'Вопросы к интервью


А.БЕЛАНОВСКИЙ: 0 часов и уже скоро будет 9 минут в Москве. У микрофона – Александр Белановский. Начинается новая программа на «Эхе Москвы» «Городские проспекты». Моим постоянным соведущим в рамках этой передачи будет Максим Кац, муниципальный депутат района Щукино, один из основателей фонда «Городские проекты». Доброй ночи уже теперь.

М.КАЦ: Да, доброй ночи. У меня дебют в качестве ведущего на радио. Я никогда раньше себя в такой роли не пробовал, так что надеюсь, не закидают помидорами.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Прекрасно. Поздравляем тебя с этим. Ну вот мы с Максимом в рамках наших программ будем говорить о Москве, о проблемах Москвы, о радостях Москвы, о новостях, которые так или иначе касаются столицы. В гости мы по задумке нашей передачи призываем людей, которые в Москве принимают решения и которые смогут нам и вам, радиослушатели, ответственно и компетентно отвечать на вопросы.

На самом деле, программа должна была состояться еще неделю назад. Вы, может быть, слышали анонсы с участием Сергея Капкова. Но во 2-й половине дня 1-го марта, как вы знаете, президент Путин получил разрешение на ввод войск на украинскую территорию, и… Ну, в такие моменты очень сложно и нам, и гостям разговаривать о чем-то, отвлеченном от центральной темы дня. Но, на самом деле, эфир с Сергеем Капковым перенесен, он состоится. Будем надеяться, что в ближайшее время.

Сегодня мы запланировали такую вводную передачу, и она предполагает ваше активное участие. Мы ждем ваших смсок на номер +7 985 970-45-45. Те, кто пользуются Twitter’ом, могут писать аккаунту @vyzvon. Если успеем сегодня, мы будем также поднимать телефонную трубку 363-36-59. Ну и планировали устраивать голосования.

Еще одна вещь. У нас в этом часе по умолчанию по плану есть 2 небольшие рубрики, приуроченные к «Городским проектам». Одна из них – «Столичный дайджест». Вы слышали только что после программы «Эхо». Это главные новости Москвы за неделю. Начиная со следующего эфира у нас будет также рубрика под названием «И такое бывает», в которой мы коротко рассказываем о каких-то курьезных событиях и новостях, так или иначе связанных с темой нашего эфира, но не обязательно касающиеся Москвы. И идея в том, чтобы просить гостя ее как-то комментировать.

Значит, сегодня план у нас такой. Мы решили с Максимом взять тематические блоки, касающиеся столичной жизни: это дороги, транспорт, инфраструктура – очень важная тема. Культура и общество – это тема №2. Социальная сфера и здравоохранение – тема №3. И поговорим про ЖКХ и благоустройство. Я уверен, что каждая из этих тем найдет у вас отклик, потому что все мы с вами живем в городе, пользуемся и транспортом, и сферой здравоохранения, и так далее.

Вот, вопрос к вам будет один и тот же – наблюдаете ли вы за последнее время позитивные изменения в этой сфере, в одной из этих сфер? Да-Нет? И, кстати, насколько я могу судить, нам в некотором смысле повезло, потому что именно сейчас столичные чиновники отчитываются по итогам работы прошлого года, и мы можем их, как бы, поймать на слове и сравнить.

Ну и на протяжении всего часа, конечно, мы будем принимать ваши сообщения и идеи о том, кого и по какой теме вы хотели бы призвать к ответу в нашу студию. У меня по введению всё. Если, Максим, ты хочешь что-то добавить в этой части…

М.КАЦ: Не. Я предвкушаю будущие эфиры, потому что мне давно уже интересно поговорить с принимающими решения в правительстве Москвы о многих вопросах, которые меня интересуют. Я как муниципальный депутат и как директор общественной организации часто пытаюсь такие вопросы задавать и в письмах, и в общении. Но там нормальные ответы редко удается получить, то есть чаще всего там какие-то очень логичные и правильные мысли высказываются, но когда смотришь на действия, на проекты, на планы строительства или на бюджет города, то они как-то обычно высказываемым мыслям… То есть такое ощущение, что в мэрии 2 департамента: один департамент говорит, что нужно, а другой департамент делает.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я думаю, что это, в общем, так и есть.

М.КАЦ: Два крыла таких. Одно рассказывает, как правильно, а другое реально делает то, что делает мэрия. Поэтому поспрашивать их было бы очень интересно. И сейчас мы кратко обсудим, какие темы будем спрашивать, и обсудим, каких людей мы будем приглашать. Надеюсь, со следующей недели будем уже проводить тут беседы с этими людьми.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Безусловно. Так и будет. Ну, смотрите. Очень важная история. Наверное, самая важная и самая чувствительная для горожан вообще любого города, потому что транспорт – это чрезвычайно важно, то, как он работает. Вопрос пробок всегда очень болезненный.

Вот, у нас есть перед глазами отчет Максима Ликсутова и в целом Департамента транспорта. Максим Ликсутов заявляет о том, что москвичи почувствовали позитивные изменения в работе наземного транспорта. И дальше идет текст. Кому интересно…

М.КАЦ: А он имеет в виду транспорт какой? Автомобильный или наземный (троллейбус и автобус)? Я думаю, что он скорее про троллейбусы и автобусы.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Тут очень большая часть посвящена именно выделенным полосам для наземного транспорта.

М.КАЦ: Да. Он про общественный наземный транспорт.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да. Чтобы не быть голословными, я позволю себе зачитать. В этом отчете говорится, что, начиная с февраля 2012 года, когда власти приступили к первому этапу реализации проекта, пассажиропоток на маршрутах, курсирующих по выделенным полосам, увеличился на 120%. Скорость движения наземного транспорт на выделенных полосах увеличилась на 15%. То есть всё хорошо, согласно этому отчету.

М.КАЦ: С полосами – да. То есть понятное дело, что если автобус едет по выделенной полосе, то он более привлекателен для пассажиров. Это, действительно, очень правильная и хорошая мера. Другое дело, что я не знаю, как он там про остальные всякие вопросы наземного транспорта говорит или нет. Я думаю, что мы их сейчас обсудим после того, как запустим голосование.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, всё правильно. Давайте запустим голосование. Вопрос я напоминаю, вопрос такой: «Наблюдаете ли вы позитивные изменения в этой сфере?» «В этой сфере» — имеется в виду в транспортно-дорожной сфере.

М.КАЦ: Вопросы транспорта – не только общественного, но и вообще. То есть наблюдаете ли вы меньше пробок, комфортнее ли вам стало ездить в метро, комфортнее ли вам стало ездить или быстрее, может быть, в троллейбусе? Ну, улучшилась ли транспортная ситуация для вас?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Грубо говоря, есть ли субъективные ощущения? Если вы считаете, что да, то ваш телефон 660-06-64. Если вы считаете, что нет, если вы не замечаете этих позитивных изменений, то 660-06-65.

Ну вот будем надеяться, что начался подсчет наших голосов. Да, действительно, пошло голосование. И я напоминаю вопрос: «Чувствуете ли вы позитивные изменения в дорожно-транспортной сфере в Москве за последнее время?» Максим, у меня к тебе вопрос. Ты у нас москвич, ты у нас горожанин, ты водитель, насколько я знаю, но ты пользуешься.

М.КАЦ: Я пользуюсь. И водитель, и метро…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот, расскажи.

М.КАЦ: И наземным транспортом.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот, я в этом смысле, как бы, одну сторону только знаю, потому что я не вожу, к сожалению.

М.КАЦ: Тут интересная штука. Действительно, Департамент транспорта, которым управляет Максим Ликсутов, делает огромное количество всяких усилий для того, чтобы ситуация улучшалась. Это платные парковки – это, действительно, кардинально улучшило ситуацию с автомобильным транспортом в центре города. Это, действительно, выделенные полосы, которые очень важная история. Ну, велосипедный транспорт, который позволяет альтернативный вид перемещения сделать.

Департамент транспорта, в принципе, проводит довольно разумную политику, которую можно примерно понять. Хотя, к нему есть серьезные вопросы. То есть, например, турникеты в общественном транспорте – это совершеннейший нонсенс. Когда объясняешь ее транспортным экспертам многим иностранным, с которыми я говорил, они просто за голову хватаются и говорят «Да не может быть! Сочлененный длинный троллейбус с четырьмя дверьми, и у вас вход через первую, да еще через турникет? Не может быть такого! Такого не бывает».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, вот, короткий вопрос: а почему такой идиотизм получается?

М.КАЦ: Это получилось, потому что когда-то сидел в мэрии Москвы Юрий Михайлович Лужков, который реально управленческие решения принимал, исходя из положения звезд на небе. То есть, вот, например, он как-то очень хотел поиграть в поезд (Юрий Михайлович), и он построил монорельс. Это, вот, единственная цель монорельса – это чтобы Юрий Михайлович поиграл в поезд. С транспортной точки зрения совершенно вредное мероприятие: себестоимость перевозки одного пассажира – 200 рублей.

Примерно то же самое с турникетами произошло. То есть как-то там замутилась сложная такая ситуация, что Мосгортранс как-то там обманывал город, вроде как, и говорил, что перевозит больше льготников, чем, на самом деле, перевозил. И, вот, кто-то придумал гениальное решение: «Давайте мы поставим турникеты и будем считать каждого входящего льготника в транспорт». Это даже не для безбилетников сделано, это сделано, чтобы Мосгортранс точно считал, сколько у него льготников ездит. И вот такое вот решение.

Но, как бы, ты не можешь делать решение, которое портит всю систему, для того чтобы считать льготников. Вот, сейчас Мосгортранс проводил эксперимент по снятию турникета на 17-м маршруте трамвая. «Городские проекты провели исследование, какой эффект произвело снятие турникета на движение трамвая. Мы нашли, что на 54% быстрее поехал трамвай.

Там была станция метро Бабушкинская, если я правильно помню станцию метро. Ох, если вдруг не Бабушкинская, то меня загрызут. Но, по-моему, какое-то метро.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Чем хорош прямой эфир – нас могут поправить на SMS +7 985 970-45-45.

М.КАЦ: Место, где останавливался 17-й трамвай, там остановка занимала 5 минут, и все люди не могли войти желающие, даже трамвай иногда уезжал, а очередь оставалась стоять. Сняли турникеты – меньше минуты стоит на остановке.

То есть турникеты – это очевидный нонсенс, который произошел по какому-то идиотизму, и его давно, конечно же, пора отменить. Но этого не делается. Почему это не делается, это вопрос к Департаменту транспорта, к Мосгортрансу. Я надеюсь, что мы тут сможем задать этот вопрос в прямом эфире Максиму Ликсутову и Евгению Михайлову, директору Мосгортранса.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, смотри, нам пишут уже очень так, живенько на SMS на эту тему.

М.КАЦ: Сейчас еще очень кратко. Департамент транспорта хоть и с некоторыми такими ляпами, но, все-таки, более или менее нормально действует. Но, вот, Департамент строительства и общая мэрия – они, конечно, ухудшают постоянно транспортную ситуацию. То есть они берут и вместо того, чтобы улучшать условия для общественного транспорта, они строят какую-нибудь огроменную широченную магистраль в центр города, приглашая людей ехать в центр города на автомобиле. И потом, как бы, говорить о том, чтобы меньше автомобилей ехало в центр, когда ты сам строишь огроменную магистраль, довольно странно. Ну, сейчас еще кратко после того, как почитаем смски, про бюджет поговорим в транспортной схеме и насколько он отличается от риторики мэрии Москвы (сам бюджет).

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я только напомню, что мы сейчас голосуем еще по вопросу, наблюдаете ли вы позитивные изменения в сфере транспорта, дорожной организации и организации движения в Москве. Если вы чувствуете позитивные изменения, ваш телефон 660-06-64. Если не чувствуете, ваш телефон 660-06-65.

Ну вот наша слушательница Юлия, видимо, очень так, близко к сердцу принимает этот вопрос и пишет нам о том, что «Выделенные полосы – это лажа. Никто не соблюдает правила дорожного движения, все их нарушают, транспорт общественный весь стоит на месте и вместо позитива один негатив». Ну, это вот такой, радикальный взгляд.

М.КАЦ: Да, есть большие проблемы с выделенными полосами. Конечно, их надо стараться отделять от общего транспорта делинеаторами там и, по возможности, вообще физически как-то еще серьезнее отделять. Большие проблемы с ними. Действительно, часто заезжают на них. Часто они нарисованы как-то, непонятно как тоже. Но даже в текущей ситуации они сильно улучшили положение общественного транспорта. Действительно, есть рост. По-моему, прошлый год Мосгортранс показал первый раз за всю историю постсоветскую рост пассажиропотока в наземном общественном транспорте. То есть история правильная. Да, в ней есть ляпы, но она, в целом, правильная.

Другое дело, конечно, когда у тебя там ездит транспорт с турникетами по этим выделенкам, то половина смысла портится, потому что всё равно едет медленно. Но это уже вопрос для дальнейшего обсуждения.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Здесь, кстати, насколько мне видится эта картина, очень важна история с парковками и с проездными.

М.КАЦ: Да, проездные – я забыл сказать, очень важная тема.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот, какая роль этого, как тебе видится, в той ситуации, которая сейчас есть?

М.КАЦ: Ну, парковки – просто это… Ну, если мы хотим избавить город от пробок, мы должны 2 меры основные предпринимать. Это улучшать инфраструктуру и ситуацию для перемещения на общественном транспорте и дестимулировать перемещение на автомобилях. Если мы действуем в этих двух направлениях, лет через 5 у нас хорошая транспортная ситуация в городе.

Вот, платная парковка – это дестимулирование перемещений на автомобилях, и мы, действительно, видим, что намного меньше людей стало ездить в центр на работу, в центр города, и по центру спокойно можно проехать, и многие стали соблюдать правила парковки в зоне платных парковок. Ну, раньше они не соблюдались. Много положительных изменений.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Кстати говоря, по-прежнему очень много вижу заклеенных номеров.

М.КАЦ: Да, я снимаю, например. Не знаю, ты снимаешь, когда ходишь по улицам?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я не снимаю, нет.

М.КАЦ: Я всегда снимаю бумажки, и, в общем, слушателям советую.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я видел полотенца. На самом деле, можно коллекцию собирать, чем люди закрывают номера.

М.КАЦ: Да. У нас есть сайт, у «Городских проектов», «Автожлоб» называется – мы там собираем такие фотографии. Есть такое. К сожалению, с этим слабо борются пока. На мой взгляд, должен быть серьезный штраф.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: А это что, на твой взгляд? Это просто психология? Или что?

М.КАЦ: Ну, такой протест людей. Они привыкли, что бесплатно, они хотят бесплатно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: И они не понимают, что если соблюдать, все-таки, ты и себе сделаешь жизнь легче, разгрузив?..

М.КАЦ: Это, знаешь, я часто вижу во дворах в Щукино, жалобы часто поступают, я часто по ним выхожу смотреть. Люди ставят какие-то конусы или замки целые вешают на парковочные места во дворах. Вот, они считают, что это место принадлежит им. Если они повесили замок, то они могут это сделать. Ну, чего-то в голове есть у человека, что он считает, что это его собственность.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Назло бабушке отморожу уши. называется.

М.КАЦ: Ну, так… Ну, вот, это, конечно же… То есть надо приходить, как приходит Управа, срезает этот конус и, соответственно, и здесь надо… Большой штраф должен быть за заклеивание номера, и всё будет в порядке. Вообще мера хорошая. Но опять же, в сочетании со строительством магистралей и огромных инвестиций в развитие уличной дорожной сети, эти меры, конечно, не работают. То есть мы не получим какого-то значительного улучшения ситуации с пробками, несмотря на даже правильные меры. То есть за парковку платить будем, но кучу денег на магистрали угрохаем, с пробками будет то же самое в лучшем случае.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я напоминаю, что мы с вами сейчас голосуем. Мы сейчас обсуждаем дорожную ситуацию в Москве. Это наш первый тематический блок. И обсуждаем отчет Дептранса Москвы по этой теме, в котором говорится, что всё становится всё лучше и лучше, проценты пассажиропотока увеличиваются и пропускная способность увеличивается и так далее. Вот, мы спрашиваем вас о ваших ощущениях, об ощущениях вас, жителей Москвы. Если вы чувствуете, что позитивные изменения, все-таки, в этой сфере есть, то 660-06-64. Если нет, 660-06-65.

Ну, на самом деле, мы сейчас слышали в «Столичном дайджесте», в нашей рубрике, что запускается вот этот большой проект, дублер Кутузовского проспекта, если я не ошибаюсь, до Одинцово. И власти очень серьезно рассчитывают, что это поможет разгрузить не только ЗАО, но и всю Москву.

М.КАЦ: Я когда смотрел проект обоснования строительства северо-западной хорды, то там тоже власти очень надеялись, что когда она построится, даже аж кремлевское кольцо поедет быстрее, а уж Бульварное с Садовым и с МКАДом то уж тем более.

Это всё расчеты, делаемые Департаментом строительства или непосредственно строителями, просто чтобы налить в уши, пыль в глаза пустить. И таким образом как-нибудь пройти публичные слушания и чего-нибудь там состроить.

На самом деле, конечно, никакая дорога, тем более магистраль в центр города не улучшает транспортную ситуацию, а только ухудшает, особенно бессветофорная. Если вы берете, бессветофорную дорогу строите от МКАДа в центр, то у вас больше машин едет в центр и больше пробок становится. Вот это единственный эффект.

В Москве столько машин и столько людей, имеющих возможность купить машину, что нет никакой возможности построить достаточно дорог, чтобы они все свободно ездили. Это у нас будут сплошные дороги и парковки, и то всё равно все будут стоять в пробках. Поэтому строительство дорог, особенно вот этих больших вылетных магистралей – это почти всегда сжигание денег. Что реально делать, это…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Но это будет платная автодорога.

М.КАЦ: Ну, это детали. Я точно не знаю, как там конкретно будет организован проект, но я знаю про 17 других проектов. Практически всегда широкая бессветофорная магистраль ухудшает транспортную ситуацию в городе кроме редких исключений. Можно посмотреть много примеров там. У нас бессветофорная Ленинградка – что делается на въездах-выездах. Третье транспортное кольцо – что с ним происходит. Это всё транспортная наука мировая прошла в 40-х – 50-х годах. В 30-х – 40-х в Америке, чуть позже в Европе. Есть примеры, есть город Лос-Анджелес, который 40 лет пытался строить дороги-магистрали, чтобы решить проблему пробок, и не решил.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, у него очень особая структура, у города Лос-Анджелеса. Я там был дважды, и без машины там очень сложно жить.

М.КАЦ: Именно. Именно так и случается с городом, когда он идет по такому пути. Наши города по такому пути не пойдут, но закопать какой-нибудь триллиончик, вот, как сейчас я тут бюджет смотрю, в строительство дорог – это мы запросто и вполне с удовольствием.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Кстати говоря, мы с тобой перед эфиром говорили про цифру вот этого бюджета. Ты сделал вывод.

М.КАЦ: С бюджетом интересно. То есть постоянно заявляет в том числе и мэр, что у нас приоритет общественному транспорту и мы занимаемся тем, чтобы люди больше ездили на общественном транспорте. Но главное, ведь, это деньги и городской бюджет, как он распределяется. Если мы посмотрим на городской бюджет, мы увидим, что в следующие 3 года – 2014-й, 2015-й, 2016-й годы – примерно триллион рублей уйдет на городскую программу развития транспорта. Здесь много всяких цифр, которыми я не буду грузить. Часть этих денег пойдет на строительство автомобильной инфраструктуры, а часть – на общественный транспорт. Примерно пополам пойдет – половина туда, половина туда. Но лишь 20% поездок в городе совершается на автомобиле. Это данные Департамента транспорта: только 20% всех перемещений в городе совершается на автомобиле, 80% на общественном транспорте.

То есть если мы посчитаем на одного пользователя, то правительство Москвы собирается потратить на развитие инфраструктуры и на пользователя общественного транспорта 53 тысячи рублей за 3 года на одного, а на пользователя автомобиля, на автомобилиста – 210 тысяч рублей на одного, то есть в 4 раза больше. Когда мы тратим в 4 раза больше денег на пользователя автомобиля, чем на пользователя метро, мы не можем ожидать, что люди будут пересаживаться с автомобилей на метро. Это просто глупость. То есть слова расходятся с делами. Есть сильные строительные лобби, они хотят строить магистрали и тоннели, и мосты, а риторика – это отдельно. Она очень благовидная, но с делами, как мы тут видим, отношения мало имеет.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, я хочу здесь зачитать от Ольги сообщение, что выделенные полосы, с ее точки зрения, это очень хорошо, общественный транспорт стал аккуратнее ходить, — пишет она. Вот, есть и такие впечатления.

Я только хочу сказать, что мы сейчас сидим с Максимом, это всё обсуждаем. Мы обязательно… Это цель нашей программы – спросить всё, что мы здесь обсуждаем, у людей, которые непосредственно могут нам компетентно ответить, в том числе и про бюджет мы с тобой, Максим, будем спрашивать твоего тезку Максима Ликсутова (я очень надеюсь на это). Чтобы это не выглядело так, что мы тут собрались на такой кухонный разговор.

М.КАЦ: Про бюджет мы можем еще кого-нибудь поспрашивать.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: У нас большие планы. Я лишь перед тем, как мы закроем эту часть нашей темы, подведу итоги голосования. Как ты думаешь?

М.КАЦ: Сложно предположить. Я думаю… Ну, вряд ли народ сильно доволен происходящим и вряд ли заметили. Я думаю, процентов 70 считают, что нет изменений.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Максим, ты, все-таки, математик, ты всё правильно.

М.КАЦ: Да? Угадал?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: 70,3%. Практически.

М.КАЦ: Я не видел, честно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да я знаю, знаю.

М.КАЦ: Кто смотрит Сетевизор, тот знает, что я точно не видел.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, кстати говоря, можете смотреть еще нас по Сетевизору, не только слушать по «Эху». Значит, 70% не ощущают позитивных изменений, что включает в себя, на самом деле… Может быть, люди не видят разницы с предыдущим? Или они считают, что…

М.КАЦ: Должно быть лучше.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: ...стало хуже.

М.КАЦ: Не, вряд ли. В этих вопросах всегда людям кажется, что должно быть еще лучше, чем есть. Ну, то есть стояли в пробке 40 минут, а сейчас стоим 38. С точки зрения транспортных издержек для всего города это громадный шаг вперед. С точки зрения человека это не очень понятно, хочется стоять 10 минут максимум, а то и вообще не стоять в пробке.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот. Соответственно, 29,7% считают, что есть. На самом деле, при нашем отношении, в принципе, к власти, может быть, треть – это не так плохо, на самом деле.

М.КАЦ: Ну, старается. Департамент старается.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Старается. А какую они презентацию сделали красивую! Это тоже важно.

Хорошо, мы с вами прикрыли пока в рамках этого часа тему транспорта. Давайте поговорим про сектор культуры и общества. За это дело у нас отвечает Сергей Капков. Мы обязательно с ним встретимся. Как я уже сказал, многие департаменты на этой неделе отчитались по деятельности в прошлом году, и Сергей Капков взял пример с Максима Ликсутова и тоже отрапортовал о том, что на столько-то процентов стали больше ходить в музеи, столько-то парков приобрели культурное общественное значение и перестали быть просто какими-то территориями облагороженными.

Ну, тут много всяких цифр – там миллиарды рублей и прочее. Соответственно, это тоже очень важная, на самом деле, история – культурная жизнь столицы, особенно в Москве. Я хочу вас, дорогие радиослушатели, спросить ровно тот же самый вопрос: чувствуете ли вы за последнее время позитивны изменения в культурно-общественной области столицы? Если да, то ваш телефон 660-06-64. Если не чувствуете, 660-06-65.

Я напоминаю. Если вы чувствуете, что с культурой у нас в столице «более лучше» становится, то ваш телефон – 660-06-64. Если вы не чувствуете этого, ваш телефон 660-06-65. Макс?

М.КАЦ: Тут история немножко шире, чем культура. В ведомство Капкова входят библиотеки, например, которые сейчас в большинстве районов находятся в спящем состоянии. Не знаю. Если б можно было провести опрос, кто из слушателей бывал в районной библиотеке, было бы очень интересно узнать. Может, кто бывал, смски напишут. Но я как-то у себя в районе попытался узнать, чего там есть за библиотеки, и никто из знакомых в них никогда не бывал.

Есть движение на превращение их, действительно, в такое общественное пространство по типу… Есть заведение «Циферблат», где можно, не знаю, провести время и побывать, не знаю, посидеть в интернете.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну да. Но «Циферблат» — это частная история.

М.КАЦ: «Циферблат» — частная история, но, тем не менее, я ее приводил в пример Капкову еще 2 года назад как отличное общественное пространство, и хотел ее притащить в Щукино, потому что она хоть и частная, но сделала такое пространство, куда приятно прийти и провести время, что, в общем-то, прямая задача библиотеки. В холодных странах библиотеки часто занимают роль общественного пространства уличного. То есть люди просто приходят в библиотеку, там играют в шахматы, проводят время.

Сейчас, насколько я знаю, есть движение в этом направлении. По-моему, сделано 2 библиотеки, но это мы с Капковым поподробнее поговорим. Это насколько я знаю, один из его любимых проектов.

Но еще это, не касаясь вопросов театров и музеев, в которых я слабо разбираюсь (я, на самом деле, не знаю кроме как Музей транспорта, которым мы сейчас занимаемся). Но есть вопрос районных парков и общественных пространств. То есть насколько люди…

Вот, у нас есть Парк Горького, который, безусловно, успех.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Образец.

М.КАЦ: Да. Это один из лучших, я думаю, в Европе общественных пространств. Замечательный. Но почему у нас другие городские территории по такому типу не развиваются и в них, все-таки, сложно как-то проводить время? У нас, например, большинство общественных пространств в районах не центральных – это места, где можно встретить людей или проходящих мимо, просто как они мимо идут, или гуляющих с собачкой, или гуляющих с ребенком. Это то, что называется «обязательной активностью». Активности людей на улице подразделяются на обязательные и опциональные. Обязательные – это когда ты идешь в любом случае. Какое бы ни было качество общественного пространства, ты там идешь. А есть опциональное – это когда ты проводишь время, сидишь в кафе или играешь там в шахматы на улице с кем-то. Вот, если вы придете в Парк Горького, вы там увидите, в основном, опциональную активность – там обязательно никто не находится.

То есть вот такие опциональные активности – это главный показатель качества общественного пространства, насколько много времени люди проводят на улице не потому, что они там мимо пробегали, а потому что им там нравится.

Вот это в районах наших, по-моему, отсутствует, и интересно было бы узнать, почему. То есть это, по-моему, не улучшается.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Смотри, я тут в не свойственной для себя роли выступлю адвокатом мэрии. Но речь пока опять о словах идет, да? Вот, свежая совсем новость про то, что в этом году планируется создать около 50 народных парков. Это то, что было у нас в рубрике «Столичный дайджест», да? Здесь почему я это повторяю? Потому что это ровно про это, про районные истории.

М.КАЦ: Да.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Процитирую мэра Собянина. Он говорит, что «мы передаем Департаменту культуры еще 75 парков, которые раньше были просто зелеными благоустроенными территориями, для того чтобы там можно было не только погулять, подышать воздухом (как ты здесь сказал «погулять с собачкой»), а чтобы там была культурная жизнь, культурные мероприятия».

Собянин обратил внимание на то, что в спальных районах Москвы проживает подавляющее большинство москвичей, и по плотности застройки эти районы в значительной степени превосходят центр города. То есть, все-таки, они об этом думают.

М.КАЦ: Ну, насчет плотности можно немножко поспорить. Ну, ладно. Они об этом думают, и, действительно, программа «Народный парк» — это по сравнению с прошлой работой с парками она хорошая. То есть вкладывается много денег, делается качественная реконструкция парков с точки зрения физической инфраструктуры. Например, качественная плитка делается.

Там очень разобщено, но тоже об этом лучше поговорить будет с кем-то из мэрии. То есть там нет какой-то системности. То есть приходит Департамент капитального ремонта или благоустройства, и делает благоустройство – не приглашает ни архитектора, ни тот же самый Департамент культуры, который потом будет что-то с этим пространством делать. Просто делает там дорожки качественные хорошие в отличие от того, что происходило раньше, когда были плохие. А теперь хорошие. Лавочки ставят.

Но никто не продумывает использование этого пространства потом. Потом это отдают Капкову, говорят «Капков, давай-ка тут нам устрой культурную жизнь».

А.БЕЛАНОВСКИЙ: «Окультурь».

М.КАЦ: Да. Я кое-как сейчас поймал такой народный парк в Щукино, когда пришел на согласование, на муниципальное собрание, и вкрутил там с большими усилиями несколько столов для настольного тенниса, несколько столов для игры в шахматы со встроенными шахматами, перемешал это всё дело, чтобы в шахматы играли рядом с детскими площадками.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Это прекрасно.

М.КАЦ: И, вот, еще там несколько таких мероприятий провел, чтобы как-то не просто в парке лавочки стояли, а можно было чего-то в нем делать.

Но поскольку муниципальные депутаты, интересующиеся глубоко этим вопросом, в Москве не очень распространены, то большинство народных парков делается без какой-либо системности – просто там кладется плиточка. Плиточка клёвая. Хорошо, это шаг вперед. Следующий шаг вперед – это спросить Капкова до того, как ты там начал делать реконструкцию, чего нам сделать в парке, чтобы там культурная жизнь возникла.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Я позволю на секунду тебя прервать и еще раз напомнить про то, что мы голосуем. Голосуем мы по вопросу, чувствуете ли вы позитивные изменения в сфере культурной общественной жизни Москвы за последнее время? Если да, 660-06-64. Если вы не чувствуете этого, ваш телефон 660-06-65. И я, Максим, должен тебе сказать, что здесь результаты не такие однозначные. Я бы сказал, совсем не однозначные.

М.КАЦ: Может, звонок примем?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Звонок мы обязательно примем.

М.КАЦ: Есть звонок?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Звонки будут обязательно. Извини, я тебя прервал фактически на полуслове, выполнил свой долг.

М.КАЦ: Не, я практически про парки закончил. Ну, как и с многим другим видно желание чего-нибудь хорошее устроить, но не видно какой-то системности подхода, видно разрывание департаментами кусков себе – срочно утащить, ни с кем не согласовывать, положить плиточку и дальше чего-нибудь будет. Поэтому, ну, так вот. И если оценивать длину пути в 100, то мы прошли 5, то есть 5% пути.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Но мы прошли. Но с другой стороны, нам Людмила пишет на SMS +7 985 970-45-45 о том, что в библиотеке нет книжных новинок – поступают только через год. Спасибо за смску, спасибо всем, кто пишет. Такие точечные вопросы, о которых мы с Максимом, наверное, не можем знать, они их должны, могут и должны знать те, кто будут к нам приходить, руководители соответствующих ведомств.

Мы очень хотим вас услышать, поэтому звоните нам в эфир на +7 495 363-36-59, и рассказывайте нам, почему вы чувствуете изменения или не чувствуете. Может быть, у вас какие-то смешанные чувства по этому поводу есть.

Ну, давай, наверное, мы с тобой голосование уже закроем. Более-менее картина… Картина очень неоднозначная.

М.КАЦ: Пополам, что ли?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да. И опять ты угадал. Ты опять угадал. Фактически, да, пополам у нас получается. Люди, которые чувствуют позитивные изменения в этой сфере в Москве, их 51,2%. Соответственно, 48,8% тех, кто не чувствует. Вот такой расклад.

М.КАЦ: На самом деле, тут надо сказать, что и я позитивные изменения чувствую. То есть, действительно, они есть. Но другое дело, что с тем объемом денег, который… Ну, это со всем, что делает правительство Москвы, общая беда.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Общая беда, да. Я даже думаю, что правительство России, можно так (НЕРАЗБОРЧИВО).

М.КАЦ: С тем объемом денег, которые у них есть, они могли бы сделать в 100 раз лучше. Но сделали хоть так в этот раз, а не вообще просто в землю закопали. Уже спасибо.

Я когда первый раз приходил на муниципальные собрания, там когда приносили нам проекты благоустройства, в основном, они состояли из замены асфальта по третьему разу, причем часто хорошего, на такой же и каких-то адских километров заборчиков устройство. Сейчас они уже стали приносить какие-то продуманные проекты, целый комплекс дворов берут, искусственную речку устраивают. Всё равно они пока архитекторов не зовут. Ну, а про устройство потом – это мы дальше обсудим. То есть прогресс есть, но можно намного лучше, если послушать специалистов.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вот у нас есть звонок. Давай попробуем его послушать. Алло? Представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Зовут Ольга. Я вам послала несколько смсок. Первое, что в центре обязательно нужен красивый удобный пассажирский транспорт, Петровка, Арбат и так далее, так как там много всяких учреждений, нам, женщинам очень тяжело выползать из метро и потом еще по полчаса тащиться.

Второе. Вот эти все парки и все эти развлекухи. Знаете, я долго работала в Берлине и в Париже бывала, и везде. Но, во-первых, ни в одном дворе там нет этих детских железных качелей, площадок и так далее. И все парки в Берлине – это просто зеленые массивы без всяких увеселений. Правда, там кое-где можно полежать на траве, там что-то, но всё под присмотром соответствующих людей. А, вот, веселух этих нет абсолютно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть… Я не очень понял. Веселуха – это хорошо или плохо?

СЛУШАТЕЛЬ: Плохо. Плохо. Это должны быть просто… Вы знаете, не хватает тишины. Вот, просто должен быть парк и тишина, зелень. Вот это всё. А вот эти все громкоговорители, песни, оркестр… У нас есть Эрмитаж (вот, я – москвичка). Есть Эрмитаж, есть еще какие-то парки. А, вот, просто на улицах в городе должна быть какая-то природа чистая и тишина.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Спасибо большое, Ольга.

СЛУШАТЕЛЬ: И вам спасибо.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Максим, давай коротко это прокомментируем.

М.КАЦ: Это распространенная, довольно частая позиция. Она имеет смысл. Я думаю, что в городе должны быть всякие пространства – и такие, и такие. То есть, есть молодежь, которой хочется на роликах кататься. Она должна иметь возможность это делать. Где-то люди должны иметь возможность играть в настольный теннис, а где-то и должны по парку погулять спокойно.

На территории Москвы очень много ОПТ, особо охраняемых природных территорий, там никто не предлагает делать какие-то увеселительные конструкции. А есть много зон, где можно их сделать. То есть не надо кидаться в крайности.

По поводу транспорта очень хороший пойнт Ольга подняла. Действительно, в центре Москвы катастрофическая ситуация с наземным общественным транспортом – ее надо улучшать. Тут за одну минуту никак не расскажешь. Поговорим об этом, когда к нам придет или Максим Ликсутов, или Евгений Михайлов.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо. Спасибо большое за звонки, за смски. Давайте перейдем к социальной сфере и здравоохранению. Тут надо сказать, что эта тема, ну, для меня, по крайней мере, она менее… Как сказать? Я с ней меньше непосредственно сталкиваюсь. Я не знаю, Максим?..

М.КАЦ: Я сильно далек от этой темы.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да. Мы и к бюджету, в общем, наверное… Я не имею к бюджету никакого отношения, я – потребитель.

М.КАЦ: Мне иногда присылают из него поощрения, а я его трачу на…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Тебе присылают из бюджета поощрения?

М.КАЦ: Мне присылают иногда как муниципальному депутату, я на него чего-нибудь… Вот, сейчас я на это поощрение делаю систему слежения за регламентом муниципального собрания Щукино. А то заседания идут, непорядок, невозможно совершенно.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, хорошо. Несмотря на то, что мы с тобой здесь, как бы, уже более сторонние наблюдатели, нежели непосредственные участники, я думаю, я уверен, что наши слушатели смогут нам очень искренне и непосредственно выразить свою оценку этого. И напоминаю, вопрос у нас сегодня, на самом деле, один – наблюдаете ли вы позитивные изменения в этой сфере? «В этой сфере» — мы имеем в виду в социальной сфере, в сфере здравоохранения.

Значит, мы голосуем снова. И если вы наблюдаете позитивные изменения в этой сфере, ваш телефон 660-06-64. Если не наблюдаете, 660-06-65.

Быстренько повторю вопрос. Если вы наблюдаете позитивные изменения в сфере социальной и в сфере здравоохранения, ваш телефон 660-06-64. Если не наблюдаете, то ваш телефон 660-06-65. Ну, тем не менее, Макс, мы, все-таки, с тобой пользуемся… Ну ладно, не буду тогда «мы с тобой пользуемся». Я, все-таки, посещаю какие-то государственные учреждения. Все-таки, какие-то социальные услуги и услуги по здравоохранению, да?

М.КАЦ: Я посещаю исключительно муниципальное собрание как муниципальное учреждение, больше ничего.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Как тебе кажется? Ну, наверняка, ты – муниципальный депутат, ты сталкиваешься с  этой сферой так или иначе. Как тебе, все-таки, по ощущениям, по общению с людьми кажется, люди это воспринимают?

М.КАЦ: Видишь, я очень не люблю высказываться по темам, где я ничего не понимаю, а это одна из них. То есть в муниципальном собрании у нас есть аж 3 врача, причем один – директор поликлиники, второй – бывший директор поликлиники, а третий – зам главврача больницы. Как только возникает у избирателя вопрос по поводу медицины, у меня есть, куда направить избирателя, и я своим дилетантским взглядом даже и не пытаюсь ничего подсказать. Вообще не знаю.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо. Давайте тогда попробуем снять телефон. Подключаем. Здравствуйте, представьтесь пожалуйста, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Вячеслав Николаевич Быков.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вячеслав Николаевич, мы обсуждаем социальную сферу и здравоохранение в Москве. Какие у вас ощущения?

СЛУШАТЕЛЬ: Я родился в Москве, а живу теперь 200 метров от Москвы, в Мытищах. У меня жена – главный врач поликлиники. И в медицине, ну, такая беда, что… Ой. Как вам объяснить? Понимаете, вы хотите получить услугу, а с медиков требуют бумаги. Другая беда: в Москве доплачивают медикам, ну, как это называется, «лужковские добавки». Но перейдите через МКАД, и в тех же Мытищах уже нет медиков, уже половина личного состава врачей, медсестер и прочего. И беда эта накрывает очень здорово.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Вячеслав Николаевич, у меня к вам такой, вполне конкретный вопрос. Вот, по сравнению с тем, что было, скажем, лет 5 назад, чувствуете ли вы, все-таки, позитивные изменения? Вот, мы с Максимом тут говорили, из 100 шагов мы сделали 5 в какой-то сфере. На ваш взгляд, в этой сфере есть ли хотя бы 5-6 шагов из 100?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Все шаги только в обратную сторону. Сейчас для того, чтобы закупить расходные материалы для поликлиники, нужно выставить свои желания на торговую площадку электронную, которая не работает. А сейчас у нас с вами уже март. А она не работает с января. Расходные материалы в поликлиниках кончаются.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Спасибо большое, Вячеслав Николаевич. Мы поняли вашу позицию. Давайте примем быстренько еще один звонок по этой теме. Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый день.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, вы в эфире, мы вас слушаем. Представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, меня зовут Глеб, но, к сожалению или к счастью, не знаю, у меня вопрос вдогонку к Ликсутову.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, у нас Ликсутова сейчас в студии нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Ну, понятно. Ну, через вас. Вы же посредники в данном случае.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо. Скажите, пожалуйста, вы сферой социальных услуг и здравоохранения в Москве пользуетесь?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, в данном случае у меня вопрос транспортного свойства, у меня вопрос к Ликсутову.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо. Давайте тогда мы с вами договоримся, что вы нам на SMS пришлете вопрос, мы их как раз собираем, и мы обязательно его…

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, у меня нет возможности воспользоваться SMS, только телефон.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо. Давайте к следующему разу. Спасибо большое за звонок. Ну, вот, мы получили от предыдущего слушателя Вячеслава Николаевича отзыв о том, что, на самом деле, в этой сфере не всё хорошо.

М.КАЦ: Ну, у меня, на самом деле, есть большие сомнения, что всё так, как описал Вячеслав Николаевич. Но я не могу здесь как-то опровергнуть или поддержать. Поэтому я надеюсь, что господин Печатников, который заместитель мэра профильный к нам сюда придет и мы с ним это всё обсудим, и не только это – с ним есть еще много чего обсудить.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Извини, но уже традиционно: как ты думаешь, как распределились голоса? Я останавливаю голосование.

М.КАЦ: Не знаю. Ну, я думаю, что здесь… Не знаю. 60 не увидели чего-то такое? Не попал?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Значит, смотрите. Позитивные изменения в сфере социальной и в сфере здравоохранения в городе Москва за последние годы наблюдают 18%. Соответственно, 82% не наблюдают. Ну вот такие интересные результаты.

Хорошо, с этим понятно. У нас остается 9 минут. Как раз мы успеем обсудить сферу ЖКХ и благоустройства.

М.КАЦ: О, это Петр Павлович Бирюков, это мой любимый клиент.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Прекрасно. Я смотрю, ты оживился на этой теме.

М.КАЦ: Марат Хуснуллин по строительству и Петр Бирюков – это 2 моих любимых клиента в мэрии. Самые крепкие хозяйственники. Ну, они там все крепкие хозяйственники (правительство крепких хозяйственников), но вот тут-то Петр Павлович – он самый крепкий.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, смотрите. Вопрос снова ставлю на голосование: чувствуете ли вы в сфере ЖКХ и в том, как благоустраивают наш город, позитивные изменения за последнее время? Если да, 660-06-64. Если нет, 660-06-65.

Если вы замечаете позитивные изменения в сфере ЖКХ и благоустройства в Москве за последнее время, ваш телефон 660-06-64. Если не замечаете, если не чувствуете, что ситуация улучшается, ваш телефон 660-06-65. Максим?

М.КАЦ: Ну, тут я даже не знаю.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Как это?

М.КАЦ: С чего начать-то, непонятно. Можно начать с…

А.БЕЛАНОВСКИЙ: С головы начни, с головы начни.

М.КАЦ: ...с адской грязищи. Все знают. Это как-то уже у нас считается за должное, что у нас в Москве зимой, весной и осенью адовейшая грязища, по улицам она течет и невозможно ходить в светлых штанах и ботинки после зимнего сезона часто надо выбросить.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Это важно.

М.КАЦ: Это происходит уже давно, и это легко прекратить. Есть огромный опыт разных европейских городов по контролю земли, которая попадает на проезжую часть, там, контролю за тем, чтобы никто не парковался на газонах и не развозил эту землю по дорогам, реагенты какие используются, какие нет. Но вот у нас чего-то это никто не делает, и как-то в порядке вещей, что у нас на улицах грязно и всё нормально. Это я даже не знаю, даже никто не пытается ничего сделать.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, смотри, тут я настаиваю на том, что у нас некий сравнительный вопрос, да? Вот, что было и стало?

М.КАЦ: Ну, здесь как была адская грязища, так и есть адская грязища.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Хорошо, с грязищей мы разобрались. Там департамент занимается еще другими вещами.

М.КАЦ: Можно взять благоустройство, например, дворов. Ну, есть некоторое улучшение – я о нем кратко сказал раньше. То есть если раньше просто постоянно меняли асфальт где попало по ведомостям, даже не выходили на место, 100 раз поменял и нормально, то сейчас иногда есть хорошие проекты. Но это у нас, потому что у нас там муниципальное собрание, другие не пропускают. У нас там сильная оппозиция, и мы не принимаем другие проекты, и они не могут их делать. Они приносят хорошие.

Вообще в Москве, насколько я знаю, продолжается вот это муниципальное благоустройство, эти адские километры желто-зеленых заборов, которые везде стоят, непонятно зачем сделаны. Как выражается наш любимый Петр Павлович, они цвета радости и добра (эти заборы), и природы.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: С ним сложно поспорить.

М.КАЦ: Ну, вот, это, как бы, еще одна тема. Даже не знаю. Это такая обширная тема. Я думаю, у нас будет много времени ее обсудить. В ней есть тоже… То есть если брать тему скверов, мы сказали, что мы 5% выполнили путь. То здесь мы, я думаю, выполнили 2%. То есть, есть какое-то движение в нужном направлении, уже хотя бы нам Департамент благоустройства не рассказывает, что машины на тротуарах парковать нормально и не рисует там по всему городу разметку на этих тротуарах и не отчитывается радостно, что нарисовал и молодец. Но тем не менее, он до сих пор иногда прибегает, хватает какую-нибудь площадь, например, Триумфальную и говорит, что «Сейчас я тут понатыкаю своих заборов и сделаю всё, как надо. А вы тут не лезьте со своими архитекторами непонятными».

К сожалению, под строительным комплексом и комплексом благоустройства находится у нас главный архитектор Кузнецов, которого тоже можно как-нибудь позвать. Он слабо может влиять на такого рода проекты. Ну, в общем, кое-какое движение вперед есть, но оно совершенно не какое-то серьезное и не системное. Вот это те департаменты, где ничего не поменялось со времен Лужкова – там как был тот же самый руководитель, так и остался, так и все системы работы остались все те же самые.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, если ты не возражаешь, я бы принял звонок по этой теме. Здравствуйте, вы в эфире, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер. Меня зовут Юлия, я из Москвы.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, Юль, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотела бы, чтобы вы в своих будущих программах обсудили с представителями Департамента ЖКХ, благоустройства такой вопрос, который меня очень интересует. Вот, в Москве очень много всяких раскопок и огораживаний. Я, например, работаю на метро Савеловская, и там в течение года уже около этого метро раскопали участок где-то, не знаю, 10 на 10 метров, огородили его железными конструкциями (ну, я думаю, вы понимаете, о чем я говорю), и всё это продолжается в течение года. И мне очень любопытно, как вообще проходит этот процесс, почему он занимает такие сроки, и когда закончится? И это не только у меня, наверное, такая проблема, я думаю, что у многих москвичей, наверное, тоже не самые радужные чувства вызывают такие раскопки и огорожения.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Отлично. Спасибо большое за вопрос. Я хотел вам встречный вопрос, быстренько чтобы вы ответили. Чувствуете ли вы изменения, лично вы в этой сфере, позитивные изменения, улучшения какие-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, честно говоря, каких-то прорывов я, наверное, не могу назвать. Но ничего такого не обвалилось, не разрушилось.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: И слава богу.

СЛУШАТЕЛЬ: Как, вот, (НЕРАЗБОРЧИВО), она была, допустим, такой щербатой как она была там год назад, такой же она и остается. Поэтому, наверное, ничего такого назвать я не могу, к сожалению. Извините.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Спасибо вам большое за звонок, Юль. Ну вот, мы услышали такое мнение.

М.КАЦ: Про огораживание тут вопрос хороший. Но здесь надо, конечно, кого-то из мэрии. То есть я не могу сказать, когда какие облагораживания, какой регламент, могут ли они выкопать и год не закапывать, чего они там делают. Надо спросить, конечно, когда Петр Павлович к нам придет, если придет, мы с ним поговорим.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Обязательно. Значит, у нас, я напоминаю, что идет голосование. Я думаю, что можем с тобой уже закрывать, потому что проголосовало достаточное количество человек. И, Максим, твой выход. Сколько людей, как ты думаешь, проголосовало за что?

М.КАЦ: Я думаю, тут никто не заметил. Процентов 85 не заметило, я думаю.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Максим, я просто… Я поражаюсь. 84... Ты подглядываешь где-то, у тебя где-то стоит программа. Ну, точно совершенно.

М.КАЦ: (смеется) Нет, ну как же? Я Twitter читаю.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Не может такого быть. Ты один раз специально ответил совершенно точно неправильно, чтобы отмазаться. В общем, 84,6%, к сожалению, не замечают позитивных изменений в сфере ЖКХ и благоустройства в Москве. И, соответственно, 15,4% видят какие-то позитивные изменения.

Ну вот вопросы нам поступают к нашим гостям. Вперед. Мы обязательно всё это учтем, обобщим. Мы с вами сейчас прошлись, конечно, по верхам. Нас тут упрекают, что зря мы взяли столько тем много и так далее. Но, друзья, у нас вводная передача, и важно было какие-то главные вещи подчеркнуть.

Я напоминаю, что это был первый выпуск новой нашей программы на «Эхо Москвы» «Городские проспекты». Мой соведущий Максим Кац и я, Александр Белановский прощаемся с вами до следующей недели. Спасибо всем.

М.КАЦ: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире