'Вопросы к интервью
ВИТАЛИЙ ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, уважаемые слушатели, в прямом эфире «Эхо Москвы» очередная программа «Есть такая партия», которую ведут Владимир Мамонтов, главный редактор газеты «Известия».

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, Владимир.

В. МАМОНТОВ: Добрый вечер, Виталий.

В. ДЫМАРСКИЙ: И я, Виталия Дымарский, представляющий «Эхо Москвы». Сегодня у нас в гостях, сегодня у нас на повестке дня партия «Яблоко» и ее лидер Григорий Алексеевич Явлинский.

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, сейчас мы Вас помучим вопросами: а) которые ставили вчера эксперты в нашей программе. Б) Которые на 30 страницах прислали наши слушатели перед эфиром. Вот что касается с)…

В. МАМОНТОВ: Еще есть у нас.

В. ДЫМАРСКИЙ: Что касается с – наши собственные. А что касается д – у нас здесь есть сомнения, поскольку у нас смс что-то так пока и не работает. На всякий случай я напомню все-таки нашим слушателям номер, по которому можно пробовать присылать свои смски +7 985 970-45-45. Ну, вот предупреждаю, что что-то там заклинило. Наверное, много вопросов Вам, Григорий Алексеевич.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Много.

В. МАМОНТОВ: Это хорошо?

В. ДЫМАРСКИЙ: И не все они приятные.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Большинство приятных, я их видел. Я даже очень благодарен за очень приятные вопросы и пожелания, которые были высказаны в наш адрес. Их действительно очень много. И я признателен и за внимание, и за очень интересные вопросы, и за добрый пожелания. Их действительно очень много.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, а теперь о недобрых пожеланиях.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, а почему о недобрых-то?

В. МАМОНТОВ: Потому что добрые мы приберегли к финалу.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, все о добром, да о добром. Давайте о чем-нибудь недобром поговорим.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, давайте.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, вот один из вопросов, которые вчера ставили эксперты… Вчера, кстати говоря, если Вы не слышали, то мы обсуждали вообще проблему, мы не обсуждаем конкретно партию, а мы обсуждаем какую-то проблему, ну, так или иначе связанную с данной партией. Мы Объединение демократических сил.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, понятно. Что же могут еще обсуждать Ваши эксперты. Хотите, я могу легко догадаться, что они могут обсуждать.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, и что?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Объединение «Яблока» и СПС они могут обсуждать, или какие-нибудь новые лица.

В. ДЫМАРСКИЙ: А к какому выводу они приходят, Вы знаете?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: К выводу они пришли к следующему, я так думаю. Они начали с объединения с СПС, а закончили объединением с кем-нибудь там еще, с КПРФ. Просто, а что они еще могут обсуждать. Они больше ничего не понимают. А насчет лиц, они обсуждают, где же новые лица, а потом рассказывают о том, что когда появляются новые лица, их никто не знает. Вот такие эксперты у Вас.

В. ДЫМАРСКИЙ: Такие у нас эксперты, и такая у нас партия «Яблоко», между прочим.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, партия «Яблоко» у нас как раз хорошая. А эксперты у Вас ну просто дурачат Ваших слушателей.

В. МАМОНТОВ: Вот не дурачат, кстати говоря.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, как не дурачат?

В. МАМОНТОВ: Я хочу высказать два мнения, которые вчера появились в нашем эфире. Одно вот как раз экспертное, а другое в нашей аудитории. Они разошлись. Эксперты считают, что объединение так называемых демократических партий, так называемых, не в смысле говорю, как, знаете, так называемые демократы и т.д. Поскольку там действительно партии все очень разные, но, скажем так, демократической ориентации. Невозможно из-за принципиальных идейных разногласий. Это эксперты к этому пришли. Между там лидерами, программами именно вот этих партий. Ну, в данном случае, конечно, имелось в виду именно СПС и «Яблоко». Аудитория не согласилась с ними и проголосовала, большинство аудитории проголосовало за то, что объединение невозможно не по идейным, принципиальным разногласиям, а из-за амбиций лидеров обеих партий. Ну, обеих, или всех этих партий демократических. Вы-то какого мнение придерживаетесь? Вы, наверное, сейчас за экспертов все-таки будете.

В. ДЫМАРСКИЙ: А Вы их уже поругали.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Значит, что я могу Вам сказать, значит, я вот тут смотрел опросы аудитории. И аудитории «Эха» был задан вопрос: какой президент для России лучше: Лукашенко или Путин? 80% аудитории «Эха» считаете, что Лукашенко.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мы вчера это обсуждали.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, так что это обсуждать. Что тут серьезного можно обсуждать? О чем здесь можно…

В. ДЫМАРСКИЙ: Об объединении не серьезно даже говорить.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Конечно. Например, потому что есть закон, что нельзя объединяться. Ну, чего тут обсуждать? Это старые, дырявые, протертые до дыр вопросы. А что касается принципиальных разногласий, то я специально принес Вам 10 пунктов. Поскольку этот вопрос задают 10 лет, то я принес Вам 10 пунктов, почему это невозможно. И я с удовольствием, я хочу вот подписать эту бумагу, написать: на память дорогому Виталию и «Эху Москвы» на долгую память. И буду приносить Вам эти 10 вопросов каждый раз и дарить Вам. А Вы будете учить их на память.

В. ДЫМАРСКИЙ: Не вопросы, а ответы, скорее.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А, да, ответы, совершенно точно. Точно, вот видите, вот уже прогресс. Вот мы уже поняли друг друга.

В. МАМОНТОВ: Ну, хорошо, так Вы их Виталию подарите и все. А Вы их как-то…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Так я и Вам подарю, и Вам подарю.

В. МАМОНТОВ: Разобиделся, откровенно говоря. Это, во-первых, во-вторых, может быть, мы все-таки и слушателям скажем что-то сейчас по этому поводу. Как Вы считаете?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Так я уже слушателям все сказал.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, а мне Григорий Алексеевич подарит, а я потом зачитаю.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Точно, точно. Чего время терять.

В. МАМОНТОВ: А еще лучше попросить Сережу Доренко. Он таким голосом поставленным зачитает.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Правильно. Левитана нет, можно попросить Доренко по этому поводу. А еще я хочу сказать, чего нам время на это терять, поскольку я уже сказал, вот как хотите можно это обсуждать. Можно с содержательной точки зрения. Вот я Вам привез 10 ответов, которые мы уже рассылаем уже 10 лет всем, чтобы все понимали, почему это невозможно. Но мало того, я Вам говорю, закон приняли в нашем государстве…

В. ДЫМАРСКИЙ: Это понятно.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, так, а чего тогда обсуждать, если приняли такой закон.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, на региональных выборах все-таки составляли совместные списки.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Теперь уже даже на региональных нельзя. И вот эти совместные списки показали, что не надо этого делать.

В. МАМОНТОВ: Понятно, но упрямые читатели, упрямые слушатели, они вообще волнуются в целом за либеральную и демократическую идею в России. Они переживают. Опять же по опросам. Мы должны говорить по выборке той самой замечательной 1500, как сейчас помню, и проведенных летом текущего года, приблизительно 20% наших слушателей, в том числе и читателей, они переживают за то, что у нас нет, не за кого пойти голосовать. Они предполагают, что была бы такая партия, возможно объединенная, возможно какая-то иная, и они бы все пришли и проголосовали. И 20% бы набрали. Кто-то тот счастливице…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Замечательно. Во-первых, такая партия есть. Вот она представлена. Во-вторых, я хочу внести предложения. У этой партии есть программа. И я прошу газету «Известия» опубликовать эту программу и все. Простая вещь. А почему бы не опубликовать? Вы же публикуете там каждый второй день план Путина или как там называется. И других партий. Теперь можно и план Явлинского. Можно и на семь шагов к равенству возможностей, которые «Яблоко» разработало к выборам. И думским, и пре6зидентским. Вот опубликуйте, и тогда все увидят, что можно прийти и проголосовать.

В. МАМОНТОВ: Спасибо за столь хорошую оценку.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Бесплатно. Мы даже гонорар не будет просить у Вас. Бесплатно, вот опубликуйте.

В. МАМОНТОВ: Спасибо за столь высокую оценку…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Пожалуйста.

В. МАМОНТОВ: Вы думаете, что одна публикация в газете «Известия» все решит?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Очень точно.

В. МАМОНТОВ: Что Вы говорите? Неужели?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот очень точный вопрос. Конечно, одна публикация ничего не решит. Но если бы эти все 4 года можно было бы на равных основаниях с другими партиями, например, с «Единой Россией» можно было бы публиковать свои предложения, свои взгляды, свою альтернативу, то вообще тогда такой бы вопрос не вставал. Конечно, один раз опубликовать, все равно много людей придет. Потому что у Вас начнет расти тираж. Люди такого давно не видели. Люди же давно интересуются, почему в стране такая коррупция, например. Почему растут цены? Почему никто не знает, кто будет президентом, кто даже может быть президентом за полгода до того, как это наступит?

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, ну, кто может-то, мы знаем.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Кто может?

В. ДЫМАРСКИЙ: 140 миллионов населения страны.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот именно. А хотелось бы людям знать, как этот вопрос будет решаться.

В. ДЫМАРСКИЙ: Поименно.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: И какие могут быть возможности. И какие там 5-6 человек могут на что-то претендовать. Ни одна газета ничего не хочет писать про это.

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, Вы преувеличиваете. Вот у нас тут есть политклуб, в котором Вы принимали участие. Так вот он на равных основаниях предоставляет слово всем. Есть передача «Эхо Москвы» совместно с газетой «Известия», которая предоставляет всем слово. Согласитесь…

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы будете выяснять отношения с газетой «Известия» или с элеткоратом.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, а это все равно, что с Вами. А Вы скажите мне, а неужели одно выступление в политклубе за 8 лет может изменить ситуацию? А я в Вашей газете публиковал большие материалы один раз за 8 лет.

В. МАМОНТОВ: Я за 8 лет не отвечаю. Вы хорошо знаете, что я отвечаю…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Страна безответственности. С кем не поговоришь, никто ни за что не отвечает. Что же это такое.

В. МАМОНТОВ: Хорошо. Партия «Яблоко» (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) с огромного рейтинга, с семи процентного барьера, а потом ее лидер Григорий Алексеевич Явлинский упустил все это из виду. Вот вам и страна, вот Вам и лидеры, которые не за что отвечают. А все сейчас свалят на бедного Мамонтова, который вообще-то не так давно руководит газетой «Известия». Так он в крахе «Яблока» сейчас и виноват еще окажется. Если был край, прошу прощения. Может быть, его еще и не было.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я над схваткой, я молчу.

В. МАМОНТОВ: Виталий, сейчас и на тебя накинутся.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Партия «Яблоко», кстати говорю, в 2000-м году заняла 3-е место на президентских выборах.

В. МАМОНТОВ: Я об этом и говорю. Григорий Алексеевич, не газета «Известия», ни Владимир Мамонтов виноваты в том, что Вам сейчас дают рейтинг не такой высокий, какой у Вас был. Согласитесь с этим. А теперь скажите, кто виноват…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Послушайте. Какие Вы смешные вещи рассказываете. Во-первых, Вы же взрослый мужчина. Вы понимаете, что обсуждать сегодня рейтинги, это просто даже смешно. Просто это даже совершенно не серьезно. Потому что ну кто же может верить в рейтинг. Но дело даже не в том, какие на сегодняшний день рейтинги. Есть более важные вещи. Содержание, смысл выборов. Участие в них. А так рейтинг у нас есть только у кого? У президента и у его партии. Больше ни у кого никаких рейтингов то и нет. Это Вы тоже все прекрасно все знаете.

В. МАМОНТОВ: Ну, мы историю знаем, Григорий Алексеевич. Как это шаг за шагом получилось, что одна партии потеряли власть, а другие ее приобрели. Это политическая реальность, извините. Что с этим прикажете делать?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: С этим ничего не надо делать.

В. МАМОНТОВ: Но это факт.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Это факт. И факт, заслуживающий очень большого внимания. И этот факт имеет объяснение. И объяснение это заключается в том, что если говорить о демократической партии, то в силу того, как в России были проведены реформы, вот той самой партии, в частности, о которой Вы меня спрашивали, почему мы там объединяемся, не объединяемся. Это вызвало очень серьезное разочарование у людей. Потому что то, что происходило, и как люди себя чувствовали, это вызвало очень большое разочарование. Но что касается партии «Яблоко», то Вы прекрасно знаете, поскольку мы с Вами очень давно дружим и давно знакомы, Вы прекрасно знаете, что партия «Яблоко» с 91-го года занимала принципиальную позицию о том, что так реформы вести нельзя. О том, что это такой способ ведения реформ, при котором большинство граждан оказывается в бедности, в бесправии, в невозможности решить самые насущные свои проблемы, приведет к тому, что разочарование у людей будет очень большое. Вот это, собственно говоря, и произошло. И это действительно очень серьезный вопрос. Кстати говоря, большинству из тех, кто сегодня декларирует, что они являются партией власти, они все эти годы помалкивали. И пользовались этим всем, что происходило. Все лидеры сегодняшней партии, которая говорит, что она правящая партия. Они тихо сидели и помалкивали, занимались своими личными делами. Вот так.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы только что сказали, что так как реформы были проведены, их проводить было нельзя, и отсюда разочарование. Но вот сейчас вместо разочарования очарование нашего населения, наших людей другой формой проведения реформ. Извините за такую тавтологию, да. Но Вы же опять не согласны. Вы же опять против.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, так, а что, какое сейчас очарование? Сейчас никакого и выбора нет. Нет же никакой альтернативы.

В. МАМОНТОВ: Но он же не с неба свалился, я еще раз хочу подчеркнуть…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Кто он?

В. ДЫМАРСКИЙ: Рейтинг.

В. МАМОНТОВ: Во-первых, рейтинг, во-вторых…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Рейтинг свалился прямо точно с неба. А насчет очарования, что Вы прикажите людям делать? Выбора у них никакого нет. Никаких альтернатив…

В. МАМОНТОВ: Ведь он был. Одну минуточку. Понимаете, это шло постепенно.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Когда он был? Ну, где же он был то?

В. МАМОНТОВ: Хотя бы ну возьмите состав думы в разные годы. И Вы обратите внимание, что видимо по составу партии в думе выбор был.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Значит, дума – это только часть государственной власти.

В. МАМОНТОВ: Ну, мне трудно ругать…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Определенный выбор был. И когда этот выбор…

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, но мне трудно ругать избирателей за то, что они выбирают партию с хорошим ресурсом.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: И когда этот выбор был, вот когда этот выбор был, тогда партия «Яблоко», всегда была, в течение 10 лет в государственной думе. Именно тогда, когда выбор был, партия «Яблоко», объясняя гражданам свою программу, свои цели, свои задачи, эта партия заняла третье место на президентских выборах. Вот что значит, был выбор. После этого выбора не стало. Просто не стало возможности рассказать людям, что есть другой альтернативный взгляд и на то, какую проводить экономическую политику, какую проводить социальную политику. Какую проводить военную политику в стране. А поскольку нет выбора и нет никакой альтернативы, то граждане, а сегодняшний мир очень сложный и очень опасный, они, конечно, то, что у них есть, к тому они и обращаются за вниманием. И просят их защитить и помочь им. На самом деле это ведет к очень неприятным вещам. Что же это за такая система, которая держится на одном человеке. Если этот один человек уходит, то вся страна не знает, что дальше делать. И без конца пишут петиции, что останьтесь, пожалуйста, не бросайте нас. Это общество 21-го века? Это страна, развивающаяся в 21-м веке? Это совершенно неприемлемая ситуация.

В. МАМОНТОВ: Ну, опять вот интересно. Вот Вы говорите то, что 21-й век. Не знаю, какого это общество века, но факт опять остается фактом. И что, думаете, постоянно за ними с плетью ходят и гоняют письма писать.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: За гражданами?

В. МАМОНТОВ: Ну, за гражданами, в том числе.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, ими манипулируют. Ими манипулируют с помощью телевидения. Манипулируют с помощью официальных газет. Манипулируют с помощью различного рода рейтингов…

В. МАМОНТОВ: А не официальные белые, пушистые, никем не манипулируют, да, да.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А не официальные есть у нас газеты, они не былые не пушистые.

В. МАМОНТОВ: Они тоже манипулируют, только в другую сторону.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, это не так. Те газеты, которые не белые и не пушистые, и которые не официальные, они имеют гораздо меньший тираж, чем официальные, которые поддерживают государство. Они более свободны в высказывании своей точки зрения. Но их влияние соответственно очень не значительное, и значительно более ограниченное. Хотя место они занимают очень важное в нашем обществе.

В. ДЫМАРСКИЙ: Григорий Алексеевич, можно я вторгнусь в Ваш диалог? Я Вам хочу задать вопрос от одного из слушателей. К сожалению, здесь чего-то пропала его имя и фамилия. И место расположения. С учетом того, что Вы, кстати, только что сказали. И который Вам пишет вот что: «Григорий Алексеевич, может быть, лучше было бы игнорировать выборы в думу, зная приблизительный расклад сил. И тем самым создать хоть какую-нибудь оппозицию на базе КПРФ, и сконцентрировать свои силы и средства на президентских выборах?»

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, мы с этим согласиться не можем. Мы считаете, что это очень важно участвовать в том, что у нас называется выборами, потому что других у нас выборов нет. И сейчас я постараюсь поделиться с Вами нашими аргументами и соображениями, почему мы считаем это чрезвычайно важным. Во-первых, это единственная сегодня масштабная относительно возможность для того, чтобы высказать свою точку зрения и донести до граждан и свою программу, и те цели и задачи, которые нужно реализовать для того, чтобы в 21 веке Россия сохранилась, как ведущая страна мира. Во-вторых, мы считаем, что это очень важно, потому что нужно дать возможность гражданам, которые не согласны с тем, что происходит, выразить свое отношение путем голосования за альтернативу. И это ничем не отличается от того, что Вы говорите о президентских выборах. Президентские выборы будут ровно в том же положении. Ничего другого на президентских выборах не будет. Поэтому мы считаем, что все те, кто призывает к тому, чтобы в выборах не участвовать, допускают очень грубую либо ошибку, либо это просто провокация совершенно против себя же. Против нашей же страны. Если говорить о декорациях, а меня часто об этом тоже спрашивают. Вот говорят, Вы, так сказать, Вы декорируете, так называемый имитационный режим. То я хотел бы спросить, вот для этих людей. Я хотел бы задать такой вопрос: а вот скажите, а когда Сахаров участвовал в съезде народных депутатов, он что тем самым легитимизировал 6-ю статью конституции, в которой было написано, что КПСС – ведущая сила? Нет, это вовсе не так. Это в трудной ситуации, в авторитарной системе, а в России нет никакой демократии, в России есть авторитарная система, это борьба за изменения этого режима. За изменения этой авторитарной системы. За то, чтобы политическая система в России в значительно большей степени, чем сегодня соответствовала нашей же российской конституции. И чтоб система стояла ни на одной ноге, и весела ни на одном человеке, а чтобы система было устойчивой, чтоб не повторялись…

В. ДЫМАРСКИЙ: Она висит на крюке, как известно, чекистском.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, да, вот один говорит на крюке чекистском. Другой говорит, что на одном человеке все держится. Вот это вот очень опасно. Потому что в 20 веке, как Вы знаете, дважды наша страна пережила полный крах российской государственности. Это не допустимо впредь. А именно по тем причинам это произошло, по которым мы сейчас с Вами обсуждаем. Когда существует одно партийность, когда существует один человек, который принимает все решения. Кстати, будь это монарх, или будь это генеральный секретарь ЦК КПСС, все равно. Или будет авторитарный лидер, это заканчивается тем, что просто система крушится. Потом появляются какие-то люди, рассказывают про чекистские крюки, и про всякое такое. Это не признаки стабильности государства. И это не признаки стабильности системы. Вот за тем, чтобы объяснить это гражданам, и за тем, чтобы сделать систему более эффективной, более современной, дающей гражданам различные возможности, не надо бояться собственных граждан. Теперь вторая часть вопроса относительно там КПРФ. Да нет никакой особой разницы между КПРФ и «Единой Россией», это все одно и то же. КПРФ плюс «Единая Россия» это и есть КПСС. Вообще, я должен Вам сказать, я вот был поражен дискуссией, которая у меня состоялась с Геннадием Андреевичам Зюгановым, которая у меня состоялась на Втором канале…

В. ДЫМАРСКИЙ: Здесь по этому поводу пишут.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: На Втором канале, где Геннадий Андреевич вдруг сказал, что ну, в 37-м году было уничтожено не 2,5 миллиона человек, а 860 тысяч или 760…

В. ДЫМАРСКИЙ: Всего-то.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот именно. Разве может считаться партия, группировка, которая ведет вот такие подсчеты и ни за что не желает взять ответственность. И продолжает ходить с цветочками на могилу человека, который расстрелял лучших людей в России, и всех разных, и всех других. Лучших и не лучших, разных. Это именно сегодня актуально сказать, потому что завтра день, когда мы отмечаем память этих людей. Ну, вот поэтому…

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, ну, правильно, допустим все так…

В. ДЫМАРСКИЙ: Володь, не успеваем уже, наверное, задать еще вопрос.

В. МАМОНТОВ: Не успеваем, тогда я после…

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, потому что сейчас будет короткий выпуск новостей. А перед ним я просто зачитаю вдогонку. Да вот такое письмо, свидетельствует о растерянности просто многих людей. Это вот Алена, журналистка из Москвы пишет: «Уважаемый Григорий Алексеевич, я за «Яблоко» и раньше, и сейчас. Но есть ли сегодня смысл в моей готовности проголосовать за эту партию? Ваше мнение по поводу правильного поведения электората «Яблоко» на этих выборах? И можно ли чем-то помочь конкретно в ходе начинающейся предвыборной кампании?» И т.д. и т.д. Удачи желают. Т.е. растеряны люди. И знаете, почему они растерянные? Потому что информация идет жуткая ежедневно. И вот сейчас короткие новости, после которых мы продолжим нашу беседу.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «Есть такая партия». Есть такая партия «Яблоко». И есть ее лидер Григорий Алексеевич Явлинский, который у нас сегодня в гостях. Мы продолжаем его допрашивать.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ничего себе терминология.

В. ДЫМАРСКИЙ: А как же.

В. МАМОНТОВ: Нет, это только на «Эхе», только на «Эхе». Вы знаете, одна из Ваших статей приблизительно называлась «Власть надо критиковать, но революции нельзя допустить».

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, там даже точнее я скажу «Власть надо менять».

В. МАМОНТОВ: «Но революции нельзя допустить». Но страну нельзя раскалывать.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: но я согласен, власть надо критиковать (ГОВОРЯТ ВСЕ ВМЕСТЕ) другая статья, я ее не писал. Но я согласен…

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, здесь Вы проходите по другой статье.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, я согласен с этой формулой тоже.

В. МАМОНТОВ: Т.е. такую статью Вы могли бы написать тоже, правда? С таким заголовком.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, согласен.

В. МАМОНТОВ: Вполне отредактированным. Так вот получается так иной раз. Ваши оппоненты Вам скажут: все это замечательно, все хорошо, но обратите внимание, чтобы там не говорили про манипуляции, которые производят те или иные средства массовой информации, я думаю, это не главное все-таки. Мне кажется, что главное, что существующая сейчас власть очень много поработала над тем, чтобы лишить оппозицию серьезных козырей. Чего-то лишила, чего-то нет. Но, в общем-то, многие, в том числе и Ваши замечательные идеи, властью были благополучно реализованы. А уж сколько идей СПСных уже воплощено в жизнь. Ну, про другие говорить не буду. Это тоже, на мой взгляд, важный момент. Власть усовершенствовалась, кое-что у Вас переняла, а то и вырвала прямо на ходу и быстро воплотила в жизнь. Вот Вам и трудно, в том числе поэтому.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Позвольте уточнить. Во-первых, власть немало поработала над тем, чтобы лишить оппозицию не столько козырей, сколько возможностей реализовать свои идеи и свои программы.

В. МАМОНТОВ: Ну, допустим. Ну, и козырей тоже.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Но есть одна очень серьезная особенность. Если Вы вырабатываете какое-то направление и у Вас есть идеи, то я Вам рекомендую, как и в семейной жизни, самому реализовывать это. Не передавать власти и не передавать еще кому-то.

В. МАМОНТОВ: Хорошему надо учиться.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот пусть она выйдет из помещения и учится на хороших примерах.

В. ДЫМАРСКИЙ: А почему?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Потому что она этого сделать не умеет. Просто не умеет. Я Вам могу много рассказать идей.

В. МАМОНТОВ: Значит, умеет она или нет, она сидит в Кремле. Вот как так получилось?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, как так получилось. Ну, Борис Николаевич отдал Кремль Владимиру Владимировичу. Так и получилось. А как получилось? Так просто получилось.

В. МАМОНТОВ: Ну, отдал бы Григорию Алексеевичу, чего ж он не отдал?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А не отдал, потому что Григорий Алексеевич будет другую политику проводить. Вот другую политику будет проводить. Другую по главным принципиальным вопросам.

В. МАМОНТОВ: И получит Григорий Алексеевич такую поддержку, какую сейчас Путин имеет? Получил бы?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Такую поддержку нет. Потому что я бы проводил честную политику. И не манипулировал бы общественным мнением. И позволял бы другим людям критиковать то, что я делаю. Я бы добивался в честной борьбе поддержки.

В. МАМОНТОВ: А там между делом в стране бы чего творилось в это время? Пока мы с Вами эти чудесные лекала гуманитарные друг к другу прикладывали.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Я Вам скажу совершенно неожиданную вещь….

В. МАМОНТОВ: Я просто боюсь, искренне говорю, поймите, я говорю совершенно искренне…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Я знаю. А я Вам тоже искренне. А я Вам отвечаю. Открою Вам такой секрет. В нашей стране творилось бы ровно то, что творится во многих странах мира, если взять точнее, то во всех развитых странах мира. Я, например, гражданам нашей страны очень даже доверяю.

В. МАМОНТОВ: С чего бы это?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Я, например, считаю, что наши граждане ничем не глупее, чем граждане любой страны европейского союза. Любой. Вот готов на любой идти спор, любое противостояние, где могу доказать, что граждане России ничем не хуже, чем граждане Болгарии, или граждане Румынии.

В. МАМОНТОВ: Ну, сравнили. Болгария она вот, а мы то ого-го.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, причем здесь. Дело же не в размерах. Дело в технике, как знаете. Причем здесь размеры.

В. МАМОНТОВ: Размер, знаете ли, имеет значение. Это не я сказал.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Речь идет о совсем другом. Речь идет о другом. Речь идет не о размерах, а о том, что в России живут образованные люди, люди живут, которые смогли решить очень сложные задачи в совершенно невыносимых условиях, в которых они были в советских условиях. В России живут люди, которые не скатились к гражданской войне даже в самые трудные годы. В России живут люди, которые добровольно и мирно отказались от тоталитарной советской коммунистической системы. Вот какие люди здесь живут. А из них делают каких-то совершенно неполноценных. Подождите, постойте в сторонке, мы за Вас все решим. Поэтому один из лозунгов той партии, которую Вы сегодня, как выразились, здесь допрашиваете, поставить…

В. ДЫМАРСКИЙ: Это не факт.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Поставить власть под контроль граждан. Вот это очень важная задача. Это задача, без которой никогда в России не будет гарантий от революций. Если Вы хотите, чтоб в России никогда не было революций…

В. МАМОНТОВ: Хотелось бы, да.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А мне очень хотелось бы, чтобы в России никогда больше, ни при каких условиях больше не было революций. Потому что это катастрофа. Потому что любить революции могут только преступники, или крайне обиженные, не вполне полноценные люди. Люди нормальные не могут любить ситуацию краха государства. Это невозможно.

В. МАМОНТОВ: Мазохизм.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Поэтому я хочу сказать. Чтобы никогда в России не было революций, граждане должны быть уверенны, что это они руководят своим государством. Они, а не государство пользует граждан.

В. МАМОНТОВ: Куча народу не хотела никакой революции, а она благополучнейшим образом происходила, потом люди вот только руками разводили. Замечательные, умные, талантливые граждане, не только Росси, во многих странах. Как это у нас так получилось. Опять разруха, дым, и мы ходим без порток.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Легко можно объяснить. Потому что была самодержная монархия. Потому что была тоталитарно-авторитарная система.

В. МАМОНТОВ: Или цена на нефть грохнулась со страшной силой.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Не нужно заново повторять эти грубейшие ошибки. И нужно делать современную европейскую страну.

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, современная, европейская, я согласен. Но вот тут, смотрите, ну, как Россию можно сделать специально европейской страной. Если мы половина в Азии, во-первых. Во-вторых, у нее есть своя история, геополитические интересы и т.д. Ну, как мы ее туда загоним, в эту самую Европу.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот можно мне задать одни вопрос. Я больше не буду задавать Вам. Вот Вы когда-нибудь бывали за Уралом, лично Вы?

В. МАМОНТОВ: Я родился за Уралом.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: И что Вы себя чувствовали? Какие отличия, как находясь в Азии, Вы чувствовали от Вас сегодняшнего? Нет, ну, когда Вы родились, Вы, вряд ли, помните, что Вы там чуяли. А вот сейчас Вы когда на родину приезжаете, Вы какие чувствуете в себе глубокие отличия, как Вы себя чувствуете азиатом?

В. МАМОНТОВ: Вы знаете, займу. Вы знаете, честно?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, еще бы.

В, МАМОНТОВ: Чувствую. В чем-то. Не могу никак признать себя англичанином. Очень люблю в Лондон ездить, но не могу.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володя, а мы с Григорием Алексеевичем в одном городе родились во Львове.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да. во Львове. И в голову не приходило, что я должен себя признать китайцем. Ну, наверное, чувствуете в себе что-то…

В. МАМОНТОВ: Нет, что-то такое, безусловно. Я Вам искренне говорю. Какие-то края…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Если бы мы не были в прямом эфире «Эхо Москвы» я бы Вам рассказал, что Вы, я думаю, чувствуете. Лучше не будем касаться.

В. ДЫМАРСКИЙ: А я чувствую, что Мамонтов, мой коллега, завелся.

В. МАМОНТОВ: Нет, почему, я спокоен, как слон.

В. ДЫМАРСКИЙ: (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ) диалог Явлинский-Мамонтов, поэтому я хочу…

В. МАМОНТОВ: Вообще молчу до конца программы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, нет, нет. Ничего. Я Вас хочу вернуть к слушателям, вообще к выборам предстоящим. Вот Вы хотели, кстати, ответить, а мы не успели, вот этой Алене, журналистки, которая растеряна, которая не знает, чего делать.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, во-первых, я хочу поблагодарить за поддержку, за то, что Вы сказали. Во-вторых, хочу сказать: пожалуйста, мы Вас очень ждем. Нам очень нужна Ваша помощь. 780-30-10. Приходите к нам. Нам очень нужна Ваша помощь.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я надеюсь, что телефоны Явлинского работают лучше, чем наши смс, во всяком случае, которые до сих пор где-то в висячем положении. Понятно. А вот смотрите, совершенно неожиданный вопрос, между прочим, но он актуальный. Александр Волков, пенсионер из Москвы: «Григорий Алексеевич, а кто у нас сейчас национальный герой? Ну, были Стаханов, Папанин, Кожедуб, Гагарин. А сейчас, по-моему, битцевский маньяк. По крайней мере, второй после Путина. Это если судить по времени, которое нашим героям уделяется на телевидении. На Ваш взгляд это нормально? Кто согласно Вашим представлениям должен быть нашим национальным героем?»

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, вот очень серьезный вопрос, потому что это на самом деле вещь важная, в том числе…

В. ДЫМАРСКИЙ: Что показывают по телевидению.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, если проанализировать наши средства массовой информации, в том числе, как они обращаются вот к этой специфической теме, так они едва ли не делают из этого, ну, как же этого человека-то назвать, недочеловека, они просто из него делают какого-то ньюсмейкера. Они цитируют какие-то его реплики, какие-то высказывания, рассказывают о его переживаниях.

В. ДЫМАРСКИЙ: О его жизни.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Его эпатаже. Как он эпатирует всех. Так это даже не его проблема. Это проблема состояния общества, и состояния средств массовой информации в обществе. Это одна из тем, с которой «Яблоко» тоже идет на выборы. Потому что невозможно заниматься тем, что телевидение работает таким образом, что либо там бесконечные шуточки, бесконечный в широком смысле аншлаг, шутки ниже пояса только одни там идут. А в другое время невозможно включить телевизор, потому что если ребенок его увидит, то он уже до утра и не заснет. Это же тоже специальная государственная политика. Это политика, которая приводит к тому, что люди ничем уже не хотят интересоваться. Они вообще уже не хотят включать телевизор. У нас же не в обиду будет всем присутствующим сказано, у нас же острый недостаток на серьезные политические газеты общенационального масштаба. Почему-то газетам всем тоже очень хочется участвовать в этой развлекухе. Они просто из серьезных газет делают какие-то «Веселые картинки», но только «Веселые картинки», они хоть детям радость доставляли, а это вообще непонятно что. Но у нас есть люди, очень много людей, которые мне, например, ну, вот совершенно кажутся людьми высокоморальными. И в этой аморальной обстановке, а это люди, к словам которых, я бы считал, очень нужно и прислушиваться. Ну, например, вот Вы будете меня спрашивать, кого я могу назвать. Я могу назвать. Пожалуйста, вот Сергей Юрьевич Юрский, например. Вот человек, к мнению которого я бы всем рекомендовал прислушаться. Человек искренний и настоящий. Например, Петр Наумович Фоменко. Это наши современники. Вот слушайте их. Они действительно люди очень высоких нравственных качеств. Пишут все же меньше о них, а пишут вот о маньяках. Ну, я понимаю, как устроена пресса. Она во всем мире так устроена.

В. МАМОНТОВ: Ну, так чего ж тогда.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А я сейчас говорю о другом. Что недостаток есть другой прессы. Я не говорю эту запрещать. Я говорю, чтоб другая была. И чтобы она была столь же распространенная. И столь же тиражной, и столь же известной. Вот же чего не хватает. Если говорить о телевидении. Могу еще называть. Могу назвать и писателя Алексея Иванова. Еще продолжать? Можно продолжать.

В. ДЫМАРСКИЙ: Это все члены Вашей партии?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, это вовсе не обязательно, но моя партия работает…

В. ДЫМАРСКИЙ: Наверное, они поддерживают.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, я не знаю, кого поддерживает Петр Наумович Фоменко. Я искренне не знаю. Я не знаю, кого поддерживает Алексей Иванов.

В. МАМОНТОВ: Островского, может. Я не знаю, я даже и не собираюсь об этом спрашивать. Наша партия выполняет то, что она чувствует необходимым делать, исходя из того, чтобы опираться на вот не на отдельные слова, а на все. Если говорить об этих людях, на творчество этих людей. Это, по-моему, очень достойная задача и правильная.

В. МАМОНТОВ: Григорий Алексеевич, что делают с тонкими, толковыми, умными, уважаемыми мною людьми выборная ситуация, то, как Вы сейчас говорили о прессе…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Что же делает?

В. МАМОНТОВ: Ну, это очень примитивный подход, я Вам скажу. Я Вам честно скажу.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Пресса примитивная, вот и подход…

В. МАМОНТОВ: Нет, нет. Я просто подумал, вот так вот прикинул, что мы сами писали про маньяка, пока Вы говорили. Мы писали о том, что если бы милиционер 10 лет тому назад, или 5 лет тому назад вовремя пошел, не выгнал эту несчастную женщину, которая вылезла из колодца недобитая, его бы…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Слушай, я даже этого ничего…

В. МАМОНТОВ: А Вы прочитайте «Известия». Между прочим. И там все прочтете. Значит, если бы милиционер этот пошел в милицию, и заявление она бы написала, его поймали бы 5 лет назад, 7 лет назад и т.д. И таких случаев написано…

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А кто кроме «Известий» еще об этом писал?

В. МАМОНТОВ: «Комсомолка» еще честно говорю. Вот такие газеты, прямо скажем, лучшие.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Родственные Вам просто.

В. МАМОНТОВ: Лучшие, да, родственные. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Лучшие государственные газеты.

В. МАМОНТОВ: Где Григорий Алексеевич Явлинский всегда был любезным гостем?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, да.

В. МАМОНТОВ: На этих самых газетах.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да уж, да.

В. МАМОНТОВ: А что? Ну, что не так?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да. Но сейчас мы о другом. Во-первых, я хочу сказать, что если уж этой темы касаться, то действительно главной темой является, почему столько лет его не поймали. А когда Ваша газета напишет, кто за это несет ответственность?

В. МАМОНТОВ: И это пишет.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А нашли Вы того…

В. МАМОНТОВ: Ищем, найдем.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: А найдете?

В. МАМОНТОВ: Найдем.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Обещаете?

(ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ)

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот уже есть польза от нашей передачи.

В. МАМОНТОВ: Абсолютно правильно. Мы эту тему тянем и будем ее тянуть.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вот это другое дело.

В. МАМОНТОВ: Абсолютно верно, согласен.

В. ДЫМАРСКИЙ: Григорий Алексеевич, у нас есть обязательная программа. Так называемый блиц для лидеров партий, это 7 вопросов, на которые все отвечают. Все лидеры.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, будем стараться.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но единственная просьба, не развернутые ответы. Как можно короче.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Хорошо.

В. ДЫМАРСКИЙ: Володь, давай, начинай.

В. МАМОНТОВ: Какая страна может представлять для российской Федерации наибольшую угрозу в течение 10 лет: Китай или США?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, в ближайшие 10 лет никакая страна не представляет для России серьезную угрозу. А через 20 лет, если кризиса не будет, и развала в России не будет, то и через 20 лет никакая не будет. Но если у нас случится кризис, или развал по нашим собственным внутренним причинам, то боюсь, что угроза будет с разных сторон.

В. МАМОНТОВ: И от Эстонии, например.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Прежде всего, Китай.

В. МАМОНТОВ: Вы поддержали бы кандидатуру Путина на третий срок?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, не поддержал бы. Н одело не в Путине. А дело в том, что не может, и не должно быть в России авторитарной системы, замкнутой на одном человеке.

В. ДЫМАРСКИЙ: Что Вы ставите выше, интересы государства или интересы личности?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Жизнь человека выше, чем интересы государства.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо ли вернуться к прогрессивной ставке налогообложения?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Мы выступаем за низкие налоги, поэтому нет, не надо этого делать.

В. МАМОНТОВ: Надо ли ввести визовый режим со всеми бывшими республиками СССР?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Не надо, потому что я хотел бы, чтобы наши соотечественники имели бы больше возможностей возвращаться в Россию. Потому что у нас существует серьезная демографическая проблема за Уралом, там, где Вы родились.

В. МАМОНТОВ: Считаете ли Вы правильным обязательное изучение основ религии в школах?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Всех религий?

В. МАМОНТОВ: Основ религии.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Какой религии? Всех? Вы хотите сказать, что дети должны сидеть, изучать иудаизм? Ислам, буддизм…

В. МАМОНТОВ: Православной религии.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ах, православной религии. Вот это уже более точный ответ. Считаю вполне возможным, допустимым факультативное изучение.

В. ДЫМАРСКИЙ: У нас обязательное.

В. МАМОНТОВ: Надо ли добиваться возвращения Крыма?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Кому? Грекам? Крым принадлежал грекам. Вы это имеете в виду?

В. МАМОНТОВ: Я читаю вопрос. А Вы даете на него быстрый и яркий ответ. Вот такие у нас правила игры.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Я Вам дал ответ.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Все нормально. Григорий Алексеевич, давайте еще один вопрос мы обязательно поднимем. Он обязательно присутствует во всех наших обсуждениях. Причем не только по поводу партии «Яблоко». Хотя уже частично на него отвечали, но, тем не менее, надо его задать Вам напрямую. Вот в этих новых обстоятельствах после того, как Путин возглавил список «Единой России», многие говорят, что будущий парламент будет двухпартийным. Что могут пройти только две партии «Единая Россия» и, скорее всего, КПРФ. В связи с этим возник вопрос о возможном, или невозможном, на Ваш взгляд, вот объединении неких оппозиционных сил, о возможности вообще идти голосовать за КПРФ для того, чтобы создать хоть какую-то ппозицию в думе.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Нет, ну, вы сегодня выступаете просто, как пропагандист. Я Вам уже сказал…

В. ДЫМАРСКИЙ: Это не мы. Это, кстати, вчера эксперты ставили.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Вы выбрали этот вопрос из сотни, или из двух сотен. Ну, не важно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Его тут очень много муссировали вчера, честное слово.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Не важно, ну, я же уже про экспертов все сказал. Значит, повторю еще раз. Никакой принципиальной разницы между КПРФ и «Единой Россией» нет. Просто нет. Вместе «Единая Россия» и КПРФ – это вот просто КПСС. Во-вторых, я уже сказал, и еще раз вынужден повторить. Пария, которая привела страну к развалу, и партия, на совести которой террор против собственных граждан, вообще не является партией, это просто группировка политическая. В этом все и дело. Значит, если сделают так, что эта группировка и «Единая Россия» будут единственные, кто будет в государственной думе, то я могу Вам твердо сказать, что это и будет жесткая, однопартийная система по типу КПСС в ухудшенном виде.

В. МАМОНТОВ: Видимо коммунист спрашивает: «Посоветуйте за кого мне голосовать. В 90-е году отдавал голоса за Вашу партию, но Вы тут критикуете всех и вся, а при этом предложение пойти во власть не поддержали, во власть не пошли».

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Не пошел, потому что не был согласен с тем, какую политику проводит власть. А, вообще говоря, хотел бы очень серьезно сказать, что да, я с большим уважением отношусь к партии, в которой состою. Потому что наша партия, и многие люди в нашей партии платят очень большую цену за свои убеждения и за то, кем они являются. Например, за борьбу с коррупцией своей жизнью заплатила руководитель одного из наших отделений Лариса Юдина. И Вы прекрасно это знаете. Она просто заплатила своей жизнью. Вот сегодня возобновлено расследование трагической и по неизвестным причинам смерти Юрия Петровича Щекочихина, члена «Яблока» самого начала, известного журналиста, заместителя председателя комитета по безопасности, который боролся с коррупцией и продажностью в наших спецслужбах. Я уже не говорю о других членах нашей партии, таких, как Сергей Адамович Ковалев, который 12 лет находился в лагерях и тюрьмах для того, чтобы мы могли с Вами сегодня открыто и свободно вести вот эту передачу. Поэтому я действительно очень серьезно отношусь к тому, что делает «Яблоко». И считаю это чрезвычайно важным.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы меня обвинили в пропаганде чего-то, я уже не помню чего. Сейчас я буду пропагандировать «Яблоко».

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Я могу повторить это. Это же усиление пропаганды.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, не надо. Я Вам сейчас буду «Яблоко» пропагандировать. Вы не против?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Пожалуйста, вот это другое дело.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот это другое дело. Вот Алексей Сухарь из Москвы пишет. Вы его извините уж, нашего слушателя за мягкошенство такое. «Гриш, — пишет он, — надо сохранить демократический плацдарм в лице «Яблоко». Время придет. Главное не растерять принципы. Держись. А любители быстрых решений всегда найдутся».

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо большое. А как его зовут?

В. ДЫМАРСКИЙ: Леша.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Леша, спасибо большое. Но вообще я бы сказал: Алексей Батькович, спасибо Вам большое за каждое такое слово я очень благодарен, потому что это настоящая, искренняя поддержка.

В. ДЫМАРСКИЙ: У нас есть еще время, Володь. Еще на один вопрос.

В. МАМОНТОВ: Да, у нас есть еще время. Не заработала машина.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, Володь, давай еще вопрос, который вчера еще тоже возникал. Григорий Алексеевич быстро по нему объяснится. Говорили вот еще о чем, что, почему бы партии «Яблоко», которую очень многие рассматривают, как партию такой социал-демократической ориентации, не объявить себя таковой, и поскольку все говорят о некоей нише, существующей на левом фланге вот социал-демократической этой ниши…

В. МАМОНТОВ: Все хотят Вас куда-нибудь передвинуть, и к кому-нибудь присоединить.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, нет. И которые никто не знает, все ее пытаются занять. А, может быть, она уже занята партией «Яблоко»? Почему бы Вам открыто не объявить о своей социал-демократической ориентации? Или Вы считаете себя, Вы себя позиционируете иначе?

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Мы считаем себя демократической партией. Если говорить точнее, то по большинству вопросов мы занимаем позицию социально-либеральную. Т.е. мы считаем, что нужен не передел, а нужны равные возможности для граждан, для того, чтобы обеспечивать себе жизнь. И задачи государства обеспечить всем гражданам равные возможности выбора, равные возможности в работе, в жизни, в достижении результатов. В этом наша задача. Но, кстати говоря, в самое ближайшее время в «Яблоке» будет создана социал-демократическая фракция, которая будет бороться за влияние в партии. Так же как мы объединили фракцию «Зеленых», «Солдатских матерей», правозащитную фракцию, фракцию молодых демократов, женские движения, мы все их объединили вместе. Вот что называется настоящим объединением демократов, а не объединение телевизионных фигур, и вышедших уже давно в тираж давно со всей своей политикой всяких политических образований. Вот что называется настоящим современным объединением. Наша задача объединить избирателей, а не объединить персоны. Мы стремимся предложить нашим избирателям именно такую политику.

В. ДЫМАРСКИЙ: Т.е. попросту говоря, можно было бы одним из лозунгов Ваших сделать: избиратели СПС, если Вы понимаете, на самом деле, кто демократы, все к нам.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Ну, естественно. Да. Мы так считаем, да.

В. МАМОНТОВ: Ну, Вас на самом деле там и обвиняют, в том числе, говорят, что если бы все объединились под руководством Григория Алексеевича, так оно бы и славно было бы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, я думаю, что сейчас Григорий Алексеевич передаст свои 10 ответов вечных на тему объединения.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Да, да, да. Вот я уже пишу: дорогому «Эху» на долгую память.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот пока Вы напишите, мы будем завершать нашу программу. Увы, наше время истекло. Спасибо, Григорий Алексеевич, за участие в нашей программе.

Г. ЯВЛИНСКИЙ: Спасибо Вам большое.

В. ДЫМАРСКИЙ: До встречи через неделю в программе «Есть такая партия».





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире