'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 августа 2020, 19:06

Ведущие: Матвей Ганапольский, Евгений Киселев, Алексей Нарышкин, Алексей Соломин

М.Ганапольский Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, начинается программа «Итоги недели без Евгения Киселева», Матвей Ганапольский, Алексей Нарышкин и Алексей Соломин. Добрый вечер.

А.Нарышкин Добрый вечер, здравствуйте.

М.Ганапольский Ну, сегодня, конечно, главное-главное, совсем главное событие – выборы в Беларуси, или в Белоруссии, или в Беларуси, — никто не знает, как правильно произносить, но сегодня мы об этом будем говорить.

А.Соломин Нет, все знают, но всегда друг с другом спорят.

М.Ганапольский Давайте скажем прямо – мы не можем говорить… ну, то есть как? – с одной стороны, — вот тоже непонятно. С одной стороны, это другая страна, и, казалось бы, мы можем говорить, кого-то чихвостить, о ком-то говорить. Но давайте не забывать, что это союзное государство. То есть, два разных государство и вроде это одно государство. И совершенно непонятно, что мы можем говорить о Белоруссии, Беларуси, чтобы не нарушить какой-то закон, и чтобы у «Эха» не было неприятностей. Ну, попробуем поговорить, не переходя рамки.

Интерес к этому событию, конечно, большой. И все говорят одну фразу, что это репетиция ухода Лукашенко, а если он уйдет, то это репетиция ухода Путина. Так или иначе, скажем, что, конечно, уже сейчас не тот мир, где десятилетиями сидят у власти. Даже самый невероятный человек, семи пядей во лбу, не может выдержать это все. Не может выдержать социальные изменения, изменения общества, изменение манеры общества. Появляются молодые поколения, которые делают какие-то вещи, которые долго сидящему у власти человеку вообще непонятны. Опять же, интернет.

Вы видели интервью Гордона, который дал Лукашенко, такое явно предвыборное интервью. И все слышали, что он там говорил – опять «враги», опять «расшатываете». В общем, их девиз «коней на переправе не меняют», только вот у них переправа такой длины, они сами ее делают такой длины, что у них ничего не получается.

В общем, какой-то кризис, как в знаменитой книге «Осень патриарха» — они все в осени. Другое дело, что осень иногда довольно долго длится. В общем, это главное событие.

Многие говорят, что главное будет завтра, то есть, какая будет реакция общества на безусловную фальсификацию, которая сейчас вовсю работает – интересно, сколько и кому напишут. Мне кажется, что те люди, которые интересуются политикой, социальной жизнью, обращают на это большое внимание. Ну и мы об этом немножко поговорим.

А.Соломин Но это был тизер всего лишь.

М.Ганапольский Да, я просто говорю такое вот: «а как там народ». Я с утра встал и сразу стал смотреть Фейсбук, как там начались выборы.

А.Нарышкин Только скажу, что после окончания нашей программы не будет передачи «Дорожная карта», будем говорить о происходящем в Белоруссии – там уже очень большая явка — 79%, правда, больше половины из этих процентов это досрочное голосование, которое длилось 4 дня до этого. Будем выяснять с различными политиками и экспертами и будем наблюдать за происходящим в Белоруссии. Следите за нашими новостями. А мы переходим к первой рубрике

ГЕРОЙ НЕДЕЛИ

А.Соломин Светлану Тихановскую мы сделали «Героем недели» и объясню, почему. Вовсе не потому что она оппонент Лукашенко, а мы тут все поддерживаем белорусскую оппозицию и не поддерживаем белорусскую власть Мы никого не поддерживаем, но Светлану Тихановскую сделали «героем».

В обычной ситуации я бы вас всех, согласившихся здесь с моим предложением, не поддержал. Потому что кандидат Тихановская это, конечно, технологическое решение, это не кандидат в президенты. А я всегда здесь высказывался со скепсисом, с сомнением и недоверием именно к технологическим решениям. Правда, должен подчеркнуть — в том случае, если речь идет о технологии для работы с общественным мнением, то есть, по сути, для манипуляции общественным доверием.

М.Ганапольский: Это репетиция ухода Лукашенко, а если он уйдет, то это репетиция ухода Путина

Но здесь не это. Здесь это остроумный способ обойти те ограничения, которые создают власти Белоруссии — побеждает условный кандидат Тихановская, она назначает новые выборы, которые будут конкурентными. Поэтому Светлана, которая сама признается, что для нее первоочередное это дом и семья, что это гораздо важнее и уютнее, чем вся эта грязная кампания — она, конечно, «герой».

Многие упрекали, что она не может дебатировать, вести дискуссии, что она не готова к большой политике. Но вы посмотрите на ее выступления – меня это поражает, если честно – человек на грани посадки в тюрьму, ее сторонников, соратников уже кого только не задержали, но она не сдается, говорит спокойным голосом, как будто призывает на референдум по выбору цвета для придомовых бордюров, а не на президентские выборы в Белоруссии, после которых будет, возможно, винтилово.

Тихановская, что очень важно, смогла объединить оппозиция. Вот где такая Тихановская в России, это большой вопрос. Потому что все партии, от, условно даже не оппозиционных, КПРФ или ЛДПР, парламентские партии. Все жалуются на административный ресурс.

Так почему наша оппозиция проклята, почему она не может договориться ни по одному вопросу, почему она не может выбрать себе единого кандидата для того, чтобы просто изменить правила игры, которые их не устраивают? Никогда этого у российской оппозиции не получалось.

Вопрос, который мы приготовили для вас, традиционно провокационный – кстати, мы его уже как-то раз задавали. Стоит ли выдвинуть на следующих президентских выборах Юлию Навальную? Если да, — 101-20-11, если нет, — 101-20-22. Потому что вы знаете, что один из кандидатов, один из политических лидеров Алексей Навальный не может участвовать в выборах, и выборы уже очевидно не являются конкурентными. Но если обратиться, к примеру, Белоруссии за примером технологического решения, которое поможет изменить правила игры. Допускаете ли вы такое?

М.Ганапольский Господин Нарышкин, тут вы не отвертитесь. Вы великий молчальник.

А.Нарышкин Показываю рукой на Ганапольского и передаю ему мяч с нашей стороны, что Нарышкин? Нарышкин был всю неделю в «Развороте» и говорил про Белоруссию, даже голос осип.

М.Ганапольский Ну а в главной передаче, где про нее надо говорить?

А.Нарышкин Только после мэтра.

М.Ганапольский Ну, вы знаете, тут не может быть разноголосицы. Соломин в своем талантливом спиче .по сути, отметил самое главное – какую-то беду, какое-то проклятие, которое над российской оппозиции висит, стоит с какой-то нагайкой. Как только они пытаются договориться — по одиночке весьма милые ребята, — тут же мгновенно начинается склока, свора.

Причем, если мы вспомним, то вот это ленинское «для того, чтобы объединиться, нужно размежеваться» — это давно, это с 90-х годов. Конечно, тут лидер и образец партия «Яблоко». Вообще я бы очень хотел, чтобы любимая мною, интеллигентная, замечательная партия «Яблоко» в конце концов, как-нибудь они, лидеры «Яблока» сели, хотя нынешнего лидера «Яблока» мы особенно и не знаем – они там есть, они что-то делают. И задали вопрос. И своему лидеру бессменному, который долгое время был инициатором идеологии этой партии, Явлинскому: вот, Григорий Алексеевич, кроме тезиса «народ не понял», достигла чего-то эта ваша политика? Политика размежевания, политика химически чистой партии?

Партия, которая ведет себя следующим образом: провозглашает некую идею и дальше говорит: вот видите, идея была хорошая, но за ней не пошли. Любая история состоит из вопроса «что» и «как» — кто виноват и что делать. Ну да, виноват российский народ, тупой, не понимающий прекрасных идей. Ну, так надо было идти в народ и как-то… В общем, короче говоря, проклятие разъединения висит над российской оппозицией.

И то же самое происходит и сейчас, это какой-то рок, когда появился интернет и интернет в российской оппозиции, вместо того, чтобы объединять разных людей, он стал инструментом разъединения. Смотрите, что происходит: лидеры оппозиции, каждый из которых владеет жалким фрагментом человеческих симпатий, симпатий избирателей, копеечными, — это не в осуждение, это констатация. Ну, может, действительно народ дурак, кто знает? Стоит до конца. Меряются всем, чем только можно, осуждают, чем только можно. Проводят какие-то странные, неинтересные никому дебаты, дискредитируя само понятие дебатов.

М.Ганапольский: Оппозиция российская – они ставят вопросы, не имеющие отношения к решению главнейших проблем

Потому что дебаты должны касаться самых главных двух-трех вопросов жизни страны. Но нет, тут сегодня дебаты, завтра дебаты, 300 человек смотрят, 400 человек смотрят.

А.Соломин А что плохого? Честно говоря, не понимаю. Сформулирован вопрос неподходящий?

М.Ганапольский Ты имеешь в виду что?

А.Соломин Темы дебатов. В смысле, люди объединяются и спорят друг с другом не по существу, не по важным вопросам?

М.Ганапольский Полагаю, да. Понимаешь, если ты спросишь меня, какой сейчас для меня самый главный вопрос в моем существовании, ты этот ответ знаешь: Киев стал на колени перед байкерами. Байкеры захватили город.

А.Соломин «Ночные волки»?

М.Ганапольский Нет. Слышишь шум?

А.Нарышкин байкеры обычные. Там «Волков» нет.

М.Ганапольский Обычные байкеры. У нас свои «Ночные волки». Это ребята на мощных мотоциклах, ребята на БМВ с переделанными глушителями. Они кружат по нескольким трассам и фактически город поставили на колени. А поскольку закрыты границы из-за коронавируса, они все здесь. И это действительно важный вопрос, но тут есть момент — что делать с байкерами? Я бы устроил дебаты, например, с Кличко.

Но на самом деле главный вопрос не что делать с байкерами, а как заставить МВД Украины исполнять обычное законодательство, когда с 22 часов до 7 должна быть тишина. То есть, есть вопросы правильные, но настолько локальные. Знаете, когда муравей ползет, он не видит третьего измерения. Он видит только длину и ширину, но не видит высоту, он не понимает, что существует высота.

Оппозиция российская — зря вы улыбаетесь – они ставят вопросы, не имеющие отношения к решению главнейших политических проблем. Они не ищут тезис, который объединит страну. А этот тезис давно сформулирован. Он сформулирован, если не ошибаюсь, Павловским еще несколько лет назад: нужно призывать к изменению Конституции – чтобы два срока, и все. Но никто к изменению Конституции не призывает. Призывают «Путин, уходи» — ну, хорошо, будет следующий Путин, который опять будет 25 сроков.

То есть, не хочу дальше. Хочу сказать, что тяжелая история. Тихановской и белорусам удался хотя бы этот первый шаг. Я не знаю, что получится, но первый шаг им удался. У нас мы даже не можем подойти к первому шагу.

А.Нарышкин Скажу два слова про Тихановскую и Навального. Тихановская, безусловно, храбрая женщина, и не надо пересказывать, в чем заключается ее мужество. На самом деле это мужественный поступок, мужицкий поступок. И от Юлии Навальной, я не удивлюсь, если мы в ближайшие годы услышим что-то подобное или получим что-то подобное.

М.Ганапольский Она невероятная женщина, мужественная.

А.Нарышкин Да, это замечательно. Вообще все женщины прекрасные по-своему, красавицы, умницы и так далее.

А.Соломин Не все.

А.Нарышкин очень вовремя замечание. Я бы очень не хотел, чтобы Россия оказалась перед таким выбором рано или поздно – выбирать ли между вечным Путиным и человеком. Который абсолютно никакого отношения не имеет к политике, не имеет никакой программы, и единственная его фишка в том, что он против Путина.

Потому что когда как сейчас в Белоруссии, у тебя на выборы идет человек не по приколу, как у нас различные фрики пытаются выдвигаться в кандидаты – идут не потому что их попросил Кремль или администрация Белоруссии стать спойлерами. А когда люди идут от отчаяния, от того, что что-то надо менять, и черт с ней, с программой, лишь бы что-то было, — ни экономики, ничего нет, просто надо поменять, а дальше решим, — это страшно. Это ужасно. И в этом смысле белорусам лучи поддержки. Не пытаюсь топить ни за Тихановскую, ни за Лукашенко, — не уверен, что это поможет.

Но, правда – я бы очень не хотел оказаться перед таким выбором. Это страшный выбор, правда. Если мы говорим про 2024 год и у нас обнуленный Путин снова выдвигается Юлия Навальная… ну, слушайте. При том, что я всегда хожу на выборы — я не пойду на эти выборы.

М.Ганапольский Если Юлия Навальная выйдет с продолжением как Тихановская изменить Конституцию, сделать ее человеческой, в которой два срока и не более?

А.Нарышкин Мы не знаем, как все это будет реализовываться. Это все сложно. Можно что угодно наобещать и потом, знаете, в первый же день…

М.Ганапольский Тогда никому вообще невозможно верить, да? А кого ты тогда хочешь видеть альтернативой?

А.Нарышкин Еще раз – Юлия Навальная так же, как и Тихановская абсолютный кот в мешке.

М.Ганапольский Так все такие, когда дают обещания.

А.Нарышкин Нет, Не все.

М.Ганапольский Вот Зеленский давал обещания он что, был прозрачен? Он наобещал, а теперь не делает то, что обещал. Послушай меня – есть главный политический вопрос – Конституция и ее исполнение. Конституция должна запретить «Путинизм», не должно быть двух сроков, никак, ни под каким видом – вот самый главный гарант изменения страны. Она не должна быть такой, чтобы в ней была лазейка, чтобы лидер мог просочиться на третий срок. Не может быть такого. И именно поэтому страна стоит, именно поэтому насилуют всех.

Тот человек, который выйдет – пуст даже с одним этим предложением, а предложение Тихановской простое: нормальная Конституция и провести нормальные, честные выборы – больше ничего не надо, и для России в том числе. Больше двух сроков ни под каким видом.

Вот они сделали — если кто-то, не дай бог, скажет про Крым, так сразу уголовный срок. Должно быть: кто скажет, кто произнесет о возможности третьего срока — сразу получает 25 лет каторги. И все. Это должно быть главным условием в этой стране. Накосячил два срока – уходи. Пусть придет другой. Но все равно это царская страна, в ней вертикаль, в ней вверху царь. Царь должен меняться. Думаю, что это общепонятно.

М.Ганапольский: Призывают «Путин, уходи» — ну, хорошо, будет следующий Путин, который опять будет 25 сроков

А.Соломин Нет, секундочку. Вы говорите о сменяемости власти. Но сменяемость власти это хорошо и замечательно как раз когда у вас совершенно другая система управления. Когда у вас работают институты, когда ваша власть распределена между частями.

М.Ганапольский Институты будут работать с той минуты, когда царь будет понимать, что он временщик, что не больше…

А.Соломин Если царь будет понимать, что он всего два срока, это просто будет еще один царь. Они будут набивать свои карманы, будут кормить своих приближенных, своих бояр, ничего не поменяется. Уж к лучшему точно ничего не поменяется.

А.Нарышкин Пойдем дальше?

М.Ганапольский Я высказал свою точку зрения, что делать.

А.Нарышкин Хорошо. Все молодцы.

М.Ганапольский Все молодицы, но давайте делать хот что-то.

А.Нарышкин Результаты голосования. 82% считают, что Юлию Навальную надо выдвинуть на следующих президентских выборах в России. 18% считают, что этого делать не надо. Переходим к «Событию недели».

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

А.Соломин Событие – это выборы в Белоруссии, первая тема естественно перетекает во вторую. Но мы сейчас поговорим непосредственно о Лукашенко и Белоруссии. Личность феноменальная — 26 лет у власти, все это прекрасно знают. Зубов полон рот, до сих пор вгрызается ими во власть и не собирается ее отпускать Человек «справедливости, а не закона», как он сам сформулировал в своем интервью. Это такой батяня, который бьет кулаком по кухонному столу и говоирт: я столько для вас делают, а вы, неблагодарные сволочи, все бегаете за какими-то цацками – Европы какие-то, демократии, богатство, Россия, «Газпром», — все, что угодно.

В его понимании нежелание людей продлевать его полномочия это как раз такая несправедливость. Потому что трудно упрекнуть Лукашенко в том, что он ничего не делает для Белоруссии.

Я как-то раз выпивал с белорусами в поезде Москва-Минск, и мы говорили, естественно, и о политике тоже. И знаете, какая реакция? Они мне разложили: да, он может кому-то не нравится, да, он сидит на двух стульях и торгуется со всеми, что не очень красиво. НО когда ты понимаешь, что это для нас делается, ты по-другому к этому относишься.

К слову, Лукашенко не живет показно-роскошной жизнью, его дети не вляпываются в идиотские истории. И в этом смысле он тоже подкупает часть белорусской публики. Белоруссия под брендом братских отношений умело впаривает России те самые белорусские устрицы и папайю. Лукашенко президент белорусов, просто белорусы от него немного устали, или уже сильно устали. Многим белорусам хочется уже немного другого, они видят другие возможности для развития, а Лукашенко, к сожалению, пропускает очередную остановку и поезд его уже мчится в депо. Создается ситуация, когда он уже становится невыносим для всех, даже для тех, которые считали, что для них это наиболее эффективная кандидатура. Не об эффективности здесь речь — он энергичный, но неэффективный.

А, вопрос надо задать?

А.Нарышкин Ну, можно.

М.Ганапольский Еаверное, я так думаю.

А.Соломин Где бы вы хотели больше жить? Я не случайно вспомнил разговор с белорусами, которые ехали из России с заработков, кстати. Где бы вы хотели больше жить – в Путинской России — 101-20-11, или в Лукашенковской Белоруссии — 101-20-22.

А.Нарышкин Давайте сейчас сделаем перерыв. Алексей Соломин, Матвей Ганапольский и Алексей Нарышкин, это «Итоги недели без Евгения Киселева». Следим за новостями из Белоруссии и вернемся к вам через 4 минуты.

НОВОСТИ

М.Ганапольский Продолжаем. Мы много сидели на Белоруссии, а есть и другие события. Давайте, вперед.

А.Нарышкин Подождите, нет. Я хочу сказать.

А.Соломин Мы не можем запретить, Матвей Юрьевич, Нарышкину высказаться?

М.Ганапольский Да, конечно.

А.Нарышкин Странно, что Матвей Юрьевич ничего не хочет сказать. Во-первых, итоги голосования: 31% говорят, что лучше жить в путинской России и в лукашенковской Белоруссии хотят жить 39%.

М.Ганапольский Вот, — слышите вой?

А.Нарышкин Ну и черт с ними. Закройте окно, в конце концов.

М.Ганапольский Нет, не могу. Потому что жарко.

А.Нарышкин Купите кондиционер. Давайте скинемся на кондиционер.

М.Ганапольский Вот давайте. Всегда лучше деньгами.

А.Нарышкин Это другой разговор? Почему я смотрю на Белоруссию с какой-то болью, и правда, повторю – мне страшно смотреть на то, что там происходит. Цепочка событий даже сегодня: отключаемый интернет, задержания активистов, уже перекрытия города, что это такое? Это признаки этого режима – не буду говорить, что он агонизирует, но так действует человек, который засиделся во власти и не хочет эту власть отдавать.

Лукашенко во власти находится 26 лет. У нас, правда, Путин еще так не делает. В 2018 году, когда переизбрали Путина, он так себя не вел – у нас не отключали интернет. И я боюсь, что в 2024 году мы получим то же самое, когда Путин будет у власти 24 года, когда Путин не найдет себе приемника и хотя формально не отойдет от власти, то мы получим ту же самую картину. И это ужасно и отвратительно. И нет здесь никакого выхода, и у белорусов нет никакого выхода, нет никаких, мне кажется, оснований думать, что Лукашенко — через сутки мы узнаем данные ЦИКа и выяснится, что Тихановская победила — ну конечно, не победила.

Какой правитель, просидев три десятилетия во власти, скажет: «О, знаете, что-то в боку колет, пойду я, а вы тут давайте сами». Нет. И непонятно, как все это остановить. Ты знаешь, как это остановить в Белоруссии?

М.Ганапольский Ну, понятно, как это останавливается. Это останавливается великим славным белорусским народом.

А.Нарышкин Нет, не обязательно. Вы что, про улицу говорите? Там комплекс: там могут быть внешние силы, может Россия вмешаться, может Европа вмешаться, может дворцовый переворот произойти, а могут люди выйти на улицу, а может быть все вместе и сразу. И жаль, что в стране, которая вроде как какие-то демократические процедуры соблюдает, жаль, что власть не меняется на выборах.

А.Соломин А что должна решить улица?

М.Ганапольский Я про улицу ничего не сказал.

А.Соломин казали «белорусский народ».

М.Ганапольский Я сказал про другое. Понимаете, у каждого народа есть два фактора смены власти. Это народ – я не говорю «улица», я сказал «народ». И второй фактор — это фактор времени. Для того люди и смертны, чтобы они уходили и не мучали десятки и сотни тысяч других людей. Вот так оно устроено, и, на мой взгляд, утроено правильно.

Поэтому давайте просто понимать, что позиция «это будет всегда» — «всегда» ничего нет. Вы знаете, что даже Земля через полтора миллиарда лет – Солнце начнет расширяться, потому что сожжет весь водород и начнет жечь гелий и Земле может прийти кирдык. А на фоне Земли Лукашенко — что это? Это такая абсолютно мелкая фигура, которая мучит свой народ.

Но растет новое поколение. Иногда лидеры сами уходят. Они понимают, что ничем не руководят. Они зиц-председатели Фунты. Они просто сидят на своем троен, и больше ничего. Поэтому не надо белорусов жалеть, все у них будет в порядке. Как говорила моя мама, и хотя мы часто смеемся над этой фразой, «лишь бы не было войны». Серьезно я вам говорю, без дураков. Я очень не хочу, чтобы Беларусь постигла эта история.

М.Ганапольский: На фоне Земли Лукашенко — что это? Это абсолютно мелкая фигура, которая мучит свой народ

А.Нарышкин Лукашенко ровно как Путин, они говорят примерно то же самое перед выборами. И он говорил в своем обращении к народу и парламенту – да, лишь бы не было войны.

М.Ганапольский Конечно. Но дело в том, что у белорусов есть законный путь — выборы.

А.Нарышкин А вы верите, что там выборы прямо выборы?

М.Ганапольский Подожди. Мы потом позовем некоторых социологов, которые посмотрят, какая температура у белорусов и будем понимать. Ну что, Тихановской нарисуют 8%? Это будет понятно, что вот это и есть крах режима. А если ей нарисуют – например, ему 52, а ей 48, — то это будет совсем другая история, которая была приблизительно во время выборов московского мэра, когда Навальный получил довольно значительную цифру. Подождите. Апокалипсис приходит сам, мы его не можем позвать. Если надо, он придет.

А.Нарышкин Хорошо.

М.Ганапольский Если надо, он придет. Не надо жалеть белорусов. Каждая нация должна в своей независимости пройти через кровь.

А.Нарышкин Я не только про белорусов. Просто белорусы идет на шаг вперед со своим Лукашенко. То, что мы сегодня, 9 августа видим в Минске, то же самое, я уверен на 100%, если Путин будет кандидатом в 2024 году — у нас будет то же самое: мы потеряем Телеграм, потеряем оппозиционных лидеров, которые будут сидеть у нас по тюрьмам.

М.Ганапольский Я боюсь, что мы потеряем Путина.

А.Нарышкин Не бойтесь.

М.Ганапольский Я боюсь, что будет другое. Послушайте, давайте не совершать вот этой ошибки и не строить какие-то конструкции умозрительные. Давайте, как советует г-н Лукашенко, будем чуть ближе к жизни. А жизнь такая, — мы не знаем, что будет через полтора месяца. Кто из нас полтора года назад знал, что будут закрыты границы и будет какой-то коронавирус? Не знал ни один человек.

Мотоциклисты-то у меня почему? Нет, вы не знаете, почему я их опять вспомнил. Послушай меня, Нарышкин, посмотри на меня – почему вдруг вспышка езды мотоциклистов? Про это уже пишет украинская пресса. Потому что когда не было коронавируса – слушай внимательно — эти все ребята вместе с мотоциклами своими ездили за границу. У них были чемпионаты. Сейчас каждая страна как закрученный котел. То же самое и Беларусь.

А.Нарышкин Хорошо. Умоляю, напишите жалобу Кличко или куда-нибудь.

М.Ганапольский Вот видишь, ты опять

А.Нарышкин А что? Мы третий раз про мотоциклистов. У нас федеральный эфир, а вот вы о чем?

М.Ганапольский Так. Я сейчас возьму и обижусь.

А.Нарышкин Ну и обижайтесь. Каждый может обидеться.

М.Ганапольский И Ты не понимаешь, о чем я говорю? Раньше уважаемые белорусы, как украинцы, половина страны были где-то. И можно было страной вертеть как угодно. Сейчас все эти люди вернулись, работы нет, денег нет, но над ними стоит усатый чувак, который бесконечно говорит, что они счастливы благодаря тому, что они у него есть Ты понимаешь аналогию?

А.Нарышкин да.

М.Ганапольский И вообще ты не задаешь себе вопрос, почему 75% явка?

А.Нарышкин Уже 79.

М.Ганапольский И я верю в эту явку. Я не верю тому, что потом нарисуют, но в эту явку я верю. Потому что все оказались тут, границы закрыты, никого никуда не пускают, и нагло стоит чувак, который говорит: «вот я, вот это вот», «конец на переправе». Люди идут либо поддерживать этих «коней на переправе», либо этих «коней» свергать. В эту явку я верю. Незачем было писать 79%.

А.Нарышкин Да, только там 40% это досрочное голосование, растянутое на четыре дня, которое было абсолютно без контроля – тут можно подискутировать, кто и как там голосовал.

М.Ганапольский Хорошо.

А.Нарышкин В следующий раз, как вы сказали, в эфире «Эха» придут социологи, и мы померяем температуру.

А.Соломин Я сейчас спасу положение и всех вас помирю.

М.Ганапольский: Раньше белорусы, как украинцы, были где-то. И можно было страной вертеть как угодно

А.Нарышкин Давай, в очередной раз.

А.Соломин Физические очереди сегодня действительно есть, их не нарисуешь, их не подделаешь.

А.Нарышкин А ты знаешь, почему очереди?

А.Соломин Я к тому, что люди идут и стоят в очереди.

А.Нарышкин А знаешь, почему?

А.Соломин Нет.

А.Нарышкин Если ты послушаешь объяснение главы ЦИК Лидии Ермошиной, белорусского ЦИКа, она тебе скажет: приходят некоторые личности, заходят с бюллетенем в кабинку и там сидят полчаса и мешают остальным голосовать. А что ты можешь на это сказать?

А.Соломин Но, наверное, не везде так происходит?

А.Нарышкин Давайте пойдем дальше? С путинской Россией и лукашенковской Белоруссией мы определились, идем дальше – у нас еще одно событие. Протесты в Ливане. Если бы события не развивались так, как это началось вчера, можно было бы говорить о том, что произошёл гигантский взрыв, огромное количество погибших, пострадавших, разрушения, разгильдяйство, безалаберность, потому что там многослойная история – почему эта селитра взорвалась, почему она хранилась.

Но тут же вопрос: вылезли политические силы, которые, несмотря на то, что еще не разобраны завалы, не оказана вся медицинская помощь — люди решили немножко покачать свои права, решили воспользоваться – я себя чувствую прямо пропагандистом — «они решили воспользоваться ситуацией, чтобы раскачать лодку». Но на самом деле так и есть. Люди выходят на площади, против них применяется слезоточивый газ, — ну хорошо, это разгон. Но людей задерживают в Бейруте, люди захватывают министерство одно, второе, третье, четвертое. Вечером были сообщения, что применяются резиновые пули против протестующих. И вопрос — а может быть, нужно было со всякими политическими своими требованиями и установками подождать? Трагедия все-таки должна людей сплотить. Вот мы сначала вылечим людей, построим дома, а может, потом вернемся к политической борьбе? Или мы сейчас должны — как бы государству итак плохо, там миллиардные какие-то выпадения из бюджета — а мы, оппозиция, сейчас должны навалиться и ввергнем страну совсем в хаос. Вопрос, как тут поступать.

А.Соломин Одна вещь только. Никакой оппозиционный политик не сможет из своих корыстных политических соображений вывести на улицу людей, готовых лезть под пули. Потому что если люди пошил под пули, они пошли не на марш протеста, это настоящий бунт. Это люди, которые настолько возмущены и недовольны безалаберностью и тем неадекватным абсолютно поведением властей в этой ситуации. Власть это ведь не дележ общенациональных доходов по своим карманам. Власть это организация процесса. И именно на таких критических ситуациях и проверяется эффективность власти.

И власть показала, что она не способна справиться, она даже не способна убедить людей в том, что она собирается что-то делать Люди это чувствуют и люди этим крайне недовольны. Они потеряли своих близких, имущество, они сами страдают, они потеряли источники дохода. Людям нужно продемонстрировать грамотный и эффективный подход. Власть этого не делает, так что делать людям? А так во всем можно обвинять какие-то оппозиционные стратегии, технологии.

Слушайте, если оппозиционный политик себя к этому протесту присовокупляет, что означает, что он все это подстроил? Я так не думаю. Он, может быть, и собирает какие-то политические очки.

А.Нарышкин Проведем голосование. Нужно ли использовать трагедию как повод для антиправительственной акции? Нужно — 191029011, нет, не нужно так делать — 101-20-22.

М.Ганапольский Можно пока голосуют, я прочитаю что-то, имеющее отношение к предыдущей теме?

А.Нарышкин Давайте.

М.Ганапольский Это вам будет интересно. Наверное, вы знаете знаменитого такого журналиста, он часто бывает в эфире «Эха» — Серёжа Харитонов из Белоруссии. Вот он интересно пишет: «Проголосовал. Если бы 12 лет назад, когда я в последний раз участвовал в выборах, мне кто-то сказал, что я сначала буду стоять час в очереди на невыносимой жаре, а потом полчаса стоять в ней же под дождем и градом, чтобы принять участие в выборах – я бы рассмеялся. Но сегодня мы вместе творим историю. Люди, вы чудесные». И в комментариях разные люди ему в Фейсбуке пишут: «Голосовал в посольстве Словакии в Братиславе. Первый раз за долгие годы, время царя закончилось, ребята, я с вами». А вот другой человек: «У нас жопа. Говорят, что даже до двух с половиной тысяч людей стоят у посольства в Варшаве. Проголосуют максимум 150 человек, но люди стоят и так пробуют выразить свою гражданскую позицию, часть, чтобы им проголосовать, поехала в консульство в Белосток».

М.Ганапольский: Я не участвую в выборах в России, потому что для меня это унизительно.

Понимаете, это очень важная история, что люди бегут не свергать и не крики «долой», хотя и т это было, а они идут голосовать. И я обращаю ваше внимание – слом именно в том, как пишет Харитонов, что он не голосовал 12 лет, а теперь пошел. Можно было бы его спросить – почему ты, Харитонов, не голосовал 12 лет? А он ответит: а тогда было бессмысленно, а сейчас что-то изменилось.

Вот это «что-то» нам трудно проанализировать. Это как темная материя, она существует и, по сути, руководит нашим материальным миром, но ее невозможно поймать и понять, по какой физике она существует. Таки тут, что-то поменялось в воздухе, когда ты идешь голосовать, хотя раньше не ходил.

Вот я не участвую в выборах в России, потому что для меня это унизительно. Но надеюсь, когда-то выборы для меня будут значить больше, и я пойду и проголосую. А сейчас какой смысл ходить голосовать, когда мой бюллетень разорвут и подотрутся им? Вот такая история. Меняется все. Все меняется. Самое главное — обращать на это внимание.

А.Соломин Быстро подведу итоги голосования. 76% считают, что нужно трагедию использовать как повод для антиправительственной акции и это нормально. 24% с этим не согласны. Едем дальше?

М.Ганапольский Да. «Редиска».

РЕДИСКА НЕДЕЛИ

А.Нарышкин Замглавы ФАС Тимофей Нижегородцев выступил на этой неделе со странным заявлением. Известно, что правительство ершило включить средство «спинраза» в перечень жизненно-важных лекарств, дорогое лекарство для лечения спинально-мышечной атрофии и требуются миллионы рублей и даже миллиарды для того, чтобы поддерживать жизнь тех, кто нуждается в этом лекарстве. И вроде бы сначала государство дает зелёный свет, говорит, что да, хорошо, мы будем это закупать и тратить на это деньги. Но потом Тимофей Нижегородцев говорит, что, в общем, невероятно дорогая эта «спинраза» и, по мнению ФАС, нужно выделить время, чтобы решить, откуда брать деньги на препарат.

Много критики прозвучало в адрес этого чиновника, ФАС в итоге потом сказал, что принципиально не против включения «спинразы» в перечень жизненно-важных лекарственных препаратов.

Тут на самом деле, о чем разговор? С одной стороны, это гигантские деньги и, может быть, скажу ужасную вещь – может быть государство устами чиновника Нижегородцева говорит, что это очень дорого – может быть, государство для себя как-то решает, что для нас важнее – один человек, лечение одного человека или для нас важнее лечение 10 человек, у которых их заболевание, какая-то патология или онкология, требует гораздо меньше денег.

То есть здесь, по сути, я так слышу и вижу у Нижегородцева, в его словах, такое желание померить, что для нас важнее один человек и миллионы на его лекарство, или 10 человек. И я думаю – наверное, государство имеет право задавать такой вопрос, делать какие-то расчеты – нам нужен один человек или 10 человек здоровых, или 20.

С другой стороны, я думаю – блин, а что, правда, в России нет денег на эти лекарства? Ну неужели нельзя где-то рассмотреть, пересмотреть расходы, может быть, чуть меньше воровать, откаты какие-то, всегда ли у нас честно проводится различное строительство? Неужели у нас никуда не утекают деньги? В здравом ли уме человек, который говорит: слишком дорогое лекарство? Может быть, провести какой-то аудит и посмотреть, куда утекают деньги? Вроде страна большая, страна с недрами, что-то производит еще, кроме нефти и газа, что-то мы можем выпускать на экспорт?

А.Соломин Это не к Нижегородцеву вопрос. Вряд ли Нижегородцев будет проводить аудит всех трат. Нижегородцеву надо поставить проблему. Если он говорит, что лекарство слишком дорогое, он должен не говорить, что он слишком дорогое, а что у нас нет денег на то, чтобы купить и это лекарство, и другое лекарство. И дальше задавать вопрос уже вверху стоящим.

А.Нарышкин Где деньги?

А.Соломин Поднимать вопрос о том, что нужно больше денег. А уж те, кто стоит вверху должны проводить аудит и искать эти деньги. Повысили же НДФЛ для детей с редкими заболеваниями, озвучили, что это делается для этого. Кстати, еще не решили, отложили до 2021 года. Но сделали правильный шаг, по крайней мере. Я не слышал, чтобы вменяемые люди осуждали этот шаг. Это действительно те деньги, которые нужны. И богатые люди не сильно воспротивились этому. Значит, решение вопроса возможно.

А.Нарышкин Хотите что-то добавить?

М.Ганапольский Мне очень сложно добавлять к этому что-то. Ноу нас Беларусь проходит, и я смотрю новости. Я не буду говорить цифры, не знаю, можно их говорить или нельзя – ну, не будем, все-таки союзное государство. Я посмотрел фотографии нескольких километровых очередей на избирательные участки. И эти люди явно идут голосовать не за Лукашенко. Есть такой замечательный журналист Иван Яковина.

А.Нарышкин Что значит — «голосуют явно не за Лукашенко»? Сначала вы говорите, что не хотите обижать белорусов и называть цифры неправильные, а теперь «эти люди явно идут не за Лукашенко».

М.Ганапольский Так тут молодежь, 19-24 года, — они за кого идут голосовать?

А.Нарышкин Ну, хорошо, я не знаю.

М.Ганапольский Иван Яковина опубликовал экзитполы по досрочному голосованию. Это вам всем будет интересно. Посмотрите. И он пишет, что, наверное, результат сейчас, в 20:00, по экзитполам ожидается яркий результат. Но по этой теме я ничего не буду говорить. Потому что прав Соломин, когда он сказал, что тут важно, как это было сказано, чиновники должны фильтровать базар и быт осторожны в том, как говорить.

Денег всегда мало. Например. В Украине, как и в России, чиновники говорят: «ой, это большие деньги». А потом это используется так, что типа они не хотят давать деньги. А потом приходит ко мне украинский министр в эфир и говорит: «я имел в виду, что на правительстве у нас мне деньги на это не выделяют, и я не знаю, как это купить». Поэтому вот эта культура, которая должна быть у высших чиновников при общении с прессой и с людьми, она, конечно, очень сильно хромает. Но у нас осталось три минуты – что мы успеем?

А.Нарышкин Давайте «Не в фокусе».

М.Ганапольский Давайте.

НЕ В ФОКУСЕ

А.Соломин История с Михаилом Ефремовым, который на этой неделе отказался считать себя виновным, потому что утверждает, что не помнит просто ничего, поэтому, исходя из этого, не может говорить, что он виновен. На месте Ефремова вы бы думали о том, как спасти себя сейчас от тюрьмы в рамках защитного процесса, — 101-20-11, вы бы думали о своей репутации — 101-20-22. Матвей Юрьевич?

М.Ганапольский Если позволите, это принципиально для меня. Появились в Фейсбуке очень много сообщений, причем таких людей, правильных людей, что он себя морально уничтожил этим заявлением, что он не помнит. Дорогие друзья, давайте понимать такую вещь, что история с моралью закончилась. Михаил Ефремов спасает себя от 20-летнего тюремного срока.

А.Нарышкин: 12летнего.

М.Ганапольский 12, понятно. И он, как любой гражданин РФ, имеет на это полное право. Вы можете сказать: я имею полное право не подавать ему руки. Не подавайте ему руки. Только сейчас своими комментариями не подталкивайте его в тюрьму. Например, мы сначала собирались сделать некое голосование, которое могло потом прокуратурой – вы удивитесь – прокуратурой быть так истолковано: прокурор бы сказал, что даже на радиостанции «Эхо Москвы» было голосование, которое осуждает.

То есть давайте оставим его в покое. Потому что он, как любой гражданин России имеет право на любые формы защиты. В том числе сказаться сумасшедшим, сказать, что он ничего не помнит. Да, это нам типа противно, но спросите себя честно и откровенно – если бы подобное случилось с вами, вы пошли бы на эшафот, не защищаясь любыми способами?

А.Соломин Итоги голосования. На месте Ефремова думали бы о том, как спасти себя от тюрьмы 53% слушателей и 47% думали бы сейчас о своей репутации. Спасибо вам большое.

М.Ганапольский Давайте мы сейчас, если можно, здесь останемся и послушаем начало новостей — наверное, сейчас там скажут цифры.

А.Соломин Трансляция будет прервана, потому что начнётся следующая трансляция. Мы сейчас идем в другую студию работать с Нарышкиным в специальной информационной программе. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире