Время выхода в эфир: 04 декабря 2009, 20:00

В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Смотрите обзор важнейших событий прошедших семи дней и слушайте мнение экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:

— Четырехчасовой телемост Владимира Путина со страной продемонстрировал опасную глубину пропасти между властью и обществом.

— Катастрофа «Невского экспресса», чьи жертвы не удостоились даже посмертного траура, явила цинизм официальной пропаганды.

— «Золотая молодежь», устроившая гонки на дорогах в Швейцарии, унаследовала безнаказанность, свойственную родителям.

— Сегодняшняя дата нашего исторического календаря посвящена Дню сталинской Конституции, оставшейся памятником бесправия и произвола.

— Экзекуция над последними свободомыслящими судьями Конституционного суда России довершила его деградацию.

В четверг аудитория государственного телевидения стала объектом традиционного общения национального лидера со своими соотечественниками. Репортаж Светланы Губановой.

С.ГУБАНОВА: Разговор национального лидера со страной уже превратился в России в одно из самых популярнейших ток-шоу – на этот раз на проводе Путин висел более 4 часов, погиб в прошлогодний трехчасовой рекорд. Полтора миллиона обращений граждан, но по сути, ничего нового: народ по-прежнему волнуют социальные, коммунальные, бытовые проблемы, ситуации в сфере здравоохранения и финансов. Путин в очередной раз говорит о некоей российской экономической стабильности, доказательство тому — экономические потрясения в стране в 2009 г. в и период кризиса оказались значительно мягче, чем в период экономических катаклизмов 1998 года.

В.ПУТИН: Можно сказать с большой долей уверенности, что пик кризиса преодолен, хотя турбулентные явления в мировой экономики и, как следствие. В российской, еще сохраняются. И выход из кризиса потребует от нас времени, сил и средств немалых. Люди верят в позитивное развитие страны, и этот настрой является одним из самых важных и самых значимых в сегодняшней ситуации.

С.ГУБАНОВА: Если верить Путину, наградой всем россиянам за терпение станет следующий, 2010-й год — Россия якобы окончательно выйдет из кризиса, диалог с сотрудниками заводов, где Путину посчастливилось побывать в этом году, стал уже неким приемом-коньком шоу. Одним из первых посчастливилось узнать свое будущее рабочим Ижорских заводов.

В.ПУТНИ: Это крупнейшее наше предприятие с большими традициями энергетического машиностроения, очень важная отрасль, у нас большие планы по развитию атомной энергетики. Если в советские годы за все десятилетия было построено, по-моему, 35-38 крупных энергоблоков, то в ближайшие 10 лет мы планируем 30-32. То есть, представляете, объем колоссальный. Средства у компании «Росатом» на это есть.

С.ГУБАНОВА: За будущее российского авиапрома тоже можно не беспокоиться – как заверил премьер, власти не дадут утонуть в пучине кризиса Объединенной авиастроительной корпорации. Премьер пообещал в течение нескольких лет реструктурировать ее долги в размере 46 миллиардов рублей. Затем В.Путин успокоил строителей: на эту, наиболее пострадавшую от кризиса отрасль, в скором времени прольется золотой дождь: только на развитие ипотеки государство выделит еще 250 миллиардов рублей. Большое внимание премьер уделил и проблемам любимых моногородов, Пикалево и Тольятти.

РАБОЧИЙ: Владимир Владимирович, вы были у нас в июне месяце, тогда вы решили нашу проблему в ручном режиме. С тех пор прошло уже полгода. В настоящий момент, за эти полгода, между нашими предприятиями не подписаны договоры, мы не знаем, что делать, мы не можем объективно планировать производство, тем более, каких-либо перспектив, мы работаем и живем сегодняшним днем. Владимир Владимирович, что нам делать? Может быть, для решения этой ситуации, этой проблемы, опять ждать вас к нам в гости?

В.ПУТИН: Если обстановка потребует, я приеду и к вам и в любое другое место, в любую другую точку РФ.

РАБОЧИЙ: Нам бы хотелось услышать, какие меры по стране в таких ситуациях принимаются для того, чтобы таких ситуаций не возникало, и вообще по Пикалево непонятно – почему там определены виновные, почему они до сих пор, скажем так, — не сидят?

С.ГУБАНОВА: На этот вопрос премьер ответил философски: «если всех пересажать, то кто же работать будет» — Путин дал народу понять, что карательными мерами экономические проблемы решать нельзя.

В.ПУТИН: Ведь там вина не уголовно-правовая, там проблемы хозяйственного порядка. И в силу неурегулированности многих вопросов там и предъявить-то ее конкретному человеку весьма сложно.

С.ГУБАНОВА: Так что хозяева Пикалевских заводов могут быть спокойными: работать они будут на воле. А вот бывшему владельцу нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому, похоже, сидеть предстоит еще долго – Путин еще раз и более подробно не поленился объяснить всей стране, за что сидит Ходорковский и куда ушли его деньги.

С.ПУТИН: Известный фигурант находится в местах лишения своды по приговору суда. И проблема не в том, когда кого отпустят, а проблема в том, чтобы преступлений подобного рода у нас больше не повторялось. Речь идет в данном случае о хозяйственных преступлениях. Кстати говоря, процедуру банкротства компании ЮКОС инициировали западные кредиторы, западные банки. И это банкротство было осуществлено в полном соответствии с российским законодательством. И я вот об этом никогда еще публично не говорил, но сейчас скажу — реализованные от продажи активов компании ЮКОС средства поступили в бюджет. Но не просто в бюджет. Когда это произошло, а основная масса средств поступила в 2006 году, — вы знаете, я тогда убедил своих коллег в том, что мы не просто должны погрузить эти средства в бюджет и там растворить, или отправить их в резервы, хотя и резервы нам сейчас пригодились. Но использовать их на тех направлениях, которые являются наиболее острыми. И если когда-то эти деньги были украдены у народа, надо отдать их напрямую этому самому народу. Причем, не просто какой-то массе людей, а конкретным людям, тем, которые оказались в наиболее сложных жизненных условий в результате тяжелых, я бы сказал, даже трагических экономических событий начала и середины 90-х годов. Наименее обеспеченным к категориям граждан РФ. И из этих средств, вырученных от реализации активов компании ЮКОС, мы сформировали фонд Жилищно-коммунального хозяйства, в который направили 240 миллиардов рублей.

С.ГУБАНОВА: Неожиданно заговорив о криминальной составляющей, Путин вспомнил о деле экс-главы Службы безопасности ЮКОСа Алексее Пичугина — в августе 2007 г. Пичугин был приговорен к пожизненному заключению за организацию трех убийств и четырех покушений на убийство. При этом Путин приписал Пичугину еще два, якобы доказанных судом, убийства, хотя этого на самом деле не было.

В.ПУТИН: Вы что, думаете, что он действовал по собственному усмотрению, на свой собственный страх и риск? У него не было конкретных интересов, он не главный акционер в компании. Ясно, что он действовал в интересах и по указанию своих хозяев. А как действовал? Да там только доказанных убийств пять. Нужно было им присоединить к своему офису в Москве рядом магазин «Чай» — женщина возглавляла это коммерческое маленькое предприятие. Вызвали, потребовали отдать, не отдала — киллер застрелил ее прямо на лестничной площадке на глазах у собственного мужа.

С.ГУБАНОВА: На выступление премьер-министра отреагировал сам Михаил Борисович Ходорковский. Адвокаты и раньше просили вызвать в суд Путина в качестве свидетеля по делу ЮКОСА, а теперь для всех стало очевидным: премьер много знал, но скрывал. Как заявил М.Ходорковский на заседании в Хамовническом суде, — теперь даже не понадобится обременять суд – достаточно судьям внимательно ознакомиться с выступлениями премьера.

В.КАРА-МУРЗА: Премьер-министр России не стал утруждать себя заботами об аргументации изрекаемых истин, не предвидя сопротивления аудитории.

Как и в прошлые годы, мизансцена общения В.Путина с россиянами была безукоризненно срежиссирована. Премьер не обманул ожиданий владельца «Независимой газеты» Константина Ремчукова.

К.РЕМЧУКОВ: У Путина в последнее время были очень продолжительные встречи — по три часа. Она будет такой же продолжительной, люди должны вспомнить, что он один из руководителей страны, а он, я ожидаю, своими конкретными решениями продемонстрирует особенность своего стиля управления: он будет решать проблемы, в том числе, и в эфире.

В.КАРА-МУРЗА: Отсутствием оппонентов объясняет пассаж премьера о преступной сущности экс-владельцев ЮКОСа писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Владимир Владимирович Путин может себе позволить говорить все, что он захочет. Потому что никто в вечерних новостях Первого, Второго, Третьего, Четвертого, Пятого телеканалов, на всю страну, не выволочет его за это лицом по сукну. Поэтому он может лепить любую чушь. Очередную чушь он слепил и сегодня — наглую чушь. Дело не в том, что он это сказал. Дело в том, что он это сказал в полном вакууме, в полной общественной тишине. И никто не скажем ему «вы солгамши».

В.КАРА-МУРЗА: Право премьера на лобовые обвинения отстаивает журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Путин же не следователь и не прокурор, чтобы доказывать кому-то нюансы и подробности. Это его политическая позиция, он опирается, очевидно, на какие-то данные, которые у него есть, поэтому, кто не верит, пусть докажет обратное.

В.КАРА-МУРЗА: Отделять бессловесную массовку и записных ораторов из зала от основной массы народа склонна диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Поскольку это не народ, это «охлос» — народ с Путиным общаться не будет, у народа к Путину нет вопросов. Разве кроме одного, был такой вопрос задан в начале Путинской эпопеи — на гостинице «Россия» повесили лозунг, даже помню одного из авторов, — Ольга Кудрина, кажется: «Путин – уйди сам».

В.КАРА-МУРЗА: Заранее угадал интонацию телемоста В.Путина со страной публицист Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: думаю, что он покажет лишний раз, хотя никто в этом не сомневается, кто является главой государства российского, — тем не менее, лишний раз показать и напомнить не вредно. А по отношению к Дмитрию Анатольевичу – предельно вежливо, сверхкорректно. Думаю, что он упомянет имя Медведева раза два – ну, может быть, — нет, два. Двух достаточно.

В.КАРА-МУРЗА: Постоянством В.Путина, несмотря на кризисные времена, приятно удивлен писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: Всегда разговаривает в одной и той же тональности, сколько я его помню на руководящей этой должности, всегда одинаково. Тональность эта нравится людям, зачем же ему что-то менять?

ОТБИВКА

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России Университета дружбы народов. Добрый вечер.

И.ЧУБАЙС: Добрый вечер.

В.КАРА-МУРЗА: Что вы услышали, и что не услышали в общении премьера В.Путина со страной?

И.ЧУБАЙС: Вы знаете, в отличие от многих, я слушал внимательно все 4 часа, сидел у телевизора. Для меня было странно, что за 4 часа общения Путин ни разу не вспомнил название партии, руководителем которой он является. «Единая Россия», и здесь тоже есть свое объяснение – дело в том, что выборы в Москве показали не только, что была фальсификация, но что были подсчеты, был анализ независимых экспертов, и одна из групп, которые анализировали, пришла к выводу, что в действительности за «Единую Россию» голосовало 10% избирателей. Но 10% взрослого населения это как раз те люди, которые не могут голосовать иначе, потому что есть больные психдиспансеров, есть номенклатура, чиновники – они все под контролем, отчасти силовики. И таких как раз 10%. Это значит, что «Единая Россия» полностью потеряла свой вес и авторитет: ни один свободный независимый гражданин за нее не голосует. Поэтому Путин даже не вспомнил о том, что он лидер партии. Это значит, что у нас и дальше будет цензура, это значит, что и дальше будет спаивание населения, водка «Путинка» будет продаваться, и дальше у нас будет чудовищная коррупция возрастать, и дальше у нас будет теле-одурачивание и растление молодежи через российское телевидение – все эти проблемы остаются. Если говорить о том, что Сталин совершал преступления, а Путин это признал, — он виновен в гибели миллионов невинных людей. А дальше у меня возникает вопрос – он пытался заклеймить Ходорковского и сказал, что — я это не проверял, не знаю, — сказал, что на Службе безопасности ЮКОСа дела по 5 убийствам, и поэтому ЮКОСу нет прощения. Ходорковскому нет прощения. ЮКОС виновен, быть может, в гибели пяти человек. Сталин виновен в гибели 50 миллионов человек, — но его трогать нельзя. Здесь есть логика, это на что-то похоже? Правда, организаторы этого моста не все смогли предусмотреть, существовал текст бегущей строкой в студии и этот текст не показывали – показывали, когда шел позитив – он случайно выскакивал. Но случайно проскочила строчка о том, что «в нашем городке не работает система теплоснабжения, а на улице минус 40, и куда мы ни обращаемся, никому до нас нет дела», что это за город, где люди замерзают? Путин ни слова об этом не сказал. Это наши россияне, это Россия, им надо помочь – журналисты, вытяните эту запись, огласите, поместите это в СМИ, — люди замерзают.

В.КАРА-МУРЗА: А выглядел ли как неуважение избирателям разговор о том, кто будет уже президентом в 2012 году?

И.ЧУБАЙС: Я бы сказал, что это просто цинизм. Кстати, когда Путин говорил о Сталине, он сказал так, что есть люди, которые так считают, есть люди, которые эдак считают, — то есть, он как бы вынужден лавировать. А когда речь зашла о власти, он не сказал, что люди считают так или эдак, он ответил сразу: «не дождутся», — он не уйдет из политики. Простите, я не хочу жить в диктаторском государстве, меня это абсолютно не устраивает. Я не хочу, чтобы нарушалась наша Конституция – это я решаю, вы решаете, граждане решают, будет он, или не будет. А там, кстати, в бегущей строке, прозвучала и такая фраза, показали мельком и тут же убрали камеру: «Путин, какой вы премьер-министр, вы ни на что не способны — уходите» — вот это мнение огромной части россиян. Вне всякого сомнения

В.КАРА-МУРЗА: Большое спасибо. Напомню, что гостем студии был Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России Университета Дружбы народов. В эфире — программа «Грани недели», продолжим наш выпуск через несколько минут.

РЕКЛАМА

В.КАРА-МУРЗА: В эфире программа «Грани недели», продолжаем выпуск. Крушение «Невского экспресса» принесло не только горе в семьи погибших, но и чувство незащищенности государством в души каждого из россиян.

Вопреки трагическому известию о гибели 25 пассажиров потерпевшего крушения поезда и десятках покалеченных, доставленных в больницы, Россия максимально весело провела наступавшие выходные, развлекательные и юмористические телепередачи сыпались как из рога изобилия. Формальный подход Кремля удивил владельца «Независимой газеты " Константина Ремчукова.

К.РЕМЧУКОВ: Мне кто-то сказал, что траур может объявляться, если погибло 30 человек – начиная от 30, а там было до 30, поэтому не отменили. Мы у себя в газете, ожидая объявления траура, объявили колонку «Филантропия», которая должна была выходить в понедельник — мы решили отменить, потому что стебаться будет не очень уместно. Но власть обошлась без траура.

В.КАРА-МУРЗА: Общественной апатией объясняет проявленное равнодушие писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не думаю, что тут дело в объявлении формального траура. Гораздо важнее самоощущение страны, общественное ощущение. Если бы общественное ощущение было траурным по-настоящему – это бы дошло. И опять-таки – если бы были инструменты передачи общественного настроения до власти. А так – это все происходит в вакууме, то есть, какие-то люди принимают эти решения без всякой обратной связи. Дело не в том, назначили или не назначили траур. Дело в том, что страна привыкла, привыкла к массовой гибели, и формальное назначение траура ничего тут не изменит.

В.КАРА-МУРЗА: Отменить увеселительные мероприятия следовало бы, по мнению журналиста Михаила Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Можно было бы отменить, можно было бы и объявить траур – меня это немножко удивило, скажем, прямо.

В.КАРА-МУРЗА: Парадоксально оценивает случившееся диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Из-за той аварии, которую они выдают за теракт, стоило бы объявить траур, потому что людей жалко. Тем более, что они погибли из-за того, что железнодорожное ведомство сэкономило — думаю, себе на пользу, — выданные им деньги на полотно, на электровозы, пустив старые. Но я думаю, что мы скоро не управимся объявлять траур, поскольку при таком положении в стране техногенные катастрофы у нас будут множиться и повторяться, и просто не хватит террористов, которые будут брать на себя ответственность.

В.КАРА-МУРЗА: Не в традициях Кремля предаваться скорби — считает писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: У нас очень редко объявляется траур. У нас очень спокойно относятся к гибели людей и не хотят портить себе настроение – у нас такое начальство, им жизнь рисуется такой замечательной, все так хорошо, — ну, зачем грустить или кого-то огорчать?

ОТБИВКА

В.КАРА-МУРЗА: Негативный эффект для репутации России на западе оказал инцидент с участием четырех отпрысков состоятельных семейств, шокировавший добропорядочную Швейцарию.

Россиянину, спровоцировавшему серьезное ДТП в Швейцарии, предъявлены обвинения. Главный виновник — сын строительного магната Мехраджа Юсиф оглы Бабаева, владельца компании «Версо-М», который в 2006 г. стал лауреатом премии «Лучший руководитель России» в категории «предприятия строительных и ремонтных работ». Привычку к следованию западным стандартам потребления винит во всем владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Эта молодежь берет пример, скорее, из фильмов про такую крутую жизнь, крутые тачки, «Форсаж-1», «Форсаж-2», только еще и машины – не «Мазда-3» с форсированным движком, а серьезные моторы с иным количество лошадиных сил. Мне кажется, это привычка к образу жизни.

В.КАРА-МУРЗА: Участниками истории стали также сыновья бывшего владельца Черкизовского рынка. Тельмана Исмаила, Аликпер и Сархан. Состояние владельца «Черкизона», запросившего турецкого гражданства после скандала, вокруг возведенного им в Стамбуле отеля «Мардан-Палас» оценивают в 900 миллионов долларов. Ответственность лежит на покровителях нарушителей, — уверена диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Если имеются в виду непутевые сыновья непутевого хозяина «Черкизона», то конечно, — здесь яблочко от яблоньки недалеко упало. НО здесь у меня вопросы к мэру Москвы — он вообще в курсе, чем занимались его друзья и сотрапезники? Ну, если он был не в курсе, то у него плохо работает контрразведка, а если он теперь, наконец, в курсе, то не стоит ли уйти в отставку после такого позора, или он будет продолжать получать «детские пособия» Эдуарда Лимонова?

В.КАРА-МУРЗА: По словам очевидцев, четыре автомобиля — «Ламбаргини», «Бугатти», «Мерседес» и «Порше», устроили гонку на дороге, ведущей в Лозанну. Они ехали ос скоростью выше 220 километров в час. В итоге «Ламбаргини» врезалась в следовавший в том еж направлении «Фольксваген-Гольф». Удар был очень сильным, обе машины вылетели с дороги и врезались в стену. 78-летний водитель «Фольксвагена», немецкий пенсионер, получил серьезную травму. Безнаказанностью столпов нового общества объясняет ситуацию писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: «Золотая молодежь» всегда идет дальше, чем папы. Потому что номенклатурные папы хотя бы за что-то отвечают, а «золотая молодежь» уже рождается «хозяевами жизни». Тут ничего не изменилось. Другое дело, что опять-таки — в обществе с обратной связью политик вынужден посматривать за своими детьми – хотя бы из соображений прагматических – я сейчас не говорю о нравственных соображениях, но о соображениях прагматических. А здесь могут себе позволить, собственно, плевать на наше мнение, и только когда случается вот такое, тогда мы обращаем на это внимание.

В.КАРА-МУРЗА: Судья Венсан Форнье, которому поручено изучение дела, предъявил нарушителю обвинения в нарушении правил дорожного движения, управление спортивным автомобилем без прав и причинение телесных повреждений по неосторожности. Непривычной сдержанностью швейцарского правосудия удивлен писатель Леонид Млечин.

Л.МЛЕЧИН: «Золотая молодежь» везде, и «золотая молодежь» везде остается «золотой молодежью». Меня другое интересует – как родителям этих молодых людей удалось убедить швейцарские власти не раскрывать имен, замять это дело, — я бы хотел знать, кто родители, какие у их рычаги власти такие замечательные.

В.КАРА-МУРЗА: Россиянин с самого начала признал свою вину, в частности, он не отрицал, что сел за руль в нетрезвом состоянии и не справился с у правлением машины. Молодежь равняется на своих родителей, — уверен историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Боюсь, что, несомненно, берет дурной пример со своих родителей. С полной безнаказанности их и с возможности отмазаться в любой ситуации от любого закона.

В.КАРА-МУРЗА: Не склонен голословно обвинять родителей обвиняемых журналист Максим Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: Может быть, их родители такие достойные, солидные люди пуританско-советских взглядов. А может быть, это тоже такие гламурные миллиардеры постсоветские, у которых и отпрыски такие, прожженные.

В.КАРА-МУРЗА: «Органичным» считает поведение российской «золотой молодежи» публицист Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Довольно глупо быть «золотой молодежью» и не давить всех встречных-поперечных, — в чем тогда ваше «золото» будет проявляться? В том, чтобы больше учиться, изучать дополнительные иностранные языки и сидеть над скучными бухгалтерскими книгами? Довольно странно. А что еще может делать «золотая молодежь», кроме как давить все, что не золото?

ОТБИВКА

В.КАРА-МУРЗА: Продолжаем выпуск. В такие же декабрьские дни 1936 г. старшее поколение соотечественников искренне ожидало наступление конца беззакония с принятием долгожданной сталинской Конституции.

73 года назад, на Чрезвычайном Восьмом съезде советов, с докладом о новой Конституции СССР выступил Сталин. Еще за полгода до этого, проект основного закона был одобрен президиумом ЦИК и опубликован для всенародного обсуждения. 5 декабря 1936 г. съезд единогласно утвердил представленный редакционной комиссией окончательный текст Конституции, которой суждено действовать более четырех десятилетий. В истории Конституция 36—го года осталась символом власти тоталитарного государства и насилия, и была использована как декорация для проведения массовых репрессий 30-х годов. При этом своеобразную искренность создателей Конституции отмечает владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков.

К.РЕМЧУКОВ: Я купил в букинистическом магазине подарочное издание сталинской Конституции 1937 года, в январе ее издали, и уже во взрослом возрасте внимательно прочитал. И должен сказать, что никакого разрыва между словом и делом в сталинской Конституции нет. Поскольку там в каждой главе, в каждом параграфе, каждой статье Конституции абсолютно четко указывается: свобода слова для пролетариата, свобода слова для трудящихся масс, свобода собраний в интересах пролетариата и трудящихся масс. Вот это ограничение свободы — мы говорили, что у нас самая свободная Конституция, — а на самом деле ничего подобного. Потому что если ты не относишься к пролетариату, ты не имеешь права, — тебе в Конституции никто не обещал. Это Конституция победившего пролетариата и трудящихся масс, политической организации, которой была ВКПб, — да, для них это было так: свобода собраний? — партийное собрание – пожалуйста, проводи. Но если ты принадлежишь к другой партии, которая выражает интересы не-пролетариата, ты не имел ни одного конституционного права. И в этом смысле сталинская Конституция — сейчас, когда я взрослыми глазами ее прочитал, — она была удивительно классовым документом, которая изначально никому ничего не обещала.

В.КАРА-МУРЗА: Конституция утвердила существование в СССР двух дружественных классов — рабочих и крестьян, политическую основу СССР составили Советы депутатов трудящихся, а экономическую — социалистическая система хозяйства. И две формы социалистической собственности – государственная и колхозно-кооперативная. Лицемерие сталинского Основного закона осознает писатель Виктор Шендерович.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Прекрасная была Конституция, и вообще Конституции, как правило, очень хороши. И лозунги, как правило, прекрасны. Я думаю — я не изучал Конституции и лозунгов нацистских, но лозунги, по крайней мере, были совершенно прекрасные, и там ничего не говорилось о людоедстве, а говорилось, что должно быть благополучие и счастье немецкого народа. Практика всегда оказывается под некоторым углом – она всегда под некоторым углом, она даже в Англии, наверное, под некоторым углом. Но в случае со сталинским гимном она была под углом в 180 градусов.

В.КАРА-МУРЗА: Конституция гарантировала правовую охрану личной собственности граждан СССР, приобретенной на трудовые доходы и сбережения, жилой дом и подсобное хозяйство, предметы домашнего обихода и личного потребления, а также право наследования личной собственности. Рассчитанной на внешний эффект считает Конституцию журналист Александр Привалов.

А.ПРИВАЛОВ: Конечно, она была написана г-ном Бухариным исключительно для «блезиру», для того, чтобы красиво выглядеть. Но, тем не менее, социальные гарантии, которые там заявлялись, были в числе, формально говоря, приоритетов тогдашнего советского руководства. Так что сказать, что она уж совсем высосана из пальца, нельзя. А, в общем, конечно, туфта.

В.КАРА-МУРЗА: Труд в СССР объявлялся обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина, по принципу «кто не работает, тот не ест». В СССР провозглашался постулат соцализма: «от каждого по способностям, каждому по труду». Ложь, пронизывавшая идеологию сталинизма, возмущает публициста Леонида Радзиховского.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Один журналист тогда написал, что Советский Союз – это полная ложь от начала и до конца. В четырех буквах четыре лжи — «Союз» — поскольку это не союз, а унитарное государство, «советских» — поскольку никаких советов не было, а командовало НКВД, «социалистических» – поскольку к социализму этот рабовладельческий строй не имеет никакого отношения, «республик» – поскольку это не республика, а во главе стоит диктатор. Система абсолютной лжи – не просто преувеличений, искажений, уходов — а лжи полностью, на сто процентов, в которой нет ни грана правды. Вот это ложь, доведенная до полного совершенства. Кстати сказать, у Гитлера лжи было гораздо меньше, потому что он, по крайней мере, искренне верил в то, что арийская раса первого класса. И целый ряд других своих вещей. В СССР ложью было все – все четыре буквы это полная, тотальная ложь. И естественно, что в эту систему тотальной лжи идеально вписывалась и «демократическая» сталинская Конституция.

В.КАРА-МУРЗА: За каждой союзной республикой сохранялось право свободного выхода из СССР, территория республик не могла быть изменена без их согласия. Результатом мифотворчества считает Основной сталинский закон писатель Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: Понятно, что сталинская Конституция это была такая специальная бумажка, которая входила в один общий миф о счастливой жизни страны «я другой такой не знаю». Разумеется, все эти права были чисто декларативны. Да, сейчас, в лагере следователю или вертухаю ты предъявишь свои права по Конституции. Как у нас обычно, Конституция была отдельно, а жизнь была отдельно. К сожалению, у нас и сегодня наблюдается, что между Конституцией и ее реальным применением разрыв все больше с каждым днем.

В.КАРА-МУРЗА: Конституция закрепляла независимость судей и подчинение их только закону. Рассмотрение дел во всех судах с участием народных заседателей, открытое разбирательство дел, обеспечение права обвиняемого на защиту. Оторванность Конституции от реальности подчеркивает историк Николай Сванидзе.

Н.СВАНИДЗЕ: Заявленные в сталинской Конституции права и свободы не имели ни малейшего отношения к реальности. Сама по себе сталинская Конституция была далеко не худшей для своего времени, а очень даже неплохой – кстати, она была не сталинской, а на самом деле бухаринской, — составлял ее, как известно, Николай Бухарин. Но в ней могло быть сказано еще много чего хорошего, но к реальности это не имело ни малейшего касательства. В Конституции были свободы, в Конституции была демократия, в Конституции были права человека, а в жизни был страшнейший террор, лагеря и расстрелы.

В.КАРА-МУРЗА: В соответствии с положениями новой Конституции, все граждане СССР имели право на труд, на отдых, на материальное обеспечение старости, на образование. Несовпадение слов и дел в советскую эпоху не удивляет писателя Леонида Млечина.

Л.МЛЕЧИН: Такая советская система была, в которой слова не обязательно соответствовали реальности, или, чаще всего, не соответствовали реальности. И это со всех сторон. Я недавно был в Вене, мы там снимали. Закончились съемки – вижу, продаются сосиски на черном хлебе. Купил сосиску, съел, — вкусно. А недавно то же самое в Москве: съемка, тоже сосиска продается – понимаете, она выглядит как сосиска, называется сосиской, но ни по вкусу, ни по содержанию не совпадает. Поэтому слова у нас используются одни и те же – «демократия», «равенство», «прав», — но никакого содержания за этим не стоит. Так наше общество существует. И мне кажется, что большую часть общества это вполне устраивает. Во всяком случае, сосиски как были, так и остались несъедобными.

В.КАРА-МУРЗА: Законом гарантировались свобода слова, свобода печати, свобода собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций. Основной закон гласил: эти права граждан обеспечиваются предоставлением трудящимся и их организациям типографий, запасов бумаги, общественных зданий, улиц, средств связи и других материальных условий, необходимых для их осуществления. Реальные свободы провозглашала Конституция, по мнению журналиста Максима Шевченко.

М.ШЕВЧЕНКО: В ней были заявлены права и свободы, которые были реализованы в СССР: право на труд, — в СССР не было безработных. Право на бесплатную учебу, бесплатное образование, право на социальное развитие. Но за эти права, конечно, приходилось платить – приходилось платить повышенной мобилизацией, даже тотальной, тоталитарной мобилизацией общества. Поэтому я бы не смеялся над сталинской Конституцией – она вполне соответствовала во многом тому, что было в стране. Другое дело, что конечно, свободы слова не было в той мере, свободы собраний, но, по-моему, она это и не обещала никому.

В.КАРА-МУРЗА: Гражданам СССР обеспечивалось право на объединение в общественные организации, профессиональные союзы, кооперативные объединения, организации молодежи, спортивные, оборонные организации, культурные, технические, научные общества. Равноправие граждан СССР, независимо от их национальности и расы во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни является непреложным законом. Сталинская Конституция разделила судьбу большинства законодательных актов, — уверен журналист Павел Гусев.

П.ГУСЕВ: Ни один закон и ни одна Конституция, ни один уголовный кодекс не соблюдается в том виде, в котором его видели авторы или те, кто его принимал, или те, кто лелеял надежды увидеть, что та или иная Конституция, или тот или иной закон принесут вдруг такое демократическое состояние общества, или общество должно как-то измениться. Это долгие процессы, это очень долгие законодательные акты, которые в Конституции прикрепляются, и обрастает Конституция как гроздь виноградная, наливается, а потом отдает всю свою животворную силу. Не пришло еще то время, когда Конституция заработает. В Конституции очень много хороших положений, но они не действуют, они не до конца, может быть, прописаны, а может быть, законодательные акты их не подтвердили — уже те, которые должны работать и помогать Конституции жить.

В.КАРА-МУРЗА: В целях обеспечения за гражданами свободы совести Церковь в СССР была отделена от государства, а школа – от Церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признавались за всеми гражданами, обеспечивалась неприкосновенность личности. Никто не мог быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора. Отсутствие общественного контроля развращало власть, — уверена диссидент Валерия Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Никто в здравом уме и твердой памяти при Сталине не потребовал бы соблюдения этих прав и свобод. Во времена тотального террора можно написать все, что угодно, и прикрыться этим «фиговым листочком». Кстати, в этот самый день сталинской Конституции, 5 декабря, нам хотят установить Мухинскую статую на ВДНХ, «Рабочего и Колхозницу». Как вы думаете, почему именно к этому дню строители, архитекторы, городские федеральные власти, решили преподнести этот подарок? Я полагаю, что в этом сказывается их тайная приверженность сталинизму.

В.КАРА-МУРЗА: Выборы производятся избирателями на основе всеобщего равного и прямого избирательного права, при тайном голосовании, — гласил основной закон, отменивший ограничения для лиц, которые в прошлом эксплуатировали чужой труд. Органы прокуратуры были объявлены независимыми от любых местных органов и подчинялись только прокурору СССР. На практике в тот период из-под контроля органов прокуратуры были фактически выведены органы НКВД. Посмертного увековечения достойна память жертв сталинской Конституции, — уверен журналист Дмитрий Муратов.

Д.МУРАТОВ: Я очень жалею, что к этому дню мы так еще и не выполним свое обещание перед Эрнстом Неизвестным, его женой, — о том, что мы начинаем строить памятник жертвам политических репрессий и жертвам той самой сталинской Конституции. Но мы сейчас предпринимаем для того все возможные шаги — я очень рассчитываю, что Музей репрессий и Музей, когда под прикрытием самых замечательных документов, как, в том числе, та Конституция, государство творило такое творило со своими гражданами.

В.КАРА-МУРЗА: Для своего времени Конституция 1936 г. выглядела самой демократичной в мире, однако даже в ней был узаконен режим подавления политических оппонентов, чему соответствовал введенный в ее текст статус «врага народа». На уровень Конституции выносился институт измены родине, которая рассматривалась как тягчайшее преступление. О живучести сталинского отношения к Конституции сожалеет политик Борис Немцов.

Б.НЕМЦОВ: Она была самой демократичной, самой свободной Конституцией. Все, что там было написано, никакого отношения к жизни в СССР не имела, и никто на эту Конституцию никакого внимания не обращал. Это «Филькина грамота», которой даже не пытались прикрываться тогдашние деспоты и насильники. Вы что, считаете, что Берия, Ежов, Вышинский и сам Сталин читали Конституцию, и уж тем более ею руководствовались? Тогда была заложена традиция такого презрения к закону, презрения к праву, и эта традиция продолжается. Собственно, в этом смысле Путин, да и во многом Медведев, наследники Сталина – они презирают закон, никто из них, будучи даже юристами, не собирается соблюдать Конституцию. Собирались бы – не было бы цензуры, не было бы фальсификаций на выборах, людей невинно бы не сажали и не убивали в тюрьмах. Они к этой очень важной составляющей жизни относятся как к бумажке, которую формально надо соблюдать, а фактически на нее можно наплевать, ее можно растоптать.

ОТБИВКА

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Виктор Шейнис, бывший депутат Государственной думы, бывший первый заместитель ответственного секретаря Конституционной комиссии Верховного совета РФ. Добрый вечер, Виктор Леонидович.

В.ШЕЙНИС: Добрый вечер.

В.КАРА-МУРЗА: Вы – современник сталинской Конституции. В чем было ее лицемерие?

В.ШЕЙНИС: Видите ли, Конституция ведь была довольно неплохая. Писал ее в значительной части Николай Иванович Бухарин, а недостаток этой Конституции – ну, у нее много было недостатков, но главный недостаток заключался в том, что она не имела никакого отношения, или почти никакого отношения, к реальной жизни. Конституция была принята в декабре 1936 года, а спустя год, 12 декабря, были выборы в Верховный совет на основе Конституции. Фактически принятие Конституции и выборы обрамляли 37-й год, что такое 37-й год в нашей жизни достаточно хорошо известно даже тем, кто не является современником Конституции.

В.КАРА-МУРЗА: Вы один из авторов ныне действующей Конституции. В какой момент оказались выхолощенными некоторые ее права и свободы?

В.ШЕЙНИС: Знаете, я думаю, что в Конституции изначально были заложены некоторые очень опасные вещи. Конституция действительно, сточки зрения прав и свобод, с точки зрения основ конституционного строя, документ неплохой. Но дело в том, что гарантом прав и свобод Конституции объявлен президент. Это неверно. Гарантом прав и свобод граждан может быть только вся система органов государственной власти, — и президент, и парламент, и судебная система. В наших же условиях, когда один институт, а если говорить более конкретно, одно лицо является гарантом, — а если он не выполняет гарантирующих функций, что тогда? Значит, в самой Конституции было заложено то обстоятельство, которое сделало права не гарантированными, не обеспеченными. Что касается сегодняшнего дня, то я думаю, что ситуация намного хуже чем тогда, когда Конституция принималась. Потому что все зависит от того, кто действительно занимает президентский пост. Борис Николаевич, худо-бедно, каким-то образом все-таки права и свободы соблюдал: в частности, он не считал возможным посягательство на свободу СМИ. Следующий президент, как вы знаете, при нем произошел разгром НТВ, лучшей нашей телевизионной программы. А что касается сегодняшнего дня, то мы видим ситуацию, при которой вроде бы все права и гарантии должен гарантировать президент, но фактически ситуация укоренилась таким образом, что первым лицом является не президент, и это отчетливо выражается, скажем, в представлениях наших граждан. Когда производятся опросы о доверии, то на первое место выходит не президент, а премьер-министр. Получается, что хотя Конституция президенту вменяет гарантии, фактически руководящим, главным лицом является не президент, а человек, фактически назначенный предыдущим президентом. Может быть, Дмитрий Анатольевич много и хотел бы, но трудно сказать, в какой мере он готов биться за реализацию тех очень хороших слов, которые он периодически произносит.

В.КАРА-МУРЗА: Чем вы объясняете тот остракизм, которому на этой неделе подвергли судей Владимира Ярославцева и Анатолия Кононова, последних диссидентов в составе нынешнего Конституционного суда?

В.ШЕЙНИС: Я не знаком с судьей Ярославцевым, а Кононова я знаю очень хорошо, знаю давно, потому что мы с ним вместе были народными депутатами РФ, избранные. В парламент в 90-м году. Я могу сказать, что Анатолий Кононов человек глубоко принципиальный, последовательный, человек, безусловно, очень глубоких демократических убеждений, и в условиях, когда судебная система «басманизирована», как у нас нередко говорится, честному, порядочному человеку очень трудно работать даже в том суде, который наименее «басминизирован» — я имею в виду КС. Все-таки, иногда Конституционный суд становится на защиту права. Но все чаще и чаще КС тоже действует в том направлении, которое задано исполнительной властью.

В.КАРА-МУРЗА: Надеетесь ли вы, что когда-нибудь вернется в наш календарь праздник Дня Конституции, который раньше отмечали 5 декабря, в частности, диссиденты, а последние годы 12 декабря?

В.ШЕЙНИС: Знаете, я отношусь к праздникам достаточно равнодушно. Думаю, что проблема не в празднике, а в том, чтобы Конституция действительно действовала. Я – оптимист. Как когда-то сказал Черчилль: лучше быть оптимистом, потому что, какой смысл быть пессимистом? Вот поэтому я думаю, что рано или поздно в России утвердится демократия, утвердятся свободы, утвердится положение, при котором граждане будут пользоваться теми же правами, которыми пользуются граждане европейских стран. И тогда реальная жизнь будет соответствовать, в общем-то, не очень плохой Конституции. В которую, тем не менее, определенные изменения надо будет внести.

В.КАРА-МУРЗА: Большое спасибо вам за это интервью. Напомню, что гостем нашей студии был Виктор Шейнис, бывший депутат Госдумы и заместитель ответственного секретаря Конституционной комиссии Верховного совета РСФСР.

Это все о главных новостях уходящих семи дней. Вы смотрели и слушали программу «Грани недели», в студии работал Владимир Кара-Мурза. Прощаемся до встречи через неделю. Всего вам доброго.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире