'Вопросы к интервью
02 января 2012
Z Гранит науки Все выпуски

Премьера очередного документального фильма о молодых российских ученых состоялась в конце года в Москве; два героя фильма — две крайние позиции по отношению к науке


Время выхода в эфир: 02 января 2012, 09:50


У микрофона Марина Аствацатурян! У фильма «Химики» тот же режиссер, что и у нашумевшего в Москве и других городах «Александра Сергеевича», который пытается вернуться в Россию (фильм «Возвращение Александра Сергеевича в Россию), — Дмитрий Завильгельский. Сюжет новой, узнаваемой по изысканному стилю, работы Завильгельского в описании автора таков: «Два друга – выпускника Химического факультета МГУ встречаются после долгой разлуки. Ещё во время учёбы они выделялись среди своих сокурсников глубокими познаниями в науках и им прочили большое будущее. Действительно, один из них сейчас – успешный учёный, доктор наук, лауреат премии Президента для молодых учёных 2009 года и даже герой глянцевых журналов Алексей Бобровский. Другой, Алексей Никитин по прозвищу «Доктор», тоже начал блестяще свою карьеру в США, после продолжил её в Сеуле. Однако в какой-то момент Доктор Никитин исчез из поля зрения однокурсников и друзей. Он бросил науку и прекратил общение с внешним миром. Но однажды увиденная передача по телевидению с Алексеем Бобровским заставляет Доктора Никитина сделать звонок другу… Через какое-то время Доктор Никитин прилетает из Челябинска, где он живет в настоящее время, в Москву, чтобы встретиться с Бобровским… Всё бы хорошо, но Бобровскому не даёт покоя главная тайна Доктора – почему же, имея такие гениальные мозги, он бросил науку?» Так выглядит интрига фильма в анонсе. Ее раскрывает в конце фильма сам Бобровский.

Сначала о том, как друзья встретились. Они ходят по Химфаку, вспоминают студенческие годы. Челябинский друг обращает внимание на то, что исчез простоявший в вестибюле факультета несколько десятилетий бюст академика Зелинского (похоже, кроме него, никто пустоты на постаменте не заметил). Потом друзья гуляют по новому московскому Планетарию. Вспоминают золотую эпоху отечественной космонавтики, впрочем, говорят и том, как нам всегда не везло с Марсом (во время съемок фильма никто не мог знать, что случится с аппаратом Фобос-Грунт, хотя случившееся закономерно). К слову, химик Алексей Бобровский еще и астроном-любитель, и в фильме есть кадры, где он показывает в свой телескоп незнакомым детям солнечные протуберанцы. Друзья могут говорить друг с другом и о бозоне Хиггса, и вообще о чем угодно. Только в этой среде можно услышать шутку про «инфернальный позитив». Эти люди, собираясь созвониться, наверное, никогда не произносят бессмысленного: «я тебе наберу». Подобные субкультурные детали можно было бы оставить без внимания, если бы не сужался с каждым годом круг людей, разговаривающих нормальным языком о нормальных и важных вещах: о жизни, о чувствах, об искусстве, о науке. И именно оттого, что подобных людей с годами не прибавляется, падают спутники, и скоро некому будет конструировать мосты и делать лекарства. Но Алексей Никитин в науке разочаровался и, по его словам, он «не хочет создавать еще одну резину». Алексей Бобровский занимается наукой, не смотря ни на что, он жить без нее не может, как, впрочем, и без своей музыки и звезд. Два Алексея – две противоположности. А между ними должны быть те, кого раньше называли ИТР-ами, кто просто поддерживал бы научно-инженерную среду. Но, как заключает в фильме Бобровский: «люди есть, а условий для науки в России нет». Оспаривать это мнение вряд ли кто возьмется, а транслировать его нужно. Средства документального кино вполне для этого подходят. Новости мировой науки вы найдете также на странице нашей программы в газете научного сообщества «Поиск».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире