'Вопросы к интервью
05 августа 2009
Z Лукавая цифра Все выпуски

Хлеба и зрелищ: остались ли у россиян деньги на развлечения?


Время выхода в эфир: 05 августа 2009, 22:12

АНТОНИНА САМСОНОВА: Здравствуйте, Вы  слушаете и смотрите программу «Лукавая цифра». Меня зовут Тоня Самсонова, и со мной моя коллега Алина Гребнева.

АЛИНА ГРЕБНЕВА: Здравствуйте

А. САМСОНОВА: Сегодня в нашей программе мы говорим о развлечениях, об индустрии развлечений. Хлеба и зрелищ. Как пришлось россиянам сокращать свои расходы на развлечения в связи с кризисом и пришлось ли вообще. Я с удовольствием представляю наших гостей. Николай Мазурин — зам главного редактора русской версии Forbes и редактор рейтинга 50 российских звезд. Здравствуйте, Николай.

Материалы по теме

Почему доходы российских звезд меньше?

они не умеют так хорошо работать
65%
мы не можем им столько платить
32%
затрудняюсь ответить
2%


НИКОЛАЙ МАЗУРИН: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И Александр Роднянский — кинопродюсер, член совета директоров «СТС-Медиа», председатель попечительского совета «Кинотавра». Здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР РОДНЯНСКИЙ: Здравствуйте.

А. ГРЕБНЕВА: Эти люди знают все о развлечениях, по крайней мере, в России уж точно. Давайте сразу поговорим о том, как Вы оцениваете, вот уже прошла зима, подходит к концу лето. У Вас есть ощущение, что как покатились по наклонной вот в конце прошлого года, так пока ничего и не выровнялось, Александр. Я имею в виду область кино, телевидения.

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, это совершенно разные области, если говорить о телевидении, то  оно не напрямую зависит от зрительских кошельков, поскольку речь идет, прежде всего, о здоровье рекламного рынка. Непосредственно и напрямую связано и со здоровьем экономики. Естественно, в силу известных всем и понятных проблем экономики, рекламный рынок это испытывает на себе напрямую, и  он сократился по отношению к прошлому году ну по разным оценкам от, скажем, 15-20% для телевидения, 25 там могут считать, ну, до конца года мы сформируем полное представление. Вот специфика этого года именно и состоит в отсутствии даже возможности Вам сказать точно цифры, которые бы зафиксировали положение дел в 2009м году. Обычно мы бы были в состоянии это сделать в феврале. Что касательно кино, я, кстати сказать, не так пессимистичен, мне кажется, что, не смотря на многочисленные разговоры о падении интереса и посещаемости, это не так сильно сказалось на индустрии. И последние даже летние успехи, у нас именно летом был зафиксирован, кстати сказать, в 2009м вот недавнего года, недавних недель рекорд самый большой сбор в индустрии за всю пост я бы сказал советскую историю, фильм «Ледниковый период»…

Материалы по теме

Пришлось ли Вам экономить на развлечениях в связи с кризисом?

да, пришлось
77%
нет, не пришлось
21%
затрудняюсь ответить
2%


А. САМСОНОВА: Тем более, мультипликационный.

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, не важно, мультипликационный или нет…

А. САМСОНОВА: А уже не важно что ли?

Н. МАЗУРИН: Нет, для аудитории это не имеет никакого значения, с точки зрения посещения, идут семьей, семейное зрелище.

А. САМСОНОВА: Мне кажется, это просто новый тренд, потому что раньше мультики для детей, серьезное, игровое кино для взрослых.

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, ну, сегодня трудно говорить о том, что сегодня анимация уже много лет является только лишь детским жанром. Это, скорее всего, семейный. И объединяющий все жанры. Особенно, когда речь идет о такой остроумной комедии любимой, как «Ледниковый период», ну, в любом случае посещаемость упала не слишком. И обо всех, и о здоровье шоу-бизнеса, или в целом индустрии развлечений, как Вы справедливо это назвали, говорить следует дискретно. О каждой в отдельности.

А. САМСОНОВА: Ну, кстати, действительно по поводу посещения кинотеатров мы видели данные Комкон. Они исследуют посткризисные тенденции, и в их отчете падение посещения кинотеатров среди той аудитории, которая в кинотеатры ходит, это все-таки не все население, Но, тем не менее. Сокращение и экономия на кинотеатрах происходит, но она в рамках статистической погрешности. Вот эта динамика, ну, в общем, ее видно.

А. РОДНЯНСКИЙ: Есть ряд сетей, которые, отчитавшись за первое полугодие, продемонстрировали активный рост не только в рублевых показателях, которые не полностью, ну, скажем, в силу произошедших с рублем в конце прошлого года изменений могут отражать реальное состояние дел, но и в долларовых показателях продемонстрировали активный рост. Т.е. иными словами еще и во многом это касается более или менее удачно ведущихся предприятий.

А. САМСОНОВА: Т.е. если ты хорошо работаешь, то  можешь перебороть кризис.

А. ГРЕБНЕВА: Эффективные менеджеры у нас.

А. РОДНЯНСКИЙ: Эффективный менеджмент.

А. САМСОНОВА: Это Александр Роднянский. Мне хочется обратиться к Николаю Мазурину, заместителю главного редактора журнала «Форбс». Вы выпустили в этом году рейтинг 50 российских звезд, уже не первый раз Вы это делаете. Каким-то образом, когда Вы смотрите на эту таблицу доходов за год, а можно говорить об общей тенденции? Они повысились, понизились? Что Вы увидели?

Н. МАЗУРИН: Ну, мы на эту таблицу не смотрим, эту таблицу мы составляем каждый год.

А. ГРЕБНЕВА: А потом на нее вся страна смотрит, некоторое население ищет свои фамилии.

А. САМСОНОВА: Находят там себя, 50 человек.

Н. МАЗУРИН: Если говорить о доходах в целом, то они, безусловно, снизились. Если в прошлом году совокупный доход 50 звезд за год составлял 181 миллион долларов. То в этом году по нашим оценкам это порядка 140 миллионов, 137, если быть более точным. Безусловно, доходы больше всего снизились у представителей популярной музыки, то, что называется попсой. У эстрадных исполнителей, у тех, кто занимается профессионально конферансом. И доходы снизились, безусловно, за счет того, что снизились расценки просто за выступления. В основном за корпоративы снизились расценки, за корпоративные концерты. Более того снизилось число самих выступлений.

А. САМСОНОВА: На ком, вот по фамилиям сильнее всего ударил кризис?

А. ГРЕБНЕВА: Ну, ладно уж, Тонь, ты сейчас черный список «Эхо Москвы» пытаешь составить…

Н. МАЗУРИН: Я не могу Вам с ходу сказать, для этого каждый может посмотреть…

А. ГРЕБНЕВА: Можете сказать так. Это больше коснулось так называемых новых исполнителей, которые там 2000е, открылись новые звезды, новые имена, или это вот мэтры, которые еще с советской эстрады.

Н. МАЗУРИН: На мэтрах это сказалось меньше, чем на новых исполнителях, потому что мэтры они сейчас в кризис более востребованы. Если ну условно нефтяная компания, или какой-то металлургический завод, если он еще проводит корпоративные вечера, то  он, безусловно ,обратится к мэтру. Ну, т.е. скорее всего, он обратился, конечно, не напрямую, а в соответствующее агентство, которое уже организует концерт мэтра. А доходы исполнителей менее известных, молодых исполнителей, вот многочисленных фабрикантов, они снизились значительно. Ну, т.е. они были и меньше сами по себе по понятным причинам. Но  они упали еще больше. Просто потому, что они стали менее востребованы. Во-первых. Во-вторых, я еще хотел бы, наверное, обратить внимание на то, что это не отразилось в нашем рейтинге. Но в будущем году, я думаю, сильно отразится, закрытие казино. Потому что очень много эстрадных таких средней руки исполнителей зарабатывали достаточно в казино просто своими выступлениями. В будущем году с 1 июля у них такой возможности не будет.

А. САМСОНОВА: Такой скрытый эффект этого закона о закрытии казино. Знаете, господа, что я хотел спросить. Вот когда мы говорим о бизнес и кризис, то многие бизнесмены высказывают мнение, что кризис оказывает благотворное влияние, такой санитар леса, типа уходят все непрофессионалы, которые, может быть, имели успех не за счет своих реальных качеств, а за счет каких-то других штук. И остаются действительно люди, которые и умеют делать свое дело. Вот что касается звезд, что касается эстрады, что касается индустрии развлечений, кино, можно это проследить, или там этого не происходит?

Н. МАЗУРИН: Ну, я не думаю, что в отношении будем говорить, творческих профессионалов, каковыми Вы называете звезд. Ну, будем говорить людей, зарабатывающих деньги своим творческим трудом в разнообразных медийных индустриях. Я думаю, кризис не лучшее время, а скажем, очевидно, худшее. Потому что ну скажем, качество актерского исполнения ряда выдающихся совершенно артистов хуже никак не стало. Меньше они работать никак не стали. Более того так же востребованы. Но зарабатывают намного меньше, это очевидно. А поскольку мои друзья, несколько замечательных артистов, не буду называть по фамилиям, они всем хорошо известны, зарабатывают исключительно своим трудом, то для них жизнь стала много более сложной. Они вот в этом не виноваты, они этого не заслужили. Говорить о том, что, мол, раздулась индустрия за последние годы, и на них стали тратиться слишком много денег, в отношении талантливых людей было бы несправедливо. Другое дело, что фильмов, или телевизионных проектов, или, как справедливо уже было сказано, музыкальных концертов, и всего, что связано с деятельностью шоу бизнеса стало значительно меньше, значительно меньшее количество людей участвует, значительно меньшее количество нанимается и приглашается, значительно сложнее молодым стартовать. Среднему звену удержать свои позиции, среднему сегменту, а крупным, ну, да, они по-прежнему популярны, удерживают свою популярность, но просто значительно меньше зарабатывают.

А. САМСОНОВА: Ну, просто часто можно услышать на бытовом уровне такую агрессию. Вот там девушка, еще ничего не умеет, и  она плохая актриса, тем не менее, ее везде снимают. Потому что, видимо, есть деньги у продюсеров и т.д. Можно сказать, что такого явления становится меньше?

А. РОДНЯНСКИЙ: Да, нет, я просто такого не  очень много знаю, если речь идет об актрисах. Ну, брать плохую актрису, я не знаю ни одного живого продюсера, который бы по каким-либо соображениям, или исходя из какой-либо логики, кроме ну там коррупционной, но если речь идет о продюсере, находящемся в рамках экономически обоснованной системы координат, то какая может быть коррупция. Он отвечает собственной шкурой, и выживанием, и успехом, или не успехом собственного проекта. Вот не знаю ни одного продюсера, который бы согласился взять заведомо плохого артиста. Да, есть артисты, которые неудачно себя проявляют, или, скажем, режиссеры. Потому что речь же идет о звездах, не только это люди в кадре, и за кадром тоже. Есть большое количество авторов, сценаристов, авторов, скажем, комедийных текстов…

А. ГРЕБНЕВА: Александр, Вы считаете, что в нынешнем российском шоу-бизнесе на всех уровнях, в разных направлениях, там кино, концерт, выступление, музыка, работают профессионалы своего дела.

А. РОДНЯНСКИЙ: Да, нет, это было бы странно. Конечно, далеко не всегда и не везде. Но я просто не считаю, что кризис, я отвечаю на вопрос, связанный с кризисом, это эффективный инструмент решения главной проблемы ухода непрофессионалов из той зоны, в которой они неожиданным образом в силу разных обстоятельств оказались.

А, ГРЕБНЕВА: Да. Николай.

Н. МАЗУРИН: Я собственно хотел бы добавить, что я полностью согласен, и кризис, он сам по себе не может быть каким-то очищающим огнем, который пройдет, и после него останутся какие-то молодые ростки. Или наоборот, выживут крепкие деревья. Но кризис есть кризис. У всех стало меньше денег, но  от этого те молодые артисты, допустим, которые выступали, они никуда не денутся. Возможно, у них будет совсем мало денег. Возможно, они будут на грани выживания. Да, но они никуда не могут деться, потому что они ничего делать другого не умеют. Трудно предположить, что они уйдут куда-то там заниматься другими вещами.

А. ГРЕБНЕВА: Давайте подключим наших радиослушателей в первую очередь мы запускаем голосование в рамках нашей программы, и спрашиваем у Вас вот что. Доходы российских звезд в разы меньше, чем на Западе потому что. И у Вас есть два варианта ответа. Если вы считаете, что доходы меньше, потому что просто российские звезды просто работают хуже, чем западные, набирайте телефон 66-00-66-4. Если Вам кажется, что просто мы в России не можем платить им больше денег, поэтому они довольствуются тем, что есть, набирайте 66-00-66-5.

А. САМСОНОВА: Я повторяю вопрос и номера наших телефонов. Итак, вопрос звучит следующим образом. Почему доходы российских звезд в разы меньше. Мы берем топовые звезды. В разы меньше, чем доход топовых звезд на Западе. Потому что они просто не умеют так хорошо работать, как западные звезды, и тогда Вы звоните 66-00-66-4. Нет, все дело в том, что мы просто не можем им столько платить, сколько им платят на Западе – 66-00-66-5. Ну, действительно, господа, когда мы посмотрим на  там доход Опра Уинфри и на доход топовых звезд России, ну, допустим, я думаю, нашим слушателям интересно, Мария Шарапова, кто бы Вы думали, у нас первый в рейтинге Форбс. С доходом в 22 миллиона долларов в  год. И Опра Уинфри, которая я сейчас, которую я сейчас тоже найду в журнале, и ее доход 275 миллионов долларов. Ну, можно сказать, в 10 раз.

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, для того, чтобы сопоставлять доходы звезд, т.е. главных игроков медийной индустрии, нужно как минимум корректно было бы сопоставить размеры медийных индустрий.

А. ГРЕБНЕВА: У нас нет вообще представителей…

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, ну, если Вы взяли Опру Уинфри, т.е. телевизионную ведущую, то  она работает в эфирном телевидении США, рекламный рынок которого 300 миллиардов долларов.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, хорошо возьмем Ивана Урганта.

Н. МАЗУРИН: А Российский около 5. Чтобы была понятна разница. Т.е. иными словами разница в 60 раз.

А. САМСОНОВА: Давайте возьмем Собчак, я думаю, это будет логично, сравнивать. Или кого Вы хотите. Можем Тину Канделаки.

А. РОДНЯНСКИЙ: Никого не хотим.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, мы уже выяснили, что просто разница….

А. РОДНЯНСКИЙ: Просто разница рынка, не корректно сравнивать.

А. САМСОНОВА: Ну, хорошо, берем Собчак с доходом в 1 миллион долларов. Такой ей ну с копейками. Ну, еще 200 000, не копейки, ну, еще 200 000. Окей. А Собчак 1,2 миллиона долларов, Опра Уинфри 275. А медиа бизнес телевизионной индустрии в США 300 миллионов…?

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, я сказал, только эфирный сегмент – 300 миллиардов.

А. САМСОНОВА: Это немыслимо.

А. РОДНЯНСКИЙ: Я сказал – эфирный сегмент американского телевидения, понимаете. Т.е. иными словами Вы с таким же успехом можете сравнивать бюджеты телевизионных сериалов. Художественных кинофильмов. Да, давайте сравнивать тогда, извините меня, потребление, там средней зарплаты. Люди же тратят… Экономики разные, нельзя сравнивать.

А. ГРЕБНЕВА: Экономики, Вы имеете в виду прямо глобальные экономики страны.

А. РОДНЯНСКИЙ: Размер ВВП там…

А. САМСОНОВА: Можно сказать, что допустим, во столько раз, во сколько ВВП России отличается от ВВП США, во столько же раз индустрия развлечений в России должна отличаться от  индустрии развлечений в США.

А. РОДНЯНСКИЙ: Не должна, но это, во всяком случае, логично, что основные участники российской индустрии развлечений несопоставимо меньше зарабатывают, просто потолок меньше.

А. САМСОНОВА: А когда Мадонна приезжает в Санкт-Петербург, и гонорар ее за концерт примерно такой же, как и во всех других странах, если даже больше в разы стоят билеты, это как?

Н. МАЗУРИН: Ну, и что, если говорить, допустим, о той же Марии Шараповой, или об Александр Овечкине, они там деньги получают, и получают там большие деньги. Т.е. я хочу сказать, что допустим, спортсмены, которые просто попадают в наш список…

А. ГРЕБНЕВА: И, кстати, там достаточно много.

Н. МАЗУРИН: Да, их достаточно, в предыдущие разы их было еще больше. Мы просто в этом году сделали фильтр, первое такое сито, просеяли, и откинули тех, кто совсем не популярен в России. Ну, просто тех, кого не знают, и поэтому не попал ну, Кириленко, допустим, баскетболист, ну, безусловно, личность известная, но  он не вызывает такого интереса, как вызывает допустим, Иван Ургант, ну, я условно говорю. Так вот наши спортсмены на Западе получают деньги, сопоставимые с деньгами, которые получают западные спортсмены.

А. САМСОНОВА: Господа, я нажимаю красную кнопку стоп, подвожу итоги голосования. Сразу видно, что слушатели, которые сейчас голосовали в прямом эфире, не совсем согласны с Вашим мнением. Итак, мы задавали вопрос: доходы российских звезд в разы меньше, чем доходы звезд на Западе. Почему? Потому что они не умеют так работать, как на Западе. Так считают 73% проголосовавших. А в свою очередь 27% говорят, что мы не можем им столько платить. То, о чем говорили Вы, не сопоставимы экономики. Соответственно наша экономика не может позволить содержать….

Н. МАЗУРИН: Конечно, если Вы сопоставите корректности ради заработки Марии Шараповой и Сирены Уильямс они будут сопоставимы. Если говорить честно. Нужно сравнивать, как говорят англичане эпл ту эпл. Т.е. как бы сопоставимые величины. Если же говорить об Опре Уинфри или ведущей ежедневного эфира российского телевидения, то надо сравнивать возможности российского и американского телевидения. Они не сопоставимы.

А. САМСОНОВА: Я задам прямой вопрос. Считаете ли Вы, что в России есть телеведущие, которые по своему мастерству и умению работать сопоставимы там с Опрой Уинфри, есть звезды, есть кинозвезды, киноактрисы, сопоставимые, например, с топом Николь Кидман или …

Н. МАЗУРИН: Ну, понятна логика.

А. САМСОНОВА: Да, есть такие?

Н. МАЗУРИН: Ну, конечно, есть. Во-первых, Николь Кидман, безусловно, одна из самых убыточных голливудских актрис, ради интереса. Т.е. ни один из ее фильмов никогда не приносил толком прибыли. Она как бы на сегодняшний день вообще носит на себе, если Вы уже о финансовой стороне дела, одну из самых таких тяжелых…

А. ГРЕБНЕВА: Давайте возьмем Анжелину Джоли.

Н. МАЗУРИН: Давайте говорить всерьез. У нас есть популярные, любимые своей аудиторией телевизионные ведущие которые создают достаточно популярные телевизионные программы, пользующиеся устойчивым, и, как правило, заслуженным интересом у своей аудитории. Это ровно то, что делает Опра Уинфри. Сравнивать их профессиональные качества, на мой взгляд, не вполне опять-таки допустимо, в силу, ну, мне кажется, что просто американское и отечественное телевидение отличаются. В смысле телевидения, не думаю, что наши ведущие чем-то хуже. В смысле артистов, ну, мне трудно сопоставить, любимого аудиторией на данный момент Владимира Машкова с, ну, например, тем же любимым Бредом Питом. Ну, кто из них хуже? Машков хорошо. Ну, однозначно же хорош. Ну, зачем же я должен говорить, что он хуже Бреда Пита. Не хуже. Но просто Бред Пит – международно признанная звезда в силу доминирования американской кинематографической индустрии во всем мире.

А. ГРЕБНЕВА: Просто хотелось бы понять, и, наверное, во второй части программы мы попытаемся это сделать. Почему мы не можем пробить вот эту броню международного рынка, который там сам себе развивается, процветает, у них миллиарды, а у нас пока что миллионы.

А. САМСОНОВА: Несколько секунд у Вас есть.

Н. МАЗУРИН: Что значит «не можем». Лучший хоккеист НХЛ – это Александр Алешкин…

А. ГРЕБНЕВА: Только спорт – да.

А. РОДНЯНСКИЙ: Потому что спорт – без языка. Потому что нет международного рынка.

А. ГРЕБНЕВА: А там проблема, что недоучили английский в школе.

А. РОДНЯНСКИЙ: Вы не знаете немецких мегазвезд, вы не знаете французских мегазвезд, вы не знаете даже…

А. САМСОНОВА: Груни. Мы знаем.

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, ладно, перестаньте, мы же всерьез. Вы говорите об англоязычном мире. Да. Англосаксонская шоу-индустрия, шоу-бизнес победил во всем мире. Точно так же, как в части этого мира, в которой мы с Вами не живем, победила индийская, например, кинематография. И Боливуд имеет значительно больше зрителей, чем Голливуд. От того, что мы с вами, как зрители, этого не знаем, не означает, что это не так.

А. САМСОНОВА: Александр Роднянский, Николай Мазурин, «Лукавая цифра». Мы говорим на тему: хлеба и зрелищ: остались ли у россиян деньги на развлечения. Продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

А. САМСОНОВА: Здравствуйте, мы незамедлительно продолжаем программу «Лукавая цифра». Тоня Самсонова, Алина Гребнева.

А. ГРЕБНЕВА: Здравствуйте еще раз.

А. САМСОНОВА: Тема нашей программы: хлеба и зрелищ, остались ли у россиян деньги на развлечения. Я снова с удовольствием представляю наших гостей. Николай Мазурин, зам. главного редактора журнала «Форбс» и редактор рейтинга 50 российских звезд, здравствуйте еще раз.

Н. МАЗУРИН: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И Александр Роднянский, кинопродюсер, член совета директоров СТС Медиа и председатель попечительского совета «Кинотавра».

А. РОДНЯНСКИЙ: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: Мы во время новостей и небольшого перерыва обсуждали, почему Николь Кидман так убыточна…

А. ГРЕБНЕВА: И почему мультики при этом бьют рекорды проката.

А. САМСОНОВА: Расскажите про мультики…

Н. МАЗУРИН: А о чем рассказывать.

А. САМСОНОВА: Все-таки  это очень интересно не только нам с Алиной. Александр Роднянский просто сказал, что мультики так здорово идут и так хорошо развиваются…

А. РОДНЯНСКИЙ: Это в таком количестве производятся, потому что они с точки зрения экономической намного более эффективны, вот что я сказал, поскольку на мультиках значительно меньше затраты на артистов, которые в Голливуде составляют так называемый тэлэнтс, то, что обычно в Голливуде это называется выше линии и ниже линии. Потому что над линией, т.е. подытоживающую сводную часть сметы пишется так называемые таланты, как бы артисты, авторы, режиссер, композитор, а собственно стоимость производства под линией. Так то, что над линией в мультиках намного дешевле в силу отсутствия артистов, которые, например, при приглашении Анжелины Джоли и Бреда Пита, знаменитой и  очень популярной пары, ну, могут цифры зашкаливать за 50-60 миллионов долларов гонорара.

А. САМСОНОВА: Это может быть половина бюджета фильма.

А. РОДНЯНСКИЙ: А это может быть не просто половина, это означает, что студии или продюсеру нужно тратить еще сотню, чтобы этот фильм произвести, еще примерно столько же, сколько весь бюджет, на продвижение фильма в прокат по всем странам. И Вы уже имеете картину с затратами около 250-300 миллионов долларов совокупными, которые, конечно же, вернуть можно только успехом в международном масштабе. Вот именно поэтому анимация ко всему прочему еще и дающая предоставляющая все права для реализации всех связанных с характерами любимыми персонажами из мультиков компьютерными играми, книжками, сидишками, музыкальными или любыми другими промышленными товарами. Вот в случае с анимацией они полностью остаются в руках студии, произведшей анимацию. А в случае участия артистов и большого количества людей, имеющих право на собственные образы, извините за сложность изложения, это, конечно, намного сложнее.

А. ГРЕБНЕВА: Что же мы совсем скоро останемся без кинофильмов?

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, мы не останемся без кинофильмов, но анимации, если вы обратили внимание, стало намного больше. В большом кинопрокате.

А. САМСОНОВА: Николай, есть вероятность, что в следующем году Вы сделаете рейтинг, и там будет Крысобелка и другие персонажи из «Айсэджа» или откуда-то еще? Мультяшные герои.

Н. МАЗУРИН: Да, нет, вряд ли, потому что тяжело будет оценить, насколько популярна эта белка, а самое главное, сколько конкретно эта белка заработала денег за год. Я хотел бы подчеркнуть, что в этом рейтинге это не состояние, не богатство в отличие от рейтинга богатейших россиян. А это доход, который получил артист за год.

А. ГРЕБНЕВА: Эксплуатируя свою популярность.

Н. МАЗУРИН: Да, безусловно, имеется в виду популярность по месту основной работы и рекламные деньги, деньги от рекламных контрактов.

А. САМСОНОВА: Ну, популярность не всегда можно монетизировать. Ну, вот есть группа «Ранетки», зарабатывали они не так много. Но понятно, что их популярность просто пока что не монетизирована.

Н. МАЗУРИН: Ну, да, пока не монетизирована, но вообще Ранетки – это прорыв этого года по количеству обращений в интернете. У нас в рейтинг входит такой показатель, как популярность. Мы его считаем просто по количеству обращений, запросов к тому или иному артисту поисковой машины Яндекс. Так вот к Ранеткам обращались больше 15 миллионов раз. Это очень много. Это первое место, максимальные балы по этому показателю в рейтинге. Собственно благодаря в основном этому они и попали в рейтинг впервые, сразу достаточно высоко.

А. САМСОНОВА: Давайте от хороших цифр и от хороших историй переключимся все-таки на мрачные. У нас как-никак кризис, а мы веселимся. И есть компания «Нильсон» и она исследует…

Н. МАЗУРИН: Страдать мы не будем.

А. САМСОНОВА: Страдать не будем никогда. Она исследует индекс потребительского доверия во всем мире. То, как покупаются разные товары, то, как люди готовы или не готовы тратить деньги. Вот они делают исследования по России в кризисе и пишут следующее в своем отчете: россияне планируют экономить в первую очередь на том, на что до недавнего времени они усилено тратили. О развлечениях вне дома. Ну, так же потом они готовы на покупки одежды, крупно бытовой техники, но это уже все потом. Первое, что готовы были сокращать россияне во время кризиса – это, конечно, развлечения вне дома. Людей было очень сложно вытащить из насиженных домов. Россиян тяжело вытащить от телевизора и заставить ходить в кафе и рестораны. Мы отстаем от развитых стран и от развитых экономик по этому виду проведения досуга. Тем не менее, кризис обрубил все зеленые ростки на корню, потому что снижать расходы на развлечения вне дома сейчас готовы 56% россиян из тех, кто тратил, кто хотел это делать. Т.е. мы снова потеряли половину этих людей. Это вообще как-то чувствуется в индустрии развлечений?

А. РОДНЯНСКИЙ: Вот то, о чем мы говорили ранее, мне кажется, свидетельствует о том, что чувствуется. Естественно, если ощущается падение посещаемости музыкальных концертов – это, безусловно, влияние экономии россиянами своих расходов на досуг вне дома. Если есть и доказано падение посещаемости кинотеатров соответственно.

А. САМСОНОВА: Половина 64%.

А. РОДНЯНСКИЙ: У нас очень тяжело восстанавливалась индустрия развлечений после распада Союза и первым, кстати, восстановился шоу-бизнес. И насколько я помню, удивительным образом пик расцвета шоу-бизнеса пришелся на первый кризис 98го года. Вот собственно тогда он процветал. Может быть, в силу того, что была совершенно другая структура досуга в целом, и значительно меньше альтернатив времяпрепровождений. Не забывайте, что появились новые альтернативы у молодежи, в особенности у самой активной потребительской части нашей аудитории. Т.е. появился интернет, появились компьютерные игры, в значительно большей степени распространены компьютеры, персональные компьютеры практически есть у всех вот за эти 10 лет, мне кажется, произошли революционные изменения. Поэтому они ходят как бы, т.е. я имею в виду молодые зрители, в меньшей степени. Ну, у нас все равно было мало, у нас регулярных…

А. ГРЕБНЕВА: Да. Давайте я еще более ужасные цифры расскажу, это, правда, цифры докризисные, ВЦИОМ проводил опрос населения: чем Вы обычно занимаетесь в свободное время? Это март 2008 года. Так вот на первом месте замечательное времяпрепровождения – смотрю телевизор 60% россиян, тут можно было дать несколько ответов, поэтому цифры будут ну больше, чем 100% в итоге. Занимаюсь домашним хозяйством, детьми, или дачей – 46%. А наши кинотеатры всего лишь  на 12м месте рейтинга. В кино ходит только 8% населения. С концертами дела обстоят еще хуже, туда ходят 4%, ну, а интернет, как Вы сказали, выше чем все эти виды развлечений. Увлекаясь компьютером, интернетом и компьютерными играми, так сказали – 12% россиян.

А. САМСОНОВА: Да, это еще прекрасно, когда людей спрашивают, а чем Вы вообще занимаетесь в свободное время. Я могу много чего придумать. Хороший вопрос: чем Вы занимались в последний выходной день, чем Вы занимались за последние месяцы. Тут тогда ходил в кино, театр и цирк— 4%. И  они в основном приходятся, конечно, не на группы 60 лет и старше, даже 45 лет и старше, а на молодых людей 18 и 24, максимум 35 лет это люди, это аудитория наших кинотеатров.

А. ГРЕБНЕВА: А еще я хочу обратить внимание на замечательный ответ – 8% россиян сказали, что свой последний выходной день они работали.

А. САМСОНОВА: Вот такая история. Вот таких людей надо развлекать. Как их развлекать до кризиса, как их развлекать во время кризиса.

А. ГРЕБНЕВА: Чем их вытаскивать из дома, из этого насиженного места?

А. САМСОНОВА: Из рутины на самом деле? Как Вы будете вытаскивать их из рутины?

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, это часть образа жизни, во-первых, и безусловное влияние, извините меня, возможностей экономических. Поскольку, извините, при домашнем бюджете и при средней зарплате там докризисной в 400 долларов, достаточно высокая, ну, выросшая за последние несколько лет в несколько раз, все равно, как бы досуг и под час даже не  очень дорогой досуг, не главный приоритет в домашнем бюджете. Поэтому у нас и был столь небольшим уровень посещаемости кинотеатров. В стране показатель посещаемости был чуть-чуть больше, чем одно посещение кинотеатра на человека в  год на душу населения.

А. САМСОНОВА: А в Америке?

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, как, больше 8.

А. САМСОНОВА: На каждого человека? На каждого американца?

А. РОДНЯНСКИЙ: Ну, конечно. Ну, в этом же и сила американского кинематографа. Собственно в самом сильном домашнем рынке. Что они просто ходят в кино, это часть их образа жизни. Они обязательно в пятницу или в субботу выходят из дому, и это образ жизни, это традиция, которая тоже складывалась десятилетиями, а у нас совершенно другие традиции. Домашние посиделки, ну, не Вам рассказывать, все знают хорошо, много важнее, чем поход в ресторан и разговорчики там, да и не все имеют на это финансовые возможности. А помимо того, что посидеть в ресторане, люди идут в кино. Поэтому американский кинематограф традиционно сильнее любого другого.

А. САМСОНОВА: Николай Мазурин.

Н. МАЗУРИН: Ну, я не знаю, что сказать о потребительских предпочтениях молодежи. Мне вообще кажется, что довольно тяжело будет вытаскивать людей, хотя бы потому что интернет и качество, самое главное, сигнала повышается и, собственно говоря, сейчас в интернете есть все. И если вот еще 10 лет назад, когда он только появился, невозможно было смотреть, допустим, клипы и долго качать музыку, теперь можно все это делать и вполне себе легально. Да и нелегально тоже.

А. РОДНЯНСКИЙ: Прежде всего, нелегально.

Н. МАЗУРИН: Да, прежде всего.

А. РОДНЯНСКИЙ: Пираты.

А. РОДНЯНСКИЙ: Ужасно.

Н. МАЗУРИН: Что, конечно, плохо, но, тем не менее, это факт. А если говорить опять же возвращаясь к звездам о доходах, то доходы упали, я бы сказал, в основном не за счет того, что стало меньше билетных концертов, хотя их стало меньше, а в основном за счет того, что стало меньше значительно все-таки корпоративов и за счет того, что стали намного меньше…

А. ГРЕБНЕВА: Т.е. корпоративы – это был основной источник дохода.

Н. МАЗУРИН: Да. Безусловно. Основной источник дохода – это корпоративный чес перед Новым годом.

А. ГРЕБНЕВА: Или летний чес по югу.

Н. МАЗУРИН: Ну, это в меньшей степени.

А. РОДНЯНСКИЙ: Главное декабрь, урожай.

Н. МАЗУРИН: Да, урожай – это декабрь.

А. САМСОНОВА: Не могу, у меня елки.

Н. МАЗУРИН: Да, есть такой прекрасный анекдот.

А. САМСОНОВА: Вот в чем вопрос на самом деле. Вы говорите, что интернет оттягивает в дом, от вне дома от этой сферы развлечений в дом россиян. Но эта же история происходит не только в России. Не только в России есть широкополосный доступ в интернет. Более того, в США, в Европе почти у каждого есть этот доступ, в России все-таки меньше таких людей, почему там не оттягивает?

Н. МАЗУРИН: Ну, я не знаю, трудно ответить. Я думаю, потому что у нас больше все-таки любят на халяву. За интернет не нужно ничего платить. Ну, т.е. нужно платить…

А. САМСОНОВА: Но это не зависит от того, сколько ты скачал.

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, ну, во-первых, оттягивает во всем мире, катастрофически оттягивает. И аудитория, структура потребления разных продуктов медиа, она диверсифицируется постоянно. И в этом смысле, скажем, роль телевидения в России вдвое больше, чем в так называемых развитых западноевропейских странах или в США. Вот скажем, если, например доля… Она сопоставима в России, скажем, с Мексикой и Бразилией. Как бы роль телевидения. Примерно 50-60% рекламного пирога, т.е. всех денег, тратящихся на телевидение, т.е. традиционно рекламная индустрия тратит на телевидение. В то время как в США она никогда не превышает больше 30%. Тем более и точно так же Великобритания и Франция. Т.е. иными словами диверсифицируется, но образ жизни и экономически главным образом это причины экономические возможности населения, сформировавшиеся уже не вчера и не позавчера, а определенным образом значительно раньше, извините, погодные условия, инфраструктура, обустройство жизни в городах, селах, вообще в регионах, она предусматривает совершенно другую альтернативу досуга. Потому что жизнь в Москве или в Питере сравнивать с жизнью в некоторых отдаленных городах РФ все-таки достаточно неправильно и сложно. Если Вы говорите о Москве, то я думаю, это сопоставимо с жизнью, ну, наверное, в структуре досуге, наверное, с Парижем.

А. ГРЕБНЕВА: Получается, что у нас россияне идут самым простым путем, что есть в доме телевизор и плюс это бесплатно. Ну…

А. РОДНЯНСКИЙ: И чего нет рядом с домом, что очень важно. Есть ли рядом с домом дешевое кафе, есть рядом с домом дешевые кинотеатры. Это же не у всех есть, Вы не забывайте.

А. ГРЕБНЕВА: Есть бесплатные музеи во всех городах России, но в них почему-то никто не ходит, не только краеведческие.

А. РОДНЯНСКИЙ: Вы же не записываете их только в шоу-бизнес, Вы же не считаете, я, кстати сказать, в отношении музеев не видел в списке успешных сегментов шоу бизнеса и в потреблении США тоже, эту позицию. Давайте не будем преувеличивать, не будем упрекать и посыпать себя пеплом тоже.

А. САМСОНОВА: Понимаете в чем проблема. Вот когда ты смотришь на распределение ответов на вопрос – чем Вы занимались последние выходные, и ты видишь: ходил в гости к родственникам, принимал родственников, ходил, гулял по городу, сидел, штопал носки, занимался домашними делами, занимался детьми, работал. Ты себе представляешь жизнь в российской глубинке, работу от звонка до звонка на заводе, который, Слава Богу, еще не закрыли, тебе что-то еще платят. Потом ты приходишь домой в свои единственные выходные и тебе заняться нечем, жизнь рутина. И так тяжело, а еще деться некуда. И вот Вы, товарищи, индустрия развлечений…

А. ГРЕБНЕВА: Есть телевизор, который как-то мог бы что-то показывать и расширять вот этот кругозор.

А. РОДНЯНСКИЙ: Слушайте, Вы рисуете трагическую картину, которую на самом деле можно интерпретировать тысячью разных способов. Во-первых, если Вы сопоставите жизнь 15 лет назад и сегодняшнюю. Ну, не сопоставимо лучше. Помимо того, что есть работа и есть зарабатываемые деньги, что немаловажная разница.

А. ГРЕБНЕВА: Да, есть уже не черно-белый, а цветной телевизор.

А. САМСОНОВА: Плазма в кредит.

А. РОДНЯНСКИЙ: Во-вторых, в телевизоре уже не 2-3-4 канала, а уже 20 общедоступных и бесплатных и разнообразных, и предоставляющих совершенно разные концепции программирования. И Вы можете смотреть и спорт, и музыку, и совершено на разную аудиторию определенно настроенный. И появились кинотеатры. Скажем, 10-15 лет назад их было несколько штук, несколько экранов на всю страну. Сегодня почти 2 000, 19 сотен современных кинозалов. Это больше.

А. САМСОНОВА: Но сколько это на 1000 человек?

А. РОДНЯНСКИЙ: Это мало, но не родится это в один день. Т.е. надо систематически, эволюционно развиваться, вот и все. И надо делать свое дело, надо делать кино, раньше не делали. Вот у нас был перерыв. Вообще, там происходило, к сожалению, там огромными усилиями делали десяток фильмов, а в прошлом несколько лет выходило 150 фильмов в год, 200, мягко говоря, не все удачные. Тем не менее, они делались, они выходили. Сформировалась своя система. Вот Вы на полном серьезе говорить сегодня можете о рейтинге Форбса звезд 50, которые 10 лет назад вообще не было, люди не зарабатывали денег в принципе. Это на самом деле огромная разница. Поэтому, ну, опять-таки стакан либо на половину полон, либо на половину пуст. Это главный взгляд на мир. Я смотрю, на половину полон уже.

А. ГРЕБНЕВА: Но чтобы это все развивалось, должны либо наши внутренние инвесторы вложить в это деньги, продюсерские компании, либо это должно прийти к нам из-за рубежа. Есть ли возможность, что после кризиса к нам придет какой-то капитал из Запада. Вообще российская сфера индустрии развлечений, она привлекательна для западных инвесторов?

А. САМСОНОВА: Николай Мазурин?

Н. МАЗУРИН: Я думаю, что нет, потому что если бы тут действительно было интересно шоу-бизнесу западному, продюсерским компаниям, то они, наверное, тут давно бы появились и вкладывали сюда большие деньги. Ну, просто я не вижу в этом смысла, в том отношении, что опять же мы возвращаемся к тому, с чего начали. Рынок очень маленький и  не перспективный. Ну, зачем сюда вкладывать огромные деньги, если есть свой родной рынок, который понятный, который намного более емкий…

А. САМСОНОВА: Т.е. даже в сытые годы редкая птица долетит до Дворцовой площади. А это, в общем…

А. РОДНЯНСКИЙ: Вы о шоу-бизнесе?

А. ГРЕБНЕВА: Нет, мы сейчас о другом.

А. САМСОНОВА: Я имею в виду, что самые простые инвестиции, это привезти сюда какую-то западную звезду. Но даже это происходит, в общем-то, не так часто.

А. РОДНЯНСКИЙ: Да, нет, они инвестируют с нечеловеческой силой, мы их не пускаем, на самом деле.

А. САМСОНОВА: Так они не хотят, или мы не пускаем? Вот в чем вопрос.

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, я имею в виду, мы конкурируем, ну, 4как ну, в стране инвестируют с нечеловеческой силой. В киноиндустрии существует Дисней, существует Сони Пикчерс уже. Они открыли за последние несколько лет компании, инвестируют большие деньги, ищут проекты. Когда я говорю, мы не пускаем, мы пытаемся конкурировать. Т.е. мы рады, что появляются возможности инвестиции, ну, как бы дополнительных в кинопроекты. Но, конечно, было был правильно защитить собственную индустрию, сформировать, если говорить о кинематографе, сформировать систему, при которой при помощи экономических критериев, не административных, а экономических, российская индустрия была бы, в доминирующем положении, как минимум в русскоязычном мире. В телевидении, конечно же, есть ограничения, связанные с проникновением, ну, т.е. с приобретением интереса внутри. Но, тем не менее, стоит длинная очередь западных компаний, которые хотели бы инвестировать, есть только Эртеэль инвестор на данные момент инвестор на данный момент в РЕН-ТВ, акционирование 30%. И СТС-Медиа, публичная компания, чьи акции торгуются на американской бирже. Хотят инвестировать, покупают, собственно, что они и делают.

А. ГРЕБНЕВА: Может быть, когда эта заслонка на других каналах тоже откроется, все изменится?

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет никаких заслонок, инвестируют. Но не это проблема. У нас нет проблемы денег на рынке. Есть проблема на самом деле развитие рынка. У нас же Вы сейчас говорите о двух разных вещах и их путаете. Вы говорите, с одной стороны, о проблеме существования денег в руках у населения, которое готово было бы их тратить на досуг вне дома, т.е. на билеты в кинотеатры, на билеты в концерты или на шоу, на там времяпрепровождение в ресторанах и т.д. Это проблема экономики, в общем. Это вопрос скорее к тому, когда закончится кризис, смогут ли зарабатывать больше на заводах, фабриках, в офисах и т.д. то, что российская индустрия развлечений будет постоянно в состоянии предлагать что-то своим зрителям, слушателям и читателям – это без сомнения.

А. ГРЕБНЕВА: Но при этом это будет не такое же качественное, как на Западе.

А. РОДНЯНСКИЙ: Почему не такое же. У Вас кинотеатры репертуар не хуже, если не лучше, чем в США.

А. ГРЕБНЕВА: Ну, это как спорт у нас вырвался, так и кино на фоне всего остального вырвалось.

А. РОДНЯНСКИЙ: Неправда, у нас телевидение разнообразное, Вы в телевидении имеете возможность выбрать любые существующие популярнейшие международные проекты, которые сегодня можно смотреть, и собственные. Ну, как же так. У Вас полноценное предложение в театре, Москва – один из главных ресторанных центров. И Питер сегодня развивается, многие другие города.

А. САМСОНОВА: Нет платежеспособного спроса?

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет платежеспособного спроса. Почему же Вы все время говорите об индустрии развлечений. Она фантастическими темпами развивалась последние годы. По 30-40% прироста в год в разных сегментах. При этом росло качество разных сегментов. Телевидение было хуже, стало разнообразнее и конкурентнее. Кинематограф был в сложном положении. Сегодня разнообразней и конкурентней. С этим трудно спорить. Так в чем же дело? Мало зрителей, мало потребителей. Их, к сожалению, будет больше, когда появятся в руках деньги.

А. САМСОНОВА: Задаем вопрос нашим слушателям, зрителям и потребителям. Вопрос такой: пришлось ли Вам экономить на развлечениях в связи с кризисом? Если Вы выбираете ответ – да, мне приходится отказывать себе в походах в кино и театры и т.д., кафе, рестораны, прочее 66-00-66-4. Если нет, Вы не готовы отказывать себе в удовольствиях 66-00-66-5.

А. ГРЕБНЕВА: Итак, я повторяю варианты для Вашего голосования. Если Вы стали экономить на развлечениях, набирайте телефон 66-00-66-4. Если Вы не отказались от привычного для Вас образа жизни, набирайте телефон 66-00-66-5.

А. САМСОНОВА: Николай, хочется вернуться ко все тому же вопросу. А все-таки индустрия развлечений сейчас тормозит, потому что нет платежеспособного спроса, потому что никто платить не может столько, сколько нужно, или потому что она сама каким-то образом недоразвита. Сама не может предложить то, что люди готовы купить.

Н. МАЗУРИН: Ну, послушайте, ну, Александр, который, безусловно, намного больше разбирается и является классным специалистов, чем я, он же Вам все уже объяснил.

А. САМСОНОВА: Т.е. Вы согласны?

Н. МАЗУРИН: Я согласен, да. Я согласен с тем, что нет платежеспособного спроса на индустрию, и это развивается.

А. САМСОНОВА: Понимаете, какая ситуация. Я могу устроить свой день рождения двумя разными способами. Я могу наготовить салатов оливье дома и позвать 20 человек гостей, я могу снять ресторанчик примерно за ту же сумму, ну, там любой, даже у метро, если мало денег, и позвать всех туда. Что я выбираю, зависит от моих предпочтений. И если индустрия развлечений, если рестораны мне предлагают то, что мне больше нравится, то я выберу поход в ресторан с друзьями, а если нет такого предложения, то я останусь дома. Деньги одни и те же, вопрос, что ты выбираешь, традиционный способ проведения досуга. И ты тратишь деньги на пяльцы и вышивание крестиком, или не традиционный, новый какой-то интересный, тебя заманили, ты выходишь и тусишь где-нибудь и платишь тем, кто организует для тебя эти развлечения. Не всегда все упирается в платежеспособный спрос.

А. РОДНЯНСКИЙ: Как правило, в платежеспособный спрос, потому что в Москве у Вас 3,5 тысячи ресторанов, что вполне сопоставимо с главным ресторанным центром мира Нью-Йорком, в котором их там 5,5 тысяч. Это, по меньшей мере, возможность для огромного количества людей выбирать, опять же, есть ли у них для этого деньги. Если речь идет о городах, в которых не 5,5 тысяч, а там, условно говоря, с населением меньше 100 000 человек, и где нет жизнеобразующих каких-то предприятий. Люди вынуждены зарабатывать сложно, то там естественно и ресторанов, если и есть, то  очень мало. В силу понятной рыночной перспективы этих самых ресторанов. Люди, которые инвестируют, или были бы в состоянии инвестировать, этого не делают, потому что в этом нет никакой рыночной перспективы. Вот что происходило со спортом. Федеральная программа по развитию стадионов, она же пришла к тому, что начала поддерживать строительство спортивных центров в городах, где количество людей не позволяло бы коммерческому, ну, как бы не предоставляло коммерческих обоснований для создания там спортивных центров, фитнес клубов или даже стадионов, чего угодно, просто экономическим образом. Ну, от же самое может произойти, например, с кинотеатрами. В больших городах огромное количество компаний, которые этим занимаются, развивают. В малых, ну, мало кто на это пойдет, потому что длительность возврата инвестиций чрезвычайно мала. Будут зарабатывать деньги, соответственно повысится инвестиционная привлекательность этих мест. Будут вкладывать. Это, откровенно говоря, мне кажется, азбучная экономика, которая, так или иначе, заработает в стране. И дать только время.

А. ГРЕБНЕВА: Когда уровень жизни в целом повысится.

А. РОДНЯНСКИЙ: Конечно.

А. ГРЕБНЕВА: Главное, чтобы это побыстрее произошло.

А. САМСОНОВА: Нажимаю красную кнопку стоп. Вижу, что 82% радиослушателей с Вами согласны, они говорят о том, что им приходится экономить на развлечениях, и только 18% не готовы отказывать себе в удовольствиях. Вот последний тезис, я прошу обострит на нем внимание. Все-таки получается, что и индустрия развлечений не может жить без господдержки? Так это или нет? Вы сказали, что в малые города…

А. РОДНЯНСКИЙ: Нет, я так не говорил. Я говорил о возможности на данном этапе, когда не сложился еще, ну, скажем, экономика не позволяет в огромном количестве регионов, малых городов сложиться культурным центрам, или центрам, которые мы называем традиционно развлекательными, да, там могут федеральные программы каким-то образом стимулировать проникновение. Но это не означает, что индустрия развлечений должна пользоваться государственной поддержкой. В конечном счете, в большинстве сегментов медийной индустрии, например, телевидение, в большой степени в кино, где, хотя и государство сыграло ключевую фундаментальную роль в выживании кинематографа, все-таки экономика сама по себе чрезвычайным образом диктует развитие этих индустрий. То же самое в шоу бизнесе, там вообще государственной роли, как таковой нет, там бюджет никак не финансирует. И так далее, т.е. иными словами это вопрос исключительно потребительского спроса. Это чрезвычайно здоровая индустрия, индустрия развлечений.

А. САМСОНОВА: И тогда последний вопрос. Буквально 10 секунд на ответ. Индустрия развлечений будет той, которая одной из первых выйдет из кризиса? Или она выйдет в конце паровоза? Николай Мазурин.

Н. МАЗУРИН: Нет, я думаю, она, безусловно, выйдет в конце. В последний момент люди начнут тратить деньги на развлечения.

А. САМСОНОВА: Александр Роднянский кивает в ответ. Он тоже согласен. Спасибо большое. Это была «Лукавая цифра», Николай Мазурин, Александр Роднянский, мы говорил об индустрии развлечений в России.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире