Время выхода в эфир: 19 марта 2010, 20:00

19 марта

Грани недели

Эфир ведет Владимир Кара-Мурза

В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте. В эфире телеканала RTVi и радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Смотрите обзор важнейших событий прошедших семи дней и слушайте мнение экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:

— Михаил Ходорковский адресует Владимиру Путину несколько риторических вопросов, желая видеть бывшего президента свидетелем защиты в Хамовническом суде;

— Госдепартамент США опубликовал доклад о правах человека, полный жесткой критике в адрес России;

— Прошедшие выборы не стали более честными по сравнению со скандалами минувшей осени;

— ООН бьет тревогу по поводу состояния экологии на стройках олимпийского Сочи;

— Проблеме законодательства, регулирующего оборот радиоактивных отходов посвящен специальный репортаж нашей программы;

— 20 лет назад была отменена роковая 6-я статья Конституции, закреплявшая монополию КПСС.

ДЖИНГЛ

Неблагополучие в области прав человека в РФ наглядно проявляется в затянувшемся деле ЮКОСа.

На минувшей неделе газета «Индепендент» опубликовала ряд вопросов Михаила Ходорковского к Владимиру Путину. Опальный олигарх хочет, чтобы Путин ответил на них в зале Хамовнического суда в качестве свидетеля защиты. «Ваши прокуроры утверждают, что я руководил ЮКОСом как лидер организованной преступной группировки — с кем же вы говорили, когда обсуждали со мной проблемы ЮКОСА?» — пишет Ходорковский, напрямую обращаясь к Путину.

«Ваши прокуроры обвиняют меня в краже нефти, добытой ЮКОСом с 1998 по 2003 год – это ли вы имели в виду, когда в 2003 г. лично поздравили ЮКОС в связи с его достижениями в коммерческой и общественной деятельности?». По достоинству оценил вопросы Ходорковского писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это, конечно, никакие не вопросы – это несколько пощечин. Звонких пощечин, которые фиксируют ангажированность этого процесса, ложь Путина и его участие в этом процессе – они это фиксируют. Это пощечины, никакие не вопросы. Если это считать вопросами, то ответы на это от Путина – именно от Путина — Ходорковский рискует получить в виде приговора, — Путин разговаривает со своими оппонентами так.

В.КАРА-МУРЗА: «Когда в феврале 2003 г. вы объявили стране, что у ЮКОСа нет проблем с налоговыми органами, какие налоги вы имели в виду, если ваши прокуроры говорят, что вся нефть была украдена?» — вопрошает экс-олигарх. Читателей этого интервью в первую очередь заинтересует вероятность ответа на него со стороны экс-президента. Риторическим считает закономерный вопрос журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Может ли Михаил Ходорковский получить ответы на вопросы Владимиру Путину, заданные через прессу? Думаю, в меньшей степени, нежели князь Курбский мог получить ответы на вопросы, заданные Ивану Грозному. Потому что князь Курбский, по крайней мере, был за границей. Если бы князь Курбский сидел бы в темнице у Ивана Грозного – не знаю, может быть, Иван Грозный и не удостаивал его ответом в данном случае. Ну и потом я просто не понимаю формат, при котором глава правительства должен общаться с человеком, который справедливо или несправедливо, — это уже другой вопрос, — но осужден по приговору суда. Владимир Путин же не считает Ходорковского политическим заключенным.

В.КАРА-МУРЗА: Другой неприятной новостью для Кремля в канун визита Хиллари Клинтон в Москву стал ее доклад о положении в сфере прав человека в мире. Более 70 страниц документа посвящены критике ситуации в России. В частности, в докладе указано, что в России ухудшилось положение со свободой слова и зафиксированы случаи вмешательства властей в региональные выборы. Не видит ничего экстраординарного в тональности заокеанской дипломатии владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Госдеп всегда достаточно критически оценивает состояние с правами человека в России, и «перезагрузка» или «не перезагрузка» здесь ни при чем – слишком много реальных фактов и сигналов, которые получает весь мир о том, что права человека не являются центральной темой внутренней политики РФ.

В.КАРА-МУРЗА: Госдепартамент США обращает внимание на то, что в Чечне, Ингушетии и Дагестане увеличилось число убийств и исчезновения людей, а также нападения на сотрудников правоохранительных органов. Местные власти не препятствуют политическим преследованиям и пыткам, а значит, регион уже не подчиняется федеральному центру, — считают американские эксперты. По данным ведомства, в 2009 году в России несколько правозащитников были убиты из-за своей профессиональной деятельности. Не считает жесткий тон доклада признаком охлаждения между Москвой и Вашингтоном писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Составлением этого ежегодного доклада занимается отдельное подразделение в Госдепартаменте, они всегда придерживаются жесткой линии и это не мешает другим подразделениям Госдепартамента разговаривать мягко, вежливо, очень любезно с африканскими людоедами или с какими-нибудь диктаторами. Нет, мне представляется, что линия администрации Обамы в отношении России пока не меняется.

В.КАРА-МУРЗА: Ранее Госдепартамент США осудил разгон митинга оппозиции 31 января на Триумфальной площади в Москве. «Задержание протестующих, включая известных правозащитников и лидеров политической оппозиции вместе с сообщениями о плохом обращении с некоторыми демонстрантами представляет собой еще один удар по свободе слова и собраний», — заявил тогда Вашингтон. Скептически воспринимает положения доклада экономист Михаил Хазин

М.ХАЗИН: Не надо читать перед едой советских газет – не читайте доклад Госдепартамента. Это пропагандистский документ. Это примерно то же самое – вот меня часто спрашивают: что вы думаете, защитники прав человека обвиняют там… Я спрашиваю – как давно эти защитники защищали тех пакистанских крестьян, которых разбомбило НАТО?

В.КАРА-МУРЗА: МИД России выступил с критикой доклада Госдепартамента США о соблюдении прав человека. В российском министерстве его назвали «традиционным» и даже «ритуальным». Ужесточение позиции американской администрации отмечает политик Владимир Рыжков.

В.РЫЖКОВ: Действительно, администрация Обамы после этого «медового месяца», который был в прошлом году, убедившись, что очень трудно добиться согласия с Россией и по СНВ, и по Ирану, и по развертыванию ПРО в Европе, и по сотрудничеству между Россией и НАТО — мне кажется, что сейчас начала пересматривать свой подход к отношениям с администрацией Медведева-Путина, и скорее всего, 2010-й год будет годом определенного охлаждения, обострения отношений и доклад Департамента о правах человека об этом свидетельствует. Но кроме этого, конечно, надо честно сказать для объективности, что на самом деле ситуация с правами человека в России не улучшается. Так что доклад Департамента о демократии в России, о правах человека, он не только отражает похолодание в отношениях между администрациями, но и объективно плохую ситуацию, которая сохраняется в самой стране, в России, с правами человека.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Единый весенний день голосования не принес избирателям уверенности в чистоте состоявшихся выборов.

Глава Центризбиркома Владимир Чуров, подводя итоги прошедший избирательной кампании заявил, что количество жалоб на деятельность избирательных комиссий уменьшилось на четверть, в то же время увеличилось число жалоб партий друг на друга. Основным видом нарушений он назвал противоправную агитацию. По его словам, в 20 регионах были выпущены фальшивые листовки от имени губернаторов, а также фальшивые газеты. Резкое снижение уровня конфликтности радует журналиста Максима Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Судя по тому, что скандалов было меньше – практически вообще не было скандалов и в основном, несмотря на легкое бурчание, все партии, участвующие в этих выборах, были довольны и даже какие-то оппозиционные партии где-то что-то там победили, или вошли куда-то, какие-то проценты завоевали, — мне кажется, что Кремль-таки сдерживает обещания свои, в частности, выборы более адекватно имеющие отношение к представлению оппозиционных партий о том, какое место они должны занимать в обществе. Скандалов-то поменьше.

В.КАРА-МУРЗА: Чуров отметил, что «Единая Россия» боролась, в первую очередь, против самовыдвиженцев. Он отметил, что из них 84 тысячи были сняты с выборов. Теперь ЦИК планирует рассмотреть все отказы в регистрации, а также инициировать уголовные дела по факту выпуска фальшивок. Кроме того, будет рассмотрена ситуация с отменой результатов выборов в трех муниципальных образованиях. Явные перемены к лучшему заметил владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Характер выборов мартовских разительно отличался от скандального характера выборов октябрьских, и это следствие прямого вмешательства Медведева в этот процесс. Так что думаю, если эта тенденция будет продолжена, может, следующие осенние выборы будут еще лучше.

В.КАРА-МУРЗА: «Единая Россия» уступила часть голосов оппозиционерам на прошедшее в минувшее воскресенье выборах, потому что не гналась за процентным планом, — об этом заявил источник в администрации президента России. По словам представителя Кремля, на нынешних выборах никаких установок в процентах на победу «Единая Россия» не получала. В администрации Медведева опасались повторения сценария осени 2009 года, когда депутаты трех парламентских фракций, протестуя против фальсификаций на выборах, покинули зал заседаний Госдумы. Конфликт тогда удалось урегулировать только после личного вмешательства президента страны. Не видит прогресса за прошедший период политик Владимир Рыжков.

В.РЫЖКОВ: Смешно говорить о том, что якобы есть какие-то улучшения на выборах 14 марта по сравнению с выборами 14 октября.

В.КАРА-МУРЗА: В итоге на последних выборах в законодательное собрание партия власти набрала более половины голосов избирателей только в четырех регионах из восьми. Руководство «Единой России» объясняет такие результаты тем, что весенняя избирательная кампания проходит на фоне повышения тарифов ЖКХ, и поэтому получить голоса избирателей становится сложнее. Для Кремля важнее отсутствие скандалов на выборах, чем рейтинг «Единой России». Перераспределение ролей в избирательном процессе не укрылось от внимания экономиста Михаила Хазина.

М.ХАЗИН: Вообще говоря, Кремль сегодня уже не контролирует результаты выборов — в классическом смысле этого слова. Результаты выборов контролирует региональная элита, и они выдают тот результат, который им нужен.

В.КАРА-МУРЗА: По итогам выборов во всех законодательных собраниях будут присутствовать четыре парламентские партии. Следующая избирательная кампания состоится 10 октября. В рамках этого «Единого дня голосования» пройдет 7 тысяч выборов. И хотя сами представители парламентских партий считают, что в целом результаты весеннего голосования отражают реальную политическую ситуацию в стране, условность сравнения весны с осенью осознает писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Весенние выборы более честные, чем октябрьские. Дальше вопрос с точкой отсчета. Да, где-то там, глубоко в отрицательных величинах, глубоко ниже нуля, — да, весенние выборы были чуть более честными, чуть меньше был административный ресурс, что сказалось на результатах. Но выборами в европейском смысле слова это, разумеется, назвать нельзя, потому что соревновались между собой куски номенклатуры – той номенклатуры, которая утверждена в Кремле.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Иван Стариков, член Бюро демократического движения «Солидарность», член президиума политсовета «Народно-демократического союза» Михаила Касьянова. Сдержал ли Кремль 14 марта свое обещание избавить выборы от грубого административного давления?

И.СТАРИКОВ: Вы знаете, «дьявол прячется в деталях». Если посмотреть на результаты выборов, что «Единая Россия» потеряла почти 15% голосов в отношении выборов осеннего «единого дня» 11 октября, что практически везде представительные, законодательные органы, власти различных уровней прошли — и «Справедливая Россия», и ЛДПР, и коммунисты, — то можно сказать, что, в общем, сдержал.

Но это очень небольшая часть правды. Во-первых, конкретный пример: 6300 кандидатов не было зарегистрированы. Это была новая технология, использованная ЦИКом для того, чтобы не допустить, особенно в органы исполнительной власти различных уровней, кандидатов, условно говоря, непредсказуемых, не от «Единой России», в том числе, самовыдвиженцев.

И вот вам, что называется, пример из жизни: есть такой красивейший уголок на сибирской земле — Мастянинский район — это моя родина, я там родился, работал в свое время директором совхоза, и там 14 марта тоже состоялись выборы главы района. В итоге 11 марта агитаторы которые разносили газеты и листовки по районному поселку Маслянино, один из них, Виталий Савельев, между прочим, парень, который вышел из детдома Маслянинского, был остановлен нарядом милиции, его затащили в машину, сначала отдубасили в машине, потом привезли в отделение милиции, где подполковник Олег Сизов продолжил избиение – так, что у парня началась рвота. Потом, без всякой санкции, поехали домой, — там он уголок снимает, — провели обыски, изъяли там часть листовок. Он попытался освидетельствовать побои непосредственно в районной больнице – ему было отказано в этом, пришлось ехать в соседний район, и только там освидетельствовали – в итоге человек оказался на больничной койке. Поэтому это вот тот пример, что делала милиция. Я думаю, что г-н Нургалиев или его помощники смотрят и слушают «Эхо» и, наверное, сделают соответствующие выводы.

Независимо от политических пристрастий, правые или левые, нам на сегодняшний день необходимо вернуть политическую конкуренцию в страну, чтобы выборы по настоящему были выборами. Поэтому на этапе хотя бы — мы можем спорить о программах, или в ходе избирательной кампании, — но когда приходит тот самый главный момент подсчета голосов, то здесь, безусловно, необходимо объединять все усилия. И я думаю, что в том числе, существенное падение результатов «Единой России» было обеспечено, особенно в тех регионах, где произошло. Это не только я вижу по Кургану, Свердловской области, по Воронежской области, по Хабаровску – там, где «Единая Россия» набрала меньше 50%.

В.КАРА-МУРЗА: Большое спасибо вам за это интервью. Напомню, что гостем нашей студии был Иван Стариков, член бюро демократического движения «Солидарность», член президиума политсовета «Народно-демократического союза».

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Проблема радиоактивных отходов остро нуждается в современной нормативной базе. Репортаж Светланы Губановой.

С.ГУБАНОВА: «Выгодо-сомнительный ущерб» очевиден, — именно так охарактеризовали новый законопроект о радиоактивных отходах независимые экологи. 20 января закон был принят Госдумой в первом чтении, на 17-е марта назначено предварительно второе. Оно не состоялось – нескончаемый поток писем протеста обрушился на голову думцев — с требованием внести все новые и новые поправки в закон. Очевидно, что экологи такой закон ждали, — говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита», но мало кто мог предположить, что окажется он таким однобоким, и будет защищать исключительно интересы атомщиков.

В.СЛИВЯК: Тут такое солидарное мнение примерно 30 основных экологических организаций России, которые подписались под обращением к Государственной думе. Это же ужас — в стране накоплено полмиллиарда тонн различных радиоактивных отходов, с ними непонятно, что делать, но вместо закона, который бы позволил не то, чтобы решить полностью, а хотя бы начать решать проблему с радиоактивными отходами в России, мы увидели закон, который сделан под корпоративные интересы государственной корпорации «Росатом».

С.ГУБАНОВА: Оснований для таких заявлений предостаточно: протест экологов, во-первых, предполагает «Росатомом» вариант закачки жидких радиоактивных отходов под землю – это неприемлемо, такой способ захоронения должен быть отвергнут, точнее, категорически запрещен, — заявил Владимир Сливяк, как только был включен в состав Рабочей группы Комитета Госдумы России по природным ресурсам по внесению поправок в обсуждаемый проект.

В.СЛИВЯК: До сих пор закладка радиоактивных отходов была запрещена, наиболее ярко этот запрет отражен в законе об охране окружающей среды, где написано, что сброс и захоронение радиоактивных отходов запрещены и в недра, в водные объекты, — то есть, везде, в любые компоненты окружающей среды.

С.ГУБАНОВА: По словам биолога Алексея Яблокова, распространение радиоактивной линзы в Красноярском крае от Железногорска, Сибирского горно-химического комбината, идет в сторону Енисея со скоростью 10-15 метров в год — остался один километр. В Димитровграде до городского водозабора осталось два километра. Слово Владимиру Сливяку, сопредседателю группы «Экозащита».

В.СЛИВЯК: Один момент очень важный – почему мы так волнуемся по поводу этого закона, когда есть в других законах запреты. Потому что в одной из статей закона сегодня написано черным по белому следующее: что этот закон будет главным при решении всех вопросов с радиоактивными отходами.

С.ГУБАНОВА: Единственный допустимый способ хранения радиоактивных отходов — в твердом виде, в специальных контейнерах, — это осознают все экологи, за исключением специалистов Росатома. Комментирует Владимир Сливяк.

В.СЛИВЯК: Они так прямо и сказали на Рабочей группе, — мы говорим: а зачем вы хотите жидкие отходы, это же опасно, — давайте отверждать их и хранить. Более того, там был даже представитель фракции КПРФ, который сказал — да, надо отверждать радиоактивные отходы, мы тоже за это выступаем. Росатом говорит – нет, это слишком дорого, это же мы тогда банкротами станем – нет, мы не можем, никак. Мы говорим: Ребята, на «Маяке» куча жидких радиоактивных отходов, которые возникли не от военной промышленности, а при коммерческой переработавшего топлива — вы должны за них платить. Они на это говорят: вы знаете, это вообще не вариант. Если мы сейчас заставим все предприятия, которые имеют радиоактивные отходы платить за эти радиоактивные отходы, которые они наработали — все эти предприятия в момент станут банкротами. Это близко к оригиналу, это фактически цитата г-на Евстратова, зам.директора госкорпорации Росатом.

С.ГУБАНОВА: Владимир Милов, бывший заместитель министра энергетики, а ныне член движения «Солидарность», говорит, что сегодня, к сожалению, кроме независимых неправительственных организаций, очень мало кто поднимает голос на эту тему. Политические силы и вовсе молчат.

В.МИЛОВ: У нас нет иллюзий, мы понимаем, как сегодняшняя система принятия решений работает: если в администрации президента согласуют прохождение закона через второе чтение, третье, Совет Федерации и подписание президентом, — значит, примут и с закачкой, примут и без того, чтобы обязательно полагалось спрашивать население про размещение могильников, и освободят Росатом от ответственности за накопленные отходы. Но мы, тем не менее, те, кто озабочен этой проблемой и считают ее крайне важной для благополучия нашей страны, где здоровья наших граждан, — мы будем бороться.

С.ГУБАНОВА: 17 марта активисты-экологи провели пикет у здания российского представительства французской компании «Рева» против ввоза объединенного гексафторида урана на территорию России – его поставки в Россию на дообогащение осуществляются на основании контрактов, заключенных еще в середине 90-х годов 20 века. Отправка гексафторида урана в Россию является, по сути, поставками радиоактивных отходов. Если добавить такие захоронения к большому числу неучтенных могильников, могильников, которые являются последствиями подземных мирных ядерных взрывов, которые вполне официально были разрешены российскими властями, экологическая картина российской действительности будет выглядеть весьма внушительно. Слово экологу Алексею Яблокову.

А.ЯБЛОКОВ: На территории России было проведено 85 подземных мирных ядерных взрывов. Ближайший был в Ивановской области — кругом там. В Астраханской области – 15 взрывов, в Мурманской области два взрыва, и так далее. Атомщики сами, крупнейшие атомщики говорят, что это огромная проблема. Надо объявить эти места местами неконтролируемого захоронения радиоактивных отходов, придать им статус — ничего этого в законе нет. А проблемы нарастают.

С.ГУБАНОВА: Одно исковое заявление независимыми экологами уже подготовлено, на днях оно будет направлено в Верховный суд. Дословно оно звучит так: «Исковое заявление с требованием отменить постановление председателя правительства В.В.Путина от 13 января 2010 г. №1, которое разрешает сброс ядовитых веществ в озеро Байкал» — это действительно качественно проработанный с юридической точки зрения иск. Если наша судебная система, которая априори не является независимой, все-таки этот иск не примет к рассмотрению, — заявляют экологи, — это будет серьезным информационным поводом к целому ряду протестов совсем другого уровня.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Организация Объединенных Наций встревожена нарушениями экологических норм при строительстве объектов сочинской Олимпиады.

Эксперты ООН раскритиковали олимпийскую стройку в Сочи. В специальном докладе они обвиняют российских чиновников в затягивании принятия решений, связанных со снижением негативного влияния подготовки к Олимпиаде на экологию. Доклад подготовлен по итогам январской проверки, проведенной экспертами Миссии ЮНЭП, программы по охране окружающей среды ООН.

Специалисты ЮНЭП заявляют, что российские власти в представительстве некоторых олимпийских объектов проигнорировали требования экологов и закрыли глаза на суммарный эффект, который проект окажет на экосистему сочинского региона и на его жителей.

В докладе приводятся комментарии экологов, утверждающих, что в результате строительства уже нанесен непоправимый ущерб: разрушены привычные места обитания животных, в том числе, медведей и птиц. Главной угрозе подвергается река Мзымта, вдоль которой должны пройти автомагистраль и железная дорога к месту проведения игр: на ее побережье уже вырублены тысячи буковых деревьев. Много вопросов к авторам доклада у владельца «Независимой газеты» Константина Ремчукова.

К.РЕМЧУКОВ: В докладе ЮНЭП прозвучала такая фраза необычная, что «строительство олимпийских объектов не соответствует стандартам». Я даже попросил наших журналистов попытаться разобраться, что такое «стандарты строительства». Это что, не устраивает, как Джамшут и Рафшан строят эти объекты? – что нас устраивает, евро-таджикский ремонт всех устраивает, а их не устраивает. Или за этим скрывается озабоченность стандартами строительства с точки зрения экологии? Ну, будем разбираться. Думаю, что тема экологии и Олимпиады-2014 будет все время в фокусе внимания российских и зарубежных СМИ, экспертов, представителей всех экологических движений, поскольку это тема и политическая, и есть много сил, которые хотят, чтобы была, с одной стороны, правда у нас – какой ценой мы проводим эту Олимпиаду, а с другой стороны, есть масса желающих репутационное повредить как бы Олимпиаде-2014 и фокусировать свое внимание на этих проблемах. Так что, думаю, до 2014 г., вплотную до Олимпиады, мы будем говорить на эту тему.

В.КАРА-МУРЗА: При этом, — отмечают экологи, — российские власти тянут с принятием решений, которые позволили бы хотя бы в какой-то степени компенсировать нанесенный природе ущерб. В частности, в докладе упоминается обещанное расширение Сочинского национального парка и создание охраняемых лесных территорий вдоль Черноморского побережья, где могли бы зимовать перелетные птицы. Напомним, что ранее Всемирный Фонд Дикой природы и «Гринпис» отказались сотрудничать с госкорпораций «Олимпстрой», протестуя против того, что к их требованиям не прислушиваются.

В своем докладе ЮЕЭП выдала ряд рекомендаций для организаторов Сочинской Олимпиады. Они, в частности, предусматривают создание новых заповедных зон на побережье Черного моря и расширение Национального парка в Сочи. По мнению экспертов ООН, эти места могут стать новым домом для мигрирующих птиц, которые не смогут вернуться на привычные места из-за Олимпиады.

Вполне разделяет беспокойство экспертов ООН журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Что касается строек в России, то беспокойство ООН — не знаю, домоуправления и меня лично всегда оправдано, к сожалению. Потому что у нас, конечно, с вывозом мусора строительного, с адаптацией потом природы после крупных строительств – конечно, из рук вон плохо обстоит дело. Тут бы надо бы поучиться нашим строителям у немцев, у шведов, французов. Когда что-то строится, не ленитесь потом траву высаживать, деревья восстанавливать. Я понимаю, что если строится объект большого объема, то надо вырубать какие-то леса, — это неизбежно. Но делайте потом так, чтобы это не носило характер марсианского пейзажа. Надо обязательно включать в бюджет потом какое-то восстановление экологическое – это везде в цивилизованном мире применяется.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: 20 лет назад из Конституции СССР исчез позорный пункт о монополии одной партии, приведшей к краху всю политическую систему.

С самого начала работы Съезда народных депутатов СССР возникла острая дискуссия о необходимости перехода к многопартийной системе, о политической демонополизации и отмене 6-й статьи Конституции СССР. Низкую эффективность однопартийной монополии отмечает историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Порочность монополии КПСС в том еж, в чем порочность вообще любой монополии – если одна фирма тачает ботинки, то у нас будут плохие ботинки. Если одна государственная компания выпускает машины, — всегда будут плохие машины. Если одна правит страной — это будет всегда плохое правление. Такое плохое правление было и у КПСС. Я не беру страшного, людоедского периода сталинского правления – это просто даже отдельный вопрос, который мы выводим за скобки, но даже когда власть стала более вегетарианской, не такой убийственно страшной для людей, она осталась просто плохой и неэффективной.

В.КАРА-МУРЗА: Статья 6-я Конституции 1977 г. гласила: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия СССР, КПСС существует для народа и служит народу». Жупелом для «врагов государства» была монопольно правившая КПСС, по мнению писателя Александра Проханова.

А.ПРОХАНОВ: Монополия КПСС была порочна в том, что с помощью КПСС сохранялась великая «красная держава». Это было порочно. С помощью КПСС создавался великий военно-промышленный комплекс, космос, армия. С помощью КПСС одерживались великие победы. Это, конечно, было недопустимо. КПСС надо было уничтожить немедленно, — тогда вообще не было бы СССР. А выведя Компартию из системы управления, мы получили развалины. И многие на этих развалинах сейчас развалились и пируют, и кайфуют, и кидают ком грязи в свою родину, которая воспитала их. Среди, особенно, гуманитарной интеллигенции много людей, которые не могут, говоря, упиваясь о своих звездных и карьерных успехах сказать, что там, в страшном Советском Союзе, они были никем.

В.КАРА-МУРЗА: «Вооруженная марксистско-ленинским учением, — утверждала 6-я статья, — Компартия руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает научно-обоснованный характер его борьбе за победу коммунизм». Душную атмосферу застоя связывает с монополией КПСС культуролог Даниил Дондурей.

Д.ДОНДУРЕЙ: Монополия – это отсутствие какой-либо конкуренции, а следовательно, это вечное управление обществом, а следовательно, это выращивание бесконечное пороков. Когда у какой-то системы нет источников обновления, то она обрастает сначала наростами, потом загнивает, и через какое-то время тонет.

В.КАРА-МУРЗА: Отменить 6-ю статью и признать политический плюрализм, внедрить рыночные механизмы в экономику, деидеологизировать управление первой потребовала Межрегиональная депутатская группа. Однопартийность противоречила самому марксизму, — уверен владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Как писали классики марксизма — я это хорошо помню по университетским годам, — «всякая монополия таит в себе тенденцию застоя, к загниванию». Это один из основных пафосов даже ленинского протеста против империализма и монополистического капитала. Потому что огромное количество доказательств было приведено на материалах начала 20-го века о том, что монополистическое положение той или иной структуры ведет к загниванию. Потому что конкуренция только заставляет развиваться. И вот это загнивание, разложение системы в СССР, связанное с монопольным положением партии, оно уже 20 лет назад было совершенно очевидным. Ничего нового не могло пробиться, если ты не был членом партии, — а это же абсурд — система эволюционирует успешно, когда самые толковые имеют право и возможность себя реализовать. А если во главу критериев кладется критерий партийной принадлежности, либо идеологической лояльности, и лишь во вторую очередь твои деловые качества, то понятно, что система очень скоро обросла людьми, которые либо искренне, либо фальшиво декларировали свою приверженность основным идеологическим постулатам эпохи, и делали на этом карьеру.

В.КАРА-МУРЗА: Составной частью системы считал монополию КПСС писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Порочна была вся советская система, и все ее компоненты составляли единое целое – как вырвали что-то одно, все и рассыпалось. На самом деле была самая нестойкая система. Она могла существовать только в своей цельности, в полном единстве, когда одна партия – все молчат, а если что-нибудь сказал, — тебя сразу накажут. Как только один кирпичик вынули из этой системы – все сразу рухнуло. Порочная это была система, она была нежизнеспособная. Поразительно, что она столько лет продержалась.

В.КАРА-МУРЗА: Ущербность и деградацию в отсутствии конкуренции констатирует публицист Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Всякая монополия плоха тем, что она не имеет стимула развиваться, улучшаться, меняться. А порочность монополии КПСС – сначала она была плоха тем, что коммунисты были просто бандиты, фанатики – фанатики и бандиты, — это ленинские коммунисты. Потом они были бандиты и в меньшей степени фанатики – это сталинские коммунисты. А потом руководящие коммунисты, — не все, разумеется, но те, кто определяли политику страны, — стали просто впадать в маразм, и довольно быстро. Вот этим была плоха монополия КПСС: проделав путь через фанатиков, через бандитов до маразматиков, — конечно, это была не самая лучшая монополия.

В.КАРА-МУРЗА: О том, что партноменклатура узурпировала власть, сожалеет журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: При всем при этом в партии было очень много, огромное количество порядочных, достойных, трудолюбивых, честных, патриотически преданных своей стране и народу людей. И партия была, наверное, символом строя, символом борьбы, символом строительства и всего такого прочего. Но монополия КПСС – это, к сожалению, была не монополия партии. Это была монополия партийного руководства, очень узкого. Вот я знал в своей жизни очень много коммунистов – если бы эти люди имели реальную власть, я бы ничего не возражал против этого. Но я был свидетелем, как человек, выступая на партсобрании, потом исключался из партии, подвергался гонениям – когда он указывал на какое-то воровство, на что-то еще. Поэтому КПСС не была никакой правящей силой советского общества, эта 6-я статья была абсолютная мифология. А вот партноменклатура – это была правящая сила, против партноменклатуры ни один член партии не мог выступить, что это за партия, в которой голоса ее членов не могут раздаваться, в которой, если человек, как генерал Григоренко, начинает доискиваться правды, его в сумасшедший дом отправляют? Поэтому не было никакой монополии КПСС. А вот монополия КПСС-номенклатуры была, и она была абсолютно порочна, постыдна, и привела к смене политического режима. Эта номенклатура, исходя из собственной монополии над всеми сторонами жизни, и привела к 90-м годам, когда она захватила просто всю экономику страны и уже ни перед кем не отчитывалась – ни перед народом, ни перед Советами, — ни перед кем абсолютно.

В.КАРА-МУРЗА: Неизбежной деградацией оборачивается любая монополия на власть, — уверен писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Что касается монополии партии, монополии политической, то совершенно неважно, как называется эта партия — КПСС, КПК, партия «Крылатого коня Чу Чхе», я не знаю, какая партия есть у Роберта Мугабе, «Национального освобождения», наверное, — в Зимбабве. Совершенно неважно, как это называется, и под каким знаменем оно ходит. Важно, что она одна, важно, что узурпирована власть, важно, что власть приравнивает себя к родине и всякий, кто против власти, объявляется врагом народа и родины. Одна и та же технология – от Кубы до Кореи, от Мугабы до Путина. КПСС была одной из таких партий, монополизировавших власть. Совершенно неважно, непринципиально, что там «серп и молот», а принципиально, что там КГБ и концлагеря. Концлагеря появляются везде, политические заключенные появляются везде, где есть одна партия, везде, где есть монополия власти. Монополия, как всякая коррупция, кончается деградацией. На длинных дистанциях это очень заметно. На короткой это может привести даже к подъему какому-то, как у Гитлера, но на длинные дистанции это приводит непременно к деградации. Потому что кадровый отбор производится по принципу верности, а не по принципу квалификации. Значит, постепенно лучшие изгоняются и уничтожаются — самые активные, самые лучшие, самые независимые, самые честные, а наверху появляется вот это «все». И дальше мы видим этот ламброзианский тип: что на Мавзолее, что в прокуратуре нашей – одно и то же, одни и те же лица с печатью вырождения, — что совершенно естественно. Посмотрите на гитлеровских штурмовиков, посмотрите на верхушку северокорейской компартии – если не считать разреза глаз, — это одни и те же лица, это деградация. И эта деградация естественным образом сопровождала КПСС. Ленинское правительство называли самым образованным в Европе – оно действительно было по количеству высших образований самое образованное. И вот этого малого и большого Совнаркома все благополучно пришло к Константину Устиновичу Черненко, да? — деградация, связанная с монополией на власть.

В.КАРА-МУРЗА: Согласно решению. Третьего, внеочередного Съезда Народных депутатов, статья 6-я новой Конституции была изложена в новой редакции: «Коммунистическая партия СССР и другие политические партии участвуют в управлении государственными и общественными делами». Крах монополии КПСС образовал обозревателя «Новой газеты» Артемия Троицкого.

А.ТРОИЦКИЙ: Кстати говоря, еще и Карл Маркс говорил, что всякая монополия ведет к загниванию. Поэтому я так думаю, что, конечно же, советские бюрократы были плохими марксистами, поскольку утвердили монополию КПСС даже в Конституции. То, что статью эту отменили – ну, я думаю, они это правильно сделали. Другое дело, что тогда, в 90-м году, это был уже практически акт формальный. Потому что монополия КПСС, начиная с 1986-1987 гг., монополия и идеологическая, и властная, и так далее – она уже стала сыпаться вовсю. И практически формальная отмена этой статьи была уже констатацией, уже закреплением существовавшего в то время в стране положения.

В.КАРА-МУРЗА: Вскоре возникли «Крестьянская», «Аграрная», «Народная», а затем «Демократическая» партии России. Однако времена имеют особенность возвращаться, — о чем сожалеет диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Если бы мы не вернулись к нигде не записанной монополии на власть «Единой России», хотя Конституция нормальная, а практика полностью противоречит теории, я бы вам ответила, что это тяжелое советское прошлое, это диктатура, это тоталитаризм, это полный отказ от развития, отсутствие обратной связи, это коммунистические маньяки, а мы теперь европейцы, мы провели реформы. Вы знаете, боюсь, что Конституция это такая «пин-карта», «пин-код» — внутри, это генетика: то, что внутри, а не на бумаге. Поэтому можно писать очень много хороших текстов, принять Декларацию прав человека, под ней подписаться, отменить все на свете, проголосовать «против», а потом «народная душа», загадочная, славянская, вернется к привычной практике: «была бы шея, а хомут найдется». Сначала «хомут» назывался КПСС, и был записан, а сейчас «хомут» называется «Путин», «Единая Россия», чекистская хунта, — это нигде не записано, и это существует, вопреки Конституции. Увы, оказалось, что свободы мы недостойны.

В.КАРА-МУРЗА: Наглядность однопартийности удручает журналиста Александра Минкина.

А.МИНКИН: В чем была порочность, объяснить очень легко: выйдите на улицу и посмотрите на монополию «Единой России»: вот менты, которые могут убивать, грабить и насиловать, вот выборы, которые абсолютно фальсифицированы, вот, что показывают по Первому, Второму, Третьему, Четвертому каналам телевидения какой-то кошмар, от которого всех тошнит. Но вот это — монополия одной власти.

В.КАРА-МУРЗА: Удручающие итоги однопартийности подводит писатель Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: В результате к концу диктатуры КПСС в Советском Союза мы имели в правящем эшелоне асов, мастеров захвата власти, прохода к власти и удержания власти. При этом, с точки зрения управления государством, они были абсолютно заурядными людьми, которые не в состоянии были отвечать на вызовы времени, эпохи, выводить страну из тупика. И страна стояла действительно на грани и накануне краха.

В.КАРА-МУРЗА: Разрушительные последствия однопартийной монополии констатирует политик Владимир Рыжков.

В.РЫЖКОВ: Монополия КПСС надорвала, сломала позвоночник России просто в десяти местах, идо сих пор Россия – это парализованный инвалид, который никак не может придти в себя, осознать свое прошлое, встать на ноги и пойти вперед.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Юрий Болдырев, бывший народный депутат СССР, член Межрегиональной депутатской группы. В чем значение отмены 6-й статьи Конституции, произошедшее 20 лет назад?

Ю.БОЛДЫРЕВ: Сколько людей вы ни спросите, у всех, наверное, будет разное мнение. Мое представление таково: есть высший орган государственной власти – Съезд народных депутатов СССР. Представим себе, что этот Съезд весь, или большая его часть, был бы достаточно самостоятелен, пытался бы на самом деле взять в свои руки всю полноту власти и нести за это ответственность, и какие-то решения партии этому мешали бы? Тогда актуальным был бы вопрос о том, что — партия отойди, не мешай. Но ведь этого ничего не было.

Съезд Народных депутатов, его абсолютное большинство, был послушен команде из президиума. В этом смысле реально для принятия каких бы то ни было управленческих решений – на уровне Съезда, или где бы то ни было еще, — есть 6-я статья Конституции, нет 6-й статьи Конституции, — это абсолютно ничего не меняло. Вот когда уже сформировался Российский Съезд – там был уже другой расклад сил, вот там это могло играть какую-то роль.

Но вы же понимаете, что и на Российском Съезде – я не был его депутатом, но следил за тем, что там происходило – там ведь ни одно голосование не зависело от того, есть 6-я статья Конституции, или нет. Тоже надо понимать – реально это не зависело. Поэтому были люди, которые считали, что это вопрос, который нужно решить, потому что он принципиален – нельзя жить по неправильной Конституции. Были люди, которые провозглашали этот лозунг потому, что он действительно просто сплачивает оппозицию. Были люди, которые относились к этому сугубо формально, — не надо тратить на это слишком много времени, потому что она и так сама «рассосется».

Если честно, — я скорее относился, наверное, к числу последних – я больше старался заниматься содержательными вопросами, предполагая, что действительно, этот вопрос сам достаточно быстро рассосется. Ну, он и рассосался – ведь никакой борьбы не было. Представьте себе: пришли люди, хотели бороться, требовать, голосовать, а им говорят: здравствуйте, проходите, пожалуйста, — все сдались без боя. Без боя, потому что сверху пошла команда. До этого была команда «держать, не пущать», потом пришла команда: «отменить 6-ю статью Конституции». Это не было победой в сражении, это был приказ сверху, — все: мы решили так, теперь будет вот так. И все.

Да и, честно говоря, подозреваю, что никаких всерьез переговоров на эту тему Горбачев ни с кем в Межрегиональной группе не вел — по той простой причине, что Межрегиональная группа была слишком малой частью, всего порядка 10% съезда. Ну, кто ведет всерьез переговоры по вопросу о фундаментальном положении Конституции с десятью процентами высших органов государственной власти – конечно, никто всерьез не ведет. Поэтому, какие там кулуарные договоренности были, какие резоны были у Горбачева, что он на что разменивал, сам он хотел уйти от всевластия КПСС для того, чтобы оказаться независимым от Политбюро — он все-таки был там членом Политбюро, коллегиального органа, хотя и председатель, самый главный, генсекретарь. А здесь он вроде президент, и все — самостоятельный. Я подозреваю, что скорее, этот резон был, что он стремился уйти от возможности влияния на него руководящих органов партии.

Но опять же – большинство членов КПСС точно так же, как нормальные все прочие люди представляли себе, что система должна быть демонополизирована, что система загнивает и ее нужно менять. И, к сожалению, мне кажется, что рубеж в этом смысле был не момент отмены 6-й статьи Конституции, а 28-й Съезд КПСС. Если бы 28-й Съезд КПСС, который был позже, пошел по другому пути, действительно, если бы произошло разделение партии на несколько реальных партий, мне кажется, это могло бы позволить сохранить большую степени управляемости – не в смысле управляемости из Кремля, как сейчас это понимается, а управляемости, возможности согласованных каких-то действий, возможности неконфликтных действий. Да и сохранения страны, в конце концов.

То есть, мне кажется, ключевой рубеж – не отмена 6-й статьи Конституции, а, с моей точки зрения, крайне неудачный 28-й Съезд КПСС. По итогам которого, кстати, многие, включая меня, либо вышли из Компартии СССР, либо написали заявление о том, что я перехожу в ту часть, которая, как я предполагаю, должна отделиться – разные варианты были. Мне кажется, рубеж там.

Те партии, которые родились тогда, на той волне, — еще до отмены 6-й статьи Конституции, или сразу после нее, — до отмены тоже же были, но не регистрируемые, — и после отмены 6-й статьи Конституции. Эти партии, большинство из них – кроме, может быть, ЛДПР, — оказались карликовыми. И я помню, что подлинный интерес к партийному строительству возник после переворота 1993 года, когда вдруг выяснилось, что половина меж-думья будет замещаться партийным списком – помните?

Вот тогда вдруг выяснилось, что есть отдельно политические лидеры, группировки, а отдельно – партии, как формальные структуры, которые успели зарегистрироваться. И шли переговоры между этими лидерами, группировками, с одной стороны, и партиями, успевшими зарегистрироваться, получить лейбл документа, и так далее, на предмет сотрудничества, чтобы с помощью одних могли пройти другие. Многие из тех движений, которые были потом известны, в конечном счете, осенью 1993 года, практически зимой, прошли в Думу именно на основе вот такого вот симбиоза между реальными людьми, известными реальными структурами не партийными и формальными партиями, которые подставили свое плечо, чтобы на них можно было проехать как на структурах, имеющих формальный документ. Это было так.

Реальное партийное строительство, как связанное с некоторыми правами партий — правами партий на представительство в Думе, — оно возникло, на самом деле, с моей точки зрения, после 1993 года. Не после отмены 6-й статьи Конституции.

Я был бы очень рад, если бы я сегодня мог сказать, что я неправ, и достаточно исключить из Конституции одно вредоносное положение, и жизнь наладится. Но, к сожалению, жизнь, в той или иной степени, пока, мне кажется, подтверждает мою правоту: мы живем в обществе и в государстве, в котором слово писаное, в том числе, писаное в Конституции, — очень мало что значит.

Это касается, скажем, применительно современной России и того, что мы является как будто бы федерацией, в которой в каждом субъекте федерации формируется самостоятельно своя система власти, — чего абсолютно нет, и это все прекрасно знают. Это касается независимости парламентаризма, независимости суда, и так далее.

Главная наша проблема сегодня — это не монополия, а паразитирование на монополии. И, к сожалению, тенденция пока только к закреплению этой монополии.

В.КАРА-МУРЗА: Большое спасибо вам за это интервью. Напомню, что гостем нашей студии был Юрий Болдырев, бывший народный депутат СССР и член Межрегиональной депутатской группы.

ДЖИНГЛ

В.КАРА-МУРЗА: Это все о главных новостях уходящих семи дней. Вы смотрели и слушали программу «Грани недели», в студии работал Владимир Кара-Мурза. Мы прощаемся до встречи через неделю. Всего вам доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире