'Вопросы к интервью
24 февраля 2010
Z Лукавая цифра Все выпуски

Гаджетомания – страшная болезнь современности


Время выхода в эфир: 24 февраля 2010, 22:10

АНТОНИНА САМСОНОВА: Здравствуйте, Вы смотрите и слушаете программу «Лукавая цифра». Меня зовут Тоня Самсонова и со мной моя коллега Алина Гребнева.

АЛИНА ГРЕБНЕВА: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: Сегодня в «Лукавой цифре» мы говорим на тему: Гаджетомания – страшная болезнь современности. И я приветствую наших гостей. Эльдар Муртазин — ведущий аналитик Mobile Research Group. Здравствуйте, Эльдар.

ЭЛЬДАР МУРТАЗИН: Добрый вечер.

А. САМСОНОВА: Олег Митволь — префект Северного округа Москвы, здравствуйте.

ОЛЕГ МИТВОЛЬ: Добрый вечер.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, и конечно же, если мы говорим о гаджетах, мы не могли не запустить нашу вдиеотрансляцию на сайте «Эхо Москвы», так что слушатели, присоединяйтесь, тройное w Это точка msk точка ру.

Э. МУРТАЗИН: У кого оплачен интернет, правильно?

А. ГРЕБНЕВА: Конечно. Сразу вопрос к Вам. Вы считаете себя гаджетозависимыми людьми, Эльдар?

Э. МУРТАЗИН: Абсолютно нет. Я могу без них обходиться и спокойно жить.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, вот кого Вы сейчас пытаетесь убедить таким наивным взглядом?

Э. МУРТАЗИН: Себя в первую очередь.

А. ГРЕБНЕВА: Эльдар, вот пришли же с мобильным телефоном.

Э. МУРТАЗИН: Не с одним даже. С десятком, наверное.

А. ГРЕБНЕВА: И при этом Вы считаете себя независимым.

Э. МУРТАЗИН: Абсолютно независимым.

О. МИТВОЛЬ: А где, кстати, у Вас десяток мобильных телефонов?

Э. МУРТАЗИН: В сумке лежит, могу показать.

О. МИТВОЛЬ: Т.е. оптовую продажу хотите организовать здесь в студии?

Э. МУРТАЗИН: Нет, я продавать не буду ни в коем случае.

А. ГРЕБНЕВА: Но почему, почему Вы считаете, что сможете обходиться без высоких технологий в современном мире.

Э. МУРТАЗИН: А потому что я люблю часто уезжать куда-то, где нет телефона и на недельку без компьютера, без телефона прекрасно себя чувствую.

О. МИТВОЛЬ: Очень завидую, кстати, коллеге, у меня такое не получается. Я работаю 5 лет в министерстве, и последние более полугода работаю в префектуре Северного округа, но невозможно без телефона. Т.е. он у меня включен и днем, и ночью, и иногда, несколько дней назад, когда были у нас невиданные несколько десятилетий снегопады, и в 11 часов шли звонки от руководства, ставились задачи, соответственно, они тут же транслировались другим коллегам. Тут же в разных уголках г. Москвы вскакивали с кроватей наши сотрудники и знали, что уже в 10 утра надо быть в префектуре с документами, с адресами и т.д. На самом деле очень важная, нужная вещь, без которой современный ритм жизни невозможен. Можно, конечно, поселиться на необитаемом острове, сшибать палкой коксы…

Э. МУРТАЗИН: Да, нет, проще, мне кажется, организовать работу так, чтобы не было авралов, она шла без нашего участия.

О. МИТВОЛЬ: Могу сказать следующее, ну, как можно было организовать работу по уборке снега, когда у нас в день выпало, это был понедельник 22 число, почти 60 см снега. При том, что мы с Вами видели оп телевизору, что Нью-Йорк при 30 превращался в катастрофу…

А. САМСОНОВА: Но это можно организовать с обычным телефоном, не обязательно для этого иметь самый продвинутый телефон.

А. ГРЕБНЕВА: Обычная стационарная линия.

О. МИТВОЛЬ: Ну, вообще, Вы же знаете, что такое гаджет, да. Это техническая штучка, что называется, небольшого размера, сочетающая в себе современные технологии. Извините меня, мобильный телефон – это тоже гаджет.

А. САМСОНОВА: Ну, вот перед Вами лежит два суперпродвинутых гаджета.

О. МИТВОЛЬ: Я бы не сказал, что они супер продвинутые, просто они разные. По одному из них я разговариваю, по другому захожу в интернет.

А. ГРЕБНЕВА: Мы сейчас в видеотрансляции покажем. И нашим камерам тоже.

О. МИТВОЛЬ: Ну, я могу показать – это айфон и эйчписи, да. Наверное, поэтому Вы меня пригласили в передачу по гаджетам, потому что у меня есть два гаджета, кстати, айфон я использую на все, что называется, 100. У меня есть и интернет, и различного рода служебные программы, начиная от программы ай мониторинг, в котором бюджет г. Москвы и его исполнение. Заканчивая, например, соответствующим приложением и новостью, где у меня подписки газет ежедневно приходят, «Ведомости», «Коммерсант». Вот, кстати" Эхо Москвы" новости. В любом случае, уже знаешь новости, знаешь реакцию людей, знаешь проблемы. Что-то где-то происходит, уже сразу можно все прочитать. Я благодаря этим гаджетам ухожу от обычных газет, от журналов, читаю те же газеты, журналы только в электронной версии.

А. ГРЕБНЕВА: Т.е. жизнь Ваша становится удобнее благодаря всем этим высоким технологиям.

О. МИТВОЛЬ: Не удобнее. Одно дело таскать с собой в машине вот такую пачку газет и портить лес, извините, уничтожать деревья, бумагу. А другое дело, иметь подписку на все эти СМИ прямо в телефоне.

А. САМСОНОВА: Понимаете в чем дело, сейчас говорят, что россияне куда более продвинутые определенный класс, который может, конечно, себе это позволить, по сравнению с такими же людьми с таким же достатком в Западной Европе куда более падки на эти гаджеты. Они тем самым замещают какой-то смысл бытия.

О. МИТВОЛЬ: Нет, не смысл бытия. Смотрите, допустим, у меня есть приложение ай аптека, которое дает все лекарственные препараты, как их применять, т.е. если я захочу узнать, что такое гистамин и его аналоги, я открою, узнаю, что такое вестибо, кто его производит и как его применять.

А. САМСОНОВА: Ну это какая-то видимость эффективности или это эффективность и есть?

А. ГРЕБНЕВА: Да, Эльдар?

Э. МУРТАЗИН: Русские, наши соотечественники поступают очень просто, они не считают денег. Они приходят, тыкают пальчиком в полочку и говорят: вот я хочу вот это. Зачем они хотят это, они не понимают. Более того, когда люди начинают говорить о том, что они используют то или иное устройство для работы…

О. МИТВОЛЬ: Подождите, у Вас 10 телефонов, у меня 2, т.е. это я деньги считаю. А Вы их 10 телефонов не считаете. Мне двух телефонов вполне достаточно для того, чтобы иметь постоянно под рукой любую информацию…

А. ГРЕБНЕВА: Эльдар, объясните, зачем Вам 10 телефонов?

Э. МУРТАЗИН: Объясняю, я работаю с телефонами. Если говорить о 10 телефонах, это модели, которые появятся на рынке через полгода, год.

О. МИТВОЛЬ: Меня абсолютно устраивает модель айфон…

А. САМСОНОВА: У Эльдара род профессиональной деятельности связан с изучением мобильной связи.

Э. МУРТАЗИН: Если говорить дальше, то россияне покупают телефоны, потому что они хотят что-то модное Во всяком случае так было до недавнего времени. Если смотреть на продажи всевозможных телефонов со стразиками, Россия впереди планеты всей.

О. МИТВОЛЬ: Я сижу и смотрю, где у меня стразики.

А. САМСОНОВА: У Вас полосочки.

О. МИТВОЛЬ: У меня полосочки, год этому чехлу. Я разбил предыдущий айфон, он у меня в неудачном месте упал.

А. САМСОНОВА: Но у Вас модный красный, черный чехольчик. Ну, что Вы. Конечно.

Э. МУРТАЗИН: А почему Вы себя сейчас со всей Россией ассоциируете, со всеми людьми?

О. МИТВОЛЬ: Потому что я – россиянин, извините меня, вопрос в том, что я бы хотел, чтобы он нас россиянах всегда говорили уважительно. И поэтому мне обидно и за российских женщин, которых Вы представляете такими людьми, которых интересуют только стразики в телефонах. Вот у меня, например, ни у жены, ни у дочки стразиков в телефонах нет. Они отсталые?

Э. МУРТАЗИН: Нет, просто возможно у них другой вкус. Но статистика вещь упрямая. В России покупают телефоны со стразиками. Покупают много.

О. МИТВОЛЬ: Слушайте, некоторые часы со стразиками носят. Вы же не носите.

Э. МУРТАЗИН: Я сейчас не про себя говорю, а про Россию.

А. ГРЕБНЕВА: Олег Львович, давайте послушаем мнение эксперта, который оценивает рынок мобильных телефонов в России.

Э. МУРТАЗИН: Наша страна лидирует по продажам Верту люксовых телефонов, один из самых больших рынков по сравнению, например, с Дубаи, объединенными Арабскими Эмиратами. Мы конкурируем. Очень популярны телефоны…

О. МИТВОЛЬ: Кстати, практически бестолковый телефон Верту, там нет никаких удобных приложений…

А. ГРЕБНЕВА: У Вас он был, но Вам он не понравился.

О. МИТВОЛЬ: У меня его не было, но я видел его и знаю.

А. САМСОНОВА: В семье был?

О. МИТВОЛЬ: Вы имеете в виду у моей мамы, его тоже не было. Могу сказать, что в нем нет удобных приложений.

Э. МУРТАЗИН: Пастернака не читал, но осуждаю.

О. МИТВОЛЬ: Нет, я его видел и вертел в руках…

Э. МУРТАЗИН: Пастернака?

О. МИТВОЛЬ: Нет, Пастренака я не видел, Верту я видел у своих знакомых. И например, мог сказать, что там элементарные вещи типа интернета не очень понятно как работают.

Э. МУРТАЗИН: Нет, они работают вполне прекрасно, просто человеку с Верту интернет не нужен. У него есть ассистент, который занимается всеми этими вопросами.

О. МИТВОЛЬ: Диктует ему новости с сайта Ньюс.ру.ком.

Э. МУРТАЗИН: Не диктует, приводит выжимку событий за день того, что произошло. А уже под диктовку записывает, что ответить в блоге.

О. МИТВОЛЬ: А вот эти так называемые пресс-релизы, выжимки. Шеф, про нас сегодня написали три раза, и оба плохо.

Э. МУРТАЗИН: Ну, например. Наша страна, она находится между Европой и Азией. Вот такая Азиопа в какой-то мере, мы любим все блестяще с одной стороны.

О. МИТВОЛЬ: Ну, что же Вы так нашу страну-то…

Э. МУРТАЗИН: Я обожаю нашу страну и люблю, но…

О. МИТВОЛЬ: По нашей стране действительно проходит граница…

А. ГРЕБНЕВА: Олег Львович, факт есть факт, стразики и Верту. Все.

О. МИТВОЛЬ: Все. На остальных крест? Но у Вас, я смотрю, тоже нет ни стразиков, ни Верту. Вы нормально пользуетесь Твиттером.

А. ГРЕБНЕВА: Мы специально зашифровались для эфира. Давайте Эльдар нам все-таки договорит. Вот получается, что у нас вот эта постоянная сменяемость потребления новые, новые модели телефонов.

Э. МУРТАЗИН: Гонка.

А. ГРЕБНЕВА: Гонка эта не прекращается. Это можно как-то сломить.

Э. МУРТАЗИН: Уже сломили, кризис, фактически в 98м году сделал первый очень большой вклад. Люди задумались, а надо так часто менять телефоны? Или мой аппарат поживет подольше. И постепенно срок жизни аппарата стал увеличиваться. Минимальный срок в России был 1 год. Сейчас это 18 месяцев. Вот за 18 месяцев средний россиянин меняет свой телефон.

А. ГРЕБНЕВА: А можете сказать, как эксперт, сколько нужно держать у себя телефон, а после какого времени его стоит менять. Т.е. функционально.

Э. МУРТАЗИН: Это зависит от Ваших потребностей, если Вы не пользуетесь Твиттером, мобильным интернетом, просто звоните, пишите смс. Ваш телефон может проработать 2, 3, 4 года.

А. ГРЕБНЕВА: Т. е. пока он не сломался, грубо говоря.

Э. МУРТАЗИН: Совершено верно.

А. САМСОНОВА: Т.е. получается, что все люди, которые меняют свои гаджеты чаще, чем истекает их реальный срок службы, они каким-то образом зависимы, это для них…

Э. МУРТАЗИН: Не зависимость. Моральное устаревание любой техники. Т.е. Вы хотите чего-нибудь новенького попробовать.

О. МИТВОЛЬ: Это, наверное, как девушки, покупаете новые кофточки. Вроде еще старую можно доносить, а они говорят, что в этом сезоне носят не такую полосочку, а вот такую полосочку.

Э. МУРТАЗИН: Открывается шкаф, носить нечего. Хотя весь шкаф заставлен.

О. МИТВОЛЬ: Знает предмет коллега.

А. ГРЕБНЕВА: Еще появлялись мнения на разных интернет форумах и аналитических статьях, что мы в этой гонке пытаемся еще плюс себя самореализовать, и уйти от нашей российской реальности. Что на самом деле, если люди могут позволить себе один новый телефон в год, значит, все прекрасно с нашей экономикой. И с демократией и т.д.

О. МИТВОЛЬ: Это немножко проблема менталитета. Когда у нас только открылись границы, социалистические стены упали, можно было видеть иногда людей, у которых нет квартиры, снимает квартиру, денег нет, но ездит на Мерседесе. Иногда он у него даже и ворованный, без документов, но вот единственное и главное имущество в жизни – это взятый в долг Мерседес. И, к сожалению, есть вопросы менталитета и с ними надо бороться, в том числе, жесткой образованностью людей, повышать образовательный уровень. Я могу, например, сказать, я многие вещи для себя не представляю, без телефона с электронной почтой. Потому что я многие письма отправляю по электронной почте, я их получаю, я мог получить информацию, могу ее подправить, могу отправить какие-то распоряжения, указания, пользуюсь активно не только электронной почтой, мессенджерами пользуюсь активно. Гаджеты бывают разные. Бывают необходимые гаджеты. Бывают новые гаджеты, наушники для подводного плавания с музыкой.

А. САМСОНОВА: Но у Вас не было необходимости в этом гаджете, пока он не появился.

О. МИТВОЛЬ: Я просто использую то, что есть. Я использую электронную почту, потому что она есть. Вы используете компьютер, Вы используете веб-камеру. Они есть. Если бы их не было, Вы бы и не чувствовали необходимость.

А. САМСОНОВА: То, о чем говорит Олег Львович, это реальная потребность, реальная необходимость или это видимость?

Э. МУРТАЗИН: Российская сверхидея очень простая – не быть, а казаться. Т.е. не быть богатым, а казаться богатым. Не быть умным, а казаться умным.

О. МИТВОЛЬ: Неправильно. Могу Вам сказать, у нас есть две уникальные вещи в Северном округе, которых в других округах Москвы нет. Первое, это системы электронной милиции…

А. САМСОНОВА: Это префект.

О. МИТВОЛЬ: Правильно. Значит, у нас единственный округ, где у нас электронная милиция. Т..е у нас все машины заведены в систему глобального позиционирования. И на сегодняшний день у нас все наряды, которые работают в округе, они все видны на единой карте дежурного…

А. САМСОНОВА: Это круто, это продвинуто, но это помогает…

О. МИТВОЛЬ: Это помогает в раскрываемости преступлений. У нас на самом деле одна из самых высоких в городе раскрываемостей. У нас минимальное время реагирования на преступление. Мы извините, сейчас у нас система ставится современная система по инновационному сбору мусора. И на некоторых контейнерах глубокого залегания таких, как ставят сейчас в Финляндии, Швеции самых таких экологически продвинутых странах, у нас устанавливаются веб-камеры. Зачем они нужны, как Вы думаете? Потому что веб-камера показывает 2 вещи. Первая – это когда приезжать мусорной машине, когда бак заполнен. А основная проблема от мусорных машин – это экологические проблемы и т.д. и проблемы и проблемы транспортного движения. Это проблема, что у нас сегодня мусорная машина ездит каждую ночь, а при современных технологиях она может ездить раз в неделю, там специальные баки, которые держат все и т.д. Так вот первая проблема – это вот эта. А вторая, например, антивандальная. Т.е. был случай, например, когда дворничиха, которой поставили новых бак, который закопан в землю, который живет своей жизнью, она выбрасывала мусор не в бак, а рядом с баком. И была крайне удивлена, когда ее вызвало ее начальство, и показало ей видеосъемку веб-камерой из мусорного бака.

А. САМСОНОВА: Понимаете, просто очень обидно это слышать, потому что по сравнению с более глубинными проблемами, эти проблемы кажутся мнимыми.

О. МИТВОЛЬ: Мы сейчас на уборочную технику ставим систему глобального позиционирования. В результате у нас машины не могут подрабатывать. Т.е. если раньше они получали деньги от города за уборку улиц и ехали за наличные убирать двор торгового центра, то сегодня они не могут этого делать. У нас некоторые водители увольняются, потому что говорят, где же мы тут зарабатывать будем.

А. САМСОНОВА: Это Олег Митволь, слово Эльдару Муртазину.

Э. МУРТАЗИН: Мне кажется, что надо говорить все-таки не о Северном округе, а о стране в целом.

О. МИТВОЛЬ: Нет, уж давайте о Северном округе.

Э. МУРТАЗИН: Нет, Северный округ – это маленькая деревенька внутри страны.

О. МИТВОЛЬ: Миллион 200 человек…

Э. МУРТАЗИН: В стране живет больше 140 миллионов человек. Из них около 20 миллионов не имеет связи вообще. Если говорить об интернете, ну, вот наш президент сказал, что 40 миллионов, все взяли под козырек и сказали – 40 миллионов. Посчитали кое-как, реально 20-25 миллионов активная аудитория интернета. Это вообще ни о чем. Т.е. Россия находится… технологически сегодня мы отстаем от развитых стран на 3-4 года минимум. Если говорить об Америке, технологический разрыв 5-6 лет. Этот разрыв не сокращается. Программа «Электронная Россия» канула в лету. Инвестировали много денег, времени, выяснили, что не смогли договориться на берегу, что делать. Сейчас мы ставим на мусорные бачки камеры зачем-то. Я не знаю зачем.

О. МИТВОЛЬ: Я Вам объясню. Дело в том, что эти камеры ставят эксплуатирующие организации, и они им помогают экономить топливо. А топливо это выбросы парниковых газов и ноксы и плюс еще трафик на наших дорогах. Мы посчитали, что если мы поставим эту систему во всем округе, то из 45 машин чадящих, которые ездят у Вас каждый день под окнами, у нас в округе будет работать 6 машин. Представьте себе, по Эстонии работает всего, при численности чуть больше миллиона населения, всего работает два мусоровоза. За счет компьютерной организации труда, за счет тех же веб-камер на бачках, за счет такой же системы сбора мусора. И вот мы идем к такой же модели. Мы сегодня говорим о том, что никаких проблем в применении современных технологий нет, и эти современные технологии приносят деньги.

Э. МУРТАЗИН: Олег, есть одна проблема, мы не эстонцы. Мы россияне.

О. МИТВОЛЬ: У нас достаточно нефти, чтобы если какие-то вопросы, пригласить пару эстонцев.

Э. МУРТАЗИН: Жить в нашу страну вместо нас?

О. МИТВОЛЬ: Вот Вы угадали. Например, в той организации, которая занимается у нас мусорными бачками, работают два эстонца, которые работали в Эстонии и ставили эту систему там.

А. САМСОНОВА: Давайте не о бачках, а о гаджетах.

О. МИТВОЛЬ: И, кстати, и они предложили веб-камеры ставить на мусорные баки.

А. ГРЕБНЕВА: А сколько у Вас веб-камер украли, сломали за это время? Вы не подсчитывали?

А. САМСОНОВА: И сколько денег ушло на этот проект?

О. МИТВОЛЬ: Бюджетных денег ни копейки.

А. САМСОНОВА: Все за Ваш счет?

О. МИТВОЛЬ: Нет, не за мой счет. А, знаете, дело в том, что выяснилось, что за счет сокращения количества ходок автомобилей и топлива дешевле поставить камеру и бак. И если деньги считать, то получается одни плюсы.

А. САМСОНОВА: Ну, не понятно, ведь люди, которые организовывают бизнес, будем говорить это аутсорсицы, им же не выгодно, чтобы вместо камер работали машины. Это не логично.

О. МИТВОЛЬ: У нас 4,5 тысячи мусорных баков. И сначала, когда все узнали, что у нас инновационная система, и нас поддержал мэр, сказал — работайте. Сначала начали звонить разные люди и стали говорить, Олег Львович, у нас финны эти есть, и эстонцы есть и эти есть, и хотим поставить. Мы говорим: сколько Вы хотите поставить? Сколько Вам мест дать? Они говорят: как мест? А мы говорим: мы бюджетных денег не тратим. Все, что меняется, т.е. на совершенные финские баки, на машины мусорные новые современные, которые прессует мусор. Т.е. в результате она ездит не с 20 кубометрами мусора, а со 10 кубометрами мусора. Выясняется, что это только за счет экономии. Т.е. никаких бюджетных денег. И всем получается нормально работать. И когда у нас узнали, что мы не будем покупать за сумасшедшие бюджетные деньги ни баков, ни машин, ни т.д., вот эти все ребята, которые собирались этим заниматься, они все ушли в сторону. Им не интересно. Интересно им деньги бюджетные освоить. А другие люди, которые смотрят, как это происходит в Скандинавии, в Финляндии, во Франции, в Дубаи и т.д., они приходят и говорят: мы хотим так же работать. Здесь есть рынок. Здесь огромнейший рынок. Мы будем работать только за экономию.

А. САМСОНОВА: Эльдар?

Э. МУРТАЗИН: Согласен полностью. Мусор – это самое прибыльное дело, правда. В Италии когда города были покрыты мусором, это забастовка мусорщиков была, фактически все воевали за контракты по мусору.

О. МИТВОЛЬ: Мы знаем, что в том же Неаполе известное в России слово «коза ностра» контролирует вопросы, в конечном счете, там чуть ли не электричками этот мусор…

А. ГРЕБНЕВА: Так, давайте, не будем углубляться с итальянский мусор и мафию…

О. МИТВОЛЬ: Тоже гаджеты, кстати.

А. ГРЕБНЕВА: Прервемся сейчас на небольшой перерыв. Новости послушаем, а потом продолжим говорить о гаджетах в программе «Лукавая цифра» на +7 985 970-45-45. Присылайте свои вопросы к нашим гостям.

НОВОСТИ

А. САМСОНОВА: Здравствуйте, мы снова в студии. Это программа «Лукавая цифра», Тоня Самсонова, Алина Гребнева…

А. ГРЕБНЕВА: Здравствуйте еще раз.

А. САМСОНОВА: Говорим мы на тему «Гаджетомания – страшная болезнь современности», Наши гости Олег Митволь, префект Северного округа Москвы, здравствуйте еще раз.

О. МИТВОЛЬ: Здравствуйте еще раз.

А. САМСОНОВА: И Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Мобайл ресеч групп.

Э. МУРТАЗИН: И снова здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И снова здравствуйте. Наши гости в начале программы не диагностировали у себя вот эту страшную болезнь современности, как мы назвали ее, — гаджетоманию. Но может быть, Вы, уважаемые слушатели, готовы признаться прямо в прямом эфире 363-36-59. Если Вы чувствуете, что как-то Вы слишком много используете все эти технические штуки, что они отнимают у Вас слишком много времени. И Вы чувствуете свою зависимость от них, то, пожалуйста, 363-36-59. Мы готовы, если Вы хотите об этом поговорить…

О. МИТВОЛЬ: Диагноз поставить и прописать таблетки, которые, кстати, мы можем найти в моем приложении к айфону, ай аптека.

А. ГРЕБНЕВА: Да, но пока Вы набираете наш номер 363-36-59, Эльдар, Вы сказали, что у нас все плохо с технологиями в России, вот Левада центр, свежий опрос февральский, и по этим данным 93% россиян имеет мобильные телефоны. Это же прекрасно, что большая часть основная часть у всех есть телефоны мобильные…

Э. МУРТАЗИН: А что в этом прекрасного. Ну, есть эти телефоны, если посмотреть данные использования мобильного интернета, то они ужасающи для Москвы и Санкт-Петербурга, т.е. крупных культурных городов. Пользуется мобильным интернетом реально на постоянной основе не более 10%.

О. МИТВОЛЬ: Кстати, мобильный интернет, не у всех еще зрение позволяет.

А. ГРЕБНЕВА: По-разному бывает. И, кстати, мы наступил на горло гаджетам Олега Митволя, потому что у нас фонило действительно в первой части, вот мы попросили выключить. Произвели такую цензурную акцию 363-36-59.

А. САМСОНОВА: А наши гаджеты и приложения встроенные, к сожалению, не позволяют нам подсоединять звонки сейчас по интернету. Тем не менее. остаются вопросы, которые приходят к нам на сайт echomsk.ru.

А. ГРЕБНЕВА: Да. Еще есть очень важный момент, поскольку Олег Львович у нас служил в Росприроднадзоре, ООН издал доклад о влиянии всяких гаджетов, вернее отходов от гаджетов, компьютерного мусора, электронного мусора на экологию. Там чудовищные цифры, что у нас там по 36 миллионов тонн ежегодно так называемого электронного хлама в мире образовывается. На первом месте по этим данным ООН это Индия и Китай.

О. МИТВОЛЬ: Да, но все-таки выяснилось, что это не Олег Львович, который служил в Росприроднадзоре, а все-таки ООН догадалось все это посчитать. Т.е. пока Олег Львович и ООН – это разные организации.

А. ГРЕБНЕВА: Я к тому, что у нас еще проблема, как мы будем перерабатывать все эти отходы от компьютеров, стиральных машин, всего остального.

О. МИТВОЛЬ: Это серьезная проблема, но я могу сказать, например, другое, что если мы с Вами будем вместо того, что будем каждый день покупать газеты бумажные, смотреть их на различного рода компьютерах, или айпадах, или сониредерах, или букридерах или любых других технических средствах, то мы с Вами сэкономим такое количество леса, которое позволит нам еще некоторое время дышать полной грудью на этой планете. Потому что, конечно, то, что цивилизация вырубает леса планеты – это факт.

А. САМСОНОВА: 363-36-59 у нас заработал наш основной гаджет прием звонков. Ало, здравствуйте, Вы в эфире «Эхо Москвы» и RTVI, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Юрий.

А. ГРЕБНЕВА: Рассказывайте о своих высоких технологических зависимостях.

ЮРИЙ: (НЕ РАЗБОЧИВО) В том же самом Северном округе строятся дома, в которых запроектированы стандартные мусоропроводы. До тех пор, пока в Москве будут мусоропроводы, невозможно будет ни разделять мусор по фракциям, и тем более, невозможно защищать экологию… батарейки…

О. МИТВОЛЬ: Вы, кстати, если правильно делаете, Вы батарейки в мусоропровод не выбрасывайте. Это первое. Второе, если кто имеет супер гаджет в виде интернета, и смотрит интернет трансляцию в перерыве слышали о том, что я сказал, что у нас основная проблема с раздельным сбором мусора – это мусоропроводы…

А. САМСОНОВА: Почему же вы тогда не введете регламент строительства домов в Вашем округе?

О. МИТВОЛЬ: Подождите, строительные нормы и правила, это не я утверждаю. Они утверждаются правительством.

А. ГРЕБНЕВА: Выйти с законодательной инициативой.

О. МИТВОЛЬ: Перейти в Москве к строительству малоэтажных, одноэтажных домов. Здесь ситуация другая, мы сейчас хотим поставить новую инновационную систему, и потом именно работая с дворниками начать раздельный сбор мусора. Это очень трудоемкая работа, и я думаю, начиная с лета, осени этого года, мы начнем ей заниматься более активно. Мы сейчас наши новые мусорные баки готовим именно к раздельному сбору, там будут другие крышки, другой конструкции. И когда у нас будут эти емкости, потому что сегодня у нас стоят старые бачки. И дворнику чего хочешь можно объяснить, как хочешь можно его стимулировать, но откладывать мусор в разные места он не будет. Вот только тогда, когда мы создадим возможность его раздельно собирать, следующий шаг – это будет работа именно с его управляющей компанией силами дворников по сбору. Мы в прошлом году на старых баках проводили эти эксперименты, они кроме проформы ничем не кончились. А, кстати, батарейки ни в коем случае не выбрасывайте, если Вы образованный человек, не выбрасывайте в мусорные баки, потому что у нас новых пока не строится мусоросжигающих заводов, а вот на старых батарейки сжигаются и диоксины мы с Вами получаем внутрь организма.

А. ГРЕБНЕВА: 363-36-59 еще один звонок послушаем, здравствуйте, Вы в прямом эфире «Эха Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, извините, выключаю, у меня вопрос такой… Алексей, я из Подмосковья. Мы слушаем передачу о выбросе мусора?

А. САМСОНОВА: Нет, Алексей, мы слушаем передачу о гаджетах.

О. МИТВОЛЬ: Задавайте вопрос о гаджетах.

АЛЕКСЕЙ: Эльдара Муртазина я уважаю всенепременнейше…

Э. МУРТАЗИН: Спасибо.

АЛЕКСЕЙ: Потому что я знаю сайт, на котором он позиционируется достаточно давно. Я знаю его, как отличного специалиста. И эту передачу, я слушал ради его имени.

А. САМСОНОВА: Если у Вас есть какие-то вопросы нашим гостям, можете их задать.

О. МИТВОЛЬ: Можете их задать мне, как выпускнику Московского электротехнического института связи, факультет автоматики, телемеханики и электроники. Если у Вас есть более специфические вопросы, я .конечно, не собираюсь соревноваться…

А. ГРЕБНЕВА: Алексей, можете задать вопрос Эльдару Муртазину.

АЛЕКСЕЙ: Пожалуйста…

А. САМСОНОВА: Извините, Вы пропадаете. 363-36-59, ало здравствуйте, Вы в эфире «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, меня зовут Александр, я звоню из Санкт-Петербурга, я хотел отойти уже от темы переработки мусора. Я не увлекаюсь этой проблемой.

О. МИТВОЛЬ: Не надо было Вам префекта приглашать. А то префект приходит, все о мусоре.

А. ГРЕБНЕВА: Рассказывайте, Александр, про Ваши гаджеты, про Ваши зависимости.

АЛЕКСАНДР: Недавно удалось подсесть на такой гаджет, как дизайнерские складные ножики. Я выяснил года 2 назад это действительно тоже сфера высоких технологий. И что есть целый ряд компаний, которые снабжают людей, которым ножи по-хорошему не нужны, дорогими дизайнерскими вещами, которые позиционируют, как джентльменские фолдеры, или джентльменские складные ножи.

О. МИТВОЛЬ: Можно я скажу одну вещь. Если Вы откроете википедию, то там гаджеты определяются как сложные технические изделия небольшого размера. Именно технические.

АЛЕКСНДР: Совершенно верно.

О. МИТВОЛЬ: А как я понял у складных ножиков ни диодов, ни светодиодов нет, а есть только пружинки и отличные немецкие лезвия.

АЛЕКСАНДР: Ну, во-первых, Германия уже давно не лидирует в этой области…

О. МИТВОЛЬ: Китай лидирует.

Э. МУРТАЗИН: Япония.

О. МИТВОЛЬ: Япония и Китай.

АЛЕКСАНДР: И Китай тоже не лидирует, пока что США и Япония. К тому же на рынке за последние 5 лет появилось, по-моему, 4 новых патентованные механизма замков, так что просто пружинками это тоже тяжело назвать.

А. САМСОНОВА: Господа, при всем уважении, если мы сменим разговор о мусорных баках на складные немецкие ножики…

Э. МУРТАЗИН: А там технологии на самом деле.

А. САМСОНОВА: Я не думаю, что наша передача приведет…

А. ГРЕБНЕВА: Эльдар, коротко, это можно назвать гаджетом действительно?

Э. МУРТАЗИН: Да, это можно назвать гаджетами, если говорить о десантных ножах, о ноже разведчика, это более, чем гаджет.

А. САМСОНОВА: Гаджет – это не обязательно что-то электронное?

Э. МУРТАЗИН: Это что-то технологичное. То, что нельзя изготовить на коленке, что называется. Кремниевый нож можно обтесать другим камнем. Нож разведчика невозможно сделать, не имея ряда технологий.

А. САМСОНОВА: Часы – это гаджет?

Э. МУРТАЗИН: Безусловно, аксессуар.

А. САМСОНОВА: Очки?

Э. МУРТАЗИН: Нет, в меньшей степени, если там не видео очки, не проигрывание чего-то.

А. САМСОНОВА: Определили параметры, 363-36-59. Если Вы гаджетозависимы, если Вы у себя это диагностировали, пожалуйста, звоните в эфир и ало, здравствуйте, вы в эфире «Эхо Москвы» и RTVI. Испугались. Ало, здравствуйте. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Олег Львович, я могу сказать, что Вы большой молодец. Побольше бы нам таких принципиальных людей. (НЕ РАЗБОРЧИВО)…

А. САМСОНОВА: Простите, пожалуйста, но мы действительно не можем разобрать слова.

О. МИТВОЛЬ: К сожалению, на «Эхо Москвы» не очень хорошая техника стоит, я вынужден…

А. САМСОНОВА: Просто Ваше безумное количество гаджетов наводит какие-то шумы на наши телефоны. Обычно работают.

Э. МУРТАЗИН: Порчу наводят.

О. МИТВОЛЬ: К сожалению, Вас не было слышно. Спасибо большое, что Вы посоветовали мне размножаться в данной ситуации, хотя это тоже не предмет нашей программы.

А. САМСОНОВА: 363-36-59, а мы продолжаем разговор с Вами. Здравствуйте.

А. ГРЕБНЕВА: Радио приглушайте сразу. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ирина, Москва. Простите, пожалуйста, я не поняла, Вы сказали, что батарейки ни в коем случае не выбрасывайте в мусорные баки. А куда?

О. МИТВОЛЬ: Их надо сдавать в магазин.

Э. МУРТАЗИН: Ирина, не сдавайте, возьмите стеклянную трехлитровую банку и собирайте. А через год, два появятся места, куда Вы сможете их отнести.

О. МИТВОЛЬ: Я могу сказать, Эльдар, я так понимаю, у него такая шутка небольшая. Но на самом деле обязаны принимать магазины, где это продается. И в противном случае нужно обжаловать действия магазинов, в которых Вы эту продукцию покупаете.

А. САМСОНОВА: Был ли на Вашей практике хотя бы один случай, когда было бы обжаловано действие магазина, который бы…

О. МИТВОЛЬ: Могу сказать, что обращений подобного рода не было, но то, что у нас жители начали на эту тему задумываться, это уже важно. Мы же уже понимаем, куда, например, везти большие аккумуляторные батареи, и, в конечном счете, мы перейдем и к маленьким батарейкам, хотя это не о гаджетах.

А. САМСОНОВА: 363-36-59 мы продолжаем разговаривать с Вами, дорогие радиослушатели и телезрители. Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

О. МИТВОЛЬ: Что-то единственный, кто может сегодня передачу везти, это я. Здравствуйте. От нас всех, потому что остальные потеряли возможность работать в эфире.

Э. МУРТАЗИН: Добрый вечер.

О. МИТВОЛЬ: Задавайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Павел, Москва. У меня вопрос про гаджеты, наконец-то.

О. МИТВОЛЬ: Давайте, Павел.

ПАВЕЛ: Сейчас большое количество китайских телефонов появилось. Раньше они были, мягко говоря, не очень качественные, но как я заметил последние полгода, год, качество буквально на глазах стало расти, не получится так, что в результате останутся только китайские телефоны, по 2000, которые будут делать все, включая телевизоры…

А. САМСОНОВА: Спасибо, Павел, вопрос понятен.

Э. МУРТАЗИН: Спасибо, значит, отвечаю очень просто. Китай – растущая страна. Они воруют технологии, они умеют делать корпуса, учатся делать электронику и в ближайшие годы они вырастут, появятся компании, которые будут заметны на рынке. Сегодня это, как правило, подделки, копии известных телефонов, которые подаются по всей Москве в переходах, по 5, 6 тысяч рублей. Китайская цена такого аппарата с доставкой 3-3,5 тысячи рублей. МВД, властям, производителям, кому угодно, свершено безразлично, что это контрафакт, вредный во всех смыслах, продается на каждом углу, но вот это данность. Телефоны вредны тем, что радиочасть там достаточно сильно фонит, и я бы поостерегся пользоваться такими аппаратами. Но это лично я. Кто-то выбирает дешивизну и пользуется ими.

О. МИТВОЛЬ: Отключить батарейки и сделать из них бусы, вот это, наверное, красиво.

А. ГРЕБНЕВА: Олег Львович.

А. САМСОНОВА: Возвращаясь к вопросу нашей программы, ведь никто из позвонивших или написавших нам смс не признается в том, что он зависим от гаджетов. И казалось бы проблема вымышленная, выдуманная…

О. МИТВОЛЬ: Это как курение. Все считают, я завтра пойду и выброшу сигарету. А на самом деле не всегда так получается.

А. САМСОНОВА: И когда мы говорим, что да мы можем жить без них, это воспринимается, как исключительный случай. В отпуске это особенное какое-то, мы оторвались от них. И не зря ведь появляются ресурсы, которые запрещают человеку выходить в социальные сети на какое-то время.

О. МИТВОЛЬ: Звучит неплохо – ресурсы, запрещающие человеку выходить в сети.

А. САМСОНОВА: Безусловно, и такие ресурсы нужны. Не зря ведь мы теряем большинство развитых стран теряет большой процент ВВП на том, что люди в офисах все время сидят в социальных сетях.

Э. МУРТАЗИН: Это, наверное, проблема не людей, а это проблема вообще социальная. Это проблема того, что люди потеряли веру, не важно во что. Веру в Бога, веру в религию, веру в себя. Образовательный ценз снижается постоянно. И люди заменяют вот такой жвачкой…

А. ГРЕБНЕВА: На веру в гаждеты?

Э. МУРТАЗИН: Не на веру в гаждеты, а на видимость того, что человек общается в Одноклассниках, в Контакте, где угодно. Это не общение. То же самое, были чаты, доски объявлений, где люди, казалось бы, общаются. Но это такое пустое общение, когда человек проверяет, а что ему написали каждые 5 минут. Он берет телефоны, и не может его выпустить, потому что мнимое общение. Мнимая необходимость для другого человека.

А. САМСОНОВА: И гаджеты рассчитаны как раз на эту потребность.

А. ГРЕБНЕВА: Они ее подпитывают.

Э. МУРТАЗИН: Производитель удовлетворяет ту потребность, которая есть на рынке. Он ничего не придумывает. Вот эта потребность есть в нас. Эта проблема скорее образования и того, что происходит не только в России, это происходит и в Европе, это происходит и тем более в США. В США это насаждается на государственном уровне. Государству не нужна образованная масса людей.

О. МИТВОЛЬ: Т.е. государству намного интересней, чтобы люди в основном смотрели «Звезды на льду», «бокс для звезд» и чтобы все время эти люди брали интернет трафик…

А. САМСОНОВА: Олег Львович, а Вам нужны внимательные люди, которые сейчас будут Вам задавать важные серьезные вопросы с хорошей подготовкой по деятельности Вашей? Не нужны ведь?

О. МИТВОЛЬ: Мне нужны. Я считаю, что если мы буем воспитывать поколение… А здесь вопрос, наверное, не во взрослых людях, а в молодежи. Поколение людей, которые, извините, в терминах некоторых станут андроидами и киборгами, то я не уверен, что мы захотим на этой планете жить или в этой стране. К сожалению, действительно жесткому активному маркетингу производителей мы должны противопоставлять образование. Образование и воспитание. К сожалению, мы эту войну проигрываем.

А. ГРЕБНЕВА: Давайте еще послушаем несколько звонков. 363-36-59 код Москвы 495. Здравствуйте, Вы в прямом эфире «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Ольга, Москва. Я Вам хочу сказать большое спасибо за эфир, очень интересно Вас слушать. Может быть, не совсем все у Вас о гаджетах, но тема очень интересная.

А. САМСОНОВА: Ольга, так в чем вопрос.

ОЛЬГА: Огромнейший интерес вызывает Олег Митволь…

О. МИТВОЛЬ: Как гаджет? Я открою секрет, я не техническое… под термин Википедии я не подхожу.

А. САМСОНОВА: Портативное устройство.

ОЛЬГА: Национальное достояние.

О. МИТВОЛЬ: Ой, спасибо. Это отдельная передача, как я понимаю, девушки сделают.

А. САМСОНОВА: Да, программа «Дифирамб», она выходит в другой день. Мы бы хотели все-таки услышать Ваше мнение о гаджетах, и о том, являетесь ли Вы зависимым от всех этих устройств человеком. Ваши вопросы гостям. Ало, здравствуйте, Вы в эфире «Эхо Москвы» и RTVI.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. (НЕ РАЗБОРЧИВО) из Москвы. Хотел честно признаться, положа руку на сердце, что зависим, во-первых, от автомобиля, я не знаю, насколько это можно считать гаджетом…

О. МИТВОЛЬ: Но он все-таки у Вас крупненький, наверное, Вы в маленький не залезете.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, и так же зависим от телефона, и понял это тогда, когда однажды забыл телефон дома и целый день мучился, терзался, думал, что меня все ищут, и когда вернулся вечером домой, взял телефон и понял, что меня никто не искал вообще. Но настроение было испорчено, весь день на нервах. И я думаю, что большинство жителей крупных городов и не только зависимы именно таким образом.

А. ГРЕБНЕВА: Спасибо Вам большое. Эльдар, как преодолевать такую зависимость, чтобы не сходит с ума из-за того, что телефон остался дома сегодня?

Э. МУРТАЗИН: Да, спокойно реагировать. Т.е. те люди, которые близки Вам по-настоящему, найдут Вас в любой ситуации в любом месте. Те люди, которые беспокоят Вас по мелочам, и Вы реально им не нужны, они Вас не найдут и слава Богу Вы не потратите время на действительно незначащие вещи. Все очень просто. Телефон он должен облегчать жизнь, он не должен делать Вас рабом лампы, который кидается в любой момент к аппарату, даже когда Вам неудобно. Вам неудобно не ответить зачастую вот Вы про себя ругаетесь, что ты позвонил в неудобный момент. А человек даже не знает, что он позвонил в такой момент и что Вам неудобно. И сказать тоже не все могут, что мне не удобно сейчас говорить.

О. МИТВОЛЬ: Кстати, посоветую Вам, как специалист по гаджетам, в современных мобильных телефонах есть функция, когда Вам идет звонок, вот у меня, например, совещание, и я просто посылаю, что, извините, занят, обязательно перезвоню. И автоматически у меня остается номер звонившего, и автоматически человек получает ответ, и не чувствуют это люди, которые сидят на совещании и т.д.

А. САМСОНОВА: Смотрите, мы тратим на эти приборы довольно много времени. И уделяем им много внимания.

О. МИТВОЛЬ: Наоборот, они экономят нам время.

А. САМСОНОВА: Олег Львович говорят, что они экономят нам время, что функции их, это что у Вас встроено… Кодексы, бюджет города…

Э. МУРТАЗИН: Могу я задать совершенно глупый вопрос. А как давно Вы звонили своим родителям?

А. САМСОНОВА: Ну, я лично сегодня пару раз или тройку.

Э. МУРТАЗИН: До этого?

А. САМСОНОВА: Вчера.

А. ГРЕБНЕВА: То же самое, конечно.

О. МИТВОЛЬ: Ежедневно, она культурная, воспитанная девушка.

Э. МУРТАЗИН: Если говорить о большинстве людей, которые имеют мобильные телефоны, они звонят родителям раз в месяц взрослые люди, раз в месяц.

О. МИТВОЛЬ: Это неправильно.

А. САМСОНОВА: Это есть такие данные?

Э. МУРТАЗИН: Нет, это неправильно, но это данность.

О. МИТВОЛЬ: Звонить родителям раз в месяц большинство людей, я не уверен, что у нас уже выродилась…

А. САМСОНОВА: Ну, и что нам это показывает?

О. МИТВОЛЬ: Это нам показывает, что у нас нация выродилась. А мне кажется, что у Вас неверные данные. Я уверен, что все наши слушатели…

А. САМСОНОВА: Других у нас сейчас нету. Эльдар?

Э. МУРТАЗИН: Имея телефон, который достаточно достать и позвонить 10 секунд времени. Люди не задумываются они тратят на свой, это психология, это социум. Они на ближайший круг общения тратят. Родители, как правило, к нему не относятся с какого-то момента. Хотим мы этого или нет. Вот изменились обстоятельства, раньше мы сидели, собирались на кухнях. У нас была такая просемейная культура. Сейчас мы ходим в город, в кафе, в кабачки, где сидим и обсуждаем с друзьями.

А. САМСОНОВА: При этом мы сидим с друзьями, и нам нужен вайфай, и мы сидим с ноутбуками. Посмотреть последние фотографии…

Э. МУРТАЗИН: Да. Зачастую человек сидит и пишет что-то в Твиттере, он не общается с людьми. Он общается с ними же через социум.

А. САМСОНОВА: И что нам с этим делать, и о чем нам это говорит?

Э. МУРТАЗИН: Ничего не делать, это пройдет, это как болезнь. Это вирус.

А. ГРЕБНЕВА: Пройдет ли?

О. МИТВОЛЬ: Некоторые болезни бывают смертельные. И после некоторых болезней люди умирают. Не очень бы хотелось, чтобы у нас это кончилось вырождением и …

А. САМСОНОВА: Гаджетомания – смертельная болезнь, с точки зрения общества?

О. МИТВОЛЬ: Убить общество, наверное, может. По крайней мере то, что Твиттер может вызвать революцию, мы с Вами это видели в Румынии. Это известная история, когда группа местных олигархов, решив, что Твиттер, выходящий на многие мобильные телефоны, удобный способ общения, провели там последнюю революцию как раз через Твиттер. И извините, подобного рода эксперименты, которые в конечном счете могут привести к массовой гибели людей, я не знаю, насколько они нужны.

А. САМСОНОВА: Ну, это всего лишь ресурс.

Э. МУРТАЗИН: Общество станет другим, просто другим, не таким, как мы его знаем, вот и все. Возможно, нам это…. Мне лично не нравится реформа языка и что слово «парашют» теперь пишут по-другому. Но это не значит, что это неправильно. Общество меняется. Меня учили по-другому, поэтому мне это не нравится. Вызывает отторжение.

А. ГРЕБНЕВА: Эльдар, но на чем основывается Ваша уверенность, что мы станем другими, и откуда это снизойдет, что мы откажемся от чего-то и выстроимся…

Э. МУРТАЗИН: В истории человечества еще не было примера, когда общество оставалось консервативным. Оно либо гибло, либо изменялось.

А. ГРЕБНЕВА: Т.е. Вы все-таки верите в позитивный сценарий развития. Что мы изменимся.

О. МИТВОЛЬ: Он не говорит, позитивный или нет, он говорит, что мы изменимся.

А. САМСОНОВА: Либо мы умрем, либо мы изменимся.

О. МИТВОЛЬ: Позитивный или нет это мы потом узнаем.

Э. МУРТАЗИН: По отношению к нам скорее, это будет негативно. Когда мы вырастаем, мы вряд ли примем те изменения, которые придут.

О. МИТВОЛЬ: Уже многие не очень понятным образом приняли сериал «Школа», а это как раз изменения, которые, Вы представляете, мы все время смотрим телевизор. У нас, как говорится, еда со звездами, бокс со звездами, все со звездами, потом раз, Первый канал показывает… А острова, на которых наши звезды едят какие-то бананы, все измазанные, грязные. Вот мы сидим, это месяцами смотрим, потом раз – серила «Школа». И мы душ на голову. И друг начинают: а где мой ребенок. А он в школе. А что там в школе то?

А. ГРЕБНЕВА: Может, наоборот хорошо?

О. МИТВОЛЬ: Освеживает, но свидетельствует еще раз о том, что мы можем однажды попасть в такие ножницы. Жить в одном своем селе Коновом или не знаю, там плексиглазовом мире. А жизнь будет идти совершенно по другой колее, и она может разойтись так, что разорвет…

А. ГРЕБНЕВА: Эльдар, Вы говорили о том, что мы изменимся, и естественно, речь идет о будущих поколениях. О тех, кто к нам придет. Как, допустим, поступать с детьми. Условно, у всех в классе есть мобильный телефон, но ты не хочешь воспитывать своего ребенка в привязанности к этим гаджетам.

Э. МУРТАЗИН: Если Вы не будете его воспитывать так, то Ваш ребенок потеряет преимущество, он выпадет из своего поколения. Вам, может, это не нравится, но Вам нужно учить ребенка работать на компьютере, работать с программами, с любыми гаджетами. Чтобы он был своим в этой тусовке.

О. МИТВОЛЬ: Моей дочке 13 лет, и она превосходно общается с интернетом, и там некоторые свои домашние задания делает с помощью различного рода программ. И у нее в Контакте, понятно, все эти Твиттеры, Фэйс буки, везде она есть и со всеми она общается. Но вот насколько нам родителям удается объяснить, что это, и заменяет ли это живое общение, и не заменяет ли. Насколько, вообще, нужно живое общение, когда есть айфон, или другой интернет гаджет, ну, вот это, наверное, вопрос воспитания и вопрос родителей.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, вот как Вы с ней общаетесь? Вы говорите: сегодня я запрещаю тебе на страничку в Контакте заходить, иди лучше погуляй на улице?

О. МИТВОЛЬ: Проблема на предмет – погулять на улице. Понятно, что у нас в квартире запрещено слово вайфай, Вы понимаете почему. Чтобы случайно ребенок, пошедший принять душ, не взял с собой вайфай гаджеты и не разобрался со всем, что ее интересует. Но при этом в любом случае это есть, и надо объяснять детям, что это такое, и чем виртуальная жизнь отличается от живой.

А. САМСОНОВА: Господа, мы сегодня говорили о гаджетомании, как болезни. Здесь есть сообщение. Человек описывает свой образ жизни. Его можно считать здоровым и взять за эталон. Он пишет: «В соцсетях не состою, меняю телефоны каждые 6 месяцев, за хайтеком не бегаю, максимум за 7-8 тысяч покупаю. Меняю телефоны, как придется. Поскольку много работаю по мобильному телефону, и они часто разбиваются».

Э. МУРТАЗИН: Почему нет?

А. САМСОНОВА: Он абсолютно здоров.

О. МИТВОЛЬ: Здоров. Т.е. если бы ему удалось купить ударопрочный телефон, сейчас некоторые компании такие делают, то он мог бы не покупать их каждые несколько месяцев. Просто не бил бы их.

А. ГРЕБНЕВА: Главное, признаваться себе, зависимы ли вы или нет от гаджетов, и чтобы эти гаджеты упрощали все-таки, а не усложняли Вашу общественную и личную, что самое главное, жизнь. Это была программа «Лукавая цифра», Олег Митволь, префект Северного округа Москвы и Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Мобайл ресеч групп. Спасибо большое, тоня Самсонова, Алина Гребнева.

Э. МУРТАЗИН: Спасибо, до свидания.

О. МИТВОЛЬ: До свидания.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире