'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН — Ну что же, друзья, добрый вечер. Сейчас 23 часа 10 минут. Василий Уткин, Сергей Бунтман. Добрый вечер, друзья.

В. УТКИН – Добрый вечер.

С. БУНТМАН – Ну что ж, поговорим о футболе, как это ни странно звучит. Я даже не знаю, стоит ли здесь столько околофутбольного сейчас – суд в Лозанне, заявление болельщиков ЦСКА, вот, я не знаю. И уже здесь мем такой прекраснейший «судья продажная» — он уже стал просто про судью продажную говорят все. Уже вся судья у нас продажная получается.

Так что мы сейчас… Я просто в эфир попрошу – можно мне чаю? Вот, замечательно. Потому что иного способа нет. И то, что пора менять что-то в Локомотиве. И так далее.

В. УТКИН – С чего хочешь, с того и начинай.

С. БУНТМАН – Я не знаю. Давай с конца, с болельщиков ЦСКА. Это что? Стоит ли…

В. УТКИН – Которые сегодня призывали бойкотировать финал в Грозном.

С. БУНТМАН – Просто не ехать в Грозный, бойкотировать финал в Грозном. Кого призывали? Всех?

В. УТКИН – Друг друга, видимо.

С. БУНТМАН – Судя по всему, друг друга. Это довольно старая история, которая связана была, причём, у ЦСКА были ещё очень давние приключения в Грозном всегда. Но я не знаю вот здесь, мне кажется, чуется, что в Грозном будет, во-первых, всё в порядке.

В. УТКИН – У меня, в общем, нет в этом особенных сомнений, на самом деле. Я много раз сталкивался на прошедшей неделе с вопросами – а не стоит ли отменить финал в Грозном, потому что судья продажная была, потому что…

С. БУНТМАН – Потому что одна судья какая-то деручая была.

В. УТКИН – Была судья, которая дала пинка игроку. Значит, тоже замечательная судья, видимо. Там потом всё время возникает такая сложная иерархия извинений. Мы извиняемся за это, но не за это. Ещё какие-то случаи были, и прочее, прочее, прочее. Мне написал человек один, что почему, в общем, при таких явных актах хулиганства бездействует полиция?

Я хочу сказать, что как раз, наоборот, понимаете, как в «Месте встречи изменить нельзя», вот, мы с Орехом постоянно… нет такой передачи, в которой бы мы не цитировали этот фильм. Точно так же, помните, когда украли шубу у посланника, говорит – а ты иди, верни шубу. А что я ему скажу, если будет выпендриваться? Скажи ему, что воров у них не меньше, чем у нас. Всё измеряется не тем, сколько воров, а как их умеют находить и обезвреживать.

Так же точно и здесь. С футбольной точки зрения все эти эпизоды были квалифицированы верно и наказаны были действующие лица немедленно. Поэтому возникает вопрос – а что, собственно, здесь такого?

А что касается вмешательства полиции, то для этого требуются заявления граждан. С точки зрения полиции, мне кажется, два пинка ногой по мягкому месту одного мужчины другим – деяние, в общем, ничтожное. И я полагаю, что если бы игрок Амкара, который в эту историю влип в качестве «жертвы», он вряд ли писал заявление.

А что касается, например, спича Рамзана Ахмадовича Кадырова на стадионе, то поскольку это было по телевидению, вы сами можете, кстати, написать заявление, спокойно совершенно. Я однажды давал объяснение следственному комитету по поводу ролика в Youtube’е, например.

Поэтому вы сами можете инициировать эту законную вполне процедуру, если вы считаете, что это некое злостное хулиганство.

Поэтому я, честно, не большой был сторонник проведения финала в Грозном в момент выбора города. Именно потому, что понятно, что кто-то это воспримет, безусловно, агрессивно. Но, с другой стороны, с момента, когда это уже выбрано, остаётся сказать, что там действительно прекрасный стадион. И тот факт, что в матче дублирующих составов местный судья дал пинка игроку Амкара, ну, вряд ли можно рассматривать это выдающееся событие с точки зрения отмены, правда же?

С. БУНТМАН – Ну, конечно. Потом, здесь есть такой фактор, что там не будет играть Терек, а будет играть…

В. УТКИН – Будет играть Анжи.

С. БУНТМАН – Ну и что, будет играть Анжи.

В. УТКИН – Анжи неоднократно проводил матчи в Грозном, как и наоборот в силу разных причин, Терек проводил матчи в Махачкале. Это означает, что местная публика, это известно, будет поддерживать Анжи, конечно же. Ну и своя публика тоже… доехать-то там это смешное расстояние.

С. БУНТМАН – И когда наоборот, вот, ехали из Чечни, ехали туда в Каспийск на новый стадион, просто там это было организовано совершенно потрясающе, были автобусы, распределились по районам, такой-то район за Терек, такой-то район за Терек. Это было очень интересно.

В. УТКИН – Такие вещи организовывать умеют массово. Возьмите хотя бы выборы.

С. БУНТМАН – Давайте посмотрим. Мне кажется, что здесь какой-то… что-то у меня такое, какая-то ерунда всё время в голове вертится, как здесь в этом вопросе… Игорь из Махачкалы пишет: «Анжи отдал Тереку еврозоны, что ли?».

В. УТКИН – Я вчера комментировал этот матч. У меня не сложилось впечатления, абсолютно.

С. БУНТМАН – Я смотрел этот матч фрагментарно. Но ни в одном из эпизодов, которые я смотрел, у меня не было ощущения такого.

В. УТКИН – Вообще нет. По первому тайму, может быть, действительно вызывало некое удивление очень пассивная игра Анжи, но, тем не менее, во втором всё изменилось, Хиддинк бросил на поле все имеющиеся атакующие ресурсы, заканчивалась игра тем, что Диорра играл центрального защитника, а Буссуфа играл в опорной зоне. Это продолжалось минут 15. Траоре попал в штангу. Об этом говорить, мне кажется, просто забавно. Игорь не смотрел просто игру. Смотрит на результат и…

С. БУНТМАН – Я думаю, что Игорь наверняка смотрел игру. Но Игорь из Махачкалы, мне кажется, очень переживает, что всё было чисто с Анжи. Потому что, можно, знаете, что, Игорь, сейчас такой тени навести на плетень, что отдал Тереку игру не для еврозоны, а для того… это уже для другой передачи, для другого радио с потрясающими предположениями, а для того чтоб там была хорошая атмосфера во время финала с ЦСКА.

В. УТКИН – Что-то в этом роде.

С. БУНТМАН – Вот, для чего!

В. УТКИН – Вообще, меня немножко удивляет то, что болельщики – такие люди, которые мало помнят добро. Например, когда во второй раз в своей карьере сломался у ЦСКА Игорь Акинфеев, и было некем играть в Лиге Чемпионов фактически. Анжи отдал вратаря Габулова в аренду ЦСКА. Вообще, мне кажется, такие… мы же все помним, допустим, как хорваты за нас поиграли один раз в 2007 году, выдающееся было событие. Почему бы это не вспомнить?

С. БУНТМАН – И вообще, мне кажется, знаете что, друзья мои, много дряни, много грязи, и в футбол, и у нас тоже. Но если мы будем постоянно настаивать и видеть во всём, что происходит, просто нормально, просто по-человечески и просто из-за игры в футбол происходит, и просто из-за того, что ещё из-за полуфинала, который играл Анжи и который играл Зенит, играл полуфинал. Вы сравните лучше игры… как Зенит, который нахоидтся в совершенно раздрызганном состоянии. Действительно, 73 минуты не делая абсолютно ничего после гола, и вдруг какая-то паника, и вдруг какие-то ведь… До гола состоялись эти эпохальные замены, когда с перевязыванием кровавых бинтов… это мне художественную гимнастику очень напоминало Данни тогда с этими лентами, знаешь?

В. УТКИН – А я как-то вспомнил, знаешь, военное какое-то кино, когда раненый комиссар идёт, срывает с себя бинты – плевать я на всё хотел, навстречу расстрелу.

С. БУНТМАН – Да, если б он в другую сторону шёл. А если он срывается с себя кровавые бинты и идёт в тыл просто…

В. УТКИН – Возможно, там СМЕРШ его встретит, понимаешь?

С. БУНТМАН – Да. Там ощущение действительно, что стоял питерский заградотряд, там был, конечно. Там какая-то веселуха идёт.

В. УТКИН – Идёт какая-то веселуха. У нас тоже прибавилось масса наблюдений в эти выходные, потому что к нам приезжал в Москву Геннадий Сергеевич Орлов. Мы сидели там, как полагается, профессионально сплетничали. Насколько я понимаю, исходя не из профессиональных сплетен, а исходя из просто нескольких фактов, незаметных со стороны, которые нам пересказывал Геннадий Сергеевич, там всё-таки, видимо, рассматривается вариант, чтобы заменить тренера.

Насколько я понимаю, всё-таки нет единого мнения по поводу того, кто им должен быть. Потому что те варианты, которые могли рассматриваться, они всё-таки отбыли в сторону Англии. Я имею в виду в первую очередь Мануэля Пеллегрини. Но это, повторяю, моё впечатление и мои догадки, не более того.

Что касается в целом ситуации в команде, ну, не знаю, мы, в общем, говорили о том, что всё выглядит довольно тревожно в самый момент, когда были приобретены вот эти игроки – Халк и Витсель. Мы говорили о том, что явно упустили в Зените, уж не знаю, кто именно, но думаю, что всё-таки зона ответственности Максим Митрофанова, генерального директора, чтобы к этому была готова команда как таковая, чтобы людей приняли, что называется. Это всё могло сэкономить Зениту месяца четыре, внедрение и адаптация в итоге, что потом решилось ходом жизни самой.

Не сработало представление о том, что это будут точечные усиления в тех зонах, где усиление требуется. Опять-таки, потому что нарушило вообще взаимодействие коллективное всей команды. И это скорее означает, что не игроки плохие, а означает, что просто вся история была недостаточно продуманная, недооценены риски и всё остальное.

С. БУНТМАН – Отвалился целый кусок команды. Они просто разной жизнью живут, у меня такое ощущение.

В. УТКИН – И это возможно, конечно, но тут я просто бы не стал абсолютизировать, потому что впечатление со стороны бывает крайне обманчиво.

С. БУНТМАН – Наверное, да. Но впечатление есть одно абсолютно необманчивое и, наверное, безошибочное. Абсолютно конкретное впечатление – что-то не то.

В. УТКИН – Я могу вспомнить, уже тоже мысль не новая, я её высказывал, в блоге у себя, по-моему, высказывал, что, на мой взгляд, есть радикальное отличие того, каким мы видим Халка, например, в сборной Бразилии и каким мы видим Халка в Зените. Да даже и в Порту тоже, наверное, можно здесь со сборной Бразилии приравнять.

Дело в том, что в Зените, как мне кажется, ошибочно полагают, и ошибочно полагает тренер уже, видимо, Спалетти, что Халк – это, скажем так, тот игрок, которому нужно дать полную свободу, чтобы он, что называется, творил и сочинял. Когда мы видим, как Халк уходит в сборной Бразилии, когда мы вспоминаем, как Халк играл в Португалии, это как раз наоборот, это была вполне ролевая игра. Разумеется, он был лидером Порту. Разумеется. Он был ведущим игроком, конечно. Но, тем не менее, ему были нарисованы на поле те дорожки, по которым нужно было двигаться. А вы сборную Бразилии вспомните, Бразилия-Россия, как он вышел, затоптал всех защитников на этом своём краю, учинил там страшную совершенно панику. Поэтому…

С. БУНТМАН – Ты считаешь, что фантазия для него лишняя работа? Сейчас, когда они с тем же самым Витселем должны изобретать всё за всех?

В. УТКИН – Да, я думаю, что Халк – это в гораздо большей степени, что называется, ляшки и мышцы команды, чем мозг, фантазия и тому подобное.

С. БУНТМАН – Ну, они сотворили-то чудесный гол вообще-то.

В. УТКИН – Если мы говорим о конкретном эпизоде, то это логика немножечко Youtube’овская такая.

С. БУНТМАН – Ты знаешь, для меня это был Youtube, причём, один из них, который был недоступен просмотру – это был ответный гол. Потому что на меня вчера сын посмотрел – ты знаешь, мы же с тобой переключили. Ну, у нас там гораздо более трепетное зрелище по другому каналу.

В. УТКИН – Хоккей?

С. БУНТМАН – Какой хоккей? О чём ты говоришь просто? И, ты знаешь, до начала всех событий, за 30 секунд начала всех этих эпохальных замен и потом гол, который получил Зенит, ну, в общем, знаете, что? Мне кажется, что в этом туре, за исключением какой-то катастрофы нечеловеческой, мне кажется, что был важнейший шаг ЦСКА сделан вперёд, важнейший шаг Зенита назад.

В. УТКИН – Пожалуй, да. ЦСКА провёл просто…

С. БУНТМАН – И, наверное, решающий.

В. УТКИН – ЦСКА провёл просто выдающийся матч. И, среди прочего, это был выдающийся матч Вагнера, потому что этот футболист способен просто влюблять в себя, потому что такое впечатление, что… не такое впечатление, а это просто реально правда, что ему дико нравиться играть красиво. И он понимает, когда это можно сделать. У него это не бывает лишним. У него это не бывает перегрузом, каким-то эгоизмом. Потому что, конечно, первый гол как он исполнил. Там, конечно, чудовищно сыграла оборона Локомотива, потому что там уже Глушаков был в состоянии, когда он из-за спины у Вагнера мяч пытался выбить, почему-то тут же сразу за спиной оказался Тарас Бурлак. Тоже удивительный защитник. Я сейчас с трепетом жду игры нашей молодёжной сборной на Чемпионате Европы, потому что всё-таки там у нас Тарас основной игрок, капитан, он совершенно не показывает какой-то убедительной игры, и прочее, прочее, прочее.

С. БУНТМАН – Не факт, что там не покажет.

В. УТКИН – Это чувство, когда у Вагнера пошло, и он говорит – ну, я вам сейчас покажу. Сейчас, сидите, смотрите. Сейчас сделаю вам красиво. И вот, в частности, весь первый тайм и частично во втором, ну, во втором просто ЦСКА уже играл немножечко экономно. Это был выдающийся совершенно матч Вагнера, на мой взгляд, среди прочего. То есть, безусловно, это был матч ЦСКА. Это просто был, мне кажется, один из лучших матчей ЦСКА в сезоне.

С. БУНТМАН – И, причём, шаг ЦСКА должен быть. То есть ЦСКА бесспорно, конечно, несмотря на все разговоры, бесспорно, конечно, они одним глазом смотрят на Лозанну, смотрят на все эти перипетии. И мне кажется, что единственный способ, который…

В. УТКИН – Я уверен, что им, извините, по фигу.

С. БУНТМАН – Ты понимаешь, в чём дело? Им по фигу-то по фигу. По фигу вот, как должно быть. У них должно быть больше, чем могут решить в Лозанне. Вот и всё.

В. УТКИН – И так тоже можно рассуждать.

С. БУНТМАН – Скорее всего, у них не будет.

В. УТКИН – И так можно тоже рассуждать. Но могу сказать, что мы на «Плюсе», по крайней мере, между собой так почти договорились, что если не возникает какой-то конкретной ситуации для разговора на эту тему, мы вообще никак не списываем, когда, допустим, комментируем таблицу и прочее, мы не говорим – и ещё может быть решение лозаннского суда. Вот, когда оно будет, тогда мы его обсудим и решим. Тем более, что аргументы стороны Зенита в данном случае не очень хорошо известны. Они до известной степени в чёрном ящике там лежат. Вот, завтра обещают вынести решение – завтра и узнаем. Я, честно говоря, с трудом себе представляю, что если в национальном регламенте в принципе отсутствует норма доиграть остановленный матч, это просто не предусмотрено законом.

С. БУНТМАН – А это было бы чудесно. Сейчас на фоне всех занятий Зенита это было бы просто чудесно, если бы Зенит нынешний сыграл с нынешним Динамо.

В. УТКИН – Может быть, и так. Не знаю. Трудно сказать.

С. БУНТМАН – Это вам не петарда в Химках. Это сейчас совершенно другое Динамо.

В. УТКИН – Я допускаю вполне, что по суду, допустим, обяжут Зениту что-то компенсировать, допустим. Как кажется, что два матча без зрителей, тем более что были матчи с ЦСКА и Анжи, ну, просто представляется, что для… ну, не для авторитета, а, что ли, для статуса… это, понимаешь, как если бы в принципе, да, что называется, как говорят, чужая душа – потёмки, тем более чужая семья – потёмки. Вот, была, например, легенда о том, что у Джорджа Буша-младшего на лице была некая ссадина, потому что он предпринял политический скачок, и из-за этого финансовые дела его семьи как-то пошатнулись. Вот, как вроде бы папа ему дал по башке. Это такая существовала речь. И уже на самом деле совершенно неважно, давал или не давал, но как-то неловко, правда? Точно так же как, знаете, я не знаю, если…

Ну, какая есть в этом неловкость, что в нашем чемпионате два таких важных матча были сыграны без зрителей. Даже если для этого были основания. Папа Буш тоже ведь имел основания залепить, правда? Но было очень неловко, что пришлось ходить с этой отметиной на физии. Ну, я не знаю. Или вдруг с отхлёстанной ремнём задницей. Ну, как-то несолидно. Вот так же и матчи без зрителей такого уровня в чемпионате. Очень трудно себе представить где-то ещё в другом месте. И я это говорю не для того, чтобы… часто обвиняют сразу же в такой ситуации, что, дескать, там всё хорошо, у нас всё плохо. Ну нет, ну правда. Представьте себе, допустим, матч Баварии и Боруссии проходит без зрителей.

С. БУНТМАН – Нет, ни в коем случае. Ваши СМС-ки здесь приходят в изобилии. И я просто так формально напоминаю телефон +79859704545. Ну, давайте посмотрим. Господи, Эрмек пишет: «Ушёл Фергюсон. Непонятная ситуация с тренером и в Челси, Арсенале и Манчестер Сити. Кому выигрывать чемпионат? Может, Ливерпулю?». Знаете, уж где непонятная ситуация, так это с Манчестер Юнайтед. И после первого… Ты знаешь, когда я прочитал твой текст, вот, когда ты поверил в то, что это правда, потому что Фергюсона провожают каждый год 184 года. Провожают каждый год. Да, действительно. И все мы дружно отвечаем, что он простудится на похоронах всех тренерских мечтаний всех претендентов ещё на Манчестер Юнайтед.

Мне кажется, что… потом я как-то подумал… я тоже быстро поверил, очень быстро поверил. Но мне показалось, что это удивительный и почти идеальный момент для продуманности ухода и перехода в другую эпоху.

В. УТКИН – Да. Как оказалось. Хотя со стороны это совершенно не приходило в голову.

С. БУНТМАН – Нет, ты знаешь, я ходил с сельхозинструментами в руках и анализировал ситуацию. Меня весь застал посреди поляны какой-то. И я так ходил.

В. УТКИН – Прямо как Лев Толстой.

С. БУНТМАН – Абсолютно как Лев Толстой. Причём, мне позвонили, попросили сказать несколько слов на «Эхе» здесь на новостей. Я думаю – ну что бы сказать? Потому что, действительно, все мои ассоциации были такие, хозяйственные ассоциации. Потому что сейчас он мог бы устроить фейерверк после какого-нибудь очередного выигрыша… трёх призов. Или дождаться этого, чтобы завершить эту команду, которая, возможно, только строится. Он выстроил то, что надо для нового тренера, чтоб можно было не менять. Я не знаю, там…

В. УТКИН – Чтобы не было необходимости в резких переменах, не было необходимости резко чему-нибудь выдающемуся соответствовать.

С. БУНТМАН – Да, решить проблему с Руни – это проблема руководства, и, конечно, это будет делать. Конечно, не Мойес будет сейчас заниматься именно как психотерапевт, как Фергюсон занимался с Руни.

В. УТКИН – Ну, да.

С. БУНТМАН – Он не будет сейчас этим заниматься. Сейчас, может быть, более формально решат эту проблему. Но Фергюсон ушёл так, что это выглядит естественно, через 5 минут стало выглядеть естественно, после объявления Мойеса. И стало выглядеть, что да, Мойес, да, Мойес. Я не знаю, когда они приняли это решение. Понятия не имею. Но оно имеет вид логичного вполне.

В. УТКИН – Я бы сказал, что оно сопоставимо в большей степени не с тем, как мы привыкли, как меняются тренеры в клубах футбольных. Это очень похоже на процесс передачи дел в какой-то крупной компании. В частности, очень важный момент, чтобы не возникло паники на бирже, чтобы не возникло панической ситуации. Вот, сейчас мы решили, и мы это делаем, да? Папа уходит на покой. У него благотворительный фонд. Значит, теперь второй, старший не очень путёвой, второй сын сейчас возглавляет компанию, известный своей энергичностью и агрессивностью. Вот, как-то так. Это на это было больше похоже.

В этой связи, опять же, очень много было вопросов, не только сейчас у нас в СМС-ках, а в принципе как ставится проблема многими слушателями, зрителями, болельщиками. «А почему новый контракт на 6 лет?», «А почему именно с Мойесом?». Мойес, вроде бы, не самый выдающийся тренер, в том числе и на рынке сейчас, который существует, да? Например, почему не Моуринью и так далее? А именно потому, что этот клуб живёт таким образом. Вот этот клуб живёт так. И он будет искать человека, который в нём способен хозяйствовать вот так.

Сейчас ведь очень много, кстати, появилось разных высказываний людей, Манчестеру посторонних, но очень занимательных и интересных. Например, известный в недавнем… я забываю, он ещё играет или уже нет. Это вратарь-катастрофа по прозвищу, да, Дэвид Джеймс замечательный.

С. БУНТМАН – Ты знаешь, я как-то потерял его следы. Это могут сказать знатоки…

В. УТКИН – Среди прочего, он является очень остроязычным колумнистом сейчас в британской прессе, и он рассказал деталь, как мне кажется, удивительную совершенно. Он сказал, что игроки Ман.Юнайтед – это действительно некий монашеский орден, они никогда вообще не обсуждают дела клуба за пределами клуба. И он описывает ситуацию, когда, я уж не помню, в каком-то клубе или, может быть, в сборной или после сборной они буквально за чашкой пива сидят с Филом Нэвиллом, который уже к этому времени не играет в Манчестер Юнайтед. Он говорит – меня что-то понесло. Но ещё мне осталось рассказать какую-то историю, которая меня волновала в этот момент, что-то у нас в каком-то очередном клубе, не поддающемуся идентификации на сей день клубе Дэвида Джеймса что-то было. Вот, я уже сказал. Возникла пауза. И я понял, что Нэвилл внимательно очень выслушал, но он ничего не собирается рассказывать в ответ.

Кстати, в этом отношении очень трогательно, что пресса прослышала о весьма вероятной смене сэра Алекса из разговоров футболистов за гольфом. То есть это действительно некий, хотите скажем монашеский орден, хотите – скажем семья, хотите – скажем корпорация.

С. БУНТМАН – Со времён Басби и Мёрфи.

В. УТКИН – Да. Есть такие вещи, которые есть только в Ман. Юнайтед. Этому образу жизни, образу действия и соответствует поступок, да? Соответствует логика замены. Я вообще не очень понимаю, а в чём, собственно, могут быть какие-то вопросы по Мойесу? В том, что ему не хватает опыта? Слушайте, вы можете сейчас просто заполнить список ведущих тренеров мира, сказать – а есть ли такой тренер, у которого достаточно опыта возглавить Ман.Юнайтед после Фергюсона? Это какими вообще меряется вёдрами?

С. БУНТМАН – Да. Очень здорово написал, я сразу получил twit Юрия Розанова мгновенно с рассуждениями, а когда ещё никакого Мойеса не было, ну только на отдалённом горизонте среди других точек. Он сказал – кого угодно, только не Моуринью, который обязательно завоюет титул или пару, а потом выжжет всё напалмом и уйдёт. В других клубах не выжигал напалмом Моуринью. Нет, он что-то оставлял и так далее. Но будет именно сама система тренера, который для завоеваний быстрых таких такого тренера приглашён. Знаешь, персонаж тренер-чистильщик, персонаж Харви Кайтела, знаешь? Вот, сейчас…

В. УТКИН – «Решаю проблемы».

С. БУНТМАН – «Решаю проблемы». Вот такого не надо. Потому что вот это «решаю проблемы» все 1970 и половина 1980-ых прошла в Манчестере, и это тот период, которого все манчестерские старики и молодые по рассказам боятся. После ухода Басби это был бардак.

В. УТКИН – Вот, пишет нам Сергей из Тюмени: «Ну что выстроил Фергюсон? Уже Скоулз уходит, Руни колеблется». Сергей, Скоулз ушёл 3 года назад, во-первых. И вернулся.

С. БУНТМАН – Скоулз был призван из глубокого резерва.

В. УТКИН – Сколько ему лет. Вы посмотрите. Если Скоулз уходит, ему нужно просто встать и аплодировать, понимаете?

С. БУНТМАН – Что вчера и сделали все.

В. УТКИН – Что касается Руни, то Руни, да, при всём своем весе, при всём своем мастерстве, вот, Руни – это один игрок. А Манчестер Юнайтед огромный клуб.

С. БУНТМАН – Руни – это отдельная проблема. Там можно об этом говорить, потому что Руни – это отдельная проблема и проблема с Манчестер Юнайтед… Руни после ухода Криштиану Роналду, Руни в этот период между Криштианом Роналду и РВБ, да? Вот здесь… Руни, который должен был бы вообще здесь… И одни неудачи у него были. Во-первых, у него, как говаривал Алексей Смирнов, «Операция Ы и другие приключения Шурика», да, про «Напарника» — «Я готовлюсь стать отцом». Гы-гы-гы. Да, у Руни опять «Я готовлюсь стать отцом», и из-за этого в голове непонятно что. Руни вундеркинд. Руни вундеркинд был. И у него от этого остаётся вот это… Он не может так удивлять. Он ещё и травмируется. То он психанёт и получит красную карточку. То он травмируется, как с Баварией тогда, в ключевые моменты. Руни человек ожиданий, но он при этом абсолютно не удовлетворён, причём, не в творческом отношении. Не удовлетворён тем, что он печатает голы, на самом деле 140 штук он забил за Манчестер всё-таки уже, за 9 лет эти. Он забил 140 штук, это немало. Но у Руни какой-то кризис. Как он из этого выйдет, я не знаю.

Может быть, кстати говоря, и уйдёт. Он человек, который всё время должен стать Руни. На каждом Чемпионате Европы, в каждом решающем четверть или полуфинале Лиги Чемпионов. Ему вот этот длинный пробег по чемпионатам и турнирам… он как-то его вдруг перестаёт греть. Вроде бы простой парень, а очень непростой, оказывается.

В. УТКИН – Меня очень беспокоит судьба Руни, потому что я боюсь, как бы в своей традиционной манере как бы второпях его не слямзил мадридский Реал. Он, по-моему, нужен как собаке пятая нога. Реалу иногда такие вещи свойственны – а! Взяли. А дальше непонятно, как на нём ехать.

С. БУНТМАН – Я не знаю. Или какой-нибудь шейх из ПСЖ, которого, кстати, поздравляем с чемпионством.

В. УТКИН – Да, с удовольствием. И Барселону поздравляем с чемпионством, которое оформлено в эти выходные. Без участия Барселоны формального всегда так очень бывает не то что неприятно. Но всё-таки хочется, чтоб в своём матче, взяв решающие очки, тут Реал в очередной раз…

С. БУНТМАН – Саша не прав, что Ферги подкосил матч с Реалом. Были у него Реалы, Миланы, Баварии.

В. УТКИН – Слушайте, 26 лет. Там таких историй было уже…

С. БУНТМАН – Господи, 183 штуки в квадрате были. Мне кажется, что здесь оказался очень точный момент, вот, сынтуичил или продумал, или как-то так. Потрясающее было вчера прощанье, конечно.

В. УТКИН – Да.

С. БУНТМАН – И речь уходящего Фергюсона была замечательная. Это была симпатичная, остроумная, как пресс-конференция его, но не такая злая, как на пресс-конференциях у них бывает. Это было не про судью продажную, о чём очень любит говорит сэр Алекс. Это было замечательно здесь совершенно со всеми шотландскими штучками, включая произношение, как «За меня стояли все». И вот эти, там показывали веб-ложу, где сидит Бобби Чарльтон, и Паркер там сидел. И вы, и они, и так далее. Дальше он погрозил пальцем и сказал – всем стоять за новым менеджером. Всем стоять. Не дай Бог. Я здесь близко. Очень как-то это было нормально, хорошо.

В. УТКИН – Спрашивают о Роберте Мартиносе в связи с тем, что Уиган выиграл финал Кубка Англии, выиграл у Манчестер Сити. Команды совершенно не сопоставимые по возможностям, по всему. И Уиган может вполне вылететь из премьер-лиги. Нам, кстати говоря, чего удивляться? У нас такой случай был, по-моему, в 1983 году, когда СКА Ростов выиграл Кубок СССР.

С. БУНТМАН – 1981.

В. УТКИН – 1981.

С. БУНТМАН – Я очень хорошо помню.

В. УТКИН – И вылетел в том же году.

С. БУНТМАН – Я даже помню, у кого выиграл.

В. УТКИН – Да, да, совершенно верно. Кстати, мы сейчас в Ростове-на-Дону снимали наших трёх репортёров, и сейчас, когда после Уигана мы заговорили, вдруг выяснилось, мы на это не обратили внимания, что про победу в Кубке СССР в Ростове мы очень много разговаривали с людьми, а вот про то, что в том же году СКА вылетел, как-то не было ни одного разговора, что, собственно, само по себе вполне нормально.

По поводу Роберто Мартинеса и Уигана. Это в первую очередь, простите, но кому, как не Кубку Англии напоминать, что такое Кубок. Кубок Англии, напомню, это старейший на свете футбольный турнир. И Кубок тем и честен, кубок тем и справедлив. Такая есть особенная справедливость кубка, что здесь порой всё решается в одном матче. Один матч может сложиться как угодно. Конечно, это выдающаяся совершенно история с этим хозяином Уигана, который много лет клуб содержит. Тоже когда-то сам играл в футбол и играл в финале Кубка Англии. Вся эта история с Роберто Мартинесом. Есть такая испано-говорящая команда. И, кстати говоря, обязательно, как говорил… который проходил практику педагогическую полковник Дельцов, он говорил – сам себя не похвалишь – никто тебя не пожалеет. Я рассказывал, что необходимо срочно взять в чемпионат России футболиста по имени Эспеноса. Он гондурасец и он, соответственно, играл тогда в МЛС, у него заканчивался контракт. Никто его не взял. Он сейчас спокойно зимой бесплатно приехал в Уиган, сейчас он обладатель Кубка Англии.

С. БУНТМАН – Это был такой абсолютно кинематографический, вот, когда снимают кино про английский футбол, просто такой фикшн снимают, вот так должны снимать. Как вчера было замечательно сказано – человек с чужой фамилией Макманаман, который терзал оборону Манчестер Сити. И когда выходит под самый занавес, когда выходит обязательно рыжий шотландец и головой вколачивает на последней какой-нибудь минуте.

В. УТКИН – Как кто-то говорил, что обязательно должен быть в команде один рыжий, но только один. И вот он вышел, Бен Уотсон, который тоже, в общем, на самом деле не особенно какой-то выдающийся футболист.

С. БУНТМАН – Нет, нет.

В. УТКИН – И лечился он долго, в общем, чуть ли не первое появление после травмы это было. И вот он внёс мяч головой, это было потрясающе.

С. БУНТМАН – Вы бы подумали о том, кто теперь рыжий будет у Манчестер Юнайтед. Ведь почему же Скоулза вызвали? Не для того же, чтоб он получил свой 22 номер и бегал в середине? Потому что нужен рыжий. Рыжие все перевелись.

В. УТКИН – Ну, Руни рыжий.

С. БУНТМАН – Ну, Руни так…

В. УТКИН – В сравнении со Скоулзом, конечно, так… Это правда.

С. БУНТМАН – Когда Руни вырастил себе новые волосы, я не знаю, что у него получилось там, какой-то шатен он стал… нет, такой, как Скоулз – это, конечно, никогда, не бывает таких.

Вот, дорогие мои друзья. Так что об этом я бы не беспокоился. И я думаю, что на Траффорде будет всё в порядке. Но там будет, конечно… Ты представляешь первую неудачу Морриса. Представь себе Community Shield против Уигана. Вот это будет, кстати говоря…

В. УТКИН – Во-первых, не стоит забывать, что Мартинес – возможный преемник Мойеса в Эвертоне. Об этом много говорят. Я не могу оценить такие шансы в реальности, но об этом говорят, потому что в Эвертоне тоже нужен такой, как говорится, хозяйствующий субъект.

С. БУНТМАН – Ну, да. Посмотрим, да. Посмотрим. Ну, вот, я не знаю, хотя все расчёты замечательные, что лучшие сезоны Манчестера начинаются с проигрыша в… но это всё глупости, полные глупости. Вот, как какой сезон начинался и как эта статистика… Можно ещё сказать, что Манчестеру, для того чтобы он вырос в ещё более великий клуб, нужна очередная авиакатастрофа, что ли? Знаете, жестокую такую статистику можно… Вот, после этого начинается что-то такое. Кстати, появилась это со времён Басби и Мерфи, вот это поколение ведь они создали, такую келейню. До этого была раздолбайская нормальная команда. И, кстати, Фергюсон принял команду пьяни и рвани с очень хорошими именами в 1986 году. Что вы думаете, питался кефиром и простоквашей Брайан Робсон? Брайан Робсон любил C2H5OH ещё как! И вот это всё… и когда про Фергюсона написали, когда он пришёл ещё в Абердине разбираться тогда. Он пришёл разбираться ещё с шотландцами своими… я думал, что я в жизни никогда никого не боялся, но этот сукин сын… он же совсем молодой был.

В. УТКИН – Я бы с удовольствием всё-таки почитал какую-то, в общем, не беллетризованную, а реальную биографию, может быть, автобиографию сэра Алекса со всеми этими историями, потому что их так много, и хочется, чтобы они у тебя уложились по полочкам всё-таки, да, так со стороны окинуть 26-летнее правление, да ещё у него и до того были замечательные работы.

С. БУНТМАН – И что бы там было видно, вы знаете, в лучших книгах, которые пишут вместе, конечно, с журналистами, и когда футболисты это пишут, когда чувствуется интонация, и очень хорошо чувствуется интонация. Когда сами пишут – это, конечно, идеальный вариант, но это бывает крайне редко.

В. УТКИН – Ну, надо сказать, что жанр нон-фикшн вообще в англоязычной литературе, конечно, так разработан, что я уверен, что будет замечательно… она вроде как уже и есть. Я к тому, что неплохо было бы, если бы она была переведена.

Есть вопросы… здесь просто хочу конкретно найти, что «выдающийся матч Вагнера и ЦСКА», «выдающийся матч тёти Оли», понятно, кто имеется в виду, которая не пускала паровозов на стадион с чемпионством… Значит, молодые люди, я вчера, не далее как вчера, по окончании всех программ, когда уже всё было снято, я поговорил со своими сотрудниками, журналистами, в частности, которые работали на матче и спросил – а вы вообще знаете, пытались понять, что за история с билетами на южную трибуну? Вот этот скандал в чашке воды, который все обсуждали две практически недели.

Это по сути несуществующая проблема. Это к вопросу о проблемах, так сказать, и о буднях агрессивного пиара, да? Было запрещение продавать на южную трибуну билеты без предъявления клубных карт. И эта практика существует не в первый раз. И никакое решение по ходу тех двух недель не менялось. А почему было снова заострено на этом внимание? Был какой-то эпизод, когда на южной трибуне, а это трибуна, где сидят болельщики, там служба безопасности просто реально вывела человека, который даже не очень понимал, на каком стадионе он находится и за какую команду он болеет. И вот тогда было принято, собственно говоря, это решение. Потому что в комментариях, которые по этому поводу в прессе фигурируют, там вообще люди представляли себе пустую южную трибуну. Нужно быть идиотом. Там же огромное количество людей приходит по абонементам.

С. БУНТМАН – Там в основном по абонементам.

В. УТКИН – В основном по абонементам, конечно. Вчера на матче работала наша съёмочная группа, специально общались с болельщиками. Вы знаете, вынесли абсолютное решение, что все, кто хотел попасть на матч, на матч попали. То есть… вот это просто к вопросу о, да?

С. БУНТМАН – Ну да, да. Тут Тамерлан говорит…

В. УТКИН – Тамерлан из Бостона?

С. БУНТМАН – Не знаю. Тамерлан пишет: «Если вы не знали, у Руни проблемы в личных отношениях с Мойесом. Они даже судились». Ну и?

В. УТКИН – Ну и что?

С. БУНТМАН – Ну и? Да, Руни из Эвертона. И там своеобразные отношения с кем угодно в Эвертоне были у него. Ну и что? А вот посмотрим.

В. УТКИН – Теперь у одного контракт с клубом и у другого контракт с клубом. Надо бы выполнять тому и другому.

С. БУНТМАН – А скажите мне, пожалуйста. До этого самого подвига Павлика Морозова, который совершил Криштиану Роналду тогда на чемпионате, когда он настучал на своего товарища по команде Руни, и того выгнали. До этого они играли, после этого они играли. Там была целая… Руни говорил, говорил, конечно, но не в этом было…

В. УТКИН – И вообще представить себе, что в коллективе, состоящем из 30-35, считая ещё всех приближённых сотрудников клуба, суперамбициозных мужиков, чтоб все друг друга любили, ну что вы, в конце концов? Как это может быть-то?

С. БУНТМАН – Если Уткин говорил про орден, то не значит, что… знаем мы много орденов, у которых были большие проблемы внутри. «Интересно, хоть кто-нибудь верит в призовое место Англии на Чемпионате мира?». Никита, я думаю, даже…

В. УТКИН – Никита, для кого это вопрос веры, пусть и верит.

С. БУНТМАН – Я не знаю. Я хочу дожить просто до этого. Я видел и то, и другое. И призовое, и чемпионство я видел. Хочу дожить до ещё какого-нибудь титула. Может быть, Бог даст.

«Почему стадион Анжи построили в Каспийске, а не в Махачкале?», — пишет Макс.

В. УТКИН – Макс, во-первых, стадион Анжи, на котором сейчас команда играет – он был не построен, а не конструирован. А построен он был давно. Это был стадион, который назывался Хазар. Он построен, что называется, в чистом поле. И, в частности, его проблемой было то, что все 3-4… были там отдельно, не были замкнуты в кольцо, место было достаточно ветреное, и там порой было просто тяжело играть.

Анжи сейчас реконструировал этот стадион, для того чтобы, во-первых, арена была более вместительной и более современной, стадион Динамо в Махачкале реконструировать было невозможно, и там, кроме того, сложная была ситуация с собственниками. А в принципе Анжи собирается вообще новый стадион строить и большой. И это тоже будет не в Махачкале, собственно, не в черте города.

Кстати говоря, я должен вам сказать, ну, надеюсь, на меня не обидятся, я раньше говорил, тем более что у меня очень тёплые отношения к Махачкале и к Дагестану. Вы знаете, Махачкала – это самый уродливый город, который я видел на своём веку, вот, сколько ни ездил. Это город, в котором огромное количество недостроенных коробок-домов, город, в котором…

С. БУНТМАН – Это советские, да?

В. УТКИН – Нет, уже наше время, когда… В наше время абсолютно. И это, собственно, происходило постоянно по очень простой причине. Когда у людей появляются шальные деньги, они думают – сейчас мы вложимся, а потом деньги заканчиваются. Вот это абсолютно хаотически построенный город, очень некрасивый. В нём с трудом угадывается генеральный план, хотя, безусловно, есть очень уютные уголки, там парк очень красивый есть, но это неважно. Я говорю о том, что внутри… это нужно задаться специальной целью построить какое-то новое большое сооружение внутри Махачкалы, чтобы оно отвечало всем требованиям современности, включая подъезды, включая парковки и так далее, и тому подобное.

Там планы очень большие. Там есть желание сделать такую, как бы я сказал, остров внутри такой развлекательный, куда можно было бы приехать на двое-трое суток и замечательно провести время между парком, стадионом, кинотеатрами и всем, чем угодно. И пляжем в том числе.

Но это далеко идущий план. В данный момент он сам по себе ещё не реализуется, он только существует как план. Поэтому вот такая там ситуация.

С. БУНТМАН – Здесь вспомнили про Спартак наконец-то. «Ваше мнение, какой бы тренер подошёл Спартаку?».

В. УТКИН – Марсело Бьелсе.

С. БУНТМАН – Ты уже это говорил.

В. УТКИН – Да. Я по-прежнему так считаю.

С. БУНТМАН – Кстати, говорил это до пришествия Унаи Эмери ты говорил. Тогда именно ты говорил.

В. УТКИН – Я рассказывал, что с ним был конкретный разговор. И разговор, который, насколько я понимаю, его не толкнул, он сказал, что к этому моменту уже есть, он дал уже слово Бильбао, он не будет рассматривать сейчас другие команды.

С. БУНТМАН – Но сейчас, представляете, я просто не знаю, стоит ли входить снова в эту психологическую какую-то воронку под названием Лаудруп, Эмери и так далее вот сейчас, совершенно невозможно. Я не про «Валера, верим», а про то, что сейчас у меня такое ощущение, что Карпин находится перед кучей рассыпавшихся кубиков, которые были построены как-то не так.

И получилось так, что они все…

В. УТКИН – Нужно складывать новую «вечность» обязательно из них.

С. БУНТМАН – Все рассыпались, просто в дым рассыпались эти кубики. Хотя есть такой кубик, связка, знаете, как лего, вот, частями хорошо ездят, крепко держатся, здание – нет.

В. УТКИН – Нас просят поговорить о финале Кубка УЕФА Челси против Бенфики. Но я до этого ещё хочу одну тему затронуть. Затронуть тему колоссальной сейчас суеты, которая возникла вокруг пожеланий Владимира Владимировича Путина увидеть фильм про Льва Яшина. Это довольно любопытный вопрос, потому что возникает, конечно, он в том числе на волне интереса к фильму «Легенда №17», который только что прошёл, у которого, видимо, есть масса художественных достоинств, но там есть только одна проблема: к сожалению, это фильм не о Валерии Харламове. Совсем не о Валерии Харламове. И, на мой взгляд, это колоссальная ошибка и колоссальная вина авторов фильма, потому что они захотели, весьма поверхностно познакомившись с материалом, они не смогли сделать кино из жизни самого Харламова, которая была, между прочим, чрезвычайно кинематографична.

Они предпочли действовать по лекалу, перенесли аварию харламовскую на период до суперсерии, сделали из Анатолия Васильевича Тарасова чуть ли не борца с режимом. Историю о том, как он увёл ЦСКА со льда, извратили до такой степени… Дело не в том, что нужно следовать документам, повторяю, дело просто в том, что она выглядит абсурдно. Она выглядит абсурдно, понимаете, как если бы… даже не знаю, с чем сравнить. Понимаете, например, у американцев есть великий момент в хоккее, когда они стали олимпийскими чемпионами в Лейк-Плэсиде. Этот мираж на льду, когда приехала большая советская красная машина, а американцы их победили.

С. БУНТМАН – А, это 1980-ые.

В. УТКИН – И об этом есть тоже фильм, в котором главную роль тренера играет Курт Рассел. Вы знаете, я думаю, что там тоже можно было бы очень интересно… обстоятельства, если ввести туда Карибский кризис, например, в качестве фона. Плевать, что это было в 1960-ые. Зато какие были бы обострённые обстоятельства. Сразу как-то чувствуешь себя… что как это было важно для страны и для всего остального. Но это же будет совершенно нереальная история, понимаете?

Вот, интересно, вы знаете, почему Тарасов увёл со льда ЦСКА и что это был за матч, и чем это было вызвано? Это же очень простая была история. Там не было никакой политики вообще. Это было время, когда по правилам хоккея ещё в третьем периоде команды менялись воротами на 10 минуте. Такой был анахронизм, потому что изначально они играли на открытом пространстве. Естественно, нужно было, чтобы при нечётном количестве периодов ветер, снег и всё остальное поровну доставались командам. ЦСКА играл со Спартаком, и всё дело было в том, что шайба была заброшена практически одновременно с сиреной.

Нужно меняться воротами. И вокруг этого шёл спор. Значит, потому Тарасова и убрали, что он в данном случае, что называется, психанул. И то, что… а в фильме, понимаете, это выглядит следующим образом. В фильме сборная проводит товарищеский матч со Спартаком, судьи почему-то подсуживают Спартаку, Брежнев, оказывается, болеет за Спартак, понимаете? Вот это кем нужно быть? Что нужно думать о хоккее, что может быть настолько принципиальный матч между Спартаком и сборной, в котором судьи советские будут подсуживать Спартаку, понимаете? Это то же самое, что, допустим, мама Валерия Харламова являлась бы не испанской бегуньей, а курочкой Рябой, понимаете, для красоты? Такая национальность. Это абсолютно равная степень абсурда.

При том, что, понимаете, все эти обстоятельства и в жизни великого тренера Тарасова, и в жизни выдающегося хоккеиста Харламова, великого хоккеиста Харламова, все обстоятельства, из которых можно было бы сделать прекрасную картину, все они были. Почему я считаю, что это зло? Потому что мы живём в той стране, где живём. Потому что этот фильм был снят действительно на очень высоком техническом уровне благодаря тому, что это был проект, понимаете? Если бы мы с вами жили в Голливуде и успешность фильма измерялась бы в первую очередь провалами и всем остальным, можно было бы ожидать, что были хоть 7 фильмов о Харламове разных. Но мы же с вами прекрасно понимаем, что другого фильма о Харламове не будет. По крайней мере, очень долго, тем более на таком высоком уровне.

И вот сейчас, насколько я знаю, существуют группы людей, я просто хорошо это знаю, знаю в том числе от Валентины Тимофеевны Яшиной, знаю от Лидии Гавриловны Ивановой, жён наших выдающихся футболистов: давно существует работа по сбору материала, по поиску финансирования фильма, в частности, о Яшине. Сейчас… 3D расскажет нам, что Яшин был братом Че Гевары и массу всего прочего, а настоящая реальная нормальная работа – она навсегда будет похоронена, её просто никогда не будет.

О Кубке УЕФА поговорим, видимо, на следующей неделе.

С. БУНТМАН – Да, совершенно верно. Василий Уткин, Сергей Бунтман. Всего вам доброго. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире