Время выхода в эфир: 17 сентября 2011, 21:04

В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте. В эфире телеканала «RTVI» и радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели»». В студии – Владимир Кара-Мурза.

Смотрите обзор важнейших событий прошедших семи дней, и слушайте мнение экспертов и гостей нашей передачи.

Итак, в сегодняшнем выпуске:

Михаил Прохоров получил наглядный урок в переменчивости политической «Розы ветров».

Григорий Явлинский вновь пойдёт на выборы во главе партийного списка «Яблока».

Экс-владельцы «ЮКОСа» пополняют баланс своих побед и поражений в поединке с российской Фемидой.

Кремлёвская дипломатия срочно меняет многолетний курс в поддержке Ближневосточных диктатур.

20 лет назад исчезло последнее препятствие к возвращению на Родину Александра Солженицына.

Минувшая неделя стала для Михаила Прохорова периодом столкновения с предательством союзников и конфликта с высокими покровителями.

Отбивка.

Громкий скандал с расколом партии «Правое дело» и фактическим отстранением от её руководства Михаила Прохорова не стал неожиданностью для Кремля.

Обещание олигарха добиться отставки Владислава Суркова и лично объясниться с лидерами государства натолкнулись на стену молчания.

Всё происходившее на съезде похоже шло по запланированной схеме.

Нехитрую комбинацию Кремля без труда раскусил экономист Сергей Алексашенко.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Никто особой режиссурой не занимался съезда «Правое дело».

Мне кажется, что там есть сценарий, написанный ещё там 4 года назад на выборах «Демократической партии», или там 5 лет назад, когда Михаил Касьянов считал, что это его партия. А выяснилось, что лидером партии стал тот же самый Андрей Богданов.

Значит, просто взяли сценарий пятилетней давности и новые актёры с участием «старичков» блистательно исполнили второй раз.

Единственно, что первый раз – это трагедия, а второй раз – это фарс.

В.КАРА-МУРЗА: Запланированные трансляции предвыборного съезда телезрители не увидели. А в новостных выпусках федеральных телеканалов ни словом не упоминалась критика в адрес Владислава Суркова.

Политической неопытностью Прохорова объясняет его публичное фиаско политолог Николай Злобин.

Н.ЗЛОБИН: К моменту прихода на роль лидера партии он не состоялся как политик.

Он – очень успешный бизнесмен, симпатичный человек, очень умный парень. Я желаю ему успеха. Но как политик он к этому моменту не состоялся.

И, оказавшись на позиции, где требуется большое политическое умение, умение политического манипулирования, политического анализа и так далее, он оказался неспособным, в силу отсутствия элементарного опыта.

Мне кажется, эта вот переоценка своих сил была главной его ошибкой.

Конечно, против него начали выступать, конечно, его начали гнобить. А что он ожидал, если идёт в политику? В принципе, даже в нормальной политической системе все на него должны были наброситься сразу – это ещё один парень, так сказать, на нашей поляне, который пытается отнять у нас кусочек пирога. Поэтому наше дело его загнобить. Вот его и загнобили. Никто не обещал, что его будут, так сказать, холить и лелеять его потенциальные политические противники, включая Кремль.

В.КАРА-МУРЗА: Переоценку собственных возможностей считает причиной скоропалительного ухода олигарха с лидирующих позиций в партии журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: К потере лидерства в партии «Правое дело» Михаила Прохорова привела бесконечная вера в силу денег и в то, что за деньги можно всё абсолютно. Это его, собственно говоря, и погубило как лидера партии «Правое дело», но, наверное, именно это обеспечивает ему успех в его потрясающе успешном бизнесе.

В.КАРА-МУРЗА: В разговоре с прессой неназванный источник в Кремле отметил, что Прохоров, вероятно, перепутал управление частной компании с политической работой. А съезд с корпоративом, на котором выступают проплаченные артистки. Журналисты давно заметили, что интеллектуальная элита сторонилась новоявленных либералов.

«Газетчики заранее почувствовали нежелание бескорыстных деятелей культуры добровольно собираться под знамёна Михаила Прохорова», — напоминает владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Михаил Прохоров в своём блоге ответил на эту публикацию газеты «Ведомости», что он не понимает твёрдо такой публикации, потому, что перечисленные имена тех деятелей культуры, которых «Ведомости» перечислила, со слов Михаила Прохорова, никто к ним не обращался – ни  он, ни по его просьбе представители партии. Поэтому, вот когда человек в ответ на публикацию, что деятели культуры к тебе не идут, говорит: «А мы их и не просили», то обсуждать, мне кажется, здесь нечего. Поэтому я бы вот эту часть даже не обсуждал, поскольку у меня нет оснований не верить Прохорову.

А вот, что касается в целом про деятелей культуры и «Правое дело», мне кажется, здесь дело в том, что «Правое дело» не несёт в себе вот этой правозащитной интеллигентной тематики, которая всю жизнь была важна для людей правых либеральных убеждений.

И, скорее всего, здесь они не могут просто найти точки соприкосновения с молодыми, энергичными, рвущими всё львами бизнеса.

В.КАРА-МУРЗА: Наблюдателям очевидно, что правый предвыборный проект Кремля похоронен самой партией «Правое дело», оставшейся без Прохорова, предсказывает катастрофическое падение до нуля и без того невысоких рейтингов.

«Дилетантом большой политики проявил себя отставной лидер партии «Правое дело», — считает журналист Аркадий Островский.

А.ОСТРОВСКИЙ: Пока очень действительно слабая, интеллектуально слабая кампания, которую развернул Михаил Прохоров.

Пока он не сказал, в общем, ничего, что могло бы действительно завоевать ни харизмой, ни умом, — собственно, так сказать, ничем ещё пока не завоевал всерьёз своего потенциального избирателя.

Отбивка.

В.КАРА-МУРЗА: Сторонники партии «Яблоко» с воодушевлением восприняли возвращение фамилии её основателя на верхнюю строку предвыборного списка.

Отбивка.

«Яблоко» первая среди российских партий подала в Центризбирком список своих кандидатов на декабрьские выборы в Государственную Думу.

В качестве лидера списка на состоявшемся в субботу съезде был предложен основатель партии Григорий Явлинский.

Оживление предвыборной кампании ведёт от появления в составе её участников Явлинского политолог Николай Злобин.

Н.ЗЛОБИН: Я очень хочу, чтобы «Яблоко» прошло. Но я думаю, что «Яблоко» не пройдёт. Но шансы Явлинский, конечно, повысит, потому что, во-первых, это уважаемый, серьёзный, авторитетный политик, к которому многие в России относятся с пиететом.

Во-вторых, это очень хорошая фигура для повышения легитимизации этих выборов на  Западе. О нём будут писать, на него будут обращать внимание, его мнение в Западной прессе до сих пор остаётся весьма авторитетным. Его появление в Думе изменит очень сильно, если он появится, то, как и что пишут российские политики, в частности, о Думе. И Кремль может воспользоваться этим случаем и улучшить свой имидж, имидж, по крайней мере, законодательной власти в Западных средствах массовой информации и в Западных политических тусовках. Поэтому я, на самом деле, думаю, что это позитивный шаг, если он станет депутатом.

В.КАРА-МУРЗА: Партия «Яблоко» под руководством Явлинского была представлена в Думах Первого, Второго и Третьего созывов.

На выборах 93 года блок «Явлинский, Болдырев и Лукин», ставший затем «Яблоком», получил 8% голосов.

В 95-м партию поддержали 7% избирателей.

В 99-м – ещё на процент меньше.

Не склонен переоценивать значения персонального присутствия ветерана партии в её списке историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Я думаю, что какое-то количество голосов «Яблоку» участие Григория Явлинского придаст, но решающим фактором не станет.

В.КАРА-МУРЗА: Список «Яблока», по утверждению его лидеров, будет отличаться от списков других партий – в нём не будет ни «паровозов», ни артистов, ни шоуменов. Там будут профессионалы, которые идут в Думу работать над законами и предлагать реальные инициативы по развитию страны.

Мотором новой избирательной кампании считает основателя партии владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Явлинский – это очень сильный козырь у «Яблока». Вновь оказался во главе, и отдохнувший, поживший в тишине последних четырёх лет Явлинский может представлять новую, привлекательную политическую силу, которая проведёт «Яблоко» в Думу.

В.КАРА-МУРЗА: «Яблоку» не удаётся пройти в Парламент по партийным списка 2003 года. Тогда партии не хватило

полпроцента голосов при пятипроцентном проходном барьере. Хотя четыре «Яблочника» прошли в Думу по одномандатным округам.

В 2007 году за «Яблоко» проголосовали полтора процента избирателей. Притом, что проходной барьер был повышен до семи.

«Чаша весов и теперь вряд ли склонится в пользу сторонников Явлинского», — уверен экономист Сергей Алексашенко.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Безотносительно к участию или неучастию Григория Явлинского шансы партии «Яблоко» крайне невелики, потому, что позиция партии она абсолютно не структурирована. Она не учитывает изменений в обществе. Партия потеряла свой электорат. И мне кажется, что добиться какой-то реинкарнации, обновления партии за оставшиеся три месяца будет крайне тяжело.

В.КАРА-МУРЗА: Лозунг, под которым «Яблоко» пойдёт на декабрьские выборы: «Россия требует перемен. Мы вернём вам надежду».

Скептически смотрит на усилия демократов первой волны

Писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Я, с одной стороны, рад, что Григорий Алексеевич возвращается в политику. Он, на самом деле ведь молодой политик. Просто очень рано занялся этим делом. Ему явно скучно, и  он, конечно, не реализовался на этом пространстве.

Но боюсь, что в целом партии «Яблоко» это не поможет, потому что, ну, у нас же нет политической жизни, на самом деле. И как-то всё уже заранее решено, в общем.

В.КАРА-МУРЗА: Яблоко рассчитывает набрать на предстоящих в декабре парламентских выборах 10-12%. Но даже, если ей не удастся преодолеть семипроцентный барьер, но партия наберёт больше 5%, то, в соответствии с новыми поправками, она будет представлена в парламенте одним человеком.

Практический смысл видит в усилении партийного списка журналист Дмитрий Муратов.

Д.МУРАТОВ: Если партия «Яблоко» получит, хотя бы одно место, это означает, что не нужно будет собирать идиотские два миллиона подписей для выдвижения кандидатуры от партии «Яблоко» в президенты.

В.КАРА-МУРЗА: Для обратной связи с избирателями Григорий Явлинский завёл себе аккаунты сразу в нескольких популярных соцсетях и пообещал, что будет лично вести свои странички. «Мне нужно успеть вам многое сказать. Мне нужно услышать ваши вопросы и постараться на них ответить», — написал Явлинский своим потенциальным абонентам.

Высоко оценивает значение возвращения Явлинского в большую политику писатель Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: Партия «Яблоко» настолько прочно за много лет ассоциировалась с образом Явлинского, и которого сторонники партии знают как человека умного, грамотного, убеждённого, последовательного, что, разумеется, его возвращение в политику, если ему будет позволено, если он решится, если это ему не будет угрожать чем-то тяжким, ему лично и его семье. Его возвращение в политику, конечно, резко повысит шансы партии.

Отбивка.

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Валерий Борщёв, — член бюро партии «Яблоко», председатель её правозащитной фракции и член Московской Хельсинской группы.

Добрый вечер, Валерий Васильевич.

В.БОРЩЁВ: Добрый вечер.

В.КАРА-МУРЗА: Считаете ли Вы, что появление имени Григория Алексеевича Явлинского в вашем предвыборном списке привлечёт ваших единомышленников на избирательные участки?

В.БОРЩЁВ: Думаю, что да. Григорий Алексеевич – это действительно очень глубокий, серьёзный политик. Я бы сказал, выдающийся политик. Вот я его знаю почти 20 лет, и должен сказать, что его уровень, уровень политика становится всё выше и выше.

И в этот критический момент, а мы переживаем момент критический, появление его на политической арене в качестве лидера избирательного списка, по-моему, чрезвычайно важно.

Люди ожидают весьма серьёзных и кардинальных перемен в обществе, и они связаны с именем Явлинского.

Особенность этих выборов – может быть, это последние выборы, когда вот идёт попытка решить вопрос мирным путём. Потому что, повторяю: ситуация накаляется. Очень накаляется! И это последние выборы, когда критически накалённая атмосфера в обществе может разрешиться мирно.

Если власть по-прежнему эти выборы будет фальсифицировать, как и раньше, она ввергнет страну в хаос. Она может ввергнуть страну в кровопролитие. И я не хотел бы, чтобы на ней лежала такая ответственность.

Я хотел бы, чтобы они осознали. Насколько я знаю, во власти есть люди, которые осознают эту опасность, эту трагедию. Я надеюсь, что они будут услышаны.

Мы не хотим кровопролития. Так вот, чтобы этого не произошло, давайте, проведём нормальные выборы. Давайте потом сядем за стол, за круглый стол и выведем страну из политического кризиса. Нельзя жить в стране, где власть нелигитимна.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо, Валерий Васильевич.

Напомню, что сегодня в нашей передаче участвует Валерий Борщёв.

В эфире программа «Грани недели». В студии – Владимир Кара-Мурза.

Продолжим наш выпуск через несколько минут.

Отбивка.

(Анонсы передач, реклама).

В.КАРА-МУРЗА: В эфире программа «Грани недели». В студии – Владимир Кара-Мурза.

Продолжаем наш выпуск.

Падение наиболее одиозных арабских режимов вынуждает Кремль спешно пересматривать курс своей Ближневосточной дипломатии.

Отбивка.

На минувшей неделе президент России в экстренном порядке произвёл смену дип. представителей в тех арабских странах, которые охвачены народными волнениями.

Вероятно, Кремль учёл печальный опыт событий в Ливии, где Россия, по всеобщему мнению, растеряла всё своё влияние, слишком поздно признав переходный Национальный Совет.

«Теперь она вряд ли исправит репутацию, заработанную десятилетиями поддержки режима Каддафи», — уверен писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: С Муамаром Каддафи, конечно, деваться было России почти некуда, потому что мы его кормили, поили. Мы – ещё Советский Союз.

Каддафи обцелован взасос ещё Леонидом Ильичём Брежневым.

Последний в эту палатку входил и раздавал российские миллиарды Владимир Владимирович Путин. Поэтому власть абсолютно уже и ментально, и исторически оказалась привязанной, вросшей в коррупционный, преступный режим Муамара Каддафи.

И двусмысленность политики в итоге оказалась не только аморальной, но и просто неэффективной, потому что, разумеется, теперь, когда Каддафи ушёл с политической, по крайней мере, арены, с Россией будут в Ливии связаны самые очевидные ассоциации.

В.КАРА-МУРЗА: Недальновидность Кремля в покровительстве Ливийской диктатуре отмечает диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Кремль вообще не умеет загадывать больше, чем на следующий день.

Естественно, они не защищают идею несменяемости власти, не защищают своих бывших дружков ещё с советских времён. Разные тёмные силы, там сами полковники чёрные, естественно, они защищают соседских полковников.

Потом, когда власть падает, получается неудобно.

В.КАРА-МУРЗА: Наследием дипломатии времён застоя считает дружбу Москвы и Триполи Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Эти традиционно сложившиеся отношения ещё со времён Советского Союза шли отношения с Ливией. Поэтому я не думаю, что Кремль просто по инерции перехватил эти отношения.

Но, когда ещё в 69-м году полковник Каддафи совершил революцию, то первое, что было объявлено, что Ливия пойдёт по так называемому некапиталистическому пути развития.

Это не был социализм, это были элементы там арабского. Но на самом деле, это было не капиталистического развития, что было очень важно и для Компартии советской это был чрезвычайно важный прецедент создания прогрессивных режимов.

Кстати, и партии Баас и в Ираке, и в Сирии, кстати, они все относились к партиям социалистического, или некапиталистического развития и ориентации. Поэтому эта традиция 40-летняя, и в межгосударственных отношениях не принято терять такого рода специальные отношения, связи, специальное доверие, которое строилось десятилетиями. Так что, у России не было каких-то специальных отношений. Они были традиционными отношениями между Россией и Ливией.

В.КАРА-МУРЗА: О безвозвратно ушедших годах союзнических отношений с Ливией сожалеет журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Россия была другом ливийского народа, другом ливийского правительства. Режим в Ливии был социально ориентированным режимом. Он уничтожен. И недальновидным было голосование в Совете Безопасности.

Если бы Россия наложило «вето», то этого кошмара не было бы.

В.КАРА-МУРЗА: Измену Кремля традиционному курсу осуждает писатель Александр Проханов.

А.ПРОХАНОВ: Кремль не поддерживал Каддафи. Кремль спровоцировал атаку на Каддафи.

Кремль не воздержался, не наложил своё «вето» на решение Совета Безопасности, открывшего путь для бомбардировок Ливии и вот этой кровавой бойни, которая там произошла. Поэтому в трагедии Ливии виноват и ответственен за это, в том числе и Кремль.

В.КАРА-МУРЗА: Собственное объяснение небрезгливости Кремля находит писатель Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: Рухнули одни режимы, и Бог с ними. Протянем руку дружбы следующим режимам, потому что государство по своему системному устройству стремится к экспансии. И мы пытаемся дружить с Сирией, которая не возвращает долги, и с Ливией, от которой одни убытки, не потому, что мы их так любим, а потому, что мы инстинктивно, помимо желания отдельных конкретных правителей, стремимся расширяться назло партнёрам.

В.КАРА-МУРЗА: «Кремль откровенно сдал своего давнего союзника», — утверждает экономист Сергей Алексашенко.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Российские власти как-то очень быстро и потихоньку соскочили с темы, что Каддафи – наш единственный человек, с которым мы общаемся в Ливии. Ну, в общем, конечно, хотя громогласная риторика о том, что не надо его бомбить, она продолжалась, но, в общем, как-то не мешали странам НАТО участвовать в смене режима.

И я не думаю, что у России будут большие проблемы с новыми властями.

Понятно, что это не будут тёплые отношения, но исторические символы, что там Россия присутствует с большими объёмами вооружения, я думаю, что какие-то позиции у нас останутся. И поэтому я бы не стал говорить о том, что мы там что-то сильно проиграли.

. В.КАРА-МУРЗА: Не считает дипломатический шаг Кремля запоздалым историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Тут тоже не нужно кидаться впереди

паровоза-то. Действительно, дружили с Каддафи. Какой бы ни был Каддафи, всё равно, с ним дружили. Ну, чего ж теперь сразу кидаться и на нём топтаться?

Я считаю, что вовремя признали.

В.КАРА-МУРЗА: От любых контактов с диктаторами настоятельно предостерегает политиков писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Не было случая, когда тесные отношения с откровенным диктатором что-то приносили государству. И временная удача, временный какой-то выигрыш всегда оборачивался стратегическим проигрышем.

Хорошо было бы извлечь из этого, наконец, исторические уроки.

Отбивка.

В.КАРА-МУРЗА: В качестве примера произвола в отношении собственных оппонентов российская власть демонстрирует миру судьбу экс-владельцев «ЮКОСа».

Репортаж Светланы Губановой.

Отбивка.

С.ГУБАНОВА: Это вторая победа в Верховном суде: второй раз высшая судебная Российская инстанция подтверждает: срок содержания под стражей бывшему главе «ЮКОСа» Михаилу Ходорковскому и экс-руководителю «МЕНАТЭП» Платону Лебедеву продлевался с нарушениями закона.

Фактически доводы адвокатов Лебедева и Ходорковского о том, что никаких оснований продлевать им арест не были подтверждены.

Судебная инстанция согласилась и с тем, что экс-руководитель «МЕНАТЭПа» полгода незаконно содержался в тюремном режиме сизо.

Рассказывает адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювганд.

В.КЛЮВГАНД: Условия следственного изолятора – тюремные условия. Они гораздо более жёсткие, чем условия колонии общего режима, к которым приговорил суд.

С.ГУБАНОВА: В апреле 2010 президент Дмитрий Медведев принял поправки в Уголовный Процессуальный Кодекс, согласно которым запрещено арестовывать бизнесменов, проходящих по экономическим преступлениям.

Этот весомый аргумент был услышан судом.

Однако представитель Прокуратуры Валерий Лахтин, в свою очередь, просил суд отказать в удовлетворении жалобы адвокатов, отметив, что деятельность, которая инкриминировалась Лебедеву, не являлась предпринимательской. Соответственно, к нему не должны применяться президентские поправки.

Позитивным можно считать и то, что в оглашённых Верховным Судом документах говорится: «Просим обратить внимание на председателя Мосгорсуда – Ольгу Егорову. На грубые нарушения, допущенные при продлении срока содержания под стражей Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву».

По логике, после такого заявления должны быть наказаны все судьи, допустившие такое нарушение.

Давайте вспомним, что заявил Михаил Ходорковский на одном из последних заседаний перед оглашением приговора:

М.ХОДОРКОВСКИЙ: Исправить этот приговор нельзя: косметика будет выглядеть глупо. Значит, либо отменять, либо прекратить. Ну, тогда прекращайте этот позор! Либо присоединяйтесь к преступникам, следующим за законом.

С.ГУБАНОВА: Второй новостью, заслуживающей внимания, на этой неделе стала история якобы с отказом Михаила Ходорковского общаться с журналистами, давать интервью.

На самом деле, досконально всё выглядело так: 10 июня, по решению суда, Ходорковский был этапирован в колонию номер семь, города Сегежа республики Карелия.

Сразу же в УФСИН — в Федеральную Службу исполнения наказаний России поступило несколько десятков писем от различных средств массовой информации, в том числе и Западных, с просьбой об интервью.

Рассказывает адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювганд.

В.КЛЮВГАНД: Журналисты хотели и были готовы приехать в колонию, чтобы там поговорить с Михаилом Ходорковским, — задать ему вопросы, получить ответы.

Михаил Ходорковский был готов к такому общению. Я это знаю абсолютно точно, потому что сам с ним это обсуждал.

Спустя некоторое время, ко мне обратились журналисты «Известий», которые сказали, что им сообщили из Федеральной Службы исполнения наказаний, что Михаил Ходорковский, якобы отказывается общаться с журналистами. И спросили, что это такое может быть, и с чем это может быть связано?

С.ГУБАНОВА: Оказалось, что к Ходорковскому приехали должностные лица из УФСИН по Карельскому округу.

Люди в погонах заявили: «Мы не против Вашего общения с прессой, но всё будет за счёт краткосрочных свиданий с родными».

Заметим: законом эти свидания с близкими родными строго лимитированы – это максимум 6 раз в год.

Рассказывает адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювганд.

В.КЛЮВГАНД: Естественно, что человек, которого уже без малого восемь лет находится там, где находится Михаил Ходорковский, когда его ставят перед таким выбором, отвечает, в том числе и письменно он ответил, что в такой ситуации он, конечно же, предпочитает общение с родственниками общению с журналистами.

Вот это было истолковано со стороны Федеральной Службы исполнения наказаний для журналистов как отказ Ходорковского от общения с ними.

С моей точки зрения, это откровенный произвол.

С.ГУБАНОВА: Но даже, если вдруг предположить, что отныне Михаил Ходорковский не будет журналистам давать интервью, продолжать писать, публиковаться он всё равно будет.

Например, достигнута прямая договорённость об авторских материалах Ходорковского на страницах «Нью Таймс». И это гораздо большая возможность для политических высказываний и комментариев.

Говорит Илья Барабанов – зам. Редактора «Нью Таймс».

И.БАРАБАНОВ: Михаил Борисович и до этого публиковал какие-то свои материалы в разных изданиях. Просто понятно, что мы были заинтересованы в таком авторе. Нам кажется, что он может быть, естественно, интересен и любопытен нашим читателям, нашей аудитории.

Понятно, что определённые трудности в процессе коммуникации есть. Поэтому нам довольно тяжело, например, прогнозировать, как регулярно будут появляться эти колонки. Потому что надо понимать, что Михаил Борисович находится в колонии, и прямой связи с ним, мы все это понимаем, мы не можем.

С.ГУБАНОВА: Закон существует, существует и Уголовно-Исполнительный Кодекс.

Светлана Губанова, Андрей Плескунов, «RTVI», Москва.

Отбивка.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что сегодня гость нашей студии – Валерий Борщёв.

Валерий Васильевич, вот, как Вы считаете, справедливо ли, что Михаилу Ходорковскому пытаются зачесть свидание с журналистами в зачёт предусмотренных свиданий с родными?

А.БОРЩЁВ: Ну, это лукавая позиция.

Есть 89 статья Уголовно— Исполнительного Кодекса, где речь идёт о свиданиях.

Там действительно сказано: «Свидание с родственниками и иными лицами». Но вот, что касается «иных лиц», они отмечены. Ну, например, адвокаты и те лица, которые могут оказать какую-то юридическую помощь. Свидания с этими лицами не ограничены, в отличие от свиданий с родственниками, не ограничены! Там может быть не больше

4-х часов, во времени ограничены разовые, но число их не ограничено.

По практике никогда, нигде журналисты, идущие в колонию, в сизо, которые брали интервью, они ходили не как на свидание, они ходили как журналисты.

Там совершенно иной порядок: они обращаются в пресс-службу в СИНО, там есть специальная служба, она обеспечивает их проход. Она обеспечивает порядок, совершенно иной порядок посещения журналистами учреждения уголовно-исполнительной системы. Это не свидание.

Знаете, одно время хотели, чтобы мы, члены обществпенно-наблюдательной комиссии, когда мы приходим в сизо, то мы ж тоже приходим в режиме свидания. Вот мы против этого протестовали не так давно. Если изменили это положение, что это, в общем-то, не свидание. Хотя некоторые так и рассматривают. Но неважно, Бог с ними. Пусть, если даже они рассмотрят свидание, мы не ограничены и не можем быть ограничены во времени, частоты посещений.

Аналогично и журналисты. Это представители общества. В Уголовном Кодексе есть специальная статья, которая регулирует общественный контроль. Поэтому, на мой взгляд, это нарушение закона.

Должна быть прояснена юридическая позиция.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо.

Напомню, что сегодня в нашей передаче участвует Валерий Борщёв.

В эфире программа «Грани недели». В студии – Владимир Кара-Мурза.

Продолжим наш выпуск через несколько минут.

(Анонсы передач, реклама).

В.КАРА-МУРЗА: В эфире программа «Грани недели». В студии  — Владимир Кара-Мурза.

Продолжаем наш выпуск.

Двадцать лет назад, вскоре после Августовской революции, органы Госбезопасности расписались в собственном бессилии, опорочив доброе имя Александра Солженицына.

Отбивка.

17 сентября 1991 года «Российская газета» официально сообщила, что Александр Солженицын может вернуться на родину. Единственным препятствием к этому было неснятое обвинение в измене Родине.

В тот же день Генеральный прокурор РСФСР Трубин направил Солженицыну телеграмму, в которой сообщал, что начатое против него уголовное дело, возбуждённое в 74-м году, закрыто.

Надуманными считал обвинения писателя в измене Родине журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Солженицын не изменял России. Но Солженицын, конечно, изменял Советскому Союзу. Поэтому, о какой Родине идёт речь? – О  социалистическом отечестве? Да, Солженицын отказался от социализма и от Советского Союза. Возненавидел эту страну и приложил все усилия для того, чтобы эта страна исчезла.

Но от России, которую он видел, которую он прозревал, он не отказался.

Роль в крахе коммунизма Солженицына велика. Не определяющее, потому что определяющей была роль партийной элиты Советского Союза, которая приняла решение о демонтаже Советского Союза. Но велика, поскольку Солженицын своими книгами дал идеологическое обоснование действиям партийной советской элиты.

И, в частности, в своей одной из последних работ «Как нам обустроить Россию?», где он просто призвал к распаду Советского Союза, к созданию так называемого «Славянского Союза», отделению Казахстана, отчуждению Северного Казахстана от Казахстана. Это очень бредовая была статья. Но Горбачёв зачем-то эту статью начал обсуждать на всесоюзном уровне.

На мой взгляд, советская партийная элита, готовясь к уничтожению Советского Союза, искала в Солженицыне оправдания своим преступным действиям.

В.КАРА-МУРЗА: «Государство вовремя почувствовало разрушительную силу творчества Солженицына», — уверен писатель Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: «Архипелаг Гулаг» — это литература, категорически вышедшая за пределы беллетристики. Это литература, которая есть главное в твоей жизни, выраженное словами.

Государство правильно опасалось Солженицына. Правильно выслало. Правильно запретило упоминать. И, в конце концов, правильно рухнуло.

В.КАРА-МУРЗА: История разногласий писателя с советской властью насчитывала к тому времени несколько десятилетий.

Ещё в феврале, 5-го, Александр Солженицын впервые переступил порог Гулага.

Исключительность роли Нобелевского лауреата в Новейшей истории страны отмечает писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Солженицын – довольно уникальная фигура, я думаю, не только в российской истории.

Человек, вот у него была «Бодался телёнок с дубом» называлась одна из его повестей. Вот победил, победил этот телёнок! Этот дуб рухнул.

Конечно, нельзя сказать, что Советский Союз рухнул от усилий именно Солженицына. Но всё, что мог сделать один человек, и много больше того, что мог сделать один человек для краха режима, сделал Александр Исаевич Солженицын. Это совершенно уникальная фигура и совершенно уникальный случай, разумеется.

В.КАРА-МУРЗА: В июле 45-го будущий автор «Архипелага Глаг» был осуждён на 8 лет исправительно-трудовых лагерей. В лагерях он пробыл с 45 по 53 годы.

Моральный авторитет Нобелевского лауреата признаёт экономист Сергей Алексашенко.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Конечно, Александр Исаевич он сыграл важную духовную роль. Понятно, что, находясь в Соединённых Штатах Америки долгие годы, он не мог непосредственно участвовать в процессах, происходящих в Советском Союзе, но, тем не менее, он был – он, Сахаров, они были такими морально-этическими камертонами.

С ними можно было не соглашаться по каким-то вопросам. У Александра Исаевича вообще было очень много таких, ну, я бы сказал так: радикальных идей о том, как переустроить, как устроить, но, тем не менее, вот мне кажется, что и у Солженицына, и у Сахарова была роль морального авторитета, которая была очень важна в период перестройки.

В.КАРА-МУРЗА: О жизни Марфинской шарашки Солженицын написал роман «В круге первом». Это был первый круг его гулаговского ада.

«Творчество Солженицына использовали недруги СССР», — уверен писатель Эдуард Лимонов.

Э.ЛИМОНОВ: То, что он писал и делал, — это одна вещь, а то, что его, конечно, использовали для разрушения Советского Союза, я думаю, что использовали.

Я в своё время был в Америке в 75-м году, когда ему присвоили Нобелевскую премию за «Архипелаг Гулаг», если я не ошибаюсь. Но, если я ошибаюсь, то, во всяком случае, в 75-м году вышел «Архипелаг Гулаг».

И у меня был издатель Саймон Инсусто и он мне сам вот сказал откровенно: «Вы знаете, я отказался от публикации этой книги «Архипелага Гулаг», почему? – Потому что мне ЦРУ предложило какие-то, он сказал, большие деньги, чтобы я её напечатал большим тиражом. Нот я не захотел, так как в те времена считалось зазорным для американских интеллектуалов иметь дело с ЦРУ.

Но кто-то не посчитал зазорным, и, видимо, напечатали огромными тиражами

Безусловно, борясь против коммунизма, получилось, что Солженицына использовали в борьбе против СССР.

В.КАРА-МУРЗА: В 56-м году, в пору амнистий и реабилитаций Солженицын сможет вернуться в Центральную Россию и начать литературную обработку своих замыслов.

Вклад Солженицына в крушение коммунизма признаёт журналист Герман Лукьянов.

Г.ЛУКЬЯНОВ: Конечно, были гораздо более серьёзные течения и процессы, которые привели к краху коммунизма и Советского Союза.

Солженицын был одним из тех, кто громко об этом заговорил, о порочности системы задолго до того, как она стала очевидна значительному числу людей. В этом смысле он сыграл свою роль. Но, конечно, считать, что это он сокрушил Советский Союз – это преувеличение.

В.КАРА-МУРЗА: В 59-м на одном дыхании Александр Исаевич напишет повесть «Щ-854», которая войдёт в историю под названием «Один день Ивана Денисовича».

Перед литературным даром Солженицына преклоняется писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Самым сильным из того, что он написал, был «Один день Ивана Денисовича» не только потому, что это, конечно, хрустальная проза и с литературной точки зрения – это вершина его творчества, но и потому, что он так, как-то ясно и чётко показал, что происходит с человеком в этой системе. Как она его калечит и мучает. И в этом смысле он, конечно, сыграл огромную роль в высоконравственном самоутверждении народов, в возрождении нравственного чувства. Это точно.

И, конечно, в этом смысле подорвал не коммунизм, а существовавшую систему. Она к коммунизму никакого отношения не имела как теория. Это была такая советская, сталинская система. В этом смысле он сыграл колоссальную роль.

А вот в разрушении коммунизма участвовала книга «Архипелаг Гулаг», которая советскому читателю не была известна, а  произвела огромное впечатление на мир. И вот там, особенно в Европе, позиции коммунизма как теории были подорваны очень сильно.

В.КАРА-МУРЗА: В ноябрьском номере «Нового мира» за 61-й год «Один день» увидит свет и будет тут же переведён на основные европейские языки.

В советской системе координат рассматривает творчество писателя Александр Проханов.

А.ПРОХАНОВ: Роль Солженицына в крахе коммунизма немалая. Потому что Солженицын был советским писателем. Он написал советскую, антисоветскую книгу «Архипелаг Гулаг», и в условиях советской культуры, когда книга была мощнейшим инструментом, мощнейшим оружием, он это оружие, ну, с помощью своих заокеанских друзей, использовал как деструкцию.

В советское время книги начинали советскую эру. Такие книги, как «Как закалялась сталь», «Разгром», поэмы Маяковского. Во время войны такие книги, как «Молодая гвардия», «Они сражались за Роди ну», «Звезда» они формировали отпор. А в конце советской эры книги закрывали Советы: «Белые одежды» Дудинцева, «Дети Арбата», «Печальный детектив», и, конечно, «Архипелаг Гулаг».

И вот эти книги и, в частности, «Архипелаг Гулаг», — это была книга-реквием по Советскому Союзу, советской культуре и по самому Солженицыну как писателю. Потому что, когда исчезли советская среда и советская культура, сегодня Солженицын не виден: исчезли координаты, в которых он был крупным писателем.

Сейчас он, как корабль космический, потерявший управление, болтается, неизвестно, по какой орбите.

В.КАРА-МУРЗА: 8 октября 70 года Александру Солженицыну была присуждена Нобелевская премия по литературе.

Не склонен преувеличивать роль Нобелевского лауреата историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Роль Александра Исаевича в крахе коммунизма очень невелика, так же, как и роль всех противников советского режима.

Режим пал не под ударами своих противников, а под тяжестью собственной немощи, собственной дряхлости. Режим оказался колоссом на глиняных ногах.

Солженицын – великий писатель, великий боец политический, но думаю, что, к сожалению, на Западе он популярнее, чем в России.

В.КАРА-МУРЗА: За несколько лет до этого редколлегия журнала «Новый мир» безуспешно выдвигала повесть «Один день Ивана Денисовича» на Ленинскую премию.

Приоритет личности Солженицына отдаёт журналист Александр Будберг.

А.БУДБЕРГ: Роль его творчества незначительна. Роль его как личности высока. Это разные вещи. Творчества – нет. Но его творчество было проявлением большой, абсолютно не склонным к компромиссам, абсолютно бесстрашной личности, которая была готова заявить об этом. И всегда такая личность становится моральным авторитетом. А моральный авторитет – это, безусловно, человек, который влияет на то, или иное развитие исторических событий в той, или иной стране.

В.КАРА-МУРЗА: Последним произведением Солженицына, опубликованным в СССР, стал в 66-м году рассказ «Захар Калита».

В следующем году он отправил Съезду писателей открытое письмо, в котором призвал покончить с цензурой.

Умению сохранить достоинство учит творчество Солженицына, по мнению писателя Дмитрия Быкова.

Д.БЫКОВ: Я думаю, в крахе коммунизма роль его творчества, я не говорю сейчас о деятельности, а именно о роли творчества – она не так уж велика, потому что коммунизм рухнул по внутренним причинам.

А вот в том, что после краха коммунизма многие всё-таки сориентировались и не превратились в отбросы, а продолжали жить, работать, думать, я думаю, в этом роль Солженицына велика. Потому что он учит не столько борьбе, сколько достоинству. А это во все времена не последнее дело.

В.КАРА-МУРЗА: Публикация в 73-м году в Париже «Архипелага Гулаг» усилило антисолженицынскую кампанию.

Высоко ценит вклад писателя в падение коммунизма политик Сергей Митрохин.

С.МИТРОХИН: Я считаю Солженицына выдающимся писателем и общественным деятелем, который оказал колоссальное влияние на судьбу нашей страны и  внёс огромный вклад в  падение коммунизма.

Это писатель, который рассказал нам правду и, причём правду в огромных масштабах. И сумел эту правду донести до массовой аудитории. В этом его особая заслуга, что выделяет его на фоне других критиков советского режима, которые писали в эмиграции. Но им этого не удалось сделать. А Солженицын развернул против коммунизма не только значительную часть советской интеллигенции, и во многом он стал одним из источников диссидентского движения. Он развернул мировую общественность.

Он убедил и Западных интеллектуалов в том, что не надо восхвалять кровожадный сталинский режим. Он открыл им глаза. Поэтому его историческая роль неоценима, и мы должны о ней помнить.

В.КАРА-МУРЗА: 13 февраля 74 года писатель был арестован, обвинён в государственной измене, лишён советского гражданства и депортирован в ФРГ.

«Изгнанник сумел переломить общественное мнение Запада», — уверена диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Солженицын пробил стену. «Гулаг» — это был таран. Это было абсолютное доказательство, по крайней мере, для Запада.

Во многом то, что сделал Рональд Рейган, то, что Советский Союз был объявлен «Империей зла»,  — это было вызвано разоблачениями Солженицына. Вот это останется навсегда.

«Архипелаг Гулаг» – это такая пощёчина, это такой удар кирпичом. Конечно, коммунизм ещё и не выдержал, не смог прокормиться. Но к голоду советские люди привыкли. И без этой артподготовки, без этого отборного, прекрасного, аргументированного антисоветизма я не уверена в том, что Соединённые Штаты так классно разорили бы Советский Союз и поставили его на колени, и дали возможность Ельцину и всем нам его развалить. Так что, Солженицыну мы все обязаны.

В.КАРА-МУРЗА: Указ Президиума Верховного Совета о депортации Солженицына содержал формулировку: «За систематическое совершение действий, несовместимых с принадлежностью гражданства СССР».

«Смертельный удар получила от Солженицына коммунистическая доктрина», — убеждён Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Солженицын сыграл одну из ключевых ролей в демистификации главной мысли многих интеллектуалов Запада, да и русских интеллектуалов, о том, что социализм, как антитеза капитализму, несёт в себе мощное гуманистическое начало.

Солженицын обосновал то, что более бесчеловечного строя, то есть, антигуманного, в истории человечества ещё не было.

И мне кажется, что он нанёс смертельный удар именно в представлении о социализме как форме организации общественной жизни (неразборчиво).

Отбивка.

. В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что в нашей программе сегодня участвует Валерий Борщёв.

Валерий Васильевич, как, по-вашему, останавливало ли Александра Исаевича от возвращения в СССР вот  это несправедливое обвинение?

В.БОРЩЁВ: Ну, конечно же, оно висело.

Я вот уже в 90-м году был уже депутатом Моссовета, председателем Комиссии по свободе совести, вероисповедания и благотворительности.

Когда я стал депутатом, я сообщил Александру Исаевичу о том, что у нас происходит по созданию этой Комиссии. Получил от него ответ, где он, в общем-то, приветствовал те процессы, которые у нас происходили, в частности, создание этой Комиссии.

Но, конечно же, у него было ещё напряжённое отношение к тому, что происходит. Ему же была предъявлена 64 статья – измена Родине, ни  много, ни мало. Расстрельная статья. Вот тогда же, когда его в Лефортово привезли, Маляров так, зам. Генерального прокурора пришёл к нему и торжественно объявил, что «Вы обвиняетесь в 64-й статье».

Это был вообще поразительный день – 14 февраля 74 года. Когда вот 8 человек ввалились в квартиру и там поставили ногу. Их пропустили.

Я был в этой квартире у Александра Исаевича, где он жил. Там есть потаённая дверь. Там можно было выйти на чёрный ход, на чёрную лестницу, но ситуация была уже такова, что было ясно. Он внутренне был готов к тому, что это может произойти, и у него даже был расклад, чем всё это кончится: посадкой, высылкой. И он анализировал, какой вариант более вероятный. И вёл себя, в общем-то, спокойно. Хотя, когда ему предъявили 64 статью, ну, потом вскоре ему так торжественно прочитали Указ Президиума Верховного Совета, что он лишается гражданства.

А пришли они, кстати, в момент: у него на столе лежала рукопись «Жить не по лжи». Вот в кабинете, вот эти восемь КГБ-истов, которые пришли его арестовывать, они зашли в эту комнату, зашли в этот кабинет и не забрали ни  эту, были подготовленные уже материалы к сборнику «Из-под глыб». Это всё у него было в рабочем состоянии, он был в рабочем режиме. Он работал. И вот в это время они пришли его арестовывать.

Но он был к этому внутренне готов. Расстреляют ли его, посадят ли? – Он понимал, что такая опасность есть. Но, в общем-то, так сказать, не 100%, думал, что, скорее всего, вышлют. Из таких его предположений было.

Так и произошло. Поэтому то, что сняли с него обвинения, это многое изменило, это уже был как бы такой как бы открытый шаг, что это было уже, так сказать, признанием того, что было совершено преступление, когда он был арестован и выслан. И, конечно, мы тогда стали ждать его возвращения. Для нас это было важно. Вот для его соратников. Вот мы с Вадимом Борисовым часто общались. Он был представитель его материалов, собственно, он решал, как и что публиковать. Мы там с ним обсуждали эти вопросы. И, конечно, мы ждали его скорейшего возвращения. Честно говоря, лучше бы он раньше приехал. Всё-таки  был важен его приезд, ну, по крайней мере, уже в 94-м, уже в январе там. Но, тем не менее, я ездил его встречать туда, во Владивосток, и в Хабаровске был, когда самолёт остановился, подошёл к его самолёту. И он, его приезд изменил очень многое. Очень многое.

Власть не готова была, вот та власть не готова была его принять. Да, была такая торжественная встреча на Ярославском вокзале. Хотя там были, кстати, и лозунги гневные, осуждающие его. Там были и такие.

Но ему дали программу, по четвергам он вы ступал на Первом канале, а потом сняли. Потом сняли, заявив, что она нерейтинговая. Это не так. Программа была, его выступления, он отвечал на письма. Он говорил с народом. Он умел говорить с народом. Он говорил действительно о реальных проблемах и его голос был чрезвычайно важен.

Он очень боялся губительных, разрушительных процессов для всей страны. Он не желал этого. Он хотел действительно, вот и в письме к вождям это сквозит: спасти то, сохранить то, что ещё осталось.

Он, естественно, он относился с большим уважением к Андрею Дмитриевичу Сахарову. Они встречались. Но они и полемизировали. Вот его статья, сборник «Из-под глыб» посвящена одной из дискуссий. И, тем не менее, они были близки. Вот они были в одном направлении. Я думаю, что Сахаров и Солженицын при всех тех различиях, которые отмечали историки, и  которые действительно были в их позициях, это были единые направления.

Он не хотел крови – он был ответственный гражданин, поэтому он посчитал себя обязанным написать вот это «Письмо к вождям» — предложить им путь диалога. Вот, как сейчас вот, видите, сегодня рассказывал о том, как Сергей Адамович Ковалёв и Григорий Явлинский тоже предлагают путь нынешней власти: «Давайте, сядем за стол, давайте, предотвратим катаклизмы, давайте, предотвратим кровопролитие. Вы сейчас его не видите, не чувствуете». Да и тогда ж не чувствовали, в 73-м году. Почему они пренебрегли «Письмом к вождям» Солженицына?  — Они не ощущали ещё такой опасности. Она потом пришла.

Так что, коммунистический режим, коммунистическая идеология она была просто преступна, губительна. Она убивала и морально, и политически, и экономически. И это был тот режим, который не имел никакого оправдания и какого-то снисхождения со стороны Александра Исаевича.

В.КАРА-МУРЗА: Большое спасибо Вам за участие в нашей сегодняшней передаче.

Напомню, что гостем нашей студии был Валерий Борщёв – член бюро демократической партии «Яблоко», председатель её правозащитной фракции, член Московской Хельсинской группы.

Отбивка.

Это всё о главных новостях уходящих семи дней.

Вы смотрели и слушали программу «Грани недели».

В студии работал Владимир Кара-Мурза.

Мы прощаемся до встречи через неделю. Всего вам доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире