'Вопросы к интервью
14 августа 2008
Z Назад в будущее Все выпуски

Великий поход на Север: как изменение климата влияет на миграцию животных


Время выхода в эфир: 14 августа 2008, 00:08

А.НАСИБОВ: Работает радиостанция «Эхо Москвы». Ноль часов семь минут Московское время, наступил четверг, 14-е августа 2008 года. Программа «Назад в будущее». Ашот Насибов у микрофона. Приветствую уважаемых слушателей. Великий поход на север. Как изменение климата влияет на миграцию животных? – тема нашей программы. Мы будем беседовать на эту тему с Алексеем Кокориным, руководителем климатической программы Всемирного фонда дикой природы. Алексей Олегович, я вас приветствую.

А.КОКОРИН: Добрый вечер.

А.НАСИБОВ: Есть один вопрос у нас, присланный слушательницей Еленой, преподавателем из Санкт-Петербурга по интернету, «Каково ваше отношение к планам активного освоения Арктики? – спрашивает Елена. – Не возникнет ли опасение, что эти планы представляют прямую и непосредственную угрозу для этого уникального региона?» Я прошу вас сейчас прямо не отвечать на этот вопрос, но учесть его при общем ответе, когда мы будем говорить в частности о положении в Арктике. Вот, кстати, с этого положения и начнем. Я знаю, что вы большой любитель белых медведей.

А.КОКОРИН: Ну, как бы.

АС: Что? Что смеетесь? Не большой, хорошо (смеется). Я вот вернулся три недели назад с Чукотки, Три недели я вернулся с Чукотки, был там всего где-то неделю, и все местные жители взахлеб рассказывали, что в городке Билибино, где я был, в прошлом году наблюдали белую медведицу с двумя медвежатами, она подходила вплотную к городу. Город Билибино – в 300-х километрах от океана. Уникальный случай. Почему белые медведи начали заходить так далеко? Это единичный случай?

А.КОКОРИН: Нет, это совершенно не единичный случай. Это продолжается уже последние года четыре, причем ситуация все усиливается и усугубляется, и прослеживается совершенно наглядная связь с изменением климата. То, что Арктика тает – это хорошо известно, льда становится гораздо меньше. Скажем, в 2007-м году был побит рекорд минимум летнего льда, минимум – это в сентябре. Что это означает для медведя? Что если раньше медведь мог в основном находиться на границе льдов, охотиться на тюленей, то теперь весной (весна в Арктике – это летом) граница льдов настолько быстро уходит на север, к Северному полюсу, что медведи остаются отрезанными сотнями километров чистой воды, фактически они остаются на берегу. Они вынуждены искать себе какое-то пропитание, в принципе, пропитание у них есть – это прежде всего моржи, моржей довольно много. Но как говорится, сообразительное животное прежде всего идет к людям и на помойки. Поэтому уже третий год как работает первая бригада, которая называется «Медвежий патруль», она создана в поселке Ванкарем на Чукотке, WWF вместе с местной администрацией.

А.НАСИБОВ: WWF – это…

А.КОКОРИН: WWF – это Всемирный фонд дикой природы.

А.НАСИБОВ: Который вы представляете, да?

А.КОКОРИН: Вот мы создали такую бригаду.

А.НАСИБОВ: Медвежий патруль?

А.КОКОРИН: Медвежий патруль она называется.

А.НАСИБОВ: Отпугиваете медведей?

А.КОКОРИН: Фактически да. Потому что, ну, браконьерская деятельность там была всегда, но тут это совершенно иное. Медведи появились в окрестностях поселка, причем можно напомнить, что в берлоги зимой залегают только самки, самцы не залегают. Белого медведя. Поэтому и в декабре, и в полярную ночь вы можете встретиться с этим животным, которое на человека нападает сразу. Даже если и не голодное. То есть человека не воспринимает как опасность, а воспринимает как такой, странный тюлень, в общем, как еду. К сожалению, там был один летальный случай, то есть на девушку медведь напал и девушка погибла. И задачей этой бригады была не дать медведям в поселок войти. Ну просто резиновых пуль было мало, и поэтому главное, что было сделано – это туши многолетних моржей были просто перемещены от поселка на 10 километров.

А.НАСИБОВ: Которые там валялись что-ли?

А.КОКОРИН: Которые там валялись, они валялись там десятилетиями. Этого оказалось достаточно. То есть все в конечном счете сводится к крайне простым вот таким мерам. Вот, мы купили дизельное топливо, организовали это, туши были перемещены. На место вновь образовавшегося моржового лежбища, в результате медведи в основном там, в поселок они почти не заходят. Но медведь идет во все стороны.

А.НАСИБОВ: То есть?

А.КОКОРИН: То есть он в основном, поскольку Берингов пролив, туда особо идти некуда, то есть он в основном продвигается на Запад – это и в Билибино, и уже дошел, скажем так, до устья Колымы. Наш пост, тоже один из постов «медвежьего патруля», в этом году организованного, это устье Колымы, где медведей белых никогда люди не видели, не знают вообще, что это такое, ну и опасность довольно большая, потому что начнут просто стрелять, то есть медведей надо как-то отпугнуть. Ну а что делать как бы дальше? Вот сейчас хорошо, мы создали эти спецотряды, как-то обучили и рассказали местным жителям, что это не уникальная случайность, а это реальная новая опасность. То есть конечно, природа крайне адаптивна, особенно в такой живой среде.

А.НАСИБОВ: А может все проще? Все дело в этих помойках около поселков? Проще ликвидировать помойки, медведи приходить не будут?

А.КОКОРИН: Ну, это первое что было сделано, вы совершенно правы. Но все равно перестроиться на моржа так быстро довольно сложно медведю. То есть если бы у него был десятки, а за единицы лет это довольно сложно. Потом, они же пытаются освоить новую территорию.

А.НАСИБОВ: Что со льдами, на которых медведи традиционно отдыхали, с льдинами? Вот вы сказали, уменьшается ледяной покров. А как это влияет на белых медведей, уменьшение ледового покрова?

А.КОКОРИН: Они не могут охотиться на тюленей и на рыбу просто с чистой воды: им нужен лед, им нужна какая-то поверхность, с которой охотиться. Тюлени следуют вслед за кромкой льда. Тюлени тоже в чистой воде не находятся.

А.НАСИБОВ: Значит ли это, что нерпа, она тоже куда-то мигрирует из мест?

А.КОКОРИН: Ну вот в конечном счете, как говорят ученые, и в общем это было, такое близкое к очевидному, нужно создавать, организовывать некое убежище для белого медведя. И прогнозы изменения льдов говорят о том, что это будет Таймыр и Северная Земля. То есть сейчас у нас, скажем, заповедник – остров Врангеля, главный родильный дом для белого медведя. Конечно, заповедник этот поддерживать надо, но одновременно и думать, не нужно ли в большом арктическом заповеднике или в Таймыре заранее, так сказать, готовиться к приему белых медведей, поскольку лет через 30 они останутся только там.

А.НАСИБОВ: Вот у меня есть какая информация. В целом за последние 50 лет температура января на Таймыре выросла на 1,5-2 градуса, а температура июля даже снизилась на 1 градус. Для Таймыра прогноз потепления на 21-й век в диапазоне от 2-х до 7-ми градусов, там может повыситься температура.

А.КОКОРИН: Ну, тут ведь надо понимать, что льды тают не потому, что воздух стал теплее, а из-за того, что в частности больше заноса тепла из Атлантики, Северо-Атлантическим течением, это результаты работ арктического института в Санкт-Петербурге, поэтому судить просто по температуре – это будет не совсем верно. Тут скорее обратный эффект: как только льды растаяли из-за более теплой воды, поверхность стала темной, нагрелась, и воздух нагрелся тоже. Поэтому нам надо как бы копать глубже, и прогноз температуры – это не единственный источник, то есть нужно глубже вникать в проблему, чтобы понять как помочь медведю и человеку, и моржу одновременно.

А.НАСИБОВ: Проводит радиостанция «Эхо Москвы» программу «Назад в будущее». Мы обсуждаем, как влияет изменение климата на миграцию животных. +7 985 970-45-45, по этому номеру можете присылать SMS с комментариями, вопросами. Может быть, у вас есть также какие-то личные впечатления о встрече с неожиданными животными, появившимися рядом с вашим домом именно в результате изменения климата. Давайте послушаем, что думают на тему изменения климата и поведения животных в связи с этим, наш редактор Татьяна Фельгенгауэр.

ТФ: Ну вот военное присутствие – оно для чего? Для того чтобы рыбаков прикрывать, или для того, чтобы показывать, что мы везде или как?

А.НАСИБОВ: Или уголь сопровождать в Шпицберге?

А.КОКОРИН: Нет, там вопрос действительно, норвежские рыбинспектора там свидетельствуют, не дают заниматься.

А.НАСИБОВ: Наверное, это некая другая, другой комментарий. По-моему, это какой-то другой Фельгенгауэр, там чей-то голос раздавался. По крайней мере сейчас попробуем разобраться в технике.

А.КОКОРИН: Ну, про рыбинспекторов – это очень правильно было указано.

А.НАСИБОВ: Когда в свое время в Большом театре погас свет, Никита Сергеевич Хрущев сказал «Техника подвела». Будем надеяться, что у нас то же самое. Мы продолжаем тему влияния изменения климата на миграцию животных. Про белых медведей мне более-менее все ясно. Теперь давайте вернемся все-таки к нашим родным животным средней полосы. Мы с вами живем все-таки где-то в Москве. Что у нас происходит в окрестностях? Что у нас происходит на Черноземье в средней полосе России?

А.КОКОРИН: Ну, в целом традиционном животным в средней полосе России становится лучше: более теплая весна, более теплая зима. Ведь у нас изменение климата и прогноз таков, что теплеть будет зима и весна. А лето как было кислым и сырым, так таким и останется. Тут увы.

А.НАСИБОВ: Мы по этому лету как-то и ощутили, что оно очень кислое.

А.КОКОРИН: Так и дальше будет так. То есть и ожидается в январе зима без снега и весну с февраля. А июль, август, он так и будет. То волна жары, то волна холода. Ну как точно? Ну, модельный прогноз – конечно, это прогноз, но влияние как бы антропогенного усиления парникового эффекта, извините за такое наукообразие уж, на циркуляцию атмосферы на вот эти все процессы, в средней полосе именно таково. Но возвращаясь к животным, вот, скажем кабану очень даже приятно: кабан идет на север, и по свидетельству наших сторонников из WWF, они присылают нам такие небольшие заметочки, где они видели, каких зверей, уже дошел до Мезения, это гораздо севернее Архангельска. Скажем, в начале 80-х годов только на юге Архангельской области был кабан. Барсука в Архангельской области не было никогда, сейчас – есть, ну, правда только в южной части. Лося много. Тут легко понять почему. Даже дело не столько в температуре, а в более буйном росте мелколиственных растений.

А.НАСИБОВ: Вот это мокрое лето, которое мы наблюдали сегодня, оно очень хорошо действует на растительность, поскольку бурно растет.

А.КОКОРИН: Хорошо действует, да. Лося становится больше, волка тоже больше. Да и зайца тоже. То есть как бы всем чудесно.

А.НАСИБОВ: Это им чудесно, а что всем остальным? Если волка больше, стало быть, мелких каких-то копытных? Что с ними?

А.КОКОРИН: В целом тут пока негативных трендов не видно.

А.НАСИБОВ: Но все это движется на север?

А.КОКОРИН: Это все движется на север.

А.НАСИБОВ: С какой скоростью?

А.КОКОРИН: С какой скоростью? Ну, если судить по кабану, то километров 400 пройдено за 20 лет. Это довольно много. Но не всё всегда идет на север. Вот посмотрите, медведь у нас идет наоборот на юг, Билибино же у нас к югу от побережья. На юг и на запад. А вот такой вот менее симпатичный зверек как клещ, или энцефалитный клещ, или иксодовые клещи, уж как их можно называть, то есть переносчики клещевого энцефалиты и берлиоза, болезни лайма, им просто стало лучше в северной части Европейской части. А раз популяция стала лучше. она пошла во все стороны.

А.НАСИБОВ: Где она до этого была эта популяция, где клещ свирепствовал?

А.КОКОРИН: Клещ свирепствовал вовсю в Пермской области.

А.НАСИБОВ: То есть на севере?

А.КОКОРИН: В Пермской, в Костромской, в Архангельской, потом он переместился в Ярославскую, а сейчас дошел и до Московской области.

А.НАСИБОВ: Есть у вас какая-то статистика?

А.КОКОРИН: Да. Ну, так сказать, это не совсем статистика Всемирного фонда дикой природы, это статистика центра демографии, то есть медицинская статистика, и вот тут получается, что в прошлом 2007-м году в медицинские учреждения обратились 300 тысяч человек, укушенных клещом. Из них заболело, правда, всего несколько меньше, чем три тысячи, но это в два раза больше, чем в 2006-м году.

А.НАСИБОВ: Но извините. это один процент.

А.КОКОРИН: Один процент. Но зато болезнь какая! 35 человек погибло, умерло. Но очень многие ведь… энцефалит очень тяжелая болезнь, она оставляет, ну это типа менингита, оставляет достаточно необратимые последствия в большинстве случаев. Действительно, болезнь тяжелая. То есть как бы мы видим такую незримую угрозу: где-то его мало видно клеща, и заболевших не так много, но зато каждому заболевшему насколько плохо. Поэтому как мера, что же надо делать, мне кажется научить людей, что клещ здесь всерьез и надолго.

А.НАСИБОВ: То есть с севера в центральные области России пришел клещ?

А.КОКОРИН: Да.

А.НАСИБОВ: Еще кто-нибудь пришел, нечто подобное?

А.КОКОРИН: Да, малярийный комар, конечно.

А.НАСИБОВ: Ну он не с севера пришел.

А.КОКОРИН: Он пришел с юга, да, он пришел не с севера.

А.НАСИБОВ: Так. Ну-ка поподробней теперь о малярийном комаре.

А.КОКОРИН: Он пришел с юга, причем, он в отличии от клеща, все-таки он южный житель. И тут получается, что наша более теплая весна и зима уже позволяют ему жить, скажем, в Подмосковье.

А.НАСИБОВ: Малярийному комару?

А.КОКОРИН: Комару, да. Но его малярия все же ослаблена. Это так называемая трехдневная малярия, местная трехдневная малярия. Не так много людей ей заболело, это меньше 400 человек, пока. Но ведь раньше-то этого не было вообще.

А.НАСИБОВ: Но это значит, что у нас нету иммунитета против малярии? Это значит, что все это может развиваться по восходящей?

А.КОКОРИН: Ну, не то что иммунитета. Против малярии иммунитета особенно у человека не образуется, есть же специальные препараты, как, кстати энцефалита: нужно делать прививки, нужно принимать аппараты, то есть это медленно, но верно развивается. Про малярию довольно много говорили, но почему-то, мне кажется, у людей ассоциируется, что приехал турист или журналист из Африки или кто-то из Средней Азии, и привез малярию. Да, те попадают на Соколиную гору сразу, в больницу, их лечат, это серьезно, это боевая малярия, но это разные вещи. А есть еще вот эта трехдневная. Когда человек с ней приходит к врачу, ему знаете какой ставят диагноз? Грипп. Потому что врач не может понять, что это такое.

А.НАСИБОВ: То есть у врачей просто еще нет навыков распознавания малярии, наверное? В массовом порядке.

А.КОКОРИН: Ну, насколько я знаю со слов медиков, я сам не медик, я северный фонд дикой природы, что это именно так. Но конечно, клещ по степени опасности опережает, если мы говорим о Москве. А вот если мы вдруг заговорим о Волгоградской области или Астраханской, то в дополнении к холере, которую мы, так сказать, давно помним, там, дизентерию, прочее так сказать.

А.НАСИБОВ: Какой у нас сегодня хороший разговор, а? Малярия, клещ, теперь о холере заговорили. Ну продолжайте. Продолжай же, продолжай же. Продолжайте (смеется).

А.КОКОРИН: Так вот там появилась такая веселая вещь, как лихорадка Западного Нила. Вот в прошлом году, передо мной лежат тоже медицинские данные, в 2007-м году заболело примерно 100 человек: 54 в Волгоградской, 41 в Астраханской и 11 в Ростовской области. И объясняют это жаркой погодой и идеальными условиями размножения комаров. Но там-то действительно тепло.

А.НАСИБОВ: Как называется?

А.КОКОРИН: Лихорадка Западного Нила.

А.НАСИБОВ: Господи… Это-то зачем?

А.КОКОРИН: Тоже людей немного ей заболело, но вещь серьезная.

А.НАСИБОВ: Сколько вы сказали человек заболело?

А.КОКОРИН: Ну меньше ста, или порядка ста, да.

А.НАСИБОВ: Это за прошлый год?

А.КОКОРИН: Да, за прошлый год.

А.НАСИБОВ: За позапрошлый были какие-то случаи там?

А.КОКОРИН: Было, но гораздо меньше.

А.НАСИБОВ: Единичные какие-то случаи?

А.КОКОРИН: Ну не совсем единичные. Но понимаете, устойчивый рост, а главное, что год на год не приходится: у нас же потепление не по плавной кривой, а пилой. Корреляция видна. Вот когда жарче – тогда хуже. А это означает, что в будущем-то ситуация будет усугубляться, а значит нам нужно научиться распознавать и лечить людей от лихорадки Западного Нила тоже.

А.НАСИБОВ: Сергей прислал SMS с вопросом. Напомню номер для направления SMS: +7 985 970-45-45. «На даче под Клином не только зимой, но и летом, живут снегири. Раньше я их зимой только встречал. В этом тоже есть влияние изменение климата?» — спрашивает Сергей.

А.КОКОРИН: Ну, тут надо смотреть конечно всякие местные условия. Скажем, в 90-е годы появилась массовая информация, что скворцы не улетают.

А.НАСИБОВ: Ну не только скворцы, тут появились. Я когда готовился к программе, узнал, что целый набор всяких пташек перестал улетать на зиму в теплые края.

А.КОКОРИН: Вы знаете, про скворцов продолжу. Как оказалось, просто заброшенные фермы предоставляют столько уюта, тепла и пищи для скворцов, что им незачем улетать. То есть дело было не в климате, а то что наше животноводство в то время упало сильно. Поэтому эффекты могут быть не только климатически, но в целом климатический эффект как такой, как бы общий фон, он, конечно, влияет. Это и меньше замерзающих водоемов, а значит утки, которых мы видим не только на Москва-реке у стоков завода ЗИЛ, но и в более благополучных, менее грязных водоемах, и поэтому не замерзающих, из-за стоков. А просто незамерзающих из-за того, что погода теплая, из-за того зима в целом теплая. Снегири тоже, вполне… То есть конечно в каждом конкретном случае надо смотреть, как на месте. но в целом такая тенденция есть, конечно. Ласточки появились на Камчатке, нам сообщали.

А.НАСИБОВ: А до этого не было?

А.КОКОРИН: До этого крайне редко. Еще люди сообщают, вот у нас появилась какая-то птичка, по виду как попугайчик. Ну, конечно, это не попугайчик, это что-то типа снегирей, а до этого мы таких не видели. В целом какой-то явной опасности в этом пока не прослеживается. Ну, птичий грипп мы не будем пытаться тут приплести. Но это общая тенденция, конечно.

А.НАСИБОВ: «Английские ихтиологи, — лежит передо мной информация, — опубликовали результат исследования миграции рыб, традиционно обитавших в водах Северного моря. Целые косяки трески, мерлана и морского языка покидают привычные ареалы обитания, направляются в северные широты. А те косяки, которые остались, уходят на большую глубину. Ученые пришли к выводу о том, что причиной нетипичного поведения рыб стал рост температуры воды в Северном море». Вы что-нибудь можете сказать о поведении рыб, особенно вот в северных морях?

А.КОКОРИН: Ну что касается Северного моря, то это исследовали и англичане, и норвежцы. Потому что если посмотреть то, как меняется численность трески, очень известного. популярного вида для северных морей, это не столько прямо коррелирует с перевыловом или с хищническим ловом. И выяснилось, что есть какие-то дополнительные факторы.

А.НАСИБОВ: Например?

А.КОКОРИН: Ну например, количество трески зависит от количества мойвы, более мелкой рыбы, которой она питается. А количество мелкой рыбы зависит от количества зоопланктона и так далее, фитопланктона. А это зависит от температуры. Или известно, что чем вода холоднее, тем там больше кислорода и так далее, и так далее. То есть это трофическая цепочка: это не прямое влияние на треску, а это опосредованное через более низкие уровни, через пищу. Поэтому, так сказать, проследить сразу эту связь не очень просто. Иногда она обращается даже в обратную связь. Но то что такая зависимость есть, это да.

А.НАСИБОВ: Я читал, что стали наблюдать акул в северных морях. Акулы – традиционных обитателей южных морей, которые начали появляться где-то на севере, а там ведь животный мир совершенно неприспособлен для появления таких хищников. Стали появляться опасения, что если акулы придут в массовом порядке, они могут подорвать всю эко-систему в северных морях.

А.КОКОРИН: Ну, такая информация действительно есть. И мы получали такую информацию, и даже в Беринговом море люди замечали акул. Пока это лишь единичные акулы. И как мне кажется, даже если их станет в 10, 100 или 1000 раз больше, все же большая опасность – это подрыв тропических цепей, основанных, фитопланктон, мелкая рыба, более крупная рыба. Вряд ли акулы смогут нанести такой зримый урон сразу. Но психологически на человека это, конечно, действует сильно.

А.НАСИБОВ: Мы начали с вами беседовать как раз о северных морях, о поведении белых медведей, о поведении моржей. Что с рыбой? В принципе? Мы говорили о всяких тропических напастях, которые идут к нам с юга.

А.КОКОРИН: С рыбой. Вот появились статьи, которые очень настораживают. Это касается Берингова моря и лососевых рыб. Вообще, Берингово море – одно из богатейших рыбных морей мира, это как перуанский Апфеллинг, вот, одно из богатейших мест. И наиболее опасное – что система циркуляции течений в северной части Тихого океана, широко известна так называемая Эль-Ниньо, это циркуляция в южной части.

А.НАСИБОВ: Эль-Ниньо – это явление.

А.КОКОРИН: Это южная часть. А в северной части тоже есть циркуляция вод, и явление гораздо меньшее, но в чем-то аналогичное, так, некие качели. Вот они стали, так сказать, больше, а значит теплая вода, но главное даже не температура, а занос паразитов, которые согласно ряду статей могут просто, так сказать, быть подобным атомной войне для лосося. То есть разрушить все что только можно.

А.НАСИБОВ: Лосось не приспособлен к этим паразитам? Не привык?

АК :Но во всяком случае сейчас у них их нету. То есть совершенно не приспособлены. Как будет реагировать популяция? И ведь популяция любой, в частности, лосося, она по такому некому синусу – то больше, то меньше. Ну и на максимуме, ну хорошо, она сократиться вдвое. А на минимуме сократиться вдвое? Вот это очень опасный сигнал.

А.НАСИБОВ: Половина первого ночи Московское время. Краткий перерыв на краткие новости.

НОВОСТИ

А.НАСИБОВ: Продолжаем программу «Назад в будущее». Алексей Кокорин, руководитель климатической программы Всемирного фонда дикой природы в студии радиостанции «Эхо Москвы». Алексей, напомню номер телефона для того, чтобы прислали SMS с вопросами. У нас немножко тормозит компьютер, но тем не менее какие-то вопросы пробиваются. +7 985 970-45-45. «А краб на северах?», вот такой пришел вопрос с большим вопросительным знаком: «А краб на северах?»

А.КОКОРИН: Камчатский, например, на Кольском полуострове. Ведь история какая. Никите Сергеевичу понравилась идея закрабить Белое море.

А.НАСИБОВ: Зарыбить? Или?

А.КОКОРИН: Закрабить.

А.НАСИБОВ: Зарыбить – я знаю термин. Закрабить – это что-то новое.

А.КОКОРИН: Ну вот мы его придумали сейчас, будем считать. Из Камчатки были перевезены в 60-е годы энное количество крабов, довольно большое. Они были выпущены на свободу и пропали. И вообще считалось, что они погибли, не сумели. Но прошло лет двадцать, и крабы постепенно появились. Более того, условия их существования оказались даже вполне хорошими, и есть сейчас целые, небольшие поселки или деревни, где полубраконьерская добыча краба, ну, чуть ли не главное средство к существованию. То есть крабов-то много. Но ведь есть обратная сторона медали: краб съедает икру мойвы. А мойва – это вот основание той трофической, это та мелкая рыба, которой кормится большая рыба, и так далее, и так далее, и треска, которую все мы наверное любим. Не только мы, но и англичане, норвежцы, это национальное блюдо Португалии, так уж, к слову. То есть тут получается как? Это инвазия, сделанная человеком, к чему надо всегда относиться очень осторожно, даже если и краб очень вкусный. А сейчас получается, что и условия его жизни улучшились, там вода стала немножечко теплее. А при этом на ту же самую, и это косвенно влияет на ту же треску, а с другой стороны к треске подступает более теплая вода, и соответственно она идет тоже на север. Вот сочетание этих факторов, есть статьи, где моделируется ситуация, когда треска у нас прекратить быть промысловой рыбой.

А.НАСИБОВ: То есть как? Мы останемся без трески?

А.КОКОРИН: Ну вот, скажем, у нас же было очень много сельди в России, помните? В баночках, соленая.

А.НАСИБОВ: Хорошая была селедка.

А.КОКОРИН: Сейчас ее практически нет. Она не исчезла вовсе, ее просто очень мало, она перестала быть промысловой рыбой. Там другие причины. Там другие причины: и перевылов, и все. Ну это пример: она не исчезнет как биологический вид, но кушать ее мы не будем.

А.НАСИБОВ: Марина спрашивает: «Влияют ли погодные аномалии на линьку и спячку диких животных?»

А.КОКОРИН: На линьку и спячку?

А.НАСИБОВ: На спячку. Ну хотя бы на спячку. Вот у меня есть информация, что бурые гималайские медведи перестали впадать в спячку, так как из-за потепления они теперь в любое время года могут без проблем добыть себе пищу.

А.КОКОРИН: Помните, у нас была очень теплая зима? Снег выпал только в конце января. В Подмосковье и на европейской части России была аномально теплая зима, и были случаи, как бы, то, что медведи просыпались от спячки. И в зоопарке, кстати, в питерском, и в московском зоопарке такое было, и в дикой природе такое было. И тут, в принципе, медведь, у него спячка не совсем настоящая. Это так сказать, немножко как у человека: он как бы спит, но не совсем совершенно.

А.НАСИБОВ: А сны видит?

А.КОКОРИН: Наверное да, конечно. Я думаю он во сне видит, там, прекрасные бочонки с медом, малину, медведицу прекрасную, конечно. То есть медведь может проснуться и заснуть. Если же он худой медведь, он плохо набрал жира за осень, ему потом заснуть сложно. Получается известная вещь, шатун, нападает на людей, это конечно единичные случаи, но крайне опасные. А вот более мелкие животные, ежи, они впадают в настоящую спячку, и проснувшись раз они заснуть уже почти не могут. И популяция ежей потеряла по некоторым оценкам 90 процентов животных в Подмосковье.

А.НАСИБОВ: Вот за ту зиму?

А.КОКОРИН: Вот за ту зиму, да. Потому что они проснулись.

А.НАСИБОВ: Это фактически в анабиоз они впали?

А.КОКОРИН: Да, они впадают во что-то типа анабиоза, то есть настоящую спячку. Медведю тут, так сказать, проще. Что касается белых медведей, то большинство групп белых медведей, там только самки впадают в спячку, в берлогу с медвежатами, и так далее. Самцы нет. И здесь так сказать большой проблемы не видится, кроме того, что если у тебя нету – ты медведица, а снега нет, то рыть-то надо в земле. Так роют! На Гудзоновом, на побережье Гудзонового залива, это самая южная граница распространения белого медведя, это по широте почти как Петербург, так роют уже в земле. научились.

А.НАСИБОВ: Сергей из Казани интересуется: «Появление пираньи прокомментируйте». У Сергея из Казани появились пираньи.

А.КОКОРИН: Надеюсь, в аквариуме?

А.НАСИБОВ: Ну видите. Прислал человек вопрос.

А.КОКОРИН: Ну, пиранья – рыба тропическая, теплолюбивая, в наших широтах просто так выжить не может. Другое дело, может ли в том или ином виде выжить в наших прудах? Честно говорю, не знаю, я не ихтиолог.

А.НАСИБОВ: Андрей из Московской области интересуется ситуацией с Астраханской и Крымской лихорадкой, геморрагической.

А.КОКОРИН: Да, есть такая. Да. И вот в тех материалах, которые передо мной лежат, вот сейчас, и вот геморрагическая лихорадка с почечным синдромом. С середины 80-х годов число заболеваний увеличилось более чем в 3 раза. Одна из причин наблюдаемого эффекта – повышение температуры и количества осадков в умеренных широтах Европы. Это я цитирую доклад WWF, но авторы данной главы – это медики, доктора медицинских наук.

А.НАСИБОВ: Мы пригласим специалистов по как раз, микробиологов. Я думаю, что они нам более подробно расскажут о ситуации.

А.КОКОРИН: Это через грызунов передается в частности.

А.НАСИБОВ: Дмитрий интересуется: «Как с растениями? Живу под Санкт-Петербургом, тут вроде начало таежной зоны, но леса давно перестают быть таежными».

А.КОКОРИН: Ну, растения тоже, так сказать, сдвиг природных зон, он прогнозируется учеными, другое дело, что это медленный процесс. И потом нужно, чтобы, скажем, нельзя продвигаться на север, если там нет почвы: эта почва должна сначала сформироваться, там, и так далее, и так далее. То есть на месте арктической пустыни деревьям-то не вырасти, даже если там температура будет подходящая. Но в целом, продвижение на север есть. Некоторые связывают бурный рост такого чудесного растения как борщевик, тоже с более теплой весной. Но это единичные статьи.

А.НАСИБОВ: Евгений Вячеславович интересуется: «Что вы можете сказать о появлении большого количества змей?» Что у нас со змеями?

А.КОКОРИН: Ну, мне кажется, что… такой информации у меня нет, честно признаюсь. Скорее это не явление температуры, а косвенно через грызунов.

А.НАСИБОВ: То есть через повышение количества грызунов?

А.КОКОРИН: Через пищу. А вот кстати, что касается грызунов, вот мы геморрагическую лихорадку, это тоже через грызунов. То есть грызунов в принципе в более теплом, мягком климате должно быть больше. Другое дело, что грызуны, особенно у леммингов, это очень интересно.

А.НАСИБОВ: Как произносить: леммИнги или лЕмминги?

А.КОКОРИН: лЕмминг более правильно. Там, очень так сказать колебания.

А.НАСИБОВ: Пила?

А.КОКОРИН: Там не совсем пила. Там больше чем синус. Там довольно медленный плавный рост, потом резкий спад, они гибнут, потом дальше, потом дальше. И тут могут быть два эффекта: может быть просто сейчас максимум грызунов и соответственно повышение змей, а может быть, то есть теоретически вот этот синус с большим размахом должен постепенно ползти вверх. Другое дело, что размах столь велик, вернее, движение вверх довольно сложно идентифицировать статистически значимо, но в теории эффект должен быть действительно такой: змей должно быть больше. и не только подколодных, а самых таких настоящих.

А.НАСИБОВ: Эдуард сообщает: «Под Ростовом-на-Дону шестое лето наблюдаю крошечную птичку, собирающую нектар с соцветий. Неужели колибри?»

А.КОКОРИН: Неужели колибри? Не знаю, но будет потрясающи (все смеются). Все-таки отрицательные температуры колибри явно не переживет, но в Ростове, если теплые зимы, если есть где укрыться. Но надо посмотреть. Ведь колибри может как вертолет зависать на месте, как стрекоза. Если зависает, то похоже, что колибри, да.

А.НАСИБОВ: Если винт работает – понятно. Так, тут интересуются массовой гибелью морских звезд.

А.КОКОРИН: Видел статьи, где это связывается с двумя вещами. Первое – с изменением океанских течений, ну медленные, там, с флюктуацией. Второе – с большей кислотностью океанских вод. Это экспериментальный факт: что в результате глобального изменения климата и большего растворения CO2 в океанских водах, pH, то есть кислотность, изменилось. Это очень нехорошо влияет на коралловые атоллы, на коралловые рифы, конечно, но и есть информация, что это может влиять и на звезды.

А.НАСИБОВ: +7 985 970-45-45, вы можете присылать SMS с вопросами на этот номер. Задавайте вопросы Алексею Кокорину, руководителю климатической программы Всемирного фонда дикой природы. Через несколько минут включим еще и эфирные телефоны. Сергей из США, ваш вопрос насчет медведей в Кремле и спячки я оставляю без внимания. Следующий вопрос. Дмитрий интересуется, вот он не подписал откуда: «Когда можно будет сажать коноплю?» Я думаю, что этот тоже вопрос мы оставим без внимания.

А.КОКОРИН: Не, ну коноплю в принципе можно уже сажать сейчас. Но вот давайте я что-то более оптимистичное скажу. Вот в северно-восточной части Якутии, недалеко от Билибино кстати, всего километров 300-400 будет, Момский район, там люди начали сажать картошку. До этого не было.

А.НАСИБОВ: Вы знаете, сколько стоит килограмм картошки в Билибино? Когда нас кормили картошкой – я уже рассказывал в одной из передач, сказали, самое дорогое в этом блюде Картошка с олениной, это картошка – 300 килограмм за килограмм, молодая картошка.

А.КОКОРИН: Действительно, информация совпала. Яблоки стоят столько же, тоже 300 рублей. Такая универсальная такса – 10 баксов.

А.НАСИБОВ: Дмитрий прислал по поводу пираний уточнение: «На Эхе Москвы недавно было сообщение, что в подмосковных водоемах появились пираньи. Говорят, как-то попали, может кто-то из аквариума выпустил – и прижились».

А.КОКОРИН: Ну ей Богу не знаю. Я знаю, кого спросить.

А.НАСИБОВ: Ну не мигрировали же они с юга?

А.КОКОРИН: Я знаю кого спросить. Но сейчас уже очень поздно. Если сейчас звонок к другу, наверное, это будет неуместно.

А.НАСИБОВ: Телефон прямого эфира – 363-36-59, 363-36-59. Задавайте вопросы об изменении климата и влиянии изменения климата на миграцию животных Алексею Кокорину, руководителю климатической программы Всемирного фонда дикой природы. 363-36-59. Код Москвы – 495. Какие еще ваши наблюдения за последнее время вас потрясли и шокировали в этой области? Изменилось ли поведение зверей, там, в зоопарках, где-нибудь в средней полосе?

А.КОКОРИН: Ну в зоопарках… Я встречал такую информацию, чтобы что-то такое совсем. Ведь понимаете, гораздо сильнее на животное влияет, если того же белого медведя везут в Индонезию, и там показывают в зоопарке, или в Аргентине, ему там гораздо. Поэтому зоопарков скорее вряд ли.

А.НАСИБОВ: 363-36-59, надевайте наушники. Слушаем первый телефонный звонок. Алло?

Слушатель: Алло.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

А.НАСИБОВ: Сделайте потише ваш приемник.

Слушатель: Да. уже выключил его.

А.НАСИБОВ: Слушаем вас.

Слушатель: Меня зовут Дмитрий, Москва. По поводу колибри. Значит, 4 года назад в Крыму я наблюдал именно похожую птичку, как слушатель прислал сообщение.

А.НАСИБОВ: Но это в Крыму?

Слушатель: Да, это в Крыму. У меня есть фотография. Но она настолько быстро крыльями своими машет, у меня есть фотографии, но они не весьма четкие. Я ее даже снял.

А.НАСИБОВ: Она на одном месте висела как вертолет?

Слушатель: Да, она именно зависала на одном месте, выставив клюв, так сказать, в цветочек.

А.КОКОРИН: Потрясающие. И корпус у нее должен быть так, почти вертикально. То есть не горизонтально, как у наших довольно…

Слушатель: Хвостик действительно чуть-чуть загнут вниз.

А.КОКОРИН: Вниз, да. Надо же.

А.НАСИБОВ: Слушайте, спасибо Дмитрий за любопытнейшую информацию. Спасибо большое.

Слушатель: Да, и я когда это услышал, я честно говоря, думал что я один это видел. В общем, у меня был культурный шок, я решил дозвониться с этим.

А.НАСИБОВ: Спасибо большое. 363-36-59. Вот так вот. Вот такие у нас наблюдательные слушатели, а, Алексей? Слушаем вас, здравствуйте. Вы в прямом эфире. Вас зовут?

Слушатель: Алло, здравствуйте.

А.НАСИБОВ: Вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Олег, я звоню из Московской области.

А.НАСИБОВ: Вы пропадаете, поэтому говорите чуть помедленнее. Слушаем вас Олег.

Слушатель: У меня вопрос относительно засилья енотов. В последние годы начали появляться, и бешенство вместе с ними по Тверской области идет.

А.НАСИБОВ: Спасибо, сейчас услышим ответ. Да?

А.КОКОРИН: Это то что называется енотовидная собака. Да-да-да. Ну, это как лис. То же самое. Их больше. Ну в общем-то более теплая зима, более теплая весна, и больше грызунов – им лучше. И они действительно переносчики бешенства.

А.НАСИБОВ: 363-36-59, телефон прямого эфира. Алло?

Слушатель: Добрый вечер.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте. Вас зовут?

Слушатель: Александр из Киева.

А.НАСИБОВ: Слушаем, Александр?

Слушатель: Я случайно слушаю вашу программу.

А.НАСИБОВ: А почему случайно? Вы должны каждую ночь слушать нашу программу.

Слушатель: Я работаю сейчас, дома не очень много нахожусь. Я у себя в лесу, это Макаровский район Киевской области недалеко где там на РТР была фальшивка такая, много чего напутали. Значит, Айва дикорастущая: мелкие такие прутики, мелкие такие кустики. И она такая крупная, как большой грецкий орех. И еще у нас в Киевской области.

А.НАСИБОВ: Это подождите, подождите. А она раньше была мелкая что-ли?

Слушатель: А я ее вообще раньше не видел. Не знаю откуда появилась. Может быть просто? Нет, ну я…

А.НАСИБОВ: А как вы узнали, что это айва?

Слушатель: А запах. Я приносил, привозил в столицу и продавцы смотрели. Но я правда. просто к чему. Может я ее просто раньше не замечал. У нас дерево такое есть, ну раньше было во всяком случае, в лесу росло, бархат называется. Я его маленьким еще был, мне сейчас 44, я его срезал и нарезал на поплавки. И еще. У вас же на «Эхо Москвы» было сообщение, что в Польше выловили 23-сантиметровую пиранью. И у нас где-то проходило, ловили в районе Киева, тоже где-то пиранью выпускали в каких-то.

А.НАСИБОВ: Это подождите, подождите. По поводу пираньи и крокодила. Сейчас подключу. Нет, я спрашиваю, я хочу уточнить. Пираньи (смеется). Господи, крокодилы в Киеве. Это.. Ну, хорошо. Завелись.

Слушатель: Ну кто-то выпустил просто.

А.НАСИБОВ: Теперь точно туристы не поедут. Ну ладно.

Слушатель: Я хочу сказать, что у нас, персик, например, у меня растет персик, плодоносит, уже несколько лет. Но это такой, случайный можно сказать. А так, новый сорт персика – это же южное растение. Он уже года два. Вот такие вот дела. И еще хотел сказать, ну не знаю, как это.

А.НАСИБОВ: Скажите прямо.

Слушатель: Дмитрию Турсуну эта та птичка нагадила. Я так думаю, национальности не грузинской не случайно…

А.НАСИБОВ: Слушайте, перестаньте. Перестаньте глупости говорить. По поводу крокодила с пираньей, пойманных под Киевом, это мы сейчас получим квалифицированный ответ. Спасибо, Александр. До свидания.

Слушатель: До свидания.

А.КОКОРИН: Ну, крокодил-то наверное все-таки не сам заполз из Западного Нила. это не лихорадка. А вот лихорадка, это действительно всерьез. Я бы немножко, так сказать…

А.НАСИБОВ: Айва, бархатное дерево, пираньи, крокодилы – все под Киевом.

А.КОКОРИН: В бочку меда чуть-чуть дегтя. Вот когда была, когда теплая осень, теплая осень у нас все чаще и чаще наблюдается, повторное цветение. в частности, малины, плодовых культур, после этого растения крайне ослаблено, оно либо погибает, либо не плодоносит какое-то количество лет. То есть такой длинный вегетационный период и повторная теплота, это как распустившиеся почки в феврале – они потом нежизнеспособны. Поэтому как бы эти чудесные явления – это скорее минус, а не плюс.

А.НАСИБОВ: 363-36-59, задавайте вопросы Алексею Кокорину, руководителю климатической программы Всемирного фонда дикой природы. Следующий звонок. Алло?

Слушатель: Алло, добрый вечер.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте. Вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Олег, я из Москвы.

А.НАСИБОВ: Слушаем Олег?

Слушатель: Подскажите пожалуйста, вот уже который раз наблюдаю в районе Мичуринского проспекта напротив Академии ФСБ, в исходящих потоках охотится птица, которая весит на одном месте. Я к своему стыду забыл, как ее зовут.

А.НАСИБОВ: Как зовут птицу?

Слушатель: И около моего дома на Лобачевского. Ну по-моему семья соколов. Потому что когда они летают, ну просто как ветром сдувают ворон и всех остальных.

А.НАСИБОВ: Это не влияние Академии ФСБ? Это влияние именно вот этого сокола, точно? Ну хорошо. Сейчас попробуем узнать овтет.

Слушатель: Спасибо.

А.КОКОРИН: Ну, что касается города, тут сложно сказать. В городе миллион факторов. То что э то какой-то хищник, безусловно. Если это не большая птица, то это может быть действительно сокол. Если это большая, там коршун или ястреб. В действительности вороны стаей могут ему противостоять, я сам наблюдал такие случаи.

А.НАСИБОВ: Я тоже в Москве наблюдал, когда стая ворон охотилась то ли, я не знаю, за коршуном, то ли за соколом. Вот как она его преследовала.

А.КОКОРИН: они могут его прогнать и преследовать. И если...В принципе ворона умеет, раз уж про это заговорили, когда коршун на нее нападает, она в воздухе умеет перевернуться лапами кверху, и тогда они сцепляются в единый клубок, и тут еще смотря как они упадут на землю в этом клубке. Но в принципе говорили, что для грызунов более благоприятные условия, а все-таки грызуны – это пища хищных птиц также. Поэтому опосредованность на хищных птиц – она не через ворон, она должна идти через грызунов.

А.НАСИБОВ: Андрей спрашивает: «В Тверской области развелось много бобров. Это хорошо или плохо?»

А.КОКОРИН: Бобры. я думаю. Вряд ли здесь изменение температуры, это скорее состояние рек. С одной стороны это хорошо, это говорит, что вода стала чище. С другой стороны, ну ведь качество воды, она становится в смысле антропогенного загрязнения, но они же там строят плотины, хатки, вода образуется и более стоячая вода. Я читал, что в Канаде были случаи, что эта застойная вода, она тем или иным образом вызывала те или иные заболевания, и так далее. и так далее. То есть за этим надо..

А.НАСИБОВ: Но это показатель чистоты воды все-таки?

А.КОКОРИН: Но в принципе бобры живут только в чистой воде.

А.НАСИБОВ: Стас уточняет, что это не колибри, это большое насекомое бражник.

А.КОКОРИН: Ну может быть, может быть. Я тут к сожалению, не специалист.

А.НАСИБОВ: 363-36-59, телефон прямого эфира. Примем еще один телефонный звонок. Здравствуйте. Алло?

Слушатель: Алло?

А.НАСИБОВ: Здравствуйте. Вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. Петр Горбуненко, звонок друга состоялся в обратную сторону.

А.НАСИБОВ: Это ваш знакомый?

А.КОКОРИН: Это один из наших сотрудников, операционный директор.

А.НАСИБОВ: Здравствуйте, Петр. Слушаем вас.

Слушатель: По поводу рыб ситуация вполне однозначная. Как ихтиолог могу сказать, что к сожалению за последние лет двадцать в связи с массовым контрабандным привозом разных рыб из самых разных регионов, происходит случайное занесение этих рыб в водоемы. Ну. слава Богу, что тропические виды в принципе не в состоянии выживать в наших условиях.

А.НАСИБОВ: То есть эти пираньи одноразовые такие?

Слушатель: Да, это все одноразовые экземпляры, которые к счастью, не могут прижиться, потому что температурный режим им этого не позволит. Вот собственно и весь комментарий по поводу звонка друга. (все смеются)

А.НАСИБОВ: Спасибо большое. Я хочу сказать, что это не ихтиолог в кустах и уж тем более не ихтиолог в морских водорослях. Это был действительно совершенно случайный звонок. Я нажал, вывел в эфир. Спасибо, Петр.

Слушатель: Счастливо.

А.НАСИБОВ: Так, спрашивают. Кстати, ваш голос сравнивают с голосом Константина Борового, Петр. Тут. «Слышал, что полярная сова до Москвы долетала в иные времена. А сейчас бывает такое?» — спрашивает тот же Михаил из Казани.

А.КОКОРИН: Ну, такой информации у меня нет. Вообще в целом жизнь полярной совы очень сильно зависит от леммингов. То есть сама температура ей мало влияет. Ну там много вообще. От леммингов в Арктике зависит сильно много.

А.НАСИБОВ: Вот Владимир из Москвы уточняет: это может быть и не колибри, а нектарница. У нас было предположение, что это.. да? Для старого света характерно, айва японская разбежалась из садов. Следующий телефонный звонок, примем еще. 363-36-59, алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

А.НАСИБОВ: Вас зовут?

Слушатель: Валентина Дмитриевна.

А.НАСИБОВ: Откуда звоните?

Слушатель: Из Ижевска.

А.НАСИБОВ: Слушаем, Валентина Дмитриевна.

Слушатель: Добрый вечер. Объясните пожалуйста, у нас нашествие, я считаю это уже экологическая катастрофа майских жуков.

А.НАСИБОВ: Так? Подождите, у нас август, какой может быть майский жук в августе?

Слушатель: Нет, это уже четвертый год. Они у нас съели все: Викторию, все едят, цветы, деревья. Вы не представляете, сколько мы их выкапываем. Это плохо. Это долго будет продолжаться?

А.НАСИБОВ: Хорошо, сейчас попробуем узнать ответ. Спасибо большое, Валентина Дмитриевна.

А.КОКОРИН: Ну, в деталях сказать к сожалению не могу, надо смотреть ситуацию на месте, но в целом более теплая весна для большого списка.

А.НАСИБОВ: И более ранняя, наверное.

А.КОКОРИН: Более длительная, более длительная. В целом, для майского жука лучше, но во всяком случае хуже ему становиться не будет. Значит, ожидать, что он куда-то уйдет сам из-за изменений климата, вряд ли можно. Скорее, ему будет становиться лучше, то есть надо принимать какие-то меры.

А.НАСИБОВ: А какие могут быть меры против майского жука? Собирать его с грядок и все?

А.КОКОРИН: Ну наверное. С майским жуком наверное да. По отношению к многим другим животным и многим другим эффектам, меры-то, какие-то меры совершенно понятны, какие-то нужно думать, что можно делать.

А.НАСИБОВ: Ну что, успеем принять еще один телефонный звонок? 363-36-59. Слушаем. Здравствуйте. Алло? Сорвался звонок. Нас Сергей поправляет: «Мелкий сокол в городе – это пустельга». Я правильно ударение поставил? пустельгА?

А.КОКОРИН: Не будучи орнитологом, не буду судить.

А.НАСИБОВ: Спрашивают про засилие бешеных кабанов.

А.КОКОРИН: Ну бешенство у кабанов – вряд ли отличается, я думаю.

А.НАСИБОВ: В Подмосковье. «Откуда?» — спрашивает Дмитрий.

А.КОКОРИН: Засилие бешеных кабанов?

А.НАСИБОВ: Может, на людей начали нападать?

А.КОКОРИН: Ну в принципе кабан…

А.НАСИБОВ: С климатом это может быть связано?

А.КОКОРИН: Нет, то что кабана становится больше, это связано и с климатом, и с большим количеством заброшенных полей. Так-то это, для кабана хорошо.

А.НАСИБОВ: Заброшенных полей?

А.КОКОРИН: Ну сельскохозяйственных, да. Ведь много полей не засевается, остается. Вот проедете по областям вокруг Москвы, вы увидите.

А.НАСИБОВ: Спасибо, Алексей. У нас осталось пол-минутки, я хочу чтобы вы подвели итоги нашей программы. Итак, общие тенденции, влияние, климатические изменения на поведение животных, на миграцию, на распространение каких-то насекомых и…

А.КОКОРИН: Ну, во-первых, это явный и зримый эффект с понятными эффектами. То есть еще десять лет назад это так ярко не проявлялось, сейчас это проявляется. Есть какие-то так сказать бросающиеся в глаза примеры, как белый медведь. Есть примеры как бы невидимые глазу, как клещ или лихорадка Западного Нила, но весьма и весьма опасные. Что если говорить о наших любимых видах, зайцах, лисах, волках, то пока каких-то серьезных угроз не видно, но не исключено, что они тоже и появятся.

А.НАСИБОВ: Я благодарю Алексея Кокорина, руководителя климатической программы Всемирного фонда дикой природы. Программа «Назад в будущее», Ашот Насибов был у микрофона. Встретимся через неделю. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире