречаюсь с людьми. Сначала я думал, что это какая-то такая немножко неправильная эмоциональная составляющая, которая звучит, просматривается в словах очень многих граждан. Бизнес, люди, там наши селяне, рабочие, инженеры, врачи, кто угодно. Два слова – тревога, а у некоторых просто страх. Что будет? Еще раз хочу сказать, если кто-то подумает, что я сейчас скажу, а чего у нас сейчас все так замечательно, все хорошо. У нас огромное количество проблем. Именно поэтому мы создали партию, взяв такое святое для россиян слово «справедливость» на наши знамена. Но очень большая неизвестность. И не понятно вот в этой ситуации очень непростой международной внутренней, что у нас произойдет, и людей это тревожит. И многие говорят: вообще, Вы чего делаете. Вы давайте, скажите ему, чтобы он остался. Потому что от добра добра не ищут. Вот какие мысли мне приходят. И Владимир Путин, я Вас уверяю, это настоящий демократ и патриот нашей страны. Он действительно стоит не только на букве, но и на духе конституции, и не хочет ее менять. А я считаю, что все-таки можно было бы поменять, и нужно было бы поменять. Но в целом я абсолютно уверен, что проблемы или вопросы демократии, и того, что касается национальной безопасности нашей страны и, может быть, я надеюсь, до этого не дойдет, но просто вопрос о выживании нашей страны. Я думаю, что здесь нет никакого нарушения демократии. И именно демократическим путем, что такое внесение поправки в конституцию? По-моему, сколько? 26 поправок в американскую конституцию внесено, да? Нормально, никто не говорит. Внесли бы одну поправку. Ничего страшного. Кстати, уверен, что все равно поправку мы внесем, только уже в 2008-2009-м году. Может быть, даже 2008-м. Мы увеличим все-таки срок президентство с 4 до большего количества лет. И лично я сторонник 7-летнего срока. Но поживем, увидим, но почему-то мне кажется, что мы будем это делать уже для следующего президента, который будет баллотироваться на пост президента в 2012 году.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, исходя из того, что Вы только что сейчас сказали, можно судить, что Вы в этом пункте, во всяком случае, не согласны с Владимиром Владимировичем Путиным.

С. МИРОНОВ: Не согласен.

В. ДЫМАРСКИЙ: Тогда такой вопрос я Вам задам. А считаете ли Вы, с Вашей точки зрения, судя по тому, опять же исходя из Вашей логики, и судя по тому, что Вы говорите о Единой России, может быть, Вы скажите тогда откровенно. Это была ошибка Владимира Владимировича Путина возглавить список Единой России?

С. МИРОНОВ: Я отвечу так: да, я считаю, что зря он это сделал. Это моя личная точка зрения. Вот как беспартийный президент всех россиян, с моей точки зрения зря он это сделал. Я продолжу свою мысль. Я уже публично говорил. И сейчас могу повторить. Я понимаю его логику. Потому что на мой взгляд, меньше всего его волновала проблема этой псевдопартии Единой России. Его волновали государственные вопросы сейчас и особенно после того, так как он действительно, к сожалению, принял для себя решение не оставаться. Так вот я его понимаю, но не принимаю. Потому что я считаю, что напрасно он это сделал.

В. МАМОНТОВ: Ну, давайте я тогда, Володь, я вопрос еще задам.

В. ДЫМАРСКИЙ: Конечно.

В. МАМОНТОВ: Ирина из Санкт-Петербурга: «Если Вы такие социально-справедливые, почему не выступаете против двух пенсионных законов».

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, значит, давайте по порядочку. Наверное, имеется в виду, последние были только по военным пенсиям. Наверное, это имеется в виду. Я лично выступал против, и голосовал против. Но если говорить о пенсионных законах, у нас позиция очень простая. Как раз, как у справедливых, мы считаем, что нынешнее пенсионное законодательство несправедливое по отношению ко всем пенсионерам и военным, и гражданским. Мы выступаем за изменение кардинальное пенсионного законодательства, мы считаем, что пенсия любого россиянина должна зависеть только от двух факторов. Первое, от его заработка, когда он работал. И пенсия должна составлять не 24% от заработка, так называемый коэффициент замещения, как сейчас. А на первом этапе 50%, а потом увеличивать нужно до 75%. И второй фактор – это стаж. Чем дольше человек работал, тем, соответственно больше должна быть у него пенсия. Вот не очень понятно, каких двух пенсионных законах была речь…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, я думаю, имеются в виду и предыдущие все по пенсинной реформе.

В. МАМОНТОВ: То что по пенсионным реформам идет заново, вот этот…

С. МИРОНОВ: Пенсионная реформа Зурабова провалилась и она не могла не провалиться, потому что она никакая. А с точки зрения моего, например, права законодательной инициативы, мы с Оксаной Дмитриевой внесли 6 инициатив по пенсионному законодательству. Ни на одно из них правительство не дало положительного заключения. А большинство государственной думы, представленной единороссами, они считают очень просто. Раз нет положительного заключения, значит, мы не будет рассматривать закон. Хотя на самом деле, в (НЕ РАЗБОРЧИВО) говорится, что действительно нужно заключение правительства, но не обязательно оно должно быть положительным. По крайней мере, прямо этого не трактует и не обязывает норма закона. Они трактуют именно так, к сожалению.

В. ДЫМАРСКИЙ: Игорь из Махачкалы: " Для чего в своем рекламном ролике Вы назвали себя Серегой? Звучит отпугивающе".

С. МИРОНОВ: Ну, я не думаю, что «Серега» так уж напугает россиян. Дело в том, что вот этот ролик, я открою небольшую тайну. Он снимался, ну, видно, что там перебивки, как у телевизионщиков называется. Это была примерно часовая беседа. И, в общем-то, видно, что мой визави, мой собеседник неплохо меня подзавел, потому что он полемизировал. В общем-то, он как бы задавал мне вот, может быть, такие же вопросы. И на один из его вопросов я сказал: ты чего говоришь вообще. Перед тобой сидит Серега Миронов. Гвардии старший лейтенант воздушно десантных войск. И я-то понимаю, для чего я во власти, и что я хочу. Ну, мои коллеги сочли, что вот этот момент как раз удобен. Я могу сказать. Что я был вообще-то противником оставления этой фразы, но я удивился, когда поехал в регион. Роликов же идет огромное количество, Серегу, похоже, она запоминает, поэтому, наверное, мои коллеги были правы. Но Вы знаете, единственное, что меня успокаивает, и может, в какой-то части оправдывает. Я там был искренним, надеюсь, это видно. Вот это самое главное.

В. МАМОНТОВ: Перед перерывом, может быть, один или два вопроса мы успеем задать. От Валерия, слушателя: «Как может гражданин РФ, нанявший на выборах власть, указать главе этой власти – президенту, казать его ошибки и заблуждения? Или наш президент вне ошибок?»

С. МИРОНОВ: Я не очень понял вопрос.

В. МАМОНТОВ: Он имеет в виду, как я понял, слушатель наш, что где и как наш человек может сейчас сказать, если ему президент не нравится, или власть не нравится. Где и как он может это сказать? Поскольку он гражданин, он нанял эту власть.

С. МИРОНОВ: Вот этот посыл, на самом деле, абсолютно правилен. И настоящий гражданин России должен помнить, что именно он платит деньги на зарплату всем чиновникам. Именно таким образом, действительно, он нанимает эту власть. А вот многие наши чиновники забывают об этом и, кстати, помните, есть такой призыв, обычно к бизнесменам. Заплати налоги, спи спокойно. Должно быть не так: заплати налоги и спроси у власти, на что пошли твои налоги. Вот эта позиция настоящего гражданина.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо бдительней спать.

С. МИРОНОВ: Вопрос право мочен. И, наверное, мы тут же вспомним о том, что Единая Россия ликвидировала графу «Против всех» в бюллетенях. Я считаю, это было ошибкой. Кто такие граждане, которые приходили и голосовали «против всех»? Это граждане с активной жизненной позицией. И графа «против вех» это был как термометр для измерения температуры общества. Сломав градусник, его выбросив, мы ничего не узнаем о том больно общество, не больно, и такого права теперь у людей нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мы прерываемся на короткий выпуск новостей, после чего я Сергею Михайловичу задам вопрос именно по этому пункту, о котором мы только что говорили.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый вечер. Я напоминаю, что программа «Есть такая партия» сегодня у нас в гостях лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Ведут программу Владимир Мамонтов и Виталий Дымарский. Совместный проект, еще раз напомню, газеты «Известия» и радиостанции «Эхо Москвы».

В. МАМОНТОВ: И в пятницу можно прочитать все, что не расслышали сегодня.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, мы как раз остановились на, когда Вы говорились по поводу отмены графы «против всех». Очень много вопросов пришло здесь уже на смс. Что касается и вот этой отмены графы и других законов. Люди удивляются, как же так. Вы возглавляете Совет Федерации, законодательный орган в нашей стране, и Вы жалуетесь на те законы, которые приняты. В частности вот по поводу отмены графы. И по поводу инвалидов и очень много такого рода вопросов.

С. МИРОНОВ: Рассказываю уважаемым радиослушателям «Эхо Москвы». Совет Федерации – коллегиальный орган власти, законодательный, у нас, не боюсь этого слова, мудрым решением еще от 2002 года запрещены фракции, запрещена вообще партийная работа в стенах Совета Федерации. Каждый из нас только представитель того или иного региона. Ваш покорный слуга – представитель законодательного собрания Санкт-Петербурга. Но при этом есть такая интересная статистика. Сегодня 176 членов Совета Федерации. Из них 126 – это члены Единой России. Моих соратников в Совете Федерации 20 человек. Вот я двадцатый. Голосует каждый за себя у нас. У нас запрещены вот эти бегания, игры на рояле, которые мы видим в стенах Государственной думы. И, допустим, я и мои соратники часто голосуем против. Иногда даже я выступаю и говорю о том, почему я считаю, что этот закон нужно отклонять. Тем не менее, голосование такое. К чести моих коллег, в том числе, членов Единой России, к счастью, иногда удается все-таки консолидировать позицию вне зависимости от партийных предпочтений. Так было по знамени победы закон, я уже об этом говорил. Были некоторые другие законопроекты. Ну, вот весеннюю сессию мы отклонили 10 законопроектов. В эту, ну, мы еще итоги не подводили, где-то, по-моему, около 6 или 7 законопроектов мы отклонили. Иногда хватает, то, что у нас нет партийной составляющей и я реалист. Я понимаю, что команды руководство Единой России дает своим членом партии, но мои коллеги все-таки берут и отклоняют закон или поступают тем или иным образом. А вот иногда по этим законопроектам, там была такая жесткая установка.

В. ДЫМАРСКИЙ: Это по поводу отмены графы?

С. МИРОНОВ: Да, более того. Тут еще есть интересный момент. Ведь некоторые мои коллеги, например, считают, что это правильно. И считают, что зачем это нужно. Вот отменили, вообще ни в каких странах нет такой графы. Только мы это придумали. Ну, в общем, я-то считаю, как Вы слышали…

В. МАМОНТОВ: На самом деле, активный, по-моему, избиратель, который голосует «против всех».

С. МИРОНОВ: Конечно, это человек с активной гражданской позицией. Он не остался дома, которому наплевать. Он сидит, забери (НЕ РАЗБОРЧИВО) я тут сижу, и отстаньте от меня. Он идет. Под дождем идет. И показывает власти: я никого здесь не вижу. Я против всех, потому что меня не устраивает вообще, может быть, ничего. Значит, меняйте. И когда набирается значительное количество процентов голосующих против всех, обратите внимание, до отмены с каждым голосованием федеральным, региональным количество голосующих «против всех» росло. Т.е. это был очень внятный сигнал власти, государству, что что-то у нас не все в порядке. И в этой связи отмена, конечно, была абсолютно напрасна. Ну, а с точки зрения реальной возможности, вот многие говорят, вот Вы кто-то там считает, третья, там четвертая, я не знаю, какое там лицо в государстве, почему бы… Вот такие у нас правила коллегиального органа власти. И именно поэтому мы создали партию Справедливая Россия. Именно поэтому мы участвуем в выборах, чтобы у нас в думе было не 30 человек, а в разы больше. Чтобы мы могли реально влиять. Потому что начинать нужно на дальних подступах. Во время рассмотрения законопроектов рассмотрения законопроектов в государственной думе. И чтоб они принимали решения либо по изменению первой редакции, либо вообще по не рассмотрению в первом чтении того или иного законопроекта.

В. МАМОНТОВ: Есть еще вопрос от радиослушателя, который ловит Вас на таком противоречии. Вот поздравляли Вы соратников с днем великого октября. Он называется «Вы и третье лицо в стране». А не выходите с инициативой вернуть 7-му ноября праздничный статус.

С. МИРОНОВ: Вот видите, потому что нет информации. Выходил я с такой информацией. Я считаю, что нужно чтить свою историю. Лично моя точка зрения…

В. МАМОНТОВ: Ну, это с идеей о социализме стыкуется вполне.

С. МИРОНОВ: Я считаю, что Великая октябрьская революция не была социалистической. Это моя личная точка зрения.

В. МАМОНТОВ: Была социалистическая.

С. МИРОНОВ: Не считаю. А то что она была Великая, я абсолютно уверен. Потому что после великого октября вообще мир пошел совершенно по другому тренду. И собственно говоря, ответ на СССР, так называемой, западноевропейской социал-демократии, и тот же шведский социализм – это был ответ на те реалии, которые демонстрировал Советский Союз. И у нас были трагические страницы в истории, и репрессии, и коллективизация, и голодомор, все это было. Но у нас были и великие страницы. И победа в Великой отечественной войне, и Гагарин, и наука, образование, кстати, бесплатное, качественное, и здравоохранение, и многое, многое другое. Конечно, великий октябрь – это исторически переломное событие. Французы 14 июля празднуют. И не смотря на то, что там был террор. А у нас почему-то сочли возможным сделать просто таким памятным днем. Кстати говоря, как раз о такой инициативе, я говорю, давайте, хорошо я не очень понимаю праздник 4 ноября, причем именно с точки зрения историчности. Замечательный гражданский поступок гражданина Минина и князя Пожарского. Да, это увековечено в памятнике, в истории, и нужно память им, их нужно чтить. Но именно привязка к 4 ноября, я думаю, я не ошибаюсь, сделана для того, чтобы, помните как, православие язычество заменяло.

В. МАМОНТОВ: С языческими праздниками.

С. МИРОНОВ: Правильно, языческие раз и… И тут тоже, было 7-е, вот оно 4-е. Я говорю, хорошо. Давайте уж не шарахаться. Сделали праздник. Может случится, он когда-то станет днем народного единства или еще чем-то. Но пускай у нас, у нас же зимние каникулы есть. Летние каникулы по определению. Вот нужно 2 мая вернуть. И будет у нас зимние каникулы, летние большие, и весенние каникулы, и осенние каникулы. Т.е. если сделать 4-7 ноября красным днем календаря. Там же всегда рядом окажутся где-то воскресенья, субботы, и всегда будут такие небольшие каникулы.

В. МАМОНТОВ: Если бы голосовали школьники, у Вас бы добавились голоса.

В. ДЫМАРСКИЙ: Праздник 4 ноября можно легко передвигать, потому что 4-го как раз ничего не произошло.

С. МИРОНОВ: Дети-то в школе, родители берут отгулы. Правда, неправда, ребенок говорит: мама, папа, Вы меня обещали сводить там из Москвы в Питер, или, наоборот, из Питера в Москву. Вы обещали цирк, музеи и всякие киношки. Значит, ведите. А куда вести, если родители работают. И в этой связи очень бы не помешали такие осенние каникулы.

В. МАМОНТОВ: Этот пункт в программе будет поддержан родителями и детьми, я уверен.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, вопрос. Ну, собственно говоря, Вашу позицию, я думаю, не только я, многие знают, но, тем не менее, раз вопрос такой возник. Вы за выборность Совета Федерации?

С. МИРОНОВ: Да, я за выборность Совета Федерации. И уверен, что мы все-таки юридически безупречную формулу, позволяющую не меняя конституции, перейти к выборности, найдем. Только ни в коем случае нельзя избирать в один день, да еще по партийным спискам. По мере прохождения выборов депутатов в регионах, в региональные законодательные собрания, можно проводить выборы членов Совета Федерации, но сейчас мы там уперлись. Не буду погружать слушателей «Эхо Москвы» в юридические тонкости. Есть одна закавыка, которая не позволяет нам реализовать вроде бы красивую внешнюю идею, потому что в окончательном варианте получается, это будет представитель не органа власти, как в конституции записано, а народа, всех избирателей этого региона.

В. ДЫМАРСКИЙ: И потом ведь у нас же теперь выборы по партийным спискам. Это значит, неизбежно партийные фракции.

С. МИРОНОВ: Не обязательно. Выборы по партийным спискам депутатов госдумы. Еще раз будущий закон о выборах членов Совета Федерации он абсолютно автономный. Он не должен проводиться вообще в один день по всей России, уж, тем более, в день выборов депутатов госдумы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще один вопрос от Сергея Вашего тезки. «Добрый вечер, скажите, какова вероятность принятия закона о том, чтобы избирательные списки возглавляли те, кто идет работать именно в думу?»

С. МИРОНОВ: Хороший вопрос. Это по поводу паровоза. На самом деле, я считаю, что это было бы неплохо. Даже, не смотря на то, что понятно, я не планирую идти в государственную думу, хочу остаться работать в Совете Федерации. Хотя здесь можно сказать, что это и так. Как бы палата законодательная, я лидер партии, как же я могу. Но, на самом деле, если бы была бы такая жесткая норма, то мне никто не мешал бы агитировать. Но список возглавлял человек, который реально пойдет работать в государственную думу. И у нас бы не было бы этих паровозов, сколько там 60 или сколько губернаторов единороссов, которые, естественно, не будут идти депутатами. Хотя мы-то знаем и понимаем, что многие для себя видят такую возможность. Учитывая, что (НЕ РАЗБОРЧИВО) придется дорабатывать в ближайшем будущем.

В. МАМОНТОВ: Сергей Михайлович, вот Вы когда отвечали на предыдущий вопрос, нарисовали некую картину о том, вот к чему Вы стремитесь в социальной сфере, в иных сферах. Я поймал себя на мысли, что Вы рисуете чего-то больно похожее на Советский Союз, между прочим.

С. МИРОНОВ: В Советском Союзе не признавались частная собственность, и не было рыночных механизмов.

В. МАМОНТОВ: Вот я хотел бы только спросить. Вот Вы когда себе примерно строите планы, ну, вдруг партия придет к власти и начнет строить новый строй, новое общество. Я так чувствую, что-то от Советского Союза Вы все равно возьмете. Потому что социализм и все в нас за это говорит. Что возьмете, что оставите? Как на Луну.

С. МИРОНОВ: Мы возьмем бесплатное, и только качественное уже соответствующе 21 веку и образование, и здравоохранение. Мы обязательно возьмем, вот как строилась защита населения с точки зрения безопасности личной. Там тоже у нас было не все хорошо в Советском Союзе. Но как принцип те же самые и народные дружины, и статус милиции был совершенно другой. Но мы привнесем новое. Мы считаем, что должна быть конкуренция не только в экономике. Это как раз механизм рыночной экономики, но под контролем государства. Особенно за всеми естественными монополиями. Но мы считаем, что должна быть конкуренция политическая. Вот это принципиальное отличие от Советского Союза, где была монополия одной партии, которая, в конечном итоге, и привела к краху великого государства Советского Союза. Так вот мы за реальную многопартийность. Где-то у нас потом получится двухпартийная система – замечательно. Но это не самоцель. В двухпартийной системе мы можем и должны перейти только через многопартийную систему. Вот такие алгоритмы. И то, что нас не устраивает. Ну, и если такие, может быть, это будет несколько лозунговое. Но если в Советском Союзе у нас особенно на завершающей стадии, так называемого, развитого социализма, у нас были пустые прилавки, а сейчас у наших граждан пустые карманы. Мы считаем, что мы никогда не должны возвращаться к пустым прилавкам. Но мы не должны допускать, чтобы в богатой России у подавляющего большинства россиян образно говоря, были пустые карманы. Что мы сейчас и видим.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, по поводу советского прошлого. Одно из писем, которое пришло: «Зачем мне Гагарин, если у меня деда и его брата в 37-м году расстреляли? И пол моей семьи стало врагами народа?» И другое здесь послание было. Я сейчас не могу его найти. Но я его помню. Женщина Вас спрашивает: «Ваше отношение к кровавому сталинскому режиму?» И дальше пишет: " В зависимости от Вашего ответа буду голосовать за Вашу партию, или не буду".

С. МИРОНОВ: Поверьте, я отвечу не потому, что хочу, чтоб как-то проголосовали. Я считаю, что Сталин был кровавым палачом. Репрессии непростительны. Это был диктатор. И то, что в Великой отечественной войне советский солдат, офицер победил, это было просто потому, что Россию никто никогда не побеждал. И не случайно Сталин буквально в первые месяцы вспомнил и о православии, и вспомнил о всех наших русских героях. Тот же фильм Александр Невский, многое, многое другое. Потому что черпал-то он истоки для отражения врага как раз в русской истории, включая и православие, это закономерно. Ну, вот на первый вопрос я хочу сказать, что моего деда по отцу в 37-м году расстреляли, как кулака. В 34-м году его раскулачили, 3 года он в сараюшке жил на окраине села. Хотя никаких батраков у них не было. Была просто семья большая. Было 8 сыновей, 8 дочерей взрослых. А потом в 37-м году его расстреляли. И как я уже сказал, мы не должны ничего забывать. И мы должны четко давать оценку и репрессиям, и коллективизации, и вот этой внутренней миграции, когда инакомыслие преследовалось, и не было свободы слова. Но при этом действительно все-таки Гагарин это было завоевание нашей страны, Советского Союза, что мы первого человека запустили в космос. Точно так же, как мы первыми освоили мирный атом. Точно так же мы сделали величайшее открытие. Точно так же, как у нас самое, на мой взгляд, лучшая и самая духовная культура, русская культура. И это тоже. Кстати, вообще я считаю, что Россия, россияне, выходцы из России, они дали столько вообще мировой цивилизации, что мы, кстати, этого не знаем. И не сознаем. Потому что если взять величайшие какие-то события в истории человечества, поскреби и там где-то выходец, или то, что называлось российская империя. Потому что мы – многонациональное государство. И в этом наше конкурентное преимущество, в том числе и в 21 веке. Поэтому просто нужно называть вещи своими именами. Вот я 9 мая когда поздравляю ветеранов, я говорю: дорогие ветераны, я поздравляю Вас с победой советского народа в Великой отечественной войне. Победил то советский народ. И не надо…

В. ДЫМАРСКИЙ: И битва была под Сталинградом, а не под …

С. МИРОНОВ: Да, и битва была под Сталинградом. И блокада была Ленинграда, а не Санкт-Петербурга. Но при этом нужно тоже не приукрашивать, как некоторые, какой-то фильм, «Сталин лайф». Такой государственный деятель, что-то там такое…

В. ДЫМАРСКИЙ: Добрый дядечка.

С. МИРОНОВ: На руках его кровь. И то, что творилось. Я, кстати, выписывал в годы перестройки такой интересный журнальчик «Известия ЦК КПСС». По-моему, 3,5 года он всего выходил. Потом его перестали издавать. В каждом номере мартиролог печатался – фамилия, имя, отчество и там как бы социальное происхождение. Должность и год расстрелянного. Меня, знаете, что поразило. На тот момент уже пошла перестройка. Уже Шаламов, уже там «Черные камни». Все это значит, уже Солженицын прочитал. И у меня было полное ощущение, что убивали, расстреливали командиров красной армии, директоров заводов, там наркомов и т.д. Вот читаешь примерно там 20 страниц, колхозник, рабочий, путеец, слесарь. Раз заместитель начальника отдела райкома, все. Т.е. миллионы вот этих убитых, расстрелянных, это был народ, трудовой народ. Это были крестьяне, рабочие, колхозники, а вот прослойка вот эта, как говорят, там разборки были. Партийные сами себя. Да ничего подобного. Там просто вышибалась…

В. ДЫМАРСКИЙ: Там попали многие…

С. МИРОНОВ: И этот план кровавый выполнялся. Просто в 37-м году я знаю, деда моего расстреляли. Потому что его в 34-м году раскулачили. Он всего-то зимой дрова там колол, летом сам нанимался, чтобы хоть как-то семью кормить. А 37-й год пришел, план. Нужно тогда это была Смоленская область, сейчас Жарковский район Тверской. Значит, кто у нас, кулак, значит, все, под расстрел.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сергей Михайлович, блиц. Это у нас семь вопросов, которые мы задаем всем лидерам всех партий, которые сидели на Вашем месте, всем лидерам.

В. МАМОНТОВ: Предполагаются краткие ответы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Очень короткие ответы. Чем короче, тем лучше.

С. МИРОНОВ: Хорошо.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давай, Володь, начинай.

В. МАМОНТОВ: Блиц для лидеров партий. Так называется. Какая страна может представлять для Российской Федерации большую угрозу в ближайшие 10 лет: Китай или США?

С. МИРОНОВ: Не та, не другая. По мере роста силы России, у нас будут появляться проблемы с теми или иными странами. Но, кстати, многие страны будут признавать в нас такого интеллектуального, духовного лидера.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы поддержали бы кандидатуру Путина на третий срок?

С. МИРОНОВ: Да.

В. МАМОНТОВ: Что Вы ставите выше: интересы государства или интересы личности?

С. МИРОНОВ: Интересы народа. А это и есть сообщество личностей. Поэтому, прежде всего, не люди для государства, а государство для людей. Это моя позиция.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо ли вернуться к прогрессивной ставке налогообложения?

С. МИРОНОВ: Обязательно. В апреле этого года наша фракция Справедливая Россия вносила соответствующий законопроект в государственную думу из-за того, что фракция большинства Единая Россия не приемлет этой идеи. Он и остался законопроектом.

В. МАМОНТОВ: Надо ли ввести визовый режим со всеми бывшими республиками СССР?

С. МИРОНОВ: Нет. Я считаю, нам наоборот нужно уходить от визового режима не только с бывшими республиками СССР, но и с Европейским Союзом, и я уверен, что это в исторической ближайшей перспективе станет реальностью. Потому что хватит нам границ, хватит нам железных занавесов. Есть возможность и тем более, современными техническими средствами можно все проконтролировать, можно понять, кто к нам с чем приехал. И зачем приехал, и почему приехал. Но нужно вообще уходить от всех этих виз.

В. ДЫМАРСКИЙ: Считаете ли Вы правильным обязательное изучение основ религии в школах?

С. МИРОНОВ: Религии или религий?

В. ДЫМАРСКИЙ: Здесь вот религии. Ну, хорошо, православной религии.

С. МИРОНОВ: Если религии, то нет. А если религий, считаю, обязательным. У нас есть четыре основные конфессии. И считаю, что было бы очень правильно, если бы все выпускники школ прекрасно знали, чем они отличаются. Когда они пришли на нашу российскую землю. Какие у них есть традиции, какие у них есть обычаи. Что там вообще есть схожего, что есть отличного. И я считаю, что это можно было делать не факультативом, а именно основы традиционной конфессии в нашей стране давать просто, как предмет. Потому то и сейчас мы же видим, что межнациональные вот эти трения возникают из-за того, что как у ребенка, незнакомое, сразу настораживает. А если еще манипулируют, то тут же вызывает уже и страх. А это неправильно. Нужно знать друг о друге все. А многие наши традиции народные и культурные базируются на религиозных основах.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вообще, на самом деле, есть учебник даже уже по этому делу. Хотя мы за блиц уже вышли. Давай, последний вопрос.

В. МАМОНТОВ: Надо ли добиваться возвращения Крыма?

С. МИРОНОВ: Я считаю, что, конечно, была сделана историческая ошибка товарищем Хрущевым. Но добиваться это значит война. Другим способом, к сожалению, не добиться. Поэтому раз уж так случилось, есть суверенное государство в существующих границах. Если когда-то каким-то образом сам народ в Украине какие-то решения будет принимать, это одно, нам требовать и вмешиваться, это опасно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вмешиваться не надо. Сергей Михайлович, очень много вопросов почему-то. Я не знаю, почему к Вам. Может быть, считают, что Совет Федерации это некая такая тоже чиновничья тоже структура, что делать с чиновничеством. Замучили. У Вас есть какие-то предложения в Вашей программе в предвыборной?

С. МИРОНОВ: Есть предложения. Прежде всего, проблема всесилия и такого пренебрежительного отношения чиновника по отношению к гражданам, она абсолютно параллельна проблеме с коррупцией. В этой связи нам видится, помните, президент правильно сказал: хочешь работать в госвласти, работай. И забудь про деньги большие, живи на зарплату. Кстати, очень немаленькую. Поэтому считаю, например, такой механизм, как подача декларации, не только на себя, но и на своих ближайших родственников для госслужащих. Очень важный элемент. Конфискация имущества у коррупционера. И срок тюремный не такой, как сейчас, условный. А такой, как дают за измену родине. Потому что это действительно так. посоле Беслана я уже сказал, на каждой взятке кровь ребенка. И родину когда оптом и в розницу продают, надо карать сурово. И конфискация имущества у коррупционера, не только его, но и у членов его семьи.

В. ДЫМАРСКИЙ: Административная реформа эффективная?

С. МИРОНОВ: Абсолютно нет. Я надеюсь, что весной после выборов президента, мы вернемся к нормальной системе, когда у министра и министерства будут не только политические функции, но и исполнительные функции. Чтобы у него были деньги, были ресурсы. А сейчас вот это разделение на агентства и министерства только ведет к конфликтам и перетягиванию одеяла.

В. МАМОНТОВ: Сергей Михайлович, здесь один слушатель раз 20, наверное, уже прислал один и тот же вопрос. Самое смешное, что я сейчас его не могу найти. Но он прислал с удивительной настырностью. Короче говоря, вопрос такой: правда ли, что Вы офицер ФСБ? И в каком звании? Это Игорь из Соединенных Штатов.

С. МИРОНОВ: Я очень горжусь, что у меня очень высокое звание. Я гвардии старший сержант воздушно-десантных войск. Я никогда не работал в ФСБ. Но вы знаете, открою одну тайну. Точно так же, как Владимир Путин, я в свое время, работал разведчиком. только Владимир Путин военным, а я был разведчиком недр. Потому что я горный инженер геофизик.

В. МАМОНТОВ: И многих удалось разоблачить?

С. МИРОНОВ: Не многих. Как это: контора глубокого бурения – да, КГБ.

В. МАМОНТОВ: Это схоже, кстати говоря.

С. МИРОНОВ: Так вот я как раз геофизиком работал. И под бурение сначала приборами замерял, где там чего есть, чтобы подбурить.

В. МАМОНТОВ: И там Вы пели на берегу реки, у костра.

С. МИРОНОВ: Ну, не всегда было такое счастье, что на берегу реки. Иногда реки не было. Пели и в пустыне, в горах, и в тайге с большим удовольствием.

В. МАМОНТОВ: А вот уже второе сообщение из Пензы. «Передайте, пожалуйста, Сергею Михайловичу, что в Пензе отключили «Эхо», чтобы мы его не слышали».

С. МИРОНОВ: Правильно, потому что насколько я знаю, наш кандидат в депутаты хотел выступить в прямом эфире, и почему-то там вдруг срочно перегорел генератор. Это к вопросу об избирательной кампании.

В. МАМОНТОВ: Чубайс опять виноват.

В. ДЫМАРСКИЙ: ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) административном ресурсе.

С. МИРОНОВ: Ну, конечно, это административный ресурс в чистом виде. Точно так же как нашу Эдиту Станиславовну Пьеху. Вот я сейчас прилетел только что из Нижегородской области, просто не пускали встретиться с избирателями. И не пускали спеть перед избирателями. Запирали дома культуры, вырубали свет. В городе Кстове, там просто взяли и ОМОН напустили и хватали Эдиту Станиславовну за руки и кричали «женщина, пройдемте». Просто вообще позорище. Просто позорище. Это по отношению к нашей замечательной (ОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

В. МАМОНТОВ: У меня, как всегда у нас в конце есть хороший вопрос пожелание.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давай быстро.

В. МАМОНТОВ: А это пожелание. «Сергей, я бы даже сказал, Серега, — Анатолий, преподаватель, — может быть, (простится мне это) может быть, как раз теперь из партии уйдут вступившие в нее из меркантильных соображений, останутся те, кто искренне хочет, чтобы у нас был социализм с человеческим лицом, как этого хочет большинство народа». Так что среди многих посланий Вам есть такое.

С. МИРОНОВ: Толян, спасибо, полностью разделяю Вашу точку зрения.

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо, Сергей Михайлович, это была программа «Есть такая партия». Лидер Справедливой России Сергей Миронов. И мы ведущие Владимир Мамонтов и Виталий Дымарский прощаемся с Вами.

В. МАМОНТОВ: Прощаемся. Передача закончена.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, и проект закончен, но мы еще будем встречаться в эфире. Всего доброго.

С. МИРОНОВ: Спасибо.







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире