'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 мая 2019, 19:10

Ведущие: Матвей Ганапольский, Евгений Киселев, Алексей Нарышкин, Алексей Соломин

М. Ганапольский Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Матвей Ганапольский – в Киеве. Впрочем, мое присутствие здесь, в Киеве, в столице Украины, никак не определяет какой-то политической ориентации. Это у нас такая традиция. Считайте, что я в Москве нахожусь рядом с Соломиным и Нарышкиным, моими дорогими коллегами. Здравствуйте, мои дорогие коллеги!

А. Нарышкин Добрый вечер!

А. Соломин Это, кстати говоря, тоже никак не влияет на нашу ориентацию.

М. Ганапольский Ну, я про вашу ориентацию, Соломин, ничего не знаю. Я говорю про политическую ориентацию. Значит, вы знаете, что наша передача – это «Событие», «Герой», «Редиска» и «Не в фокусе». Мы тщательно отбираем темы за час до начала передачи и придумываем вопросы. Часто это бывает непросто. Самое сложное – и это уже на протяжении многих лет, сколько существует наша программа – это найти «героя». Вот, казалось бы, огромная страна… Слушайте, ребята, а почему нам так тяжело всегда найти «героя»? Может быть, мы не глубоко копаем?

А. Нарышкин Мы слепы.

А. Соломин Очень простое объяснение этому есть. И мы к нему даже когда-то пришли. По-моему, не раз. А именно то, что проявления героизма не есть хорошо. Хотелось бы жить в стране, где никаких героев нет, где все работает, как часы, по правилам и просто работает. Понимаете, людям просто хорошо. И люди не вынуждены спасать чужие жизни, жертвовать собой или просто совершать какие-то экстраординарные поступки.

А. Нарышкин Прекрасное объяснение. А, может быть, у нас просто отравленное сознание и мы подсознательно ищем везде какое-то говно.

М. Ганапольский А у меня другое объяснение. Дело в том, что Российская Федерация, как, впрочем, и Украина в этом смысле (просто Украина меньше и что-то известно), столицецентрична. Вот мы никогда не знаем, что происходит… Вот даже Санкт-Петербург. Санкт-Петербург для нас город, которого нет. То есть если там произойдет что-то скандальное, мы об этом узнаем. Но неужели в Санкт-Петербурге нет героя?

При этом, понимаете, можно, конечно, сказать: «Мы не глубоко копаем». Но нет. Это вообще такое какое-то странное свойство страны, где существует только Москва и даже… Я не знаю. Я хотел сказать «немножко Санкт-Петербург», но понял, что да нет, нет такого города. И это ужасно. Я имею в виду в медийном пространстве. Нету. А уж что там говорить о каких-то других городах…

Да, я понимаю, что то, что происходит в столице, поскольку в столице – Путин, в столице – Государственная Дума, в столице – всякие вип-персоны. Это, конечно, определяет жизнь. Но, слушайте, так нельзя. Огромная страна, 146 миллионов человек. При это я понимаю, что если мы, например, найдем какого-нибудь современного Стаханова, который чего-то там сделал в забое или у него что-то колосится, это никого не будет интересовать.

То есть, ребята, здесь есть и ответная какая-то удивительная штука. Люди под героями понимают ровно то, что сказал сейчас Соломин – что это обязательное что-то такое, когда ты кого-то спас. Вот понимаете, я не знаю, что с этим делать, но мне это кажется ужасным. Потому что мы говорим, что мы столичная радиостанция. И вот мы сейчас говорим. Ну, Владивосток… Вообще я не знаю, есть ли такой город, вот существует ли он. По-моему, это легенда. Такого города нет. Но вот ближе что-то: Тверь, например.

А. Соломин Жителям Владивостока мы передаем горячий привет. Можете написать в Ютюбе, кстати говоря, где вы нас смотрите (канал «Эхо Москвы»), что вы именно оттуда. Ну или из других городов тоже можете написать их каких.

М. Ганапольский Проблема. Ладно. Тут я даже не знаю и не понимаю, как это исправить. Во всяком случае это не очень зависит от конкретных журналистов, потому что если бы мы сейчас сделали новости Владивостока, вряд ли… Ну, все слушатели от нас бы убежали. Это абсолютная правда. И тут ничего… Циничная правда.

А. Соломин Недавно, кстати, мы здесь обсуждали с вами встречу российского президента с лидером КНДР, которая, просто мы этого не сказали, проходила как раз во Владивостоке.

М. Ганапольский Ну да. И вот теперь мы плотно забудем про Владивосток, пока там что-то не будет с мостом на остров Русский.

А. Соломин А мы и не вспомнили почему-то об этом. Это говорит немного в пользу того, о чем вы сказали только что.

М. Ганапольский Да.

А. Соломин Все события, которые происходят, они чисто федерального уровня.

М. Ганапольский Да.

А. Соломин Ну, давайте поедем.

М. Ганапольский Хорошо. Итак, первая рубрика – «Событие».

А. Нарышкин Если вы помните, ровно неделю назад мы вели эфир. Он у нас получился довольно дискретным рваным, потому что как раз развивались события в «Шереметьево». И спустя неделю мы знаем массу страшных подробностей. Мы читали свидетельства очевидцев, мы смотрели кадры из горящего Суперджета, который загорелся уже после приземления. Хочется прежде всего, наверное, удивиться тому, как официальные наши ведомства опять сознательно (или несознательно) умалчивают, например, данные о погибших.

Потому что журналисты, анонимные различные авторы в этом смысле гораздо быстрее и оперативнее действуют, и из-за этого рождается масса каких-то слухов, домыслов, конспирологических теорий. И даже когда подтверждается информация о том, что 40 с лишним человек погибли, после этого я не понимаю нерешительность конкретных чиновников Правительства в принятии решения о запрете на эксплуатацию этого типа самолетов.

Не понимаю нерешительность компаний, которые продолжают мучать своих пассажиров некой неопределенностью. Вроде бы говорят, что «вы полетите на Суперджете», потом в последний момент отменяют эти перелеты, эти рейсы. Если вы так уверены, так бодро говорите, что «мы не будем отказываться от эксплуатации; это хороший самолет», значит, вы, наверное, знаете больше, что знают обыватели, «диванные» эксперты, которые говорят, что эту машину критиковали давно, ее ругали, это проект Чемезова, пролоббированный Чемезовым и так далее.

Много-много всякого негатива против авиационной промышленности и конкретно этого самолета. Может быть, вполне оправданно. Если вы, чиновники, уверены, что самолет хороший, предъявите какие-то доказательства того, что действительно он хороший. Вот сейчас и покажите. Покажите какие-то предварительные данные о том, что пилот у вас во всем виноват. Покажите пилота, где он во всем сознается. Успокойте людей.

М.Ганапольский: В столице – Путин, в столице – Государственная Дума, в столице – всякие вип-персоны. Это определяет жизнь

Ладно вот мы с Соломиным здесь сидим, мы никуда не полетим в ближайший месяц. Но люди на самом деле сейчас покупают билеты и хотят перемещаться в другие города. И у них написано: «Вы полетите на Сухом Суперджет 100». Вот этим людям что делать в этой неопределенности? Это меня больше всего заботит.

М. Ганапольский Ну, как известно, всегда у монеты две стороны. Вот знаете, что меня в этой ситуации порадовало? Меня порадовало то, что «Аэрофлот» стал отменять рейсы на Сухом Суперджете. Да, он не проявил вот такую бешенную решительность, решительность определенности. Вот как ты сказал: взять и отказаться от Суперджета. Но вы знаете, что «Росавиация», по-моему, если я не ошибаюсь в названии вот этой организации, она не признала необходимым отменять полеты. Она сказала, что это, в общем, хороший самолет.

Параллельно сегодня я услышал замечательную фразу одного из чиновников, что «мы доведем процент исправных самолетов Суперджет до 75%». Вот знаете, я когда услышал эту фразу, я подумал… Ну, я много чего слышал, как и вы, в России. Тут Мизулину или Милонова послушаешь, вот этих вот чучмеков, и уже думаешь, что дальше некуда. Ладно они там говорят про геев, интернеты убирать и так далее, и всякое вот такое. Но это на земле. Ну, убирайте интернет. Черт с вами. Народ либо проглотит, либо выйдет протестовать.

Но вот как можно, не наевшись наркотиков, сказать фразу, что «мы доведем количество исправных самолетов Суперджет до 75%»? Я понимаю смысл этой фразы. Смысл этой фразы в том, что, представим себе, что есть 100 самолетов. Из них, например, 75, насколько я понимаю фразу этого чиновника, будут исправны и будут летать.

Потому что, вы знаете, есть огромная проблема с сервисом этих самолетов. Они стоят, и с одного самолета снимают детали и ставят на другой, чтобы он летал. Это проблема обслуживания ОКБ Сухого. Вот это понятная история.

А. Соломин Здесь все-таки противоречие.

М. Ганапольский Сейчас. Прости, я, просто, договорю. Ну ладно, сделали самолет, Чемезов – не Чемезов. Но, вот понимаете, революционная вещь происходит. Авиакомпания «Аэрофлот», насколько я понимаю, как-то… Ну, понимаете, это же, в общем, инцидент. Кто сказал, что он повторится еще раз? До этого же Суперджет летал. Ничего же не было. Но тем не менее мы видим… Вот я не представляю себе вот такого поступка «Аэрофлота», например, 5-7 лет назад. Ничего бы не было. Летали бы и летали бы, пока что-то бы ни упало.

Нет. Мы с вами видим, что появилась идея: «А давайте-ка все-таки чтоб еще что-то не упало». Вот это, мне кажется, крайне отрадным. Почему? Потому что Сухой Суперджет, вы понимаете, это отечественный самолет, это важная пропагандистская история, кроме самого самолета как такового.

А я только могу добавить то, что когда-то, я помню, я летал на Ту-134, на Як-42. Первый раз в Соединенные Штаты Америки я полетел на огромном красивом самолете, который называется Ил-86. Все это было. Вот вы понимаете, тут есть еще одна вещь, которая поразительная: все просрали. Все просрали. Где наше авиастроение? Вот где оно? Вы можете сказать…

А. Нарышкин Ну вот он самолет.

М. Ганапольский Да, так вот он. Вот он, да. Вот он этот самолет.

А. Нарышкин Это какой-то очень странный такой прием, Матвей Юрьевич, при всем уважении. Слушайте, ну давайте будем судить обо всей корпорации «Боинг», если у них один самолет упал или два подряд. Все, руки из жопы?

М. Ганапольский Относительно количества их самолетов как таковых и количества модификаций самолетов? Послушай меня. Я не понимаю, что это вдруг за патриотизм в тебе проснулся?

А. Нарышкин При чем здесь патриотизм? Потому что надо быть объективным.

М. Ганапольский Нет, не надо быть объективным.

А. Нарышкин А, не надо. Замечательный принцип для журналиста: не надо быть объективным.

М. Ганапольский Я помню великолепный самолет, который назывался Як-40. А потом произошел самолет Як-42. Я на них летал. Я помню 134, потом – Ту-154, которых было выпущено не меньше, чем Боингов. Это был главный самолет. Вы помните? Вы еще на них летали в Российской Федерации и в Советском Союзе.

А. Соломин Каждый из них, кстати, падал.

М. Ганапольский Да, падали они. Но падали они мало, внимание, относительно общего количества самолетов. Даже если, не дай бог, 10 Боингов упадут, то относительно общего количества Боингов это ничто. А мы говорим о том, что мы не можем… Еще раз, мне все равно. Я в Сухой Суперджет не сяду никогда.

А. Соломин Да нет, подождите. Давайте с котлетами разберемся сначала.

М. Ганапольский Котлета простая. Подожди, дай фразу сказать. И на этом я закончу.

А. Соломин Так мне поспорить с вами хочется. Мне не хочется, чтоб вы заканчивали на этом.

М. Ганапольский Хорошо, давай эту фразу я скажу, и спорь со мной. Еще раз. Мне кажется, что когда все это дело открылось, выяснилось, что наших российских самолетов, во-первых, у нас не так много по типам и видам. Раз.

Второе. Эти самолеты обслуживаются таким образом, что обслуживаются они очень-очень плохо. Вы же не будете возражать. Вы же все читали информацию. И для этого не надо быть человеком, связанным с авиацией. Это вторая история.

И третья история. Ну мы же не будем говорить, что ситуация с российской гражданской авиацией с точки зрения производства собственных самолетов, а у нас было две вещи, которые мы потеряли: наше авиастроение (это первая вещь) и наша космонавтика, что уже частные компании и западные нас обходят и говорят, когда кто будет на Марсе и как они будут спутники запускать, и так далее.

А. Нарышкин Проблема в том, что у нас частной космонавтики нет, извините.

М.Ганапольский: Меня порадовало то, что «Аэрофлот» стал отменять рейсы на Сухом Суперджете

М. Ганапольский А это не мое дело. Это дело Путина.

А. Нарышкин Частная космонавтика развивается быстрее и лучше, потому что она частная.

М. Ганапольский Еще раз. Это не мое дело, чего есть и чего нет. Я говорю, что этого нет. Я понимаю, что у нас нет частной космонавтики. Но я же не буду задавать вопрос… А к кому мне обратиться? К Путину? Давай. Путин, а почему у нас нет частной космонавтики? Тогда возникает вопрос: Путин, а почему у нас нет частного автомобилестроения? Третий вопрос: Путин, а почему у нас нет частной авиакомпании (я имею в виду КБ), которая производит самолеты?

Слушайте, ребята, хватит вот это. Ну все. Еще раз повторяю, обосрались. Ну что делать… Не получается. Нету российской машины, нету российского Айфона. Ну нету. Не получается. 20 лет у власти Путин и не получается. Значит, виноват либо Путин, либо народ. Я бы народ не ругал. Вот это моя последняя фраза в этой части.

А. Соломин Я одной вещи не понимаю. Мы вот уже 15 минут здесь говорим о Суперджете. Есть ли у нас какие-то подтверждения того, что в этой катастрофе виноват самолет? Я даже не говорю Суперджет. Вообще, что виновата техника. Мы все видели, как самолет долбанули о взлетно-посадочную полосу. Мы знаем о том, что в этом виновата техника: закрылки, двигатели, шасси плохие? Мы не знаем об этом. Но мы похоронили проект Суперджет. Да пусть похоронили. Я не уверен, что я бы на нем полетел в ближайшее время. Это нормальная человеческая реакция. Я бы сдал билеты, наверное.

Но мы предлагаем государству за нас принять это решение. Государство отменяет полеты на Суперджетах. Потом, извините, а компенсации кто будет платить людям, которые не смогли улететь?

М. Ганапольский Зачем ты мне это все говоришь?

А. Соломин Это вы будете платить потому что. Вы, я и он.

М. Ганапольский Я ничего не буду платить.

А. Соломин Из бюджета-то будут платить все эти компенсации.

М. Ганапольский Да послушай меня, я летаю на Боинге. Все.

А. Соломин Вы улетите на Боинге нормально, а платить будете из своего кармана тем людям, которые не улетели на Суперджете, если Росавиация отменит это без должной причины. Такие вещи нельзя принимать с наскоку.

М. Ганапольский Подожди, ты сейчас о чем говоришь?

А. Соломин Я вас спрашиваю.

М. Ганапольский Что?

А. Соломин Вы хотите, чтобы этот самолет сняли с полетов. Окей. Вам нужно будет за это заплатить деньги. Людям нужно будет компенсировать билеты.

М. Ганапольский Еще раз. Пожалуйста. Хотят россияне – пусть летают на Суперджете. Не хотят – пусть не летают. Если им что-то не нравится, то можно выразить свое недовольство. Я не собираюсь никого защищать: ни российское авиастроение, ни россиян. Как будто россиян кто-то спрашивал, выпускать этот самолет или нет. Вот Нарышкин сказал, проект Чемезова и так далее. Приняли решение и начали лабать самолет.

Вот дочь мне написала сейчас. «Интерджет», мексиканская компания, пользуется самолетами Сухим Суперджет. Она покупает экстрасамолеты, разбирает их на дополнительные запчасти, так как Суперджеты, которые находятся у них, ломаются. У меня Катя моя, она профессионал в авиации. Она знает идеально все самолеты, она их фотографирует. Она большой любитель этого дела.

Мне кажется, что это как-то ненормально, что страна покупает самолеты для того, чтобы их разобрать на части.

А. Нарышкин Матвей Юрьевич, если Катя сказала, окей.

М. Ганапольский Да это Катя же не придумала. Я понимаю… Ну проиронизируй: Катя сказала… Кто такая Катя? Ну поищите, погуглите, ребята.

А. Соломин Вот пишут СМСку, например: «Отказываются те немногие страны, куда сплавили Суперджет». Страны не отказываются. Есть специальная сертификация в Европе, например, у самолета. Если самолет плохой, значит те, которые выдают сертификаты, говорят: «Самолет плохой. На них летать над нами нельзя». Страны не отказываются.

М. Ганапольский Ребят, я предлагаю эту тему закончить вот чем. Я не знаю, Сухой Суперджет – хороший самолет или плохой. Мы начали говорить про то, что случилась эта авария. Мы с вами не знаем, почему она произошла. Подождем спокойно выводы комиссии. Но поскольку наша передача политическая, это некоторые политические итоги.

Дело даже не в том, плохой это или хороший самолет. Мы вдруг выяснили, что у нас нет частных компаний, которые производят самолеты. Это в нашей-то стране с нашими-то традициями. У нас нет частных автомобильных компаний, которые бы выпускали автомобили. Не знаю, может, «ЛогоВАЗ» можно назвать частной компанией, но не уверен. У нас все государственное. Вот так государство справляется со своими обязанностями.

А. Нарышкин Это все из-за Ельцина. Он развалил все в 90-е.

М. Ганапольский Ельцин развалил. А Горбачев вообще полный негодяй, который когда-то развалил это волшебное государство.

А. Нарышкин Это правда.

М. Ганапольский Значит, берегите себя. И перед тем, как сесть в Сухой Суперджет, думайте, сесть или нет. Это не агитация. Это констатация. И спасибо большое «Аэрофлоту», который вдруг неожиданно откинул в сторону пропаганду и принял решение сберечь человеческие жизни. Это не значит, что Суперджет не будет летать. Ну, тяжело сейчас людям садиться в Суперджет. Ну, тяжело.

Оно случилось. И непонятно, почему оно случилось. И вот людям сложно. И «Аэрофлот» идет навстречу – останавливает Суперджеты до выяснения. Как был остановлен МАКС, вот этот, вы знаете, Боинг, с которым по той же причине было непонятно, что с ним происходит. И они все были остановлены.

А. Соломин На второй раз. После второй катастрофы.

М. Ганапольский Правильно, на второй раз.

А. Соломин Просто на заметочку.

М. Ганапольский Но были же остановлены.

А. Соломин Да.

М. Ганапольский Вот они сделали апгрейд. В общем, короче говоря, Путин не будет заботиться о нашей жизни, о ее сохранении. Заботиться о нашей жизни – наша задача. Все. По-моему, простая человеческая история.

А. Нарышкин Смотрите. У нас минута до перерыва остается. Хочу вам тему сразу представить, о которой мы поговорим после новостей. Детские военные парады прошли в преддверии 9 мая в разных регионах. Можете фотографии найти в том числе на сайте «Эха Москвы». Что такое детские военные парады? Это когда дошкольников и школьников облачают в форму военных лет (как раз Великой Отечественной войны), и дети радостно маршируют поют патриотические песни.

Голосование давайте запустим сейчас. Как вы относитесь к подобным детским парадам накануне 9 мая? Это хорошо, это нормальное праздничное шествие: 101 20 11. Это плохо, может быть, потому что это осквернение памяти павших: 101 20 22. Еще раз коротко вопрос. Как вы относитесь к детским парадам в преддверии 9 мая? Это хорошо, это праздничное шествие: 101 20 11. Это плохо, потому что осквернение памяти павших, например: 101 20 22. Перерыв сейчас сделаем на 4 минуты и вернемся к вам. Ганапольский, Соломин и Нарышкин здесь.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

А. Нарышкин Продолжается наш эфир. Матвей Юрьевич, микрофон. Да подождем. У нас время есть еще.

М. Ганапольский Слышно меня?

А. Нарышкин Теперь слышно.

А. Соломин Да.

М. Ганапольский Значит, смотрите, поскольку Катя, моя дочь, которая знает авиацию гораздо лучше, чем многие люди, которые там работают, ее возмутила твоя фраза «Катя сказала…». Катя немедленно открыла агентство «Блумберг». А поскольку она английский язык знает иногда лучше…

А. Соломин Чем англичане.

М. Ганапольский …Чем англичане, то она мне тут же перевела небольшой фрагмент, который я вам зачитаю. Итак, «Блумберг» сообщает. В «Блумберге» у тебя нет сомнения, Нарышкин, да?

М.Ганапольский: Все просрали. Где наше авиастроение? Вот где оно?

А. Нарышкин По-разному.

М. Ганапольский По-разному.

А. Нарышкин Доверяй, но проверяй это называется, Матвей Юрьевич.

М. Ганапольский Да, доверяй, но проверяй. Итак, крупнейшая компания «Интерджет» (эта компания находится в Мексике) посадила 22 самолета Сухой Суперджет на землю для того, чтобы их части использовать для оставшихся 18. Если вы считаете, что это нормально… По-моему, нет. Идем дальше. Они хранятся в городе Толука и Мексика-Сити.

Дальше. Будет приятной новостью узнать, что, оказывается, Сухой Суперджет не сертифицирован ни в Европе, ни в Соединенных Штатах Америки. Его может использовать только Таиланд и Мексика на своей территории.

Я не буду ругать. Это меня не касается. Меня вообще российское авиастроение не трогает, как и не трогает американское, французское, европейское. Я плачу деньги за билеты. Я хочу полететь. Я спрашиваю вас, ребята, вот это – то, что я прочитал – это нормально?

А. Нарышкин Я вам по первому хочу сказать: то, что вы прочитали про самолеты, которые стоят и которые пилят на запчасти. Это не говорит о том, что самолет фиговый.

М. Ганапольский Да нет. Это говорит о сервисе.

А. Нарышкин Да.

М. Ганапольский Сервис должен быть.

А. Нарышкин А это разные вещи.

А. Соломин Слушайте, мы сейчас целую передачу посвятим самолету. Правда, давайте пойдем дальше.

М. Ганапольский Нет, подожди, это принципиальная вещь, потому что самолет без сервиса – не самолет.

А. Соломин Да. И поэтому они стоят. В России они тоже стоят, я вам открою секрет, в ангарах.

М. Ганапольский Еще раз. Все.

А. Нарышкин Согласие. Наконец-то. Мы закрыли тему?

М. Ганапольский Закрыли тему.

А. Нарышкин Хорошо. Спасибо. У нас тема все-таки с военными парадами еще. Одно из событий недели. Мы голосование запускали перед новостями. У нас получилось: 93% слушателей против детских военных парадов, потому что, например, это похоже на осквернение памяти павших. И только 7% считают, что это хорошо, потому что это такое легкое праздничное шествие, карнавал.

М. Ганапольский Что такое, простите меня, детские военные парады? Это что, по Красной площади?

А. Нарышкин Нет. И вам, и слушателям напомню, если вдруг упустили. Это когда, например, на территории садика у тебя собираются детишки с разных садиков твоего города, на них военная форма, медсестры, пехотинцы, танкисты. И они как могут маленькими ножками маршируют. А в Пятигорске, по-моему, на центральной площади при поддержке мэрии.

М. Ганапольский А я категорически за это. Я за это.

А. Соломин Почему?

М. Ганапольский А потому что я когда был маленьким мальчиком, я родился в 53-м году, в 60-м я уже что-то соображал, а со времени войны прошло только 15 лет, по Львому ходили на 9 мая 70% людей, одетые в гимнастерки с орденами. И для нас было почетно и приятно, что нас одевали в маленькие военные формы, давали макетиков автоматов. Это была сопричастность к защите Родины, которая тогда называлась Союз Советских Социалистических Республик.

Но тогда это не было опошлено, как сейчас, когда в этом марше… Как он называется?

А. Нарышкин Бессмертный полк.

М. Ганапольский Бессмертный полк. Идут два человека, посмотрите в Фейсбуке, с одинаковыми портретами (фотографиями людей) с разными именами. Когда было не опошлено. И это опошлило нас. Потому что когда мальчишки…А мальчишки любят пистолеты, любят воевать, а девочки должны потенциально понимать, что такое медсестра, они должны уметь бинтик наложить. Это должно быть. Люди это должны уметь. Дети должны понимать, что такое война. Их нельзя подталкивать к войне.

А у нас получается так. Из-за того, что деток одевают в военную форму, мы говорим, что это подталкивание страны к войне. Бред это все, потому что подталкивание страны к войне – это гарнир вокруг всего этого. Это Соловьевы и Киселевы. Это вот эти безумные парады, когда все идут с фальшивыми портретами. Не все, конечно, но что делать… На поток поставили. Это милитаризация российского общества как такового.

При чем тут дети? Просто, из-за этого мы говорим: «Их готовят к войне». Да не готовят их к войне. Как мальчики ходили с пистолетами, так ходить и будут, потому что они мальчики. Вот и все. Поэтому я за то, чтобы в принципе это было. Это правильно, потому что война как таковая существует.

А. Соломин Давайте перейдем к следующей теме. Это, в общем-то, третье «событие». Но его мы отнесли в рубрику «Возвращение блудного Киселева».

А. Соломин Евгений Киселев сегодня говорит о Сергее Доренко. Сергей Доренко скончался на этой неделе. Сейчас продолжаются следственные действия, потому что, по официальной версии, он скончался из-за проблем с сердцем. Но похороны были перенесены, потому что проверки еще идут. Много было разных мнений по поводу Сергея Доренко диаметрально противоположных: от такого признания до уничтожения фактически. Давайте послушаем, что скажет Евгений Алексеевич.

Е. Киселев Ох как трудно мне сегодня говорить о Сергее Доренко. Приходится делать это последнему, когда все всё уже сказали, все подобающие случаю слова произнесли и долг, уважение талантам Сергея Леонидовича отдали, и пожурили его за прошлые грехи. А отдельные даже заклеймили гневно, заодно осудив остальных воспоминателей и воспоминательниц за непростительное беспамятство и моральный релятивизм.

А я мог бы и промолчать. 10 лет уже как в другой стране живу и работаю. Да и с Сергеем Доренко никогда не дружил и даже не приятельствовал. Но промолчать не могу отчего-то. Был бы в Москве, когда хоронить будут, пошел бы бросить горсть земли на его могилу. Но в Россию я не въездной. И отчасти виноват в этом покойник. Если б не его программы осенью 1999-го года, уничтожившие всех путинских конкурентов и проложившие путь к президентскому креслу Владимиру Владимировичу, глядишь, я в России бы продолжал и жить, и работать. И страна была бы другой.

А, может быть, нам только так кажется и программы Доренко были всего лишь острой приправой к совершенно другому блюду, которое готовили совершенно другие повара: руководители путинского штаба, Администрация Президента, политтехнологи, лояльные ему люди из Питера (там и Лесин, и Чубайс, и Юмашев, и Волошин, и Татьяна Дьяченко). Кстати, почти все пока что живы, здоровы, в отличие от Сергея Леонидовича. Впрочем, это уже из другой песни Галича: «Я ведь все равно по мертвым не плачу. Я ж не знаю, кто живой, а кто мертвый».

Не хочу повторять про его таланты, риторический дар, остроумие, блестящую реакцию, красивый голос, тяжелый конфликтный характер, про то, что всегда был сам по себе и для себя.

Скажу про другое. Капитал и слава Сергей Доренко завоевывались не его любовью к мотоциклам и не его риторическим даром, и не его сложным характером, а двумя вещами. Вот теми самыми пятнадцатью серебряными пулями, о которых он с гордостью говорил в который уже раз в совсем недавнем интервью Юрию Дудю.

М.Ганапольский: Значит, виноват либо Путин, либо народ. Я бы народ не ругал

Вот теми самыми пятнадцатью программами, которыми он полностью уничтожил всех путинских конкурентов, и еще одной единственной 2-го сентября, когда он рассказал всю правду о гибели лодки «Курск» и тем самым добровольно совершил профессиональное самоубийство. После этого он уже ни разу не вел никаких программ на так называемых больших федеральных каналах.

И вот тут я совершенно не соглашусь с Дмитрием Муратовым и подхватившим его мысль Сергеем Пархоменко, что Доренко, в общем-то, никогда не был журналистом и то, что он делал, не было журналистикой. Нет, вот та программа 2-го сентября 1999-го года «Правда о «Курске»» была журналистикой, причем самой высокой пробы.

И что бы он потом ни делал, и как бы он потом на разные темы ни выступал, в том числе и про Украину, что мне было слышать, мягко говоря, неприятно, а порой совершенно омерзительно, капитал и слава Сергея Доренко останутся вот теми пятнадцатью программами с жирным знаком «минус» и одной программой с жирным знаком «плюс».

И за это, уж не ругайте меня, я готов ему многое простить. Вот за ту самую последнюю программу. Покойся с миром, Сергей.

А. Соломин Это Евгений Киселев о смерти Сергей Доренко. А позвольте, я одну ремарку сделаю, раз уж мы возвращаемся периодически к этой теме. Вы до этого сказали, что у Суперджета нет европейского сертификата. Это неправда. В 2012-м году Европейское агентство авиационной безопасности, читаю я на сайте Европейского агентства авиационной безопасности, присвоило Сухому Суперджету сертификат, который означает, что этот самолет признается удовлетворяющим требованиям летной безопасности и защиты окружающей среды.

А. Нарышкин Шах и мат!

М. Ганапольский Сейчас.

А. Нарышкин Вы хотите ответить еще Соломину как-то?

М. Ганапольский Вы же знаете, что не ответить Соломину – это… Ой, боже мой…

А. Нарышкин Это приговор.

М. Ганапольский В этом месяце «Сити Джет», другая компания, приостановила полет своего самолета (одного) Сухой Суперджет для «Брюссельских авиалиний» из-за неутешительных проблем с удобством обслуживания и надежностью, которые означали, что рейсы часто задерживались или были заземлены. Ну и так далее. Тут длинный очень текст. Было два самолета, ну и так далее, и так далее.

В общем, еще раз, давайте закончим эту тему и скажем так. Мы не няньки. Мы не няньки. Это огромный бизнес, конкурентный, страшный. Цена ошибки в этом бизнесе – это человеческие жизни. Венедиктов, по-моему, один раз говорил, как у Путина это происходит. Там кто-то заходит и говорит ему: «Вот давайте сделаем так». Он кивает головой и говорит: «Работайте. Пожалуйста. Работайте». Потом заходит другой и говорит что-то противоположное. Тоже кивает головой и говорит: «Работайте».

Вот я, как Владимир Владимирович Путин, киваю головой и говорю: «Работайте, ребята». Но пока вы меня не убедили, Нарышкина, Соломина и тех, кто отказался от поездок на Сухом Суперджете, что это замечательный самолет (а повторяю, традиции российского авиастроения существуют, как и традиции космонавтики нашей), до этого я лично в Сухой Суперджет не сяду. Вот и все. Просто. Давайте дальше пойдем.

А. Нарышкин «Герой недели у нас» рубрика. Тройка россиян – Абрамович, Усманов и Фридман – признаны изданием «Санди таймс» богатейшими жителями Великобритании. Они вошли в десятку богатейших жителей Великобритании. Но это известная забава по всему миру (и «Форбс» на это специализируется) считать, у кого сколько денег. Тут как бы грустно, может быть, и неправильно считать миллиарды, миллионы или триллионы денег в чужом кармане.

Мне досадно, что бренд «Россия» ассоциируется, знаете, как расхожая история: балалайки, медведь, борщ, русская мафия. И еще есть русские миллиардеры. Хочется, чтобы Россия ассоциировалась не просто с какими-то безумными капиталами и олигархами, а хочется какую-то позитивную повестку. Да черт возьми, хочется, чтобы самолетами Россия могла гордиться, а не просто вот этими предпринимателями!

М. Ганапольский Логично, логично. Да, логично. Да, но мы говорили, что ты прочитаешь… Или ты не нашел?

А. Нарышкин Нет, мы не говорили про это. Мы говорили, что мы очень коротко это зафиксируем.

М. Ганапольский А, ну хорошо, коротко.

А. Соломин У нас еще звездные «редиски», просто. Хочется о них.

М. Ганапольский Давайте, давайте.

А. Соломин «Редиска»!

А. Нарышкин Спустя полгода, даже больше, отсидки в изоляторе Павел Мамаев и Александр Кокорин наконец-то узнали, какого наказания они заслуживают за две драки в центре Москвы прошлой осенью. Полтора года – примерно столько получили футболисты-драчуны. И сразу вопрос для вас, слушатели.

Как вы считаете, тот срок, к которому приговорили Мамаева и Кокорина, приговор им – это мягко или жестко? Можно было бы помягче или можно было бы пожестче? Давайте определимся с вами. Я еще раз напомню, что Мамаев получил 1 год и 5 месяцев за две драки, а Кокорин получил 1 год и 6 месяцев. Но довольно скоро они уже могут претендовать на УДО.

А. Соломин Вот знаете, впервые в жизни, когда выносилось еще решение суда, я для себя определил: вот что судит присудит, тем я и буду доволен.

А. Нарышкин Сейчас ты расскажешь. Подожди, я голосование запущу. Приговор футболистам-драчунам должен быть мягче: 101 20 11. Или должен быть жестче: 101 20 22.

А. Соломин Если должен быть мягче приговор: 101 20 11. Если жестче: 101 20 22. Почему-то, я не знаю, я не могу сказать вам, какого срока я для них хотел. Еще раз, если бы суд постановил выпустить их из тюрьмы, я бы с этим согласился, не стал бы говорить: «Ах, боже мой, где у нас справедливое правосудие?». Если бы дал им больше, я бы тоже, наверное, согласился. Просто потому, что, наверное, сам факт того, что их задержали и над ними был суд (во всяком случае тот, который требовали все эти зрители кровожадные), он меня сам по себе удовлетворил.

М.Ганапольский: Как мальчики ходили с пистолетами, так ходить и будут, потому что они мальчики

М. Ганапольский Специфика юриспруденции российской заключается в том, что мы с вами сомневаемся в любом вердикте. Вот понимаете, когда ни за что волокут и вот сейчас то, что было в Санкт-Петербурге, и сейчас им будут там клепать какие-то сроки, штрафы и так далее, мы на это смотрим и говорим: «Не верю». А здесь что, вдруг проявили принципиальность и законность к двум известным футболистам, звездам? Не верю. Я не верю. Ну, имею право не верить.

Удовлетворяет меня срок? Не знаю. По-моему, они уже выводы какие-то сделали. И сейчас им еще год сидеть в колонии. То есть если бы это было где-то в какой-то стране, ну, не знаю, в Соединенных Штатах или в Англии, или в Германии, я бы сказал: «Ну, таково мнение судей». А здесь у меня все время получается так: «Да, таково мнение судей, потому что им…». И дальше: сказали, позвонили, убедили. Ну вот согласитесь, это же удивительно, что… Да, была драка. Но вдруг к этим двум футболистам проявили такую принципиальность.

То есть парадокс нашей российской жизни, что я задаю вопрос не «почему к ним не сделали какой-то паленый вердикт?», а «почему к ним одним проявили принципиальность?». Как такое случилось? Некому было позвонить? Некому было занести деньги? Некому было, так сказать, похадайствовать? Удивительно, понимаете.

То есть если это нормальный приговор, то он вызывает у меня еще больше сомнений чем приговор паленый. Вот это реальность нашей юриспруденции. Потому что, не знаю, как вы, но я привык в любом абсолютно приговоре российского суда искать исключительно телефонный звонок. Вот это то, что я хотел сказать.

А. Соломин Но, может, он и был. Откуда ж мы знаем? Может быть, просто этот телефонный звонок или спикер на телефонной линии сказал: «Давайте по закону». Такое же тоже может быть.

М. Ганапольский Может быть. Но я не воспринимаю любой приговор в России без условного телефонного звонка. Ну, в расширительном его толковании. Это либо кто-то зашел, либо сверху позвонили, либо что-то сказали. Ну не может быть. Это в одном сосуде.

А. Соломин Либо снизу постучали.

М. Ганапольский Либо снизу постучали. Head and shoulders.

А. Соломин Хорошо. Есть еще одна тема. Давайте к ней обратимся. А, извините. Итоги голосования.

А. Нарышкин 76% слушателей считают, что можно было бы Мамаеву и Кокорину пожестче. А 24% считают, что можно было бы помягче им приговор.

М. Ганапольский Почему пожестче? Люди сколько, год сидели в изоляторе?

А. Нарышкин Нет, меньше: полгода примерно.

М. Ганапольский Ну, полгода. И сейчас еще год. Драка. Тут за убийство выпускают.

А. Нарышкин Там по-другому считается. Они через 2 месяца, на самом деле, могут выйти уже, но тем не менее. Меня удивляет, знаете, в этой истории… В принципе и когда мальчики или девочки в России дерутся, да и где бы то ни было еще, эти дела необязательно должны доходить до суда. И много комментаторов говорили, что слушайте, у Мамаева и Кокорина (пьяные они были, не пьяные), у них была просто такая разборка, драка. Кому-то дали по голове, на кого-то замахнулись стулом.

И удивительно, что эта история дошла до суда. Удивительно, что эта история дошла до суда с такими подсудимыми. И удивительно… Удивительно, вот мне интересно, было бы это все вообще в суде, было бы такое длительное расследование, если бы не было единственного пострадавшего в этой истории.

М. Ганапольский Вот, 4 раза ты употребил слово «удивительно». Это говори о том, что я прав. Удивительно.

А. Нарышкин Да. Окей. Ганапольский всегда прав. Давайте дальше пойдем.

М. Ганапольский Ну, у нас 2 минуты остается.

А. Нарышкин Да. Серьезные проблемы у авторов, у редакции Телеграм-канала «Mash», одного из самых популярных информационных ресурсов в нашей Сети. Пришли к ним с обысками на этой неделе. И сообщалось о том, что возбуждено уголовное дело на одного из авторов. Статья серьезная – подделка документов Генпрокуратуры. Все это для того, чтобы получить информацию по расследованию как раз катастрофы Сухой Суперджет 100. Вопрос в связи с этим такого, может быть, этического характера.

Как вы относитесь к незаконному получению эксклюзива, эксклюзивной информации журналистами? Положительно: 101 20 11. Отрицательно: 101 20 22. Как вы относитесь к незаконному получению эксклюзива? Положительно: 101 20 11, или отрицательно: 101 20 22. Ну, у нас есть полторы минуты.

М.Ганапольский: Я привык в любом абсолютно приговоре российского суда искать исключительно телефонный звонок

А. Соломин Матвей.

М. Ганапольский Ну, не знаю. Нет у меня позиции. Мне, с одной стороны, знать хочется информацию. С другой стороны, все-таки я вам хочу сказать корпоративно, простите меня, но как можно верить? Например, появляется какая-то информация. Тем более, вы мне объяснили, я не очень понимал смысл Телеграм-каналов.

Я вас спросил перед началом, потому что я не пользуюсь Телеграмом практически. Я не понимал, в чем смысл. Вы сказали: «Там каналы часто no name». Вот, значит, этот «Mash»… Кто этот «Mash»? Вот если б, например, не знать, кто этот парень, кто это? Как можно верить этой информации? Для меня верификация информации будет…

А. Соломин А если вы видите на Телеграм-канале видео с камер видеонаблюдения, например, которые показывают…

М. Ганапольский Нет, видео – это другое дело.

А. Соломин А так и получают иногда, в том числе, пренебрегая всякими этическими принципами, выдавая себя за людей, которыми они не являются. Так тоже добывают информацию.

М. Ганапольский Может быть.

А. Соломин И что вы думаете?

М. Ганапольский Я так скажу. Нет у меня позиции. Скажем так, нет, потому что не определился. Это такой неожиданный вопрос.

А. Нарышкин Слушайте, зависит от эксклюзива. Если меня спросите, например, хотел бы я, чтобы кто-то залез к Матвею Ганапольскому в задницу, чтобы узнать какие-то подробности, я бы сказал: «Конечно же нет». Другой вопрос, если общественно значимая история, как, например, расследование катастрофы, наверное, да, я бы поддержал…

М. Ганапольский Ну, я бы очень тебя просил использовать в качестве объектов не товарищей по программе.

А. Нарышкин Наше время вышло. Спасибо большое! 56% против незаконного доступа к информации.

М. Ганапольский Вот видишь. Люди тоже не очень сразу могут определиться. До свидания! Встречаемся через неделю. Спасибо, ребята!

А. Соломин Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире