'Вопросы к интервью
АНТОНИНА САМСОНОВА: Это программа «Лукавая цифра», здравствуйте. Вы смотрите и слушаете нас по радио «Эхо Москвы» и по телеканалу RTVI. Меня зовут Антонина Самсонова, со мной моя коллега Алина Гребнева.

АЛИНА ГРЕБНЕВА: Добрый вечер.

А. САМСОНОВА: Мы сегодня обсуждаем тему «Молодежная политика никому не нужна?» Обсуждаем ее с молодежными политиками. С кем бы еще. С Максимом Мищенко — лидером движения «Россия молодая», депутатом ГД. Максим, здравствуйте.

МАКСИМ МИЩЕНКО: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И с Романом Доброхотовым — лидером движения «Мы». Здравствуйте, Роман.

РОМАН ДОБРОХОТОВ: Привет.

А. САМСОНОВА: Давайте начнем с того, что подключим сразу же наших слушателей к эфиру по смс +7 985 970-45-45. И зададим Вам, дорогие слушатели и зрители, такой вопрос. Если вы участвовали в молодежных политических движениях, то назовите, какие это были движения. И что Вам это участие дало?

А. ГРЕБНЕВА: Может быть, духовно Вы выросли, или материально как-то тоже помогли Вам эти движения. Ну, или даже если просто когда-то один раз Вы участвовали в какой-то политической акции, именно молодежной организации, напишите нам на наш смс номер. Мы, как всегда радикальны в название своей темы и спрашиваем, почему не нужна моложенная политика в России. Ну, и давайте обратимся к информационным поводам. Газета «Ведомости» сегодня написала о том, что осенью при факультете политологии МГУ может появиться школа российской политики. Лекторы единоросы будут учить студентов МГУ, а также молодежь, собранную партийцами в регионах. Это издание по информации источников, давайте мы обратимся сразу к Вам.

А. САМСОНОВА: Смотрите, то, что пишет газета «Ведомости», некоторым образом противоречит заявленной нами теме. Если в МГУ создается политическая школа для молодежи, то видимо, кому-то нужна молодежь в политике. Ну, хотя бы в стенах МГУ. Мы хотим Вам задать вот в связи с этой новостью такой вопрос. Как Вам кажется, возможно ли совмещение институтов образования с институтами политиками, и можно ли готовить политиков в стенах вузов. Давайте начнем, Максим, с Вас.

М. МИЩЕНКО: Ну, я пришел в политику из стен вуза. Ну, моя специальность инженер и я обучаясь в МГТУ им. Баумана, активно взаимодействовал с различными организациями. Создал штаб студенческих отрядов. Возглавил его, и это был мой трамплин в политику. Я думаю, что политика должна быть внутри университета, но она не должна притягиваться какой-то конкретной партией. Т.е. не должно быть давления, должна быть свобода выбора у студентов. И мне кажется, что вообще по закону деятельность политических партий внутри любого университета запрещена. И  очень часто любые молодежные движения, которые начинают взаимодействовать со студенческими активами, их упрекают в том, что они пытаются втянуть молодежь в политику.

А. САМСОНОВА: Ну, вот смотрите, лекторы единоросы в стенах МГУ.

М. МИЩЕНКО: Ну, я думаю, что там будут не только лекторы единоросы. Если там будут читать, допустим, лекцию Проханов, либо Зюганов, либо не знаю, Жириновский. Может быть, Ваш любимый Каспаров, если Вы  очень попросите.

А. ГРЕБНЕВА: Но лекторы могут ограничиться только списков фракций, допустим. Не выйти за эти…

М. МИЩЕНКО: Да, нет, я думаю, что главное, чтобы был интересный человек. Допустим, на Селигере, это молодежный форум, который проходит каждое лето, и в этом году в год молодежи это будет вообще мега мероприятие. Там соберется 50 000 человек. Там читают лекции самые разные люди, независимо от их политической ориентации. Главное, чтобы этот человек был интересен. Я в своей деятельности внутри молодежного движения тоже ориентируюсь не на конкретные принадлежность к партии, а непосредственно, если человек профессионал, если он может качественно подать материал, если у него есть, о чем поучиться, то с таким человеком нужно общаться.

А. САМСОНОВА: Спасибо. Это было мнение Максима Мищенко, Роман Доброхотов.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, я считаю, что политизация студентов – это здорово, тогда, когда она исходит от самих студентов. Собственно, то, что мы видим в Европе, во всех развитых странах. И более того, этому особо там не препятствует никто никогда. Вот в отличие от наших вузов, где наших активистов регулярно вызывают к ректорам, к проректорам, объясняют им, что ни в коем случае этим заниматься не надо. Вы позорите институт. У Вас могут быть проблемы, потому что у нас проблемы. Это случается регулярно. И меня самого вызывали на разговоры. Ну, я учился, уже закончил. Когда я учился, повежливее разговаривали. Сейчас тон становится с молодыми нашими активистами все более жестким. Т.е. когда речь идет о реальной политике, оказывается, что вузам она очень нужна. Когда она исходит сверху, когда открывается факультет, где ректор единорос, как факультет политологии МГУ. Или открывается факультет Третьякова. Вот тоже в первом гуманитарном корпусе факультет телевидения…

М. МИЩЕНКО: А в Высшей школе экономики, кстати, ректор единорос?

Р. ДОБРОХОТОВ: В Высшей школе экономики, кстати, может быть, но  он такой, скажем так, не самый оппозиционер большой на свете. Но высшая школа экономики одна, а вот во всех остальных вузах достаточно большое количество, где мы знаем, вот, скажем, тот же третьяковский факультет, каждый раз туда приходит какой-нибудь госпропагандист с Первого канала, вроде там Леонтьева.

А. ГРЕБНЕВА: Роман, ну, тоже люди, которые поступают на этот факультет, они же понимают, кто будет туда приходить, и какая там будет политика. Если это востребовано, когда студенты будут поступать в такую школу политики, они сами понимают, куда они идут.

Р. ДОБРОХОТОВ: А почему нельзя дать студентам выбрать как в той же Высшей школе экономики, где есть и Поляков, который писал учебник современной истории Путинский про суверенную демократию. Есть и Евгений Ясин, довольно критично относящийся к тому, что происходит. Есть плюрализм мнений, это нормально.

М. МИЩЕНКО: В МГТУ им. Баумана на многих факультетах деканы являются коммунистами и ничего.

Р. ДОБРОХОТОВ: Да, только либералов нигде нет, а во-вторых, здесь самое главное, я не понимаю этой концепции, когда государство воспитывает какую-то пионерию. Ведь когда государство у нас начинает заниматься моложенной политикой, это как с партиями, у них всегда получается КПСС. Так как они занимаются молодежной политикой, всегда получается комсомол, или пионерия.

М. МИЩЕНКО: Ром, я тебя умоляю, какая пионерия. Пионерия вся кончилась в 90-е годы.

Р. ДОБРОХОТОВ: Да. Ладно, а Ваша организация не пионерская.

М. МИЩЕНКО: Нет, конечно, причем здесь пионерская. Пионеры по крышам лазили и файеры жгли.

Р. ДОБРОХОТОВ: Просто новые технологии. Идеология же старая…

А. САМСОНОВА: Максим, был заявлен тезис, что когда государство занимается молодежной политикой, появляются там КПСС и пионерия. Вы согласны, не согласны?

М. МИЩЕНКО: Если государство избрало для себя определенную идеологию, допустим, коммунистическую, как было раньше, то, конечно, там пионерия нужна была, потому что нужен был кадровый резерв. Сейчас эти формы, они совершено другие, они различные. И движение «Наши», движения «Молодая гвардия», движение «Россия молодая» и все остальные – это совершенно разные движения, которые собирают вокруг себя разных людей.

А. ГРЕБНЕВА: Но они существуют в рамках какой-то идеологии, тем не менее.

М. МИЩЕНКО: Какая идеология? Т.е. идеология разная, движение «Наши» – это антифашистское молодежное движение.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, это же смешно, какие они антифашисты.

А. ГРЕБНЕВА: А Ваше движение «Россия молодая»?

М. МИЩЕНКО: У нас идеей является идея гражданского национализма. Мы более националистическое молодежное движение. Движение «Молодая гвардия» это кадровый резерв для парии Единая Россия и т.д.

А. САМСОНОВА: Давайте зададим вопрос для наших слушателей, для гостей тоже. Вопрос, который часто поступал на echomsk.ru к этому эфиру. Существует мнение, что вся молодежная политика молодежи на самом деле не нужна. А нужна большим дядям, которые дают на это деньги…

А. ГРЕБНЕВА: Которые водятся где-то там наверху.

А. САМСОНОВА: Да, и манипулируют молодыми людьми Вашими руками. Вашими руками, Роман, Вашими руками, Максим. Вот вопрос на голосование для наших слушателей: молодежная политика нужна молодежи, или она нужна взрослым дядям? Как Вы считаете, если Вы считаете, что молодежная политика нужна молодежи, позвоните и проголосуйте 66-00-66-4. Если Вы считаете, что молодежная политика нужна взрослым дядям, которые манипулируют молодежью. 66-00-66-5. Пока идет наше голосование, у Вас, дорогие гости, есть по 2 минуты, чтобы сказать, что Вы думаете по этому поводу, и как бы Вы проголосовали. Максим, давайте начнем с Вас.

М. МИЩЕНКО: Я считаю, что молодежная политика востребована. Если проанализировать последние данные Фонда Общественного Мнения, то о «Молодой гвардии», «Единой России» знают 29% опрошенных. О движении «Наши» знают 18%. Движение «Россия молодая» на следующем месте 17%, хотя это только московское движение. Национал большевики, нацболы – 13%, ну, 9%, хочу сразу подчеркнуть, относятся негативно к нацболам. Т.е. две трети и т.д. Все остальное – это статистическая погрешность. Такие движения, как возглавляет Рома Доброхотов – ну это вообще смешно. Там, по-моему, даже полпроцента нету.

Р. ДОБРОХОТОВ: Смех это иногда очень здорово на самом деле. Лучше чем слезы, которые появляются, когда смотрим на акции «Молодой гвардии».

А. ГРЕБНЕВА: Максим, но Вы, не опираясь на данные общественных опросов, свою личную точку зрения можете выразить, поскольку Вы находитесь в структуре.

А. САМСОНОВА: Т.е. к Вам лично предъявляются претензии, Вы понимаете.

М. МИЩЕНКО: Я понимаю. Молодежная политика нужна. И молодежные движения – это уже факт свершившийся. Они появились, они сыграли свою определенную роль и сейчас происходят качественные изменения на наших глазах. Т.е. они из противостояния, ну, можно так сказать, оранжевой угрозе, которая была у нас в России перед выборами, они постепенно переходят в другое русло. Они начинают созидать. Появляется программа. Вот у нас антинаркотическая программа появилась. Девушка недавно, она участвовала в операции, задержала наркоторговца таджика, ее избили, сейчас заведено уголовное дело. Т.е. развитие студенческого самоуправления. Защита интересов студентов, как вот с института им. Гнесиных, когда их пытались выселить из общежития. Т.е. молодежные движения нужны. Понимаете как, у нас в стране есть разные структуры, и я бы так сказал, общество немного разделено. Молодежное движение, это то, чего не хватает. Даже вот если взять борьбу с наркотиками, молодежное движение – это гражданский институт, который может здесь переломить ситуацию, на мой взгляд.

А. САМСОНОВА: Две минуты вышли. Молодежное движение – это чего не хватает, сказал Максим Мищенко. Вопрос кому не хватает. Молодежи самой или взрослым дядям?

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, я, во-первых, хочу согласиться с Максимом Мищенко в словах о статистической погрешности. Действительно интеллигентные люди и люди с гражданской активностью, ну, в общем, все люди, у которых есть какое-то свободное независимое мышление, они сейчас оказались внизу этой планки под статистической погрешностью. Действительно это так. Т.е. в основном мотивация для гражданских активистов это все-таки совесть, а не какие-то вот рациональные или карьерные соображения. Поэтому это отчасти ответ на вопрос, зачем она нужна и кому она нужна, каким людям. Но я все-таки не согласен с тем, что в другом лагере, в кремлевском она очень востребована. Потому что да пару лет назад нашисты заполняли Ленинский проспект, десятки тысяч маршировали там с флагами, не хватало только Лени Рифеншталь, чтобы это все заснять, но сейчас мы видим, что как только начался кризис, ситуация стала меняться. И, в общем, вся эта кремлевская политика стала сводиться к какому-то тотальному абсурду. Просто какие-то мелкие, совершено бессмысленные, лично мне непонятные акции. Я думаю, может быть, Максим мне объяснит. Вот последняя акция, которую я помню «России молодой», это на Чистых прудах два человека в трусах залезли в большой такой таз, поливали друг друга холодной водой. И все это должно было означать, что приезжие не должны торговать в русских супермаркетах.

М. МИЩЕНКО: Рома, это было не так. Это было не два человека. Два человека, обычно у тебя на акции ходят. Последняя твоя акция это как раз было шествие из двух человек, которые прошли по мосту…

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, 10, предположим, ну важно.

М. МИЩЕНКО: У нас там было около 300 человек.

Р. ДОБРОХОТОВ: Как и все залезли в таз в трусах?

М. МИЩЕНКО: Нет, не все залезли. В таз залезли человек 10, остальные стояли вокруг.

Р. ДОБРОХОТОВ: Хорошо. Зачем 10 человек залезло в таз в трусах и поливали друг друга холодной водой, объясните.

М. МИЩЕНКО: Рома, это отдельная тема.

Р. ДОБРОХОТОВ: Хорошо, это отдельная тема.

М. МИЩЕНКО: Если хочешь, Рома, я тебе объясню сейчас, во время кризиса огромное количество людей, которые работали на стройках, нелегальных мигрантов, они высвободились со строек и заняли традиционные студенческие места подработки. Это подработки кассиром в магазинах и т.д. Магазин Метро кэш энд кэрри…

Р. ДОБРОХОТОВ: Т.е. ты считаешь, что студенты будут работать в Метро кэш энд кэрри?

М. МИЩЕНКО: Подрабатывают в свободное от учебы время.

А. САМСОНОВА: Господа, где работать студентам, это отдельная тема программы. Мы нажимаем красную кнопку стоп, объявляем результаты голосования. Вопрос был такой: кому нужна молодежная политика? Взрослым дядям, или самой молодежи? Итак, 9% радиослушателей «Эхо Москвы» считают, что молодежная политика нужна молодежи. В то же время 91% радиослушателей считают, что молодежная политика нужна взрослым дядям, которые вот этой молодежью манипулируют.

М. МИЩЕНКО: Тонь, а сколько человек проголосовало?

А. САМСОНОВА: Проголосовало 139 человек. А мы сейчас обратимся ко всероссийским опросам.

А. ГРЕБНЕВА: Да, поскольку опросы «Эхо Москвы», мы признаем это сами, не репрезентативны. У нас есть тоже данные Фонда Общественного Мнения, который задавал несколько другой вопрос. Он спрашивал, что лучше и правильнее на Ваш взгляд, чтобы молодые люди вступали в политические организации, созданные старшими, или чтобы молодые люди создавали собственные политические организации. Итак, россияне 42% считают, что нужно вступать в организации, которые создаются старшими. Т.е. сверху, но когда спрашивают, задают тот же вопрос молодым людям, они считают те же 40%, что лучше создавать собственные молодежные, политические организации.

А. САМСОНОВА: Максим, Вы цитировали данные Фонда Общественного Мнения, когда обосновывали свою позицию, что молодежи нужна политика. И Вы говорили о том, насколько люди знают какие-то молодежные движения. Вот индекс узнаваемости – это не тот индекс, который свидетельствует об интересе. Мы все знаем компанию ,выпускающую газированную воду на букву «ц» и на букву «п», это не значит, что все мы ее пьем, и что мы хотим ее пить, и что мы хотим и нам интересна ее продукция. Т.е. известность о бренде Вашем, она не всегда может свидетельствовать, что люди разделяют Ваши взгляды и хотят этим заниматься. Мы дальше перейдем к вопросу о том, нужна ли молодежи эта молодежная политика. Но, тем не менее, пока соображения такие наших слушателей, что 9 против 1, что то, чем вы занимаетесь, нужно каким-то взрослым дядям на верху, а не тем людям, которых, вы, господа, включаете в свои политические акции.

М. МИЩЕНКО: Мне кажется, это дольно логично, потому что цинизм он довольно свойственен сейчас россиянам. Такие главные два свойства это цинизм и агрессия. Причем с обеих сторон, и со стороны оппозиционеров, и со стороны кремлемольцев молодых…

Р. ДОБРОХОТОВ: Такие слова придумываешь, просто талант.

М. МИЩЕНКО: Широко употребимое.

А. САМСОНОВА: А Вы относите их на свой счет?

М. МИЩЕНКО: Кого? Кремлемольцы? Я даже выговорить это слово не могу.

Р. ДОБРОХОТОВ: Не удивительно.

М. МИЩЕНКО: На самом деле просто Рома действительно пытается демонизировать все молодежные движения. Пытается приписать молодежным движениям, которые занимают патриотическую позицию, как отношение к Кремлю. Чуть ли мы не в Кремль ходим за какими-то инструкциями. Это все полный бред.

А. ГРЕБНЕВА: Вы не ходите.

М. МИЩЕНКО: Нет, конечно.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, их по Первому каналу показывают каждый день каждый час эти инструкции.

М. МИЩЕНКО: Ну, и не смотри Первый канал.

Р. ДОБРОХОТОВ: Я и не смотрю. Я слушаю радио «Эхо Москвы».

А. ГРЕБНЕВА: Максим, ну, вы допускаете, что у простых россиян создается впечатление, что не может движение из какой-то маленькой инициативы на факультете какого-то из вызов вырасти в большую хорошо поставленную политическую организацию без поддержки сверху у каких-то покровителей политических или не политических.

М. МИЩЕНКО: Знаете, как появилось мое движение «Россия молодая»? Оно появилось из комнаты 1102 общежития №10. Когда я приехали, и поселился на 1 курсе и стал подрабатывать, разгружая вагоны. И мы с моими товарищами придумали систему вторичной занятости, чтобы подрабатывать тогда, когда тебе удобно. Мы вбивали расписание занятий в специальную программу, она вычисляла, когда у нас есть свободное время. Вот именно первые бригады, которые потом стали студенческими отрядами и создали изначально мое молодежное движение. Какой Кремль, я извиняюсь…

Р. ДОБРОХОТОВ: Как хорошо сначала. Зачем же Вы теперь с крыши кидаетесь в лимоновцев чем-то. Отличное дело, поддерживать общаг.

М. МИЩЕНКО: Мы помимо того, что кидаемся с крыши, занимаемся кучей еще дел. Детскими домами, борьбой с наркомафией.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, так и занимайтесь. Зачем в эстонское посольство кидать презервативы?

М. МИЩЕНКО: В эстонское посольство мы презервативы не кидаем. Ром, не надо придумывать.

Р. ДОБРОХОТОВ: 23 февраля в 21.15 двое активистов движения «Россия молодая». СМИ.

М. МИЩЕНКО: Это ложь. Этого не было.

Р. ДОБРОХОТОВ: Средства массовой информации.

М. МИЩЕНКО: Я не знаю, что это за средства массовой информации, мы такими вещами не занимались. И естественно, понятно, когда ты собираешь вокруг себя большое количество, тебя пытаются использовать…

А. ГРЕБНЕВА: К Вам никто не приходил, ответьте на этот вопрос?

М. МИЩЕНКО: Приходили, и из милиции приходили, из ФСБ приходили. И пытались там всячески вербовать людей.

Р. ДОБРОХОТОВ: Максим, мы с тобой вместе ездили в автозаке в отделение милиции, всех твоих ребят освободили через 16 минут, мы все сидели 4 часа.

М. МИЩЕНКО: Ром, кого освободили? Там кроме моих ребят был я только, и ты в этом автозаке.

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, в автозаке да. А те, кто попали в отделение милиции. Тебя освободили, потому что ты депутат. Остальных почему освободили через 15 минут?

М. МИЩЕНКО: Меня освободили… Да. Я тебе еще бутылку кока-колы подарил.

Р. ДОБРОХОТОВ: Да, вот эти ребята все ушли через 15 минут из отделения, а мы все сидели 4 часа. Почему?

М. МИЩЕНКО: Ром, там никто не ушел через 15 минут. Там все ушли вовремя. Ты ушел через 10 минут после этого.

Р. ДОБРОХОТОВ: Вовремя это через 15 минут. А мы сидели 4 часа.

А. ГРЕБНЕВА: Господа, давайте не будем разбираться, кто и во сколько ушел из отделения милиции.

А. САМСОНОВА: Господа, мы прервемся и после новостей продолжим программу «Лукавая цифра». Мы говорим на тему «Молодежная политика никому не нужна?» Максим Мищенко, лидер движения «Россия молодая», депутат Госдумы, Роман Доброхотов, лидер движения «Мы». Остаемся на своих местах и вернемся к Вам через буквально несколько минут.

НОВОСТИ

А. САМСОНОВА: Здравствуйте. Это программа «Лукавая цифра» мы снова в студии. Мы обсуждаем тему «Молодежная политика никому не нужна?» Меня зовут Антонина Самсонова и со мной моя коллега Алина Гребнева.

А. ГРЕБНЕВА: Здравствуйте еще раз.

А. САМСОНОВА: И еще раз представим с большим удовольствием наших гостей. Максим Мищенко, лидер движения «Россия молодая», депутат Госдумы. Здравствуйте, Максим еще раз.

М. МИЩЕНКО: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: И Роман Доброхотов, лидер движения «Мы».

Р. ДОБРОХОТОВ: Здравствуйте.

А. САМСОНОВА: Пока были новости, нам на смс приемник +7 985 970-45-45 среди прочих поступило два очень любопытных сообщения. Они практически по содержанию идентичны. Только в одном упоминается движение «Мы», а в другом упоминается движение «Молодая гвардия».

М. МИЩЕНКО: Ну, мат можно опустить, сразу говорю.

А. САМСОНОВА: Мата там нету, там есть расценки. Примерно, я прочитаю, одно, ну, вы в нужном месте замените движение там «Молодая гвардия» на «Мы» и в обратную сторону. «Долгое время участвовал в работе уфимской ячейки «Молодой гвардии», ходил с друзьями студентами на митинги типа «Поддержим гениальное решение премьер-министра Путина и президента Рахимова», получал 1500 рублей за это, сейчас не хожу, бюджет сократили. За 500 рублей париться не буду», — пишет Леонид. Ну, и примерно то же самое в адрес движения «Мы», про то, какие расценки хождения…

М. МИЩЕНКО: Там написали адрес, где деньги брать, я тоже за свои акции хочу…

А. САМСОНОВА: Господа, получается, Вы молодежь привлекаете за деньги, или врут они все?

М. МИЩЕНКО: Я лидер движения «Россия молодая» и отвечать за другие молодежные движения я не могу. В моем молодежном движении за деньги никто не ходит, все ходят за идею, в поддержку какого-то человека. Последняя акция у нас была – это антинаркотическая, когда девушку нашу избили наркоторговцы. И мы вышли поддержать ее. Все, т.е. деньги, если кто-то начинает водить людей за деньги, это убивает молодежное движение. Знаете, у меня на первом этапе, я как-то участвовал в одном, я не буду говорить, какое молодежное движение организовывало митинг, не мое. Я участвовал. Я видел, когда я выступал, я видел лица этих людей. Когда люди приходят за деньги, это совершено другое. Им говоришь про какие-то вещи, у них скепсис написан на лице.

Р. ДОБРОХОТОВ: А у Вас очень дорогая атрибутика. Все эти лодки, которые покупаете. Откуда деньги берете?

М. МИЩЕНКО: Это моя личная лодка. Т.е. она у меня еще с Волги с нашего первого лагеря.

Р. ДОБРОХОТОВ: А все эти баннеры здоровенные метров на 20. Это все недешево стоит.

М. МИЩЕНКО: Ну, вообще у нас есть финансирование определенное. Мы участвуем в конкурсах.

Р. ДОБРОХОТОВ: Бизнес?

М. МИЩЕНКО: Ну, во-первых, это студенческий бизнес, о котором мы говорили. Т.е. студенческая община, то, с чего я начинал. Это порядка полутора тысяч студентов, которые работают в свободное от учебы время. Во-вторых, естественно мы поддерживаем, лоббируем интересы именно студенческой молодежи в этой сфере. Во-вторых, это участие в государственных различных всяких конкурсах.

Р. ДОБРОХОТОВ: Вот это уже более интересно.

А. ГРЕБНЕВА: Т.е. гранты какие-то Вам выделяются от государства?

М. МИЩЕНКО: Конечно, заходите тендер мос точка ру, либо закупки точка ру. Каждую неделю там проходит огромное количество конкурсов. Регистрируешь общественную организацию Рома Доброхотов и его пять девушек и приходишь, участвуешь в конкурсе на проведение детского праздника. Даешь более низкую цену, побеждаешь, проводишь этот конкурс, все.

Р. ДОБРОХОТОВ: Максим, давайте будем честными. Ведь никто же тебя не знает по детским праздникам. Или по этой наркотической акции, которая, наверное, замечательная…

М. МИЩЕНКО: Погоди, а профессиональный конкурс в Москве.

Р. ДОБРОХОТОВ: Люди почему знают о твоем движении. Потому что…

М. МИЩЕНКО: Конкурс «Мисс очарование», конкурс красоты в МГТУ им. Баумана.

Р. ДОБРОХОТОВ: По нападению на Лимонова и Каспарова знают в основном.

М. МИЩЕНКО: Ну, просто журналисты любят опубличивать такие факты. Какие-то, не знаю, на мой взгляд, незначительные вещи.

Р. ДОБРОХОТОВ: Какие журналисты. Вы скрываете от них, а они вот…

М. МИЩЕНКО: Да причем здесь скрываете, ну, иногда так получается, что что-то происходит, и журналисты начинают именно эту тему. Это интересно. Завтра еду автопробегом в Крым. У нас собирается 7 машин. Журналистам это не интересно. Вот если бы там нас задержали какие-нибудь крымские националисты, там либо кто-то нас бы не пустил, это было бы интересно. Журналистам интересно, когда что-то происходит такое неординарное. Поэтому они пишут.

А. САМСОНОВА: Господа, вот я задам вопрос, который интересен не только журналистам, но и слушателям, я уверена, и телезрителям. Какие бюджеты нужны молодежным организациям, и какие они сейчас есть. Можно назвать порядок сумм в бюджет на год Вашей организации? Вашей и Вашей.

М. МИЩЕНКО: Ну, сейчас скажу, я думаю, если взять все конкурсы, то около 3,5 миллионов рублей у нас бюджет движения «Россия молодая».

А. САМСОНОВА: Да. А численность сколько человек?

М. МИЩЕНКО: Численность актив на данный момент у нас 700 человек, сторонников 7000.

А. САМСОНОВА: Роман?

Р. ДОБРОХОТОВ: Я могу даже конкретизировать. Я сегодня очень крупно потратился. Купил цветной картридж для принтера, он стоит 600 рублей, между прочим. Ватман стоит 7 рублей. 1 метр бязи, ткани, на которой делаются растяжки, стоит где-то рублей 70. Вот это порядки…

А. САМСОНОВА: Т.е. финансирование вашей организации идет за счет личных средств участников.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, скидываемся по стольнику обычно.

М. МИЩЕНКО: Мы тоже на многие вещи скидываемся. И тоже в наш штаб люди приносят свои личные компьютеры. Старые и т.д. Это не значит, что мы только за счет государства. В том числе мы осуществляет и различные программы государственной политики. А сколько у тебя человек, кстати, Рома?

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, зарегистрировано 100, ну, ходит человек 50. Иногда нужно мало. Дело сейчас не в численности. Я просто хотел сказать, люди ходят не за деньги, в том числе, и в кремлевские организации. Ну, там есть какие-то инфантильные, наверное, представления о какой-то карьере, которую можно сделать. Хотя сделали 4 человека из десятков тысяч.

М. МИЩЕНКО: Не за карьеру ходят, нет.

Р. ДОБРОХОТОВ: То, что они мне сами рассказывали. Я общаюсь с этими нашистами и румоловцами.

М. МИЩЕНКО: Ну, и что румолы говорят, что они ходят за карьеру?

Р. ДОБРОХОТОВ: С румолами я меньше общался, только в отделении милиции видел, как их отпускали, а так вообще мало общался.

А. САМСОНОВА: Давайте запустим голосование. Что Вы будете спорить действительно. Голосование среди слушателей «Эхо Москвы». И вопрос звучит так: молодые люди вступают в политические молодежные движения ради чего? По идейным соображениям или ради выгоды? Как Вы считаете? Если Вы считаете, что молодые люди вступают в политические молодежные движения по идейным соображениям, 66-00-66-4, если Вы считаете, что ради выгоды, карьеры, других материальных ценностей, 66-00-66-5.

А. ГРЕБНЕВА: Я повторю телефоны для голосования, если Вы считаете, что молодые люди вступают в молодежные политические организации по идейным соображениям 66-00-66-4. Если ради выгоды 66-00-66-5.

М. МИЩЕНКО: А по поводу скидываться, знаете, мы внедряли к Вам в организации своих активистов…

Р. ДОБРОХОТОВ: Кого в движение «Мы»?

М. МИЩЕНКО: Ну, не в движение «Мы» конкретно, мы внедряли в оборону, к Малышеву…

А. ГРЕБНЕВА: А зачем?

М. МИЩЕНКО: Для того, чтобы узнать, как они изнутри живут. И я могу заявить…

Р. ДОБРОХОТОВ: А, можем Вас открыто пригласить, приходите на наши собрания, посмотрите, а лучше, если скинетесь, 100 рублей дадите, вообще будет хорошо.

М. МИЩЕНКО: Молодежные движения такого плана в предвыборный период жили на гранты из-за рубежа вот и все. Эти гранты писали активисты, сторонники Малышева возила их в Америку, привозила деньги, кто-то ездил еще в Израиль. В итоге все это существовало. Не надо говорить, что Вы скидывались.

Р. ДОБРОХОТОВ: Про нас-то что говорить? Вы к нам кого-то внедряли? Малышевой здесь нет…

М. МИЩЕНКО: Конкретно в движение «Мы» некого внедрять, у Вас два человека всего.

Р. ДОБРОХОТОВ: Круче Вас оказываемся, 2 человека, информповодов больше, чем Вы создаете.

М. МИЩЕНКО: Ну, не знаю, если я разденусь, и голым пробегусь по красной площади…

Р. ДОБРОХОТОВ: До трусов раздевались, никто про Вас не написал. В тазу на Чистых прудах.

М. МИЩЕНКО: Слушай. Ром, хорошие Ваши информповоды, но это просто курам на смех.

А. САМСОНОВА: 363-36-59 это телефон прямого эфира. Телефон работает для тех людей, которые хотят внести ясность в один из споров, который возник. А спор довольно простой: ради чего молодые люди идут в политические молодежные движения? Ради идеи или ради выгоды? Если у Вас есть личные свидетельства, если Вы можете сказать за себя лично и за своих знакомых, ради чего люди идут в молодежные политические движения. 363-36-59 телефон прямого эфира и ало, здравствуйте, Вы в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы». Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алла.

А. САМСОНОВА: Алла, как Вы считаете, ради чего молодые люди идут в политические молодежные движения?

АЛА: Вот в то, что рядом с властью только за выгодой, больше не за чем.

А. САМСОНОВА: А как же идея?

АЛЛА: Какая идея. Идеи давно нет ни в чем.

А. САМСОНОВА: Ваше мнение понятно, да, господа.

А. ГРЕБНЕВА: Алла, спасибо Вам большое. Но мы призываем, прежде всего, звонить нам тех молодых людей, которые непосредственно знают, что такое молодежные политические организации, которые в них или участвовали, или как-то соприкасались с их акциями.

М. МИЩЕНКО: Я хотел просто сделать маленькое разграничение. Мы все-таки говорим о двух разных молодежных политиках. Потому что оппозиционная молодежная политика и ее мотивация имеет ничего общего с кремлевской молодежной политикой. Я даже здесь…

Р. ДОБРОХОТОВ: Ваша мотивация лежит за границей.

М. МИЩЕНКО: Ну. да, Моссад платит мне.

А. САМСОНОВА: Это все равно, что две разные партии, Роман.

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, это разные вещи. Две разные партии играют все-таки по одним правилам игры. А здесь просто разные правила игры, и поэтому разная мотивация тоже. Вот зачем в принципе оппозиционному активисту участвовать в деятельности? Очень понятно, мы хотим привлечь внимание общественности к какой-то проблеме и к с нашей точки зрения к правильному решению этой проблемы.

А. САМСОНОВА: «Россия молодая», например, привлекает внимание к проблеме наркомании, например.

Р. ДОБРОХОТОВ: Зачем им привлекать к проблеме, если они прокремлевские. Первый канал и так все показывает. Т.е. это не логично. Зачем к чему-то еще, либо они становятся пусть оппозиционными и говорят: вот цензура замалчивает. Если говорят – цензуры нет, ну, ребята, идите в СМИ, журналистами, пишите. Кто Вам мешает?

М. МИЩЕНКО: Послушай, когда мы стали выгонять секту саентологов, которая поселилась рядом с МГТУ им. Баумана и закачивала по 200 человек ежедневно. Знаешь, там приходили люди, сотрудники милиции и говорили, что мы в это дело не будем влезать. Потому что за этой сектой, за этим зданием завода стоит промышленно-финансовая группа и с нас просто погоны посрывают. Но мы все равно пошли. И наших ребят задерживали, и держали в милиции. И точно так же отчисляют из вузов, понимаешь, не надо какую-то…

Р. ДОБРОХОТОВ: Ты всегда прикрываешься какими-то благородными акциями, хотя мы все знаем тебя по политическим акциям, не имеющих к этому никакого отношения.

М. МИЩЕНКО: Потому что Вы знаете по политическим акциям. Но есть еще другие акции.

Р. ДОБРОХОТОВ: Все знают. А зачем Вы в них вообще участвуете в этих политических акциях.

М. МИЩЕНКО: Потому что мы неравнодушны к тому, что происходит.

А. ГРЕБНЕВА: 363-36-59 давайте все-таки узнаем у наших слушателей, какими Вы и оппозиционные и не оппозиционные представляетесь обычным россиянам и слушателям «Эхо Москвы».

А. САМСОНОВА: Ало, здравствуйте. Вы в прямом эфире «Эхо Москвы». Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр, Подмосковье.

А. САМСОНОВА: Александр. Ну, вопрос все тот же, как Вы считаете, зачем молодые люди идут в политику. Ради выгоды или ради идеи?

АЛЕКСАНДР: Ну, я считаю только одно. То, что, если касается дело официальных каких-то мероприятий, кроме выгоды, там ничто не можно выгадать.

А. ГРЕБНЕВА: О какой выгоде идет речь?

АЛЕКСАНДР: Ну, может быть, финансовая в каких-то моментах. Может, где-то как-то там куда-то свозить, посмотреть на Москву, в большой город. А то, что касается тех молодежных объединений, которые создаются своими собственными усилиями, т.е. на своей собственной идее, без какой-то поддержки, то, извините, пожалуйста, тут никаких материальных выгод нет.

А. ГРЕБНЕВА: Максим, все равно, точка зрения непробиваемая. У людей, они не верят, что только искренность и высокие идеалы.

А. САМСОНОВА: Т.е. если Вы говорите, что Вы оппозиционер, то Вам верят. Если Вы не говорите, что Вы оппозиционер, то ради выгоды.

М. МИЩЕНКО: Ну, не совсем так. Те люди, которые соприкасаются с реальной деятельностью молодежных движений, студенты РАМ им. Гнесиных там те люди, которые пострадали от наркоманов, с которыми мы начинаем работать. Студенческое самоуправление, студенты, которым мы реально помогали, которых там отчисляли ректора, просто выкидывали их за пределы своего вуза. Те понимают, что молодежное движение это не какая-то там закомплексованная структура. Это живой организм, который борется за интересы тех людей, за интересы своего актива, просто это определенный стиль жизни, интенсивная форма жизни. Это тоже определенные Робин Гуды, которые стараются помочь тем, кому тяжело. И те люди, которые напрямую, естественно, когда они видят картинку какую-то по телевизору, ну, понятно, что всех согнали, пообещав что-то, но это не так.

А. ГРЕБНЕВА: Но они приходят в Ваше движение, потому что они видят перед собой идеал лидера «России молодой», который после определенного количества лет и политических акций становятся депутатом Госдумы, они поэтому туда идут?

М. МИЩЕНКО: Нет, не потому, что лидер стал депутатом Госдумы, потому что лидер готов спать с ним в одной палатке, есть с ним из одного котла и проводить свое время. Готов быть таким же, как он, и если у него возникнут сложности, лидер поставит на карту все. И само движение, ради него, ради конкретного этого активиста. Такое уже было. По-другому это будет неживой организм. Это не будет движение.

А. САМСОНОВА: Фонд общественного мнения опрос всероссийский. Как Вы полагаете, многие или немногие среди людей моложе 25 лет интересуются сегодня политикой или таких среди молодых людей нет совсем? Вот вопрос, с которого мы начинали, и вопрос, к которому мы возвращаемся. Население в целом считает, что среди молодых людей немногие интересуются сегодня политикой. 53% так считают. 11% считают, что большое количество молодежи интересуются политикой. Таких нет совсем, молодежи, интересующейся политикой, — 22%. Итого мы видим, почти три четверти россиян считают, что молодежи политика не интересна. Что же говорят сами молодые люди в возрасте от 18 до 35 лет. 63% говорят, что немногие. И 13% говорят о том, что совсем нет молодых людей, которые интересуются политикой. Итого 76%. Но все-таки возраст 18-35 не совсем можно назвать тем возрастом, с которым ассоциируются молодежные политические движения. Наверное, надо начинать с 16 лет.

А. ГРЕБНЕВА: Даже может быть с 14.

А. САМСОНОВА: Может быть, и с 14. Фонд общественное мнение в год молодежи проводит большое исследование молодежи российской, и  они выделили такое понятие, как молодежь 21 века. Такие люди, за которыми будущее. Которые активно вовлечены, за которыми двигаются инновации, инновационная молодежь. Среди их интересов, а интересы у них обширные, такой вещи, как политика, нет вообще. Политическими новостями они не интересуются вообще. Из этого можно сделать, может быть, слишком смелый вывод. Но, тем не менее, что молодежная политика нужна только сирым и убогим людям, которые отнюдь не ассоциируются с прогрессом.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, или наоборот, лидерам одиночкам. Можно, я просто хотел коротко сказать. Я уже говорил, что наша среда очень агрессивна по отношению к любому инакомыслию. Это связано не только именно с политическими активистами…

М. МИЩЕНКО: Среда Вашего молодежного движения?

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, среда российская. Не только к политическим активистам, но и вообще к любым неформалам. Мы вернулись фактически в совок. Вот сегодня буквально со мной связались друзья из Воронежской области, которые рассказывают, как к молодежным субкультурам всяким эмо и Готы к ним приходят домой милиционеры, и проводят…

М. МИЩЕНКО: Депутаты Госдумы…

Р. ДОБРОХОТОВ: Минуточку, я сейчас скажу. Приходит милиционер, начинает рассказывать, какой у них там нехороший сын. Вместе с родителями они едут в отделение милиции. Где тоже им объясняют, проводят с ними работу. Говорят, что у них будет проблема в вузах. У меня в блоге висит аудиозапись разговора директора школы с школьником, у которого какая-то хайра неправильная, и говорят, что его выгонят. Это пример из Воронежской области. Мне интересно, я лезу с интернет, и что я вижу, когда я вбиваю эмо и готы, и политика, я вижу, лидеры движения «Россия молодая», член партии Единая Россия Максим Мищенко выступил за принятие закона, запрещающего появление в школах лиц в одежде и с атрибутикой эмо и готов.

М. МИЩЕНКО: Это с какого сайта ты скачал?

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, я не знаю, может, Ваши новости на порно сайтах только висят, но вот это такая новость, так как эти субкультуры, по его мнению, разрушают идентичность российского народа.

А. САМСОНОВА: Ну, Вы подтверждаете, или опровергаете?

М. МИЩЕНКО: Слушайте, ну, это отдельная тема очень долгая. Рома на нее соскочил…

А. САМСОНОВА: Вы работаете с молодежью. Очевидно, молодежи интересны эти движения.

М. МИЩЕНКО: Я против внешнего проявления субкультур в церкви, в театре, в школе, в тех местах, где идет процесс становления личности. Я против навязывания всем вот этого стереотипа. Я против того, чтобы эмо и готы в своем внешнем виде непосредственно в школу.

А. ГРЕБНЕВА: А значок «России молодой» можно прицепить на пиджак и пойти на уроки?

М. МИЩЕНКО: Значок «России молодой» это другое. Значок там Элвиса Пресли это другое совершенно.

Р. ДОБРОХОТОВ: А значок хайра он в каком-то смысле тоже неформал.

М. МИЩЕНКО: Хайра и значок – это разные вещи. Значок органично смотрится.

А. ГРЕБНЕВА: Почему, значок показывает политическую принадлежность. Или идейную принадлежность.

А. САМСОНОВА: Одежда готов показывает его взгляды.

М. МИЩЕНКО: Девчонки, есть определенные…

А. САМСОНОВА: Девочки, извините, я не знаю, где Вы их…

М. МИЩЕНКО: Девушки, простите.

А. САМСОНОВА: Это тоже спорный вопрос.

М. МИЩЕНКО: О чем Вы?

Р. ДОБРОХОТОВ: О девушках.

А. САМСОНОВА: Об обращении.

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет. Давайте не о девушках. Вот вспомните фильм «Асса», где идет молодой парень с серьгой, к ним подходит милиционер, говорит: что это у тебя? Серьга. А ну-ка сними. А почему? А вот не положено. Вот этот классический совок, он возвращается сейчас на уровне подсознания. Он на подкорке остался. Он адекватно абсолютно воспринимается молодежью. Она понимает сама, да. Не положено, а что я буду туда вмешиваться, если вот эта среда ко мне агрессивна. В Европе это модно, а у нас это сразу ты становишься нонконформистом.

М. МИЩЕНКО: Ром, если ты приедешь в какую-нибудь школу там, допустим, Гарвард, классическую школу, которая готовит американскую элиту, то там ты не увидишь эмо и готов, которые расхаживают по аудиториям. Существуют правило, в европейских школах существует школьная форма. Это правило школы. Если ты не одеваешь школьную форму, все, уходи из этой школы. А таких школах готовят элиту, я тебе точно говорю. И это совок по-твоему?

Р. ДОБРОХОТОВ: Конечно, это совок.

М. МИЩЕНКО: Съезди в Англию и посмотри. В Англии совок, да?

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, это очень ограниченное количество школ. Везде там можно и в кедах, и в джинсах, и с хайрой, и с чем угодно, абсолютно нормально к этому относятся. Это у нас сейчас представление, что у них там порят до сих пор детей на занятиях. Да нет ничего такого.

М. МИЩЕНКО: Нет, такого представления, Рома, просто я считаю, что существуют места, где появление человека, не знаю, голого, либо с хайрой, либо в каком-то агрессивном внешнем виде, других людей просто…

Р. ДОБРОХОТОВ: Ты же видишь, к чему это приводит, твоя инициатива была может благородной…

М. МИЩЕНКО: Разберись в вопросе.

Р. ДОБРОХОТОВ: А то, что милиционеры приезжают к людям домой, начинают…

М. МИЩЕНКО: Я думаю, ты вообще придумал каких-то знакомых в Воронежской области.

Р. ДОБРОХОТОВ: Хорошо, аудиозапись прослушай в моем блоге. Вот разговор директора…

А. САМСОНОВА: Есть вещи, которые мы не можем придумать. Мы остановили голосование, и хотим рассказать Вам о его результатах. Задавали мы вопрос такой: зачем молодые люди вступают в политические движения? По идейным соображениям или ради выгоды? Что мы получили? Идейных людей среди молодежи, как считают наши слушатели, довольно мало. 7% вступают в политические движения по идейным соображениям. 93% говорят о том, что в политическое движение вступают ради той или иной выгоды. Опять-таки опрос любопытный, но количество голосов, конечно, несопоставимо со всероссийской выборкой.

А. ГРЕБНЕВА: У нас есть и данные ФОМ. Но там очень любопытно разделилось мнение. Там 50 на 50 фактически. Люди отвечали, что с какой целью молодые люди участвуют в политике. Итак, это активная жизненная позиция, патриотизм, желание приносить пользу стране и обществу, так ответили половина опрошенных. И другая половина сказала, что это карьерный рост. Положение в обществе и успех в жизни.

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, я считаю, если бы действительно те движения, которые освещаются в прессе, та же «Россия молодая» действительно занималась бы общагами…

М. МИЩЕНКО: Мы этим и занимаемся. Знаешь в чем отличие ваших проектов с общагами. Ваша задача затолкнуть студентов, которые живут в общагах, в милицейский бобик, чтобы их задержали, чтобы они потом стали Вашими активистами… А наша задача решить эту проблему.

Р. ДОБРОХОТОВ: Вот у меня знакомые живут в общежитии МГУ, учатся на медфаке, ужасно живут хуже гораздо гастарбайтеров. Вы боретесь с гастарбайтерами, никто этим студентам абсолютно не помогает.

М. МИЩЕНКО: Давай съездим, посмотрим, как они живут.

Р. ДОБРОХОТОВ: Все договорились, съездим и посмотрим. Только я уверен, что этими акциями, к сожалению, даже это хорошая, может, акция, но нельзя изменить…

М. МИЩЕНКО: Ты не хочешь.

Р. ДОБРОХОТОВ: Потому что это системная проблема, связанная с коррупцией, с отвратительной монополизацией экономики, с отсутствием плюрализма в политике, из-за которого вся социалка провисает. И вот бороться с нею акциями в стиле «России молодой» бесполезно. То, что мы делаем, мы абсолютно рационально…

М. МИЩЕНКО: Мыслить можно глобально, а действовать нужно локально. Вот давай мы съездим и посмотрим, как они живут. Хуже гастарбайтеров или не хуже.

А. САМСОНОВА: Давайте подключим наших слушателей к разговору. Я думаю, они имеют вопросы к обоим наших гостям Максиму Мищенко и Роману Доброхотову. 363-36-59 телефон прямого эфира и ало, здравствуйте, Вы в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Очень грустно слушать эту беседу…

А. САМСОНОВА: Подключайтесь к ней только представьтесь сначала.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владимир.

Р. ДОБРОХОТОВ: Да мы сами, Владимир, чуть не плачем.

ВЛАДИМИР: Я уже очень старый человек. Просто мне очень грустно на самом деле, если вот представители, которые сидят у Вас в студии, будут руководить нашей страной, Это очень грустно.

А. САМСОНОВА: А в чем проблема? Амбициозные молодые политики.

ВЛАДИМИР: Он и очень амбициозны, они наверняка, симпатичные, красивые ребята. Ну, очень грустно. Т.е. вот кто-то идет служить в армию, а кто-то сидит на радиостанции, рассуждает. Я вот это хотел сказать.

М. МИЩЕНКО: Владимир сейчас сидел и рассуждал по телефону радиостанции.

А. САМСОНОВА: Ну, видимо, Владимир отслужил в армии. 363-36-59. Ало, здравствуйте. Вы в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Ало, здравствуйте. Меня зовут Дмитрий.

А. ГРЕБНЕВА: Дмитрий, зачем молодежь идет в политику, как Вам кажется?

ДМИТРИЙ: Ну, молодежь идет в политику на самом деле очень мало. Тот, кто идет ради карьерного роста и приобретения каких-то благ.

А. ГРЕБНЕВА: А почему Вы не верите в их искренность?

ДМИТРИЙ: Потому что сейчас у меня дочка учится, ей 15 лет, и я у нее спрашивал, кем ты хочешь вырасти, кем стать? Она говорит: ну, каким-нибудь чиновником, ходить бизнес проверять. Потому что это адекватно, и это хочет сейчас практически вся молодежь. Раньше мы хотели, мы верили, мы хотели стать бизнесменами, мы хотели свою страну развивать, а сейчас мы хотим что-нибудь проверять, что-нибудь для себя. Просто прагматизм в обществе.

А. ГРЕБНЕВА: А как Вы отреагируете, если Ваша дочь к Вам придет и скажет: папа, я вступила в такую-то молодежную политическую организацию. Не важно там, «Мы» или «Россия молодая».

ДМИТРИЙ: На самом деле я буду рад. Не важно даже в какую если она вступит.

А. ГРЕБНЕВА: Объясните.

ДМИТРИЙ: Ну, проявление активной жизненной позиции. Т.е это в любом случае хорошо. Я не верю что про своего ребенка, просто насколько я знаю, что она сможет настолько прагматично подойти к этой ситуации, чтобы пойти именно в политику для карьеры, поскольку она скорее свою карьеру сделает в несколько других вещах, таких, как спорт. Она им активно занимается, и больших успехов там добилась. Поэтому если она вздумает в политику пойти, то это явно от чистого сердца, а не от прагматизма.

А. САМСОНОВА: Спасибо большое.

М. МИЩЕНКО: Знаете, Дмитрий вполне распространенную точку зрения озвучил сейчас Действительно все родители, когда дети их приходят в молодежные движения, они рассуждают именно таким образом. Они радуются, говорят, что молодцы. Т.е. и проявление гражданской позиции, и я просто…

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, если их не сажают в отделениях милиции…

М. МИЩЕНКО: И даже если их и сажают, а потом выпускают, все равно это положительный опыт в жизни.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, это если их потом выпускают. А если потом 3 дня не выпускают, как некоторых.

М. МИЩЕНКО: Ну, тебя выпускают тоже быстро, за 4 часа.

Р. ДОБРОХОТОВ: Нет, 5 дней сидел…

А. ГРЕБНЕВА: Давайте не будем мериться, сколько, кто провел в отделении милиции. У нас еще есть за оставшиеся 2 минуты тема, которую мы хотели бы затронуть, это финансирование и государственная поддержка. Вот как Вам кажется, должно государство напрямую, или деньгами, или просто авторитетными людьми, которые приходят на Ваши акции, поддерживать молодежную политику?

А. САМСОНОВА: Или государство не должно вмешиваться?

М. МИЩЕНКО: Я считаю, что должно, но не должно быть, знаете, сейчас очень часто раздаются такие возгласы. Вот мы молодежь, приравняйте нас к чуть ли не социально незащищенному слою. Вот эта патерналистское такое отношение, мне кажется, оно сейчас прогрессирует, это плохо. Потому что молодежь то такая же часть общества. И здесь, на мой взгляд, не совсем правильно выделять ее в какую-то особую категорию, которую необходимо поддерживать выделять какие-то дополнительные условия, сажать в инкубатор и т.д.

Р. ДОБРОХОТОВ: Как странно слышать эти слова от получателя государственных грантов. Я, правда, под ними подписать полностью.

М. МИЩЕНКО: Ром, ты можешь этот грант точно так же выиграть, как и я.

Р. ДОБРОХОТОВ: Мне не нужно государственных, если я хочу его изменить, чего я буду от него подачки получать, тем более, я знаю условия очень хорошо.

М. МИЩЕНКО: Какие условия?

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, какие условия. Мы же знаем, против кого Вы можете выступать, против кого не можете.

М. МИЩЕНКО: Ты считаешь, пенсии – это подачки от государства, выплата зарплат?

Р. ДОБРОХОТОВ: Причем здесь пенсия? Вы что пенсии что ли получаете? Вы гранты получаете.

М. МИЩЕНКО: Вот ты говоришь, я хочу изменить государство, подачки не хочу получать.

Р. ДОБРОХОТОВ: Ну, да, кстати, пенсии действительно нынешние это подачки. Я с Вами согласен. Только Вы против этого как-то не боретесь.

А. САМСОНОВА: Ну, что ж, господа, пока государство дает деньги на молодежную политику, утверждать, что молодежная политика никому не нужна, было бы, как минимум, спорно. Это программа «Лукавая цифра» Максим Мищенко, лидер движения «Россия молодая», депутат Госдумы, Роман Доброхотов, лидер движения «Мы», сегодня мы с Вашей помощью с помощью наших радиослушателей пытались найти ответ на вопрос, нужна ли кому-либо молодежная политика. И я надеюсь, что Вы для себя его нашли. Антонина Самсонова, Алина Гребнева, встретимся на этом же месте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире