'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 ноября 2007, 21:07

ВИТАЛИЙ ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, уважаемые слушатели. В прямом эфире «Эхо Москвы» программа «Есть такая партия». Ну, как Вы уже, наверное, знаете, это совместный проект газеты «Известия», который сегодня, как обычно представляет ее главный редактор Владимир Мамонотов. Добрый вечер.

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Добрый вечер. Рядом Виталий Дымарский. Как обычно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, как обычно. Это вторая сторона совместного проекта под названием радиостанция «Эхо Москвы». Не проекта название, естественно, а второй стороны.

В. МАМОНТОВ: Соучастника.

В. ДЫМАРСКИЙ: И соучастника, да, понедельника. Со вчерашнего дня у нас на очереди в нашей программе Либерально-демократическая партия России. Сегодня, как мы и обещали, ее лидер Владимир Вольфович Жириновский, добрый вечер.

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, что, сразу начнем тогда к делу.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

В. ДЫМАРСКИЙ: Подождите-ка, смс +7 985 970-45-45. Это Ваши вопросы, замечания. А мы будем до 10 часов с небольшими перерывами на новости и другие необходимые аксессуары нашей программы, будем допрашивать Владимира Вольфовича Жириновского. Он всегда готов, как я понимаю, говорить обо всем и на любую тему. Владимир Вольфович, давайте первый вопрос. Который и вчера задавали, и сегодня по интернету пришел вопрос. Он такой самый простой. Как Вы вообще позиционируете свою партию? Она оппозиционная или провластная?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Оппозиционная, никогда не были провластными. Просто, например, переход к президентской республике, это была наша идея. Мы ее высказали в 87 году. За 5 лет до принятия новой конституции. Поэтому мы не подлаживались под проект, который Собчак озвучивал, вел конституционное совещание. И вот с того момента решили, что мы с властью вместе. Или, например, укрупнение территории, переход к административному делению тоже было в программе партии еще 20 лет назад. И когда это началось, вот, оказывается, они чуть ли не вместе. Т.е. совпадало некоторые позиции, или борьба с террором, мы всегда предлагали самые жесткие меры. И когда было у нас, допустим, Дубровка, или Беслан, это тоже решили, что вот, мол, ЛДПР с властью. Это не с властью. Просто со здравым смыслом.

В. МАМОНТОВ: Хорошо. Понятно. Вы оппозиция. Вы оппозиция к кому? В партии «Единая Россия», к правительству? К президенту?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В первую очередь, конечно, к конкурентам. Потому что мы как бы имеем разницу только в Госдуме. Разные партии для нас противник «Единая Россия». Но наиболее скажем такой приоритетный, конечно, КПРФ. Потому что это режим, который принес максимальный вред. И демократы, допустим, там СПС «Яблоко», у которых тоже много ошибок. Но в принципе ко всем.

В. ДЫМАРСКИЙ: И к правительству, и к президенту.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И к президенту. Оппозиционная партия не может быть, вот эта дурацкая формула Миронова. Он с президентом, но против «Единой России». Это абсурд. Или он, допустим, против «Единой России», но с правительством.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володь, извини, пожалуйста. Нет, я сейчас передам слово Мамонтову. Я просто хочу закончить с этим, чтобы пойти, тогда последний из моей серии вопрос, Володь. И я тебе отдаю надолго.

В. МАМОНТОВ: Нет, нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Просто это вопросы слушателей, поэтому я хочу их сразу задать.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, пожалуйста.

В. ДЫМАРСКИЙ: Почему тогда, об этом и вчера много писалось, сегодня, почему тогда Ваша партия практически по всем голосованиям шла вместе с «Единой Россией»?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот то, что сейчас сказал главный редактор «Известий». Законов много, нужных абсолютно нам всегда. И они чаще всего были представлены в думу или президентом, или правительством. Это разные вещи. Слушайте, многие не понимают, а зачем пришли в госдуму? Мы пришли принимать законы. Мы можем их критиковать, вносить поправки. Но сидеть, как большевики в четырех царских государственных думах – это же абсурд. Люди не понимают, что оппозиция – это не значит заниматься саботажем. Оппозиция – это разный подход к одному и тому же явлению. Вот, например, костюм однобортный, двубортный. Пожалуйста, лацканы будут побольше, поменьше. Клапаны карманов…

В. МАМОНТОВ: Есть классическое по этому поводу Броневой в одном чудесном фильме Захарова рассказывал: а кто будет обуживать, и носить двубортное вместо однобортного. Не мелочи ли это?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я в том плане, что у нас оппозиция считает, что это борьба с властью, забастовки, баррикады, в конечном итоге вообще вооруженное восстание. Вот 23 февраля, коммунисты прямо около думы у них как и 7 ноября, был митинг 23 февраля. там был прямой призыв к вооруженной борьбе. Так это что? Это нарушение конституции и уголовного кодекса. Поэтому мы не такая оппозиция. Или, допустим, Касьянов, или, допустим, Каспаров, Лимонов. Мы – парламентская оппозиция. Мы парламентская партия. И здесь есть вопрос только в том, что мы критикуем обязательно, требуем и отставок, и изменений, и поправок к законодательству. Но мы противники вооруженной формы борьбы, и противники саботажа.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, прорвался.

В. МАМОНТОВ: В чем бы Вы действительно поправили политическую линию, ну, скажем, президента. Что вы считаете поменять? Что вызывает Ваше неудовольствие?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста, наш проект был по укрупнению территорий через референдум сразу провести установить 50 краев по 3 миллиона человек. Сейчас у нас только 4 края. Пермский, Красноярский, Забайкальский и Камчатский. Таким путем будем 20 лет реформировать. Или, допустим, губернаторы, прямое назначение. И убрать мэров областных центров, там противостояние. Пускай зам. губернатора руководит жизнью города. Это не сделано. И вот так по всем вопросам. Вот стабилизационный фонд. Они это держат, как заначку, мы бы это пустили на капитализацию банков, чтобы они могли давать дешевые, долгие кредиты. А они держат, вдруг ситуация изменится, и экономика-то тормозится развитие. Деньги лежат в чужых банках. Т.е. полно вещей, по которым мы не согласны. На социальные проекты. Мы считаем приоритетным сельское хозяйство. А они его сделали четвертым. Вот результат рост цен, не хватает своих сельхоз продуктов. Т.е. по всем позициям критикуем постоянно. Просто не все показывают. И мы разоблачаем. А возьмите, президент не занимает никакой антикоммунистической позиции. Он против выноса Ленина. И КПРФ получила право провести шествие в будний день, остановив Москву в центре города. Мы 4 ноября в воскресенье просим, нам запрещают. Год назад мы просим, нам запрещают. Коммунистам разрешают. Т.е. президент с коммунистами, президент с демократами. Ему ближе, допустим, Явлинский, Немцов, чем ЛДПР. Мы как бы в самом далеком.

В. МАМОНТОВ: Тут был Явлинский, не подтверждал.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он не подтверждал в том плане, что он сегодня не в думе. А когда он был в думе, то Владимир Владимирович всегда к нему обращался. Григорий Алексеевич, он оставался, давал свои бумаги, к нему всегда с самым таким особым вниманием.

В. ДЫМАРСКИЙ: Правильно я Вас понимаю, что Вы бы так ужесточили режим, если это…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не в смысле репрессий, а (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ)

В. ДЫМАРСКИЙ: Власть, чтобы жестче была.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот коррупция. Только разговоры о борьбе с коррупцией. Принят закон в первом чтении. И 5 лет назад. А когда примут во втором, в третьем, когда его утвердим? Мы предлагаем: давайте уберем поле коррупции. Например, образование. Отменить экзамены в вузы. Сразу резко уменьшится коррупция в сфере образования. Не хотят. ЕГ до конца проблему не решает. Милиция не сможет милиция справиться. Давайте создавать новую русскую полицию параллельно.

В. МАМОНТОВ: Здорово. Вас подержат многие. Абитуриенты Вас поддержат.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Т.е. мы везде даем другой подход.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Вольфович, а как сообразуется Ваша вот такая антикоммунистическая позиция, да, вот против КПРФ с пунктом, который я читаю в Вашей программе.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста, пожалуйста.

В. ДЫМАРСКИЙ: Например: «Мы жили при КПСС и не призывали к ее уходу от власти. Мы считаем лучшим временем в истории Советского периода 65-75 годы. Тихо, спокойно, молодежь училась, среднее поколение работало, получали жилье, все жили стабильно и с уверенностью в завтрашнем дне». Это просто панегирик в адрес КПСС.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, мы объясняем, что весь период, как период жизни у нас чернить нет оснований. Мы отвергаем полицейский режим, Сталина, ГУЛАГ, разгон церкви, уничтожение крестьян. Вот это отвергаем. Но действительно у многих людей ностальгия по этим годам. Когда действительно было более-менее спокойно.

В. МАМОНТОВ: Коммунисты слегка устали. От бурной деятельности.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И только лишь в этом смысле. И в советский период были какие-то спокойные и такие как бы сочные периоды. Мы берем одно десятилетие. Из 74 лет, мы говорим, вот 65, 75-й, относительно было неплохо. И люди, в принципе, сегодня сравнивая нынешнюю жизнь, недовольны. Только лишь в этом плане. Но ни в коем случае мы не оправдываем там как советский режим, как идеологию. Мы еще делаем кивок коммунистам. Ребята, так Вы же сами ушли. Кто Вас просил уходить? ЛДПР требовала ухода КПСС? Разгона КГБ, раздела СССР? Мы им напоминаем, это Вы все сами сделали. А теперь последствия. Вы с ними боретесь. А это начал, это Вы коммунисты. Только в этом плане.

В. МАМОНТОВ: Владимир Вольфович, вот Сергей из Владикавказа спрашивает: а вот лично Вы за последние 7 лет стали жить лучше или хуже? Это в том плане, что я примерно понял Вас так, что Вы знаете, как выглядит хорошая жизнь в целом, если говорить о 70-х годах. И приблизительно вероятно у Вас есть какая-то модель для будущего. А вот лично Вы как?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я лично и при советской власти сделал себе две машины «Запорожец «и «Жигули». И 2 квартиры. Кооперативную и государственную. И сам себя отправил за границу в командировку. И сам окончил два вуза. И кончал еще какие-то учебные заведения поэтому если есть мозги при любом режиме человек достигнет хороших результатов, и при царе, и при советской власти, и сейчас. Но сегодня я согласен, абсолютное большинство жизнью недовольны. вот поэтому мы и работаем на протестном поле, потому что мы понимаем, что наш избиратель, и наши члены партии, они очень ну обозлены. И в какой-то степени унижены. И проживать сегодня тяжело в национальных регионах. Вот там Северный Кавказ, русских везде выдавили с руководящих должностей. И население русское уменьшается. Нет перспективы. Парни кончают вузы, школы, и знают, что никакую должность здесь в республике национальной он не займет. Вот почему я покинул Казахстан в 64-м году. Т.е. советская власть начала эту процедуру, когда русских выдавливали со всех национальных регионов, а сегодня начинают выдавливать даже внутри Российской Федерации с оставшихся национальных республик.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но рецепты, которыми Вы хотите это поправить, у Вас есть?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Есть.

В. ДЫМАРСКИЙ: Они у Вас есть. Но вот как-то слушаешь Вас, честно скажу, иногда такое берет опасение, хуже бы не стало. Потому что Вы так решительно больно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста. А это есть демократия. Люди голосуют. Мы же не захватываем власть вооруженным путем. Поэтому не пугаем никого. Мы заранее говорим. Никаких национальных республик. Унитарное государство. Кавказский край, Горский край, как угодно, но никакая ни Северная Осетия, ни Карачаево-Черкессия, ни Чечня, ни Дагестан, ни Ингушетия, ни Татария, ни Башкирия, ни Якутия, ни Хантымансы. Географические названия – Уральская область, Красноярский край, Иркутский край, Уфимский край, Казанский край, Горский край. География, национальный вопрос дома, в кругу семьи. И здесь ничего плохого нету. Так живет вся Европа, Америка. Мы последние государство на земле, где есть внутри раздел, формула устройства страны по национальному признаку. Такого государства больше нигде нет. Сербия сегодня уже унитарное государство.

В. МАМОНТОВ: Ну, была Югославия, но она тоже распалась.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, вот из-за этого распалась. Если бы была бы Сербия…

В. ДЫМАРСКИЙ: Осталось еще одно государство, Владимир Вольфович.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сербия уже все.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, нет, Бельгия.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Бельгия, вот она в процессе распада. Обязательно распадется.

В. МАМОНТОВ: Ну, она уже распадается 50 лет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Будет Фландрия, и будет Волония. Они все равно жить вместе не будут, я вас уверяю на 100%.

В. МАМОНТОВ: Ну, а как, им итак тяжело живется, что же им в Бельгии теперь…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Фландрия отдельно, Волония отдельно. Бельгия, Брюссель – столица Европы.

В. МАМОНТОВ: А нам всем вместе.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А мы вместе, но по принципу географическому. Мы живем в одном государстве, и никаких национальных приоритетов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мы, кстати, кто россияне, или русские? Или кто мы?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Кто хочет, так и идет. Пусть называют русские, пусть называют россияне, как хотят

В. ДЫМАРСКИЙ: Дело не в терминах?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не в терминах. Как товарищ, или господин. Как нравится, так и говорим.

В. МАМОНТОВ: Советский народ – хороший был термин?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хороший, но абстрактный. Он лопнул. Что такое советский? Как его прочувствовать. Истории нет. Сейчас смотрю концерт 90 лет милиции. А что до 90 лет назад не было русской полиции? 300 лет назад не было русской полиции? Что такое 90-летие?

В. ДЫМАРСКИЙ: Странно. Там министерство финансов отмечает 200 лет.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: МИД отмечали 200 лет. А милиция 90 лет. Первый полицейский участок когда был? 400 лет назад?

В. МАМОНТОВ: Золотая идея.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: 400 лет русской полиции. А то 90 лет, а до этого ничего не было. Вот я против этого. Я против этого. Не может быть советской милиции, советской культуры, советского спорта. Просто культура, просо спорт, просто законность, а не социалистическая законность. Пожалуйста.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Вольфович, смотрите, столько было самых разнообразных периодов в жизни страны. И такой, и царский, и такой, и сякой, и сталинский. Чего только, какие только формы Россия не принимала. Как это все Вы в одной голове у Вас-то это укладывается? Вы выстраиваете какую-то единую линию? Что это для Вас?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Встраиваю. Судьба России и центр образования государства – чиновники царские, советские и сегодняшние. А режим для них, как оболочка. У нас правят чиновники. Не сегодня, и при советской власти, и это губительно. Это привело к гибели российской империи, Советского Союза. Если мы власть у чиновников не отберем, чтобы они обслуживали нашу экономику, наших граждан, социальную политику, мы будем все время иметь плохие результаты. Нужно оторваться от господства чиновников в нашем российском обществе.

В. ДЫМАРСКИЙ: А как Вы относитесь, кстати говоря, к административной реформе? Вот которая проведена?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они пытались уйти от отраслевого принципа управления страной, чтоб не было тех советских министерств. Но привели к большому засилью бюрократов. Поэтому сегодня новая форма, мне она нравится. Вот опять я поддержал. Это проект президента. Создана госкорпорация, по судостроению, авиастроению, нанотехнологии, Росатом. Это не то, чтобы советское министерство отраслевое. И не частный бизнес, который в состоянии.

В. МАМОНТОВ: Но специалисты говорят, что это самая непрозрачная схема вообще госкорпорация.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, это самая лучшая, где есть государство, и где есть частный бизнес. Есть ответственность руководителя, назначаемого президентом. И нет министров чиновников, которые будут гнобить их всех. И они с удовольствием дали по 200 миллиардов рублей дали под каждую корпорацию. И они, я Вас уверяю, заработают лучше, чем советские министерства, или чем бизнес Ходорковского, Березовского. Которые не смогли обеспечить развитие страны.

В. МАМОНТОВ: Чиновника останется, кого гнобить, я так чувствую.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Им хватит, не волнуйтесь за них. Они (НЕ РАЗБОРЧИВО) присосутся.

В. МАМОНТОВ: Ох, не волнуемся, да, абсолютно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот сейчас чего-то административные реформы, это же не только там вот это министерство, не министерство…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, Вы имеете в виду устройство страны. Уровень самоуправления.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет. Я имею в виду вот просто для простых граждан. Одно окно, два окна, три окна.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, это другой вопрос. Правильно. Вот что мы сделали? Мы объявили дачную амнистию. И что Вы думаете? Еще хуже стало. Еще больше вымогают взятки. И сроки затягивают еще больше. Т.е. получается, что в холостую работаем. Кто виноват? Чиновники? Пока мы по ним не ударим, принимаем мы наши законы, не работают. Указания президента выполняются, максимум 20%. 80% даже президента не выполняют. Чего они будут законы выполнять. Поэтому все барахлит, потому что все делают в пределах 30-40%. 60% все не выполняется. И отсюда и плохие результаты. Кто виноват? Чиновники.

В. МАМОНТОВ: Вот легче сказать, чем сделать. Какой механизм? Как с ними бороться? Дустом их изводить?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Например, принять закон антимонопольный и антитрестовский. Но мы же не принимаем. Чиновники давят на большую часть думы, и она такие законы не принимает. Монополия на строительство по всей стране. Из-за этого дорогое жилье. Монополия, допустим, на торговлю. Это сеть магазинов. Невозможно продать дешевые товары. Я сейчас была Мурманской области, там себестоимость молока 20 рублей пакет. На рынке 26-30. У нас себестоимость 10 под Москвой, продается 40-45. В Мурманске смогли же найти удешевление продукции. Что там происходит? У них корма, они сами заготавливают, комплекс молочный. Дойное стадо 2 000 коров это их, молокозавод их, и сбытовая сеть в Мурманской области их. Все, им никто не мешает. И они гонят прекрасную сметану, творог, ряженку, кефир, молоко. Вот Вам, пожалуйста, пример. Сделайте цепочку. Уберите посредников. И у Вас будет дешевая продукция. В других регионах этого не делают. Это проблема. Давайте это делать.

В. ДЫМАРСКИЙ: А вот слушатели нам пишут: «Почему назначения губернаторов, — это Вам в ответ, — ведь это ликвидация разделения власти. Власть стала беспределом».

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Мы имели в виду назначение губернаторов, чтобы их всех поменять. Убрать всю Ельцинскую команду, поставить честных, отличных, молодых, современных губернаторов, и чтобы они боялись плохо управлять регионом, ибо моментально указом президента будут отстранены от должности. А сегодня что получилось? В основном оставили старых. И они наоборот раньше боялись избирателя, проиграть выборы, а теперь за спиной у них тишина и покой, и они опять ничего не делают. Т.е. мы имели в виду зачистку всего аппарата страны. А эта формула привела в тому, что у них спокойная жизнь. У них выборов нету, они отдыхают, и все делают, как им прикажет какой-то чиновник из Москвы.

В. МАМОНТОВ: А Вы голосовали за этот закон?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Он не наш закон. Он президентский.

В. МАМОНТОВ: Но Вы голосовали за него?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Голосовали.

В. МАМОНТОВ: Ну, и чего получили.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я объясняю. Вот смотрите. Допустим, Камчатский край, сколько мучились с этим губернатором избранным. Ну, невозможно же. Сейчас другой, Кузьмицкий. Мы с этим губернатором еще бы мучились. Т.е. все-таки дало возможность произвести… Нет, все-таки из двух зол мы выбрали меньшее. Меньшее зло. Когда будут сильные сигналы о том, что ворует, или кого-то трамбует, его президент уберет. А так никогда избиратели никого не переизберут. Мафия, уголовка все заплатит, и оставит своего губернатора. Вот в чем проблема. А так, конечно, (НЕ РАЗБОРЧИВО) довольны, лучше выбирать.

В. МАМОНТОВ: Владимир Вольфович, а, может, сразу лучше царя?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ни в коем случае. Никакой монархии. Вот идеальный вариант в будущем, и вот за это я буду ратовать всю оставшуюся жизнь, это переход к парламентской республике. Тогда за все будет отвечать парламент в котором будут 3-4 крупных партии. И тогда почувствуют, вот политическая партия. Они сформировали лучшее правительство, чем предыдущая партия. Вот они приняли законы лучше, чем предыдущий состав. А сегодня люди не видят, чем отличается дума одна от другой, потому что все решает президент, все решает правительство. И парламент не уважают, и политические партии не любят. Еще от КПСС эта нелюбовь осталась. Вот переход к парламентской республике – самое лучшее.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Вольфович, вот Вы сказали 3-4 партии, вот, кстати, вопрос из Самары от Антона Черепка: «Владимир Вольфович, кто из конкурентов, другие партии, кого из конкурентов Вы бы хотели видеть в государственной думе»?

В. МАМОНТОВ: Никого бы Владимир Вольфович не хотел. Свою ЛДПР и точка.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Пожалуйста. Вот левых… Ну…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, 3-4 партии, как Вы считаете?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, вот сейчас реально, они уже все есть в думе. Реально останутся две левые КПРФ и «Справедливая». И «Справедливая» будет медленно сжирать КПРФ, чтобы в перспективе появилась какая-т социал-демократическая партия. И пускай они это делают. Лет через 10 будет либо соцпартия…

В. ДЫМАРСКИЙ: А Вас будет сжирать «Единая Россия»?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нас никто не будет сжирать. «Единая Россия» это партия центра, чиновников и президента. И путь она работает и докажет, что под ее водительством, когда ее президент, если вдруг удастся им избрать 2 марта. И они составят партийное правительство наконец, тогда через 4 года они полностью за все отвечают. А ЛДПР, она правоцентристская партия. Мы будем бороться с левыми, с «Единой Россией». И всем показывать, что наша программа, наши действия лучше, эффективнее и быстрее. Чем остальные партии, которые сегодня есть в парламенте, и будут там 2 декабря. Мы выжили СПС и «Яблоко», эта наша борьба 10 лет велась. Это мы их уничтожили, ЛДПР.

В. ДЫМАРСКИЙ: И что? Стало лучше?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Мы говорим о том, что они нанесли огромный вред. Сегодня Явлинский везде говорит: честные мы чистые. Слушайте, при их содействии принят закон — соглашение о раздельной продукции, самый страшный закон в нашей экономике. И он говорит избирателям сегодня, что они все 10 лет делали хорошо.

В. МАМОНТОВ: Владимир Вольфович, а последней думой, которой Вы заседаете, приняты законы о монетизации…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мы не голосовали, ЛДПР, и большинство граждан России уже согласны. Большинство, не все, 80%, потому что деньги им выгоднее. Потому что бесплатный рецепт, он бегает полгода, лекарства нету. Путевка ему не нужна. А он получает каждый месяц деньги, и уже большинство отказались от социального пакета, где были все эти бесплатные льготы. Так что народ уже сам выбрал, три года прошло. Три года назад люди не поняли. Впервые было. Сейчас большинство довольны, но надо увеличивать, давать больше денег, реальных, живых денег.

В. МАМОНТОВ: Вот как Вам удается, Владимир Вольфович, быть одновременно и жестких и гибким? Это мой вопрос. Как Вы так умеете? Это мой вопрос. А вот от слушателей есть такой вопрос. Вот Вы, например, ненавидите коммунисты, и посылаете поздравительные телеграммы Ким Чен Ыру. Лично сам слышал Ваше приветствие по голосу Кореи из Пхеньяна.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен, но бедная страна. И она создала свой режим под нашим давлением. Это Сталин создал коммунистов Северной Кореи, Китая. Хрущев создал коммунистов Кубы. Садам Хусейн сам копировал наш режим, и КГБ наше, и армию, все остальное, однопартийный режим. Мы виноваты. Чем же виноваты корейцы, которые оказались сегодня в таком режиме, как Северная Корея. Потом это долг вежливости, это глава государства. И с праздниками вполне можно поздравлять. И в этом проблемы я не вижу. У нас, по-моему, будет еще блок международный, мне кажется…

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет. у нас еще будет еще много чего, просто у нас еще…

В. МАМОНТОВ: Пор международные дела еще расспросить. Мне кажется, тут слушатели…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А насчет гибкости и жесткости, это нужно иметь образование. Генетический код. Это моя профессия, я все это делаю, исходя из того, как сделать так, чтобы лучше было стране. А другие делают ставку, как прорваться в госдуму. Вот СПС отказались от своей идеологии, никакой бизнес. Они с пенсионерами. Они ультралевые сегодня. Они левее коммунистов сегодня. Вот где предательство. Они хотят только одного. Прорваться в госудму, все.

В. ДЫМАРСКИЙ: Все хотят прорваться в госдуму.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, вот я говорю цель. Цель – помогать другим, улучшать страну, или просто получить мандат. Вот в чем проблема. И здесь они готовы отречься от идеологии. ЛДПР ни от чего не отрекается. КПРФ не отрекается. А они отреклись от всего, и кинулись туда, чтобы добиться своих целей.

В. ДЫМАРСКИЙ: Прерываемся на короткий выпуск новостей, после которого продолжим беседу с Владимиром Жириновским.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «Есть такая партия». ЛДПР – Либерально-демократическая партия России. Ведут программу, напоминаю, Владимир Мамонтов, газета «Известия».

В. МАМОНТОВ: И Виталий Дымарский.

В. ДЫМАРСКИЙ: Радиостанция «Эхо Москвы». А в гостях у нас Владимир Вольфович Жириновский. Владимир Вольфович, давайте вопросы, вот которые нам здесь уже приходят. «Владимир Вольфович, — это к Вам обращается Макс из, не знаю откуда. Видимо из Мурманска. А, может, где-то прочитал. – В городе Мурманске Вы сказали, что соберете на выборах 20% голосов избирателей. Откуда такие данные?» Вообще как Вы оцениваете свою перспективу?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Мы уже получали 23% в декабре 93-го года. И были первая партия по партийным спискам. Поэтому мы хотим к нам вернуть всех избирателей. И в том числе в Мурманске я был, и просил мурманчан вернуться под знамена ЛДПР. Ибо в тот период они нам дали 24%. Я даже занижаю планку. Они уже давали нам 24. А Вы говорите 20. А потом ведь должен логичным избиратель сегодня быть. Левые осточертели, 90 лет. Демократы провалились полностью с реформами. Люди не довольны. Партию власти не любят у нас в России. И сегодня процентов 70 своей жизнью не довольны. Остается…

В. ДЫМАРСКИЙ: Как это партию власти не любят?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не любят.

В. ДЫМАРСКИЙ: Посмотрите. Там рейтинги какие-то заоблачные.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это рейтинги благодаря президенту и это не означает, что любят. У нас многие в семьях говорят: да, все в порядке в семье, люблю мужа и жену. На самом деле, копните как следует. Там совсем другие отношения. Так и здесь. Я сужу по уровню жизни. Миллионы, 38 миллионов пенсионеров не довольны. 20 миллионов молодежи, студентов учащихся недовольны. И средний класс, у нас он в тяжелом положении. Врачи, учителя. Вы возьмите милиция, армия. Кто же довольны то? Это чиновники, 20%. Вот они довольны.

В. ДЫМАРСКИЙ: «Г-н Жириновский, — пишет Вам Сергей из Барнаула, — Ваш слоган «не врать и не бояться» говорит о том, что Вы честный и смелый. Почему же г-н Луговой не поехал в Лондон?» И вообще много вопросов по поводу того, что Вы включили Лугового в Вашу тройку партийную.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Луговой не поехал в Лондон, потому что правоохранительные органы Великобритании никаких документов о хоть каком-то косвенном доказательстве его вины не представляют. Если скажут: есть у нас, вот, пожалуйста, есть у нас доказательства, приезжайте, будем судить. Ничего не дают. Они просто говорят: вот пусть приедет. Потом, почему наш гражданин должен ехать туда, если заведомо будет провокация. Его посадят. И он будет сидеть несколько лет в камере. Потом освободят, а это удар по здоровью. И потом по конституции мы не обязаны выдавать наших граждан для зарубежного правосудия. И, наконец, самое главное. Британская разведка МИ-6 уже 300 лет мучает нашу страну. Это все революции она организовала, все воины. Причина одна. Она хочет господствовать в Европе. И препятствием всегда была только Российская империя. Германия — молодое государство. Франция после Наполеона распалась. Практически слабое государство. Турки, тоже их разогнали. Шведы опустились. Единственная Россия мешала. И она с ней борется до сих пор. Т.е. там в Лондоне сидят и Березовский, и Закаев, и многие другие. И они вот только и мучают нашего Лугового.

В. ДЫМАРСКИЙ: 300-летняя британская разведка против 90-летней советской милиции.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, да, может, она еще кое-чего у нас имеет, но, тем не менее, 300 лет (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

В. МАМОНТОВ: Владимир Вольфович, а вообще, что Вы думаете, вот появление Лугового во главе, на одном из первых мест в Вашем списке, это привлекает к Вам избирателей или отталкивает.

В. ДЫМАРСКИЙ: Снял с языка. Абсолютно точный вопрос.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я думаю, что здесь в основном только привлекает. Если он не виноват, и в этом мы уверены, то это привлечет внимание избирателей, поскольку мы его защищаем. Он с нами (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

В. МАМОНТОВ: А если виноват?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А если вдруг бы был бы виноват, то остальные избиратели скажут: ну и правильно, предателей нужно уничтожать. Литвиненко предал. Подполковник ФСБ сбежал, сдал секреты, там же Гордиевский сидит, Калугин сидит в Америке. Всех предателей, в принципе, это, конечно, позор для этих офицеров. Но я не говорю, что обязательно их убивать. Но большинство граждан поддержит месть.

В. МАМОНТОВ: Безукоризненная логика.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Возмездие против тех, кто предает нашу стану.

В. МАМОНТОВ: Владимир Вольфович, вот в связи с этим вот просто хочу Вам высказать оценку Василия Петровича. «Многоуважаемый Владимир Вольфович, он из Хельсинки, обратите внимание. – Скучно без Вас в думе будет. Неужели не пройдете», — говорит он. Я чувствую, что Вы уверены в себе.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я уверен. Вопрос только в процентах. Я бы хотел 20, может быть, 15, может быть, еще обкорнают, всего 10 будет, но пройти, обязательно пройдем, потому что мы 20 лет партии. 20 лет. И наша программа самая про российская. Мы не были коммунистами. В то же время защищали Советский Союз. Мы за реформы, но не те, которые провели реформаторы. Мы против таких левацких заскоков, которые делает «Справедливая Россия». Снова за Карла Маркса, за какой-то социализм. Т.е. у нас самые здоровые наши аргументы, и деятельность. Наша деятельность, мы уже подтвердили. Все, что мы говорили, так или иначе, или происходит в стране или в мире, или наши какие-то предложения находят свою реализацию во внутренней политике. А все остальные никто не дал ничего, ничего здравого. Ни коммунисты, ни «Яблоко», ни СПС, ни «Справедливая Россия». Блок «Родина», за него голосовало почти 10%. Ну и где он? Распался, разбежался.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну-ка вот дайте тоже оценку. Макс спрашивает Вас: «Владимир Вольфович, если Вы ставите президентом, кого посадите из действующих кремлевских олигархов?»

В. МАМОНТОВ: А есть, кстати, еще один вопрос. И выпустите ли Вы Ходорковского, если станете президентом?

В. ДЫМАРСКИЙ: Кого Вы посадите, и кого Вы выпустите?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Значит, Ходорковский, он должен отвечать за неуплату огромного количества налогов. Это десятки, а, может быть, даже сотни миллиардов рублей. Служба безопасности Ходорковского виновна в убийстве огромного количества бизнесменов. Поэтому пусть он отбудет до конца срок. Ему осталось всего там полтора года. В любом случае никакого давления на бизнес. Наоборот создание самых благоприятных условий. И самые суровые методы борьбы с коррупционерами. У него не будет вариантов оборотней в погонах. Там двух арестовали, а еще 100 продолжают бесчинствовать, поэтому новая русская полиция, новые органы государственной безопасности. Никогда никакого возврата в сталинизму. Никакой новой советской идеологии. Самое обычное демократическое государство. И создать условия…

В. ДЫМАРСКИЙ: Никого не сажаем.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сажать в рамках закона. Те, кто не хотят соблюдать закон. например, бешенные взятки, мошенничества, убийства. Вот Пичужкина, чего ж, сажать его не будем? 60 человек убил. Т.е. там, где злостные преступления, сажать. Ну, там, где мелкие вещи, вырвал барсетку, взял там ящик с бутылками, украл буханку хлеба, штраф. Но мы сажаем, год, два, три они сидят. Поэтому за мелкие проступки никакого уголовного наказания…

В. ДЫМАРСКИЙ: А за крупные, кстати? Вы за смертную казнь?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, смотря, что в барсетке. Ну, бывает там каждый раз говорят – 500 рублей, 200 рублей. Большие деньги в барсетках не носят. Там мелочевка.

В. ДЫМАРСКИЙ: Раз зашла речь о Пичужкине, я так подозреваю, что Вы за восстановление смертной казни, видимо.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, если это Пичужкин, который сам признался. Даже еще больше убил, чем ему вменяют.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, а Вы знаете, сколько у нас признавались в 37-м году?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тоже может быть, мы тоже не уверены. Поэтому в принципе пожизненное заключение, и для чего они нам нужны.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, Пичужкин, как-то, вот ему веришь, если честно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Надо изучать их, понимаете. Нам выгодно, чтобы социологи, криминологи изучали бы. Как он дошел, как он планировал преступления. И для него это будут большие муки, и больше 15 лет они не выдержат. Поэтому лучше пускай останутся. Их использовать для развития правовой системы.

В. МАМОНТОВ: Не могу не сказать, что про внутреннюю политику мы уже поговорили как следует, я бы сказал, вот про внешнюю. Здесь есть вопросы, кстати говоря, и пожелания всевозможные. И если их суммировать, то изложите, что Вы делать будете на международном фронте. Ну, как известно, Вы пойдете к Индийскому океану, это всем известно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володь, вот до этого, может быть, надо задать еще один вопрос. А Вы можете уже сегодня сказать, что Вы пойдете на президентские выборы?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, я об этом сказал уже 2 года назад. И я, и Явлинский, и Зюганов, и Касьянов – четыре кандидата уже определены. Остается пятый кремлевский.

В. ДЫМАРСКИЙ: А потому что чтобы вопросы были понятны…

В. МАМОНТОВ: Ежели президент, то он и будет определять внешнюю политику в том числе. Владимир Вольфович, просто не могу отказать себе в удовольствии. Вы всегда так хорошо говорите. Про Америку, чешите ее. Вам слово.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, наш курс внешней политики должен быть нейтральный. Европа никогда не будет с нами дружить, и никогда нас не примет ни в НАТО, ни в Евросоюз. И нам это не выгодно. Америка видит в нас только конкурента в борьбе с Китаем, и с Евросоюзом, и с исламским миром. А нам это не выгодно. Нам выгодно сохранять нормальные отношения с Китаем на Дальнем Востоке, и даже, может быть, иметь более теплые отношения с исламским миром, а не враждовать. И поэтому здесь нужно выдерживать эту линию, не идти ни в чем на уступки. Например, я бы не выводил нашу базу с Кубы, с Вьетнама. Не пропускал бы натовские войска в Афганистан. И вообще бы не вошел бы в коалицию против исламского мира, то, что образовалась после 11 сентября. Заняли бы нейтральную позицию. Пожалуйста, разбирайтесь. Если Вы считаете, что в Ираке ядерная бомба, найдите ее. Нашли они ее? Нету.

В. МАМОНТОВ: Зато они уже в Ираке.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Они уже в Ираке. И что там происходит, мы видим сегодня. Если Вы считаете, что в Афганистане база всемирного терроризма, Вы там уже находитесь 6 лет. А террор продолжается в мире. Значит, тоже опять безуспешная операция. Вы хотите бомбить Иран? Теперь Вы отказались. Вы все время играете миром. Вы хотите ракеты в Чехии, в Польше? Теперь Вы отказываетесь. Вы все время нас пугаете всех. Вы хотите Косово признать? Это вообще чудовищно. Это полное распущение, уничтожение международного права. Албанцы захватывают чужую территорию, и Вы с удовольствием готовы признать их, как независимое государство. А абхазы живут на своей территории, раньше, чем грузины. Вы отказываете им даже в разговорах на тему о признании, как независимого государства. Поэтому Америка себя полностью дискредитировала. Доллар ничем не обеспечен. Это зеленая бумажка. Триллионы долларов гуляют по всему миру. Поэтому если завтра ведущие страны Россия, Китай и другие эти доллары вернут Америке, она рухнет. И везде американские солдаты. Они после войны оккупировали 150 стран. И вся их модель демократии, пример последний в Грузии, или Пакистан, говорит о том. что эта страна вовсе и не является демократической. Поэтому мы не должны с нее брать не пример, а, тем более, быть с нею близкими друзьями.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, то, что она рухнет, говорят уже давно, но чего-то она никак не рушится.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Медленно все, постепенно, но процесс идет. Уже 70% населения Нью-Йорка цветное. Еще 20 лет и там белых американцев просто не будет. Это будет латиноамериканская страна на подобие Мексики или Бразилии.

В. ДЫМАРСКИЙ: Кстати, здесь вот был вопрос, не могу его найти, но смысл его помню. В связи… Вы назвали Грузию, Ваше отношение к Абхазской и Осетинской проблемам?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я Кавказом занимаюсь много лет, никогда не будут жить вместе. Они друг друга ненавидят.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, хорошо. А что делать России?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: России занимать ту позицию, которая сегодня. Все. Формально мы считаем, что мы придерживаемся принципа территориальной целостности, но мы не допустим силового возвращения Абхазии, Южной Осетии в состав Грузии. Вот как сегодня. Подрастет новое поколение Грузии, Абхазии, Осетии. Изменится ситуация в мире, и возможно, какую-то форму существования этих государств можно будет найти этих территорий. Но мы видим, сегодня уже Грузия не выдерживает сама. Она первая начала отступление. Вот посмотрим, кто будет президентом Грузии, и еще лет через 5 они хотят прийти к парламентской республике. И может быть, тогда депутаты нового грузинского парламента скорее договорятся с депутатами абхазского парламента Южной Осетии. Нельзя власть давать в руки одного человека. Это амбиции.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Вольфович, вы же человек проницательный. 5 января Саакашвили выиграет президентские выборы?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я думаю, что американцы поняли, что он окончательно проиграл, и хотят ему дать возможность уйти, как проигравшему на выборах. Он 4 января уже покинет Грузию, зная, что побеждают представители оппозиции. Если они все-таки наоборот хотят его оставить…

В. ДЫМАРСКИЙ: Он мужик упрямый.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда там будет Пиночет. Тогда кроме пиночетовских методов он Грузию не удержит. Это еще больший позор для Америки и для самой Грузии. И найдутся офицеры грузинской армии, и там будет серия военных переворотов, как в Аргентине, в Бразилии, и в других странах Латинской Америки. Т.е. Грузия пойдет по пути латиноамериканских государств.

В. МАМОНТОВ: Ну, мне кажется, что у него и свой характер есть. И помимо того, что он безусловно работает с американцами и т.д.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сам чрезмерно амбициозный. Я его знаю. Чрезмерно. И Шеварнадзе предупредил. Помните, он сказал: эти ребята, такой беды натворят. Он же знал его. Это Миша его ученик. Но он не хотел, чтобы Миша силой выталкивал с поста президента. Т.е. он знал уже его характер. Это самый неуправляемый политик Грузии. Поэтому там или американцы его заберут, или кто-то из грузинской армии.

В. МАМОНТОВ: Ну, коли мы уже по бывшим советским республикам пошли, про Украину еще расскажите, что Вы думаете? Там как-то тихо стало сейчас. Затишье? переговоры ведут.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Там тихо. Перспектива только одна, это раздел Украины. Потому что никогда Западная Украина с Восточной не договорятся. И русские не захотят становиться украинцами. Поэтому простой раздел, и Западная Украина будет как Польша. И прекратится всякого рода противостояние. А договориться им невозможно. Это такой же вариант, как грузины и абхазы. Приблизительно такой же вариант.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, договорились же. Нашли компромисс.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Сейчас.

В. ДЫМАРСКИЙ: Провели выборы.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, провели выборы. А дальше что? Кто премьер министр сегодня? Не решается вопрос. Кто председатель верховной рады? Не решается вопрос. И это просто кризис перешел в другие формы.

В. МАМОНТОВ: Ну, и что федерация будет по началу?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Федерацию по началу, пожалуйста, и будут отдельные органы управления. Там Луганск, Симферополь, Днепропетровск и т.д.

В. МАМОНТОВ: Вот и видите, Россия станет по Вашей формуле унитарным государством, а Украина разделится…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно, там два народа только. А у нас 170. Там где вот Чехия и Словакия разделились, тишина полная. Даже Югославия шесть разделились – тишина. Значит, Бельгия на два разделится, нет проблем. А тут количество другое. 170— значит, русских не будет. У русских ничего не останется. Будет 170 новых государств. Это большая разница.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо.

В. МАМОНТОВ: В режиме блиц?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, обязательная программа. У нас это блиц. Семь вопросов. Значит, просьба…

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Коротко. Все знаю.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володь, давай.

В. МАМОНТОВ: Какая страна может представлять для Российской Федерации большую угрозу в ближайшие 10 лет: Китай или США?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: США. Китай никогда на нас не нападет. Он вообще никогда ни на кого не нападал. А у США планы есть.

В. МАМОНТОВ: Вы поддержали бы кандидатуру Путина на третий срок?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Лучше сделать так, как они сейчас делают. Не ломать конституцию. Через год он пойдет на выборы, уже имея право, поскольку это будет не подряд. И полномочия можно увеличить. До 7 лет президенту и парламенту до 6 лет. И мы соблюдаем конституцию. И пусть президент отдохнет. Кто-то победит 2 марта, он годик поработает, и, может быть, даже сделает немало хороших вещей.

В. МАМОНТОВ: Что Вы ставите выше, интересы государства или интересы личности.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Если речь идет о судьбе государства, то государство. потому что личность мы не спасем, если не будет государства. Ну, а если просто обычный житейский вопрос, то на первом месте, конечно, личность, человек.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо ли вернуться к прогрессивной ставке налогообложения?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Обязательно. Малоимущих, вообще, освободить, или минимальный налог 5, сделать там 7%, 10, 13, и до 20% самым высокооплачиваемым. Допустим, у кого больше 100 000 в месяц рублей, с них брать 20%.

В. МАМОНТОВ: Надо ли ввести визовый режим со всеми бывшими республиками СССР?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Это единственный способ взять под контроль миграцию со всеми. И только получает он визу в том случае, если имеет приглашение на работу в России. И приглашающая организация предприятия несет полную ответственность за его проживание, и возвращение на родину. Только так мы наведем порядок с точки зрения наличия мигрантов из других стран.

В. МАМОНТОВ: Считаете ли Вы правильным обязательное изучение основ религии в школах?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Как факультатив, обязательно пускай будет возможность. И все желающие пусть узнают, что такое религия, потому что у нас долго был атеизм, и есть потребность лучше узнать. Это история духовной жизни, пусть узнают.

В. МАМОНТОВ: Надо ли добиваться возвращения Крыма?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В случае обострения обстановки на Украине и возможного раздела Украины, обязательно поставить вопрос о возвращении Крыма. И через железнодорожную дорогу через Керчь, Анапа-Керчь, соединить его в Российской Федерацией и это хорошая база отдыха для всей нашей страны. И украинцы возражать не будут.

В. ДЫМАРСКИЙ: А что еще вернем, Владимир Вольфович.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Приднестровье. Они тоже хотят быть с нами. Это русские в основном. И Абхазия, и Южная Осетия.

В. МАМОНТОВ: Ну, Приднестровье даже нет южной границы.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, если Восточная Украина отделиться, то, как раз, будет прямая граница через Одессу. Я имею в виду, этот вариант хороший будет. И Южная Восточная Украина вернется в Россию, и Крым автоматом. И Приднестровье.

В. МАМОНТОВ: Т.е. Вы за территориальную экспансию.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ни в коем случае. Только добровольно. Только сами попросят. Только будут референдумы. Только будет как бы волеизъявление. Но никакой силы, никакого диктата в этом вопросе не будет никогда.

В. МАМОНТОВ: Когда сие счастье наступит, по-вашему?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В ближайшие 10 лет. Окончательно вопрос решится. Или навсегда уходит от нас, и это будет Польша уже, а не Украина. Или же к нам вернуться. Я думаю, все-таки раздел. Восточная, Южная Украина к нам, а Западная Украина, будет как Польше.

В. МАМОНТОВ: И все это на фоне краха Соединенных Штатов Америки.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: И все это на фоне резкого ухудшения положения США и в самой Европе. И в том числе обострения в исламском мире, и обострение отношений на Дальнем Востоке, Китай, Корея, Япония, Тайвань. Все это будет способствовать быстрому решению украинского…

В. ДЫМАРСКИЙ: А нас туда не втянет?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: А мы никуда не втянемся. А вот мы не должны втягиваться.

В. МАМОНТОВ: А как мы так умудримся? Вот сколько уже Россия раз?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В стороне. Потому что мы сейчас в стороне.

В. МАМОНТОВ: Мы что сейчас нейтралитет объявим?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Никому не помогать, и ни на что не реагировать. Только в случае раздела Украины, если они захотят, пожалуйста, мы их примем в состав Российской Федерации.

В. МАМОНТОВ: Да, большая евроазиатская Швейцария.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Как Одесский федеральный округ, допустим, и Харьковский, два округа.

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще один округ Белоруссия, наверное.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я им сто раз предлагал. Минский федеральный округ. И у Вас будут внутренние цены. Александр Григорьевич будет полпредом президента в Минске так же останется с теми же полномочиями.

В. МАМОНТОВ: Не соглашается?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В принципе ему никто не предлагал. Вот в чем проблема. Ему это никто напрямую не предлагал. Я с ним беседовал. Он говорит: я не могу понять, что Вы хотите. В состав России? Скажите.

В. МАМОНТОВ: Ой, это он лукавит. Да он хочет батькой быть.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я Вам говорю. Хотите новый Союз, вариант СССР, Евросоюза? Вы нам ничего не говорите. Вы нам, он нам говорит, ничего не предлагаете конкретно. Так что здесь, я считаю, у него амбиции есть, я согласен. Но он же у власти 13 лет, скоро ему надоест.

В. МАМОНТОВ: Смотрите, Владимир Вольфович, Игорь из Питера пишет: «Для русского человека всегда образ и поведение вождя стояли выше его экономической программы».

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно, духовность всегда помогала, а в быту мешает нам.

В. МАМОНТОВ: Вообще интересно, вот с точки зрения сейчас вот всей предвыборной кампании, которая идет, телевизионные эфиры. Вот что получается? Программа ничто? Главное как выглядит на экране телевизора?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: К сожалению. Люди не думают, вот что реально эта партия из себя представляет. Вот нравится как-то лидер, говорит что-то он, они будут голосовать. Это проблема. Это молодая демократия. Лет через 50 будут выбирать уже по факту, что эта партия могла сделать именно для страны. Сейчас пока именно определяют духовную такую составляющую и личностную, это плохо, к сожалению, плохо.

В. МАМОНТОВ: Художник Андрей из Челябинска. Хороший вопрос: «Готовите ли Вы себе приемника?»

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Приемника готовят слабые люди. И приемников не должно быть. Выборы. Если на каком-нибудь съезде партии делегаты решат, что пора избрать нового руководителя ЛДПР, немедленно пост освобожу. Никогда не буду говорить «продлите», никогда не буду вести козни и интриги. Я за смену. Обязательно менять, всегда менять. Людям надоедают одни и те же лица. Но это имеется в виду правящая партия…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, когда надоедают, тогда менять.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: В оппозиции это не мешает, потому что не управляют. Но когда эта правящая партия, это президент, губернатор, министр, обязательно менять регулярно и как можно чаще.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Вольфович, два вопроса. Сергей спрашивает, вернее говорит: «Борис Немцов в своей книге «Исповедь бунтаря» назвал Вас самым харизматичным политиком России. А кого Вы лично считаете самым харизматичным политиком, не считая себя?» И второй вопрос от Валерия из Москвы. «Как бы Вы проголосовали 2 декабря, если бы ЛДПР в выборах не участвовала?» За какую партию Вы бы проголосовали? И кто самый харизматичный политик?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Если бы я был, как избиратель, не был бы во главе партии, за «Единую Россию». Объясняю почему. Я знаю, что никакого переворота не будет. Что жизнь пойдет хотя бы так, как сейчас. А если Зюганов вернется к власти, это будет хуже. СПС, «Яблоко» это будет хуже. Даже Миронов это будет хуже. Поэтому если я не во главе партии, и просто как избиратель, как 30 лет назад. Я бы проголосовал за «Единую Россию».

В. МАМОНТОВ: А политик самый харизматичный? Не считая Вас, конечно.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Явлинский. Он как раз показывает эту вот импотенцию политическую. Вот сегодня такая Россия. Вот он говорит, говорит, а ничего не происходит. Как и у нас сегодня. 15 лет говорим, говорим, ничего не происходит.

В. МАМОНТОВ: Я первый раз слышу такое определение харизмы, если четно. Не перестаете удивлять.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Харизма бессилия и неспособности. Это как политик, он это показывает. И, к сожалению, мы многое делаем в таком плане. Мы говорим, а результата нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Кстати, возвращаясь к телевидению, Вы здесь дали какое-то просто скандальное интервью журналу «Нью таймс». Где вообще рассказали о темных сторонах взаимоотношений в предвыборный период политиков и телевидения.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Здесь не совсем правильно поняли. Сейчас у нас есть платное время. И я говорил, что «Единая Россия», «Справедливая», у них огромные деньги, и они все, что можно скупили. У меня не хватает денег. Я должен каналам 5 миллионов долларов. Если найду, у меня будет больше времени. В этом плане условия неравные. Я предпочитаю только бесплатное время, чтобы у всех было равные условия. А у нас сегодня получается, у кого больше денег, он будет иметь больше возможностей для пропаганды. Билборды, это всю страну заклеили, «Единая Россия». Посмотрите, Камчатка, только их плакаты висят. Они перебарщивают. Люди злятся. Посмотрите, огромный плакат на Манеже: «Москва голосует за Путина». Мы такое не повесим. Нам даже марш не разрешают делать. А им разрешили повесить самый огромный плакат. Кстати, такой же плакат висел Хрущев за месяц до снятия. В сентябре 64-го года. Ему было 70 лет. И повесили.

В. МАМОНТОВ: Что-то мне подсказывает, что аналогия не пройдет пока.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Хороший плакат. Огромный. Впервые. Во всю гостиницу Москва. Я приехал в Москву студентом. И смотрю огромный портрет: наш дорогой Никита Сергеевич. Сентябрь. 14 октября его снимают с работы. Так что это плохие приметы, когда огромные плакаты вывешивают. В этом плане сказал.

В. ДЫМАРСКИЙ: А Вы понимаете, что такое план Путина?

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это продолжение того, что сегодня. Вот 8 лет мы живем. Вот так же будет идти дальше. Кто хочет этого, они будут голосовать. И некоторые найдутся чиновники, и некоторые пожилые люди.

В. МАМОНТОВ: Да, частный вопрос, но любопытная Ольга спрашивает: «Митрофанов назад не просится?»

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не просится. И ушел потому что должен деньги. Во всех действиях в мире все граждане в основе – корыстные побуждения. Если бы не был бы должником партии, оставался бы. Просто жена уговорила. Чего деньги терять. Три миллиона долларов. Подумайте о семье. Как отдать 3 миллиона долларов, когда можно бесплатно прибежать к Миронову. Но он проиграет там. Он там депутатом не станет, как и вообще эта партия «Справедливая Россия». Ее нужно снимать с выборов, потому что формула участия непонятная.

В. МАМОНТОВ: Подождите. Вы сказали, что она пройдет, между прочим.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, это теоретически. Но практически нормальный избиратель как будет голосовать. Он же за Путина, но против «Единой России». А Путин вместе с «Единой Россией». То нормальный избиратель скажет: Миронов, ты чего нам голову морочишь. Ты же против «Единой России». А там Путин. Ты нас обманул, Сергей Михайлович. Ты нас что за дураков держишь?

В. МАМОНТОВ: Я согласен. Ситуация сложная.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Т.е. в этом плане он должен снять партию с выборов. Должен снять, как и СПС, кстати.

В. ДЫМАРСКИЙ: Так, нам нужно заканчивать. Владимир Вольфович, я не могу не закончить приятными словами. Константин из Москвы Вам пишет: «Владимир Вольфович, мы Вас поддерживаем, и желаем разбить всех политических врагов. Вы самый народный политик», — считает так Константин.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо, Константин. Там был у Вас вопрос: «Как помочь ЛДПР»?» Я называю телефон. 692-11-95, круглые сутки. Помогите раздавать литературу, агитационные плакаты наши. Помогите, ко всем обращаюсь. Везде штаб квартиры есть. Материально тоже мы нуждаемся. У нас нет олигархов. Мы самая в этом смысле чистая партия. У нас никого нет. Вот Митрофанов, почему он ушел? Он должен был дать деньги на выборы. Он их сэкономил. Значит, я сегодня имею меньше денег на пропаганду.

В. МАМОНТОВ: Видимо, он их отдал «Справедливой России».

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. В том то и дело. Те подкупают.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мы спросим у Миронова, кстати говоря. У нас будет Миронов, мы у него спросим.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Там огромные деньги. Совет Федерации половина заплатили по 5-7 миллионов долларов (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

В. ДЫМАРСКИЙ: Все новости.

В. МАМОНТОВ: Спасибо Вам большое.

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо. До свидания.

В. ДЫМАРСКИЙ: Новости. Это был Жириновский. «Есть такая партия».





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире