'Вопросы к интервью
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, коллеги. Нет цирковой юмористической заставки, поскольку не до цирка сейчас. Хотя, с другой стороны, мы знаем, что вначале трагедия, затем фарс, здесь наоборот – с фарса началось, теперь непонятно, до чего дойдет. Мы – о киевской ситуации. Мы переверстали передачу, — те, кто слышал новости знают, что потихонечку называется «месилово», что называется, а потом будет, по видимости, «винтилово», и мы напомним вам, с чего все началось.

Ну, началось давно – когда вышел Майдан, когда, как заявили три представителя оппозиции, этот Змей-Горыныч трёхглавый, они сказали, что Янукович «кинул», то есть…

А.НАРЫШКИН: Не было подписано соглашение об ассоциации с ЕС.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И все, что дальше происходило, по сути, можно описать одним словом: власть стала играть в Россию. Более того, скажу честно, что г-н Путин выглядит в этом смысле более общительным.

А.НАРЫШКИН: Либерал, гуманист?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, давай без стеба. Не либерал и не гуманист, но вначале шаги украинской власти были вообще непонятны – стоял Майдан, Янукович делал заявления, говоря, что он аплодирует Майдану, а параллельно провалили в Верховной Раде предложение отставки Кабинета Азарова, Азаров вдруг заговорил, что наблюдается попытка госпереворота.

После этого начались визиты Януковича – вначале он поехал в Китай, где подписал мощное соглашение, потом было несколько визитов в Россию. Потом выступил Путин, сказал, что это к Таможенному союзу не имеет никакого отношения. После этого была пресс-конференция, на которой Путин объяснил про 15 млрд. долларов.

После этого ситуация оказалась тупиковой. Официально сместить правительство невозможно, объявить импичмент Януковичу, вообще сделать любые действия, которые соразмерны конституции, невозможно, потому что у оппозиции меньшинство. Идти с вилами оказалось бессмысленно, — этого никто не хочет, потому что произошли две негативные вещи – с одной стороны, Украина стала, как и Россия, буржуазным государством – там не неимущие стоят, а люди, которые думают о детях, хотят другой жизни, и не хотят подставляться под пули.

С другой стороны, власть, которая приняла решение не обострять, с третей стороны Янукович, который ждет и молчит, ждет, чтобы все рассосалось. И с другой стороны – оппозиция плюс Майдан, которые ничего не могут сделать. И самое интересно, что нет никаких посредников. И вот власть сделала шаг.

А.СОЛОМИН: Определилась.

А.НАРЫШКИН: Вы имеете в виду закон, который приняла Рада?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, Рада приняла законы на этой неделе.

А.СОЛОМИН: Здесь важно, что президент еще должен их подписать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, для того, чтобы он не подписал. Оказывается, чтобы стать членом Таможенного союза, не обязательно входить в Таможенный союз – о, великий Путин, — нужно просто принять в трех чтениях за один день то, что принято.

Напомню эти пункты – их изложила Ольга Фалеева, которая пишет так:

«Еще раз по-русски, если вы не верите своим глазам. Первое – за движение в колоннах больше пяти авто – лишение прав и автомобиля на два года. 2. За деятельность информагентства без регистрации – конфискация техники и продукции, плюс большой штраф. Нарушение порядка мирных собраний – до 10 суток. Участие в мирных собраниях в каске, форменной одежде, с огнем – до 10 суток. Установление палаток, сцены или звука без разрешения милиции – до 15 суток. Неуважение к суду — 15 суток, невыполнение законных требований «сбушников» — штраф свыше 2000 гривен».

Теперь к тяжелой артиллерии: «для подтверждения вручения повестки лицу теперь не нужна его подпись, достаточны любые другие данные» — повестка сунута в дверь при двух свидетелях, — все.

«Блокировка доступа к жилью — полностью новая уголовная норма — 6 лет». То есть, если Нарышкин блокировал вход в мою квартиру, — до 6 лет. «Клевета – статья возвращена в УК — 2 года. Распространение экстремистских материалов — 3 года, групповое нарушение общественного порядка — 2 года!». И внимание: «Массовые беспорядки – до 15 лет», — то есть, любого участника Майдана можно сажать по этой статье, не говоря уже о других.

Я вам прочитал только несколько пунктов, 10-12, а их 27.

А.НАРЫШКИН: Насколько я помню, там есть «иностранные агенты».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это они свои НКО будут делать и СМИ. Таким образом, то, что сейчас делается в Киеве, оно делается на основе…

А.НАРЫШКИН: То есть, Украина морально готова войти в Таможенный союз.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Россию они оставили далеко позади.

А.СОЛОМИН: Скажу слушателям, что у нас сегодня будут корреспондентские вызовы, будет Евгений Киселёв, мы попытаемся вывести представителей разных политических сторон на Украине, — попробуем сегодня проговорить все эти моменты. Андрей Позняков у нас на связи, который находится в центре событий. Андрей, давай последнюю информацию.

А.ПОЗНЯКОВ: Хорошо, — что вижу, то пою. Вижу огромный, горящий как олимпийский факел, автобус – непонятно, почему он загорелся, — он горит довольно активно. Здесь тысячи людей, все это происходит на улице Грушевского, у входа на стадион «Динамо», чуть дальше здание Кабмина и Верховной Рады.

А.НАРЫШКИН: А позади – Майдан, где тоже есть люди.

А.ПОЗНЯКОВ: Да, на полпути к Верховной Раде. Полицейские кордоны здесь стоят уже несколько недель — они состоят из автобусов и грузовиков, полицейских. Горит полицейский автобус в этой полицейской баррикаде. Сейчас он горит. Прозвучали слова, что едут водометы и призыв к автомобилистам Майдана выстроиться в ряд, чтобы водометы не зацепили людей и призыв к милиционерам развернуться. Как известно, милиционеры до сих пор не выполнили просьбу оппозиции.

А.НАРЫШКИН: Ты с самого утра блуждаешь по Киеву, ходишь мимо протестующих, выкладываешь фотографии на сайте, — обстановка была спокойной, что случилось, почему начались столкновения с полицией, кто это начал?

А.ПОЗНЯКОВ: Самое главное событие, которое сегодня произошло — не эти противостояния, а заявление оппозиции о том, что они формируют оперативные органы власти, оперативную вертикаль власти. После этого на майдане начались выступления активистов и люди начали расходиться, а из них сформировалась колонна, которая пошла к Раде требовать формирования вот этого нового состава парламента, который должен избрать новое правительство и отмены принятых и подписанных недавно Януковичем законов, которые предложила Рада.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы слышали об этих законах, мы о них сейчас рассказали – это самодеятельность части граждан, или лидеры оппозиции сказали туда двигаться?

А.ПОЗНЯКОВ: Я бы не сказал, что это самодеятельность, потому что в первых рядах оказался Кличко и в первые 10 минут он пошел за кордон, пытаясь договориться с милицией, чтобы они пропустили толпу. Договориться не удалось, и затем некоторые агрессивно настроенные участники толпы, которые отодвинули Кличко, который пытался призвать не бить стекла, и история приняла тот вид, который мы сейчас видим — вот это противостояние, горящий автобус, шумовые гранаты, слезоточивый газ, пострадавшие, которые становится все больше — здесь много медиков и возможно, сейчас подъедут водометы.

А.НАРЫШКИН: Украинская милиция занимает оборонительную позицию, или вырывается вперед, бьет участников акции, задерживает кого-то?

А.ПОЗНЯКОВ: Милиция занимает исключительно оборонительную позицию, несмотря на все опасения, никаких марш-бросков «Беркута» в последние недели не было. Активизировались действия полицейских буквально час назад — они стали бросать шумовые гранаты с газом в толпу, чтобы ее рассеять. Но это понятно, потому что активисты попытались перевернуть автобус в сторону кордона позиции и еще неизвестно, чем бы это закончилось.

А.СОЛОМИН: Автобус пустой?

А.ПОЗНЯКОВ: Надеюсь, потому что там уже побили все стекла. Один из автобусов пытались использовать как тарант — он неудачно стоял в этом плане, ну, или удачно для оппозиционеров – они пытались его раскачивать и использовать как таран, чтобы пробить кордон полиции.

А.СОЛОМИН: Мы слышим автомобильные сигналы — что там происходит?

А.ПОЗНЯКОВ: Несколько автомобилей откликнулись на призыв, подогнали автомобили к кордонам, но их достаточно мало, вряд ли они смогут кого-то остановить — здесь машин достаточно мало на огромном пространстве площади Грушевского.

А.НАРЫШКИН: Андрей, твой прогноз, — как, по-твоему, будут развиваться события? Подтянутся ли к улице Грушевского больше активистов, или милиции, будет ли разгон?

А.ПОЗНЯКОВ: Больше активистов здесь не будет, потому что люди потихонечку все-таки расходятся – было несколько десятков тысяч, а сейчас здесь счет идет на тысячи, может быть, здесь около 10 тысяч. Уже звучали призывы возвращаться на Майдан, потому что он остался без охраны и без защиты, но пока толпа проигнорировала эти призывы, более того, в толпе скандируют «Остаемся». Думаю, в итоге их либо разгонят, либо ситуация зайдет в тупик и все разбредутся, потому что пробить этот кордон просто нереально.

А.СОЛОМИН: Сейчас там видно кого-то из лидеров оппозиции?

А.ПОЗНЯКОВ: Из тройки лидеров оппозиции я сейчас не вижу никого, и уже больше двух часов никого не видел. Периодически оппозиционные депутаты подходят к машине с громкоговорителями, рассказывают, как действовать. Когда попадает в толпу граната с слезоточивым газом.

А.СОЛОМИН: А призывы идти на майдан от кого исходят?

А.ПОЗНЯКОВ: От одного из оппозиционных депутатов — к сожалению, не знаю, как его зовут. Но его призыв встретили «гоньбой».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо, Андрей. У меня вопрос к радиослушателям – как вы считаете, — вы видите, до чего дошло, — оппозиции нужно свернуть свои действия и отойти — 660-06-64, или наоборот, быть активнее — 660-06-65.

А.НАРЫШКИН: Мне казалось, что картинка выглядела страшнее. Есть какие-то радикалы, которые пытаются устроить то, что было на Банковой полтора месяца назад.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Повторю наш вопрос для голосования слушателей — как вы считаете, оппозиция сегодня, сейчас, должна быть активнее — 660-06064, или оппозиции надо отступить, потому что чревато, потому что нет лидеров, непонятно, кто это делает, а потом скажут, что кто-то что-то взорвал, а кто, непонятно, все партии откажутся.

А.СОЛОМИН: И будут искать провокаторов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, а дело уже будет. А провокаторы есть везде. Пока у вас нет контроля над толпой – а видим, что уже посылают лидеров, — то не надо начинать и науськивать, — тогда 660-06-65. А ваше мнение, коллеги?

А.СОЛОМИН: На мой взгляд, это очень важно – почему я расспрашивал Андрея по поводу оппозиционных лидеров – то, на что я обращал внимание, когда был в Киеве – есть масса людей, которая до определённого момента управляема каким-то лидером, который ведет ее в определенном направлении.

Сейчас, как выяснили, на улице Грушевского, где подожжет автобус. Лидера нет – подходят какие-то народные депутаты, но ядро, лидеры ушли, с лозунгами, приемлемыми для оппозиции – их сейчас на Грушевского нет. А дальше непонятно развитие ситуации, к чему это может привести.

А.НАРЫШКИН: Не соглашусь. Важно, что лидеры есть, и Андрей рассказывает, что на Майдане по-прежнему стоит сцена и люди выступают. Есть отдельные категории протестующих, может быть, радикалов или провокаторов, для которых всегда нужен «экшн».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я сегодня целый день смотрел украинские каналы — журналисты берут интервью у всех. И все люди говорят, что поскольку оппозиции у нас теперь нет, — вот так и говорят, причем, говорит, молодежь, — к сожалению, оппозиция потеряла свое влияние, или даже такие фразы: «оппозиция ничего не значит». Хочу сказать, что действительно оппозиция сдулась. То, что у оппозиции нет реальных рычагов воздействия на нынешнюю украинскую политику – это правда. Они что делают? Они говорят: мы требуем, чтобы Янукович ушел в отставку, убрал Азарова.

А.НАРЫШКИН: Вы хотите сказать, что люди, которые пошли сегодня на полицейских, это те, кто хочет влиять на политику и найти новый инструмент?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я сказал бы, что это в определённой форме какая-то бессмысленность.

А.НАРЫШКИН: От безысходности?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Потому что есть злость, есть понимание того, что – скажу такую фразу — из времен, что «налегая журналистская судьба забросила меня в Париж» — фраза «реакция наступает» — но действительно реакция наступает. Вот они приняли закон, вот Янукович возьмет этот закон и подпишет. И это все начнет действовать. И у них появится своя Болотная, — в смысле, узники Болотной, и так далее.

Давайте послушаем новости и после этого продолжим наши рассуждения.

НОВОСТИ

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжаем наш эфир, целиком сегодня посвящённый Украине. К нам присоединился Евгений Алексеевич Киселев. Женя, тебе слово – ты все знаешь, скажи твое мнение, что происходит.

Е.КИСЕЛЕВ: Мне сейчас очень сложно составить какое-то определенное мнение, я могу только фиксировать факты, которые являются очевидными. Несколько часов назад, два часа назад по киевскому времени, часть демонстрантов, небольшая, направилась с Крещатика, с Майдана на соседнюю улицу Грушевского, где находится здание Совета министров, Кабмина и Верховной Рады. Там сильные милицейские кордоны, внутренние войска, ОМОН, «Беркут», начались стычки, туда же прибежал один из лидеров оппозиции Виталий Кличко — эти кадры сейчас идут по всем каналам, — когда Кличко попытался вклиниться между солдатами внутренних войск и теми экстремистами, которые стали их атаковать, стали разбивать окна у одного из милицейских автобусов.

Но на него внимания не обратили, больше того, его даже окатили с ног до головы струей из порошкового огнетушителя, к его призывам прекратит столкновения особенно никто не прислушался. Все время показывают прямую трансляцию по информационным каналам и видно, что вспыхивают свето-шумовые гранаты, а может быть, это какие-то файеры. Но это провокация.

Судя по всему, мы имеем дело с провокацией, лидеры оппозиции достаточно четко говорили сегодня днем, что провокация готовится, когда события еще не начались. Ну и как в воду глядели – действительно, несколько сот людей, вооруженных палками, дубинками, в шлемах, с закрытыми лицами, начали атаковать кордоны милиции.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Поговорим о другой стороне конфликта – действиях власти. Можно ли назвать провокацией принятие этих самых законов? И то, что украинская власть не идет ни на какие переговоры, по сути, загнав ситуацию в тупик, и мы даже видим, что Левочкин ушел со своего поста, еще некоторые господа из администрации президента — как ты бы охарактеризовал действия власти?

Е.КИСЕЛЕВ: Давайте уточним – Левочкина уволили со своего поста. Заявление об отставке он написал еще в конце ноября, после событий на Майдане, после того, как была первая попытка кровавым образом Майдан разогнать. И честно говоря, для большинства людей, которые понимают в политике, было ясно, что глава администрации тем самым подписал себе отложенный приговор, что рано или поздно он будет уволен, потому что занял открытым образом оппозицию по отношению к действиям президента и силовиков.

А что сейчас — что касается действий верховной Рады — ну конечно, можно как угодно низко оценивать интеллектуальные способности этого правящего большинства, но мозгов у них должно было хватить, — что, разумеется, вот таким образом, нагло, я бы сказал, принятые, путем голосования как на партийном собрании – поднятием рук, — разумеется, вызовет общественное возмущение, которое вполне может вызвать и то, что мы сейчас видим на улицах Киева. И как видим, терпение наиболее радикально настроенных граждан лопнуло.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Демонстранты и лидеры оппозиции говорят о создании параллельных структур власти – лично для меня, когда начинается подобный разговор, он совсем дурно пахнет. И мы видим, что нет самого главного — посредничества, — то ли с помощью Украинской церкви, каких-то зарубежных, — все равно, с помощью кого. Как тебе кажется, дошла ли ситуация до того, что эти посредники должны появиться и переговоры должны начаться?

Е.КИСЕЛЕВ: Для того чтобы появились посредники и пошли переговоры, нужно, как минимум, желание сторон. Стороны, между которыми могут появиться посредники, были бы готовы к переговорам. У меня такое ощущение, что ни одна, ни другая сторона к этим переговорам не готова.

И непонятно, собственно, в чем повестка дня – когда лидеры оппозиции, при всем моем глубоком к ним уважении, — начинают говорить такие вещи, что мы сейчас создадим параллельный парламент, мы сейчас проведем досрочные выборы президента, голосование об отстранении президента от власти – все это попахивает популизмом и прожектерством.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты абсолютно прав. Поэтому я и говею, что у украинской оппозиции есть четкое понимание, при том, что идет невероятная распальцовка – что никто никого победить не может. Конечно, они говорят, что не хотят переговоров, но без переговоров ничего не будет – будут действительно создаваться параллельные органы власти, которые доведут страну черти до чего.

Е.КИСЕЛЕВ: Скорее всего, таки произойдет, к сожалению. Во всяком случае, я не вижу политической улицы ни с одной, ни с другой стороны – чтобы начались какие-то содержательные переговоры о выходе из затянувшегося политического кризиса. Мне кажется, что власть, как это часть бывает с властью, такого качества, искренне верит в то, что сейчас еще чуть-чуть плечиком поднажмем, навалимся, и победим.

Примерно так же, мне кажется, рассуждает и оппозиция: еще чуть-чуть постоим на Майдане, поступаем, помитингуем, и победа будет нашей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Женя, спасибо тебе большое. И сразу набираем нашего следующего собеседника – послушаем другую сторону политическую. Хочу сказать, что для меня это самое неприятное – казалось бы, это здорово – давайте, создавайте. Но дело в том, что они будут создавать не партию, а параллельные органы власти. И начнется перетягивание: паллиативный парламент будет штурмовать парламент, чтобы тех выгнать, — вот это уже тяжелая история.

А.НАРЫШКИН: Мне кажется, это будет что-то наподобие нашего уже умершего Координационного совета оппозиции. Не думаю, что это будет серьёзная и большая структура. Надеюсь, что вы говорите о выгоне депутатов из Рады в переносном смысле?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это будет и физически – когда будут создаваться параллельные органы власти. Самое страшное – это параллельные органы власти. Это значит, что по вертикали это все будет создаваться. Потому что победить верхушку нельзя, но можно сказать: демократический совет Винницкой области выбирает. Придут демократы, противники Януковича, выберут параллельного мэра, и в каждом городке начнется перетягивание канатов: один мэр другому будет говорить: вы нелегитимны.

Послушаем нашего очередного собеседника, послушаем другую сторону — это заместитель председателя парламентской «Партии регионов», советник президента Украины Михаил Чечетов, народный депутат. А, на связи Павловский? Извините, Глеб Олегович, здравствуйте. Вы человек опытный, поэтому – четные предложения за Чечетова, нечетные – за себя.

Ну, скажите, вы слышали мои некоторые рассуждения по этому поводу – справедливы они, несправедливы, как вам кажется, как карта ляжет?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Мне кажется, что вы в принципе правы насчет параллельных структур. Тем более что система, в которой мы живем, она вообще привыкла к параллельным структурам, она вся полна, набита снизу доверху разного рода теневыми параллельными структурами – она их не боится. Поэтому, собственно говоря, это даже не 1993 г., а это будет, более или менее, реально фарс.

Потому что то, что сейчас происходит сейчас, очень опасно. Но опасно, прежде всего, тем, что действительно, с одной стороны. Нервы не выдержали – это уже понятно, полностью…

А.НАРЫШКИН: У кого нервы не выдержали? У партии Януковича, которые приняли законы, или у оппозиции, которая пошла поджигать автобус?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Дело в том, что оппозиция – кто? Есть оппозиция, которая получила шанс, который вообще редко бывает у оппозиции – сотни тысяч людей на улицах, и она их держала на улице, и потеряла авторитет. Сегодня их не слушают, вот в чем дело, их перестали слушать. И вперед вырвались радикалы.

Трудно понять сегодня, какая часть из этих радикалов действительно люди, у которых просто не выдержали нервы, они устали слушать этих замечательных, выдающихся людей, которые думают о президентских выборах только через год. И какая часть там, как говорят сами же митингующие, провокаторы? – потому что там раскололся даже Майдан, — одни обвиняют других в провокации.

Это очень плохая ситуация. Но то, что происходит сейчас реально, в данный момент, это ведь картина Шредера — то есть, стоит мощная, эшелонированная милицейская сила с большим количеством людей с водометами, и их штурмуют несколько человек, которые в принципе, даже если бы они прорвались, непонятно, что бы они там делали – они просто попали бы в мешок.

И их постепенно перемалывают. Но при этом милиция ещё даже не начинала по-настоящему активно действовать, она отстреливается только гранатами и горит один автобус, чем все и любуются. Такие вещи очень плохо кончаются на самом деле.

А.СОЛОМИН: Для вас это очевидная провокация, или очевидное непонятно, что?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Это совершенно не очевидная провокация, для меня очевидно, что просто у людей закончилось терпение. А в этот момент происходят всегда самые опасные вещи. Не знаю, кто среди людей в масках либерал, а кто националист, а кто сотрудник МВД или других почтенных структур, — это же понять уже нельзя.

И опасность в том, что у властей возникла возможность, конечно, теперь развернуться, хотя эту ситуацию они создали сами, конечно, вот теми законами, которые се равно нереально сейчас выполнять – все обсуждают, какие они ужасные и российские, эти законы, которые вот-вот подпишет Янукович.

Но дело в том, что реально сейчас в нынешней Украине эти законы могут работать только как провокация, они фактически не могут выполняться. И конечно, принимать их, оглашать их перед Майданом, это политическая ошибка – я выражаюсь очень мягко.

А.СОЛОМИН: Тем не менее, президент законы подписал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, не подписал.

А.СОЛОМИН: Янукович подписал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, они еще не подписаны.

А.НАРЫШКИН: Он подписал только бюджет. Что вы посоветуете украинской оппозиции, Глеб Олегович?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Мы видим, что оппозиция реально раскололась, причем на несколько отрядов. В этой ситуации это очень плохая ситуация. В ней, с моей точки зрения, виноваты политически более опытные люди, то есть, лидеры оппозиции, которые месяц смотрели на сотни тысяч людей, на этот Майдан и провозглашали абсолютно – даже уже американцы говорят, — бессмысленные требования досрочных президентских выборов. Почему, собственно говоря, Янукович должен уйти по требованию Яценюка? Была сделана масса политических ошибок, в итоге ситуация взорвалась.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: На ваш взгляд, кто сейчас должен сделать шаг назад?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Думаю, что будет очень плохо, если шаг назад… шаг назад «Беркут» делать, наверное. Тоже не может.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Политически?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Политически, конечно, более ответственная сторона – власть, ответственность на ней. И конечно, она должна, как минимум, заморозить, мне кажется, этот пакет законов. Но ведь там есть уже дополнительный факт – Кличко лишен возможности выдвигаться на следующих выборах, этой поправкой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из-за того, что он платит налоги в Германии.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да. А о Тимошенко вообще уже не говорят, а все как бы началось из-за нее, да? Мне кажется, что оппозиция развалилась, в нынешнем виде украинская оппозиция недееспособна, она не может претендовать на власть.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое. Давайте внесем коррекцию – мне тут пишут: «Янукович подписал» — действительно, подписал?

А.СОЛОМИН: По крайней мере, часть законов была подписана.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Именно этих?

А.СОЛОМИН: Тех, против которых протестовал Запад, причем это происходило уже на фоне начавшихся протестов. Хочу сказать — есть сообщение, что водомет на Грушевского пришел, пока нет сообщений, что он используется, но очевидцы сообщают, что водомет там.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас в эфире народный депутат, первый заместитель председателя парламентской фракции «Партия регионов», советник президента Украины Михаил Чечетов. Напоминаю – это сторона власти. Как бы вы оценили происходящее сейчас на Грушевского и происходящее на Майдане с политической точки зрения?

М.ЧЕЧЕТОВ: (ОЧЕНЬ ПЛОХО СЛЫШНО).. на Украине идет реализация американского сценария… хорошо профинансированного, приведение к власти марионеток, которые под прикрытием евроинтеграции должны были прийти к власти, потом привести Украину в НАТО и поставить американские базы на границах России. Вот таков был сценарий.

Народ использовали втемную…(НЕ СЛЫШНО). Евроинтеграция – это идеологическое прикрытие для дураков. Фактически, еще раз, под предлогом евроинтеграции, втемную используя народ, для приведения группы политических проходимцев. Финансируемых из-за рубежа, из Америки, поскольку реализуется американский сценарий…

Что дальше произошло – мы поломали этот сценарий.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вас очень плохо слышно – просто катастрофа. Я даже записываю тезисы того, что вы сказали – чтобы повторить слушателям. У меня к вам один вопрос – скажите, законы, которые очень не понравились майдану, и которые называют гибелью демократии в Украине – вы считаете, что они правильные?

М.ЧЕЧЕТОВ: Эти законы как под кальку, как под копирку переписаны с европейских законов, — мы ничего не выдумывали. Мы взяли нормы законов европейских, американских, и переписали на себя – только перевели, и все.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, наверное, не самое лучшее – переписывать другие законы, но дело даже не в этом. Скажите, на Западе власть тоже не разговаривает с оппозицией?

М.ЧЕЧЕТОВ: Конечно. Возьмите в Гамбурге, накануне Нового года, цитадели европейской демократии, когда гамбургская полиция не смогла утихомирить беснующихся молодчиков, она пригласила… и с помощью водометов, газа навела порядок в рамках закона и конституции. Но к тем, кто приступил закон естественно, правоохранительные органы должны принимать меры.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое – все понятно. Сейчас мы все расшифруем, спасибо, что нашли время с нами поговорить. Это был Михаил Чеченов.

А.НАРЫШКИН: Ну, что профинансировано западом – это мы услышали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, основные тезисы – это американский сценарий, чтобы привести к власти марионеток, все то, что происходило – это прикрытие, главное, это чтобы Украина вошла в ЕС для того, чтобы поставить…

А.НАРЫШКИН: Американские базы на Украине и все это против России.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. И вы слышали, что европейские законы — они их просто перевели на украинский язык. Нам тут пишут: «зачем вы его слушаете?» — за тем же, зачем мы слушаем наших радикалов. Это украинская власть, ребята, извольте ее слушать. Мы сказали результаты голосования?

А.СОЛОМИН: Нет еще.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте объявим, мы спрашивали, нужно ли оппозиции радикализироваться и идти на штурм, и так далее, прямо сейчас. 75,2% наших радиослушателей считают, что нужно. И 24,8% — нет, надо сделать шаг назад.

А.НАРЫШКИН: 95% сетезрителей говорят, что украинской оппозиции нужно радикализироваться и вести себя более активно.

А.СОЛОМИН: Из актуальной информации: к Майдану подъехали кареты Скорой помощи.

А.НАРЫШКИН: И насчет водометов – в Киеве сейчас минус 6 градусов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, водометы пойдут хорошо.

А.СОЛОМИН: Видимо, поэтому люди и пытались их блокировать закрываются кафе в центре города некоторые как раз в связи с событиями.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, подведём некоторые итоги – как вы их понимаете. Вопрос простой – как называется то, что происходит сейчас в Украине, и что и кому надо сделать. Соломин?

А.СОЛОМИН: Ну, я не уверен, если честно, что это провокация. Мне ближе как раз мнение о том, что это прорвавшийся…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как это политически называется?

А.СОЛОМИН: Беспорядки, столкновения. Оппозиция устранилась, подчеркнула, что к этому не имеет никакого отношения. Мне сложно сказать – законы приняты и подписаны, что будет сделано, понятно, — те люди, которые участвуют в этих столкновениях, отправятся на положенные этими законами наказания, а у оппозиции в целом – не знаю, во-первых…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Во-первых, не получится, — одним предложением, что должна сделать власть?

А.СОЛОМИН: Власть… мне кажется, что сейчас нужно всем успокоиться и взвесить, что происходит

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет политического понятия «успокоиться».

А.СОЛОМИН: Есть.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть понятие «переговоры» — ты согласен, что должны быть переговоры?

А.СОЛОМИН: Конечно. И есть политическое понятие «успокоиться». Сейчас происходит активная фаза. Нужно понять, где можно договориться. Потому что Янукович, на мой взгляд, сейчас отвернулся, он пошёл ва-банк, с этими законами, в том числе, его нещадно критикует Запад, и сейчас это будет очень сложно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нарышкин?

А.НАРЫШКИН: Сегодня что происходит? Повторю свой тезис – у радикальной части оппозиции, коей на Майдане меньшинство, — сдали нервы, — вот, пожалуйста, горящий автобус, дубинки и в ответ слезоточивый газ, что нужно делать оппозиции? – консолидироваться, объединиться, выработать план. А что власти делать, — власть, мне кажется, уже все просчитала, она просто наблюдает. Если бы у власти были какие-то терзания насчет того, нужны переговоры, или нет, — она бы эти законы не принимала, или устроила бы какое-то серьёзное обсуждение в думе.

Мне кажется, что как раз спешное принятие всех этих законов, — их же действительно много, — говорит о том, что все уже просчитано, и власть – Янукович, Азаров, правительство и партия власти уже не боятся майдана, — у них все под контролем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я бы сказал, что главная опасность сейчас – не имея возможность победить власть, — хитрый ход под названием «параллельные органы власти». Для меня это самое тревожное. Потому что конфликт политический, политическая драма, говоря языком Проханова, которая началась на Майдане, должна на майдане и закончиться, — люди должны разойтись.

Но если этот синдром протеста, который, не имея возможности решиться в переговорах, будет решаться на местах, — все разойдутся и будут делать параллельные органы власти. Вот тут-то, может быть, это грозит длительными неприятностями, которые могут вообще привести к невероятным вещам, и к расколу страны, к непризнанию одного парламента другим парламентом, — в общем, это огромная проблема.

Но самое главное мы видим, что переговоров нет, и ситуация только ужесточается. Я завтра окажусь, даже сегодня — в Киеве и посмотрю, что там происходит, и буду звонить, и мы с вами поговорим об этом. Посмотрим. Спасибо вам большое. Думаю, наши радиослушатели – даже не из наших разговоров, а из того, что говорили наши собеседники в эфире, можете сделать и свой вывод. Во всяком случае, палитру мнений «Эхо Москвы» вам представило.

А.НАРЫШКИН: А информационный эфир будет продолжен — Алексей Венедиктов и Александр Плющев в следующем часе будут тоже говорить об Украине.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире