'Вопросы к интервью

О.Рябцева Болтун главный редактор сидит в прямом эфире. Алексей Венедиктов и Леся Рябцева. Это программа «Сбитый фокус», и у нас сегодня в гостях Андрей Васильев, журналист и продюсер проекта «Господин хороший» Здравствуйте!

А.Венедиктов Добрый вечер!

А.Васильев Добрый вечер.

А.Венедиктов Он кивает!

А.Васильев Сбитый фокус – это я?

А.Венедиктов Мы сейчас будем сбивать.

А.Васильев Сбивать будете с меня фокус.

А.Венедиктов Нет, мы будем сбивать фокус наших слушателей с тебя. Они-то думаю, что ты такой-сякой, а мы тебя сделаем сяким-таким.

А.Васильев Попробуйте.

А.Венедиктов А легко. Вот, судя по тому, что происходит, ты счастлив, что ты соскочил 4 года назад с «Коммерсанта»?

А.Васильев Не то слово. Я тут встретился с одним престарелым дружком, который в свое время…

А.Венедиктов Более престарелый, чем ты?

А.Васильев Ну примерно одно и то же. В нашем возрасте плюс-минус 10 лет – это уже…

А.Венедиктов Это Лесе говори.

А.Васильев Премьера «Левиафана». Мы с Ефремовым привели маму туда смотреть. И Саша Полесицкий…

А.Венедиктов Знаю, конечно, Сашу Полесицкого.

А.Васильев И он мне сказал очень мудрую вещь. Он говорит: «Я все время думал: как жалко, что я такой старый, и я до чего-то там не доживу. А теперь я думаю: как хорошо, что я такой старый и ни до чего не доживу».

О.Рябцева Время-то сейчас такое, мракобесное, ужасное время – согласны?

А.Васильев Я вот стараюсь как бы не прилипать. Но, когда возглавляешь там, как ваш начальник Алексей Алексеевич, например, когда прилипаешь к ленте новостей – и это невозможно, потому что за это платят зарплату, наверное иначе, — то с ней как бы живешь.

А.Венедиктов С лентой новостей.

А.ВАСИЛЬЕВ: Когда прилипаешь к ленте новостей, то с ней как бы живешь

А.Васильев Ну а как? Я в свое время с ней и жил. Но там понятно: мне платили большую зарплату. Но вот, если ее не платят, знать про все это… и анализировать даже – это дико противно.

О.Рябцева А, когда не на работе, ты вот выходишь из дома, выходишь из бара – не важно – из квартиры и видишь какую-то картину вокруг себя – что бесит, что угнетает?

А.Васильев Все.

О.Рябцева Что «все»?

А.ВАСИЛЬЕВ: У меня в спальне всегда закрыты ставни, чтобы проснуться и не сразу смотреть наружу

А.Васильев Ну как? У меня просто такой сталинский пентхаус – приятно всегда услышать вашего радиослушателя…

А.Венедиктов НЕРАЗБ сталинский или пентхаус?

А.Васильев И туда, в общем, теоретически легко залезть с крыши. И в свое время мы сделали ставни железные. Итальянские ставни, но только из железа. И у меня в спальне всегда закрыты они, потому что… вот чтобы я проснулся и не сразу смотреть наружу.

О.Рябцева Картинка раздражает, люди раздражают?

А.Васильев Все, я и говорю. А у меня закрыто, у меня чуть-чуть через ставни, через щели идет свет такой… Ну нет, потом я уже встал, вышел в гостиную и там я уже вижу вид из окна. Но не сразу. Потому что в моем возрасте, когда проснулся и сразу увидел родину – это прямо врачи запрещают.

О.Рябцева А чего жить-то в этой родине тогда?

А.Васильев А я не живу – я нахожусь. Я, вообще, довольно редко здесь живу. Иногда бывают дела какие-то, ну, правда, бывают.

О.Рябцева То есть в основном душа НЕРАЗБтело где-то в другом месте…

А.Васильев Ну вот мне поменяли верхнюю челюсть тут на днях. То есть дела бывают.

О.Рябцева Дела – это верхняя челюсть в России. Слушай, а ты смотрел фильм «Президент»?

А.Васильев Нет, конечно. Все эти – сколько… 15 лет — да?

А.Венедиктов Да. С Соловьевым.

А.Васильев …Вот мы смотрим фильм «Президент».

О.Рябцева Реалити-шоу.

А.Васильев Так что в этом смысле я не могу сказать, что я не зритель этого фильма. Я его смотрю.

О.Рябцева А если бы тебе предложили снять этот фильм – фильм «Президент» про 15 лет, про эпоху Путина.

А.Васильев Нет, я бы с большим интересом снял документальный фильм, вот, собственно, в чем недостаток вашего вопроса… Поэтому никто и не предложит его снимать.

А.Венедиктов О чем?

А.Васильев Я бы разобрался. Вот сейчас на НЕРАЗБ я не скажу. Это надо, это действительно очень серьезная история. Когда, кстати, этот «Фарингейт 9/11» — вообще чувак там без роду без племени получил «Золотую пальмовую ветвь» за документальный фильм про президента Буша. Но это была работа. Это серьезная прямо работа. Я навскидку не скажу, какой у меня будет сценарий этого фильма.

А.Венедиктов Но ты же все 15 лет смотришь.

А.Васильев Теперь надо думать.

А.Венедиктов Зачем думать, вот думать?

А.Васильев Нет. Ну я рассказываю… потому что есть правда искусства. И там из всего этого надо отсеять, что будет действительно драматургически интересно. Ну ты же знаешь, как делают сценарии.

А.Венедиктов Я знаю, как делаются сценарии по жизни, а не только так.

А.Васильев Жизнь… Это люди же должны смотреть. Нет, я бы с удовольствием взялся это делать, правда. И это, наверное, не дешевый фильм получится.

А.Венедиктов О деньги выпрашивает у кого-то, кто слушает. Ну я понял…

А.Васильев А можно, кстати сказать…

А.Венедиктов Можно.

А.ВАСИЛЬЕВ: У нас уже устарело 95% номеров, они вместе с новостями устарели

А.Васильев Как у нас есть номер один в «Гражданине поэте». Очень много устаревает. У нас уже устарело 95% номеров, они вместе с новостями устарели. Но есть один номер, называется: «Спасибо, что бухой». Это просто на три недели было… это еще транслировалось на «Эхе Москвы», тогда мы были партнеры. И там два события за неделю. Если кто помнит, уважаемые радиослушатели, были выборы в Государственную думу, и плюс на этой же неделе вышел фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой». И мы объединили – сделали по двум. Стихотворение «Я не люблю» — ну песня. И там были такие строчки: «Я не люблю поэта с гражданином и их еженедельное кино. Они с подачи Путина даны нам, иначе их прикрыли бы давно».

О.Рябцева Об этом еще обязательно поговорим…

А.Васильев Нет, это про финансирование.

А.Венедиктов Мы поняли. Мы передали. Андрей Васильев, журналист и продюсер, человек и гражданин в «Сбитом фокусе» и Алексея Венедиктова и Леси Рябцевой.

А.ВАСИЛЬЕВ: Алкоголь помогает, конечно

О.Рябцева Алкоголь помогает, да? «Спасибо, что бухой» — вот это все.

А.Васильев Он помогает, конечно. Ну как сказать… Я действительно лет 14 во время поста я не пью 7 недель…

О.Рябцева А все остальные – пьешь.

А.Васильев Я не религиозный человек, но просто удобней не пить… Когда наливают, говоришь: «Ну… пост». Многие люди говорят: «А-а, да. Ну О’кей». Сейчас же все дико религиозные стали. А вообще-то, ну как? Это снятие стресса моего.

О.Рябцева Выживание?

А.Васильев …Стресса. Я не знаю. Когда я возглавлял «Коммерсант» или, когда я возглавлял программу «Время»….

О.Рябцева Но сейчас-то не возглавляешь, сейчас-то зачем?

А.Васильев Мне все равно это нравится. А так, ну сколько – 12 часов рабочий день, причем последние два часа надо принимать решения мгновенно, это правда. И это просто стресс, такой технический стресс. Ну и как? Надо, конечно, бухать.

А.Венедиктов Про любимый алкоголь мы еще поговорим. Я вернулся бы к президенту. Не к фильму, а к Путину. А чего в нем главное, как ты думаешь? Вот ты 15 лет смотришь на ленту. Что ты в нем понял?

А.Васильев Это человек, который абсолютно мужественно сражается со своими комплексами, причем, чем он мужественней сражается с ними, тем более видно, какое количество и какой глубины эти комплексы. То есть в принципе, когда я смотрю… нет, я стараюсь не смотреть, мне врачи запрещают, — я по телевизору смотрю только НТВ Плюс: кино, теннис и футбол – все.

А.ВАСИЛЬЕВ: Путин — человек, который абсолютно мужественно сражается со своими комплексами

О.Рябцева Жалко Путин не играет в теннис просто.

А.Васильев Ну, если бы играл – я бы не стал смотреть теннис. Мне, правда, врачи запрещают. Но, когда я видел это – иногда промелькивает где-то такое…

А.Венедиктов А иногда ты встречался с ним. Я про это говорю, вот 15 лет…

А.Васильев Я встречался, немножко в другой эпохе.

А.Венедиктов Что он, изменился сильно, что ли?

А.Васильев Кстати, Бог меня спас… нет, не Бог — мне спас, кстати, Дима Песков.

А.Венедиктов – Оо! Сравнил! Где Дима Песков и где… Бог.

А.Васильев Помнишь, когда тебя там…

А.Венедиктов Помнишь.

А.ВАСИЛЬЕВ: Бог меня спас… нет, не Бог — мне спас, кстати, Дима Песков

А.Васильев Когда тебя там просто гнобили.

А.Венедиктов Да, было, такое было.

А.Васильев И я отпросился. Я очень не любил эти форматы встреч с Путиным, но, поскольку я был начальник все-таки «Коммерсанта», надо было ездить иногда. Но иногда можно было не ездить. Я позвонил Диме: «Ну правда, там будет 88 человек. Вам, правда, нужен я полупьяный там…?» Он говорит: «Не-не, спокойно можешь не ехать». И, когда я узнал, что произошло с вашим начальником Алексеем Венедиктовым, я понял, что, вообще, самое страшное произошло бы со мной.

А.Венедиктов Потому что ты бы буянил.

А.Васильев Когда он сказал: «Что это за словесный понос?» — так он сказал?

А.Венедиктов Да, да.

А.Васильев А, поскольку я туда трезвый не ходил никогда – врачи запрещают…

А.Венедиктов Я бы с этими врачами… Какие высокопрофессиональные люди у Андрея Васильева…

А.Васильев …Я бы, конечно, сказал, что «словесный понос – это то, что делаете вы, что делают ваши прикормленные СМИ».

А.ВАСИЛЬЕВ: Я бы сказал, что «словесный понос – это то, что делаете вы, что делают ваши прикормленные СМИ»

А.Венедиктов И про это поговорим…

А.Васильев Я бы это точно сказал. А я же не герой, я не Павлик Матросов никакой.

А.ВенедиктовПавлик Морозов, а Александр Матросов.

А.Васильев Павлик Матросов – что б ты знал – это человек, который закрыл амбразуру телом своего отца.

А.Венедиктов так.

А.Васильев Павлик Матросов.

А.Венедиктов Мы слышали кусок от «Гражданина хорошего». Ты глумишься над святым. Мы сейчас про глумление тоже поговорим.

А.Васильев Вот. И я просто реально облился холодным потом, потому что я понял, что если бы я там был… А Леха Венедиктов – мы очень плохо друг к другу относимся – это правда, он мой коллега. И тут я просто… я не могу этого.

А.Венедиктов Но ты мог не врубиться.

А.Васильев Как нет? Я бы врубился.

А.Венедиктов Ну там никто не врубился.

А.Васильев Ты понимаешь меня, я бы врубился. Мне было лучше всего и не врубаться, но врубился бы именно я.

А.Венедиктов А что тебя в нем больше всего привлекает?

А.Васильев Ничего вообще.

А.ВАСИЛЬЕВ: Мне говорили: «А вы не понимаете, почему на вас ходят? Потому что сегодня концерт – а завтра вас посадят»

А.Венедиктов Вообще ничего?

А.Васильев Нет, ну была такая тема, например, когда говорили: «А чего же вас там не арестовали… дрын-дын-дын…?» У нас были когда-то какие-то концерты в Таганроге. Я спрашиваю антрепренёров: «Подождите, Москва, Питер – кто платит? У нас большой гонорар. Кто платит в Таганроге такое бабло, чтобы вы отбились?» Мне говорят: «А вы не понимаете, почему на вас ходят? Потому что сегодня концерт – а завтра вас посадят».

А.Венедиктов Как последний раз.

А.Васильев Да, как последний раз – люди так ходили. Не я это придумал, мне рассказали те люди, антрепренеры наши. Так вот…

А.Венедиктов Я спросил, что тебя привлекает, ты сказал – ничего.

А.Васильев Вот. И знаешь, как выяснилось… Меня еще Быков спрашивал…

А.Венедиктов Дима.

А.Васильев Он творческий человек. Почему считают, что я путинский этот…

А.Венедиктов Холуй.

А.Васильев Холуй. Я говорю: «Дима, это просто издержки жанра. У нас же жанр документальный». Действительно, мы делаем правду. А там же была такая тема, что все испугались Медведева – вдруг он поймет, что он президент. Я как раз говорил, что он не поймет никогда, но не важно. А он имел право все правительство в отставку, например, а Путина назначить мэром Москвы.

А.Венедиктов Например. Или Таганрога.

А.Васильев Да, хорошая должность. И понимаешь, получается, когда мы делаем, у нас же в наших номерах Путин злодей, он Синяя борода, получается, он персонаж.

А.Венедиктов Персонаж.

А.ВАСИЛЬЕВ: Все испугались Медведева – вдруг он поймет, что он президент. Я как раз говорил, что он не поймет никогда

А.Васильев А Медведев – нет.

А.Венедиктов Не можете придумать.

А.Васильев А не получалось. То есть мы честно делали вещи. И из Медведева не получалось персонажа, он все равно был второстепенный. И даже «Путин и мужик» — в это же время Медведев был президент,а стихотворение называется «Путин и мужик». Я понимаю, что сделать не можем, и так и выходит. И Путин действительно мужик в наших номерах. Он плохой, может быть, злодей, я не знаю. А Медведев – никто.

А.Венедиктов Я же тебе говорил: Бэтмен и Робин.

А.Васильев А Медведев – жидкость, ну вот и все.

А.Венедиктов Но если с хорошим градусом.

А.Васильев В какой-то момент мы, может быть, попали на такую ситуацию, когда действительно наш этот весь бескомпромиссный проект работал на руку Путина.

А.ВАСИЛЬЕВ: Путин действительно мужик в наших номерах. Он плохой, может быть, злодей, я не знаю. А Медведев – никто

О.Рябцева А сейчас?

А.Васильев Я даже не знаю.

О.Рябцева Ну вас же не закрыли.

А.Васильев Нет, мы же сейчас не представляем собой такое… Но, когда у нас каждую неделю вся страна…. У нас была аудитория… если за неделю мы не брали 700 тысяч «Эха», плюс – как она там называлась F5? YouTube – вот, если у нас не было суммарного захода 700 тысяч за неделю, то мы считали, что сделали плохой номер. И, конечно, мы представляем собой, можно сказать, СМИ по аудитории.

А.Венедиктов Конечно, СМИ. А вы сейчас кто?

А.Васильев Никто. Как любят говорить, маргиналы.

А.Венедиктов А вы маргиналы, да? А что ты тут тогда делаешь, на большой радиостанции?

А.Васильев Ты меня позвал – я пришел. Я тебе не нужен.

А.Венедиктов Знаешь, Леся тут нашла статистику, что в стране резко в связи с кризисом повысилось потребление элитного алкоголя.

О.Рябцева – Ято подумала, что это начальник… А он подумал, что это ты. Кто из вас двоих подпивает лишнего?

А.Венедиктов Вдвоем мы, конечно, сильно могли повысить. Это отразилось бы на статистике в стране. Может быть, я тебя позвал, когда я поднимал статистику…

А.Васильев А я в это время тоже поднимал…

А.Венедиктов Вот мы и подняли.

О.Рябцева Слушай, а ты только так, да, расслабляешься – через алкоголь или что-то еще есть?

А.Васильев Я слишком староват для других средств.

О.Рябцева Не знаю, дети семья.

А.Венедиктов Залезть наверх – покрасить звезду.

А.Васильев Я боюсь, я же высоты боюсь. Просто другие способы релаксации — я их просто не хавал. Ну что есть мое детство – портвейн молдавский белый 2-42, пиво «Жигулевское».

А.Венедиктов «777».

А.Васильев «777» дороже был, кстати.

О.Рябцева Знатоки собрались у нас в студии: Андрей Васильев, Алексей Венедиктов…

А.Венедиктов Венгерское Токай, Токайское.

А.Васильев «Рымникское» — 1-87

О.Рябцева И трезвая Леся Рябцева.

А.Васильев Поэтому я прошел мимо этого. Я не могу даже оценивать: хорошо это – употреблять какую-нибудь траву. Я просто не знаю, это не моя тема. Поэтому мне и остается только одно.

О.Рябцева Слушай, а люди, настроение людей мешают жить в этой стране, сами люди мешают, эти сумасшедшие какие-то?

А.Васильев Мне?

О.Рябцева Ну да. Ты же общаешься с соседями по клетке лестничной.

А.Васильев Ну как? Меня слушает сейчас, скажем, мой водитель.

А.Венедиктов Так.

О.Рябцева Что, до дома не довезет?

А.Васильев Нет, когда оказалось, что Крым наш, я его мы выговаривал: «Как вам не стыдно, Сережа. Блин, вы водите 500-й «мерседес». Какой Крым? Вы когда были там, в Крыму?» Был в шесть лет он. И я понял такую вещь… Я говорю: «Давайте так: на территории моего суверенного 500-го «мерседеса» я запрещаю всякие разговоры про Украину».

О.Рябцева Ты, как Путин прямо.

А.Васильев Потому что никому это не нравится. У меня, кстати, очень хороший водитель. «А я вас уволю, то есть вам это не очень… да? А я потом три месяца буду искать водителя нового». И тех пор, кстати…

А.Венедиктов Вы не разговариваете.

А.Васильев Мы не разговариваем…

О.Рябцева Вообще.

А.Васильев Конечно.

А.Венедиктов Что-то нам это напоминает.

О.Рябцева Ваш кабинет, да.

А.Венедиктов Да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Какие у меня друзья-то остались? Померли уже друзья…

О.Рябцева Слушайте, а друзья: «Пятая колонна», Макаревич, Ефремов?

А.Васильев Какие у меня друзья-то остались? Померли уже друзья…

А.Венедиктов Ну ладно, прекрати!

О.Рябцева Никого, что ли нету?

А.Васильев Нет, ну как? Друзья и друзья. Миша Ефремов, Орлуша, ну Макар… Я не могу сказать, что мы такие друзья… Мы знакомы лет по 80 с ним… 70…

А.Венедиктов Это я – 80!

А.Васильев Ну Макар, конечно. Когда он написал это письмо, — а я же не интернетовский человек – я был в Швейцарии, гостил у Василия Шахновского.

А.Венедиктов Ва-а!

А.Васильев А я просто не пил…

А.Венедиктов Да ладно!

А.Васильев А это был пост как раз.

А.Венедиктов Господи! С тобой трудно: календарь надо знать.

А.Васильев И я к нему поехал, он тоже Вася непьющий…

А.Венедиктов Вася не пьющий.

А.Васильев Да. И мы с ним на его 10 гектарах… И там он мне дал прочесть письмо Макаревич. И я, надо сказать, позвонил оттуда Макару и сказал: «Я горжусь тобой». Прямо так и сказал. Мне не свойственна сентиментальность – вот Леша знает – но в тот момент такая была правильная была речь. Он сказал: «У меня к вам, Владимир Владимирович, больше нет вопросов. Вы производная от советского народа».

О.Рябцева То есть народ сам заслужил это.

А.Васильев А нет!

А.Венедиктов А нет?

А.Васильев Конечно, заслужил, естественно.

А.Венедиктов Это сарказм был?

А.Васильев Нет, конечно заслужил. Ну а как. Он действительно производная. Он безошибочно сделал то, что хавает советский народ. Он это и делает, и в этом смысле как пиарщик, он очень грамотный.

А.Венедиктов Он не пиарщик – он президент, вообще-то.

А.Васильев Я же сейчас о другом.

А.ВАСИЛЬЕВ: Путин, как пиарщик, очень грамотный

А.Венедиктов Нет, мы об одном и том же, я думаю.

А.Васильев На подводной лодке он ездил, на вертолетах летает, с журавлями. И, в том числе, и пиарщик -почему нет? Разносторонний человек. И в этом смысле он, кстати, делает абсолютно безошибочные вещи. Когда его рейтинг 4 августа был 87%, понимаешь, да? У Буша был 90% один раз, но это было сразу после 11 сентября. То есть за счет этого чудовищного теракта на территории США. А Владимир Владимирович – за счет терактов на чужой территории.

А.Венедиктов Ну какие там теракты? Взял Крым. Взял и присоединил – плохо, что ли?

А.Васильев Это как трактовать в Гааге. Мы же с тобой не знаем, мы же плохие юристы.

А.ВенедиктовГосподи, боже мой, Я даже не знаю, где Гаага.

А.Васильев Но там, если ты знаешь, есть преступления перед человечностью… там как Милошевич, кстати, тоже провел время.

А.Венедиктов Ты нас не пугай. Все-таки, если уж мы пошли по этой стезе – ты думаешь, он спокойно спит? Он в согласии сам с собой. Ты говоришь, он борется с комплексами.

А.Васильев Да, я думаю да, это правда. Как сказать… их, конечно, учили вербовке.

А.Венедиктов Учили.

А.Васильев И уж самого себя завербовать – милое дело.

А.Венедиктов О да!

А.Васильев Я же помню, когда я первый раз встречался – и ты там был, в круглом зале, в библиотеке…

А.Венедиктов Когда он был ИО еще?

А.Васильев ИО да.

А.Венедиктов Да я помню, конечно.

А.Васильев И я вышел, я реально – вот я, старый хрен, я уже был седой, то есть седой-то я не был, а лысый уже был – и, когда я вышел, закурил, посмотрел на Ивана Великого, я говорю: «Господи! Первый раз в жизни этой несчастной стране повезло с президентом».

А.Венедиктов Ты не просто закурил – ты всем еще говорил там, мы стояли когда.

А.Васильев А может я и тебе это говорил.

А.Венедиктов Мне и сказал.

А.Васильев В основном я себе, конечно.

А.Венедиктов Понятно, да.

А.ВАСИЛЬЕВ: Не повезло всему земному шарику тем пространством, которое почему-то называется Россия

А.Васильев Я правда, это делал. И это было абсолютно искренне.

О.Рябцева А сейчас? Сейчас так же думаешь – повезло?

А.Васильев Нет, я считаю, что вообще не повезло всему земному шарику тем пространством, которое почему-то называется Россия.

А.Венедиктов Ты – русофоб?

А.Васильев Видимо, да, кстати.

А.Венедиктов Ты не любишь людей или территорию?

А.Васильев Я не люблю этот менталитет

А.Венедиктов Какой «этот»?

А.Васильев Который мы величаем Россией.

А.Венедиктов Какой?Расскажи людям, потому что все называют разный.

А.Васильев О’кей. Вот все ищут национальную идею, очень давно ищут. А она всю жизнь была. Потому что это как государство образовалось благодаря татаро-монгольскому игу, потому что до этого князьки мочили друг друга только так. И вот из-за страха перед татарами образовалось государство. Я сейчас грубо говорю, не совсем правильно, но в целом. Я так это воспринимаю. И вот такое государство. И вот она изначально национальная идея: кругом враги. Больше другой-то нет. Кругом враги. А вот это я ненавижу.

А.Венедиктов Андрей Васильев в «Сбитом фокусе». Алексей Венедиктов и Леся Рябцева.

А.ВАСИЛЬЕВ: Вот все ищут национальную идею, очень давно ищут. А она всю жизнь была

О.Рябцева Слушай, вот ты сейчас начал говорить про Швейцарию, то что ты часто бываешь за рубежом и часто общаешься там с русскими само собой. Русские города, поселения уже появляются…

А.Васильев Где как.

А.Венедиктов Ну Лондон.

О.Рябцева Лондон, да, русский город.

А.Васильев Лондон – замечательной место, в том смысле – там нет резервации.

О.Рябцева Все равно ощущение, что бегут, что боятся и бегут. Деньги забирают, переводят счета за границу.

А.Васильев Ну как сказать? Ну уныло очень. Кто-то боится, наверное. Мне-то боятся, ну правда, нечего. У меня все бабло, которое есть, даже то, которое я вывел из страны – я до вольно много вывел, абсолютно легально вывел…

А.Венедиктов Ой!

А.Васильев То есть там все правильно… налоговая… Ну там есть процедура.

А.Венедиктов Ты на радио, ты понимаешь, да?

А.Васильев А я легально вывел. Нет, то, что я нелегально вывел, я на радио не говорю. Мне бояться, правда, нечего, но мне дико уныло.

А.Венедиктов Уныло?

А.Васильев Уныло, мне плохо. Возвращаясь к твоему вопросу – господи, какое было бы у меня несчастье, если бы я возглавлял «Коммерсант»…

А.ВАСИЛЬЕВ: Венедиктов — сумасшедший человек. Он без этого не может жить

О.Рябцева Ты жалеешь Венедиктова?

А.Васильев Дико стремно. Так что, что бога-то гневить?

А.Венедиктов Он еще умеет пропускать, как Путин вопросы.

О.Рябцева Это я слышала, да. Венедиктова, да, жалеешь?

А.Васильев Нет, не жалею.

О.Рябцева Почему это?

А.Васильев Потому что сумасшедший человек. Он без этого не может жить.

А.Венедиктов Да ладно.

А.Васильев Ну я не знаю, Леша. Иначе, по-другому я объяснить не могу, что ты возглавляешь это дело.

А.Венедиктов Хорошо, пусть все так думают.

А.Васильев Мне кажется, что он сумасшедший псих, и он без этого просто помрет завтра. Выйдет туда, на Калининский проспект и помрет.

О.Рябцева А ты не помер.

А.Васильев А я нет. Я в этом смысле… ну так получилось, что я так много лет был связан со СМИ. Ну уж получилось – получилось. Но, когда ты занимаешься СМИ, если ты не научишь себя ловить от этого кайф, то можно повеситься через три дня. Это дико трудная, неприятная, очень говенная работа, если честно. И надо себя настроить, что это круто. Я это умел, да. Но это иголки надо загонять под ногти, да. Но я всегда точно знал, что вот пока да – то вот это да. Я был фанат «Коммерсанта» ничуть не меньше, чем Леша — фанат «Эхо Москвы». Конечно, да. Но для меня это был все равно функция.

А.ВАСИЛЬЕВ: Когда ты занимаешься СМИ, если ты не научишься ловить от этого кайф, то можно повеситься через три дня

А.Венедиктов Слушай, ты работал уже на Украине. Все-таки до новостей у нас три минуты. Я хотел бы понять. Вот, что ты про них понимаешь, про украинцев, которых ты называл тогда хохлами?

А.Васильев Я и сейчас…Кроме того, когда закрывали газету «Коммерсант» на Украине…

А.Венедиктов Там?

А.Васильев Да. Закрывали ночью. Блин, это стремно. Ночью, без объявления войны. Просто на утро не вышла…

А.Венедиктов Мы знаем такие прецеденты.

А.Васильев Ну да. И там днем у них была пьянка в редакции. И мне Гоголев, который был мой наместник на земле на украинской говорит: «Слушай, я включаю громкую Скайп. Скажи что-нибудь. У меня тут пьяные все. Они ждут своего ободряющего слова».

А.Венедиктов Из Москвы.

А.Васильев Из Москвы. Ну что я им сказал? Включили громкую связь. Я сказал: «Заманали, хохлы!» Ты понимаешь, я сказал это по-другому.

А.Венедиктов Это мы понимаем, да. А что ж такое эти хохлы, что на самом деле?

А.Васильев Это целый разговор о них.

А.Венедиктов Подожди, скажи мне пожалуйста, вот Путин говорит, что русские и украинцы – практически один народ, одинаковые…

А.Васильев В общем, да.

А.Венедиктов В общем да. Тогда тоже уныло.

А.Васильев Но у них был шанс, блин. И им тут же его с помощью наших этих танков… Почему закрыли «Коммерсант»? Это же они, они же действительно хохлы. Там был единственный русский – Гоголев и тот татарин из Казани. Они не могли писать, что это эти, ихние… на танках ездят,сопртивленцы какие-то. Все видят, что это русские солдаты. А он придет домой – у него теща там. Как он? Поэтому они не могли не писать, что это российские… поэтому закрыли от греха подальше. И все. Больше там никакой отморозочности не было.

А.Венедиктов Не было, да?

А.Васильев Не-а.

А.Венедиктов То есть только «Коммерсант».

А.Васильев Ну «Коммерсант», он просто не мог не писать про то, что это российские военные. Больше там… Они держались, они не уходили в отморозку.

О.Рябцева Русофоб, который обзывает хохлов хохлами – это же просто нечто.

А.Васильев Хохлы очень любят, когда я их называю…

А.Венедиктов Ну ладно.

А.Васильев Когда я приехал как-то в «Коммерсант», туда, Рыбальского 22, а Гоголев бесчеловечно запретил курить там, и они стоят на морозе курят. Я выхожу из машины, говорю: «Ха! Хохлы!» И они мне говорят: «Сам хохол!» Это лучший комплимент в моей жизни.

А.Венедиктов Я напоминаю, что это программа «Сбитый фокус». У Леси Рябцевой и Алексея Венедиктова Андрей Васильев, который сейчас продюсер программы «Господин хороший». Мы вернемся в студи после новостей и рекламы. Пока вы можете задавать вопросы. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Не забывайте подписываться.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Я надеюсь, что мы уже сбили вам фокус Андрею Васильеву, который в гостях.

А.Васильев А не надо было меня звать в гости.

А.Венедиктов А будешь выпендриваться – будем называть тебя на «вы». Тут требуют люди…

А.Васильев Я вас буду называть на «вы».

А.Венедиктов Нет, на это я пойтить не могу. Мы просто договорились, все, что поскольку у нас вот так, то мы все на «ты».

О.Рябцева Кружок по интересам.

А.Венедиктов Да, для простоты.

О.Рябцева Слушай, объясни мне, вот это пропагандисты с федеральных каналов, которые были нормальными людьми, нормальными журналистами – Киселев, Соловьев – вот чего их так замкнуло?

А.Васильев Ну как? Я один раз сказал в каком-то интервью, что я знаю главного врага свободы слова. Мне говорят: «Кто? Что?» — «Ипотека».

О.Рябцева И что тут?

А.Васильев А платить же надо за это все.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я знаю главного врага свободы слова. Мне говорят: «Кто? Что?» — «Ипотека»

А.Венедиктов Ты считаешь, что они реально только так. А за веру, царя и отечество?

А.Васильев Леха, я в это, конечно, не верю не копейки, но во что я верю – что они могут себя настроить – вогнать иголки под ногти…

А.Венедиктов Себе.

А.ВАСИЛЬЕВ: В свое время Березовский попросил меня с должности начальника программы «Время», я даже на него не обиделся

А.Васильев Да, себе и настроится на эту тему. Для меня это просто нереально. Когда меня, например, в свое время Борис Абрамович Березовский попросил с должности начальника программы «Время», я даже на него не обиделся. Я просто понимал… Мне как сказали? Что «мы тебя зовем специально, чтобы наладить журналистику». Люди уже сошли с ума…Выборы же они проводили. И они уже… рехнулись, и надо их вернуть в нормальную журналистику. И говорят: «Ты не волнуйся, там вообще ничего не будет. Полгода точно, а может, год. Все спокойно, Ельцина выбрали опять». Начался «Связьинвест» сразу, еврейская часть у меня. И через какое-то время, через 5, что ли месяцев мне Борис Абрамович сказал… Меня, на что звали, на то я и пришел. Когда мне говорили: «А можно это не показывать, то не показывать?» Я говорю: «Боря, у нас информационная программа «Время»». А поскольку кнопка «Enter» была-то у меня, ну а чего он может сделать. И он меня просил, причем даже без скандалов. Меня повысили даже. Я стал заместителем генерального директора ОРТ, потому что меня уволить было нельзя, потому что был бы скандал пиаровский. Кстати, еще другим заместителем генерального директора был Сурков, кстати, Владислав Юрьевич. Он там что-то «пересиживал» откуда-то из «Альф-Банка» куда-то в Кремль…

А.Венедиктов Хорошие у тебя коллеги, да.

А.Васильев Вот. И нам ни одному – ни мне, ни ему –ничего не давали делать, даже свет включать-выключать. Придут люди – и включат. И мы тоже очень дружили, потому что мы были изгои.

О.Рябцева Так сейчас вы тоже изгои: что ты, что Сурков.

А.Васильев Он – я не знаю. Я про него вообще давно ничего не слышал, ну не важно. Но я так не могу просто. Меня наняли, есть такая тема. Но какие-то люди могут. Может, медитация какая-нибудь.

А.Венедиктов Слушай, я только по фильмам, поскольку я не водитель, а пассажир, я знаю, что рокеры и байкеры – это всегда были люди, которые бросали вызов существующему порядку, скажем так.

А.Васильев Конечно.

А.Венедиктов Чего у нас происходит с «Хирургом» и прочими рокерами-байкерами?

А.Васильев Кстати, в свое время, я когда первый раз увидел «Чайф» группу. Они был в 86-м оду на фестивале в Риге. Их вообще никто не знал. Как-то их пригласили. Я помню, у них была такая песня: «Мне все по фиг, я с покосу – уберите кирпичи». Вот рокер… ну байкер – это, на мой взгляд такой человек. Почему они ездят на «харлеях»? Это самый неудобный мотоцикл в мире. Он медленно едет, он тяжелый. Чтобы на нем развернуться, нужно Минское шоссе. Это правда, я не шучу.

А.Венедиктов Ради выпендрежа, наверное.

А.Васильев Нет! Потому что «я опровергаю правила, вообще, движения по дороге». Вот такие вот ребята. А про «Хирурга» — спасибо, кстати, что задал мне вопрос – давай уж по-честному. Пока была пауза, я попросил: «Задай мне вопрос про «Хирурга»».

О.Рябцева И он задал.

А.Венедиктов Ты не начальник, ты можешь меня просить. Это начальники не могут меня просить.

А.Васильев Так вот. И у нас как раз был вчера концерт в Барвихе, кстати, в «БарвихеLuxury».

А.Венедиктов «Барвиха Luxury»?

А.Васильев Холл. И мы сделали номер специально. Потому что я понял, уже нельзя, мы не имеем права не делать номер про «Хирурга», потому что это реально такая политическая сила. И у нас номер такой. Он называется номер: «Запчасть к мотоциклисту». А исполняетсяон под музыку: «Сползает по крышам «Хирург» Залдостанов…» ну и так далее. Орлуша сделал гениально. Кстати, Орлуша сам придумал этот формат. И это настолько… ну привет. Вот, что человек сам с собой сделал. А, кстати, вы же не знаете, почему он называется «Хирург».

А.Венедиктов Нет.

О.Рябцева Нет, не знаю.

А.Васильев Так вот, на самом деле была драка когда-то в 1812 году…

А.Венедиктов До Наполеона.

А.Васильев Да-да – до. Это 80-е годы были. Была драка между «люберами» и какими-то там этими. И «Хирург», поскольку он… не знаю, какой он хирург, но он где-то санитаром-то работал, у него какое-то медицинское есть образование – ПТУ там…И он реально тем и другим вправлял там чего-то, какие-то пальцы. Это правда, это медицинский факт. Это круто, да? Была драка, выбили зубы кому-то – нормально. Где-то, кстати, на «Соколе» она была. И он, правда, сидел – «Хирург» — и вправлял, вставлял, перевязывал. Ну это действительно круто, ничего не скажешь.

А.Венедиктов Да.

А.Васильев И вот мы потеряли этого человека. То есть он товарищ Залдостанов – сползает по крыше.

А.Венедиктов Андрей Васильев в «Сбитом фокусе» сбивает фокус всем. Вот, когда убили Бориса Немцова, ты чего почувствовал?

А.Васильев Да привет.

А.Венедиктов Да привет.

А.Васильев Это значит, как. Я прощался с алкоголем. Приехал в Австрию. Горы, красота! На лыжах кататься. Елочки там, все дела. НЕРАЗБ. И вот я собираю вещи. У меня всего час – ехать в аэропорт, на родину. Мне звонят, говорят, что «у вас убили Немцова». Больше того, и Орлуша написал это стихотворение про Немцова – вот это. И вот я это все сразу: убили Немцова, я увидел -Орлуша на сцене. Орлуша-то, он действительно друг был с Немцовым. Ну это правда. Прямо близкие друзья. Бухали там чего-то. И зачем я собираю вещи, куда я еду? Вот, что я подумал. Странно. Не часто так формулируешь законченно. А у меня билет, я сейчас сажусь в Инсбруке в самолет и доброе утро в Москве. Зачем?! Вот чего мне там? Мне дадут бесплатно в Макдональдсе бесплатно картошечки жареной? Вот это дико – куда, зачем я еду? Вот это, правда, было. Я ответил на твой вопрос?

О.Рябцева Не испугался? Это индикатор новых времен… что-то переменилось в настроении?

А.Васильев Не-не. Я же ответил на вопрос. Вот что мне здесь делать? Конечно, когда малые дети, платить… Ипотека! Но у меня-то ничего этого нет.

О.Рябцева Ты на пенсии.

А.Васильев Я на пенсии, да. Ну иногда концерт проведешь…на пиво там денег. Это же не те времена, когда мы за две не недели 11 концертов дали по Руси. Тогда действительно бабло было. Или, когда мы книжку продали, 4 месяца хит был, бестселлер в России. Ну да — да, нет – нет. Прикольно это все делаешь, зрители. Вообще не задумываюсь -что я тут делаю?

А.Венедиктов А что ты тут делаешь?

А.Васильев А я сам… Ты знаешь, дебильская привычка.

А.Венедиктов Дебильская привычка – из Инсбрука лететь, чтобы в Макдональдсе картошечки поесть.

А.Васильев Да. Ну я не знаю. По идее почему-то надо сюда возвращаться. А почему? На хрена. Вот я, блин, старый, седой, лысый – чего такое, зачем?

А.ВАСИЛЬЕВ: Не я же делаю публичную жизнь себе. Публичная жизнь делает меня

О.РябцеваПубличная жизнь — все, кончена? Пенсия. Хватит.

А.Васильев Слушай, публичная жизнь – это не я же делаю публичную жизнь себе. Публичная жизнь делает меня.

А.Венедиктов Ну ты тоже можешь делать, неправда.

А.Васильев Но зачем?

А.Венедиктов Зачем, ради чего – ну вот…

О.Рябцева Зачем? Не нужно?

А.Васильев Когда будет нужно – да.

О.Рябцева Когда?

А.Васильев Я не знаю. Я дико любил публичную жизнь? У меня вся публичная жизнь – сидеть…Я помню, с Лехой, когда в Берлине – я с собой взял воблу. Помнишь, мы с тобой в пивной?

А.Венедиктов Кошмар какой-то! В Берлине!

А.Васильев Люди вообще! Лучше бы я ел христианских младенцев! Когда я эту воблу… на нас смотрели в ужасе.

А.Венедиктов В пивной в Берлине он начал ломать и бить эту воблу об стол.

А.Васильев Воблу, да. Так вот моя тусовка!

А.Венедиктов Там бюргеры стоят.

А.Васильев Они же не знали такой рыбы – вобла. Она же, вообще, очень отвратительная – внешний вид у нее.

А.Венедиктов Да, вобла – это кто?

А.Васильев Вот она моя тусовка. Я с приятными мне людьми сижу, бухаю, понимаешь? Когда я был начальником «Коммерсанта», там ест какие-то рекламодатели, есть какие-то форматы. В том числе, когда говорят, что иногда надо ездить к Путину – да.

А.Венедиктов Да.

А.ВасильевВ общем, это социальная какая-то миссия, функция.

А.Венедиктов Да.

А.Васильев Никуда не денешься. Вот она у меня и была, эта жизнь.

А.ВенедиктовТут спрашивает Вадим, прислал вопрос: «А вот Васильев – ты не брат «армейской» Васильевой»?»

А.Васильев Женька Сердючка! Я почти брат. Мы сделали про нее номер, причем этот номер… у нас такой жанр есть «Христарадина»

А.Венедиктов Господи!

А.Васильев И там такая вещь. Я говорю: «А сейчас любимец публики Сергей Безногов!» И Миша на этой каталке безногий выезжает с этими – как они называются? – утюги. И он причитания от имени Женьки Сердючки: «За что ж меня обидели? За любовь…». И очень много номер мы сделали на концертах. Можно сказать, что я ей, в общем, брат духовный. Хотя фамилия у нас с ней, конечно, редкая, чего там говорить.

О.Рябцева А какая цензура была в «Господине хорошем» и «Господине поэте»?

А.Васильев Четкая цензура, — что это не новость или это НЕРАЗБ Это серьезная вещь. Был уже у меня такой момент, когда Дмитрий Медведев объявил, что он выдвигает президента Путина опять в президенты. Это новость. Но, зараза, в субботу. А нас там, помнишь, мы должны были на «Эхо»? И у нас уже был снят номер, сделан номер. Номер был как раз, когда «Цитадель» стали запихивать на оскаровскую…

А.Венедиктов Да-да… премию.

А.Васильев Да. И у нас была «Цитадель ты моя Цитадель…» чего-то. Такой прикольный номер.

А.Венедиктов Помню-помню, как ты мне в панике звонил. Я думал, чего он звонит? У меня тут Путина выдвинули, у меня тут все сыплется – а у него Цитадель.

А.Васильев А у меня Цитадель, да. Вот ты это видел. Чего это, испугался, что ли, «Гражданин поэт»? А мы по техническим причинам, только никому не объясняешь. Я сказал: это невозможно перезаписывать, опять павильон… И я дал слабину. Нет, это можно было сделать. Разорвать задницу, да, но можно. А я дал слабину. И когда мы вышли с этой Цитаделью – мы выглядели… Нас дети встречали на улицах и плевали нам в соплями в харю и правильно, кстати, делали, потому что ну а куда? Никому не интересно, что нам по техническим причинам…

А.Венедиктов Не успели снять.

А.Васильев Да, да. Это для меня очень важная вещь. Поэтому выбрать новость недели – мама дорогая! И, кстати, когда у нас новость недели была «Эхо Москвы», помнишь? Наехали. И мы на «Эхо Москвы» это транслируем.

А.Венедиктов Это не вы транслировали – это мы транслировали.

А.Васильев А мы отдали. И мне там Леша: «Спасибо тебе, Вася за такой номер!»

А.Венедиктов Не было ни одного учреждения, которое бы мне не звонило.

А.Васильев Я не могу сказать, что это было такое самое главное событие, но в той неделе… ну была бедная неделя, было событие numberone в тот момент. И мы даем Леше Венедиктову номер про Лешу Венедиктова.

О.Рябцева Все-таки про цензуру. Синдеева же снимала ваши ролики с «Дождя».

А.Васильев Ну один раз сняла. Я очень благодарен ей.

О.Рябцева Что она защищала тебя?

А.Васильев Потому что после этого мы стали зарабатывать деньги.

О.Рябцева – Аа!

А.Васильев Конечно.

О.Рябцева Просто вывернулись.

А.ВасильевДа нет. Когда мы ушли, там был такой скандал – мама дорогая! Когда я в Буш-Хаусе давал большое интервью Алику Кану по BBC на эту тему и на тему, что Быков и Ефремов не поехали в Пензу к Путину на встречу с творческой интеллигенцией. И я говорю: «Алик, вы сошли с ума. Для меня ВВС – это с детства главные новости. Вы чего? Сейчас я вам буду рассказывать: «В Пензу не поехали…»? Понимаешь, Тюха, Матюха и Колупай с братом! А он говорит: «Ты не понимаешь! Ты уже две недели сидишь в Лондоне, не понимаешь, что такое новости. Это самое главное». И я действительно час рассказывал про «Гражданина поэта», про Синдееву. И тут я понял: Алле! Тут уже можно начать зарабатывать бабло. И так оно и вышло.

А.Венедиктов Андрей Васильев у нас в «Сбитом фокусе». Слушай, а вот страха нет? Смотри, за карикатуры стали убивать, за сатиру стали сажать. За насмешку – штрафы или административный арест впаять. У нас тьма сгущается.

А.Васильев Я сейчас тебе объясню и отвечу тебе, только я отвечу поучительной историей. Когда меня назначили в «Коммерсант»…

А.Венедиктов Это было когда!

А.Васильев Вот я рассказываю. Мне Березовский предложил охрану.

А.Венедиктов Так.

А.Васильев Ну 99-й год был тогда. И я говорю: «Не, Боря, ты понимаешь, какое дело. Если у меня охрана, значит, я в ответку начинаю бояться чего-то». Понимаешь, да?

А.Венедиктов Ну да.

А.Васильев А раз я чего-то начинаю бояться… Правильно, идут два жлоба с тобой, бронированная у тебя машина… Или шесть, я уж не знаю. И это явно передастся на все остальное. Я говорю: «Нет, спасибо, конечно, огромное, но нет». Я как-то привык не бояться.

А.Венедиктов А сейчас?

А.Васильев Ну тоже. Может, возраст уже, слава тебе господи.

А.Венедиктов Да, все равно?

А.Васильев Нет, правда, я же искал в себе… не-а.

А.Венедиктов Не-а?

А.Васильев Не-а. А, может быть, это тоже защита точно так же, как твои друзья Дима Киселев…

А.Венедиктов Владимир Соловьев.

А.Васильев Владимир Соловьев. Они себя умеют настраивать, что они честно все это говорят, блин. Почему я сказал, что, может быть, да. Но я себя умею на другое настроить. Все мы умеем настраивать себя…

А.Венедиктов Это правда. Леся.

О.Рябцева Несколько месяцев назад хорошо нам известный Михаил Юрьевич Лесин сказал, что для медиа изменилась погода за окном. Не знаю, что он имел в виду. Что там, дожди полились кислотные – что это?

А.Венедиктов Он сказал замечательную фразу, он сказал: «Ты хочешь, чтобы кругом четверг, а тебя суббота? Так не бывает».

О.Рябцева За окном плохая погода, а нас на «Эхе» хорошая.

А.Васильев Ну я скажу опять. Вот, когда я работал начальником «Коммерсанта», я же с утра должен был прийти за 40 минут до редколлегии, посмотреть все газеты, чтобы кого-то оштрафовать из своих сотрудников, потому что в какой-то газете это есть – а почему у нас нет? И в какой-то момент я понял, что это и стало стремно. Что они все пишут про какую-то одну страну, а «Коммерсант» про другую.

А.Венедиктов Ну вот.

А.Васильев И у них нет никакой вообще взаимосвязи… Ну, может, Спартак выиграл 2-1, но это во всех газетах написано. А вообще-то, нет. И мне как-то стремновато стало, когда я вдруг осознал эту вещь.

А.Венедиктов И что?

А.Васильев Ну я пока держался. Кстати, в интервью тебе, между прочим, если помнишь, когда я уходил из «Коммерсанта», я сказал: «Сложилась такая информационная и политическая ситуация в стране, что я не могу честно в соответствии с законом о печати осуществлять свой профессиональный долг» — прямо я буквально цитирую.

А.Венедиктов Да-да, было, было.

А.ВАСИЛЬЕВ: Я сказал: «Сложилась такая ситуация в стране, что я не могу осуществлять свой профессиональный долг»

А.Васильев Просто Лесин проснулся немножко попозже.

А.Венедиктов Хочешь сказать, что я еще не проснулся? Я еще дремлю?

А.Васильев Это каждый для себя решает.

А.Венедиктов Правильно, а что для тебя было решающим, когда ты понял?

А.Васильев Ну я просто понял это все.

А.Венедиктов Просто понял.

А.Васильев Это каждый себе в какой-то момент это понимает.

О.Рябцева Вот ты говоришь, что ты все – на пенсии, может быть, возродишься как птица Феникс. А если вот не возвратишься, надгробие ты представляешь, какое у тебя будет, и что на нем будет написано?

А.Васильев Слушай, я себе создал надгробие…

О.Рябцева Какое?

А.Васильев Я очень неплохо потрудился для моей аудитории, я не говорю, для страны. Но для моей аудитории я честно трудился. И вот, кстати, ветеран журналистики Алексей Венедиктов не даст соврать. Мы не всегда совпадали в каких-то позициях…

А.ВАСИЛЬЕВ: Я очень неплохо потрудился для моей аудитории, я не говорю, для страны

А.Венедиктов Разное пили.

А.Васильев Да, разное пили, но я, правда, я действительно честняга, работал очень много лет. Чтобы ты понимала, что я первую заметку написал, знаешь, когда? Мы с Орлушей написали в газету «Московский комсомолец» в 77 году. Ты понял?

А.Венедиктов И она не понял, она не знает, когда это было.

А.Васильев Такого года не было, да. То есть я действительно честняк, трудился на все это дело, и я считаю, что это вполне себе памятник. И, когда я совершенно честно ушел на пенсию и вдруг образовался «Гражданин поэт», тоже не фиговый проект, кстати, и я честно его осуществлял. И даже до сих пор редкие концерты… Да, кстати, джинса! Я забыл. 26 мая в Крокус Сити Холле будет концерт «Господин хороший» под называнием… Знаешь, какое называние? Знаешь, какое называние я придумал? «Все пропало». Класс!

А.Венедиктов Очень оптимистично.

А.Васильев В общем, приходите, короче говоря.

А.Венедиктов 26 мая в Крокусе, но это еще мая. Не перепутали с апрелем – это было вчера. Я на всякий случай. У нас слушатели разные. Еще хотят, чтобы я тебя спросил про «пчелок» про тверк и 23 миллиона просмотров на YouTube. Про этот танец девочек, которых осудила наша власть. 23 миллиона просмотров.

А.Васильев Я не знаю. Тут я тебя предупреждал: я ничего не видел.

А.Венедиктов Хорошо.

О.Рябцева И Васильев новости не читает.

А.Васильев Но, когда наша власть осудила – я думаю, это немногим отличалось от «Пусси Райот»?

А.Венедиктов Нет, не многим.

А.Васильев Вот и все.

А.Венедиктов Скажи мне пожалуйста, — тут слушатель спрашивает, — что такое, чем мы провинились перед ним, что вот это сейчас хлебаем по полной мере? Вот, что мы такое сотворили?

А.Васильев Хороший вопрос, слушатель, очень хороший вопрос. И очень трудно на него ответить, но для начала: а кто это такие мы? Вот я, например, не провинился перед ним…

А.Венедиктов То есть?

А.Васильев Я не считаю себя – я легко живу, — я не считаю себя, например, гражданином этой несуществующей страны…

А.ВАСИЛЬЕВ: Я не считаю себя гражданином этой несуществующей страны

А.Венедиктов Как это? У тебя паспорт.

А.Васильев Паспорт есть, да. Это же разные вещи: считать себя ментально, да? У меня тоже бабушка Розалия Абрамовна – я не считаю себе ментально евреем. Это же не потому, что я антисемит. Так вышло. И так далее. То есть я, вообще, стараюсь думать, что я не провинился. А на самом деле — черт его знает, это какое-то проклятье. Правда. Взять любого отдельно взятого человека – ни в чем он не провинился. Но почему же этот отдельно взятый человек так дико, с таким кайфом хавает то, что у него отняли пенсии ради Крыма? И он аплодирует. Пенсии у тебя отняли, несчастный ты человек, радиослушатель, а ты делаешь этим Путину 87%. Ну это дико просто. Ну почему? Ты копил, отчислял на эту пенсию несколько лет, тебе писали письмо-счастья: вот столько у тебя на счету. А теперь ничего у тебя на счету нет из этих вот, того, что ты отчислял. А ты говоришь: «Зато Крым наш!» Зачем тебе Крым, ты сам не знаешь, но зато наш. Вот за это, наверное. И, видимо, люди такие и были все время.

А.ВАСИЛЬЕВ: Пенсии у тебя отняли, несчастный ты человек, радиослушатель, а ты делаешь этим Путину 87%. Это дико

А.Венедиктов Ну как-то это?

А.Васильев Ну сам живешь в болоте, вообще, по горло, зато смеешься над неграми.

О.Рябцева Слушай, если бы у тебя был прямой канал в космос, чего бы ты у него попросил?

А.Венедиктов Тогда.

А.Васильев Я просто бы сказал спасибо.

О.Рябцева Так все ж плохо!

А.ВасильевМне, у меня – у меня нет.

О.Рябцева А страна?

А.Васильев А причем тут страна?

А.Венедиктов А сосед по лестничной клетке?

О.Рябцева Не патриот.

А.Васильев У меня нету соседа по лестничной клетке! У меня сталинский пентхаус.

А.Венедиктов А под? Чтобы не протекать. Нет, на самом деле.

А.Васильев Протека я, на меня никто не протекает. Нет, я бы действительно сказал спасибо, потому что я бы, действительно, не гневил Бога. Достаточно удачна сложилась судьба – это правда, и дай бог здоровья, кто участвовал в моей судьбе. Мне тоже, кстати, потому что я не упустил каких-то шансов.

А.Венедиктов А что ты упустил, ты сейчас понимаешь?

А.Васильев Ты знаешь, по-моему, ничего. Но у меня не так много было шансов. То есть бывают люди гораздо более талантливые, чем я, поярче, строго говоря. На этот вопрос, кстати, легко ответить. Я правда, думал. Да нет, по большому счету ничего я не упустил.

А.Венедиктов То есть ты удачник?

А.Васильев Да.

А.Венедиктов Это удачник Андрей Васильев…

О.Рябцева Русофоб, удачник.

А.Венедиктов Русофоб, он не гражданин, но удачник.

А.Васильев Я не русофоб – мне по фигу любая национальность.

А.Венедиктов Андрей Васильев в программе «Сбитый фокус» у Алексея Венедиктова и Леси Рябцевой. Спасибо большое!

А.Васильев Спасибо всем, пока!

Комментарии

147

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

eduard53 28 апреля 2015 | 18:32

Приходится конспективно повторяться, т.к. предыдущий пост оперативно стёрся модером.
ИМХО, утверждение гостя о сражениях Пу со своими комплексами - спорно.
Как-то странновато он с ними сражается: им хоть бы хны - они все на месте, а стране всё хуже и хуже - уже на задворках мира. Мож, он не с ними воюет, а с нами?


findley 29 апреля 2015 | 10:52

eduard53: патамушта вова сражается с Тенью, которую не победить!...нас в этой ,,имтории,,просто нет...для вовы!:((


anhellina 28 апреля 2015 | 19:23

Васильев канечна прекрасен
и такой же космополит безродный, как и я


d_barbarian 28 апреля 2015 | 20:04

Пока читал (со скукой, что и говорить), постоянно думал: Ну, Васильеву-то с Венедиктовым есть о чем поговорить, но Леся Рябцева зачем в мужской треп лезет? Просто хоть затычкой отработать? Ни одного умного вопроса, все цепляние слов и пошлые попытки их обыграть...


ima142857 28 апреля 2015 | 21:05

Хорошо во вмогих отношениях.
Насчет вот этого:

«Ты хочешь, чтобы кругом четверг, а тебя суббота? Так не бывает».

Так, конечно, не бывает. Где у всех четверг, там у нас пятница,
как сказал Мартин Лютер Кинг,
оставляю литернатурный перевод специалистам:

We are now faced with the fact that tomorrow is today.

и что особенно интересно, он сказал в 196. году:

http://www.americanrhetoric.com/speeches/mlkatimetobreaksilence.htm

When machines and computers, profit motives and property rights, are considered more important than people, the giant triplets of racism, extreme materialism, and militarism are incapable of being conquered.

А все говорят, Кремль, Кремль, и там живет Путин. А кто-нибудь видел его, Кремль этот?


28 апреля 2015 | 22:39

Молодец прямо.


pullgvingill13 28 апреля 2015 | 22:54

Центральная мысль, проходящая через всю тему этой передачи: я не русский, не еврей и не татарин; я не русофоб и не русофил; мне по-фиг страны, национальности и религии; я не патриот своей страны, но и не патриот какой-либо другой! Я – ЧЕЛОВЕК!!! Я не прячусь за статус своей страны и своей нации, а просто стараюсь делать добро другим и не делать никому дерьма. Я хочу жить там, где мне жить удобно и комфортно. Я стараюсь быть человеком, а не испуганным, одураченным быдлом!
Когда-нибудь к пониманию этой простой истины придет все человечество, а пока что Васильев – в явном меньшинстве.


29 апреля 2015 | 10:23

И фокус сбитый, и компас сбитый, и козырь битый.
Да еще и, как сам признается, русофоб.
Готовенький кандидат на пост министра пропаганды в потайное правительство Касьянова.


findley 29 апреля 2015 | 10:58

nastawnik_dulo_w: ...вы тут тоже от пенсионеров,которых ,,на крым, ,обокрали? :))


chingizhanovna 29 апреля 2015 | 21:29

Интересно, Васильев когда-нибудь бывает трезвым? Какое ж надо иметь здоровье, чтобы квасить, не просыхая никогда...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире