'Вопросы к интервью
06 октября 2005
Z Под Андреевским флагом Все выпуски

Гардемарины! Или как стать адмиралом


Время выхода в эфир: 06 октября 2005, 23:10

О. ОРЕХОВА: Очередной наш заплыв, четверг, 23 часа 8 минут на наших часах, у микрофона Ольга Орехова. Здравствуйте. И приветствую своих коллег из пресс-службы ВМФ. Игорь Дыгало, Дмитрий Бурмистров, по местам, как всегда, добрый вечер.

И. ДЫГАЛО: Добрый вечер. Флаг поднять.

О. ОРЕХОВА: Дим, привет.

Д. БУРМИСТРОВ: Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА: И сразу поздороваемся с нашим гостем, это Сергей Вьюгин, президент Российской молодежной морской лиги. Здравствуйте, Сергей.

С. ВЬЮГИН: Добрый вечер.

И. ДЫГАЛО: У нас в студии президент.

О. ОРЕХОВА: Президент, да. Мы со всей ответственностью. Друзья, мы сегодня начнем с новостей, новости Военно-морского флота — это в начале нашей программе. В середине часа — включение, как всегда, сегодня Дмитрий Бурмистров будет разговаривать с начальником Кронштадтского морского кадетского корпуса Пешковым Евгением Ивановичем. Это город Кронштадт, нам находится это учебное заведение под Питером, послушайте, там будет интересная информация. Флотские байки большого капитана ориентировочно в 23.35. Ну и вопрос викторины, думаю, можем задать прямо сейчас. У нас сегодня есть приз, честно говоря, когда мне его дали — маленький, очень маленький, но вот как мы выяснили, мал золотник, да дорог. Объясните, что это за приз, вы принесли, Сергей?

С. ВЬЮГИН: Да, конечно, я объясню нашим уважаемым слушателям о том, что этот мал золотник будет с гордостью носиться многими лучшими моряками нашей страны, прошедшими через плавание вокруг света на борту барка «Крузенштерн». Это знак участника этого плавания вокруг света.

О. ОРЕХОВА: Мы, кстати, связывались с «Крузенштерном» неделю назад, если вы нас слышали, то понимаете, о чем идет речь. Итак, такой маленький значок, медный, или из какого это металла?

С. ВЬЮГИН: Да, это близко к меди, это сплав.

О. ОРЕХОВА: И здесь написано следующее: «Кругосветное плавание барка «Крузенштерн» 2005-2006».

И. ДЫГАЛО: Я похвастаюсь, у меня такой есть, когда-то меня Сергей Вьюгин наградил, и я буду его носить.

О. ОРЕХОВА: До седых волос.

И. ДЫГАЛО: До очень седых волос.

О. ОРЕХОВА: Теперь, внимание, вопрос: куда молодых моряков на корабле посылают за чаем? Это вопрос викторины. И мы ждем ваши ответы на наш пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». А сейчас — новости Военно-морского флота.



НОВОСТИ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

Андрей Гаврилов

Моряки спасательного судна «Машук» Тихоокеанского флота отметили на этой неделе 48-ю годовщину запуска первого искусственного спутника Земли.

Как сообщили «Восток-Медиа» в пресс-службе Тихоокеанского флота, ежегодно моряки-тихоокеанцы принимают участие в проводке космических аппаратов. В текущем году дважды задачи по проводке спутников «Союз— ТМА 216» и «Союз-ТМА 217» выполнял экипаж спасательного судна «Машук», который возглавляет капитан Владимир Шатинский. Кроме того, в операциях по проводке спутников задействованы самолеты Ту-142 морской авиации, базирующиеся в Мангохте и Николаевке, военные медики в составе оперативных бригад. Общее руководство обеспечением проводки осуществляет начальник штаба ТОФ вице-адмирал Константин Сиденко.

В России открылся уникальный единственный центр подготовки по обеспечению безопасности ядерных объектов открылся в Североморске. В центре будут готовить специалистов для работы на базах Северного флота.

Около 300 человек, в большинстве своем офицеры запаса, смогут одновременно получать здесь практику работы на ядерно-опасных объектах. Учебный центр оснащен новейшей техникой. 10 миллионов долларов для организации центра выделило американское правительство, в рамках совместной программы ядерной безопасности.

«Система безопасности опирается не только на охранников, ворота и ограждение вокруг объектов. В ее основе лежит обучение техников и обслуживающего персонала», — подчеркивает первый заместитель министра энергетики США Линтон Брукс.

В учебных классах центра установлены уникальная аппаратура и камеры слежения. Обнаружить чужого среди своих и закрыть доступ на объект повышенной опасности поможет психолог. А для практических занятий в центре построили специальный полигон.

Большой десантный корабль «Азов» Черноморского флота РФ вышел из Севастополя и взял курс на Средиземное море. Экипаж корабля совершит один неофициальный визит и ряд деловых заходов в порты Греческой Республики. Старшим похода является командир соединения десантных кораблей, капитан первого ранга Валерий Куликов.

Деловой заход корабля ЧФ в порт Керкира приурочен к дням памяти знаменитого адмирала Федора Ушакова, под командованием которого в 1799 году русские моряки освободили остров Корфу от иноземных захватчиков. Это событие стало одним из знаменательных этапов многолетней национально-освободительной войны греческого народа. Кроме того, в рамках неофициального визита в порт Пилос экипаж российского корабля примет участие в торжественных мероприятиях по случаю очередной годовщины победы в Наваринском сражении, в ходе которого союзная эскадра разбила турецко-египетский флот во время национального греческого восстания 1821-1829 годов. Состоятся также деловые заходы БДК «Азов» в порт Суда на острове Крит и в порт Пирей, где моряки отдадут воинские почести соотечественникам, похороненным на Русском мемориальном кладбище. В портах захода российского корабля запланированы концерты ансамбля «Андреевский флаг» и военного оркестра Черноморского флота.

В гвардейском соединении ракетных катеров Балтийской военно-морской базы Балтийского Флота состоялась торжественная церемония переименования номерного ракетного катера «РКА-874». Приказом главнокомандующего ВМФ России ему присвоено имя города Моршанск Тамбовской области.

О. ОРЕХОВА: Андрей Гаврилов, новости Военно-морского флота. Что-то хотите добавить, может быть, прокомментировать то, что сейчас услышали?

И. ДЫГАЛО: Нет, новости отвечают сегодняшнему дню. Единственное, о чем я хочу сказать, что вскоре мы проанонсируем российско-индийские учения, которые пройдут в следующем месяце. В этом месяце в последней декаде, я думаю, скажем позже. Я могу сказать, что по новостям слушатели понимают, что флот стал проявлять большую активность в Мировом океане, и что это не одноразовая активность, растянутая на какой-то год, как думали два года назад, эта активность наращивается и будет наращиваться. Военно-морской флот возвращается в Мировой океан, он уже туда вернулся.

Д. БУРМИСТРОВ: И маленькое добавление по большому десантному кораблю «Азов». Он уже прошел проливную зону, то есть приближается непосредственно к визитам.

О. ОРЕХОВА: Ну что же, Сергей Вьюгин, президент Российской молодежной морской лиги у нас в студии, и тему нашу назвали сегодня так: «Гардемарины, или как стать адмиралом». Я на самом деле смотрела в Интернете информацию какую-то о деятельности вашей лиги, и ваши подопечные называются по-разному — то кадеты, то юнги, то гардемарины. Как вам больше нравится их называть?

С. ВЬЮГИН: Мне больше нравится юные моряки.

О. ОРЕХОВА: Иное решение. Расскажите тогда, насколько я поняла, организация ваша была создана еще при советской власти в 88-м году…

С. ВЬЮГИН: В 90-м.

О. ОРЕХОВА: Тогда было понятно, для чего это создавалось. Сейчас каким образом она существует и для каких целей?

С. ВЬЮГИН: Раскрою страшную военную тайну: существует она в тесной связке с флотом, цель основная — подготовка ребят к службе на флоте и поступление в военно-морские учебные заведения. И, по-моему, из этого кое-что получается. В нынешнем плавании на «Крузенштерне» только юных моряков мы планируем отстажировать до 70-ти человек, это не считая того, что в общей сложности практику на нем пройдут около полутысячи курсантов, кадетов, курсантов военно-морских учебных заведений и юнг.

О. ОРЕХОВА: А кто к вам идет? Просто сейчас об армии мало кто говорит хорошо, и я могу себе представить, когда это семейная традиция, когда дед служил на флоте, папа служил на флоте, и сын, у него вроде как и выбора не остается, он тоже идет сначала к вам, потом идет служить на флот. Но я так понимаю, что таких ребят недостаточно для того, чтобы укомплектовать весь флот. Ну это мои такие рассуждения. Вы меня поправите, если вам что-то в них не понравится. Как мне кажется, такую карьеру себе выбирают дети из малообеспеченных семей.

С. ВЬЮГИН: Боюсь, что я кого-то сейчас неприятно удивлю, но дело было так. В 2001 году при инициативной роли Молодежной морской лиги была создана Навигацкая школа. Это Западный административный округ столицы, улица Кастанаевская, 59.

Д. БУРМИСТРОВ: Она продолжила традиции навигацкой школы, созданной Петром в Сухаревой башне. Это было в 1701-м году.

С. ВЬЮГИН: Абсолютно верно. Да, в 1701-м, через 300 лет была воссоздана эта Навигацкая школа.

Д. БУРМИСТРОВ: И называлась она Школа математических и навигацких наук.

С. ВЬЮГИН: Да. Так вот последние три года конкурс, еще раз замечу, в Западном округе, вблизи Кутузовского проспекта, не опускается. По крайней мере, по поданным документам, ниже 6,5-7 человек на место.

О. ОРЕХОВА: Много желающих.

С. ВЬЮГИН: Не то слово.

Д. БУРМИСТРОВ: Романтика моря для мальчишек — предел мужской мечты, во-первых, это мужская работа, море, стихия, и она всегда будет привлекать, как бы трудно не было в стране, все равно мы уверены, что на мостик будут приходить люди, будут приходить те мальчишки, пусть их придет 50%, но это будут настоящие моряки, а тем более те моряки, которые проходят такую стажировку, и я, честно говоря, сам мечтаю о стажировке, даже вот сейчас, под парусами, я еще ни разу не ходил под парусами, но это настоящая морская школа.

О. ОРЕХОВА: Хорошо. Мальчишка пришел к вам. Что он там получает?

С. ВЬЮГИН: Это смотря куда пришел. Лига, на самом деле, состоит на сегодня из почти 90 клубов юных моряков, кружков юных моряков, морских кадетских классов.

О. ОРЕХОВА: А чем они отличаются друг от друга?

С. ВЬЮГИН: Они отличаются формой организации. Допустим, клубы юных моряков могут быть разноведомственные, их могут содержать рыбаки, торговые моряки. Большую часть клубов юных моряков содержит народное образование. Допустим, Навигацкая школа входит в систему учреждений народного образования, как и иные кадетские корпуса. Морские кадетские классы могут существовать при школах и у них свой особый статус. Но это никак не отражается на желании ребят проявить себя в этой жизни.

О. ОРЕХОВА: Это такие внеклассные занятия, то есть в свободное от учебы время ребенок приходит к вам?

И. ДЫГАЛО: По-моему, все пропитано морской дисциплиной, да, Сергей?

С. ВЬЮГИН: Конечно, конечно.

Д. БУРМИСТРОВ: И обучение, по-моему, проходят точно так же, как в любой школе.

С. ВЬЮГИН: Да, да. Для того, чтобы еще немножко пояснить, объясню. Такая форма организации как кадетские корпуса, в частности, морской направленности, она представляет из себя полноценную школу с заданной сверху нагрузкой морских дисциплин, морской практики. А как вы правильно поняли, клубы и кружки, это дополнительное образование ребят помимо школы.

И. ДЫГАЛО: Сергей, а преподаватели в этой школе моряки, они имеют опыт, или трудно сейчас с преподавательским составом?

С. ВЬЮГИН: Моряки, да. А кому сейчас легко?

И. ДЫГАЛО: Да, никому не легко.

С. ВЬЮГИН: Никому не легко, и Навигацкой школе, по-своему трудно, и людей трудно собрать, но и Москва не сразу строилась, и Навигацкая школа дойдет до кондиции. Видимо, не сразу, но этот процесс идет.

И. ДЫГАЛО: Сергей, но то, что вы из детей делаете настоящих мужчин, я убедился. Я уже как-то говорил в эфире, когда мы встречали очередную группу ребят, вернувшихся с кругосветки, это были уже совсем другие люди, совсем, в их глазах были пройденные мили, и трудности, и качка, и строгий распорядок на корабле. Кстати, чем они занимаются? Рабочий день, понедельник или вторник…

С. ВЬЮГИН: Бывает рабочая ночь.

И. ДЫГАЛО: Сутки опиши, да.

С. ВЬЮГИН: На корабле, который находится в море, все молодые люди разбиты на три смены. Но это никак не влияет на их способность сорваться ночью с койки по сигналу «аврал», «все наверх» и заниматься с парусами. То есть 150 бойцов одновременно на мачтах, управляют двумя тысячами снастей, 32-мя парусами, разворачивают пятитысячетонную махину в указанную капитаном сторону.

И. ДЫГАЛО: Высота, фок, грот, мачта?

С. ВЬЮГИН: Ну это полсотни метров.

И. ДЫГАЛО: И как, выполнение первой команды «ставить паруса», и как этот парень себя чувствует?

С. ВЬЮГИН: Главное, к любой задаче подходить обдуманно и не торопясь, поэтому никто никакими пинками или окриками детей на мачту не гонит. Их спокойненько проводят для того, чтобы ребята осмотрелись, и только после этого проводятся какие-то мероприятия типа аврала, но когда народ войдет в раж, и тем более этому способствует погода, то не исключено, что этот аврал может быть проведен по 8 раз в сутки. Это значит, что ребята на свежем воздухе на высоте, скажем, 40 метров, проводят часиков по 9-10 в общей сложности. Они потом в койки падают, как убитые.

И. ДЫГАЛО: Мне корреспондент телеканала «Россия», который у вас участвовал, Слава Тихомиров, рассказывал свои ощущения.

С. ВЬЮГИН: Ну Слава шел, когда еще паруса только ставили. Сейчас у корабля новый комплект парусов, очень много хорошего, вообще корабль, он в первой шеренге этой когорты, небольшой, кстати, учебных парусных судов мира, и никакие американцы с англичанами, они просто рядом не стояли с нашим «Крузенштерном».

И. ДЫГАЛО: Кстати, это у меня один из вопросов был. Стоял борт рядом с каким-нибудь британским…

С. ВЬЮГИН: Ой, да барахло полное, барахло полное

И. ДЫГАЛО: Исключительный патриотизм.

С. ВЬЮГИН: Ваш покорный слуга в 92-м году стоял рядом с «Иглом» в Пуэрто-Рико.

И. ДЫГАЛО: «Игл» — это что?

С. ВЬЮГИН: Поясню. Это трофейный, такой же как наш, старый товарищ, но сегодня он, к сожалению, уже не товарищ, его опять забрали немцы и назвали «Горфок» по новой, так вот он служит сегодня береговой охране Соединенных Штатов. У этих так называемых моряков даже якоря белого цвета. Это говорит о том, что они их никогда в жизни не используют. Равно как и большинство оборудования на этом корабле. Поэтому тут прежде чем шапки снимать перед незнамо кем, надо посмотреть, а надо ли это делать.

Д. БУРМИСТРОВ: То есть они на якорь боятся становиться?

И. ДЫГАЛО: Сергей, вот сдается мне, что надо очень серьезный вопрос вам задать, как президенту Лиги. Было дело, очень интересное, которое встряхнуло все-таки общественное мнение, это закладка первого нашего парусного корабля — шхуны «Москва». Сколько лет Россия не строила своих кораблей парусных?

С. ВЬЮГИН: Очень много, полторы сотни лет точно.

И. ДЫГАЛО: А то, что у нас есть «Крузенштерн», «Товарищ», «Паллада» — это что?

С. ВЬЮГИН: Ну это, к сожалению, «Крузенштерн» и «Седов» — это трофейные немецкие суда, которые перешли Советскому Союзу после победы в Великой Отечественной войне, а касаемо «Паллады» — это был очень хороший проект, польский проект, по нему для Советского Союза было построено пять кораблей, сегодня в России осталось три — это «Мир», «Надежда» и «Паллада». Единственная загогулина была в этих кораблях — для конструкции использована высокоуглеродистая сталь, поэтому корабли коррозируют просто на глазах. И если «Крузенштерн» на сегодня дожил до 80 лет с износом корпуса менее 1%, где-то 0,8%, это за 80 лет, это высоко легируемая сталь, то вот эти корабли, они, к сожалению, сегодня, можно сказать, находятся в очень тяжелом состоянии.

И. ДЫГАЛО: Что нам нужно сделать, чтобы нам построить еще несколько парусников, потому что я считаю, что для наших военно-морских училищ практика курсантов военно-морского флота — я повторю, военно-морского флота — под парусами, она крайне необходима?

О. ОРЕХОВА: А можно я дополню еще вопрос Игоря, я вас слушаю, я понимаю, что все эти акции — дорогостоящее дело. Кто финансирует это все сейчас?

С. ВЬЮГИН: Вот последнее плавание 2005-2006 годов, нам удалось положить в государственный бюджет, и нам удалось убедить правительство Российской Федерации, Морскую коллегию при правительстве о том, что это необходимо. Был создан оргкомитет во главе с министром сельского хозяйства Гордеевым Алексеем Васильевичем, и само мероприятие легло в бюджет страны, плюс это очень серьезная спонсорская поддержка Рособоронэкспорта.

И. ДЫГАЛО: Хорошо. Вы ушли, кстати, от вопроса, уважаемый президент. По шхуне «Москва», в какой стадии, построили ее или нет?

С. ВЬЮГИН: Шхуну «Москва» мы однозначно построим. К сожалению, псевдоэкономический кризис прошедшего лета, он на некоторое время проект заморозил, но сегодня мы говорим о том, что у нас есть изумительный проект, отфиксированный, кстати, Ллойдом, корабль, который способен ходить от 75-ти градусов северной и до 75-ти градусов южной широты с потрясающей автономностью…

Д. БУРМИСТРОВ: Хотелось бы на палубе хоть когда-то постоять.

С. ВЬЮГИН: Постоим, постоим.

И. ДЫГАЛО: А я там слышал удивительную историю, что, оказывается, конструкторов парусных кораблей, их, в общем-то, не осталось, там есть у нас на Каспии уникальный какой-то человек, который поставил себе задачей жизни, целью жизни построить этот корабль?

С. ВЬЮГИН: Есть такой великий человек — Тимошечкин. И, кстати, Колин Юди, я об англичанине говорю, и Зигмунд Хорень, это поляк, конструкторы, они перед этим человек не раз снимали шляпы.

И. ДЫГАЛО: То есть школа сохранилась?

С. ВЬЮГИН: Школа сохранилась, построим мы все эти корабли, тем более, что недавнее наше собеседование с начальником управления кораблестроения, с начальником военно-морских учебных заведений и краткий доклад нынешнему главнокомандующему, они показали о том, что есть заинтересованность у руководства флота в учебных парусных судах.

Д. БУРМИСТРОВ: Были бы деньги, да?

С. ВЬЮГИН: Ну, я думаю, что сегодня деньги в государстве есть.

И. ДЫГАЛО: Я вспомнил выступление на одном из наших совещаний командира «Паллады». Боль, боль, боль в душе. Корабли устаревают и мы потеряем паруса, это нельзя делать, потому что мы потеряем дух тех традиций.

С. ВЬЮГИН: Я думаю, что мы этого не допустим.

О. ОРЕХОВА: Ваши ребята, которые прошли стажировку на судах, они потом, как правило, идут служить на флот?

С. ВЬЮГИН: Да. Вот ярчайший пример. Только что закончили свое плавание юнги детского морского центра из Костромы. Посреди не самого богатого, скажем, русского города стоит храм, в котором занимаются чуть менее полутысячи молодых людей, и этот храм ежегодно только Калининградскому военно-морскому училищу дает два десятка отборных бойцов. Они становятся офицерами через 5 лет обучения в этом училище. Спасибо опять же руководству флота, которое находит возможным в такого рода учебные заведения высылать приемные комиссии. Весь профотбор производится на месте, и по здоровью тоже.

И. ДЫГАЛО: А шлюпочная практика?

С. ВЬЮГИН: Все, что угодно. И парусная практика, на маленьких, естественно, шверт-ботиках, и шлюпочная практика, все это можно посмотреть.

И. ДЫГАЛО: Сергей, кстати, командованию флота могут быть здесь вопросы вами заданы. Что нужно, скажем, Навигацкой школе, может быть, увеличить число ялов, шлюпок, может, помочь формой, это все мы передадим командованию.

С. ВЬЮГИН: Да нет, командованию флота, на мой взгляд, нужно делать единственную серьезную вещь — это поднимать моральный дух людей.

И. ДЫГАЛО: Как мы это можем сделать?

С. ВЬЮГИН: Вот я считаю, что эта передача, она и направлена на это дело, и это очень хорошо, и это меня побудило придти на нее в любое указанное вами время, всегда любые материалы будут сюда предоставлены.

О. ОРЕХОВА: Скажите, а средний возраст этих ребят каков?

С. ВЬЮГИН: Нам Жюль Верн, помните, мужик такой был, он завещал дело иметь с 15-летними, мы этим и занимаемся.

О. ОРЕХОВА: Мы ненадолго эту беседу прервем, послушаем сейчас включение. Дмитрий Бурмистров говорил с начальником Кронштадтского морского кадетского корпуса Пешковым Евгением Ивановичем, слушаем это, после чего возвращаемся в эфир.

Д. БУРМИСТРОВ: Евгений Иванович, в начале нашей беседы я хотел бы поздравить от нашей программы вас, преподавателей, воспитанников с наступающим 10-летием, которое будет отмечаться в этом году 22 ноября, с первым юбилеем.

Е. ПЕШКОВ: Спасибо.

Д. БУРМИСТРОВ: В нынешнее время очень большое внимание в нашей стране обращено на вопрос образования молодежи, и особенно на довузовское образование. Кронштадтский морской кадетский корпус является профильным довузовским военно-морским учебным заведением. Кто стоял у истоков создания корпуса?

Е. ПЕШКОВ: Кадетский корпус был создан во исполнение распоряжения президента Российской Федерации в 95-м году. Инициатором создания корпуса явилось правительство Санкт-Петербурга. Цель — для расширения возможностей подростков из малоимущих и обездоленных семей в получении среднего общего образования, их профессиональной ориентации, обеспечения всестороннего воспитания и подготовки к дальнейшему обучению в военно-учебных заведениях. Особую роль в создании нашего учебного заведения сыграл нынешний президент России Владимир Владимирович Путин, который в то время был вице-мэром города Санкт-Петербурга.

Д. БУРМИСТРОВ: Евгений Иванович, 10 лет — как вы считаете, много это или мало для вашего корпуса и что сделано за десятилетие, какие планы на следующее десятилетие?

Е. ПЕШКОВ: Если в историческом масштабе, 10 лет — это один миг, но для становления учебного заведения, наверное, это первая и самая трудная стадия. Мало учебных заведений в это время формировалось, больше исчезали. Вот за эти 10 лет у нас уже можно подвести определенные итоги. Например, созданы достаточно хорошие условия для жизни, быта, учебы наших ребят. За эти годы численность кадетского корпуса увеличилась в 9 раз, сейчас у нас обучаются более 670 человек, мальчишек, причем в возрасте от 10 до 17 лет.

Д. БУРМИСТРОВ: В этой связи, как и кто вообще может поступить в ваш корпус?

Е. ПЕШКОВ: Этот корпус открыт для всех ребят без исключения, география поступления — вся Россия, от Камчатки до Балтики, кстати, из Москвы и Московской области почти 20%.

Д. БУРМИСТРОВ: Евгений Иванович, каковы особенности программы обучения?

Е. ПЕШКОВ: Мы даем полное среднее образование, но, конечно, есть и свои особенности. Например, у нас физика с 5-го класса, потому что мы учим, направление, физико-математическое больше, потому что мы готовим как по профилю для поступления в высшие военно-учебные заведения военно-морского флота, которые, не секрет, являются очень техничными и требуют хорошей математической подготовки. Требования у нас очень жесткие, потому что мы должны дать конечный, как говорится, продукт гарантированный, потому что наши дети имеют право поступления без экзаменов во все учебные заведения Министерства обороны, за исключением наиболее элитных, куда идут все без исключения по конкурсу.

Д. БУРМИСТРОВ: Спасибо большое, Евгений Иванович, 7 футов под килем.

О. ОРЕХОВА: Я напомню вопрос викторины и расскажу о том призе замечательном, который мы сегодня разыгрываем. Вопрос: куда молодых моряков на корабле посылают за чаем? Знаете ответ — присылайте на наш пейджер 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». И маленький медный значок держу я в своей руке, здесь нарисован барк «Крузенштерн», и написано здесь, что это «Кругосветное плавание барка «Крузенштерн». Все точно, картинка соответствует тому, что написано.

И. ДЫГАЛО: Хочу добавить, что моряками на корабле называют матросов срочной службы, их не называют матросами, их называют моряками, поэтому мы об этой категории и говорим не об офицерах или мичманах, их за чаем не посылают. Потом объясним, почему их посылают за чаем.

О. ОРЕХОВА: Впереди у нас рубрика «Флотские байки большого капитана». Слушаем.

ФЛОТСКИЕ БАЙКИ БОЛЬШОГО КАПИТАНА

Замечательная зарисовка Сергея Колбасьева из времен Императорского флота. Капитан миноносца Сергей Балк обладал замечательной черной бородой, был он мужчина невероятной физической силы и великолепным моряком. Надо сказать, что Балк очень любил свою команду, жил с ней ладно, а начальство сухопутное не слишком уважал. Однажды, кажется, в Николаевске-на-Амуре стоял он со своим миноносцем на якоре и влетел в исключительно красивую историю. Один из его матросов нашумел на берегу, был изловлен и посажен на гауптвахту. Балк, как только об этом узнал, срочно дал семафор коменданту крепости: прошу, дескать, вернуть мне моего матроса, дабы я мог наказать его по всей строгости морских законов. Не вышло. Комендант, конечно, ответил отказом. Тогда Балк вызвал желающих из команды, четверку, раздал им оружие, и во главе десанта из четырех человек высадился на берег. Подошел к гауптвахте, крикнул часовому «здорово, молодец», сразу же вырвал у него из рук винтовку и поставил свой караул. Потом поднялся к дежурному офицеру, с ним тоже любезно поздоровался, но так сжал ему руку, что тот сразу потерял способность соображать. Очнулся запертым в шкафу и только тогда понял, что у него отобрали ключи. Балк без особых затруднений освободил своего матроса, спокойно вернулся с ним на миноносец и решил сниматься с якоря, потому что в Николаевске ему делать просто было больше нечего. По семафору получил приказание лично явиться к коменданту крепости, однако, как и следовало ожидать, предпочел подняться на мостик, где скомандовать «пошел в шпиль». Тут-то и началась самая замечательная петрушка. На ближайшей береговой батарее люди забегали во все стороны и стали с пушек стаскивать чехлы, а семафор передал второе, более решительное приказание «немедленно прекратить съемку с якоря, орудия крепости направлены на миноносец». Ха-ха, — сказал Балк, — боевая тревога, прицел 15 кабельтовых, целик 75, точка наводки — вон по тому белому домику. И ответил крепости семафором «орудия миноносца направлены на дачу коменданта. Крепко целую. Балк». Так и ушел миноносец, потому что у коменданта на даче были дети, жена, самовар, канарейка и весь прочий, дорогой комендантскому сердцу, домашний уют. Сухопутное начальство, естественно, подняло страшный шум, но штаб Северной сибирской флотилии за Балка решительно заступился, вероятно, потому что образовался хоть какому-нибудь развлечению. Пошла всякая переписка и путаница из-за того, что никак нельзя было понять, кто кому подчинен. Кончилось тем, что морское министерство в пику военному заупрямилось и дело попало на доклад к самому царю. Царь же, как известно, был мужчина средних лет и весьма средних умственных способностей, он вдруг вспомнил какую-то знакомую, вполне убедительную фразу, и ни с того, ни с сего положил резолюцию «победителей не судят». Вот какие замечательные командиры были в русском императорском флоте.

О. ОРЕХОВА: У нас большой капитан, Михаил Анатольевич Краснов, капитан I ранга, заслуженный работник культуры, не забываем про это рассказывать каждый раз. Идут ответы на пейджер, есть интересные: в кают-компанию, например, или в погреба, на берег. Это все неправильно, друзья.

И. ДЫГАЛО: В погреба — за огурцами.

О. ОРЕХОВА: Куда отправляют молодого матроса за чаем? 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Опять продолжаем растить молодое поколение, из гардемаринов в адмиралы превращаются они у нас постепенно. И вот Сергей Вьюгин, президент, президент — это хорошо, а какое звание у вас, Сергей?

С. ВЬЮГИН: Капитан III ранга запаса.

О. ОРЕХОВА: Ушли в запас.

С. ВЬЮГИН: После 91-го года.

И. ДЫГАЛО: А форма-то висит в шкафу?

С. ВЬЮГИН: Конечно.

О. ОРЕХОВА: Ушли в запас, но флот не оставили.

Д. БУРМИСТРОВ: Нет, судя по тому, что я постоянно встречаю Сергея в главном штабе ВМФ, либо слышу о нем, конечно, нет. А, кстати, под каким флагом идет «Крузенштерн»?

С. ВЬЮГИН: «Крузенштерн» идет под флагом России.

И. ДЫГАЛО: То есть под триколором.

С. ВЬЮГИН: Да, под триколором. Это гражданское судно, не может идти под другим флагом.

И. ДЫГАЛО: Это прежде всего для слушателей интересно. Естественно, когда в море, то этот флаг переносится, он стеньговый, или в корме? Как на парусных кораблях?

С. ВЬЮГИН: На парусных кораблях он поднимается, как правильно было замечено, на гафеле, на ходу, а на стоянке он поднимается на флагштоке, на корме.

И. ДЫГАЛО: А честь отдают на гражданских судах?

С. ВЬЮГИН: Обязательно, конечно.

И. ДЫГАЛО: Я просто не знаю по поводу гражданских кораблей, знаю о военных.

С. ВЬЮГИН: Да я тебе, Игорь, скажу одну правду о том, что этот пресловутый список из тех учебных заведений, выпускники которых ни при каких обстоятельствах не идут служить, возглавляет Балтийская Академия рыбопромыслового флота. На самом деле там моряки готовятся-то не хуже, чем в военно-морских учебных заведениях.

И. ДЫГАЛО: И с дисциплиной все в порядке?

С. ВЬЮГИН: И с дисциплиной у них все в порядке, и при необходимости, они будут исполнять свои обязанности не хуже, чем выпускники военно-морских учебных заведений.

И. ДЫГАЛО: А палуба деревянная?

С. ВЬЮГИН: Палуба тиковая.

И. ДЫГАЛО: А чем драят?

С. ВЬЮГИН: Драят ее чем положено, чтобы не повредить.

И. ДЫГАЛО: Брусочки?

С. ВЬЮГИН: Все там очень хорошо, не волнуйся.

И. ДЫГАЛО: Я в заливе Эселом драил деревянными брусками и песком деревянную палубу крейсера, на котором, кстати, мы проходили и практику, 68-й «бис».

О. ОРЕХОВА: Дисциплина, это же очень интересно. Ребята же молодые, наверное, любят похулиганить, каким образом удается приструнить, какие наказания для них?

И. ДЫГАЛО: У них времени не остается для хулиганства.

С. ВЬЮГИН: Зачем вы сразу о наказаниях? Есть же другие способы воздействия. С людьми надо разговаривать.

О. ОРЕХОВА: Расскажите.

С. ВЬЮГИН: Ну это по радио не передать. Приходите, я продемонстрируют. На самом деле народ-то у нас хороший. Вот, кстати, позволю себе ремарку. Вы говорите, у нас тут люди, еще что-то, а вот сколько ответов на единственный вопрос нашей викторины. У нас, по моим подсчетам, только через лодки при советской власти и после нее, прошел как минимум миллион человек.

И. ДЫГАЛО: Подводные лодки?

С. ВЬЮГИН: Через подводные лодки.

И. ДЫГАЛО: А откуда статистика?

С. ВЬЮГИН: Статистика очень простая, на досуге сели и посчитали, получилось, что меньше миллиона не получается. А это же какой, извините, отряд людей. И это же на всю жизнь.

И. ДЫГАЛО: Сергей, а любовь к флоту — это без иронии — День флота, последнее воскресенье июля, как правило, человек, даже который не видел моря, но оказавшись на Дне ВМФ в Коломенском, в Химках, он уже после определенного состояния готов обниматься, кричать, что он раньше мечтал о море.

С. ВЬЮГИН: А если человеку повезло и он оказался в Севастополе. Владивостоке, Мурманске, Балтийске?

И. ДЫГАЛО: Перед глазами жизнь флота.

С. ВЬЮГИН: Конечно.

О. ОРЕХОВА: Ребята скучают по дому, молодые ребята, у них есть возможность общаться с родителями, родными?

С. ВЬЮГИН: Да, такая возможность, к счастью, в последнее время появляется, и сейчас работает успешно официальный сайт. Это krygosvetka.ru. Работает спутниковая связь с кораблем, в пределах видимости берега работает сотовая связь. Работает даже телеграмма, то есть на корабль можно в любой момент времени послать телеграмму.

О. ОРЕХОВА: Они получают какую-то стипендию?

С. ВЬЮГИН: Конечно.

И. ДЫГАЛО: А сколько?

С. ВЬЮГИН: В море у нас ребята получают сегодня до двух долларов в день. Это морские только.

И. ДЫГАЛО: А есть ли на «Крузенштерне» пушки, салютные?

С. ВЬЮГИН: Упаси Бог, это гражданское учебное парусное…

И. ДЫГАЛО: А салютные, никак?

С. ВЬЮГИН: Никак. Кстати, была забавнейшая история. Салют на флоте отдается методом при прохождении траверза, то есть когда по борту объект отдачи салюта, самый верхний парус на самой первой мачте, как платочек, приподнимается и тут же спускается.

И. ДЫГАЛО: Это заметно со стороны?

С. ВЬЮГИН: Это очень хорошо заметно со стороны. Однажды с правого борта находилась английская королева. Все остальные корабли других стран мира, они спокойно прошли под двигателем, и только «Крузенштерн» поставил паруса и прошел против ветра под двигателями. От этого момента сохранилась уникальнейшая фотография: корабль с вогнутыми в другую сторону парусами проходит мимо английской королевы.

И. ДЫГАЛО: Машины работали?

С. ВЬЮГИН: Машины работали во всю, ветер дул в морду, королеве отдали честь, она совершенно была тронута.

О. ОРЕХОВА: Игорь про салюты, про пушки, а я все пытаюсь влезть в шкуру этого молодого пацана, который уехал далеко от дома, вот он где-то в морях, океанах…

С. ВЬЮГИН: Ушел, не уехал.

И. ДЫГАЛО: А без парусов, без пушек и без салютов тоже как-то…

О. ОРЕХОВА: Кто спорит? Вот молодой парень, скорее всего, где-то там на родине ждет девчонка его, он с ней переписывается. А вот он высаживается на берег — и как он там проводит время? Есть у него возможность какие-то все эти радости, которые, как правило, так важны для молодого человека, получить?

С. ВЬЮГИН: Ну он посещает музей, спортивные залы…

О. ОРЕХОВА: Читает книги. А дискотеки?

С. ВЬЮГИН: Он читает книги, он ходит в кино, дискотеки, конечно, с местным населением, могут совершенно нормально организовываться и организуются, и парни наши пользуются бешеной популярностью.

О. ОРЕХОВА: Что вы говорите?

С. ВЬЮГИН: Конечно.

О. ОРЕХОВА: А как они одеты?

С. ВЬЮГИН: Одеты они изумительно. Вот, опять же, у нас не телевизор же, радио, но прошу поверить мне на слово…

О. ОРЕХОВА: У них традиционная форма моряков?

С. ВЬЮГИН: Абсолютно традиционная форма моряков. Тельняшка, голландка, гюйс, так называемый форменный воротник, аккуратные черные брюки, ботинки, начищенные до блеска, конечно.

О. ОРЕХОВА: Хорошо. 23.45. Я думаю, что нам пора уже подводить итоги нашей викторины. Действительно очень много сегодня пришло ответов и очень много пришло ответов правильных. По просьбе Димы Бурмистрова мы сегодня на приз вручим девушке. Почему хочешь девушке отдать?

Д. БУРМИСТРОВ: Потому что это первая девушка, которая ответила на истинно флотский вопрос, причем с долей юмора вопрос.

И. ДЫГАЛО: А, может, ее на «Крузенштерн», а?

Д. БУРМИСТРОВ: О, как.

О. ОРЕХОВА: Наталья, 918, Дмитрий Бурмистров вручает вам этот приз, этот медный значок, который кто-то будет носить до седых волос.

С. ВЬЮГИН: Да не кто-то, это будут сотни молодых людей. И вот посмотрите в августе 2006 года этот знак будут заслуженно носить, помимо Натальи, еще примерно шесть сотен молодых людей.

Д. БУРМИСТРОВ: И хочу отметить, что география, скажем так, ответов, откуда пришли послания, очень большая.

И. ДЫГАЛО: Наташа, добро пожаловать в элиту морского флота, добро пожаловать, вы уже в ней, президент вам обязательно вручит этот знак.

О. ОРЕХОВА: Наталья, чей телефон начинается на 918, еще раз поздравляем. Игорь, скажи, пожалуйста, правильный ответ и объясни нам, почему туда?

И. ДЫГАЛО: Во-первых, вот таких заморочливых, что ли, вопросов, когда молодые матросы приходят служить и ступают на палубу корабля, флот особенен в этом плане. И вот такие вопросы, с подтекстом, юмором, они задаются или просьбы выражаются отслужившими уже какое-то время моряками на корабле с тем, чтобы молодой матрос быстрее познавал корабль, узнавал его устройство. За чаем, как правило, посылают на клотик. Господин президент, что такое клотик?

С. ВЬЮГИН: Клотик — это нашлепочка такая кругленькая или закругленненькая, сверху мачты, которая предохраняет ее от гниения.

И. ДЫГАЛО: Верхушка мачты, естественно, абсурд, сходить за чаем, или принести ведро шпацелей.

С. ВЬЮГИН: Или заточить якоря.

И. ДЫГАЛО: Или ключи от ватервейса найти. Шпацель — это расстояние между шпангоутами.

С. ВЬЮГИН: Или полоски на тельнике пойти посчитать, сколько их там.

И. ДЫГАЛО: Да, это приносит пользу. Вопросы абсолютно не издевательские, нормальные, и молодой матрос, не зная, что такое клотик, ходит по кораблю и начинает спрашивать у своих товарищей, а где тот самый клотик, где можно набрать чаю. В конце концов у него это навсегда запечатлевается в памяти, что это верхушка мачты, та самая нашлепка.

С. ВЬЮГИН: Макароны продувают перед тем, как набить их по-флотски изнутри мясом.

О. ОРЕХОВА: Сейчас у слушателей тоже будет возможность пошутить над теми, кто в студии. Я включаю телефон. 203-19-22. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, рад вас слышать, это Александр Из Санкт-Петербурга. Хотелось бы поинтересоваться у Игоря Викторовича вот какими вопросами. Какой рейтинг по популярности среди училищ по данным 2003-2005 года у молодежи сейчас? Второй вопрос — сохранилась ли кафедра в старейшем военно-морском училище имени Фрунзе и в училище подводного плавания имени ленинского комсомола кафедра морской практики, и сколько преподавателей, хотя бы примерно, там осталось? И последний вопросик, Игорь Викторович, неужели закулисные игры депутатов Госдумы от «Единой России» повлияли на реализацию указа президента и приказа министра обороны от 17 июля 2005 года по увольнению начальника морского корпуса имени Петра Великого. Я надеюсь, вы не забудете мне рассказать по поводу, восстанавливается приход в училище Фрунзе, спасибо.

О. ОРЕХОВА: Спасибо вам за ваши вопросы. Два у нас превратилось в четыре или пять.

Д. БУРМИСТРОВ: Это у нас постоянный, кстати, слушатель, который задает вопросы.

И. ДЫГАЛО: Надо проявить к нему должное уважение, потому что он с болью в душе относится к этому. Рейтинг популярности. Дмитрий, не помнишь?

Д. БУРМИСТРОВ: Насколько я помню, как раз морской корпус, это лидер. И второе, это военно-морской инженерный институт радиоэлектроники имени Попова, это востребовано очень.

И. ДЫГАЛО: Морской корпус — традиционно, потому что старейшее учебное заведение, оно со своими традициями, готовит командиров, как говорят. Уважаемое училище, у меня отец его заканчивал в свое время.

Д. БУРМИСТРОВ: Из старейших училищ.

И. ДЫГАЛО: Да. По поводу «Единой России», напомните, коллеги, вопрос очень длинно звучал…

Д. БУРМИСТРОВ: А, это вопрос, который задавался по поводу отстранения от должности начальника училища в связи с трагическими событиями в Финском заливе. Отстранен ли начальник училища действительно от должности?

И. ДЫГАЛО: На данный момент, на сегодняшний день, у меня еще нет, я не видел документов, которые бы уже были, по флоту. То есть могут быть приняты различные решения, но когда пройдет приказ, я буду его видеть, по флоту, Александр, я помню это из эфира в эфир, я обязательно проинформирую. Сегодня только я разговаривал с училищем, я думаю, здесь не говорить, что решается вопрос, идет процесс, а я обязательно проинформирую, потому что мы об этом объявляли. И еще один вопрос.

Д. БУРМИСТРОВ: Кафедра морской практики. Честно говоря, по кафедрам морской практики я помню, что такая кафедра была только в Нахимовском военно-морском училище, потому что кафедра морской практики — это для курсантов, по первому году службы, то есть для молодых ребят, чтобы они узнали, что такое действительно море. Есть кафедра кораблевождения.

И. ДЫГАЛО: У нас была кафедра морской практики, и Сергей учился, и я, была такая. Я посмотрю список всех кафедр военно-учебных заведений наших флотских, то ли она в этом виде, называется кафедра морской практики, а, может, она просто влилась в какую-то кафедру, и тот курс, который был и читался по кафедре морской практики, от этого не уйти, Александр, от морской практики, азов изучения корабельных правил, устава, от этого не уйти никуда. Если даже нет прямого названия «кафедра морской практики», то, может быть, она влилась в какую-то другую кафедру. Я обещаю вам посмотреть и дать полную информацию по всем училищам, которые есть.

О. ОРЕХОВА: А нам продолжают идти правильные ответы на пейджер «на клотик», «на клотик», мы уже сказали о том, что это клотик и туда посылают за чаем, тем не менее, спасибо. 203-19-22, «Эхо Москвы». Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Меня зовут Чернявская Елена. Мне очень жаль, что я оказалась не первой, которая отправила вам сообщение относительно клотика. Я хотела спросить — вообще можно ли каким-либо образом попасть на борт «Крузенштерна» обычному частному человеку, не связанному с военно-морским флотом, хотя бы на экскурсию?

И. ДЫГАЛО: Мы сейчас как раз и решали с Сергеем, президентом, он проинформирует.

Д. БУРМИСТРОВ: И тем более, что мы сказали, что барк «Крузенштерн», это гражданское судно под парусами.

С. ВЬЮГИН: Предполагаем, что уже 8 августа 2006 года барк «Крузенштерн» при поддержке, естественно, военно-морского флота, будет стоять у того места, откуда он и уходил, то есть у морского корпуса, бывшее училище Фрунзе, в городе на Неве. Поэтому туда около 8-9 августа можно приехать и посмотреть это чудо мирового судостроения, этот памятник истории, и при всем при этом порадоваться тому состоянию, в котором находится он и его люди.

О. ОРЕХОВА: А прокатиться?

С. ВЬЮГИН: Это уже из другой оперы.

О. ОРЕХОВА: С этим сложно. 203-19-22. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Георгий Ефимович. В 47-м году я поступил в школу юнг в Кронштадте, и окончил в 48-м году. Мне интересно, сейчас есть такая школа юнг или нет?

С. ВЬЮГИН: Сегодня можно сказать о том, что в Кронштадте есть совершенно нормальный морской кадетский корпус.

О. ОРЕХОВА: Рассказ о котором мы сегодня все вместе слушали в нашей программе.

С. ВЬЮГИН: Называется, может быть, немножко по-другому, но, к счастью содержание ее осталось тем же, там учатся те же молодые люди, которые через 2-3 годика станут курсантами военно-морских учебных заведений прежде всего.

И. ДЫГАЛО: И дорога их идет на корабли и подводные лодки.

С. ВЬЮГИН: Несомненно.

О. ОРЕХОВА: А вот позвонили бы нам сегодня молодые люди, которые хотят связать свою жизнь с морем, объяснили бы нам, зачем им это надо, и, может быть, задали бы какие-то вопросы.

И. ДЫГАЛО: Я думаю, когда молодые люди начнут слушать нашу программу, это зависит от того, какой она будет интересной. Но вот хорошо, что сегодня пришел Сергей Вьюгин, и молодые люди все-таки больше будут слушать «Эхо Москвы» и программу «Под Андреевским флагом».

Д. БУРМИСТРОВ: Потому что она выходит именно на «Эхо Москувы».

И. ДЫГАЛО: Да и время такое, можно отменить дискотеку и послушать.

О. ОРЕХОВА: Добрый вечер, вы уже в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Налоговые органы передают привет Сергею Вьюгину.

С. ВЬЮГИН: О, Алексей Кузьмич, низкий поклон.

О. ОРЕХОВА: Объясните нам, мы хотим быть в курсе.

С. ВЬЮГИН: Есть два флота, остальное — пехота, Алексей Кузьмич, рад слышать.

СЛУШАТЕЛЬ: Счастливо, обнимаю. Спасибо «Эху Москвы», прекрасная радиостанция.

О. ОРЕХОВА: Спасибо вам. Тут нам и придется закончить наше плавание сегодняшнее. Еще несколько слов скажет Игорь Дыгало, который у нас зав. музыкальной частью — так мы его назвали.

И. ДЫГАЛО: Сегодня мы, как всегда, радуем слушателей, и как раз обращаем внимание наших молодых слушателей, которые должны отрываться периодически то от компьютера, то от дискотеки, сегодня у нас группа «Фиги» — не ругательное слово, у нас сегодня был Ник, директор этой группы, он же Николай…

О. ОРЕХОВА: У вас — это где?

И. ДЫГАЛО: В пресс-службе. Я думаю, они напишут песню о море, о флоте, и мы сделаем хороший клип, а пока послушайте их композицию. Это группа «Фиги».

Д. БУРМИСТРОВ: И спасибо слушателям, которые нас слушали.

О. ОРЕХОВА: До следующего четверга.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире