'Вопросы к интервью
19 июля 2013
Z Город от ума Все выпуски

Роль мобильных приложений в жизни современных горожан


Время выхода в эфир: 19 июля 2013, 11:14

О.ЧИЖ: 11:13 в Москве. Это программа «Город от ума». Меня зовут Оксана Чиж. Сейчас мы ненадолго отвлечемся от наших новостей, за которыми мы следили все утро, отвлечемся в сторону городской среды, потому что программа «Город от ума» — это программа, прежде всего, о городе, о том, как в нем сделать свою жизнь более комфортной, удобной и, скажем так, сделать те устройства, технологии и методы нашей жизни, взаимодействия в этом городе более эффективными. Меня зовут Оксана Чиж. Обычно здесь же находится Алексей Новиков, руководитель Московского подразделения группы компаний «Thomson Reuters», он будет буквально с минуты на минуту, потому что Алексей у нас в пробках лифта. Но кроме того я здесь, тем не менее, не одна, потому что в студии находится Дарья Алексеева, редактор портала «Теплица социальных технологий», добрый Вам день.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Доброе утро.

О.ЧИЖ: И Байрам Аннаков, глава копании Empatika. Здравствуйте.

Б.АННАКОВ: Здравствуйте.

О.ЧИЖ: Говорим мы сегодня о роли мобильных приложений в жизни современных горожан, потому что это действительно «город на ладони». Мы с помощью мобильных приложений можем в выходные дни проложить себе экскурсионный маршрут. Хотим посмотреть памятники архитектуры XIX века — пользуемся специальным приложением и идем по центру города буквально шаг в шаг по карте. Хотим узнать, где свободная парковка в городе — пользуемся специальным приложением, идем и ищем. Хотим узнать, где сейчас пробки — чего бы проще. Мобильные приложения, это, все-таки, такая штука, которая помогает нам, ну, скажем так, самоорганизовываться и часто даже оказывать помощь друг другу, собираться в определенные сообщества, выручать друг друга. Вот, Дарья, насколько я понимаю, Вы как раз занимаетесь этой сферой.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Да, «Теплица социальных технологий» создана для того, чтобы активисты, волонтеры могли с помощью технологий коммуницировать с обществом, в данном случае — с горожанами, но иногда в более широком смысле на уровне страны, мира, сообществ по миру. Такие приложения можно поделить на информационные — то, о чем, собственно, Вы уже начали говорить, это приложения, информирующие о каких-то моментах в городе, ну, например, приложения, информирующие о том, в какой момент разводятся и сводятся мосты в Петербурге. А есть формат «жалобных книг», он более направлен на краудсорсинг, это очень развивающаяся в данный момент такая ниша, когда люди могут пожаловаться на просроченные продукты, например, в торговом центре с помощью своего смартфона. И, собственно, вот это помогает каким-то образом бороться за свои права, то есть с Роспотребнадзором коммуницировать не на уровне каких-то.. не знаю… службы одного окна, в которое очередь надо стоять, чтобы потом выслушать все то, что они о тебе думают, а на уровне своего смартфона, когда ты просто отправляешь жалобу, она просто уходит в электронную приемную, и ты таким образом можешь защищать свои права, права своей семьи и соседей, не важно. То есть вот на таком уровне.

О.ЧИЖ: Алексей Новиков к нам присоединился из плена лифта. Добрый день.

А.НОВИКОВ: Добрый день.

О.ЧИЖ: А как эта действует технология на практике? Ну, то есть, вот есть энное количество людей, которые, скажем, недовольны продуктами в магазине, которым пользуется весь район, они хотят что-то с этим сделать. Это просто такая платформа, на которой на определенной точке коммуницируется и скапливается энное количество жалоб?

Д.АЛЕКСЕЕВА: Да, это может быть платформа, на которой жалобы скапливаются, а потом какой-нибудь активист идет и вручную в нужное ведомство относит вот эти запросы, то есть, как это происходит в Заливает.СПб с протечками в Петербурге. Бывает, что для этого есть определенный сервис уже, такой, как электронная приемная, и жалобы автоматически отправляются в прокуратуру, например, и там уже рассматриваются, как это происходит с РосЖКХ. Как раз фонд борьбы с коррупцией этим занимается. Приложение «РосЯма» мобильное позволяет зафиксировать ямы, геолокации со своего смартфона, потом уже, через web можно получить специальную жалобу, которую ты распечатываешь и несешь, потому что для этого пока не предусмотрено электронной приемной. И в России есть все условия сейчас для развития этого сектора, то есть в Украине пока нет электронной подписи, поэтому там сложнее, там действительно это все есть, но потом тебе приходится топать ножками в нужную службу. А сейчас мы можем это все сделать онлайн. И, собственно, РосЖКХ показывает, насколько это эффективно: 35 000 жалоб были рассмотрены, удовлетворены, люди получили чистые подъезды, это очень здорово, мне кажется.

О.ЧИЖ: Ну, Вот, Дарья, Байрам, вопрос к вам обоим: а для России это скорее такая типичная история больших городов, или регионы и небольшие города с население, скажем, 100-150 тысяч, 200 тысяч человек, они в это тоже активно втягиваются.

Б.АННАКОВ: Ну, я думаю, что пока это тема больших городов, но очень быстро… количество устройств растет, причем самое главное, что производители устройств, Samsung, например, они очень упрощают устройства и операционные системы, то есть, грубо говоря, за 100-150 долларов можно будет брать очень хороший девайс с точки зрения возможностей, и, соответственно, я думаю, что тогда гораздо быстрее будет развиваться. Тут хороший пример Африка, потому что там большинство взаимодействий, например, на уровне мобильных денег, на уровне передачи информации и так далее, происходит именно с мобильных телефонов, а не с компьютеров, потому что мобильные телефоны более мобильны, меньше потребляют энергии, и, собственно, они более доступны.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Хороший пример тоже сервис мобильный, который помогает детям с паллиативными, собственно, проблемами, это дети, которые уже точно не поправятся, но которые при этом живут в городе, со своими семьями. Типичный пример, мальчик начинает умирать в торговом центре, что в нашем случае было бы — паника, люди бегают, реанимация, скорая… а понятно, что в реанимацию его уже не надо везти, вот в его мобильное приложение в Англии зашита информация о том, что делать в таком случае. То есть, родители прописали все моменты, так что в случае, если это происходит, точно понятно, что надо делать. Что не надо вызывать кого-то, бежать, а он спокойно, тихо отходит в другой мир, при этом нету никаких эмоциональных перегрузок для его семьи, для него, потому что уже понятно, что он ребенок, который не поправится, то есть, он в такой стадии паллиативной болезни. И собственно вот сотрудники фонда «Вера», которые ездили в Британию на стажировку, одна из них описывала это приложение у себя в Фейсбуке и говорила, как бы было здорово. Понятно, что это не про город, не про какое-то широкое информирование, но это просто про решение какой-то маленькой проблемы с помощью какого-то небольшого конкретного сервиса, в котором прописана функция, что делать, если ребенок начинает задыхаться. Три этапа — его не надо лечить как обычного ребенка, которому в горло косточка попала, потому что у него такое заболевание, специфическое, очень-очень опасное для жизни. И оно может работать и в деревне. То есть, необязательно, чтобы это было в Москве, потому что это на уровне болезни, а не на уровне мегаполиса происходит.

А.НОВИКОВ: Вообще это очень интересно. Мобильные телефоны становятся такой революционной силой. Мы вот в «Thomson Reuters» у себя думали на тему того, каким образом будет выглядеть мировая экономика через 5-10 лет, и финансовый сектор. И пришли к выводу, что, например, розничные банки, которые сейчас оказывают большое количество услуг именно в городах, они будут конкурировать с мобильными компаниями, с телекомами, по причине того, что большое количество розничных операций будет происходить через мобильный телефон. И это, конечно, чисто городская услуга, совершенно, хотя понятно, что это может быть теоретически совершаться все в сельской местности, но это тот самый урбанистический спрей, который не зависимо от того, застроена территория, не застроена, делает образ жизни абсолютно городским.

О.ЧИЖ: Ну, то есть, получается, что вот эта опция взаимодействия с внешней средой, принятия решений, попытки добиться решений по какому-то вопросу, она у нас уходит из плоскости физических действий — дойти куда-то, сделать что-то, написать где-то что-то, подать какую-то бумагу — в такую история, когда все решается действительно на ладони, с помощью клика.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Да, с помощью алгоритма, что самое приятное, потому что когда ты идешь в приемную, в оффлайн приемную, все зависит от человека, который тебя принимает, от его обеда, который может смещаться в случае, если это уже какая-то прописанная процедура, то все намного проще, именно морально проще. То есть, я получаю лайк в буквальном смысле, мне на электронную почту приходит лайк от команды фонда по борьбе с коррупцией за то, что я такая молодец, а через 36 дней я получаю подъезд отремонтированный. Так и было в моем случае, я была, наверное, одной из первых, кто зашел и это сделал, потому что (НРЗБ) рассказали, что эта штука появилась. И как бы намного проще в это включаться, ты знаешь, что не получишь негативных эмоций.

О.ЧИЖ: Да, но ведь в этом смысле это ведь требует еще и определенного взаимодействия с другой стороны, со стороны людей, которые имеют санкцию на принятие решений. То есть, мало иметь платформу, на которой можно оставить жалобу, нужно, чтобы на эту жалобу еще кто-то обращал внимание.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Да, поэтому, вот я говорю, очень важно… мы в «Теплице социальных технологий» такие штуки разрабатываем и постоянно говорим авторам — ну, вот вы создадите такую платформу, технически мы вам можем помочь ее создать. Что дальше будет? Есть волонтеры, которые начинают сотрудничество с конкретными депутатами, для которых это пиар-эффект, что они разрешили 500 проблем. Но как этому депутату 500 проблем разрешить? Принять 500 человек у себя в приемной? Им это сложно, им тяжело. Отлично, запилили приложение, собрали все это, аккумулировали, он пошел, одним списком отнес — и все счастливы. Ну, вот это вот модель, по которой работают в Петербурге, собственно, на Заливает.СПб, когда конкретно идет сотрудничество активиста и человека, который реально может вот это разрешить. Ребята в Украине, опять, которые мучаются, что нет электронных приемных, они просто в Фейсбук пишут людям, которые принимают решения, ВКонтакте, подкладывают под дверь жалобы, то есть, все на уровне том, как можно принять решение. Совершенно не значит, что все будет идеально работать, письма отправляться. Автор приложения должен понимать, как он это будет делать. То есть, механику эту закладывать.

О.ЧИЖ: Что касается… есть ли какие-то данные у вас, сколько людей в принципе пользуются этой технологией? Ну, там, скажем, с тем же ЖКХ? Я имею в виду данные не просто на сегодняшний день, а насколько быстро растет вовлеченность людей в это среду?

А.НОВИКОВ: У меня к этому еще вопрос, поскольку наверняка рост колоссальный, то должно быть какое-то, видимо, специальное оборудование для обработки всего этого дела, это же терабайты, наверное, какие-то, да?

Д.АЛЕКСЕЕВА: Я бы сказала, что «Теплица социальных технологий» пока не рекомендует все-таки на мобильные приложения ориентироваться на 100%, потому что это очень… кто создает мобильные гражданские приложения? Те же активисты, волонтеры-айтишники. Их сколько? Их по пальцам можно пересчитать. Наш мобильный хакатон, к сожалению, вообще не состоялся, потому что разработчики мобильных приложений на него не пришли. Хакатон — это такой волонтерский марафон разработки, когда в течение двух дней люди собираются и кодят, программируют. То есть, он не состоялся. Но вот сейчас мы проводим хакатон такой же, марафон разработки адаптивных сайтов для смартфонов. То есть, это вот то решение, которое мы рекомендуем. Создать web-платформу, но при этом, чтобы она идеально работала на смартфоне. Вот я бы в эту сторону думала, потому что цифры, о которых вы спрашиваете, они действительно пока незначительные. И о них нет смысла говорит даже, мне кажется.

А.НОВИКОВ: Так все-таки — незначительные?

Д.АЛЕКСЕЕВА: Ну, вот у меня даже. У меня установлено приложение (НРЗБ), которое позволяет мне занести информацию о взятке, которую я потенциально могу дать, но кому-то, то есть, это краудсорсинг взятки.

А.НОВИКОВ: Ну, в этом смысле, пожалуй, что да.

Д.АЛЕКСЕЕВА: И как бы… что у Вас установлено? Вот мы об этом говорим. Что у кого… Ну, то есть, мне кажется, что проблема в том, что даже активисты, которым это, казалось бы, надо, устанавливают их на какой-то незначительный период. Например, идет марафон уборок свалок — они установили приложение по с валкам, потом они его снесли, потому что, ну, чего смартфон загружать. Они слишком нишевые, слишком точечные, поэтому нет смысла просто на них ориентироваться.

О.ЧИЖ: А если говорить об интересах, скажем так, россиян и жителей больших городов, которые в основном пользуются все-таки этими технологиями, в сравнении с их коллегами, ну, скажем, в США, в Европе и так далее. Есть ли какие-то существенные различия в том, какими технологиями, услугами и возможностями пользуются москвичи и жители Санкт-Петербурга по сравнению с… не знаю… жителями Нью-Йорка, ну, то есть, я имею в виду, что, может быть, здесь это как больше в сторону решения каких-то бытовых проблем, а там это… не знаю… вплоть до кого-то интересует в большей мере приложение i-Phone для улучшения настроения, такое тоже есть. То есть, я имею в виду, есть ли какая-то разница в сферах интересов: психологическая какая-то штука в приложениях или бытовая, хозяйственная?

Б.АННАКОВ: Ну, тут очень хороший, по-моему, пример, это Сан-Франциско, на Сан-Франциско есть куча приложений, чтобы заявлять о каких-то проблемах, одно из моих самых любимых, это когда люди сообщают о том, что где-то не убрана мусорка и очень… я думал, что, наверное, это редкость, пользование таким приложением, но когда я посмотрел объем жалоб, которые поступают, то есть, мне кажется, что тут культурный аспект играет большую роль, потому что люди там более ответственны, с более активной гражданской позицией зачастую. Я думаю, что к нам это приходит, вопрос времени. А второе интересное приложение с точки зрения культуры, это помогать слепому человеку понимать, что перед ним. То есть, как это работает.

О.ЧИЖ: Как это возможно?

Б.АННАКОВ: все очень просто: он фотографирует то, что перед ним, и отправляет это в систему. Много людей, которые по всему миру в этот момент пользуются этим продуктом, они говорят, что это, ему, девайс проигрывает, что перед ним сейчас стоит, и он, например, может выбрать из двух банок ту, которая ему нужна. Например, покупая что-то. И это сделали…

О.ЧИЖ: Такая целая социальная сеть, на самом деле.

Б.АННАКОВ: Совершенно верно. И сама идея передачи своих способностей в аутсорс, грубо говоря, другому, мне кажется, имеет очень огромный потенциал. Кстати, про психологию и эмоции, мы, например, как раз то приложение, которое замеряет эмоции. Мы, например, знаем, как себя чувствует практически весь мир, сейчас у нас не так много инсталов, но, тем не менее. И как меняется настроение людей каждый день, каждый час, и почему это происходит. Например, если мы говорим о Москве, в среду у нас самая низкая активность, то есть, мы очень устаем…

О.ЧИЖ: Середина недели, да.

Б.АННАКОВ: На самом деле все, как в любой социальной психологии, вывод, который ты получаешь, очень легко объяснить. Или что, например, необычно, что люди более старшего возраста чувствуют себя более счастливыми, чаще пребывают в хорошем настроении, нежели молодежь. Поэтому…

О.ЧИЖ: Тут я не могу найти никаких причин.

Б.АННАКОВ: Мне кажется, объем социальных контактов и удовлетворенность… то есть, молодежь всегда перед собой ставит цели, она всегда куда-то бежит, что-то хочет делать, ей постоянно что-то не нравится, и так далее. Более взрослые люди, они уже обрели себя, у них есть семья. Наличие семьи и, скажем так, мудрости, которая собралась в ходе лет, мне кажется…

Д.АЛЕКСЕЕВА: (НРЗБ) просто такой…

Б.АННАКОВ: Совершенно верно.

О.ЧИЖ: Удовлетворенные такие люди.

Б.АННАКОВ: Да.

О.ЧИЖ: Вынуждена прервать вас, но на очень короткий промежуток. Яков Широков, его последние новости. А после этого мы вернемся в студию.

11:35 в Москве. Действительно, программа «Город от ума», Оксана Чиж, Алексей Новиков, руководитель Московского подразделения группы компаний «Thomson Reuters». Мы здесь не одни. Нас здесь много. Дарья Алексеева, редактор портала «Теплица социальных технологий» и Байрам Аннаков, глава копании Empatika. Еще раз — здравствуйте. Мы остановились перед новостями, как ни странно, на такой мысли, что фактически сейчас с помощью современных мобильных приложений можно целое социологическое исследование проводить. О чем думают люди, о чем… чувствуют, что именно, разных социальных, возрастных категорий. И, насколько я понимаю, есть даже данные по Москве такого рода.

Б.АННАКОВ: Да, именно так. Год назад на 200 человек мы провели такое исследование. Наверное, один из самых интересных выводов, это что чем лучше мы себя чувствуем, тем более мы активны, и чем более мы активны, тем лучше мы себя чувствуем. То есть, один из хороших способов привести себя в хорошее настроение и состояние — это активность. То есть, движение и так далее. Второй очень интересный вывод был, что люди очень плохо себя чувствуют в одиночестве и когда ничего не делают. Наш коллега-психолог объясняет это тем, что очень многие современные люди, особенно в больших городах, они не привыкли быть вне времени и вне действия. То есть, они привыкли быть постоянно чем-то увлечены, заняты, а когда они становятся самим собой, остаются, это вызывает, чаще всего, мысли, думы и иногда — не самые лучшие из них.

О.ЧИЖ: Начинают рефлексировать.

Б.АННАКОВ: Рефлексировать, да, и, может быть, понимать, что не все так хорошо, как… не успевают подумать о жизни в ежедневной вот этой работе, а когда остаются одни — тут уже меняется картинка.

О.ЧИЖ: Ну, к слову о движении, ведь компания Empatika разработала довольно успешное приложение для путешественников, App in the Air назвалось, по-моему, и Вы как-то сказали, что он для того, чтобы человек не чувствовал себя одиноким в аэропортах.

Б.АННАКОВ: Да, именно так. Основная идея была очень простая: люди хотят социализироваться, когда ждут в накопителе Сан-Франциско аэропорт или Домодедово, они с удовольствием помогают друг другу с точки зрения, как лучше добраться до города в незнакомом аэропорте, или, например, «шерят» такси, то есть вместе такси, потому что едут в один и тот же район и так далее. Я уж не говорю о том, что сейчас мы начали собирать информацию, сколько занимает проход службы безопасности, паспортного контроля и так далее, всю эту информацию мы начнем выдавать вовне для того, чтобы давать обратную связь авиалиниям, аэропортам и федеральным службам безопасности о том, как быстро и оперативно работают и какие проблемы или пробки бывают в аэропортах.

О.ЧИЖ: Ну, такая публичная книга жалоб, на самом деле.

Б.АННАКОВ: Да, заточенная под конкретную штуку, да.

О.ЧИЖ: Ну, это опять получается история про объединение. То есть, чтобы мобильные приложения эффективно функционировали, я имею в виду — эффективно в социальном смысле, да, не в технологическом, нужно некое сообщество людей, которым не лень зайти, открыть, включить и каким-то образом выразить свое отношение к этому. Вот, кстати, мне очень интересно, что здесь — ну, это вопрос о курице и яйце — что здесь первично, что вторично: есть такое подъем по всему миру социализации, желания людей объединиться вместе ради решения каких-то определенных задач, и поэтому популярны мобильные приложения, и поэтому они так быстро развиваются такими семимильными шагами. Или все-таки наоборот — появилась техническая возможность, и люди поняли, что нужно пользоваться ею.

Б.АННАКОВ: Я больше сторонник социально-экономического подхода, то есть, общество уже существует, уже есть общество. Сообщества автолюбителей, часто путешествующих и так далее, и они уже де факто каким-то образом друг другу помогают и объединяются. Все, что дает технология — упрощает, снимает барьеры, которые раньше казались не снимаемыми. Вот и все. Она просто упрощает движение формации, а желание передавать информацию, оно свойственно самом человеку и сообществу.

А.НОВИКОВ: Но ведь дело, наверное, не только в информации, но и в привычках, в культуре, в настроениях, очевидно, что например, российское общество в этом смысле гораздо более индивидуалистично, недели, чем американское.

О.ЧИЖ: От традиции никуда не деться.

А.НОВИКОВ: По причине того, что… может быть из-за не традиции, а такого, как бы исторического наследия коллективизма жесткого, который привел нас в состояние, в общем, скорее отторжения каких-либо коллективных взаимодействий, а вот в городских технологиях современных крупных мегаполисов очевидно вот этот (НРЗБ) или там потребление в сотрудничестве, это основной мейн-стрим. Как вам в этом смысле кажется, российское сообщество, оно падко вот на такие вот…

Д.АЛЕКСЕЕВА: Я думаю, что вот ту геймификация как раз, игрофикация, игровые механики в не-игровых контекстах — та же самая карта Крымска, например, которая была нарисована волонтерами за несколько ночей, что это такое — это космоснимки, наложенные на фильтр, если упрощать, с помощью которого получается карта. То есть человек в одиночку, сидя у своего компьютера, вводит контуры снимков из космоса и получает карту города. Эта работа делается индивидуально, но вот этим ребятам, они устраивают картографические ночи, когда они все вместе собираются, сидят, делают ту же работу, но вместе с пивом и чипсами. Мы примерно то же самое сделали недавно в одном из анти-кафе в Москве, в «Циферблате». Идея была в том, что мы собрали этих активистов, которые сидят занимаются индивидуальной работой, вместе получили результат коллективный, которого бы мы не добились, сидя в разных концах…

О.ЧИЖ: Вы сказали им — займитесь делом… Все вместе.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Они, да, они — с удовольствием. Было много народу, которые просто активисты, которые говорят — о, у нас там не прорисован город, конкретный маленький, там, куда они на лето ездят, не знаю, Порхов, например, 680 км от Москвы, Псковская область, почему бы нам его не обрисовать за ночь. Сделали. Что касается настроения, возвращаясь к этой теме, я вот пользуюсь приложением, которое повышает мое настроение, я играю за молекулу, которая пробирается через лучи ненависти. Ну, такое вот… обычная мобильная игрушка, в конце каждого уровня, когда я его прохожу, я отвечаю на простые вопросы — что меня сделало за день счастливой, мой самый любимый момент за день, что было классного с утра, и это абсолютно индивидуальная штука. Но у нас их мало, их не очень хорошо разрабатывают. В чем плюс -в том, что вот такие приложения, они еще могут монетизировать каким-то образом благотворительную деятельность, то есть, тот же «Веселый фермер», ты в него можешь просто так играть, а можешь играть в аналог «Веселого фермера», и все деньги, которые ты платишь за бонусы, они идут в благотворительный фонд, который занимается, например, развитием регионов там, деревень. И таким образом тоже решать социальные задачи.

Б.АННАКОВ: Про культурный аспект. Жесткие цифры из нашего приложения, про аэропорт. Например. В среднем по миру 4% людей заносят информацию, сколько занял проход и так далее и пишет советы другим путешественникам…

А.НОВИКОВ: 4%? Это очень много.

Б.АННАКОВ: 4%. Это очень много. Знаете, сколько в России? 12.

А.НОВИКОВ: 12?

Б.АННАКОВ: 12%. То есть, пользователи приложения из России оставляют в 3 раза чаще, чем среднее. При том, что…

О.ЧИЖ: Сильно подозреваю, что еще и сидя в российских аэропортах.

Б.АННАКОВ: Да, конечно. Есть о чем сказать. Чаще всего, кстати, вопрос еще и в доступности времени. Ну, в смысле, что у нас достаточно жесткие условия по поводу пребывания в аэропорте, поэтому мы очень много сидим без дела. И, наверное, это тоже сказывается. Я просто к чему — я вспомнил слова первого директора ИКЕА-Россия, когда он сказал, что… когда они открывали ИКЕА, все говорили, что вот, люди в России будут воровать, потому что открыто все, доступно, можно брать, а в итоге получилось, что процент воровства в магазинах России был не ниже, чем в Европе, и его основной пункт был, что у вас, россиян, так много стереотипов о самих же себе, которые вообще даже близко не соответствуют реальности. Я думаю, что… мне кажется, что россияне иногда даже более социализированы, более желают помочь, потому что они понимают, что не на кого больше рассчитывать, кроме как на людей вокруг.

О.ЧИЖ: Это тоже привычка. Социальная. Программа «Город от ума». Оксана Чиж, Алексей Новиков, руководитель Московского подразделения группы компаний «Thomson Reuters». У нас же сегодня здесь были Дарья Алексеева, редактор портала «Теплица социальных технологий» и Байрам Аннаков, глава копании Empatika. Спасибо вам большое.

А.НОВИКОВ: Спасибо.

Д.АЛЕКСЕЕВА: Спасибо.

Б.АННАКОВ: Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире