'Вопросы к интервью

М.Ганапольский Здравствуйте, уважаемые слушатели. Начинается программа «Итоги недели без Евгения Киселева». Сегодня все как обычно – слава богу, Матвей Ганапольский из Киева Нарышкин и Соломин, мои уважаемые коллеги. В Москве. Здравствуйте, коллеги.

А.Нарышкин Только хочу вас поправить – добрый вечер, — «глубокоуважаемые коллеги».

А.Соломин Степень голубизны…

М.Ганапольский Да, эту степень оставим для специалистов. А вот степень голубизны — можем поговорить по этому поводу.

А.Соломин «Глубины» – это оговорка. Степень глубины уважения — я хотел сказать.

М.Ганапольский Она бесконечна. Марианская впадина просто отдыхает. Вы знаете нашу программу.

А.Нарышкин К сожалению.

М.Ганапольский Да, к сожалению. «События», «Герои», «Редиска», «Не в фокусе» — традиционные рубрики, которые появились много лет назад и которые ведут к вопросам, которые выходят на ваше голосование.

Важная вещь – я бы попросил, чтобы мои коллеги сделали анонс того, что будет после передачи.

А.Соломин С большим удовольствием.

М.Ганапольский Да, пожалуйста.

А.Соломин В 20.00 в прямом эфире начинается информационный канал, посвященный московским выборам. И не только московским. Вообще выборам, которые проходят сегодня в единый день голосования в России. В 20.00 практически везде закрываются участки, и мы сможем говорить, подводить данные экзитполов. Тем более, что мы будем свидетелями, наверное, продолжительного подсчета голосов, потому что мы будем работать около пяти часов в прямом эфире.

И если вам интересно, как развиваются события, мы подведем некоторые итоги всего этого процесса, у нас в эфире будут разные политические силы, разные темы, связанные с выборами. Присоединяйтесь сразу после программы.

М.Ганапольский Давайте чуть-чуть задержимся на выборах — у нас будет тема выборов, но будет с другой точки зрения. Как бы вы объяснили главную интригу, чего ожидает либеральная общественность? Должно ли сработать, например, «умное голосование»? Просто опиши, чтобы было понятно.

А.Соломин Как мне представляется, от выборов в Мосгордуму ждали вовсе не того, что оппозиционеры придут в Мосгордуму и Москва будет во власти оппозиционеров, или, во всяком случае, они будут иметь здесь свое веское слово.

Как мне кажется, выборы в Мосгордуму это часть большого процесса подготовки к выборам в Госдуму 2021 года. Потому что от выборов Госдумы 21-го года зависит то, как будет выглядеть Россия в следующие десятилетия.

Мне понравилась мысль, по-моему, Михаила Ходорковского или Сергея Пархоменко – боюсь сейчас соврать, — именно Дума 2021 года будет обеспечивать транзит власти, — тоже ныне популярный термин. И от того, какая будет это Дума, очень многое зависит. В том числе, будет ли она легитимной.

Поэтому важно, чтобы выборы 2021 года были и легитимными, с одной стороны, и с другой стороны, конечно, власти важно удержать контроль над этими выборами. Все, что происходит сейчас – это подготовка, большой разогрев к тому, что нас ждет через несколько лет.

М.Ганапольский Хорошо.

А.Нарышкин Только от себя добавлю — Соломин сказал блестяще, и я наконец-то почувствовал, что работаю рядом не только с журналистом, я работаю с важнейшим и крупнейшим публицистом нашего времени. Поэтому, пожалуйста…

М.Ганапольский А ты что, разве раньше не чувствовал?

А.Нарышкин Нет, каюсь – раньше не чувствовал. Сейчас присмотрелся, прислушался и понял, что рядом со мной настоящая величина.

М.Ганапольский Хорошо. А как вы считаете, «умное голосование» Навального должно сработать?

А.Соломин Мы не можем об этом говорить.

А.Нарышкин Но мы же не про кандидатов говорим.

М.Ганапольский У Навального была некая политическая идея – «умное голосование». Он призывал. Как вы считаете, это нагревание воздуха, или все-таки его слышали? Там же были разные предложения.

А.Нарышкин Я понимаю. На самом деле сложно будет померить, насколько эффективен был именно Навальный и его соратники с идеей «умного голосования», потому что если представители КПРФ получают определенный процент, кто знает, это они получили свой органический процент, за них голосовали те люди, которые хотели за него голосовать изначально, или все-таки здесь добавила протестная история. В любом случае это было бы интересно. И мне бы хотелось видеть какое-то разнообразие в Мосгордуме.

М.Ганапольский Хорошо. В общем, мы сделали такой расширенный анонс передачи, которая будет через 49 минут.

А.Нарышкин Размяли публику.

М.Ганапольский Да, действительно интрига есть. А теперь перейдем к нашим традиционным рубрикам. Первая рубрика – «Событие».

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

М.Ганапольский Вторым «Событием недели» у нас будут выборы, а вот первым — я это предложил, для меня это является самой первой темой, говорю об этом искренне и абсолютно сознательно – это будет тема, связанная с ребенком журналиста Ильи Азара.

Я задал только один технический вопрос моим коллегам – после того, как пришли вот эти вот менты в широком смысле этого слова – для меня не имеет никакого значения, из каких они спецслужб. И когда они Азара забрали и когда он им сказал, что у него в квартире ребенок 1 год и 8 месяцев, и что как-то надо, чтобы жена пришла, просто подождать. Один из этих ментов, — еще раз, в слове «менты» нет никакого оскорбления реальных сотрудников полиции. В этом есть действительно уничижительное, это уничижительное слово к этим негодяям, которые это сделали.

Один из этих ментов позвонил по телефону куда-то наверх и там ему сказали: давайте берите, вяжите его.

И можете себе представить – прошу вас прочувствовать, — что в квартире остался ребенок, год и 8 месяцев, что такое год и 8 месяцев? Это уже такой ребеночек, который не просто запеленатый лежит в люльке, держит пустышечку и бессмысленными глазами шарит вокруг себя.

Это ребёночек — вот Нарышкин опытный отец – что может ребенок в год и 8 месяцев?

А.Нарышкин При том, что Азар говорил про открытую дверь на лестничную клетку — ребёнок мог просто из дома выйти, мог где-то упасть, мог сунуть куда-то пальцы, залезть в какую-нибудь щель, и прочее.

М.Ганапольский Совершенно верно. А есть еще окошки. И так далее. Потом пришла удивлённая жена, которая это увидела. Я себе только представляю – не знаю, звонил он ей или не звонил. Дело не в этом. Просто был момент, — тут важно обратить внимание на мои слова, — был момент, когда Азара забрали, а его ребеночек был дома.

Когда эта новость была опубликована, то я прочитал очень интересные комментарии. Знаете, какой я прочитал комментарий и из-за чего я понял, что народ в России, по всей видимости, совсем рехнулся и вообще уже не понимает, чего он пишет. Там было такое: а что, нельзя было постучать соседям, чтобы сосед посидел с ребеночком?

Более того, у меня такое ощущение, что теперь семью Азара лишат родительских прав.

А.Нарышкин Потому что Азар оставил ребенка в опасности.

М.Ганапольский Нет. Потому что Азар не побежал по всем квартирам — например, в соседних квартирах не было никого, а там был какой-то глухой старичок. А, например, на шесть этажей ниже, наверное, кто-то был. Короче говоря, Азара ждут непростые времена. И попытка лишить его родительских прав по оставлению ребенка в опасности, как верно ты сказал.

Хочу напомнить всем «путиноидам», которые пишут – это даже не «путиноиды», это трагически лишенные мозга идиоты, которые пишут подобные фразы – что Азар мог найти соседей. Хочу вам напомнить, что только в нечеловеческой, катастрофически сошедшей с ума, не имеющей никаких моральных ориентиров и не имеющей права на существование в стране, менты, которые пришли, послушно позвонили наверх, а наверх какое-то чудовище, которому нет права работать в правоохранительных органах, и который должен быть отдан под суд за создание такой ситуации угрозы жизни ребенка, — такая страна не имеет права на существование.

Еще раз — говорю еще раз эти слова. И почему я говорю эти слова с полным основанием. А потому что – внимание, — после этого не произошло ничего. То есть, конечно, Илья Азар написал заявление в прокуратуру, СК.

А.Нарышкин В СК.

М.Ганапольский Да. И какое-то будет расследование. И дело не в этом. Хочу сказать, что очень может быть, что менты криминальные, которые совершили это преступление, тот таинственный начальник, который был наверху, что они понесут какое-то наказание. Еще раз – может быт даже они сядут – это уже не имеет никакого значения.

Потому что на поверхности не история, когда под действием — кстати, обращаю ваше внимание, что все уже про эту историю забыли. Ганапольский, который живет в другой стране, о ней помнит, а журналисты, коллеги Азара, — все, история умерш-шмумер, лишь бы был здоров. Они забыли эту историю.

Так вот здесь важно не то, что произойдет потом, а то, что вот эта цепочка, когда эти менты позвонили начальству, начальство сказало «вяжите его», и они повязали его и ушли, оставив ребенка одного.

При этом – внимание, — они же были не в количестве одного человека. Кто-то из них мог остаться дома у Азара, возле двери, или в доме, в квартире, для того, чтобы дождаться жены. Но нет, они ушли все.

Ребята, Нарышкин, Соломин, радиослушатели. Уж не помню, откуда эта цитата: «Так жить нельзя». Вот просто. Я дальше не буду говорить на эту тему, просто скажу – так жить нельзя. Это нечеловеческая страна.

А.Нарышкин Ну, можно здесь жить Можно при определенных условиях. Если ты не соприкасаешься с политическими вопросами, если ты не трогаешь Путина, не жертвуешь деньги Навальному – можно в этой стране жить, давайте все-таки посмотрим правде в глаза.

Ну, эта такая жизнь, да, это серьезный компромисс с совестью, со своими убеждениями. Но если ты лавируешь, то жить можно.

М.Ганапольский Ну, вы слышали оценку – можно ли жить в такой ситуации. Знаешь, Нарышкин – от тюрьмы и от сумы не зарекайся.

А.Нарышкин Безусловно.

М.Ганапольский У тебя много детей. Я не хотел бы, чтобы ты оказался в этой ситуации. Еще раз повторю – для меня это главное событие, что бы ни происходило на этой неделе. Я ужаснулся. Я человек немолодой, и кроме того, то, что происходит в России, как вы знаете, каждая новость это приговор. Вот была очередная новость. Но дети пошли в ход. Просто не пожалели ребенка. Ужас-ужас. Так жить нельзя.

Я просто нагреваю воздух, потому что я прекрасно понимаю, что ради Азара не соберется миллионная демонстрация. А жаль.

А.Нарышкин Скажу два слова, раз уж вы ко мне активно обращаетесь и напоминаете про детей. Есть такой термин юридический – «эксцесс исполнителей», когда преступник действует помимо воли заказчика или организатора какого-то преступного действа. Мне кажется, здесь как раз один из таких случаев – действительно, есть какие-то, — ну, не знаю, отморозки или не отморозки, — люди с очень странными жизненными целями и представлениями о прекрасном, которые работали в отдельно взятом полицейском участке, пришли к Азару, его взяли и вообще абсолютно, простите, не вдуплили, что есть ребёнок и есть риск для жизни ребенка.

Проецировать все это на мэрию Москвы, на полицию, даже на Путина, наверное, очень странно. И если бы я так делал, наверное, это был бы такой популизм в духе Алексея навального и в духе тех, кто говорит, что у нас везде «кровавая гэбня», «путинский режим» и прочее.

Но у нас даже за последний месяц-полтора московских протестов, о которых мы поговорим чуть позже – мы же убедились, что у этого режима, мы дополнительно убедились лишний раз, что у этого режима, в принципе, есть такие признаки людоедства, которые заключаются в таком особом отношении к отношениям родителей и детей.

Мы знаем историю гей-пары, которая была вынуждена Россию покинуть, потому что у них росли дети – то есть, были претензии ос стороны органов опеки. Мы знаем уже два кейса – к счастью, они не закончились отъемом родительских прав, когда люди выходили с детьми на протестные акции. Я это абсолютно не поддерживаю, но, тем не менее, сам факт, что встал вопрос о том, что давайте-ка, может быть отберём права у таких протестующих — это странно.

Поэтому ну да, — уже можно не удивляться. Есть признаки того, что не конкретные полицейские, а конкретное руководство страны думает в сторону таких всяких людоедских замашек.

А.Соломин Ваш вопрос по поводу того, можно ли жить в такой стране, я, конечно, сразу воспринял риторически, потому что отвечать на него бессмысленно. На глубине 11 тысячи метров в Марианской впадине живут некоторые странные рыбы, ракообразные и огромное количество микробов — им до фени наша московская полиция, у них проблема несоизмеримо более серьезные, им гораздо тяжелее жить но, тем не менее, они выживают.

Вот этот вопрос – о том, что они выживают. И здесь люди тоже выживают. Они не задаются вопросом, можно ли жить или нет. Они просто живут. У нас арестовывают матерей за то, что они пытались получить лекарство для своего ребёнка, задерживают, арестовывают, им грозят уголовные дела за распространение наркотиков. И это тоже кейс к вопросу о том, можно ли жить в нашей стране.

Можно. Можно. Но как? Каково будет качество этой жизни? И вот об этом можно говорить очень много. Но, к сожалению, никаких возможностей по другому ответить на этот вопрос, у нас нет. У нас нет возможности взять и не жить в нашей с вами стране. То есть может быть у кого-то она есть, и кто-то ею пользуется, а у большинства, конечно, нет.

Они живут на эту нищенскую пенсию, не имея возможности покупать себе лекарства. Они тоже живут в этой стране. И тоже говорят: ну, можно жить, — раз живут.

Понимаете, в контексте этой истории мне кажется, что… да ничего мне не кажется, если честно. Ничего здесь сказать. Это уголовное преступление, вы его неоднократно называли – это оставление в опасности. Если почитать статью, речь идет не о родителях, а о лице, которое поставило в опасность жизнь. И, безусловно, полицейские, которые получали приказ, которые знали, что там ребёнок, они сознательно пошли на оставление этого ребёнка в опасности.

И естественно, по отношению к ним – тут даже адвокатом быть не нужно, — те адвокаты, которые будут этим заниматься, им необязательно быть хорошими адвокатами, даже плохой адвокат может справиться с этой проблемой.

М.Ганапольский Напоследок хочу сказать только одну фразу: мне понятен, например, — есть такая украинская поговорка: «Что глава не видят, то сердце не болит». Я себе, например, представляю, ка какой-то начальник, который все это видел, сказал: давайте, волочите Азара.

Но я еще раз концентрирую внимание на этих ребятах, которые были непосредственно возле Азара. Там был не один человек. Они что, думали, что Азар вытащит какое-то оружие? Если их было трое, двое могли отвезти Азара, а один остаться возле ребенка. Если их было двое, один мог отвезти Азара, а один остаться возле ребенка.

Но нет, — они не только не отстояли защиту ребенка перед начальством Они даже не нашли возможности его защитить своими собственными силами. Это совершенно невероятная вещь.

В конце концов, они могли вызвать наряд обычной полиции, которая осталась бы возле ребенка. Они не сделали ничего. Это ужасно. И этому нет прощения. Давайте вторую тему в этом же «Событии».

А.Нарышкин Завершилась сегодня у нас избирательная кампания, в разных регионах были выборы. Больше всего было неприятной возни, конечно, вокруг выборов в Москве. Если даже не изучать какие-то энциклопедические статьи, не читать аналитические заметки, мы можем вспомнить, чем запомнятся эти полтора месяца протестов из-за того, что не были зарегистрированы независимые кандидаты – у нас миллионы рублей штрафов за участие в несанкционированных акциях. У нас годы, в общей сложности, провели москвичи и гости столицы в местах лишения свободы, получая административные аресты.

У нас есть уже конкретные тюремные сроки для тех, кто, например, — я напомню, — кто наблюдал за задержаниями, попытался этим задержаниям воспрепятствовать взять полицейского за рукав, потом эту руку отдернул, и человек улетел на два года в колонию.

Ну, кандидатов у нас практически никого и не зарегистрировали. И это очень печально. И, наверное, главный вопрос – стоила ли игра свеч, надо ли было несистемной оппозиции уж так сопротивляться и так настойчиво требовать регистрации, или может быть надо было сразу сложить лапки, отступить понять, что это игра грязная, выиграть все равно нельзя и потратить силы на что-то более конструктивное.

Вопрос следующий: оправдано упорство несистемной оппозиции накануне выборов? Да, упорство оправдано — 101-20-11, нет, неоправданно — 101-20-22. «Оправдано» — имеется в виду, что были правильными акции протеста, правильно, что люди возмущались, негодовали, получали сроки – все это было не напрасно.

А.Соломин Антон Петров пишет, что «Ведущие не понимают, что говорит Ганапольский — если в стране фашизм, то он коснется каждого. Но ведущие верят, что лично их не коснется».

Во-первых, знаете, легко пользоваться такими терминами, как «фашизм».

А.Нарышкин Я тоже не люблю.

А.Соломин Геноцид, и прочее. Но поймите, когда вы вставляете этот термин по любому поводу, и даже по тому несчастному поводу, как московские выборы.

А.Нарышкин Обесценивается.

А.Соломин Обесценивается сам термин, да. И вы не понимаете, что мы говорим как об обыденности, о тех вещах, от которых весь мир страдал, по всему миру прошелся этот фашизм. Понимаете, это немного странно. Я бы даже не стал использовать слово «репрессии», когда мы говорим о московских событиях, хотя некоторые используют это слово. Опять же потому, что это обесценивает сам термин сталинских репрессий.

А.Нарышкин Ты продолжишь мысль, и Матвей обязательно скажет. Делаем перерыв в программе «Ганапольское». Вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

М.Ганапольский Идем дальше. Программа продолжается, что мы делаем? Мы должны подвести итоги голосования, правильно?

А.Соломин Именно так.

М.Ганапольский Давайте.

А.Соломин 95% наших слушателей сказали, что упорство несистемной оппозиции перед этими выборами оправдано. И 5% считают, что нет. Алексей, ты наверняка среди тех, кто считает, что «нет»?

А.Нарышкин Я не знаю, оправдано или не оправдано — конкретные результаты мы узнаем по кандидатам меньше чем через полчаса. Мне просто очень жалко людей, которых вся эта история с московскими выборами действительно перемолола. Жалко людей, которые потратили деньги – я уверен, этих денег у них немного. Жалко, что трудоспособные молодые люди отсидели 10, 15, 20 суток под арестом, потратили реально свое время непонятно, за что – за участие в прогулке.

И мне безумно жалко людей, которые по очень сомнительным обвинениям уехали сейчас в колонии, или уедут в ближайшее время. А выхлоп никакой. Я не обвиняю ни Соболь, ни Навального, не говорю, что вы подогревали интерес ко всей этой протестной деятельности, а вас же не сажают, а вы подставили пешек.

Я далек от таких осуждений, правда. Общее ощущение от всей этой избирательной кампании в Москве негативное. Все грязное. Везде грязь. И не поменялся состав, и вряд ли поменяется состав Мосгордумы. И никто никакие выводы не сделал.

Конечно, политологи нам скажут про транзит власти, который скоро будет, власть перешла красную линию, и так далее. Не знаю, когда там красная линия и когда транзит. Мы должно, мне кажется, будем жить и расхлебывать то, что получили этим летом.

М.Ганапольский Мне нечего добавить давайте пойдем дальше.

А.Нарышкин Супер.

М.Ганапольский Ну, как? Есть другие темы, по которым я скажу. Я вам могу сказать одно: это для меня все немыслимо. Потому что я уже несколько лет нахожусь в свободной стране. Это для меня немыслимо. Это как будто оценивать сорта дерьма. Мы говорим: вот это больше пахнет, вот это меньше. Да его не должно быть

А.Соломин Это продукт всеобщей деятельности.

М.Ганапольский Да. Так не должно быть. Потому я тебе и сказал, что такая Россия не будет существовать.

А.Соломин Она такой существует. Какой-никакой.

М.Ганапольский Она разная бывает, она разная и была. Россия, которая не арестовывает через пять минут людей, которые подвергают детей – правоохранительные органы, — опасности, что, а если бы Азар не написал заявление? Это же все очень связано. А если бы Азар н написал заявления?

Более того, мы даже сомневаемся, что будут приняты какие-то меры. Ещё раз – не может существовать такая страна. И когда вы говорите – вот я думал над вашими словами, когда вы говорите «она же существует» — да нет такой страны, она не называется страной, она не является субъектом. Это какая-то кочерыжка. Потому что в ней не работает самый главный механизм, как говорил Солженицын — сбережение народа. Да черт с ним, с народом – сбережение детей.

Посмотрите на события последнего времени. Они вышли за рамки нашей передачи, но «пакт Молотова-Риббентропа». Вспомните, что говорит официальная Москва: «это было правильно, это была вынужденность», бесконечные передачи по госканалам, что это было правильно, что Польша начала, — договорились уже до того, что Польша начала Вторую мировую войну.

С каждым годом все отъявленнее ложь. Почему? Вы помните, много лет я задаю вам один и тот же вопрос, на который вы, которые живут в России, каждый день не можете мне ответить: почему нынешнее руководство России берет на себя кровь – с упоением – кровь истинных преступников прошлого, людоедов — сталинский режим, Молотов-Риббентроп, убийство поляков в Катыни. Вспомните все это.

Зачем это защищать? Но нет, — защищают с упоением. Это не государство. Это территория. На ней живут более или менее как-то. Понятие «государство» это носитель субъектности. Оно предусматривает работу институтов.

Если институты не работают, не фига суетиться под клиентом. Извините, я вернулся к той теме для того, чтобы вы поняли, о чем мы, собственно, поем.

Казалось бы, это малость – извините, скажу аналогию, — сейчас в Украине идет дискуссия, хотя у нас тема обмена будет чуть позже. Но идет разговор, лег Зеленский под Путина, или не лег.

А.Соломин А давайте к ней перейдем.

М.Ганапольский Сейчас перейдем. Я только хочу сказать, — знаете, какая самая ходкая фраза сейчас в Украине? Между Украиной и Малороссией практически невидимая грань. Вот точно так же между Россией как государство и Россией как территорией грань почти невидимая. Работают ветви власти, есть нормальная Госдума, есть нормальная судебная власть есть нормальная законодательная власть? Если и когда все это есть, это государство.

Вы знаете, есть такое понятие, закон сохранения гомеостаза. Это то, что внутри человека, то есть, те процессы, которые внутри него идут, чтобы он жил. Для этого у вас должно быть нормальное давление, состав крови нормальный, внутренние органы должны нормально работать. Это гомеостаз, то есть, это стабильность работы – только в этом случае вы живете. Но если у вас «поздно пить «Боржоми», когда почки отвалились» — если они отвалились, то вы уже сидите на диализе, на чем-то другом.

Понимаете, просто это не замечается. Это очень незаметный переход в другое качество. Из субъекта в объект, из государства в территорию. Вот в чем трагедия России.

А.Соломин Перейдем, наконец, к «Герою недели».

ГЕРОЙ НЕДЕЛИ

М.Ганапольский Сейчас во время паузы Нарышкин…

А.Нарышкин Быстро встал на колени.

М.Ганапольский Нарышкин сказал: простите, ребята, что мы улыбаемся. Да, я знаю, вам пофиг, о чем мы говорим – особенно Нарышкину. Все его знают.

А.Соломин Я не знаю, зачем вы меня приплели.

М.Ганапольский нет, Соломин, ты улыбаешься, ты замечательный.

А.Нарышкин Уже наулыбался.

М.Ганапольский Да, наулыбался на три года колонии.

А.Нарышкин Татьяна Москалькова, Людмила Денисова, уполномоченные по правам человека России и Украины – их мы сделали «героями». Это те люди, как отметил Соломин, которые на протяжении нескольких лет катались в стан врага и интересовались судьбой заключенных, политзаключенных, украинцев и россиян. И действительно, все время витала тема с обменом. Мне казалось, что это что-то такое вечное, что никогда не будет реализовано.

На этой неделе, по моей оценке, произошло какое-то чудо. Когда ты чего-то долго-долго ждешь, понимаешь, что это не произойдет и это происходит – это удивительная история.

Но ладно, Москалькова и Денисова — все-таки для них это работа, и, наверное, им можно оставить «пятерку» за то, что этот обмен совершился.

Для меня во всей этой новости, ситуации с обменом, удивляет то, как была обыграна встреча освобождённых заключенных.

А.Соломин Почему?

А.Нарышкин Потому что почему-то для украинской стороны, для Киева возвращение украинцев это событие действительно очень важное, торжественное, и отмечено было на высоком уровне – президент приезжает и встречает этих людей.

А.Соломин Можно я вопрос задам?

А.Нарышкин Подожди. Как у нас, в нашем Внуково, после приземления самолета с бывшими заключенными, встречали этих людей, которые просидели энное количество месяцев в тюрьмах и под следствием? Кто приехал встречать? Президента, премьер, Вайно, Кириенко? – нет. Приехал Киселев и Скабеева. И это все.

И вы видели эти фотографии – коллаж, — как действительно встречают. Мы не берем сейчас суть обвинений, которые были предъявлены украинским гражданам здесь, в России. Но их почему-то на Украине, где «бандеровцы», встречают как героев, с почестями. А этих несчастных людей, которые вернулись в Россию, — они стоят как какие-то люди без определённого места жительства, с баулами на вокзале или около вокзала. И без конкретных перспектив.

А.Соломин Знаешь ли ты список украинский, какие люди приехали в Киев из российских мест заключения.

А.Нарышкин Да.

А.Соломин Знаешь ли ты, какие люди, список, приехали из украинских мест заключения?

А.Нарышкин Знаю.

А.Соломин Серьезно? Этот список нигде не опубликован.

А.Нарышкин Ну, я фамилии видел.

А.Соломин Отдельные фамилии Цемаха и Вышинского.

А.Нарышкин Ну, там еще есть разные фамилии. Если ты их не видел, это твои проблемы.

А.Соломин Да потому что эти списки не тиражируются. Это не те люди, которые были на знаменах правозащиты.

А.Нарышкин И что это меняет? Ты хочешь сказать, что это какие-то особые люди и поэтому их не надо было пиарить? Зачем тогда камеры пустили на лётное поле?

А.Соломин Я не понимаю всеобщего возмущения, что Путин не приехал встречать этих людей. А зачем ему было приезжать и встречать этих людей?

А.Нарышкин Значит, Путину насрать на этих людей.

А.Соломин А это не было очевидно?

А.Нарышкин В этой ситуации я понимаю, почему Киев бился за своих людей. И официальный Киев, чиновники, доказали – да, эти люди приехали, мы их встречаем. Мы бились, добивались — Порошенко добивался, Зеленский добивался. Добились совместными усилиями возвращения этих людей. Это была цель. И у прошлого президента и у нынешнего. Вот они, вот мы их встречаем – они теперь национальные герои, они во всех новостях.

Кто к нам вернулся, хрен знает. Эти люди воевали, стреляли, шпионили – что они делали, почему мы про них ничего не знаем?

А.Соломин На мой взгляд, несмотря на то, что эта акция описана исключительно как гуманитарная, она очень технологическая. С моей точки зрения, российской стороне нужно было ершить ряд задач: избавиться от громких сидельцев – несмотря ни на что, мне кажется, это тоже было одной из задач. Потому что здесь ни Сенцов, ни Сущенко — ну просто все президенты каждый раз при встрече напоминают про этого Сенцова, — зачем это нужно?

А второе – получить Цемаха, судя по всему. И, видимо, без этого обмена мы бы и не узнали о таком интересе. А там еще сидят люди, между прочим. Это не единственные сидельцы с той и другой стороны, которые были. Но вот конкретные технологические задачи решили.

А.Нарышкин Еще раз: Киев встречает бывших заключённых как людей. Россия встретила бывших заключенных…

А.Соломин Как нелюдей, что ли?

А.Нарышкин Как нелюдей, как мясо, это просто как рынок: Украина и Россия обменялись товарами.

А.Соломин Потому что президент не приехал встречать?

А.Нарышкин Ты понял, о чем я.

М.Ганапольский Хочу повторить историческую фразу Бабченко, который сказал: «Россия бросит тебя, сынок. Всегда». Это было показное, Путин показал… Это абсолютно не имеет значения, почему он это сделал – мне Путинские резоны до одного места. Я только констатирую с удовольствием, — с удовольствием: это в копилку того, что это не страна, это территория.

Это когда власть не ценит своих граждан. Это тоже признак этого разложения, исчезновения, растворения.

А.Соломин Уверен, что он бы лад, что они вернулись.

М.Ганапольский Я не знаю, был он рад или не рад. Он показно пошел на другое мероприятие. Он хотя бы мог сидеть в Кремле или на дачке своей – он пошел на другое мероприятие. Это достойно плевка в его адрес. Но как можно?

Давайте скажем так: если Кремль добивался выдачи этих 35 людей, значит, он считал их заключёнными. И они же поехали не в ДНР или ЛНР, они поехали именно в Россию, на территорию России. Значит, Россия считала их пленными. И вот пленные вернулись.

Это позорное видео, которое останется навсегда – когда люди спускаются, их никто не встречает, они с какими-то странными баулами, как мешочники. Они озираются, не понимают, куда им идти. И только господин Вышинский падает в объятия, вернее, его принимают в объятия два чудовища, которые будут рассказывать про его трогательную судьбу в ближайшие выходные – Скабеева и Киселёв.

А.Нарышкин Согласен с вами абсолютно.

М.Ганапольский Власть, которой все равно, приехали эти заключенные или не приехали — могли бы и не приезжать Родина бросит тебя, сынок. Всегда. Думаю, что уже и Бабченко забудут, будут приписывать эту фразу какому-нибудь Лао Дзы очередному эту фразу. Или Фаине Раневской. Но суть остается: «Родина бросит тебя, сынок. Всегда». Идем дальше.

А.Нарышкин У нас еще один «Герой» — Юрий Дудь. За свой фильм про Беслан, документальный, большой, трехчасовой. Кстати, многие отметились своими документальными лентами по этому поводу. И «Новая газета» сняла хороший и большой – уж не знаю, фильм это или просто репортаж. И Ксения Собчак – можно спорить о вкусах, конечно, каждому ближе тот или иной формат. У Дудя, мне кажется, получилась самая монументальная и серьезная работа, самая глубокая. И его заслуги признают даже люди, которые много лет работают на телеке.

При этом, конечно, его и покритиковали. И в числе тех, кто оказался недоволен, насколько я помню, есть и труженики пропагандистского фронта.

А.Соломин Я смотрел фильм «Новой газеты», и очень хороший фильм Дудя. Я бы отметил его даже в особенности, потому что он сделал очень правильную работу – в каждой из частей фильма, который, уверен, большинство посмотрели до конца, несмотря на то, что фильм идет тир часа. Он напоминает, что людям, живущих сегодня, детям этой трагедии, нужна помощь. То, о чем мы не каждый раз вспоминаем и не каждый раз думаем.

А многие за эти 15 лет уже забыли о том, что есть последствия этой трагедии. Все думают, что последствие этой трагедии — отмена губернаторских выборов и наш общий страх за то, что что-то такое может повториться. Или не может повториться — наша уверенность. У кого как.

Но есть люди, которым до сих пор нужны деньги на восстановительные процедуры, на то, чтобы их жизнь была максимально приближена к нормальной, а нормальной она уже никогда не будет. И Дудь этим занялся. Он делает на этом акцент, и это очень важно.

У этого фильма было много критики, — это еще из-за чего нужно поддержать в данный момент, Дудя, — очень много критики федеральной. Но если честно, не думаю, что президент Путин заказывал критику этого фильма. Потому что как раз в его фильме люди высказывались, в том числе, на стороне президента, выступали на его стороне.

Этот фильм критикуют, потому что думают, наверное, что так и надо. И вот эти люди, которые критикуют этот фильм – я давно говорю, что не очень понимаю, зачем Кремль держит этих пропагандистов, тратит на них деньги. Потому что они неэффективны. Над ними смеются, им не верят. Пропагандист это злая профессия, как мне кажется, но все-таки профессия. А люди, которые у нас этим занимаются, это какие-то любители. Над «обиженными тетеньками», по определению Сергея Доренко, — именно под этим определением, мне кажется, люди войдут в историю русской журналистики – просто смеются.

М.Ганапольский Да. Очень хотел бы, чтобы Дудь. Кроме авторской версии, которая идет три часа, сделал еще и зрительскую версию, которая идет, например, час. Для того чтобы можно было этот фильм посмотреть. Я посмотрел статистику просмотра: в основном просмотр 40 минут. Если вы обратили внимание – сериалы идут по 43 минуты. Это время, когда потом человеку уже захочется в туалет. И так далее.

А фильм Дудя тяжелый фильм. Это фильм про одну из самых страшных трагедий в постсоветской стране. И это же не «Властелин колец» и не фильмы «Марвел», все три часа наполненный спецэффектами.

Здесь сидят два человека, и это тяжело. Поэтому, — ну, наверное, может быть когда-то, — при том, что Дудь всегда попадает в болевые точки, а особенно я бы отметил его предыдущий фильм, про сталинские репрессии — все-таки он начнет учитывать то, что его фильмы должны смотреть живые люди и есть такое понятие, как формат. Ну, это просто пожелание. Это естественно не умаляет.

Он бы мог эти фильмы не делать. Но он их делает. И когда я смотрел – 11 миллионов просмотров. Поэтому все, что эти шавки что-то пиликают и что-то говорят по этому поводу – на это просто не надо обращать внимания, действительно, вонючая пропаганда работает, «Путиноиды» на зарплате, поэтому исчезнет Путин, исчезнут, растворятся как туман, все переобуются в воздухе. Давайте дальше.

НЕ В ФОКУСЕ

А.Нарышкин Завершается громкая история с наказанием и уголовным делом для Кокорина и Мамаева. Футболисты попросили об УДО, суд их прошение удовлетворил. И сразу зададим вопрос: поддерживаете ли вы условно-досрочное освобождение для Кокорина и Мамаева. Но на самом деле, если бы их сейчас не отпустили, им оставалось сидеть по нескольку месяцев. «Да», правильно, что их освобождают досрочно — 101-20-11, «нет», им надо было бы посидеть еще, искупить вину — 101-20-22.

А.Соломин Вот это удивительный кейс. Когда принимали решение их посадить и сейчас. Когда принимали решение о том, чтобы их выпускать Я им тогда говорил, и сейчас повторю: я бы поддержал любое решение российской Фемиды в этом отношении, честно говоря. И то и другое – и отпустить и оставить — мне бы казалось абсолютно нормальным.

А.Нарышкин Это тот единственный случай, когда ты полностью доверяешь российскому суду.

А.Соломин Да. Как ни странно.

М.Ганапольский Два слова скажу. Вся эта история, если вы помните, когда мы говорили про мамаева и Кокорина, я сказал, что считаю, что их давно надо выпустить – в отличие от наших слушателей, которые сейчас наголосуют так, что мало не покажется — они же у нас людоеды вместе с властью.

А.Соломин Да.

М.Ганапольский Так вот. Знаете, в американских маленьких городках, если есть какое-то правонарушение, то берут тинэйджера, ведут его и судья приписывает ему убирать туалеты в тюрьме, например – в исправительных учреждениях. И человеку становится все ясно.

Удивительно, но на Кокорине и Мамаеве оттоптались – я бы так сказал – по-американски. Но не так, как с этими тинэйджерами. То есть, такое ощущение, что они совершили некий невероятный проступок – какое-то убийство или что-то такое. И им сделали назидательное наказание. Совершенно бессмысленное. И я бесконечно рад, что их выпускают.

Потому что им, футболистам, элитным, лощеным, которые и представить себе не могли в момент, когда они там били этого человека, — что у них будет такая судьба. Им достаточно было…

А.Соломин Есть такая исправительная…

М.Ганапольский Существует суд, который должен понимать меру. Им достаточно было один день провести в камере. Просто в СИЗО. Этого было вполне достаточно, чтобы они поняли, что это такое и на какую территорию они забрели. Но им дали срок и они сидели, их мутузили, и вот сейчас их, наконец, выпускают. И, слава богу. Это только говорит про идиотизм нашей судебной системы.

А.Нарышкин Это для них, может быть, было бы достаточно и поучительна все эта история и достаточно было бы посидеть один день. Но для публики, которая…

М.Ганапольский Я понимаю тебя.

А.Нарышкин Которая хочет крови.

М.Ганапольский Да, хочет крови.

А.Нарышкин Для них этого было мало.

М.Ганапольский А скажите мне результаты голосования?

А.Нарышкин 61% слушателей считают, что должны были бы посидеть еще. 39% считают, что УДО абсолютно правильное.

М.Ганапольский Потому что это упыри и ничего их не лечит, этих радиослушателей. В том числе «Эха Москвы». Они всегда были такие. Они сталинисты в душе: крови, крови, тюрьмы и крови, чтоб неповадно было.

А.Соломин Я не кровожадный человек, мне совершенно не хочется, чтобы они и дальше сидели. Но и как-то нимб над собой рисовать и призывать к милосердию я бы тоже не стал. Они совершили преступление против другого человека. Это не кто-то где-то спрятал налоги.

М.Ганапольский Ты ничего не понял, о чем я сказал.

А.Соломин Поэтому никакой жалости у меня к ним не будет.

М.Ганапольский ну и хорошо. И у меня жалости к ним нет. Я говорю про адекватность наказания. Я напомню, что судья – внимание – учитывает при вынесении приговора — там написано так: все обстоятельства дела. Все, не только доказательства, что сломаны ребра. И не только то, что говорит защита – все доказательства. Перед ним закоренелый преступник или перед ним футболисты, которые перепили.

А.Нарышкин Все, Матвей Юрьевич, время. Спасибо огромное.

М.Ганапольский До свидания.

А.Нарышкин Через несколько минут подводим итоги выборов — информационный канал на «Эхе Москвы». Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире