'Вопросы к интервью
24 сентября 2007
Z Есть такая партия Все выпуски

Российская политическая партия Мира и Единства


Время выхода в эфир: 24 сентября 2007, 21:05

ВИТАЛИЙ ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, уважаемые слушатели. В прямом эфире «Эхо Москвы», мы уже все здесь заговариваемся из-за всех этих молний политических. Программа «Есть такая партия». Рядом со мной, как обычно, можно теперь уже так говорить, да…

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Да.

В. ДЫМАРСКИЙ: Главный редактор «Известий» Владимир Мамонтов.

В. МАМОНТОВ: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: И я, Виталий Дымарский. Напоминаю, совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и газеты «Известия». Партия Мира и Единства, которую возглавляет СажИ… Правильно ударение я делаю?

САЖИ УМАЛАТОВА: САжи.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи правильно. Сажи Умалатовна. Сажи Заиндиновна. Человек известный еще со времен съезда народных депутатов СССР до конца 80-х годов/ И вот у нас сегодня на повестке дня…

С. УМАЛАТОВА: Добрый вечер.

В. ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер, Сажи. И, значит, у нас на повестке дня партия Мира и Единства. Поскольку у нас эфир такой достаточно сумбурный получается в связи со всеми этими событиями. Мы вот ждали, пока все молнии пройдут. Я предлагаю Владимиру Мамонтову, если он со мной согласится, у нас полный паритет, может быть, мы начнем, чтобы успеть уж точно, задать блиц вопросы Сажи Умалатовой. Согласен, Володя?

В. МАМОНТОВ: Да. И, конечно, можно было бы первый вопрос задать, как Вам новые назначения? Но, это не блиц, наверное.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хотя, если Вы хотите, может быть, действительно начнем с Вашего комментария по новому составу правительства.

С. УМАЛАТОВА: Ну, новые значения, можно сказать, как таковых новых назначений нет. Потому что эти люди уже работали, занимали новые посты. Но то, что женщина возглавила Минздрав, соц. развитие, это радует. Я надеюсь, что все-таки социальная политика, медицина у нас укрепится, я очень надеюсь на это. А так, новых, как таковых нет. Но надо было менять. Премьер министр у нас новый. Я думаю, новый премьер-министр будет более самостоятельный, будет проводить более самостоятельную политику в интересах нашего государства. И поднимать экономику.

В. ДЫМАРСКИЙ: С тем составом правительства, который мы сейчас узнаем окончательно. Да?

С. УМАЛАТОВА: Да, но еще, как я поняла, до конца еще ясности нет. Потому что, как Вы уже сказали, не объявлены еще министры. Министр внутренних дел…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, еще, да, кое-что остается под вопросом. Еще МВД не объявили, не объявили образования, науки, культуру.

С. УМАЛАТОВА: Совершенно верно, но в ходе процесса будем смотреть.

В. МАМОНТОВ: Интересно, услышим ли мы это сегодня?

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, думаю, что да.

В. МАМОНТОВ: Наверное, окончательно сегодня будет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи, я просто Вам объясню, что все лидеры партий, которые проходят через эту студию, и через газету «Известия», отвечают на 7 вопросов, которые мы так выбрали, они достаточно конкретные…

В. МАМОНТОВ: Блиц.

В. ДЫМАРСКИЙ: Блиц. Да, нет. Несколько слов без развернутых ответов. Если Вы готовы пройти через этот ЕГ, то тогда…

С. УМАЛАТОВА: Нет вопросов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Не такой уж он и трудный. Мамонтов начинает.

В. МАМОНТОВ: Какая страна может представлять, по-вашему, для Российской Федерации наибольшую угрозу в ближайшие 10 лет. Китай или Соединенные Штаты?

С. УМАЛАТОВА: Ну, я думаю, что Соединенные Штаты Америки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы поддержали бы кандидатуру Путина на третий срок?

С. УМАЛАТОВА: Я не только поддержала бы. Одна из первых я заявила об этом. И мы поддерживаем, и будем поддерживать, потому что считаем, что другой кандидатуры на сегодняшний день нет.

В. МАМОНТОВ: Что Вы ставите выше интересы государства или интересы личности?

С. УМАЛАТОВА: Государства и народа. Я не разделяю государство и народ. Потому что если нет народа, нет государства.

В. ДЫМАРСКИЙ: Надо ли, на Ваш взгляд, вернуться к прогрессивной ставке налогообложения?

С. УМАЛАТОВА: Ну, я думаю, что налогообложение нуждается в некоторых реформах, но я бы сказала, мое такое мнение, богатые должны больше платить.

В. ДЫМАРСКИЙ: Т.е. от плоской шкалы надо перейти…

С. УМАЛАТОВА: Совершенно верно.

В. МАМОНТОВ: Надо ли ввести визовый режим со всеми бывшими республиками СССР?

С. УМАЛАТОВА: Не согласна. Но если республика… народ не является агрессивным противником по отношению к России. Но если себя ведет недостойно руководитель тот или иной, защищая интересы определенной страны другой, я думаю, что здесь надо ставить вопросы жестко. Не только визовый режим, но и есть у нас очень много рычагов для того, чтобы использовать свою власть.

В. ДЫМАРСКИЙ: Считаете ли Вы правильным обязательное изучение основ религии в школах?

С. УМАЛАТОВА: Вы знаете, религия – это дело каждого. И поэтому навязывать подряд всем.

В. ДЫМАРСКИЙ: Именно обязательное изучение.

С. УМАЛАТОВА: Обязательное – нет. Это дело каждого.

В. МАМОНТОВ: Надо ли добиваться возвращения Крыма?

С. УМАЛАТОВА: Вы знаете, я не сторонница каких-то противостояний, что-то у кого-то отнимать. Но если, скажем, руководство Украины ведет себя в отношении России агрессивно или недостойно, я думаю, что, будь это Крым или еще что-то, я думаю, что надо применять какие-то рычаги.

В. МАМОНТОВ: Надо отбирать Крым, а если хорошо себя ведет, надо возвращать обратно. Это ж так тоже…

С. УМАЛАТОВА: А Вы знаете, мы не будем — хорошо ведет, плохо ведет. Я думаю, что сегодня великая держава Россия. И не надо с ней обходиться, знаете, так легко. А вообще Украина, Белоруссия – это братские, славянские народы. Нам нечего делить, вообще мы должны в мире, в дружбе жить.

В. МАМОНТОВ: В общем, вернуть Украину, Белоруссию, а с нею Крым. Я так понял.

С. УМАЛАТОВА: Ничего не надо возвращать. Надо нам в мире, в дружбе жить…

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи, а вот я как раз хотел Вам задать вопрос. Вот Владимир прямо подсказа…

В. МАМОНТОВ: Вот так пошутишь, а Виталий потом задаст серьезный вопрос.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, я, когда готовился к эфиру, я же помню, что Вы особенно сразу после 91-го года, Вы были очень активной сторонницей возрождения, возвращения СССР. И Вы, у Вас, по-моему, даже и программа такая была. Так же партия называлась?

С. УМАЛАТОВА: Партия моя всегда называлась Мира и Единства.

В. ДЫМАРСКИЙ: И Вы, собственно говоря, вперед или назад, не важно, кто как считает, в СССР. Сейчас-то Вы исключили этот пункт из свой программы?

С. УМАЛАТОВА: Дело в том, что возвращаться никогда никуда нельзя. История – дама капризная, она дважды одно и то же платье не надевает. Всегда, если Вы следили, всегда вешают какие-то ярлыки. Наверное, это кому-то интересно. Советский Союз был великой державой. Конечно, я с болью в сердце вспоминаю, что нет такой страны. От того, что нарушился баланс, мир стоит сегодня на одной ноге. Должен быть всегда баланс. Вернуть СССР невозможно, я понимаю, но создать союзное государство мы можем. Можем. И должны, наверное. Не наверное, а точно.

В. МАМОНТОВ: Союзное государство Вы имеете в виду не только с Белоруссией, но и вообще на пост советском пространстве.

С. УМАЛАТОВА: Да, а, может быть, даже и больше. Когда увидят красивое, хорошее государство, все присоединятся. Ни в коем случаемы не будем насильственно кого-то втягивать в Россию или в союзное государство. Но мы придем к этому, обязательно придем, я настолько в это верю. Сама жизнь, законы жизни заставят это сделать.

В. МАМОНТОВ: А Вы знаете я тоже человек, сильно ностальгирующий временами по Советскому Союзу. И очень многое в Советском Союзе, не буду скрывать, мне нравилось и нравится. Ну, это естественно, в конце концов, там значительная часть жизни была проведена. И мне хотелось бы в связи с этим у Вас спросить: а чтобы мы с Вами взяли от Советского Союза, по-вашему, в новую жизнь? Вот в будущий союз гипотетический, о котором Вы сейчас сказали. А что бы Вы все-таки оставили в прошлом, как страшный сон? Как бы сложился Ваш баланс в этом смысле?

С. УМАЛАТОВА: Вы знаете, я что хочу сказать, страшного сна у меня не было в Советском Союзе. Как страшный сон в Советском Союзе я оставила бы все бывшее руководство коммунистической партии советского государства, которые и привели сегодня и к развалу…

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы кого имеете в виду?

С. УМАЛАТОВА: Всех.

В. ДЫМАРСКИЙ: От Ленина до Горбачева?

С. УМАЛАТОВА: Нет, я не трогаю Ленина, потому что я при Ленине не работала.

В. ДЫМАРСКИЙ: Т.е. от Сталина до Горбачева.

С. УМАЛАТОВА: Я при Сталине тоже не работала. Я не люблю трогать…

В. ДЫМАРСКИЙ: От Хрущева до Горбачева.

С. УМАЛАТОВА: И Хрущева тоже. Я не работала при нем

В. МАМОНТОВ: И кто же у нас остается?

В. ДЫМАРСКИЙ: Сейчас останутся. От Брежнева до Горбачева.

С. УМАЛАТОВА: И с Брежневым тоже не работала.

В. МАМОНТОВ: Т.е. в общем, короче говоря, один Горбачев.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сейчас виновные будут установлены.

С. УМАЛАТОВА: Дело в том, что я никогда не люблю говорить то, чего я не видела, то, через чего я не проходила. Я не сторонница просто огульно охаивать, навешивать ярлыков. И поэтому еще раз говорю: оставила бы, как страшный сон всю бывшую парт номенклатуру. Потому что они вчера не давали развиваться и жить. И сегодня не дают. Потому что вот этот вот чванство, вот это высокомерие, вот это неуважение ни к стране, ни к народу, у них до сих пор продолжается. Вот это я бы оставила. Остальное я должна сказать, я думаю, и Вы, наверное, понимаете. В свободе мы жили уже. И теперь я понимаю, в какой свободе мы жили, когда мы жили в свободной великой стране.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы имеете в виду Советский Союз. Но многие с Вами не согласятся. Они скажут, ну, какая же была свобода. Ничего себе свобода. Да, и честно говоря, на каком-то простеньком уровне свободы не было. Уж собственно и в кино цензура царила, и фильмы мы не могли какие-то смотреть. Уж если брать пустяковые совсем какие-то вещи. Уж не говоря о гораздо более серьезных вещах. О том, как формировалась политическая система, что делалось с людьми. Поэтому я думаю, Вы, говоря об электорате Вашей партии, мне кажется, Вам достаточно сложно будет его собрать, потому что у значительного количества людей разные есть счеты. Одному кино вовремя не показали какого-нибудь Антониони, а он хотел. А свободы не было, кино не показали. У другого отец и дед сгорели в Гулаге и т.д. У каждого разные счеты. Но счет есть. Вы не боитесь, что у Вас маловат электорат для партии?

С. УМАЛАТОВА: Вы знаете, сколько есть, будет мой. Это, во-первых. Дело в том, что сводить счеты со своей страной, это не то, что не глупо, это очень недостойно. Если уж говорить о каких-то счетах, наверное, я могла их предъявлять. Но я никогда в жизни их не буду предъявлять. Потому что я смотрю в будущее. То, что никогда мы в жизни не исправим и не вернемся. Я не оглядываюсь. И поэтому то, что касается фильмов, спектаклей, я не знаю, я не согласна с Вами. Я смотрела фильмы самые прекрасные, которые есть на этом белом свете, и сегодня, которые народ и молодежь с удовольствием смотрит, естественные, красивые, нравственный. И поэтому, наверное, мы в разной стране жили…

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи я прощу прощения, мы сейчас прерываемся на короткий выпуск новостей. И Вы потом продолжите.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «Есть такая партия». Начинаем даже не с партийного известия, а поправочку вносим в информацию, которая только что прозвучала в выпуске новостей. Безусловно, Голикова – новый министр здравоохранения и социальной защиты…

С. УМАЛАТОВА: Соцразвития.

В. ДЫМАРСКИЙ: Она супруга отнюдь не Кудрина и не Грефа, как нам пишет слушательница Лена, а она супруга Христенко, министра промышленности. И.о., извините, министра промышленности, если он еще и.о., если там ничего не произошло…

В. МАМОНТОВ: Вообще, у нас интересные, это не по теме, конечно, но вообще у нас интересные сейчас появились какие-то родственные связи сейчас в правительстве.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сплошные родственники. Значит, Зубков с Сердюковым. Да? Голикова – Христенко. Ну, у нас там еще есть информация, кто чей…

В. МАМОНТОВ: Есть, да. Ну, мне кажется, главное, чтобы работали. Я вот думаю, хорошо, что не пошла такая мода, чтобы этого никогда и не при каких условиях. Что есть регламент определенный, который это четко устанавливает. А то бы мне пришлось в редколлегию «Известий» сейчас выносить тоже изменения, руководствуясь новыми веяниями. У меня супруги прекрасно работают. Пришлось бы их, наверное, в другую газету кого-то из них отдать.

С. УМАЛАТОВА: Не отдавайте.

В. МАМОНТОВ: У меня работают двое супругов в газете в редколлегии.

В. ДЫМАРСКИЙ: А, а я решил, что у тебя две супруги.

В. МАМОНТОВ: Нет, нет.

С. УМАЛАТОВА: Я тоже так поняла.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я думаю, что ж такое у нас происходит.

В. МАМОНТОВ: Нет, ничего, ничего, ничего страшного.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давайте, вернемся все-таки к партии Мира и Единства, к Сажи Умалатовой и к Советскому Союзу. Вернемся в Советский Союз.

В. МАМОНТОВ: Да, я не согласен. Я хочу сразу сказать. Вот Вы говорите, мы жили в разных странах…

С. УМАЛАТОВА: Я сказала, наверное, мы жили в разных странах.

В. МАМОНТОВ: Просто мне кажется, что у нас достаточно сложная была страна, очень непростая. И в ней жили очень разные люди.

С. УМАЛАТОВА: Великие – всегда непростые. Держава была великая, поэтому она не могла быть непростой. Но это была великая держава, которую уважали, может быть, ненавидели.

В. МАМОНТОВ: А вот скажите, у меня два вопроса к Вам. Во-первых, в связи с этим первый вопрос, он такой, скорее, политический. Почему, если Вы сторонница того строя, режима, системы, который был в Советском Союзе, почему Вы не с коммунистами? Это первый вопрос.

С. УМАЛАТОВА: Ребята, ну, не надо меня куда-то…

В. МАМОНТОВ: Нет, я спрашиваю.

С. УМАЛАТОВА: С меня куда-то, с кем я, что я, сторонница. Я никогда в жизни не сторонница того, чего нельзя вернуть. Я реально мыслящий человек, человек, уважающий высокую нравственность, мораль, духовность и величие государства. И там, где есть величие, есть и величие народа. И поэтому я никогда в жизни не состояла в КПРФ, хотя эти 17 лет…

В. ДЫМАРСКИЙ: А в КПСС Вы состояли?

С. УМАЛАТОВА: В КПСС я состояла. Конечно, состояла. Хотя эти 17 лет меня упорно привязывали, приписывали к Зюганову. И поэтому это не так было. Но, конечно, зная прекрасно, что я не могу ответить. Я была отлучена от эфира, и какой вакуум вокруг меня был. Ну, что ж, я знала, что придут такие времена, когда люди об этом узнают. Мои сторонники, люди, которые состояли в партии, и мы формировали партию, они знали, что я никогда не состояла в КПРФ. Не потому что я там не признаю каких-то людей. Я все самое прекрасное, что есть на этой земле, то, что приемлемо для страны, для развития, для народа, для достойной жизни, для достатка, стабильности, безопасности, я приемлю все красивое, все нравственное, все прекрасное. И я ненавижу жестокость, аморальность и грязь. Поэтому вот мои цели и задачи. Если все красивое…

В. ДЫМАРСКИЙ: Извини, Володь, я просто хочу еще один вопрос, который вчера, кстати говоря, в этой студии активно обсуждался экспертами…

С. УМАЛАТОВА: Я сожалею, что я не послушала…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, Вы можете посмотреть распечатку. Но если я правильно понял, главный пункт Вашей предвыборной программы, и вообще партийной программы – это как бы сильная Россия, великая держава…

С. УМАЛАТОВА: Сильная власть – великая держава.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот Вы сейчас тоже сказали, что хотите, чтобы Россия была великой державой.

С. УМАЛАТОВА: Да, обязательно, но она и есть великая.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот вчера спор был по этому поводу. Какие Ваши критерии великой державы? Что такое великая держава? Это что ядерное оружие?

С. УМАЛАТОВА: Нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Или благосостояние людей?

С. УМАЛАТОВА: Это вот Вы уже сами ответили. Это Вы знаете, величие страны определяется в зависимости от достатка народа, от комфортности народа, от того, как хорошо жить народу или плохо. Поэтому великое государство всегда заботится о своем народе. В великом государстве никогда в жизни не может принадлежать богатство кучке людей, а богатство страны должно принадлежать всему народу, потому что богатство страны создавали все народы. Поэтому я…

В. ДЫМАРСКИЙ: А вот у Вас есть государство, какая-то страна, которое, ну, понятно, стопроцентный идеал не существует, но более-менее приближается к Вашему идеалу?

С. УМАЛАТОВА: Кроме России у меня нет никакого идеала.

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, ну, я имею в виду…

С. УМАЛАТОВА: Честно говорю…

В. МАМОНТОВ: Ну, были шведские модели. Была шведская модель социализма. Тоже ориентировались.

В. ДЫМАРСКИЙ: Не потому что надо любить другую страну, но просто вот как живут люди…

С. УМАЛАТОВА: Я люблю все страны, я люблю все народы. Я люблю всех. У меня нет, кого я люблю, не люблю. Дело в том, что кроме России ну нет страны, которую я бы больше любила бы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я не о любви сейчас говорю. Я говорю о модели…

С. УМАЛАТОВА: Идеал – это Россия. Если мы сегодня начнем использовать свой интеллектуальный потенциал, людской ресурс, начнем заниматься производством, уверяю Вас, лучше, чем наша Россия, модели, идеала нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Кто бы спорил.

С. УМАЛАТОВА: Единственное, что надо делать сегодня, это повернуться к человеку и дать ему почувствовать, что он востребован, что он нужен государству. А когда человек чувствует, что он нужен и востребован, уверяю Вас, он долго не заставляет ждать, он отдает самого себя. Но когда человек чувствует, что он не нужен никому, это самое страшное, что есть на земле. А сегодня человек у нас забыт в стране, нельзя так делать.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот слушаешь Вас, только вздохнешь и скажешь: почему же так прекрасно не устроено все на этом свете, как Вы нам рассказываете. Поэтому у меня вопрос такой: как же Вы с такими взглядами…

С. УМАЛАТОВА: Я знаю, что будет так устроено.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, ну, я понимаю.

С. УМАЛАТОВА: Я знаю, что будет так устроено.

В. ДЫМАРСКИЙ: Пусть это будет утопично, но зато красиво. Но скажите, как с такими взглядами в реальной политической борьбе участвовать. В общем, сейчас это же сложная жизнь. Прекрасного государства-то вокруг нет. И будет ли построено, вопрос.

С. УМАЛАТОВА: Это от людей зависит.

В. ДЫМАРСКИЙ: Подождите, что значит, от людей зависит.

С. УМАЛАТОВА: Все делают люди.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы думаете, вот просто этими призывами и обещаниями им прекрасного будущего Вы, я все Вас пытаюсь к предвыборной борьбе как-то повернуть, все-таки Вы же участвуете в выборах, я так понимаю…

С. УМАЛАТОВА: Обязательно участвую. Но драться я…

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот что кроме вот этих замечательных, очень красивых слов Вы еще предложите? Что у Вас в программе есть реального? Ведь люди они люди, из плоти и крови. Они послушают Вас и скажут: а где наши зарплаты? Где повышение пенсий, где то, где се? В общем, они тоже наслушались то много. От ругаемых Вами Брежнева и прочих лидеров, они тоже часами выслушивали разные красивые слова.

С. УМАЛАТОВА: Знаете, и Брежнев, и все, они были руководителями нашей великой державы. Я никогда не борюсь с мертвыми, и поэтому, я всегда боролась с живыми, и буду бороться.

В. ДЫМАРСКИЙ: А что Вы предложите? Вот те мертвые предлагали кое-что, а Вы что предложите? Или не предлагали. А Вы?

С. УМАЛАТОВА: Дело в том, что я сейчас, говорите, красиво говорю. Я говорю то, что я собираюсь сделать, и буду делать, когда мы придем к власти. Вы правильно говорите, да, борьба, жесткая борьба. Это не борьба. Это даже не борьба. Это какие-то, я даже сказала, преступные действия, по отношению и к партиям и к конкурентам. И я не приемлю таких вещей. Да, действительно, мы за пенсии, за обеспеченную старость, за гарантированный труд, за бесплатное образование, за медицину, за достойную жизнь. Да, мы об этом говорим. Это у нас в программе проходит красной строкой. Но говорить мало. И Вы сейчас меня как бы упрекнули…

В. ДЫМАРСКИЙ: Я просто пытаюсь выяснить.

С. УМАЛАТОВА: Вы обещаете, Вы красиво говорите. Уверяю Вас, если мы придем к власти, уверяю Вас, мы свои обещания будем выполнять. И Вы это увидите обязательно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи, сейчас мы еще раз прервемся на короткий выпуск новостей. Узнаем, какие обещания, и кто, вернее, будем нам давать обещания уже в действующей власти.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Итак, мы продолжаем программу с Сажи Умалатовой «Есть такая партия». И эта партия называется «Партия Мира и Единства». Владимир Мамонтов.

В. МАМОНТОВ: Может быть, поспрашиваем не сами, а наши слушатели? А вот здесь есть ряд вопросов, которые поступили от слушателей. Вот я могу Вам сразу прочитать.

С. УМАЛАТОВА: Пожалуйста.

В. МАМОНТОВ: Слушатель Виктор спрашивает: «Ваша партия поддерживает политику Путина. Это так? Я читал Вашу предвыборную программу. Поддерживает политику Путина. И это правда. «Так вливайтесь в «Единую Россию», и все дела. Что же Вам мешает?» Да, и второй вопрос: «Ваше отношение к Горбачеву сегодня». Спасибо, говорит Вам Виктор.

С. УМАЛАТОВА: Дело в том, что когда я создавала партию Мира и Единства, о единстве и не думали, и о «Единой России» тем более не думали. Почему я должна куда-то вливаться, если со мной идут люди?

В. МАМОНТОВ: Нет, вопрос, по-моему, без всякой подковырки.

С. УМАЛАТОВА: Я понимаю.

В. МАМОНТОВ: Он собственно о том, что многие люди, и многие политические силы у нас раздробленные. И их программы похожие. Однако политические амбиции разные. И, может быть, для жизни России как раз, о которой мы с Вами так печемся, может быть, было бы важно, чтобы те или иные поддерживающие сегодня политику Путина, или оппозиционные ей, как-то поляризировались…

С. УМАЛАТОВА: Дело в том, что нет.

В. МАМОНТОВ: Образовались более сильные, действенные партии. Вы не хотели бы?

С. УМАЛАТОВА: Уверяю Вас, у меня никогда в жизни не было никаких амбиций. Мои амбиции – это моя страна и народ. Может быть, это пафосно звучит. Это на самом деле, так. Вы знаете, эти 17 лет я была гонима, но никогда в жизни я ни к кому не примкнула, потому что я не видела себя там. Потому что мои идеи, цели и задачи не совпадали. Декларируете, Вы правильно сказали, и народ правильно говорит. И Виктор правильно говорит, но не выполняют. Да, мы поддержали политику президента, и я не скрываю этого. Уже 8 лет поддержали. Я честно скажу, я не голосовала за него. Но когда он пришел, я увидела, что человек действительно государственник. Не стыдно, что есть такой президент. Да, я подержала. Чем дальше, тем больше мы поддерживаем его политику по укреплению государственности, по стабилизации, и внутреннюю, и внешнюю политику. Да, я скажу, я сегодня, честно говоря, после столько лет, проведенных в непонятных условиях, не понятно, куда мы шли, я горжусь сегодня своим президентом. Я откровенно это говорю, пусть кто угодно, что говорит. Вы знаете то, что я думаю, я говорю. У меня нет двойных стандартов. Я горжусь своей страной, Россией, я хочу ею гордиться.

В. ДЫМАРСКИЙ: Сажи, еще, знаете, какой вопрос, я сейчас, может, его не найду. Но я его помню.

С. УМАЛАТОВА: Давайте, задавайте все вопросы.

В. МАМОНТОВ: Кстати, много вопросов Вам.

С. УМАЛАТОВА: Пожалуйста, я очень рада отвечать.

В. ДЫМАРСКИЙ: «Вы на выборы пойдете, Вы будете залог вносить, или будете собирать подписи?»

С. УМАЛАТОВА: Ну, что ты, Виталий, о чем Вы говорите, какой залог.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы подписи будете собирать?

С. УМАЛАТОВА: Конечно, 60 миллионов, это же непосильно вообще. Ну, как можно было на выборы 60 миллионов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, для кого-то непосильны как раз подписи.

С. УМАЛАТОВА: Ну, мы всегда собирали подписи, если Вы помните. Нам не давали эфира, но мы собирали подписи, участвовали, да.

В. МАМОНТОВ: Вы же не первый раз участвуете в парламентских выборах.

С. УМАЛАТОВА: Мы не первый раз.

В. ДЫМАРСКИЙ: Скажите, вот попробую Вас поймать. Ну, Вас не поймаешь, конечно, на слове, Вы политик опытный, но, тем не менее. Вы говорите: я не амбициозна. А зачем же тогда на выборы идти? Если нет амбиций?

В. МАМОНТОВ: Может ли быть политик не амбициозным?

С. УМАЛАТОВА: Есть две категории людей. Люди, которые хотят прийти к власти для того, чтобы удовлетворять свои личные потребности. А люди, которые хотят изменить ситуацию в стране и помочь своей стране и народу. Мы изменить можем ситуацию, и вот то, что сегодня сложилось в стране, когда придут новые люди, мы должны разбавлять. Если даже грязная вода, вливается чистая струя, она более чище становится. Вот поэтому мы идем…

В. МАМОНТОВ: Большой должен быть поток чистой воды, чтобы не получилось наоборот.

С. УМАЛАТОВА: Владимир, будет. Шаг за шагом мы должны идти к этому. Мы не должны сидеть, отсиживаться и говорить о том, что от нас ничего не зависит. Если человек сидит и думает, что ему кто-то на блюдечке преподнесет что-то, это неправда. Каждый человек, особенно порядочные люди, должны участвовать в жизни нашей страны, особенно в политической жизни. И то, что сегодня навязывается людям и говорят о том, что политика – грязное дело, это говорят грязные люди для того, чтобы оправдать свои аморальные, безнравственные действия, когда они обещают, приходят к власти законодательная, исполнительна власть, а когда они добираются до власти, они только для себя создают и социализм, и коммунизм, и капитализм. А все это должно быть для всех людей. Я не говорю, что все люди могут одинаково жить. Каждый человек живет по своим способностям. Но создать условия для того, чтобы каждый человек мог, скажем, реализовать свои возможности, каждая партия, каждый человек, руководители должны. Мы к этому стремимся. Большего счастья нет в моей жизни. Вы понимаете. Счастье мое это вне страны, вне народа нет. Я не тот человек, когда у меня есть, мне хорошо. Мне хорошо, когда вокруг все есть красиво.

В. ДЫМАРСКИЙ: Извините, а вот такой личный вопрос. Просто если не хотите, не отвечайте.

С. УМАЛАТОВА: Ну, говорите.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы замужем?

С. УМАЛАТОВА: Да, я замужем.

В. ДЫМАРСКИЙ: У Вас семья есть?

С. УМАЛАТОВА: У меня три внучки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Три внучки уже.

С. УМАЛАТОВА: Да.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот для них бабушка и строит красивое будущее.

С. УМАЛАТОВА: Для всех. Таких внуков очень много.

В. МАМОНТОВ: Конечно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Почему я Вас спрашиваю, я как журналист обязан задать вопросы и неприятные.

С. УМАЛАТОВА: Ну, бабушка как-то я не люблю, когда говорят.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, понятно.

В. МАМОНТОВ: Ну, что мне делать, я сам дедушка. И внуки есть, куда деваться. Прошу прощения.

В. ДЫМАРСКИЙ: Опять по поводу ССР. Марина Вам пишет: «Г-жа Умалатова, а Вы помните, как в СССР поступили с Вашей Родиной Чечней и Вашим народом?» Что Вы можете сказать по этому поводу?

С. УМАЛАТОВА: А что СССР сделало с моей родиной?

В. ДЫМАРСКИЙ: С Чечней?

С. УМАЛАТОВА: Да. Моя родина – Россия.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, высылку, если вспомнить, народа….

С. УМАЛАТОВА: Ну, Вы знаете, мой отец мне говорил когда-то, я в школе, в 3-4 классе была. Девчонки стояли, разговаривали. И о чем-то говорили. А мне не о чем было с ними говорить, потому что вот те вопросы, которые они обсуждают, я  в них не понимала. И я пришла домой, отцу говорю, слушайте, мне не о чем с девочками говорить. И как-то мне не совсем комфортно. Почему я не знаю, кого выслали, что сделали. И мне отец сказал: запомни, никогда в жизни не вникай в эти вопросы. Твое дело, идти вперед и строить прекрасное будущее. Человек, который оглядывается…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, Вы цельный человек, конечно. Ничего не скажешь.

С. УМАЛАТОВА: То, что было, и злиться и вынашивать зло, никогда в жизни из него не получится человек. И поэтому я запомнила это. Может быть, я бы это не запомнила, если бы это во мне не сидело, и поэтому я, не оглядываясь, что было. Да, было. В моей судьбе, в моей жизни много трагических событий, но я никогда в жизни не буду ссылаться на них, сидеть и ржаветь. Я хочу идти вперед для того, чтобы каждому человеку было комфортно и красиво.

В. МАМОНТОВ: Здесь опять же просит Кирилл из Санкт-Петербурга, в частности, просит Вас еще раз оглянуться назад. И вот он спрашивает: Вы до сих пор плохо относитесь к Сахарову? Стали бы Вы сейчас его захлопывать, как тогда на съезде?

С. УМАЛАТОВА: А он видел, что я лично его захлопывала?

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, хорошо.

С. УМАЛАТОВА: Я ему задаю вопрос, а он видел, что я лично его захлопывала?

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, ну, вся страна знает, что Вы тогда выразили свое, я не помню точно каким способом…

С. УМАЛАТОВА: Я никаких выражений не выражала, ну, конечно, были моменты. которые меня шокировали, не то что он и другие. Я видела, что разваливают великую державу. Я хотела, чтобы меняли систему, но не уничтожали государство. И поэтому я никого не захлопывала, и не буду захлопывать.

В. МАМОНТОВ: А вот вопрос еще у меня возник. Просто такой уточняющий. Вы сказали, что поначалу Вы за Путина не хотели голосовать, и, вернее, и не голосовали. А почему? Потому что он был прямой приемник Ельцина, и Вам казалось, что он будет продолжать точно ту же политику?

С. УМАЛАТОВА: Да, казалось.

В. МАМОНТОВ: А когда Вы поняли, что это не так?

С. УМАЛАТОВА: Вы знаете, я поняла где-то спустя, наверное, месяцев 6-7. Даже раньше. Потому что я очень начала наблюдать за его поведением, манерой говорить, последовательность. Ну, даже видеть человека. Я его вот так вот не видела. Я с ним не встречалась. Я честно скажу. Я никогда не посылаю ему, чтобы он со мной встретился. Еще чего-то. Я этого не делаю. Я знаю, он человек очень занятый. Но я вижу его состояние. Он болеет за страну. Он резвый. Я имею трезвый в хорошем смысле этого слова. Молодой. Образованный, нам не стыдно за своего президента. Вот это очень дорогого стоит.

В. МАМОНТОВ: Еще есть вопрос от Эльдара. Скажите, а как Вы относитесь к идее объединения двух республик Чеченской, Ингушской?

В. ДЫМАРСКИЙ: В одну.

С. УМАЛАТОВА: Я вообще за то, чтобы все объединились и жили прекрасно. Если честно сказать, я не сторонница раздробленных мелких регионов. Россия – великая держава. У нас нет другой родины.

В. МАМОНТОВ: Даже в СССР были республики разные, автономные края.

С. УМАЛАТОВА: Ну, они и были созданы для того, чтобы, наверное, кто-то далеко очень смотрел, когда кому-то захочется ее развалить, чтобы можно было, ссылаясь на Конституцию СССР, о том, что каждая республика имеет право выхода, и каждая республика является независимой. Это было все создано. Поэтому я не сторонница развала.

В. МАМОНТОВ: Михаил спрашивает. Понятно, что Вы яркий человек, запоминающийся. Вас многие помнят и знают, но Михаил, пенсионер, он интересуется, кто еще… он пишет так: «Фамилии хотя бы пяти известных всем членов Вашей партии».

С. УМАЛАТОВА: Ну, если Вам честно сказать, может быть, я не права. После того, что произошло в нашей стране и в современной России происходит, я не сторонница как-то подтягивать таких известных людей. Я очень к ним хорошо отношусь, очень люблю их…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, вот, кстати, второй в списке народный артист России.

С. УМАЛАТОВА: У нас народный артист России

В. ДЫМАРСКИЙ: Он из какого города?

С. УМАЛАТОВА: Тында. У нас был, у истоков нашей партии состоял Степанов Виктор Федорович. Вы помните, он играл Ломоносова, он играл Петра I. Но, к сожалению, он ушел из жизни. Это был человек, который нельзя было ни за что не купить, не продать. Это действительно был единомышленник. А сегодня в нашей партии очень много известных, хороших людей. Ну, вот, например, первой тройкой со мной идут доктор экономических наук зам. зав. кафедрой МГУ, профессор МГУ, великолепная, ну, просто такая глыба, женщина. У нас много артистов. У нас много профессоров. Как-то мне не совсем даже порой становится удобно, потому что я вижу, они намного выше меня и по интеллектуальному, скажем, развитию, по своим занимаемым должностям. Я очень бережно отношусь к этому. Я очень благодарна им, что они оказались рядом со мной, что я имею честь даже находиться рядом с этими людьми. И поэтому, а так, конечно, у нас нет фигуристов, хоккеистов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Увы, наша программа подходит к концу. Чтобы Вас поддержать Сажи, я хочу Вам зачитать одно письмо, Галина из Москвы: «Поддерживаю взгляды Сажи Умалатовой, особенно ее отношение к нашему великому Советскому Союзу. Я русская, москвичка, не ожидала услышать такую разумную вещь. Буду голосовать за нее».

С. УМАЛАТОВА: Спасибо.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот видите, я не знаю, как со всеми остальными, но одну избирательницу Вы привлекли точно.

В. МАМОНТОВ: Остальным политикам можно сказать, вот прямая польза от эфиров.

С. УМАЛАТОВА: Спасибо большое, что меня пригласили.

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо за этот эфир. Сейчас новости.

В. МАМОНТОВ: Спасибо Вам.

В. ДЫМАРСКИЙ: Последние новости из правительства.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире