'Вопросы к интервью
27 апреля 2009
Z Назад в будущее Все выпуски

Астрономия: как любители и профессионалы дополняют друг друга


Время выхода в эфир: 27 апреля 2009, 22:12

АШОТ НАСИБОВ: 22 часа 11 минут московское время. Работает радио «Эхо Москвы», Ашот Насибов у микрофона. Программа «Назад в будущее». Приветствую уважаемых слушателей. Первый вопрос, присланный по интернету перед началом программы от Германа из Екатеринбурга. «Скажите, когда на планете Земля будет освоено движение со скоростью света?» Герман, будет освоено тогда, когда Вы перестанете писать это слово через два «н». Программа «Назад в будущее». Сегодня гость эфира Андрей Остапенко — председатель оргкомитета «Астрофест», председатель Московского астрономического клуба. Андрей, добрый вечер, приветствую Вас. Тема программы: Астрономия: как любители и профессионалы дополняют друг друга.

АНДРЕЙ ОСТАПЕНКО: Добрый вечер.

А. НАСИБОВ: Добрый вечер. Андрей, как прошел недавний фестиваль «Астрофест», фестиваль астрономов любителей.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, по отзывам его участников все прошло хорошо.

А. НАСИБОВ: Вот Вас тут благодарят, Андрей Литвинов, инженер из Москвы благодарит за этот фестиваль. Что там было? Что из себя представляют астрономы-любители. Чем они вообще занимаются?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, давайте тогда действительно начнем с того, кто это такие и чем они занимаются. Потом поговорим уже о фестивале.

А. НАСИБОВ: Только не со средневековья начинайте, пожалуйста.

А. ОСТАПЕНКО: Нет, хотя это было бы не лишне упомянуть, что когда-то любительская астрономия и астрономия профессиональная были одним целым. И разделились они только тогда, когда появились люди, которые получали деньги за свою работу, за свое, вернее, увлечение, правильнее сказать. И первые настоящие астрономы, их можно было считать и любителями и профессионалами. И по большей части…

А. НАСИБОВ: Коперник он кем был?

А. ОСТАПЕНКО: Коперник был профессионалом. Потому что он получал за вот ту свою работу деньги.

А. НАСИБОВ: А Джордано Бруно?

А. ОСТАПЕНКО: Джордано Бруно можно сказать, что он был любителем. Потому что получал он основную свою зарплату, доходы они получали в другом месте. Но до сих пор не известно ни одного любителя, который бы  окончил свой путь на костре. Такие случаи на Джордано. По-моему, как раз и кончились. Поэтому все-таки это скорее профессиональный удел. Люди чаще гибнут за работу, чем за увлечения.

А. НАСИБОВ: Ну, это как сказать. В разных областях по-разному.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, сейчас у нас сложилась такая ситуация, что есть достаточно немногочисленная группа профессиональных астрономов. В мире их насчитывается всего лишь около 10 000.

А. НАСИБОВ: Это во всем мире?

А. ОСТАПЕНКО: Да. Во всем профессиональных астроном именно столько. И примерно на полтора-два порядка больше любителей астрономии. И любительская астрономия – это все-таки сейчас правильнее о ней говорить, как о хобби. Не как о приложении к большой науке, настоящей науке, взрослой науке, а все-таки как просто об обычном увлечении человеческом. Это особое увлечение. Это надо признать особое увлечение. Хотя в нем сохраняются все черты обычного хобби, но при этом это все-таки особое увлечение.

А. НАСИБОВ: В чем особенность?

А. ОСТАПЕНКО: Прежде всего, предмет самого увлечения. Предмет приложения увлечения. Это просто Вселенная. Потому что между исследователем, ну, как астроном любителем так и астрономом профессионалом ничего не стоит. И вернее, и Вселенная, ничего не стоит. Просто нужно открыть глаза, выйти ночью под звезды, посмотреть. И вот  он предмет исследования перед нами.

А. НАСИБОВ: И это особенность?

А. ОСТАПЕНКО: Это особенность.

А. НАСИБОВ: А если я хочу изучать бабочек? Или, например, ну, я не знаю, минералы. Между мной и бабочкой тоже ничего не стоит.

А. ОСТАПЕНКО: Совершенно верно, Вы правы, но есть некоторая сложность в самом процессе изучения бабочки. Просто бабочку можно разрезать, подложить под окуляр микроскопа, исследовать ее строение, но все это упрется, в конце концов, в какую-то классификацию и  процесс будет конечным. Дальше он перейдет в биологию, в биохимию, в области, в которых уже невозможно ничего достичь, не обладая какими-то серьезными, фундаментальными знаниями. В астрономии… астрономия и соответственно предмет ее изучения космос, он не настолько широк, емок и легко доступен, что бинокль стоимостью в 3000 рублей позволяет человеку, во-первых, просто увидеть то, что невозможно увидеть невооруженным глазом, и это понятно. Но увидеть в десятки раз дальше, чем видит невооруженный глаз, т.е. сразу же увидеть, например, другие галактики.

А. НАСИБОВ: Раскрывает или отдаляет горизонт, если хотите. Можно сказать, что в космосе есть горизонт?

А. ОСТАПЕНКО: Нет. Горизонтов нет…

А. НАСИБОВ: Хорошо. Можно сказать, что отдалят горизонт космоса? Расширяет границы. Тогда расширяет границы.

А. ОСТАПЕНКО: Можно ведь вот этот тот же самый бинокль, который я говорил, этот самый бинокль позволяет начать исследования. Причем исследования первичного характера. Можно взять бинокль, и начать исследовать переменную звезду. И есть некоторый шанс, что ее можно открыть просто.

А. НАСИБОВ: Я и хочу заострить тогда вопрос. Как любители и профессионалы в астрономии дополняют друг друга. Это тема нашей, это ключевой вопрос, который я хочу Вам задать. Совершают ли открытия любители астрономии и дополняют ли  они своими открытиями то, что делают профессионалы в астрономии? Или у Вас есть такое негласное соперничество, и кто-то кого-то там зажимает. И профессионалы стараются не обращать внимания на коллег, копошащихся у их ног.

А. ОСТАПЕНКО: Такого, слава Богу, нет, и на самом деле десятилетиями, столетиями, когда разделились любительская и профессиональная астрономия, они просто дополняли друг друга. Как только появилось это разделение, появились большие, дорогие телескопы, которые стали недоступны не по карману одиночке индивидуалисту, наблюдателю, появилась и другая проблема. Чем больше телескоп, тем меньше его поле зрения. И чем больше телескоп, тем он более специализирован. Человеческий газ с большим полем зрения готов для того, чтобы просматривать практически все небо за ночь. Большой телескоп с крохотным полем зрения, он не может смотреть там и тысячной части того, что может увидеть человеческий глаз, поэтому появилось разделение. Довольно быстро любители астрономии, но это было до последнего времени, когда появились роботы-телескопы, их уделом стал, например, поиск каких-то новых тел. Поиск комет, которые не предсказуемо появляется в солнечной системе…

А. НАСИБОВ: А что профессионалы этим не занимаются, или не обращают просто внимания?

А. ОСТАПЕНКО: Они не занимались. Но дело в том, что с прежним оборудованием профессионалы не могли обозреть столько неба, сколько обозревали любители астрономии. И просто не ставили перед сбой вот этой невыполнимой задачи. Это хорошо в принципе делали любители. Поэтому и никакой конкуренции в принципе и не существовало, и тут полное взаимопонимание было. Когда любитель астрономии открывал комету, профессионалы называли ее его именем и приступали к ее изучению со своими большими инструментами. Любитель астрономии счастливый радовался вот этому попаданию в историю, и приступал к поиску следующей. Если ему везло, он мог открыть. На самом деле это очень тяжелый неблагодарный труд, тысячи любителей астрономии их искали, и только десятки нашли. Та же самая примерно история с исследованием переменных звезд в прежнее время было. Любители обшаривали все небо, отыскивали звезды, которые меняют свой блеск, устанавливали периоды вот этих пульсаций. И прочих научных фактов, после этого за них брались профессионалы. Просто просмотреть все небо им было абсолютно не по силам. Любитель делал эту работу. Он знал, что он не может провести свои эти исследования так, как профессионал. Потому что у него нет такого оборудования, которое позволит туда углубиться, исследовать поляризацию света этих звезд и многое, многое другое. И, в конце концов, он может не добраться до сути этого исследования цели его понять, причину переменности выяснить, где двойная звезда, где одна другую затмевает, или это пульсации какие-то, или еще какие-то факторы, которые на это влияют. Это, как правило, было не по силам. Ситуация изменилась в последнее время, последние 10 лет, когда развитие компьютерных технологий привело к тому, что стало возможным построить телескоп, который сам обшаривает небо довольно успешно, как показал последний опыт последних лет. Сами компьютеры мощные, и  очень мощные компьютеры сами обрабатывают вот этот гигантский объем информации, который оттуда идет. Сами отыскивают какие-то изменения в небе, которые происходят. И любителям астрономии здесь пришлось резко потесниться.

А. НАСИБОВ: Я хочу сразу задать вопрос. Вот появление новых таких технологий, сверхмощных телескопов, компьютерной обработки информации, телескопов-роботов, как Вы сказали, привело ли это к сближению, если это поступало на вооружение именно астрономов-любителей. Привело ли это к росту уровня любительской астрономии, или наоборот, это отдалило любительскую астрономию от профессиональной, потому что профессиональная совершила гигантский скачок вперед, а любительская осталась на прежнем уровне.

А. ОСТАПЕНКО: Нет, ну, конечно же, любители не против перенимать все самое лучшее, но тут вопрос стоимости, как правило, становится ключевым.

А. НАСИБОВ: Тогда какой критерий разделения любительской астрономии, от  профессиональной астрономии? Это вопрос стоимости оборудования? Или вопрос подготовки самого человека, который этим занимается? Где критерии? Вот где бы Вы грань провели?

А. ОСТАПЕНКО: Я бы провел ее даже немного в другом месте. Любитель астрономии тратит свои деньги на это увлечение, а профессиональный астроном получает деньги за это. Хотя они могут заниматься примерно одним и тем же. И профессиональный астроном очень редко бывает, когда он хочет или может выйти за пределы своей научной темы. Ну, понятно, почему. Это неразумно. Он не хочет тратить время на то, что отдаляет его от его цели продвижения по карьерной лестнице, просто развития своего уровня, многое другое. Любитель астрономии, как правило, пользуясь даже примерно тем же самым набором оборудования, ставит другую задачу. И даже надо ведь сказать вот о чем. Что любитель астрономии в большинстве своем в абсолютном большинстве совершенно не ставит себе задачи научного исследования этого вопроса.

А. НАСИБОВ: В душе тешит, что найдет комету, и ее назовут его именем.

А. ОСТАПЕНКО: Конечно. Но  опытный любитель астрономии, прозанимавшийся вдумчиво этим несколько лет, он начинает понимать, что это практически невозможно. Нужно быть чрезвычайно упертым человеком, упорным. Нужно просто быть фанатиком для того, чтобы бросить все, и пойти выполнять вот эту неблагодарную и  очень тяжелую работу.

А. НАСИБОВ: Андрей Остапенко, председатель оргкомитета «Астрофест» и председатель Московского астрономического клуба, руководитель, как я понимаю, Московского объединения астрономов любителей. Как Вы себя сами предпочитаете называть? Астрономом любителем, или любители астрономии?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, это, в общем-то, синонимы. Здесь нет никакой разницы смысловой в этих. Как правило, это говорится ну такая связка профессиональные астрономы и непрофессиональные астрономы или любители.

А. НАСИБОВ: Присылайте смски с вопросами комментариями на номер +7 985 970-45-45. Мы обсуждаем тему, как любители и профессионалы в астрономии дополняют друг друга. Итак, профессионалы-астрономы — это те, кто получает за свою работу деньги, а любители – это те, кто эти деньги собственно и вкладывает в свое увлечение.

А. ОСТАПЕНКО: Заработанные в другом месте.

А. НАСИБОВ: Тем не менее, есть ли какие-то достижения у любителей астрономов, которые поспособствовали развитию профессиональной астрономии. Какие-то солидные вещи последних лет. Можете привести такие результаты.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, безусловно, это те же самые любимые наши пресловутые переменные звезды. Почти все первые переменные звезды были открыты любителями по тем причинам, которые я Вам и назвал. Что профессионалам не под силу осмотреть все небо. Но к сожалению, сейчас ситуация развивается в другом направлении, те же самые робот-телескопы, те же новые технологии оставляют любителям все меньше пространства для открытия, но  я хочу сказать, что большинство из них совершенно не переживает по этому поводу. Ибо для 90% из них научные исследования вообще не стоят, как задача. Они просто точно так же для рыболова-любителя не стоит задача прокормиться, когда он идет на рыбалку. Он покупает новую удочку, новую удочку, следующую удочку все более дорогую. Он покупает себе новые красивые сапоги. И думает не о том, как сапоги помогут ему поймать следующую рыбу, а о том, как он будет выглядеть среди своих товарищей.

А. НАСИБОВ: И телескопы современные – это своего рода сапоги… т.е. Вы меряете телескопами…

А. ОСТАПЕНКО: Удочка, я бы сказал. Это удочка любителя астрономии. Безусловно, это нормальное сообщество нормальных людей, где принято естественно, я не говорю, для всех это важно. Но когда человек становится членом какого-то сообщества, он должен принимать какие-то правила, и занимать какое-то положение. Но, слава Богу, в нашем сообществе нет ярко выраженного духа соперничества. Хотя это не так плохо.

А. НАСИБОВ: Все-таки какое-то соперничество есть. Все-таки как Вы…

А. ОСТАПЕНКО: Это не соперничество. Это даже ну нельзя сказать, что это прямо конкуренция. Но приятно похвастаться перед товарищем новым окуляром, купленным за большие, чем прежде деньги, например. Этот окуляр, он может быть ненамного лучше прежнего. Но для того, кто хвастается, это определенное, психологическое, психическое удовольствие. Поэтому тут нужно это точно и четко держать в голове, что любительская астрономия – это в большей части хобби, чем наука.

А. НАСИБОВ: Не более чем увлечение.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, я не говорю, что это не более чем. Есть довольно значительное количество людей, которые действительно увлечены исследованиями. Но ни не задают тона, к сожалению, а нашем вопросе, в нашем деле.

А. НАСИБОВ: А есть ли переток из любителей астрономов в профессиональные астрономы и наоборот?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, здесь как раз мы коснемся еще одной темы. Почему важна любительская астрономия, и чем дополняют профессионалы и любители. Любитель астрономии, он по своей сути пропагандист. Он популяризатор науки. Он популяризирует любимую науку и собственно научное мировоззрение у себя дома в своей семье.

А. НАСИБОВ: Которая его по ночам не видит.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, это бывает редко на самом деле. Уж у нас-то в России, в Москве, где 50 ясных ночей в году всего лишь по статистике тут вообще говорить невозможно о  том, что человек пропадает. Мы не в Аризоне живем. И тут ведь вопрос вот какой. Что человек, имеющий научное мировоззрение, он во всем научен. Он не может быть любителем астрономии, материалистом таким в душе. И при этом, например, верить в какую-нибудь алхимию, в переселение душ и еще в какую-то чепуху.

А. НАСИБОВ: Сразу вопрос от слушателя, представившегося Никодим Альбертович, зоотехник из Козельска: «Отмечают ли в профессиональных любительских астрономических коллективах Пасху?»

А. ОСТАПЕНКО: Ну, в коллективах профессиональных любительских — здесь уже противоречие. В любительских коллективах нет. В любительских коллективах ничего не отмечают. Это всего лишь коллективы, которые собираются время от времени для того, чтобы пообщаться, или как на фестивале «Астрофест» собраться и поговорить о своих любимых делах.

А. НАСИБОВ: Андрей Остапенко, председатель Московского астрономического клуба, гость программы «Назад в будущее» на радио «Эхо Москвы». Мы вернемся в студию после краткого выпуска новостей. Ваши вопросы и комментарии присылайте смсками на номер +7 985 970-45-45. Мы обсуждаем, как любители и профессионалы в астрономии дополняют друг друга.

НОВОСТИ

А. НАСИБОВ: Работает радио «Эхо Москвы», программа «Назад в будущее». Ашот Насибов у микрофона. Гость в студии Андрей Остапенко, председатель Московского астрономического клуба, председатель оргкомитета фестиваля «Астрофест». Фестиваль в минувшие выходные завершился. В Подмосковье был фестиваль?

А. ОСТАПЕНКО: Да.

А. НАСИБОВ: О чем Вы, участники фестиваля, собрания астрономов-любителей спорите? Что Вы там обсуждаете?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, собственной такой задачи всеобщего обсуждения по большому счету нет.

А. НАСИБОВ: А тогда для чего собираться?

А. ОСТАПЕНКО: А для того, чтобы поговорить о том, что интересует каждого из нас.

А. НАСИБОВ: И что интересует астрономов-любителей?

А. ОСТАПЕНКО: А кого что.

А. НАСИБОВ: Ну, например?

А. ОСТАПЕНКО: Кто-то купил новую удочку в виде нового телескопа. Он приехал показать товарищам. Кто-то приехал разузнать, какую удочку купить. Кто-то приехал просто познакомиться. Кто-то приехал поискать товарищей из своего города, с которыми он не находит контакта или не может их просто отыскать у себя. Кто-то приехал посмотреть на известных людей, кто-то приехал послушать лекции популярные.

А. НАСИБОВ: И много известных людей среди астрономов-любителей? Что значит известный человек среди астрономов? Это тот, кто открыл комету, или известный в другой области в какой-то?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, эта область довольно узка и редко кто из нашего сообщества становится известен в других областях, поэтому здесь приходится, к сожалению, вариться в собственном соку. Но есть люди, которые достигают уже серьезной известности. Ну, это действительно результат большой работы, как правило. Тот же самый Леонид Леонидович Сикорук наш гуру, учитель великий, популяризатор науки, инженер, педагог из Новосибирска. Он уже приезжает не один раз на фестиваль. И мы его в этом году имели удовольствие снова слышать. Это один из тех, кто делает любительскую астрономию в последние годы. Ему сейчас, слава Богу, уже за 70 лет. И самые популярные в свое время в Росси, в Советском Союзе телескоп Мицар и  Алькор были спроектированы им. И  он с огромным трудом внедрил их в производство на оборонном предприятии в своем городе.

А. НАСИБОВ: Но он получается профессионал.

А. ОСТАПЕНКО: Нет, он профессиональный кинорежиссер и автор детских фильмов, руководитель детской студии. Но на своей студии он сделал десятки популярных фильмов по астрономии, особенно для детей, что было огромным вкладом его в популяризацию науки. Ведь детской душе достаточно совсем немного для того, чтобы заинтересоваться и загореться вот этим делом.

А. НАСИБОВ: Сразу посыпались вопросы. Я повторю номер, по которому можно присылать смски с вопросами +7 985 970-45-45. Задавайте вопросы Андрею Остапенко, председателю Московского астрономического клуба. Вот Михаил интересуется: «А как наблюдать звезды, если город засвечен фонарями и другими источниками света?» И другие слушатели тоже интересуются. А что можно сейчас в городе разглядеть в бинокль. Действительно такая световая подушка, если хотите над городом. Вам приходится куда-то выезжать, или Вы из своей городской квартиры свои наблюдения ведете?

А. ОСТАПЕНКО: К сожалению, такая проблема есть. Это одна из главных проблем вообще нашей жизни. Жизни любителей астрономии. И она больше, чем просто проблема отдельного любителя, который не может рассмотреть слабые звезды галактики в свой телескоп. Это проблема, которая препятствует знакомству с космосом целого поколения уже просто. Молодежь, вырастая в больших городах, она просто никогда в жизни не видит настоящего неба. И хорошо, если когда-то им улыбнется счастье, и  они окажутся под ярким Млечным путем августовской ночью со звездопадом. Это может зародить в душе какое-то такое движение, всплеск интереса к этому делу и желание заниматься этим. Но огромное количество молодых людей просто проходит мимо этого, не зная о том, что это небо существует. Т.е. это проблема уже совершено другого плана. Ну, а если вернуться к вопросу, то можно сказать, что город, к сожалению, наихудшее место для того, чтобы заниматься астрономией. И ничего серьезного кроме Луны, планет, Солнца, ну, и нескольких десятков ярких звезд, как правило, из центра Москвы разглядеть нельзя. Но, слава Богу, та же самая Луна – это бесконечный полигон для собственных упражнений. Новый телескоп, и открываются новые горизонты на той же самой Луне. Чуть-чуть изменилась погода, атмосфера успокоилась, проступают новые детали. И внимательный, вдумчивый наблюдатель снова на том же месте, где он вчера ничего не видел, увидит новое. Здесь соревнование и с самим собой, с техникой борьба, с погодой

А. НАСИБОВ: Это борьба в первую очередь с самим собой, если хотите.

А. ОСТАПЕНКО: Как и в любом деле.

А. НАСИБОВ: А есть ли какие-то профессиональные болезни у астрономов-любителей. Хотя сложно говорить про профессиональные болезни у любителей. Ну, хорошо, у астрономов просто, или это сверх терпение.

А. ОСТАПЕНКО: Есть. Я думаю, что примерно те же, как и у любителей многих других вещей в жизни. У любителей астрономии есть, например, такой термин «апертурная лихорадка». Апертура – это диаметр телескопа. Диаметр зеркала. Самый главный его параметр. И многие из тех, кто начинает серьезно заниматься, им кажется, что нужно увеличивать. Они правы, конечно, чем больше телескоп, чем больше его диаметр, тем он больше показывает. И человек замахивается в очередной раз на новый диаметр, покупает или строит его. И потом вдруг сталкивается с такой проблемой, что он уже больше не может с ним справиться.

А. НАСИБОВ: Сразу вспоминаются слова классические Георгия Вицина: скажите, а у Вас диаметр? Правильно ли я понимаю, что сейчас любительская астрономия по своему техническому оснащению это немножко напоминает профессиональную, но, может быть, несколько десятилетий назад. Настолько все это развивается.

А. ОСТАПЕНКО: Нет, не такой разрыв…

А. НАСИБОВ: Какой разрыв, ну, примерно? Вот сейчас как Вы оцените сегодняшнее оснащение астрономов-любителей, на каком уровне по сравнению с профессионалами.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, может, как десятилетний разрыв.

А. НАСИБОВ: Десятилетний?

А. ОСТАПЕНКО: Да. Сейчас любители астрономии начали себе покупать, вернее, оказались способны покупать такую технику, которая была, может быть, 10 лет назад доступна только профессионалам. Прежде всего, по цене. Цена на электронное устройство падает, ну, мы знаем как примерно. И примерно в такой же степени оно становится доступно. Любители астрономии не глупые люди, и  они учатся тому, чего достигли профессионалы. Прежде всего, это способы обработки изображения. Это очень важная область, которая непосвященному человеку очень мало, что скажет. Но можно в двух словах описать примерно так. Что зафиксировать картинку с помощью телескопа и электронного приемника какого-то это еще даже не полдела, это просто 10% или 5% от успеха. После этого начинается долгий и сложный процесс обработки. И опытный человек с хорошим знанием и пониманием того, что он делает, делает чудеса, в конце концов. Неопытный человек с тем же самым материалом остается примерно на том же уровне, как он начал работу. И смотрит на том же самом фестивале «Астрофест», который сейчас был, была выставка фоторабот. Хорошо обработанные, хорошо напечатанные в большом формате фотоснимки, сделанные любителями астрономии, поражают воображение. Человек просто, и, кстати, вот это очень забавное обстоятельство, что профессиональные астрономы, которые приходят посмотреть на фотовыставку. И на конференциях мы здесь выставляем. Они просто не могут поверить, что такое можно сделать. Они говорят: мы на своих телескопах не можем получить ничего подобного. Почему? А у Вас такие чудеса получаются. Потому что любительская аппаратура приспособлена для этого в большей степени. А самое главное любители… аппаратура она не сама приспосабливается, она приспосабливается по потребности.

А. НАСИБОВ: Понятно. Т.е. широта взглядов какая-то еще получается.

А. ОСТАПЕНКО: Любители осознают, что они не могут исследовать далекие квазары, потому что просто недоступно им. Нет ни такой аппаратуры, ни таких телескопов в десятки метров диаметром. Профессиональные астрономы не имеют возможности столько, и времени столько работать над обработкой красивой картинки, и не имеют такого желания на самом деле.

А. НАСИБОВ: Александр из Перми интересуется: НЛО вы отрицаете или просто этим не занимаетесь? Вообще любительская астрономия и поиск внеземных цивилизаций, каких-то иных форм жизни.

А. ОСТАПЕНКО: Это очень частные вопросы, и такая одна из тем, которая идет все время параллельно с любительской астрономией.

А. НАСИБОВ: Наверное, еще про астрологию часто спрашивают.

А. ОСТАПЕНКО: Да. Тут сейчас я тоже скажу кое-что про это. НЛО, что такое НЛО? Это всего лишь неопознанный летающий объект. И большинство нормальных, здраво рассуждающих любителей астрономии, и людей, часто смотрящих в небо что-нибудь такое видели. Ну, вот среди огромного количества моих знакомых любителей астрономии очень мало кто считает, что не  очень понятная звезда, шар или что-то такое, что они не заметили, может, даже сфотографировали на небе, это признаки проявления внеземного разума. Что подразумевается обычно под словом «НЛО».

А. НАСИБОВ: Скажите, любители-астрономы, они люди относительно состоятельные? Или там представители самых разных слоев общества. Я почему спрашиваю. Потому что Мила из Владикавказа прислала смску с вопросом: какова средняя стоимость приличного телескопа. Я даже боюсь представить.

А. ОСТАПЕНКО: Удивлю слушателей, но приличный телескоп сейчас можно совершенно свободно купить за 5-6-7 тысяч рублей. Это будет уже хороший, приличный телескоп, который прослужит годы.

А. НАСИБОВ: Они тоже изнашиваются что ли?

А. ОСТАПЕНКО: Если с ним аккуратно обращаться, естественно, он не изнашивается. Но поскольку за 5-7 тысяч прибор не может не иметь пластмассовых частей, то когда-то он и, конечно же, сломается. Но если человек раскошелится на 15-20 тысяч, то там уже будет все совершено серьезно, металлическое. И этот телескоп прослужит еще внукам этого покупателя. Так что здесь нужно, в общем, оптимистически смотреть на вещи. Очень многие, действительно это очень частый вопрос. Очень многие думают, что просто это недоступное удовольствие. Это не так.

А. НАСИБОВ: Вот Руфат из Тольятти только что прислал такую смску: «Последний астрономический проект телескоп Иэлд, участвуют 13 стран, стоимость 1 миллиард евро. Вы всерьез собираетесь что-нибудь открыть после этого?»

А. ОСТАПЕНКО: Нет, мы не собираемся. Я лично не собираюсь. Вернее, конечно, я был бы рад что-нибудь открыть. Но я не тешу беспочвенных иллюзий. Это вряд ли мне удастся с моими телескопами. Как и  большинству моих товарищей. Но телескопы строятся, телескопы такие же, как Фиэлти, сейчас есть и большие проекты. Но мои хорошие знакомые ухитряются что-то все-таки открывать. Вот совсем недавно Тимур Крячко, мой хороший приятель, один из таких самых удачливых охотников небесных совсем недавно отрыл, например, сверхновую звезду в другой галактике. Ну, в принципе рядовое событие для профессиональной астрономии, их открывается там порядка сотни, может быть, в  год сейчас. Но любители астрономии в нашей стране никогда не открывали их. И человек со скромным телескопом, диаметр которого диаметр всего лишь 8 см сумел открыть, потому что он был хорошо подготовлен, он был готов к тому, что это может быть. Другой бы просмотрел просто это. Это разве не открытие? Это открытие. Он открыл несколько переменных звезд. Когда, казалось бы, все небо уже обшарено роботами, спутниками, на самом деле все это открывается. И каждый год любители астрономии открывают несколько комет визуально, просто осматривая небо. Потому что роботы при всей своей чудовищной производительности, они не могут осмотреть небо, потому что их выключают иногда на профилактику, иногда им не разрешается просматривать небо вблизи солнца и т.д. Оттуда выныривает комета, и любитель астрономии наготове ее может поймать.

А. НАСИБОВ: Скажите, вот во второй половине 80-х годов в самом начале 90-х годов, например, в Японии была мода строить у себя в селах, в маленьких городках обсерватории. Там правительство раздавало всем деньги, всем муниципалитетам, всем поселкам. Тратьте на что хотите, была такая практика. И многие строили себе обсерватории. Потом выяснилось, что эти обсерватории надо содержать, а деньги кончились. Вот тот всплеск интереса, он дает сейчас о себе знать? Вы с коллегами из других стран поддерживаете контакты? Насколько там интересуются любительской астрономией?

А. ОСТАПЕНКО: Ну, естественно мы интересуемся, что делается у них, но мы больше интересуемся практическим вещами, просто переписка ради переписки, она не  очень интересна. Конечно, мы знаем, что там делается. В той же Японии тиражи двух их основных журналов для любителей астрономии превышает 200 000 экземпляров, ежемесячные тиражи. Т.е. кто-то же покупает эту продукцию, кто-то их читает. В США два основных журнала тоже издаются примерно такими же тиражами, да, больше, около 300 000. Т.е., значит, есть интерес к этому. У нас никогда такого не было, и я даже не могу себе представить, когда это будет. Но в целом нет никакой особой корреляции. Дело в том, что… корреляции между уровнем образования и уровнем или количеством любителей астрономии. И может быть, это даже не столь важно. Проблема в том, что нужно, чтобы в стране или в городе, в селе была подготовлена база. Когда в отдельном человеке, жителе этого села, или в 10 жителях малого городка вспыхнет интерес к астрономии, чтобы его было где поддержать. Проблема-то в том, что почти нигде в нашей стране нет ничего, не планетариев, ни обсерватории, ни даже не одного телескопа, бывает, на город нет. Или, по крайней мере, в школах этих телескопов нет. А уж про то, что астрономия вычеркнута сейчас из обязательных предметов средней школы, тут это о многом говорит.

А. НАСИБОВ: Давайте послушаем наших слушателей по ту сторону микрофона. Телефон прямого эфира 363-36-59. Надевайте наушники. Код Москвы 495. Задавайте вопросы Андрею Остапенко, председателю Московского астрономического клуба. 363-36-59. А пока дозваниваетесь, Плиткин Евгений из Рязани интересуется, почему так мало астрономических фильмов? Если делают, то про старые заслуги. А в основном все фильмы про события во Вселенной делают британцы и американцы. Что интереса нету?

А. ОСТАПЕНКО: Проблема в том, что, во-первых, у британцев и американцев просто огромные заслуги и достижения в науке, это раз. Они, к сожалению, во многом, особенно в том, что касается практической части астрономии, они нас опережают, безусловно. В, во-вторых, у них развита индустрия этого дела. Просто прекрасно подготовленные студии. С ВВС у нас нет ничего, что могло бы конкурировать хоть как-то с ВВС. Налаженный конвейер.

А. НАСИБОВ: 363-36-59. Принимаем первый телефонный звоночек. Ало. Добрый вечер. Как Вас зовут, откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Георгий из Москвы. Вы знаете, я в детстве увлекался астрономией, я удивился, что сейчас отменили курс астрономии. Это такая великая вещь, когда…

А. НАСИБОВ: Курсы, Вы имеете в виду какие курсы?

ГЕОРГИЙ: Курс астрономии общего образования. Это мировоззрение совершенно меняется. И у нас в школе был телескоп, и мне преподаватель физики разрешил его взять домой. Я изучал небо ночное в сторазовом в менисковый телескоп, и прекрасная была техника, которая Ломо выпускала в Ленинграде. Сейчас что делается? Вот мой вопрос, Что делается по ну такому бытовому выпуску в Росси. Потому что я знаю, есть и китайцы выпускают. И еще один вопрос. Астрономический ежегодник, где его можно приобрести? Он же был раньше, лежал в магазинах.

А. НАСИБОВ: А Вы по интернету не пробовали найти?

ГЕОРГИЙ: Нет, Вы знаете, я уже пожилой, я давно этим занимался.

А. НАСИБОВ: Понятно, спасибо. Сейчас узнаем ответ.

А. ОСТАПЕНКО: Ну, давайте начнем с последнего вопроса.

А. НАСИБОВ: Только не  очень длинно.

А. ОСТАПЕНКО: С последнего вопроса. Георгий нигде не найдет этого ежегодника. Ну, он имел в виду календарь астрономический. Потому что его просто перестали выпускать в России. Несколько организаций, которые это делали, астрономические институты, они просто от этого оказались по понятным причинам. Никто не подхватил, у него нет такого количества покупателей. Если отменили астрономию в школе, то о чем говорить. Кому нужен календарь астрономический, это же смешно. На самом деле, к счастью, все обстоит не настолько безнадежно, сейчас идут разговоры о том, что астрономию восстановят в школах. Но это все происходит у нас в стране, как всегда происходило.

А. НАСИБОВ: Медленно и печально.

А. ОСТАПЕНКО: Астрономию восстановят, но где взять снова всех этих учителей, которые перестали преподавать.

А. НАСИБОВ: Ну, учителя физики будут преподавать.

А. ОСТАПЕНКО: А  они не готовы. Нужны курсы переподготовки.

А. НАСИБОВ: Не буду с Вами спорить. Вот насчет астрономии в школе спорить не буду. Первый вопрос касался любительской техники, самой примитивной. Выпускают у нас в стране?

А. ОСТАПЕНКО: У нас к счастью, вот этот наш любимый Новосибирский приборостроительный завод, предприятие ВПК сейчас загруженное огромным оборонным заказом, к счастью, не прекращает выпуск телескопов. И это очень большое достижение. На фоне того, что китайцы заваливают весь мир своими изделиями, надо честно сказать, что не все из этого плохое. Очень много производится и хорошего, качественного товара в том числе, и телескопов. При этом наши, что радует, не отстают. Единственное, что по цене они не могут конкурировать с Китаем. Но оптика была, и будет оставаться нашим коньком.

А. НАСИБОВ: 363-36-59 телефон прямого эфира, слушаем звонок. Ало. Добрый вечер. Вас зовут? Откуда Звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей, Ленинградская область, Шлиссельбург. Вот в дни открытых дверей бывал в Пулково, видел этот Пулковской меридиан колышек радиотелескоп. Это что-то вроде щитов заборных. Свыше 100 метров. И сам телескоп – это как ствол орудия какого-то сверхкрупных калибров.

А. ОСТАПЕНКО: Т.е. Вам понравилось.

СЕРГЕЙ: Да, ведь мог бы так дожить жизнь, ничего не увидеть. А прошлым летом пытался сфотографировать солнечное затмение. Оно у нас тут где-то было где-то на одну треть. Но опыт я считаю, не удался. Вот какие параметры, диафрагма, светофильтры, скажите, пожалуйста.

А. НАСИБОВ: Ой, Сергей…

А. ОСТАПЕНКО: Это технический вопрос, мы можем о нем говорить полчаса, и все время будет, что обсудить, Но я Вам скажу, что в общем, на самом деле нужно было начать подготовку задолго до затмения, хотя бы за несколько дней попробовать поснимать солнце с разными режимами. И вы довольно быстро нащупали бы этот нужный режим.

А. НАСИБОВ: 363-36-59. Слушаем Вас. Здравствуйте. Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Анатолий Москва.

АНАТОЛИЙ: В самом начале Вашей беседы тронуло меня вот мысль о том, что небо завораживать должно, либо должно будить чувства какие-то мысли великолепные о земле, о бытие, и т.д. Ну, это зависит от каждого человека. Каждый человек по-своему будет оценивать небо, но самое великолепие то, что я увидел, когда несколько раз приезжал в горы кататься на лыжах, вот там поднимаешься уже когда на высоту боле 3 000 метров, там уже просто прелесть. Несказанная красота неба. Поразительные чувства.

А. НАСИБОВ: Анатолий, какой-нибудь вопрос задавать будете? Я понимаю, все эмоции Вас переполняющие, как я Вас понимаю. Но у нас время ограничено.

АНАТОЛИЙ: Какой вопрос. Ну, масса вопросов.

А. НАСИБОВ: Скажите тогда: хорошо-то как.

АНАТОЛИЙ: Я Вам благодарен за эту передачу очень и  очень жаль, что в школах отменили астрономию.

А. НАСИБОВ: Спасибо.

А. ОСТАПЕНКО: Возможно мы скоро будем радоваться, потому что ее восстановят, есть такая надежда.

А. НАСИБОВ: Вы полагаете, что это произойдет. Перспективы любительской астрономии в ближайшие ну 5-10 лет, ваша точка зрения?

А. ОСТАПЕНКО: Я не думаю, что что-то сильно изменится. Люди, как занимались, так и будут заниматься астрономией для собственного удовольствия. Это ничто не может изменить. Люди будут покупать телескопы для того чтобы сидя у себя на грядке смотреть на Луну, на планеты, и радоваться этому. И так и будет продолжаться.

А. НАСИБОВ: Количество любителей, Ваших коллег в стране увеличивается, оно на одном уровне?

А. ОСТАПЕНКО: Да, к счастью, увеличивается. Ну, можно вот тут статистика такая немного странная. Во-первых, журнал «Земля и Вселенная» такой основной журнал советского времени любителя астрономии. Его тираж доходил до 55 тысяч экземпляров. Не все, конечно, подписчики были любителями, но, по крайней мере, это были люди, интересующиеся космосом и наукой о космосе. В тяжелые годы, сами знаете какие, журнал потерял из 55,5 пятьдесят пять тысяч. И остался на уровне 500 подписчиков и покупателей. Это говорит о многом. Но теперь я оцениваю число активно занимающихся астрономией порядка 10 000 в стране.

А. НАСИБОВ: Андрей Остапенко, председатель Московского астрономического клуба, председатель оргкомитета «Астрофеста». Большое спасибо за участие в нашей программе, приходите и рекомендуйте гостей для участия.

А. ОСТАПЕНКО: Благодарю за то, что пригласили и  приветствую всех тех слушателей, которые не забывают иногда посмотреть в небо.

А. НАСИБОВ: Программа «Назад в будущее» выход в эфир, благодаря сотрудничеству с общественным советом госкорпорации Росатом. Свои предложения и комментарии оставляйте в блоге Татьяны Фельгенгауэр на сайте «Эхо Москвы». Я, Ашот Насибов, говорю до свидания.



Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

kosmopes 28 апреля 2009 | 10:59

спасибо, было интересно вспомнить школьное увлечение. приятно знать, что есть взрослые любители и просто увлечённые люди. жаль, астрономию в россии не жалуют, а она, как и любая наука, развивает научное мировоззрение людей


28 апреля 2009 | 11:42

Нибиру

Господа хорошие!

Вот все замечательно - и по части астрономии и профессиональной, и любительской. И уважаемые Татьяна и Ашот - журналисты толковые, интересные. Но! о Нибиру - она же Мардук, Планета Икс, 10ая или 12ая Планета - ни слова. Ни слова и о непосредственно связанным с проходом Нибиру СП: Смещении Полюсов. А ведь астрономам-любителям, к которым относится и ваш гость, о Нибиру известно - они ее наблюдают, в разных частях света. Как и астрономы-профессионалы, для них тема Нибиру - табу. Беда в том, что Нибиру и СП - сверх- топ-секрет - в плане предания огласке информации на сей счет. Нибиру - это самая большая головная боль - и в НАСе, и у нас, и в Евр. косм. агенстве, и у прочих. Отслеживание Нибиру является и сверхсекретным заданием команды МКС.

Вы ведь понимаете, что Нибиру - это не чушь собачья, не лже-гипотеза. То, что "стыдливо" именуется глобальным изменением климата, якобы вызванным все нарастающей гипертрофированной деятельностью человека (которая имеет место быть, конечно), на самом деле и в первую очередь обязано именно влиянию Нибиру, ктр. вошла в пределы Солнечной системы еще в 2003 г. Прохождение Нибиру недалеко от Земли и приводит к СП: последнее происходит регулярно каждые 3650 земных лет.

Но вы, друзья, отмалчиваетесь. Ждете указаний сверху. Времени же остается все меньше - год/полтора.


владимир


28 апреля 2009 | 16:10

Критика и предложение
УВАЖАЕМЫЕ СОЗДАТЕЛИ И ВЕДУЩИЕ "Назад в будущее".
Получилась пустая и никчемная передача 27 апреля.
В анонсе к этому циклу передач указано,что "Назад
в будущее" это передачи о научных открытиях,здесь
про открытия не было ничего. В этих передачах це-
лесообразно нести слушателям интересную научную
информацию,расширять познавательный уровень чело-
века. Не могли бы Вы пригласить специалистов и
обсудить с современных научных позиций одну из
интереснейших загадок Вселенной:лишь только 5%
всей Вселенной составляют видимые нами галактики,
70% это неведомая нам темная энергия,а 25% зага-
дочная нам темная масса. Ученые это доказали,но
не объяснили,что это такое.Может получится чрезвы
чайно интересная передача!Ждем!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире