'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 30 марта 2014, 19:04

Ведущие: Матвей Ганапольский, Евгений Киселев, Алексей Нарышкин, Алексей Голубев
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все на своем месте, это программа «Итоги недели без Евгения Киселева», в студии, в Москве, Алексей Соломин.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А где же Алексей Соломин?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прошу прощения – Алексей Нарышкин.

А.НАРЫШКИН: Хочу объяснить, — Соломин просто не может к вам выходить в эфир.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Просто боится.

А.НАРЫШКИН: Да, потерял дар речи, извиняется, но присутствует с нами сегодня по «Фейсбуку».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. И здесь же наш замечательный корреспондент Алексей Голубев.

А.ГОЛУБЕВ: Добрый вечер.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы – Юрьевич?

А.ГОЛУБЕВ: Так точно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Со мной в киевской студии Евгений Киселев, который приветствует всех отсюда и примет участие в нашем разговоре.

А.НАРЫШКИН: Радиослушатели вам поверят на слово.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Перейдём к делу. Тем сегодня вроде бы немного, — действительно, всю нашу политическую жизнь поглотила Украина и те непростые процессы, — действительно, происходит много чего, довольно ярко, вызывая реакцию, как в самой Украине, так и в России – реакция, которая мало не покажется, которая разделила все общество по линии действия власти. И Европа, и США. Но о многом из этого мы поговорим.

А.НАРЫШКИН: Поскольку вас нет традиционного вступительного текста, хотел бы зачитать замечательные советы джентльменам, по-моему, 19 века, — опубликовал портал АДМЭ. Один из советов очень применим для нашей передачи, я буду ему всегда следователь: «Даже если вы уверены, что ваш оппонент совершенно неправ, ведите дискуссию спокойно, высказывайте аргументы и контрдоводы, не переходя на личности, — если вы видите, что собеседник непреклонен в своем убеждении, то ловко переведите разговор на другой предмет, оставляя ему возможность сохранить лицо, а вам избежать гнева и раздражения».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гениально.

А.ГОЛУБЕВ: Что-то христианское.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты подготовился хорошо. Как там сказано? – «если оппонент упирается в своем заблуждении, ловко перейди на другую тему». Перехожу ловко на другую тему.

А.НАРЫШКИН: Ловкач.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Предлагаю запустить нашу первую тему. «Событие недели». Начнем.

А.НАРЫШКИН: Событие недели – это советизация, — это наши с Алексеем наблюдения.

А.ГОЛУБЕВ: Последнее сообщение пришло к нам по СМС из Самары: «Здравствуйте, как вы думаете, возможен ли возврат к сталинским временам?» — слушатели из Самары считают, что сталинские времена уже настали.

А.НАРЫШКИН: И говорит это Алексей Голубев, замечу.

А.ГОЛУБЕВ: Да. Страшные сталинские времена уже настали. Что об этом свидетельствует?

А.НАРЫШКИН: Сколько у нас признаков? Самое безобидное то, что ВВЦ превратится в ВДНХ.

А.ГОЛУБЕВ: Кошмар.

А.НАРЫШКИН: Такое веяние «совка», ветерок.

А.ГОЛУБЕВ: Кровавая ручища Сталин.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подождите, нельзя так. Шутки в сторону. ВДНХ — Выставка достижений народного хозяйства.

А.ГОЛУБЕВ: И что плохого?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как вы яхту назовете, так она и поплывет, что являл собой ВДНХ в пору, когда я был юным, когда был Советский Союз? Я, например, очень люблю радио, — такой технический человек. Я туда приходил и заходил в павильон «Радиотехника», где в количестве одного экземпляра я видел то, что никогда не появится в магазинах. Там был павильон «Животноводство», где рассказывалось, какая у нас замечательная мясная промышленность – какие у нас огромные товары, как мы от них молоко получаем. Результат: очереди за мясом.

И так во всем. Единственное, что там было здорово – это стояла ракета, которая и сейчас стоит и стоял самолет. В который могли войти дети. То есть, это была не «выставка достижений» народного хозяйства. Это была выставка показухи народного хозяйства, которого нет.

Я вам задаю вопрос – мы знаем наше народное хозяйство, которое называется «Китай», «сборка», «Южная Корея», и так далее.

А.НАРЫШКИН: Я потерял нить – какая Южная Корея?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что мы будем показывать на выставке достижений народного хозяйства?

А.НАРЫШКИН: Это потом. Сначала давайте с названием решим — вы «за», или против?

А.ГОЛУБЕВ: А ты что, не понял?

А.НАРЫШКИН: Не понял.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты сейчас обсмеиваешь мою жизнь, а ты мою жизнь не обсмеивай. Для меня эта тема очень серьезная — советизация. И когда ты говоришь, что ВВЦ, Всероссийский выставочный центр – это я понимаю.

А.НАРЫШКИН: Следуя советам джентльмена, я буду с вами соглашаться – да, ваша позиция мне интересна, пожалуйста, продолжайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слава богу. Для меня лично это большой удар. Потому что ложь теперь будет не только в нашей обычной жизни – в журналистике, во взаимоотношениях с обществом, — но теперь мы будем «ничто» пропагандировать на Выставке достижений народного хозяйства, которого нет.

А.НАРЫШКИН: По-моему, не надо так глубоко копать. Это просто смена названия.

А.ГОЛУБЕВ: А не драматизируете ли вы? У нас есть. Например, йота — вы говорите Китай, Южная Корея, а у нас есть своя йета – йета-фон, — можем выставлять и показывать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Можно еще что-нибудь? Задумался бородатый красавец?

А.ГОЛУБЕВ: А будет ВДНХ – будет стимул делать что-то еще.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Киселев засмеялся, заржал даже, я бы сказал.

А.ГОЛУБЕВ: Если говорим о том, что как яхту назовешь, так она и поплывет – тоже есть символический момент с ГТО — «Готов к труду и обороне». Я у Путина опора, может быть, надежда, и во всем поддерживаю — спасибо вам, Владимир Владимирович, пользуясь случаем, передаю привет.

Но вот эта история с ГТО по содержанию она, в общем, не вредная, — ну, хорошо, что «готов к труду и обороне» — ничего в этом плохого нет. Но вот это название отдает советчиной, от которой тошнотворный, какой-то рвотный рефлекс. Зачем надо так называть, я не понимаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что есть одно слово очень важное. «Готов к труду» — это ладно. Но самое главное – дети с младенчества должны понять: «к обороне».

А.ГОЛУБЕВ: Ну, это можно как-то в другую форму.

А.НАРЫШКИН: А что, оборона это очень актуально? Вы думаете, что возвращается не просто школьный институт, а именно тут важно, что «оборона»?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Голубев абсолютно прав, и он мне нравится с каждой минутой больше и больше, в отличие от Нарышкина, который нравится все меньше и меньше. Он — человек молодой, но он почему-то, — даже он говорит, что пахнет тиной непонятной. «Готов к труду и обороне» — чет, мы капиталистическое общество, или социалистическое? Ты видел где-нибудь, в какой-нибудь стране, чтобы человек рапортовал – кому? Партии и правительству? «Я готов к труду». Да если не будет готов к труду, он сдохнет от того, что у него не будет денег на жизнь.

А.ГОЛУБЕВ: Мне непонятно, почему мы должны возрождать обязательно что-то советское. Ну, мы же все-таки Россией называемся. Почему бы не возрождать то, что у нас уже было – почему бы не возродить скаутское движение? Как это красиво, полезно, и по смыслу то же самое. Только это не обязаловка для всех. Туда мальчики и девочки должны стремиться, и попадая в скаутское движение, они ответственны за что-то, развиваются там.

Это не обязаловка, куда всех обязательно загоняют, и если ты не сдашь, то не попадешь в институт — вот это бред, какая –то совковая мерзость.

А.НАРЫШКИН: Получается, что у вас претензии?

А.ГОЛУБЕВ: Больше к форме.

А.НАРЫШКИН: А сами начинания – замечательные?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Думаю, что вы не все приметы советизации сказали. Назовите другие.

А.ГОЛУБЕВ: Примеров много.

А.НАРЫШКИН: Можно отметить агентство ИТАР-ТАСС, которое станет просто ТАСС — Телеграфное агентство Советского Союза. И тоже интересная вещь с профессором Андреем Зубовым из МГИМО.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите, вы проскочили.

А.НАРЫШКИН: Так мы еще вернемся.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, постой, давай разбираться.

А.НАРЫШКИН: Хотите с ТАСС разобраться?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если мы говорили 5 минут назад, — сказал Голубев, который мне нравится все больше и больше, даже при его невероятной формы бороды.

А.НАРЫШКИН: Не завидуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смотри, что получается: если про ГТО можно сказать — ну, «Готов к труду и обороне», — такое шуточное название. А на самом деле ты, например, «готов к труду» – это ты в каких-то кружках, что-то учишься делать. А к «обороне» — прыгать, бегать, стрелять, и так далее. Но вдумайся: ИТАР-ТАСС меняют просто на название ТАСС. Просто. Без никакого повода. Это телеграфное агентство, но Советского Союза. Для меня это изменение название – это абсолютно программная шутка. Я уверен.

Понятно, что это согласовано – не знаю, сами ли они, с Путиным ли согласовывали, сами решили, но это, по-моему, абсолютно магистральная мысль, которая сейчас, как сообщило Телеграфное агентство Советского Союза.

А.НАРЫШКИН: Не обязательно будут расшифровывать. Опять вы ищите какие-то конспиралогические…

А.ГОЛУБЕВ: Кстати, предлагаю такой флэш-моб: мы же часто ссылаемся на ИТАР-ТАСС, мы можем в своих новостных пленках полностью проговаривать аббревиатуру, — чтобы слушатели поняли весь бред этой идеи: «Как сообщает Телеграфное агентство Советского Союза».

А.НАРЫШКИН: То есть, ты хочешь проучить журналистов ТАСС? Но было же ИТАР-ТАСС? Это было масло масляное — Информационное телеграфное агентство России — просто возвращаются к старому названию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Убрав приставочку, которую сделали в 90-х.

А.НАРЫШКИН: Конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я все понимаю. Говори дальше, еще примеры.

А.НАРЫШКИН: Профессор Зубов из МГИМО. За ним наблюдали несколько недель, он месяц назад написал статью, что события в Крыму это очень похоже на присоединение Австрии к нацистской Германии. После этого у него начались проблемы.

А.ГОЛУБЕВ: Поперли его из института.

А.НАРЫШКИН: Да, результатом стало то, что он в МГИМО больше не работает. Все переживают за Зубова – как же так, можно ли свою точку зрения доносит до студентов, студенты должны иметь возможность сравнивать в своей голове разные точки зрения, они же будут дипломатами, и это для них важно.

С другой стороны, в МГИМО объясняют, что человек работает в МИДе, и если ты получаешь государственные деньги, зарплату, работаешь в государственном вузе, изволь соблюдать какую-то линию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тем более, дипломатов готовишь, — МГИМО.

А.НАРЫШКИН: А вдруг получатся дипломаты-вольнодумцы?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай еще вспомним про тетеньку и про Макаревича. Тот человек, на котором, по сути, — ну, может, слишком громкие будут сказаны какие-0то слова, но Макаревич, при котором мы все живем. «Машина времени», про которую в своих стихах много сказала, о всей нашей жизни, о будущем, прошлом и о настоящем, — вот Макаревич теперь кампания — лишить его звания «Героя России».

А.НАРЫШКИН: Ну, несерьёзно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Заметьте, ему дали звание «Героя России» за песни.

А.НАРЫШКИН: Ну, это же просто слова.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: За многолетнюю деятельность его во славу нашей страны, во славу сначала хороших людей Советского Союза, после этого – хороших людей России. Тех людей, которые движут жизнь нашу. А за одну мысль, которая не совпадает с Крымской историей, предлагается его лишить награды, звание народного артиста России.

А.ГОЛУБЕВ: Ордена «За заслуги перед отечеством».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вдумайся — не перед их сиятельством, а перед отечеством, — предлагается ордена лишить. И вспомни последнее, а я пока дам микрофон Киселеву, чтобы он прокомментировал эту историю. Расскажи про тётеньку чудесную. Которая на сайте «Эха» предлагала лишать гражданства. И задайте вопрос радиослушателям.

А.ГОЛУБЕВ: Сначала вопрос. Есть небезызвестная девушка Елена Ткач, депутат муниципального собрания Пресненское, координатор в защиту Москвы. Раньше она активно участвовала на каких-то оппозиционных акциях, я ее видел постоянно на митингах, пикетах, ее задерживали, сажали.

Сейчас она пишет, что наказание за оскорбление своей родины должно быть не в сфере тюремно-исправительной системы, а в сфере общественного остракизма, — то есть, она предлагает людей, которые оскорбляют свою страну, — к примеру, называет ее «Рашкой», а граждан «ватниками», — она предлагает лишать их гражданства.

По ее мнению, это самое суровое и справедливое наказание для людей, которые не уважают свое отечество, ненавидят Россию, — поэтому они недостойны быть ее гражданами. Такая мера была бы наиболее адекватной. Она говорит о том, что такие примеры – то есть, гражданства лишают в Германии, Франции, Великобритании, — что это нормально.

А.НАРЫШКИН: Отличная демократическая процедура.

А.ГОЛУБЕВ: Да, это нормальная демократическая процедура. Поэтому те, кто ненавидит свою страну, — ну, действительно, называет ее «Рашка» — ну, будешь не в Рашке жить, а вообще не будет у тебя рашкиного гражданства.

Е.КИСЕЛЕВ: Хорошо бы девушка привела примеры. Но вы объявите прежде вопрос.

А.НАРЫШКИН: Хочу, чтобы Ганапольский объявил вопрос. Надо ли лишать людей гражданства?

Е.КИСЕЛЕВ: Давайте такой вопрос – надо ли лишать людей гражданства, если они позволяют себе неправильные высказывания.

А.ГОЛУБЕВ: Не просто неправильные, а оскорбительные. Когда ты свое государство называешь «Рашкой», а граждан «ватниками».

Е.КИСЕЛЕВ: Это смотря для кого оскорбительно. А если я считаю, что большинство граждан моей страны, к сожалению, и есть «ватники», «совки непроходимые»? Меня это совершенно не оскорбляет – называйте на здоровье и почаще, — может быть, у них совесть зашевелится, наконец.

А.НАРЫШКИН: По-моему, Киселев нас сейчас отчитал, но вопрос я все-таки задам: если вы считаете, что допустимо лишать гражданства человека, если он нелестно отзывается о своей стране, о своих граждан – тогда 660-06-64. Если нельзя лишать человека за его любые высказывания относительно своих сограждан и совей страны, родины – ваш телефон 660-06-65. Голосуем.

Е.КИСЕЛЕВ: Еще раз хочу повторить свою мысль о том, что, на мой взгляд, во-первых, мы обсуждаем тему, которая на сегодняшний день российской конституцией закрыта – никто не может быть лишен гражданства.

А.НАРЫШКИН: Слушайте, как закрыта, так его можно и открыть.

Е.КИСЕЛЕВ: Правда, очень многие вещи, которые записаны в нашей конституции, не соблюдаются и не выполняются. Но в свое время — напомню вам, молодые люди, — когда писалась эта самая новая конституция, 20 с лишним лет назад, то одним из самых больших достижений считалось то, что в нее, наконец, записали: гражданства нельзя никого лишать.

Почему? Помните, кого лишали гражданства? Солженицына, Ростроповича, Юрия Любимова и других наших выдающихся деятелей – культуры, публицистов, представителей интеллигенции, которые позволяли оскорбительные высказывания.

А.ГОЛУБЕВ: А почему Германиям, Франциям и разным Великобританиям – можно?

Е.КИСЕЛЕВ: Нашей великой советской родины, которая сейчас, как вы заметили, такими ударными темпами возрождается. Знаете, для меня на самом деле самое главное – публикация девушки по фамилии Скобейда.

А.ГОЛУБЕВ: Была такая.

Е.КИСЕЛЕВ: Ульяна Скобейда, та самая, которая пеняла в свое время Леониду Гозману тем, что – а, между прочим, ваш дедушка…

А.НАРЫШКИН: Не будем — все это помнят.

Е.КИСЕЛЕВ: Про кожу, которая пошла на абажур. А сейчас она говорит «ура, ура, мы, наконец, вернулись в свою страну и будем в любой изоляции жить, бедно».

А.НАРЫШКИН: Но гордо.

Е.КИСЕЛЕВ: В резиновых сапогах будем ходить с утра до вечера, но ни пяди нашей земли, и ни пяди наших советских социалистических ценностей врагу не уступим. Знаете. На самом деле дело не в ГТО и не в ВДНХ – тут я с Ганапольским не вполне согласен. Может быть потому, что все мои детство и юность прошли недалеко от ВДНХ, и это слово так часто звучало, что я перестал на него реагировать — только сейчас я узнал, что это, оказывается, не ВДНХ, а ВВЦ, я до сих пор все это ВДНХ называл.

Но то, что сейчас в обществе погромная атмосфера, и скоро мы начнем вздрагивать, как было в сталинские времена, когда ночью лифт хлопает на лестничной площадке – вот это для меня абсолютно безусловно.

А.НАРЫШКИН: Это Евгений Киселёв и Матвей Ганапольский в Киеве, прервемся на новости и потом продолжим программу.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжаем программу «Итоги без Евгения Киселева» с Евгением Киселевым в студии, который появился здесь потому, что одна из тем, которые мы обсуждаем, — безусловно, это то, о чем мы будем говорить – о кандидатах в украинские президенты, коих достаточное число.

Но до этого – результаты голосования.

А.НАРЫШКИН: 15% радиослушателей считают, что можно лишать гражданства, когда человек нелестно высказывается о согражданах или о России. Большинство, 85%, все-таки считают, что так поступать нельзя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это важно. 15% лояльной-перелояльной аудитории «Эхо Москвы», и после упоминания конституции РФ, о которую уже давно все вытерли ноги, все равно люди пишут – да, лишать можно. Какая проблема? Взяли и лишили.

А.НАРЫШКИН: Если можно давать гражданство, то почему бы его и не забирать? Это честно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да, ты прав. Не пожелаю, чтобы такой эксперимент был произведен с тобой.

А.НАРЫШКИН: А теперь вы хотите резко поменять тему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. «Герой недели». Отчетливого «героя недели» на этой неделе в Украине не было. Может быть, гипотетически можно было бы сказать, что им был министр внутренних дел Аваков. Но еще раз – я его не называю «героем недели», просто человек сказал, и интервью его висит на сайте «Эха»: «Я воспринимаю людей, которые не подчиняются закону, как бандитов». Была у него такая фраза.

Но у нас сейчас будет поиск героя, потому что 7 человек подтвердили то, что они идут в президенты Украины. Передаю микрофон Киселеву, с которым мы поговорим по поводу того, какие шансы у этих людей. Пока задаю вопрос вам: вам как кажется, кто из этих людей скоро станет героем? Напоминаю: Порошенко, Тимошенко, Кличко, Тигибко, Добкин, Богомолец. Вы всех хорошо знаете, и слушатели хорошо знают, кроме, может быть, Тигипко и Богомолец, о которой напомнит Киселев.

Вам как кажется, кто может занять пост президента?

А.НАРЫШКИН: Мне кажется, человек, чья фамилия заканчивается на «шенко» — либо Порошенко, либо Тимошенко. Почему нет? В пользу Порошенко говорят различные социологические исследования – вам в Киеве это гораздо виднее, кто за него уже готов отдать голоса.

Е.КИСЕЛЕВ: Поскольку я в Киеве и мне гораздо виднее, позволю себе вас перебить потянуть микрофон на себя, как то одеяло. Во-первых, хочу предложить такой вариант ответа на вопрос, кто герой недели – мне кажется, что герой недели Виталий Кличко.

А.НАРЫШКИН: Который не будет участвовать в выборах и хочет стать мэром?

Е.КИСЕЛЕВ: Нет, не потому, что он хочет стать мэром. Потому что он взял и совершил, на мой взгляд, весьма зрелый и по-своему мужественный поступок – снял свою кандидатуру для того, чтобы поддержать более сильного и более перспективного на сегодняшний день кандидата, с которым у него очень много общего, и они на проблемы страны, на будущее Украины, смотрят примерно одинаково.

А.ГОЛУБЕВ: Но разве он сам это сделал? Разве мог он это сделать сам? Он был после Порошенко второй по популярности. А тут берет и снимает свою кандидатуру в пользу него. Как это так?

Е.КИСЕЛЕВ: Я понимаю, — вы, наверное, думаете, что пришли бендеровцы, вооружённые до зубов…

А.ГОЛУБЕВ: Нет, я не знаю, кто.

Е.КИСЕЛЕВ: Или неонацисты, или неофашисты и прочие погромщики, которыми, если видеть государственным каналам…

А.ГОЛУБЕВ: Таких на Украине предостаточно. Но я сейчас не об этом. Я не знаю, кто пришел.

Е.КИСЕЛЕВ: Таких на Украине минимум-миниморум, и они абсолютно маргинальны.

А.ГОЛУБЕВ: Ничего себе.

Е.КИСЕЛЕВ: Я, как человек, который живу в городе Киеве…

А.ГОЛУБЕВ: Наверное, я приезжал в другой Киев, другой Харьков, другие вообще украинские города.

Е.КИСЕЛЕВ: Я в основном вижу погромщиков, которые под другими флагами выступают активно и деятельно.

А.ГОЛУБЕВ: Если выйти с российским флагом на Майдан, там убьют.

А.НАРЫШКИН: Давайте про кандидатов

Е.КИСЕЛЕВ: Я так понимаю, что вы стоите на той самой непоколебимой оппозиции, которую ничто поколебать не может, ну и бог вам в помощь.

А.НАРЫШКИН: Давайте с личных дел уйдем на кандидатов

Е.КИСЕЛЕВ: Хочу сказать только одно – раз я беру микрофон и лезу в прямой эфир, то позвольте мне отвечать за свои слова. Я знаю, что между Порошенко и Кличко велись на эту тему переговоры. Велись не один день, и как раз предметом переговоров было то, что Кличко снимает свою кандидатуру для того, чтобы поддержать Порошенко, а Порошенко поддерживает кандидатуру Кличко для того, чтобы помочь ему победить на выборах киевского мэра. И мне кажется, что это абсолютно правильное и мудрое решение того и другого.

А что касается остальных кандидатов – я возвращаюсь к словам Нарышкина по поводу того, что мы тут лучше знаем в Киеве, глядя на разные социологические опросы – да, действительно, — последние социологический опрос предсказывал, что Порошенко может набрать в первом туре президентских выборов около 25% голосов, Кличко примерно 9,5.

Соответственно, если суммировать – получается под 36% голосов в первом туре, что очень весомая заявка на победу – особенно, если вспоминать предыдущие выборы разных президентом – примерно столько получал будущий победитель, 35-36% в первом туре, и затем добивался окончательной победы во втором.

Преимущество на сегодняшний день у Порошенко над Тимошенко очень существенное. Не факт, что все голоса Кличко до единого перетекут к Порошенко, но и предвыборная кампания еще не закончилась – глядишь, он еще что-нибудь сделает, что-нибудь предложит, с какими-то инициативами выступит, сделает те или иные предвыборные обещания – глядишь, еще какое-то количество процентов нарастет.

Кого бы я еще упомянул, помимо Тимошенко, которая на втором месте, существенно выступает.

А.НАРЫШКИН: А зачем сейчас только людей борются за пост президента? Ведь после того, как Рада вернулась к прежней конституции, это же пост, у которого должность не так много будет иметь полномочий. Почему такая борьба?

Е.КИСЕЛЕВ: Это не совсем так. Потому что та конституция, к которой вернулась верховная рада, конституция редакции 2004 г., она все-таки оставляет президенту очень много полномочий, в частности, полномочия назначать руководителей силовых министерств и ведомств, назначать губернатор областей Украины. Много что может президент.

А.НАРЫШКИН: То есть, это пост важный?

Е.КИСЕЛЕВ: Без его подписи не вступает в силу ни один закон, он имеет право оспаривать решения правительства в определенном порядке, заворачивать законы, направлять их на новое рассмотрение. Он имеет многие вещи делать своим указом – кстати, ту же самую Верховную раду распускать своим указом.

Во-вторых, — ну, невозможно нынешние выборы рассматривать в отрыве от предстоящих — на эту тему сейчас в украинской политике существует некий консенсус – что вслед за президентскими выборами будут парламентские, и вполне вероятно, что если вдруг Порошенко будет сопутствовать успех, то и партия УДАР, которая его сейчас выдвинула вместе с Кличко, и может быть, блоки с какими-то другими политическими силами, — добьется успеха на парламентских выборах и сможет сформировать свое правительство.

Не могу не ответить Ганапольскому.

А.НАРЫШКИН: А что он спрашивает?

Е.КИСЕЛЕВ: О Тигипко и Богомолец.

А.НАРЫШКИН: Его любимцы.

Е.КИСЕЛЕВ: Буквально два слова. Тигипко – это человек, который выдвигается как самовыдвижении, была попытка его выдвинуться от «Партии регионов», от ее либерального крыла. Оказался он там в меньшинстве, либеральное крыло оказалось слишком слабо, и, по всей видимости, в ближайшее время мы увидим, как «Партия регионов» расколется на «партию регионов» и «Партию регионов штрих», где будет ретроградная партия и либеральная партия. В любом случае, он гораздо более популярен, чем клоуноподобный губернатор Харькова, Добкин. И скорее всего, он наберет больше, чем Добкин.

А Ольга Богомолец – уважаемый в Киеве общественный деятель, врач, внучка знаменитого ученого, академика Богомольца, здесь одна из улиц, неподалеку от нашего дома, названа его именем. Кстати, он доживал свою жизнь в Москве в 30-е годы, на Сивцевым Вражке висит мемориальная доска, он был и русским, и украинским и советским ученым – крупнейший медик, президент Академии медицинских наук.

Она как раз врачевала, организовывала медицинскую службу на Майдане.

А.НАРЫШКИН: То есть, она человек с Майдана.

Е.КИСЕЛЕВ: Да, в каком-то смысле. Почему она решила выдвигаться – у нее надо спросить. Про это я мало что знаю.

А.НАРЫШКИН: Кремль, как мне кажется, очень переживает, что в Киеве власть займет окончательно бендеровцы и различные «Правые сектора» и «Свобода».

Е.КИСЕЛЕВ: Не займут.

А.НАРЫШКИН: Велики ли шансы Тягнибока из «Свободы!», Яроша из «Правого сектора»?

Е.КИСЕЛЕВ: Все опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что больше нескольких – максимум, что они могут набрать на этих выборах – несколько процентов голосов.

А.НАРЫШКИН: А как же заявления, что все сейчас – и в Раде, и в правительстве — управляются этими националистическими силами. Получается, что это чушь? Все обман?

Е.КИСЕЛЕВ: А кто это объявляет. Даже мой не однофамилец об этом говорит?

А.НАРЫШКИН: Ну, да.

Е.КИСЕЛЕВ: Я не могу с пропагандонами спорить, извините, пожалуйста. Просто считаю это ниже собственного достоинства.

А.ГОЛУБЕВ: Хотел поделиться впечатлением – по поводу кандидатов. На мой взгляд, можно будет считать, что сто человек погибли не зря на Майдане только в том случае, если президентом станет Ольга Богомолец. Это действительно будет что-то новое, по-другому. Потому что, кто бы из этих кандидатов ни победил, это будет все то же самое, ничего кардинально на Украине не поменяется. Не будет Януковича, будет Порошенко, — ничего ровным счетом не изменится. Вот такой человек, абсолютно новый, врач с Майдана, сама волонтёр – если она станет президентом, это будет действительно революция со знаком плюс.

А пока сто человек сложили свои головы, чтобы, извините, зарегистрировался кандидатом Дарт Вейдер — кощунство, ужас и мерзость.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, если у нас кандидатом на всякие выборы регистрируется человек по имени Паук, то почему бы не Дарт Вейдер? Вопрос зададите радиослушателям?

А.НАРЫШКИН: Нам все понятно. Мы даже не будем спорить ни с кем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда я задам вопрос. Признает ли Российская федерация легитимным нового президента Украины, когда он будет выбран?

А.НАРЫШКИН: Замечательный вопрос. Если руководство России признает нового президента Украины, будет считать его легитимным — 660-06-64. Если нет — 660-06-65.

А вообще довольно странный вопрос, мне он непонятен. С точки зрения Москвы – нельзя же постоянно думаться на новые власти Украины? Ну, Януковича свергли, на протяжении трех месяцев в Кремле говорят, что — нет, это нелегитимная власть, — но вот, выборы, народ голосует. Конечно, будут считаться с новой властью.

А.ГОЛУБЕВ: Почему? Думаю, все будет зависеть от кандидатуры, от самого президента, кто им станет. В Кремле люди умные, прагматичные, они все рассчитают.

А.НАРЫШКИН: То есть, одни выборы, с одним победителем, мы признаем, а с другим – не признаем?

А.ГОЛУБЕВ: Ну, думаю, как-то примерно так.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не могу с вами согласиться. Думаю, что это совершено не зависит от кандидатуры. Голубев считает, что только Богомолец могла бы показать новый характер украинской власти. Но не будем забывать – когда, например, мы говорим про Порошенко – мне все равно, кто займет этот пост. Но не забудем – Порошенко был министром финансов.

Е.КИСЕЛЕВ: министром иностранных дел и министром экономики.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот вполне достаточная, это такая опытная фигура, более того, переговорная фигура. Если будет какой-то «майдановец» — а я хочу сказать, что я лично знаком с Богомолец – она без гранаты в руке, это «Лиза Алерт»

А.ГОЛУБЕВ: Да-да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но все-таки президентство требует других качеств — чтобы тебя не кинули. Кроме того, комментируя вашу дискуссию по поводу того, что если такой кандидат, или другой – нет, думаю, решаться будет совсем по-другому. Если будет желание хапнуть еще кусок территории, то тогда ни одна из предложенных кандидатур.

А.ГОЛУБЕВ: Ну, нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не устроит.

А.ГОЛУБЕВ: Ну не настолько там глупые люди в Кремле сидят, чтобы еще хапнуть. Мы гарантируем безопасность русских людей на Украине. Если там будет ситуация критичная, мы не будем хапать, мы будем защищать интересы русских людей на Украине. Если будет все стабильно, то никто ничего хапать не будет, и туда никто вторгаться не будет.

Неужели Путин не понимает, что если он просто так возьмет и введет свои войска на восток, то это будет, по сути, Третья мировая война. Он это прекрасно понимает.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы сейчас зайдем с тобой в тупик. Я напомню тебе, что этот Гоблин, когда было голосование, то 96% проголосовали ровно за те идеи, которые партия Гоблина в Крыму предлагала все время и голосовала за эти идеи, то есть, идеи русской партии, которая отстаивает интересы русских в Крыму – голосовала всегда не более 4%. Это такой как бы народный парадокс – мне не хотелось бы сейчас в это залезать.

Моя точка зрения по поводу этих людей: люди сейчас хотят того же, что и на Украине – они уважают Майдан, но считают, что какой-то этап революции прошел, во власти сейчас те люди, с которыми согласился Майдан, поэтому ходить, бегать с пистолетами в бушлатах, итак далее, уже не время.

И, кроме того, — почитайте Латынину, или, вернее — последний штурм Верховной Рады…

А.НАРЫШКИН: Когда зашел «Правый сектор» и требовал остатки Авакова.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Про Кремль – про это Латынина пишет все время. Ну, как, там решаются важнейшие вопросы сегодняшнего дня. И вдруг люди штурмую верховную раду специально для даже не однофамильца Киселёва, чтобы он показал, что все-таки там бандиты, убийцы, бендеровцы, и так далее. Думаю, что какие-то вещи здесь существуют. И короткий комментарий от Евгения Киселева.

А.НАРЫШКИН: Пока объявлю итоги голосования — 39% радиослушателей считают, что российское руководство после выборов президента на Украине признает новую власть и будет считать его легитимным. Большинство наших — слушателей — 61,5% считают, что Кремль не будет признавать избранного президента Украины.

Е.КИСЕЛЕВ: Совершенно согласен с мнением большинства слушателей «Эха», думаю, что политика тех самых 2умных и прагматичных» людей в Кремле, которые там проживают, по прозвучавшей сегодня версии, — направлена на то, чтобы всячески дестабилизировать положение в Украине.

А.ГОЛУБЕВ: Господь с вами.

Е.КИСЕЛЕВ: И создавать поводы для нового военного вмешательства. Знаете ли, никто из русских людей на Украине не просил, и не просит их защищать. У меня огромное количество русских людей, которые живут ив Киеве, и в других регионах страны, и на западе, где по бытующей версии, самые страшные бендеровцы под каждым кустом до зубов вооруженные сидят и норовят права этих самых русских людей защитить.

Не звал сюда никто русскую армию. Особенно в Крым, поскольку уж в Крыму-то русским жилось спокойнее всего.

А.ГОЛУБЕВ: И обиднее всего. Поэтому они не хотят жить с украинцами, которые их слышать совершенно не собирались, и совершенно игнорировали их мнение, и бросили там и всячески издевались – в плане унижения и всего прочего. Русскую армию туда звать е надо было, русская армия там уже была и просто сделала свое дело – слава богу.

Е.КИСЕЛЕВ: Что касается предстоящих выборов, то я скажу так – думаю, эти выборы будут проведены очень тщательно и аккуратно, потому что все участники предвыборного процесса сейчас максимально заинтересованы в том, чтобы комар носу не подточил. Если Ольга Богомолец пользуется таким успехом, такой популярностью, — думаю, что народ за нее проголосует.

А.ГОЛУБЕВ: Да она не победит.

Е.КИСЕЛЕВ: Но народу, думаю, все-таки проголосует за Петра Порошенко, поскольку из всех нынешних политиков, которые претендуют на пост президента, мне кажется, он производит на общественное мнение наиболее благоприятное впечатление человека взвешенного, рационального, ответственного за свои слова и поступки.

А.НАРЫШКИН: У нас осталась еще одна рубрика – «Не в фокусе».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я доложу. Это действительно удивительная история – сначала Реджеп Эрдоган, премьер-министр Турции закрыл «Твиттер» — потому что ему не нравилось, что там писалось. Кроме того, как мы знаем, по последним революционным событиям – или назовем их «беспорядками», как их называет сам Эрдоган – то, что происходило в Турции.

Там пару месяцев, 4 месяца назад, 6 месяцев назад – история с парком. Началось все с парка, а закончилось трагично. Это все было из-за «Твиттера» — сказал Эрдоган. Сейчас опять началось нагнетание, он закрыл «Твиттер» — взял и закрыл. Премьер-министра.

А.НАРЫШКИН: Но потом же открыли.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хочу сказать про реакцию. Во-первых, Абдулла Гюль, президент Турции, в своем «Твиттере» написал такую строчку протеста – сказал, что такие вещи делать нельзя. А потом Верховный суд – не про Россию будь сказано, — вот как говорят, не к столу будь сказано, не к Советскому Союзу» — может, действительно уже пора Россию называть Советским Союзом? — я имею в виду ровно потому, что нравы те же.

Верховный суд Турции отменил, дорогой Нарышкин, это решение. Сейчас – дубль два — закрывается «Ю-Тьюб». Формально серьёзная причина: кто-то выложил запись заседания.

А.НАРЫШКИН: Секретного заседания.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, секретного.

А.НАРЫШКИН: Где обсуждали вопрос нападения на Сирию.

А.ГОЛУБЕВ: Но это же ни в какие рамки не лезет — сливать секреты.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Безусловно. Я с тобой согласен, только в рамки не лезет другое — значит, вместо того, чтобы найти и повесить за причинное место того, кто это слил, — что и было объявлено Эрдоганом, он сказал: я найду того и подвешу за одно место. Вместо этого закрывается «Ю-Тьюб». Вот оно – это «оно».

Мы видим, как гениальное произведение – во всяком случае, мне его интереснее всего читать — Солженицына «Бодался теленок с дубом» — вот как бодается и как не понимает, что делать, и пытается всемирную сеть запретить – это как понедельники взять, и запретить, — Реджеп Эрдоган.

Конечно, это бред, потому что видеоролик можно выложить где угодно, его скачают, обойдут – как у нас заходят на «Ежедневный журнал», на «Каспров. Ру».

А.НАРЫШКИН: Вы туда заходите?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, захожу и читаю.

А.НАРЫШКИН: Несмотря на запреты?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что, поставил логин и заходишь.

А.НАРЫШКИН: Больше не буду с вами разговаривать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все это абсолютно бессмысленно. Но в этом какая-то общая волна – люди не понимают, что надо по другому жить, заниматься конкретным делом, а не запрещать. А вот эта тенденция — взять и запретить море. Как можно запретить море, как можно запретить Россию?

А.НАРЫШКИН: Подождите, а смысл?

А.ГОЛУБЕВ: Смысл – наказать. Чтобы неповадно было другим. Наказать.

А.НАРЫШКИН: Нет, Эрдоган продемонстрировал силу — он может закрыть «Твиттер», а потом Верховный суд, который наверняка ему подчиняется, может его разблокировать. И люди понимают, что Эрдоган сильный правитель и с ним нужно быть аккуратнее.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Правда, вся Турция смеется над ним. Знаете, когда мой Саша был маленький, у него срывало панамку, когда он стоял у моря, и он кричал на ветер: а ну, прекрати. Вот это мне напоминает то, что происходит.

Есть два пути – заниматься делом и заниматься пропагандой. Вот Эрдоган – я не буду сейчас про Путина говорить, — одни политики занимаются делом, другие – пропагандой. И тут даже нечего голосовать.

Заканчиваем. Спасибо вам, ребята. Нарышкин, как всегда, был плох, а вот Голубев замечателен.

Г: Спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В следующее воскресенье встречаемся уже в студии «Эхо Москвы».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире