'Вопросы к интервью
А.ВЕНЕДИКТОВ: 16 часов и 8 минут в Москве. Всем добрый день, кто слушает программу «Послужной список», она же программа «Город». Сегодня у нас в гостях Эвлин Берн, лорд-мэр Дублина. Добрый день, Эвлин.

Э.БЕРН: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы поняли уже, что это женщина. Хотя она лорд-мэр, но это женщина. Так что вы можете задавать вопросы на сайт и на смс 970 4545. Как всегда, Ольга Журавлева и Яна Маргасова будут вести эту передачу, но вначале я хочу задать вам вопрос по истории Дублина, и те, кто первые правильно ответят на наш смс 970 4545, это московский номер, шесть победителей получат книгу нашей российской писательницы Натальи Будур «Повседневная жизнь викингов в 9-11вв.», тем более что викинги иногда тоже посещали будущий Дублин или уже существующий Дублин. Вопрос очень простой. Какой английский правитель в Ирландии запретил католикам жить в городской черте? Католики могли жить только за пределами города. Это недолго продолжалось, но тем не менее был издан формальный акт. Если вы знаете, вы присылаете свой ответ на смс +7 985 970 4545. Не забывайте подписываться. И вы выиграете книгу «Повседневная жизнь викингов в 9-11вв.». Ольга Журавлева.

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый день. И мы приступаем к нашей программе. Яна Маргасова от газеты «Труд» тоже приступает. Здравствуйте. И мы беседуем, как вы уже знаете, с лорд-мэром Дублина Эвлин Берн. Напомню, что Ирландия – это отдельно стоящая страна, рядом с Великобританией, не путать с Северной Ирландией. И так получилось, что лорд-мэр приехала к нам сейчас на празднования. В Москве в том числе отмечается День святого Патрика, с чем мы и поздравляем вас.

Я.МАРГАСОВА: И мы и наши слушатели поздравляют тоже, пишут много сообщений.

Э.БЕРН: Я вам желаю всего наилучшего и хороших празднований.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поскольку парад святого Патрика проходит здесь, прямо под нашими окнами, завтра этот парад будет, скажите, пожалуйста, все-таки почему цвет святого Патрика зеленый?

Э.БЕРН: Потому что у нас в Ирландии много дождей, и у нас вся земля зеленая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: До сих пор?

Э.БЕРН: Да, конечно. И сейчас все больше зеленеет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А парад будет в снегу, как я понимаю.

Э.БЕРН: Ну что ж, все равно будет много зеленого цвета.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, я сегодня тоже пришла в зеленом, для наших слушателей я рассказываю, чтобы проявить солидарность со святым Патриком. Что касается вас, Эвлин, то нам удалось выяснить, что лорд-мэр Дублина выбирается на год. И вам, Эвлин, очень не повезло, по-моему, потому что вам выпал очень тяжелый год в связи с мировым кризисом мировым, например. Это действительно так?

Э.БЕРН: Ну, всегда во время кризиса рождаются новые возможности. И никогда нельзя сказать, что стать мэром Дублина является каким-то несчастьем для человека. У нас есть поговорка в Ирландии – пессимист обвиняет ветер, оптимист надеется на хорошую погоду, а реалист налаживает правильно паруса. А я реалист.

Я.МАРГАСОВА: Но все-таки планы какие-то наверняка изменились в связи с кризисом. Как он отразился в целом на жизни города?

Э.БЕРН: Да, пришлось изменить наши планы. И я очень привержена вопросам социальной справедливости и хочу во время своего пребывания в этой должности сконцентрироваться именно на этих вопросах. Но сейчас приходится очень плотно работать с бизнесом, потому что мы боремся за нашу экономическую жизнь, а без хорошего бизнеса у нас не может быть и социальной справедливости.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда возникает вопрос чисто городского плана. Потому что во всех столицах мира в связи с кризисом люди протестуют против социальной несправедливости. И в Дублине, как мы знаем, были в феврале массовые акции протеста. Скажите, пожалуйста, как городской глава, как вы относитесь к этим акциям? Что может позволить городским властям разрешить или запретить акцию? По какой причине массовая акция может быть запрещена в городе?

Э.БЕРН: Я ни в коем случае не ограничу свободу самовыражения. Потому что люди гневаются, видя, как снижается уровень жизни. Мы привыкли уже к этому во время программы «Тигр», к высокому уровню жизни. А сейчас нам приходится приспосабливаться к более сложным условиям. И, конечно, люди недовольны этим, и они выражают свое недовольство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во время кризиса во многих странах одной из самых главных проблем является потеря работы, потеря рабочих мест. Городские власти пытаются создавать новые места в Дублине и какие?

Э.БЕРН: Да, мы особенно концентрируемся на вопросах развития и исследований. Десять дней назад я ездила в Силиконовую долину и там обращалась к нашей ирландской диаспоре и искала их поддержки в этой области бизнеса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Много стало безработных?

Э.БЕРН: У нас была нулевая безработица. И сейчас мы, похоже, можем выйти на 10% безработицы к моменту окончания этого кризиса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что сокращается?

Э.БЕРН: Строительство особенно.

Я.МАРГАСОВА: Которое у вас было так развито. Говорили о строительном буме.

Э.БЕРН: Да, действительно, нам нужно значительно улучшить инфраструктуру. Когда экономика процветала, правительство особое внимание уделяло инфраструктуре. Молодые люди строили, покупали дома. Когда были деньги, строительство шло хорошо. И я надеюсь, это тоже скоро возобновится.

О.ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, если у вас был строительный бум и нулевая безработица, значит ли это, что вы привлекали на работу и на строительство мигрантов?

Э.БЕРН: Да, у нас очень много иммигрантов, особенно работающих в строительстве. И забота об этих иностранцах для нас является очень важным вопросом в эти трудные времена. Мы благодарим их за ту помощь, которую они нам оказывают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В русском языке слово «благодарим» имеет двойное значение – «спасибо, что вы с нами» или «спасибо, что вы были с нами и до свидания». В каком смысле вы благодарите?

Э.БЕРН: Я всегда стремлюсь избегать двусмысленностей. Когда я говорю что-то, это и значит именно то, что я мыслю. Но я хотела сказать, что в трудные времена они не будут забыты. Многие из них возвращаются в Польшу и те страны, откуда они приехали, а другим мы оказываем помощь посредством агентств, которые работают в Дублине.

О.ЖУРАВЛЕВА: Если мы заговорили о мигрантах, то естественно возникает проблема взаимоотношений приезжих и местных жителей. Существует ли межрелигиозная и межрасовая проблема между приезжими и коренными дублинцами?

Э.БЕРН: У нас страна, в которой миграция насчитывает многие десятилетия. Наши люди тоже уезжали и в Америку, и в Лондон. И те, кто уехал в Англию, сделали большую ошибку, живут там изолированно, где-то ищут своих соотечественников, в клубах или в других местах. Сейчас в Дублине мы стремимся очень внимательно относиться к вопросам реинтеграции. Мы уважаем культуру других людей и хотим способствовать интеграции нашего народа. Да, действительно бывают какие-то расовые трения.

Я.МАРГАСОВА: В одном из ваших интервью вы как раз говорили о вопросах интеграции и о том, что вы не хотели бы, чтобы иммигранты, которые приехали к вам, жили как-то обособленно. Но здесь возникает другой вопрос – насколько они должны ассимилироваться или они могут создавать какие-то локальные очаги своей культуры, церкви, школы, общины?

Э.БЕРН: Я не хотела бы, чтобы они изолировались. Потому что тогда мы не будем дублинцами в равной степени. Они приходят со своей культурой, которая является большим добавлением к нашей культуре. Например, я хотела бы, чтобы у нас в Дублине был чайнатаун, китайский городок, но мы также изучаем ошибки, которые совершили власти в Париже, скажем, или в других городах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи у меня вопрос. Известно, что во Франции при президенте Миттеране была идея о том, что в пригородах крупных городов иммигранты первого поколения живут комфортно, окруженные своей культурой, внутри своей культуры. С другом стороны, они не хотят терять свою идентичность, они хотят строить свои соборы, мечети, буддистские храмы, синагоги и жить так, как они жили там, откуда они приехали. Как городские власти могут примирить эти два противоположные желания?

Э.БЕРН: Результатом этой политики в Париже было то, что второе поколение этих иммигрантов оказалось чрезвычайно неудовлетворенным своей жизнью. Именно поэтому мы стремимся к интеграции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: К интеграции или ассимиляции?

Э.БЕРН: К интеграции, но не ассимиляции.

Я.МАРГАСОВА: Интересует вопрос – какими правами обладают иммигранты? Например, участие в муниципальных выборах, может быть?

Э.БЕРН: У нас есть специальная программа для этого. На 20-30 языках мы объясняем мигрантам, каким образом они могут проголосовать. Я обращалась к китайскому сообществу, сказала им, что если они хотят, чтобы город был таким, каким они хотят его видеть, они должны прийти и проголосовать.

Я.МАРГАСОВА: То есть вы сразу вовлекаете их в жизнь города?

Э.БЕРН: Да, совершенно верно.

О.ЖУРАВЛЕВА: И в этой же связи вопрос – как организовано, если организовано, обучения языку?

Э.БЕРН: У нас есть очень интересная программа, которую ведут наши более старшие члены общества. Она называется «Добро пожаловать». Люди, обычно пенсионеры, обучают забесплатно наших иммигрантов. И это придает нашим пенсионерам смысл жизни. Кроме того, они встречаются друг с другом и обучают английскому языку приезжих.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что у нас в эфире Эвлин Берн, лорд-мэр Дублина. Вы понимаете, Эвлин, что мы задаем вам те вопросы, которые стоят перед нами в Москве. Ответы бывают разные, поэтому, конечно же, мы хотим знать ваш опыт.

Я.МАРГАСОВА: Ольга задала вопрос о языке — «Вы говорите на ирландском языке?» Несколько слушателей прислали нам такой вопрос на сайт.

Э.БЕРН: (говорит по-ирландски) Меня зовут Эвлин Берн, я лорд-мэр Дублина, и я всех поздравляю с наступающим Днем святого Патрика.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У вас три дочери – 22, 20 и 15. На каких языках они говорят?

Э.БЕРН: Французский, испанский, ирландский, английский, а я немножко еще говорю на немецком.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но девочки, как я понимаю, учатся не в Ирландии?

Э.БЕРН: Старшая учится в Шотландии, вторая в колледже Тринити в Дублине, а самая юная ходит в школу. Все они учились в особой школе-интернате, где целый год они учили ирландский. Кроме того, они в ходе обучения жили в семьях в Испании и во Франции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи у меня вопрос. Друзья ваших дочерей так же относятся к проблемам иммиграции людей с другой культурой, как относитесь вы, как ваше поколение дублинцев относится? Или у них что-то новое в этом?

Э.БЕРН: Для поколения моих дочерей эти проблемы легче воспринимаются, чем для поколения моих родителей. С детства я окружена друзьями, которые мусульмане, евреи… То есть мои дочери совершенно нормальные люди в этом отношении. А вот мои родители жили в Ирландии, они были преданными католиками, и их поколение с трудом воспринимало идею многонациональности.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть ли для вас проблема создания молодежных групп внутри разных культур, которые воюют друг с другом? Уличные банды, грубо говоря, на национальной почве. Потому что в Москве есть такие проблемы.

Э.БЕРН: Одна из наших крупнейших национальных организаций – это (неразб.) спортивная ассоциация. Они играют в футбол, херлинг, это наш национальный вид спорта. И одни из наших лучших игроков – это мигранты. И я бы не хотела бы создавать какие-то специальные организации для интеграции. Это не работает. А вот спорт или культура – это механизмы, которые могут это осуществить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тогда вопрос от студента: «Как вы относитесь к маршам нацистов в европейских столицах?» Вы говорили, что не можете запрещать какие-то шествия. А как быть с экстремистами?

Э.БЕРН: Вот я думаю, что как раз этот вопрос отличается от того, что мы обсуждали. Потому что здесь речь идет об экстремизме. А экстремизм несет угрозу для других членов нашего общества – скажем, для наших еврейских членов общества. Поэтому мы считаем, что нацисты являются угрозой для всех, и я считаю, что в такой ситуации для общего блага лучше отдать предпочтение выражению индивидуальных свобод.

О.ЖУРАВЛЕВА: Возникает еще один вопрос, связанный с безопасностью. Насколько я понимаю, от Дублина до Белфаста ехать два с половиной часа, и всему миру известно, что Белфаст – это серьезный узел проблем. Как обеспечивается безопасность в городе в связи с этим?

Э.БЕРН: Моя крупнейшая проблема связана с Белфастом. Люди ездят туда слишком много и занимаются там шопингом, и мы на этом теряем. Вот это у нас самая актуальная проблема сейчас. И были, конечно, у нас тяжелые, трагические инциденты, но они были изолированные и совершенно не такого масштаба, как в Белфасте. Я на это Рождество провела такую кампанию – просила, чтобы люди занимались шопингом в Дублине, не уезжали, чтобы не ездили в Белфаст покупать вино. А они ездят. Если бы они боялись, они бы не ездили.

Я.МАРГАСОВА: Прислушались?

Э.БЕРН: Нет, к сожалению. Некоторые, может быть, прислушались. Но, тем не менее, была большая дискуссия. Потому что люди считают, что они могут идти за покупками туда, куда они хотят, а я как мэр пытаюсь защитить интересы нашего города, это естественно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может, понизить налоги на вино?

Э.БЕРН: Но нам тоже нужно деньги собирать, потому что оказываем людям определенные услуги. Но дебаты идут по этому поводу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что в эфире «Эха Москвы» Эвлин Берн, лорд-мэр Дублина. Через полминуты мы уйдем на новости. Вы пока можете задавать вопросы через наш сайт или посылать смс.

О.ЖУРАВЛЕВА: +7 985 970 4545. И многие уже пришли. В основном приветствуют лорд-мэра Дублина и благодарят за чудесный город.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это Ольга Журавлева, Яна Маргасова и Алексей Венедиктов. Новости на «Эхе Москвы».

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 16:35 в Москве, у микрофона Алексей Венедиктов. Эту программу ведут, естественно, Ольга Журавлева и Яна Маргасова, у нас в гостях лорд-мэр Дублина Эвлин Берн. Мы спросили вас, разыгрывая шесть экземпляров книги Натальи Будур издательства «Молодая гвардия» «Повседневная жизнь викингов в 9-11вв.», кто же из английских правителей запретил католикам жить в городской черте? И это был Оливер Кромвель. Это правильный ответ. И наши победители – Павел, чей телефон начинается на 976, Лиля – 260, Валя – 224, Кирилл – 261, Эмма Александровна – 822, и Олег – 763. Вы можете задавать свои вопросы в прямом эфире Эвлин Берн, лорд-мэру Дублина, по смс – 970 4545, а если будет время еще, то телефон – 363 36 59.

О.ЖУРАВЛЕВА: И вот несколько вопросов, которые уже пришли к нам по смс. Нас спрашивает Женя – он собирается посетить Дублин как турист в конце мая: удачное ли это время и что вы рекомендуете посмотреть?

А.ВЕНЕДИКТОВ: И где выпить, я бы спросил. Это от меня.

Э.БЕРН: Я думаю, что все-таки он будет там разумно употреблять спиртные напитки. Но в мае прекрасное время, чтобы посетить наш город. Город небольшой – его можно обойти пешком. Множество исторических мест. Прекрасная возможность поиграть в гольф, походить под парусом. Пабы находятся на каждом углу. И, может быть, вам будет интересно знать, Женя, что как лорд-мэр я могу сказать, что в центре города мы можем вам организовать свободную выпивку, от имени мэра.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть?

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть Женя просто придет и скажет, что ему обещала мэр…

Э.БЕРН: Да, просто сказать, что я ему такое разрешение сейчас даю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы представляете, сколько Жень сейчас слушает?

О.ЖУРАВЛЕВА: Причем это и мужчины, и женщины. Кстати, о женщинах. Еще один вопрос, от Елены: «Почему по гостевому приглашению так неохотно дают визы женщинам?» Это правда?

Э.БЕРН: Нет, никакой такой политики в отношении ограничения посещения женщинам или мужчинам нет. И я думаю, что все заявления на визы рассматриваются индивидуально. И в стране, где президент женщина и лорд-мэр столицы тоже… Я уверена, что никакой дискриминации по этому поводу не существует.

Я.МАРГАСОВА: Тем не менее, пишут о сложностях. В частности, Александр, программист из Санкт-Петербурга, спрашивает: «Почему все так сложно? У вас в городе более сотни свободных вакансий программистов. Каким образом программист из России может приехать в Ирландию и устроиться на работу?»

Э.БЕРН: Сейчас действительно будет очень трудно найти работу. Сейчас все компании на количественный состав своих сотрудников. И думаю, что в ближайшие 12 месяцев будет трудно найти себя в этом городе и жить нормальной жизнью. Но это время пройдет. И после этого, я думаю, мы снова распахнем двери для всех.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прочту несколько сообщений, не требующих ответа. «Спасибо лорд-мэру за чудесный город, который изменил мою жизнь», — пишет Арсений. «В Казани тоже любят ирландцев», — пишет Айрат. А вопрос вот какой: «Как обстоит в Дублине дело с демографией?» – спрашивает Владимир. «Дело в том, что Ирландия – это все-таки особенное место. Насколько я знаю, традиционно ирландская семья очень большая. Так ли это сейчас?»

Э.БЕРН: До настоящего времени в целом население у нас было очень молодым. И сейчас количество членов семей стало значительно меньше. В моей семье было 15 двоюродных братьев и сестер. А сейчас только восемь. То есть некоторое время назад семья из десяти человек не считалась чем-то особенным. А сейчас – 2-3 человека в семье. Это типичная картина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит ли, что вот это демографическое отставание вы пополняете за счет иммигрантов?

Э.БЕРН: Совершенно верно. Конечно, иммиграция поддерживает численность нашего населения. Многие молодые иммигранты или родившиеся в Ирландии иммигранты тоже заводят семьи. Сейчас, в общем, мы переживаем всемирную тенденцию, когда люди приезжают и уезжают гораздо более свободно, чем это было раньше. Поэтому, я считаю, демография сама о себе позаботиться и выровняется, когда ей нужно.

Я.МАРГАСОВА: А еще вопрос с сайта. Консультант из Москвы Константин Смирнов спрашивает: он прожил в Дублине пять лет, очень любит этот город, и сейчас пишет о том, что он сильно меняется и, по его мнению, не в лучшую сторону – большие офисные здания, безликие, как он их называет. Он спрашивает, что делается вами для сохранения исторического облика города?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я только хочу сказать Жене, который поедет бесплатно пить Guinness в центр города, что первое упоминания Дублина – за тысячу лет до первого упоминания о Москве. 140-й год. Поэтому исторический облик – это очень важно.

Э.БЕРН: Дублин – это действительно исторический город. Я свои студенческие годы провела на протестных акциях – мы протестовали против строительства этих безликих офисных зданий, особенно в исторической части города. Поэтому мы очень осознаем, что такая проблема есть. Но с другой стороны, у нас есть люди, которые живут за много-много километров от города и каждый день тратят по два часа на дорогу на работу и оставляют детей дома. Поэтому надо как-то сбалансировать современный способ жизни и сохранять историческое наследие. Мы используем такой план зонирования для нашего города. И сейчас идут большие дебаты по поводу плотности застройки. Люди не хотят жить в многоэтажных домах. Но еще необходимо решать и транспортные проблемы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что у нас Эвлин Берн, лорд-мэр Дублина. И, конечно, вопрос о транспорте. Вы сами попали в ловушку. Оля.

О.ЖУРАВЛЕВА: Алекс из Ростова спрашивает: «Существуют ли планы по улучшению системы общественного транспорта в Дублине? Будут ли созданы кольцевые автобусные маршруты?» Он называет районы, которые вынуждают своих жителей ездить через центр города, что создает дополнительные проблемы.

Э.БЕРН: Да, транспортная проблема действительно является острой для Дублина. Мы строим дороги, некоторые из них исключительно для автобусов. Планируем развивать метро и легкую железную дорогу к аэропорту. Но люди, тем не менее, предпочитают ездить на своих машинах. Мы сказали, что город исторический, и многие дороги являются очень узкими. Идет очень жаркая дискуссия в городе по поводу того, каким образом сочетать бизнес, когда люди приезжают на своих машинах, и интересы тех, кто жалуется на вот эти пробки. Найти компромисс действительно очень трудно. Кроме того, мы учитываем экологический фактор. Мы должны сейчас все с большим вниманием относиться к экологии и делать все, что возможно, чтобы снизить выхлопы. Мы сейчас продвигаем идею использовать велосипед.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это ваша китайская община, я так понимаю. Как в Пекине.

Э.БЕРН: Может, это и голландская мода пришла к нам.

Я.МАРГАСОВА: Погода может помешать велосипедам.

Э.БЕРН: Иногда. Но летом люди часто ездят на велосипедах на работу.

Я.МАРГАСОВА: А строить метро начали или еще только планы?

Э.БЕРН: Нет, еще не начали строить метро. Сейчас это на стадии тендера. Я знаю, что когда у нас будет легкая железная дорога, то у нас будет примерно как в Москве она проведена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кризис не нарушил планы и инвестиции в дороги, в метро?

Э.БЕРН: Мы будем продолжать капитальное строительство. Но наша экономика очень открыта для мирового рынка. Нас действительно кризис серьезно затронул. Но реальность состоит в том, что если мы открыты, то мы и быстро восстановимся. Мы надеемся на это.

Я.МАРГАСОВА: Еще вопрос с сайта, от Александра. Он спрашивает, как вы лично относитесь к закрытию завода «Guinness».

Э.БЕРН: Я вообще думаю, что «Guinness» никогда не закроется, ни при каких условиях. Просто потому что это всемирно известная торговая марка. Их семья вообще является частью истории Дублина. Они первыми сформировали жилищное строительство в столице. И если вы говорите о переносе, скажем, фабрики на другое место, это может произойти. Потому что сейчас она находится в центре города, она очень старая.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все равно, так или иначе, вопросы, которые касаются всех – Елена из Москвы спрашивает, очень животрепещущий вопрос: «Какая часть жителей города живет в собственных домах и не дорого ли это?»

Э.БЕРН: Традиционно все жили всегда в собственных домах. Многоквартирные многоэтажные дома – это было социальное жилье. Сейчас эта тенденция идет в обратную сторону, потому что иметь свой дом очень дорого, а многие молодые люди делают свой выбор. Они любят путешествовать, скажем, больше, для них важно иметь машину хорошую. Поэтому они откладывают покупку дома. Но для нас, конечно, это проблема. Мы никогда не хотим уезжать из этих домов как родители этих детей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Еще один вопрос, от Кости: «А какое у вас минимальное пособие по безработице? И на какой максимальный срок?»

Э.БЕРН: Сейчас это в среднем 200 евро в неделю. Но это зависит от многих фактов – скажем, сколько у вас детей в семье. И так далее.

Я.МАРГАСОВА: Что касается бюджета. Есть такая информация, что Дублин – один из самых дорогих городов, он в двадцатке в мире, но также он отличается и высокими зарплатами. Вот стандартный семейный бюджет – на что больше тратятся деньги жителями Дублина? Основная статья расхода.

Э.БЕРН: Сейчас если у вас ипотека, то, конечно, вы тратите на ее покрытие большую часть бюджета. И именно поэтому у нас сейчас в большинстве случаев оба члена семьи работают. На протяжении последних лет наша экономика базировалась на т.н. социальном партнерстве – это соглашение между правительством и союзами, которые обеспечивают высокие зарплаты работающим. Но в критической ситуации этот вопрос сейчас пересматривается, и я уверена, что будут найдены какие-то новые условия. У нас 7 апреля будет утвержден бюджет города, и вы увидите, что у нас изменится налоговая политика и поднимется налог на доход, особенно на высокий доход.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А на что-нибудь снизится?

Э.БЕРН: Нам, прежде всего, нужно обеспечить сетку защиты для самых неустроенных людей в обществе и увольняемых. Поэтому очень трудно сбалансировать услуги, которые правительство оказывает народу, и сбор налогов. Поэтому если приходится больше социально поддерживать людей, то приходится и поднимать налог.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот вы сказали, что 7 апреля будет сформирован бюджет. Вы говорите о городском бюджете или о бюджете государства?

Э.БЕРН: Городской бюджет выделяется центральным.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи – за неделю до этого, 2 апреля, будет т.н. «Двадцатка» в Лондоне. И, насколько я знаю, лидеры Двадцатки примут решение о неповышении налогов в момент кризиса.

Э.БЕРН: Я думаю, что каждая страна должна с собственных позиций подходить к этому вопросу. Могут быть и компромиссы. И если у вас есть уязвимые группы населения в стране, вам нужно их поддержать, если вы хотите, чтобы транспорт работал, чтобы поддерживались городские коммунальные услуги, тогда деньги должны быть найдены где-то. Поэтому, может быть, мы будем говорить о корпоративных налогах, скажем. Может быть, именно эти вопросы будут рассматриваться на Большой Двадцатке.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Когда вы говорите об уязвимых слоях населения, вот если говорить о Дублине, госпожа лорд-мэр, это кто и их сколько?

Э.БЕРН: Это люди с низким уровнем дохода, люди с особыми потребностями, то есть инвалиды, иммигранты, которые приехали в страну и ищут политического убежища, это безработные, которые в первый раз оказались в такой ситуации. Поэтому то, что действительно необходимо, это чтобы государство каждому индивидуально могло обеспечить такую помощь, чтобы человек выжил. Потому что в таких условиях люди значат больше, чем экономика.

О.ЖУРАВЛЕВА: Госпожа Эвлин, насколько нам известно, вы очень много занимались благотворительностью и со многими благотворительными организациями сотрудничали и сотрудничаете. Что происходит сейчас с благотворителями в Дублине? Изменились ли вложения в эту область, поменялась ли ситуация, кто стал больше, кто меньше заниматься благотворительностью?

Э.БЕРН: Я думаю, что ситуация в этом отношении улучшилась, потому что сейчас мы осознаем, что многие люди рядом с нами оказались в беде, и, конечно, в годы ирландского «тигра» у нас была спешка получить как можно больше денег, и мы потеряли человеческие ориентиры. А вот сейчас пришло время, когда мы должны спросить сами себя – что является ценностью для нашего общества как людей? Многие ирландцы сейчас работают в волонтерских организациях, связанных с благотворительностью. Это очень крепкая традиция в нашей стране.

Я.МАРГАСОВА: Научный сотрудник из Москвы Александр задает несколько вопросов о спорте: «Интересно, делает ли правительство города что-то для развития спорта? Какой ваш любимый вид спорта? И – будете ли вы сегодня смотреть игру кубка «Шести наций» между Уэльсом и Ирландией?»

Э.БЕРН: Спорт – это очень важный аспект нашей жизни. Херлинг является нашим национальным спортом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это такой хоккей специальный на траве?

Э.БЕРН: Да, похоже на хоккей. Но это быстрая игра. А сегодня, мы надеемся, наша ирландская команда выиграет матч. И я, конечно, буду болеть за своих перед телевизором.

О.ЖУРАВЛЕВА: Многие наши слушатели интересовались перед программой, будет ли построен новый спортивный стадион в Дублине. По мнению многих, вам его не хватает.

Э.БЕРН: Да, у нас сейчас один стадион, реконструкцию которого мы закончили. И сейчас идет строительство другого стадиона, который должен быть готов к финалам европейских игр.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо. У нас в программе «Послужной список» есть такая рубрика – «Глупые вопросы». И несколько таких вопросов из разряда глупых нам прислали на смс. Спрашивает Илья из Тулы – «Нравится ли вам кельтская музыка?»

Э.БЕРН: Да, я люблю. И люблю «U2».

О.ЖУРАВЛЕВА: Тоже своего рода кельтская музыка. Я вам скажу, что в России многим кельтская музыка тоже нравится, и рил многие танцуют.

Э.БЕРН: Это такая музыка, которая возбуждает людей, объединяет. Это музыка поэтической души кельтов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот еще вопрос о поэтической душе. Причем так и спрашивают: «Можно глупый вопрос? Насколько ирландский язык далек от английского?» Ну, насколько мы знаем, очень далек.

Э.БЕРН: Миллион миль – разницы между этими двумя языками. Он, может быть, ближе к шотландскому или к уэльскому языку. Но к английскому…

О.ЖУРАВЛЕВА: Даже разные группы, наверное.

Э.БЕРН: Это абсолютно разные языковые группы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос, который нам задает Наталья из Москвы: «Два дня тому назад была принята директива Евросоюза о том, что в борьбе с дискриминацией в официальных бумагах упраздняются выражения – господин, госпожа, мисс, мистер и так далее. Вам это нравится? Вы будете выполнять эту директиву?»

Э.БЕРН: Я не обращаю внимания на очень многие директивы подобного рода. Честно говоря, у меня титул лорд-мэр, а я женщина. Я не протестую против этого.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наши слушатели также нас спрашивали, откуда у вас эта цепь, которую они видели на фотографии, видимо, в интернете. Цепь лорд-мэра – в чем ее история?

Э.БЕРН: Это золотая цепь, которая была подарена Вильямом Аранским. 300 лет назад золотая цепь была подарена главе города. И там есть изображение ворот города. И они украшены особыми камнями. Подобная цепь есть у мэра Белфаста.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тяжелая?

Э.БЕРН: Очень легкая, когда носишь ее. Я ношу такие грузы легко. Когда работаешь напряженно и добиваешься этого, такой приз никогда не является тяжелым.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что у нас в гостях Эвлин Берн, мэр Дублина. И теперь у вас есть минута для того, чтобы что-то сказать тем, кто нас сейчас слушает.

Э.БЕРН: Я хочу поблагодарить искренне москвичей, которые очень тепло встречали нашу делегацию. Мэр Лужков очень гостеприимно встречал нас. Мы обсудили очень многие вопросы, которые являются обоюдоважными. Зеленые технологии, образование в университетах, социальное обеспечении пожилых граждан. У нас очень много совместных проектов, которые мы могли бы обсудить и начать по возвращении в Дублин. У нас будет три прямых рейса между нашими городами. И я надеюсь, что у нас будут очень тесные связи между двумя столицами. У обоих городов очень долгая история.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У вас на тысячу лет подольше. Но у нас население побольше.

Э.БЕРН: Тем не менее, нас очень многие моменты истории связывают. И у нас есть огромные ресурсы. Это наши жители.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И я хочу обратиться к жителю Жене, который, надеюсь, воспользуется одним из этих трех рейсов еженедельных прямых на Дублин, что когда вы слетаете в Дублин и выпьете пива, вы вернетесь и нам расскажете, как оно там. Эвлин Берн, лорд-мэр Дублина, была в прямом эфире «Эха Москвы». Ольга Журавлева, Яна Маргасова, Алексей Венедиктов и переводчик Яков. Новости на «Эхе».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире