Время выхода в эфир: 01 августа 2009, 23:08

ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: После выхода фильма «31 июня» исполнительница песни «Всегда быть рядом не могут люди» стала знаменитой. Спустя 2 года в 1980м артистка закрывала олимпиаду в Москве вместе со Львом Лещенко. Провожала Мишку, улетавшего в сказочный лес. Потом была болезнь, потеря голоса, но  она продолжала оставаться верной музыке. Записала альбом, обзавелась учениками. У нас в студии Татьяна Анциферова. Здравствуйте, Татьяна, и не одна. Она вместе со своим любимым композитором Марианной Шепф.

ТАТЬЯНА АНЦИФЕРОВА: Здравствуйте

МАРИАННА ШЕПФ: Здравствуйте.

Э. НИКОЛАЕВА: Здравствуйте. Очень такие жизнерадостные бойкие…

Т. АНЦИФЕРОВА: Девочки.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, девочки.

Т. АНЦИФЕРОВА: Радостные девочки.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, Татьяна, как Вам все же удалось сохранить голос и вновь запеть. В 83м у Вас ведь была очень сложная операция. Удаление щитовидной железы. Эта операция коснулась не только шеи, но и связок, голосового аппарата. Речь шла тогда не  о том, чтобы сохранить голос, а о том, чтобы остаться в живых. Врачи сказали, что лучше оставаться живой и толстой, чем худой и мертвой.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, вот так и продолжаю. Борюсь, как говорится, с собой. Потому что оставаться живой и толстой – это тоже нелегко певице. Потому что все-таки визуальное представление — это главное. Но я всегда себе так говорю: надо вот выйти на сцену, вот пусть первые 30 секунд все обсудят…

Э. НИКОЛАЕВА: Какой я стала

Т. АНЦИФЕРОВА: Какой я центнер, а потом все равно мне все простят. И я уже вот так обнаглела и знаю, что меня будут любить всегда.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, давайте поставим нашим слушателям. Напомним им Вашу визитную карточку – песню из кинофильма «31 июня».

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, да, это песня из кинофильма «31 июня», но записана она через 30 лет. Т.е. это новая запись, сделанная в 2008 году в Донецке на студии Ярекордс. И я думаю, что с какой-то поправкой уже на приобретенный опыт 30-летний. Потому что все-таки в 78м году я была довольно наивной еще девочкой. И озвучивала только вот героиню Милисенту. Сейчас мир без любимого, конечно, для меня многое значит.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Ваш сын Ярослав, которого Вы родили после операции, тоже стал музыкантом?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, в общем, он занимается музыкой, но больше он занимается компьютером и интернетом. Вообще, одно время он хотел писать музыку для игр. Все хотелось ему пробраться в американский шоу-бизнес и писать для них музыку. Ему казалось, что в играх не  очень качественная музыка. Но  потом он понял, как трудно на самом деле пробраться в этот бизнес.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько ему сейчас лет, Татьяна?

Т. АНЦИФЕРОВА: Сейчас ему 23 года. Но  он инфантильный, музыкальный, талантливый и все равно без компьютера жить он не может. Т.е. он дитя – современной цивилизации.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему Вас нет на экране, на  концертах, Татьян?

Т. АНЦИФЕРОВА: Вы знаете, недавно были съемки новой передачи под названием «Достояние республики» на Первом канале. И меня туда пригласили в две передачи. Одна – «Песни 70-х годов», одна передача под названием «Песни 80-х». И потом были все удивлены, почему же мы Вас 30 лет не показывали.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему же все-таки?

Т. АНЦИФЕРОВА: Они сами себе задали вопрос.

Э. НИКОЛАЕВА: Риторический.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ой, а как же так? Ой, ой, ой. Потому что там надо было петь вживую…

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы пели вживую?

Т. АНЦИФЕРОВА: Мы с Львом Валерьяновичем 29 лет тому назад спели песенку про олимпийского Мишку. И вот мы встретились с ним, не репетируя, и с оркестром Жилина мы вот так забабахали олимпийскую песню. В другой день «Песни 70-х» я вместе с победительницей «Фабрики 5» Викторией Дайнеко спела мою любимую песню «Ищу тебя». Так что, я не знаю, теперь пускай Первый канал думает, и вообще Центральное Телевидение советское, а теперь российское, почему они меня не показывали, и не показывают. Думаю, что теперь в сентябре месяце им никуда не деться, им придется меня показывать.

Э. НИКОЛАЕВА: А почему именно в сентябре?

Т. АНЦИФЕРОВА: Потому что эфиры делаются для сентября. Это новая программа.

Э. НИКОЛАЕВА: А, то, что будет в сентябре, заранее записывают. Понятно. Ну, а только стоит одному, тут же все, как палочку на эстафете подхватывают, и начинают сразу интересоваться: ага-ага. Нету героев в наше время.

Т. АНЦИФЕРОВА: Полно героев, их нужно только все-таки отыскивать. Герои, обычно они, знаете, тихие, скромные, они заняты своим делом. Герои не могут, мне кажется, быть без таланта. Таланта мало не бывает, но  не каждый талант может сам себя продвигать. Я думаю, что все-таки редакторский состав и журналисты, они должны отыскивать то, чего не видно. Тех талантов, которые сидят тихо и что-то там малюют, образно говоря. А в основном как-то показывают одних и тех же, одних и тех же.

Э. НИКОЛАЕВА: Некоторые артисты мало гастролируют, зато хорошо зарабатывают на корпоративах. Это не про Вас?

Т. АНЦИФЕРОВА: Иногда и про меня. Если меня, на самом деле, очень хотят пригласить, то я соглашаюсь. Но естественно не по комсомольской путевке, т.е. чтобы все срослось. Чтобы меня устраивала и аппаратура, и звучание, и естественно финансовая сторона немаловажна, потому что когда ты мало работаешь, у тебя мало концертов, то ну не хочу сказать, что урвать, но, по крайней мере, хочется, чтобы ты уже выложился, чтобы все хорошо звучало, всем понравилось, и чтобы в конце ты, уходя, имел хотя бы какую-то сумму денег, чтобы чувствовал, что ты что-то такое сделал, за что тебе заплатили. Чтобы это не шары были.

Э. НИКОЛАЕВА: Что заработал.

Т. АНЦИФЕРОВА: Конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: Про Ваши уроки вокала ходят легенды. Говорят, что Вы  очень хороший преподаватель. В чем Ваш метод, Татьяна?

Т. АНЦИФЕРОВА: Вы знаете, у меня метод называется – мои университеты. Когда мне было 18 лет, меня пригласили в Укрконцерт. Мне посчастливилось работать с Петром Топчием. Таким прекрасным украинским певцом, который был ребенком увезен из Советского Союза во время войны. Он жил в разных странах, учился в Миланской консерватории. Но там получилось, в 72м году он вернулся. Ездил по Советскому Союзу, искал для себя музыкантов. И вот я попала в его коллектив вместе со своим мужем, и с нашими друзьями, с музыкантами. Ну, он много мне рассказал, как бы азы обучения в Миланской консерватории. Он учился на отделении «Неаполитанское пение». Ну, естественно, система Карузо она присутствовала. Т.е. в Советском Союзе в 72 году среди современных эстрадных певцов представления о системе Карузо ни у кого не было. У меня было. И это было таким, наверное, толчком для того, чтобы потом развиваться, накапливать.

Э. НИКОЛАЕВА: Что же это за система такая?

Т. АНЦИФЕРОВА: Это дыхание. И потом это система, когда ты мозгами пропеваешь много музыки. Не голосом, а внутри. Т.е. там нейроны работают совершенно безумно быстро. Потому что мозгами мы можем все быстро сделать. А вывести уже сюда, теряется половина энергии. Но когда у тебя мозги быстро работают, то, в конечном счете, ты становишься и более податливым уже певцом.

Э. НИКОЛАЕВА: Мозгами то я хорошо пою, со слухом, а вывести бы это, чтобы не наврать.

Т. АНЦИФЕРОВА: В 2 раза меньше получается. Т.е. значит, нужно увеличить скорость…

Э. НИКОЛАЕВА: А понятно.

Т. АНЦИФЕРОВА: Я нашла эту систему, систему дыхания, и прослушала, начиная с, наверное, 70-х годов, у меня такая система, что я в течение двух недель обрабатываю мозгами новую музыку. И вот можете посчитать, сколько…

Э. НИКОЛАЕВА: Проигрываете ее как бы про себя.

Т. АНЦИФЕРОВА: Я ее пропеваю все время, пропеваю, пропеваю, вот 2 недели работаю над пластинкой. А потом я могу о ней забыть, к ней не обращаться. Но все, что я таким путем сделала течение 2х недель…

Э. НИКОЛАЕВА: В голове уже работает.

Т. АНЦИФЕРОВА: Все, у меня там этот компьютер полностью забит, и когда мне говорят, а как же как. Я говорю: ребята, ну, Вам это не догнать, потому что я это начала в 72м году, даже в 71м.

Э. НИКОЛАЕВА: А сегодня-то на дворе уже вон сколько.

Т. АНЦИФЕРОВА: Поэтому у меня система такая, на основе этого, ну, и естественно концентрически усиливая и увеличивая нагрузку.

Э. НИКОЛАЕВА: И все-таки есть у нас примеры Ваших учеников. Они, по-моему, сейчас стали известными. Кто Ваши ученики? Вы, кажется, даже хотели открыть школу.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, школу то я всегда хочу открыть. Но для этого нужен большой карман денег. Большой мешок. Пока еще спонсоры, которые возле меня как-то были в жизни, я  не могу сказать, что совсем их не было, они, в общем, не тянут такой процесс, как школу, но…

Э. НИКОЛАЕВА: Хотя бы студию какую-то, да, Татьяна, куда бы могли приходить ученики.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, я работаю в театре Стаса Намина Музыки и драмы. Поэтому, в общем, конечно, это наши молодые артисты театра. Они мои как бы ученики. И те, кто нуждается в моей помощи. Так у меня есть ученики. Их немного. Но вот есть такая певица молодая Рукола. Ей недавно исполнилось в июле месяцев 18 лет. А  из уже более известных – группа «Смэш». Теперь они Владик Топалов и Сережа Лазарев, они разделились. На первом этапе это был квартет. И естественно называния не было. Там была Юля Малиновская, Алина, сестра Владика Топалова и вот Сережа Лазарев, которого считали, что он брат. Ну, это такой брат…

Э. НИКОЛАЕВА: Брат по виду.

Т. АНЦИФЕРОВА: Брат по виду.

Э. НИКОЛАЕВА: А не по крови.

Т. АНЦИФЕРОВА: Потом, значит, уменьшилось, в процессе наших занятий ансамбль превратился, квартет в трио, потом Владика мама была против, чтобы там Алина участвовала. Она считала, что она должна заниматься фортепиано, все такое и более серьезной музыкой. Остался дуэт, который потом они назвали «Смэш», хотя я была против, я говорила, зачем называть, Вы распадетесь. Мне никто не верил.

Э. НИКОЛАЕВА: Так оно…

Т. АНЦИФЕРОВА: Я чего-то им предлагала, по-моему, «Корнелиус», не помню, какое-то смешное имя. Серьезно никто это не воспринял. Но теперь они довольно достаточно хорошо, по-моему, действуют в популярной музыке. У нас очень теплые отношения, когда мы видимся, редко, у них гастроли постоянные. Мы общаемся, созваниваемся, и в свое время, да, я помогла приехать сюда в Москву 9-летней Пелагее.

Э. НИКОЛАЕВА: Где Вы ее откопали?

Т. АНЦИФЕРОВА: Это мои знакомые с Калинового моста Ревякин Дима. Он меня как бы не то, что обязал, но сказал: вот я тебя прошу, пожалуйста, помоги девочке приехать на «Утреннюю звезду». Я тогда помогала «Утренней звезде»…

Э. НИКОЛАЕВА: Юрию Николаеву.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. Помогала кадрами.

Э. НИКОЛАЕВА: Это было давно уже, Татьян?

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, в 90е годы. Так это был 96й год, когда приехала Пелагея, и я ее тогда представила на «Утреннюю звезду», и довольно было трудно для того, чтобы она была победителем. Потому что Надежда Бабкина там представляла свою девочку, которая пела частушки, и вот, в конечном счете, когда было заключительное голосование, я  сказала, что Вы сделаете большую ошибку, если вот эти частушки сделаете главным призом. И, конечно, была, в конечном счете, 9-летняя Пелагея, которая, помню тогда ей даже вручили сертификат на 1000 долларов в 96м году.

Э. НИКОЛАЕВА: Бешенные деньги.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. И я сидела вместе со своим сыном в театре Красной Армии.

Э. НИКОЛАЕВА: Там снимали.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, и  она вышла на сцену получать. И мой сын на меня смотрел и хлопал глазами и говорил: мама, иди, иди, это же тебе сертификат. Он не мог, что эта девочка выходит…

Э. НИКОЛАЕВА: Никак понять. Как это мама приложила кучу усилий, столько сил. Казус.

Т. АНЦИФЕРОВА: Такой был, в общем, он вспоминал какое-то время, что ты должна забрать этот сертификат.

Э. НИКОЛАЕВА: Хотя бы 50%.

М. ШЕПФ: Он был прав.

Т. АНЦИФЕРОВА: Наверное, он был прав.

Э. НИКОЛАЕВА: Он бизнесмен хороший.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, а потом мои ученики. Ко мне обращаются известные наши…

Э. НИКОЛАЕВА: Благодарность есть какая-то от Пелагеи, от Владика Топалова?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, они, по крайней мере, не отказываются, что они со мной имели дело.

Э. НИКОЛАЕВА: А то ведь некоторые и забывают, подумаешь там учитель. Я и сам хорош гусь.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, это есть. Нет, Владик, мы в прошлом году делали съемку для НТВ. Он пришел ко мне, дома у меня снимали. Я ему показывала устройство, на котором я занимаюсь «Олесис», такой тренажер для вокалистов. Он просто вытаращил глаза, говорит: ой, я ничего не знаю. Я говорю: Владик, ты же должен быть более продвинутый, чем я. Почему ж ты это не знаешь, вот смотри, как это включается, как вот здесь надо петь.

Э. НИКОЛАЕВА: На голос как бы.

Т. АНЦИФЕРОВА: Там получается ты закольцованный, в наушниках и с микрофоном, т.е. постоянная министудия. Хотя это не записывается, и ты как бы контролируешь. В свое время этот прибор придумали во Франции 20 лет назад для того, чтобы обучать детей с пониженным слухом. Потому что иногда бывает, связки просто за счет того, что они не слышат, не раскрываются. И потом уже фирма «Олесис» стала делать этот аппарат, как помощник вокалистам.

Э. НИКОЛАЕВА: Очень хорошая, полезная информация. Возможно, я стану хорошо петь. Надо купить такой аппарат. Можно обрести слух.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, по крайней мере, ты все время слышишь, что ты делаешь, т.е. ты ведаешь, что ты делаешь.

Э. НИКОЛАЕВА: Ведаешь, что творишь. Татьяна, кто бы мог подумать, Татьяна Анциферова все такое советское, советское, казалось бы, замшелое, и вдруг группа «Смэш», ну, Пелагея она вроде бы созвучна немного Вашему бэкграунду как бы, но вот эти новые имена, конечно, достаточно неожиданно, что у Вас так.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, почему неожиданно? Я довольно продвинутый. Это не значит, что если я пою, уже у меня какой-то амплуа. Я, например, вот вчера общалась с моим другом по скайпу в Америке. Его сын довольно там знаменитый репер Серж Диденко, он мне присылает свои треки. Т.е. я хип-хоп, рэп…

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна, говорят, что это вариант шансона американского, такого блатняка на американский манер.

Т. АНЦИФЕРОВА: Наверное, но дело в том, что там главное ритмика. У нас в шансоне вообще ритм, как говорится, конь не валялся. Как придется. Там все-таки (ПОЕТ). Я плохо разбираюсь, но ритмически я могу быстро клеить эти все группы ритмические.

Э. НИКОЛАЕВА: Алексей Белов, сидящий на Вашем месте в прошлую программу, говорил, что у нас что-то такое, поправьте меня, если я ошибусь, наш блатняк – это 1/8, а там 116 какие-то там доли более ритмичные.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, да, но 16я в два раза короче. Ну, у нас может быть, даже не 1/8, а вообще…

Э. НИКОЛАЕВА: Полколенная.

Т. АНЦИФЕРОВА: Начала такта. Марьяна знает, что такое…

М. ШЕПФ: Да, это дает быстрее на звучание.

Э. НИКОЛАЕВА: Дали наконец-то слово композитору и давней подруге Татьяны Анциферовой, которая, наверное, в нашем эфире оказалась не случайно. Во-первых, Марианна сейчас расскажет об этом своей подруге.

М. ШЕПФ: Да, Элиночка, я, во-первых, хотела бы поздравить с днем рождения мою любимую подругу мою любимую певицу Танечку…

Т. АНЦИФЕРОВА: Спасибо.

М. ШЕПФ: И пожелать ей, конечно, здоровья…

Э. НИКОЛАЕВА: Которое прошло буквально на днях.

М. ШЕПФ: И пожелать больших успехов.

Т. АНЦИФЕРОВА: Я двухпятерочница.

М. ШЕПФ: Да, 55, нам 55.

Э. НИКОЛАЕВА: А так и не скажешь.

М. ШЕПФ: Никогда.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, так какого черта так быстро летят годы. Потому что года 3 остаешься девочкой…

М. ШЕПФ: Совершенно молодой.

Т. АНЦИФЕРОВА: А тут 55. Уже тетенька.

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна, ну по Вашему лицу не скажешь. Ну, конечно, можно понять, что Вы тетенька, но не на 55 абсолютно. Такая молодая, кровь с молоком. С гривой волос.

М. ШЕПФ: Нас связывает такая давняя дружба, я даже вчера вспоминала, сколько. Более 21 год, а все случилось совершенно неожиданно, я написала песню «Время цветущей сирени» на слова Дмитрия Гафина. Меня неожиданно пригласили на фестиваль всероссийский молодых композиторов. И мне нужно было делать партитуру для эстрадно симфонического оркестра и там очень много инструментов и не хватало времени. И меня познакомили с Владимиром Белоусовым. И когда я пришла домой, вышла скромная молодая женщина. Володя меня представил ей, сказал – это моя жена Татьяна Анциферова. Вот я сейчас даже ощущаю вот этот…

Э. НИКОЛАЕВА: Момент.

М. ШЕПФ: У меня мурашки. Момент вот этой встречи. Я думала: Боже мой, передо мной стоит уже знаменитая звезда, певица, чей голос вообще уже знает вся страна. И у меня сразу возникли вот эти песни Зацепина из кинофильма и ощущение вот ее нежности в ее голосе. У нее же уникальный голос неповторимый. И вот мне судьба подарила этот как бы шанс, что мы дальше смогли работать. Дальше мы записали дуэт с Володей Мазенковым «Не обещай», и в прошлом году я специально для нее написала песню, для Татьяны Анциферовой написала песню. Называется она у нас «Женщина – это святое» на слова Людмилы…

Э. НИКОЛАЕВА: Пора напомнить об этом всем.

М. ШЕПФ: И эта песня, Танечка эту песню исполнила на открытии фестиваля «Семья России». Министр культуры г-н Авдеев вручил нам грамоту.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же поздравляю Вас, Татьяна, примите тоже мои поздравления.

Т. АНЦИФЕРОВА: Спасибо.

Э. НИКОЛАЕВА: С Вашим юбилеем. Итак, Татьяна Анциферова, певица на все времена. Вы сотрудничали со множеством композиторов, от Тухманова до Игоря Николаева, да, Татьяна?

Т. АНЦИФЕРОВА: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Мы уже сказали всем, что вы сегодня пришли в студию вместе с еще одним композитором Марианной Шепф, может быть, Вы нам что-то исполните?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, мы споем песню «Женщина – это святое».

М. ШЕПФ: Да, конечно.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Татьяна Анциферова – певица на все времена. Ретро рубрика. Начнем с печального. В мае Вы потеряли мужа. Владимир Иванович Белоусов был композитором, аранжировщиком, наставником многих поколений музыкантов и просто хорошим человеком. Татьян, как тяжело жить без любимого?

Т. АНЦИФЕРОВА: Тяжело очень. Потому что я познакомилась с Володей, когда мне было 16 лет. Я была девочкой и практически это первый мой мужчина, мой соратник, мой друг, отец. Вообще все, брат, все сразу вместе. И мы прожили 38 лет. Как один день. Поэтому для меня это большая потеря.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, конечно, выйти замуж за человека в 8м классе, все эти годы быть вместе. Такое в наше время– большая редкость. Ну, действительно все знают, что он был Вашим музыкальным отцом. Ну, еще один отец – композитор Александр Зацепин, который, по-моему, Вас тоже по жизни очень поддерживал.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, Зацепин, я с ним познакомилась в 78м году, и так получилось, что пробные записи песен так и вошли в фильм. Я на тот период была очень удивлена, что меня потом не вызвали, но Зацепин сказал: ну, ты хорошо записала пробные песни, мы решили их вставить в фильм. Зацепин для меня тоже очень близкий, родной человек. Это практически мой музыкальный отец, потому что я, благодаря его песням, мой голос услышали миллионы слушателей, и я очень счастлива, поддерживаю с ним связь, очень его люблю. Дай Бог ему здоровья. Он написал уже в 2000х годах, написал песню, которую я записывала, она, правда, на английском языке, называется «Мэджик Айс». Но вот в моей пластинке 2008го года там есть новая песня Зацепина, она идет как последний трэк бонус, хорошая песня. Аккомпанирует там даже на гитаре сам Ал Демиола. Но мы его сегодня слушать не будем, кто захочет, тот приобретет пластинку «Узнай меня», и там бонус. Там все песни старые перепетые с донецкими музыкантами, а вот бонусная песня, она записана, Владимир Иванович Белоусов, мой муж, делал аранжировку…

Э. НИКОЛАЕВА: А Вас с этим американским гитаристом связывает какая-то дружба?

Т. АНЦИФЕРОВА: Нет, Вы знаете, он приехал на эту студию, на которой я писалась в Донецке, просто ознакомиться со студией. И естественно один трэк вот мне успел записать.

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна, вот, кстати, забыла спросить, когда разговаривали про эту песню «Мир без любимого». Практически запретили, говорят, эту песню, потому что именно в это время режиссер Юрий Любимов остался в Париже, и Вам говорили: как мы можем пропустить эту песню? Ведь могут подумать, что мы сожалеем, что Любимов остался на Западе.

Т. АНЦИФЕРОВА: Вот такой паноптикум был.

Э. НИКОЛАЕВА: До таких размеров доходил советский идиотизм.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, идиотизм в отношении «Мир без любимого». Такое я сама лично слышала на советском центральном телевидении. И еще была песня «Звездный мост». Тоже тогда были вот эти вот там звездные войны у нас были в Советском Союзе и в Америке. Ну, и «Звездный мост» даже пытались запретить. Не смотря на это, песни существуют. Слава Богу, я их пою не только в записи 78го года. Я их там раз в 10 лет переписываю.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы успешно работали в Закарпатской филармонии 300 концертов в  год. А почему в Закарпатской? А что в Москве не сложилось?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, я, как говорила, мы же харьковчане с мужем. Мы жили в Харькове, и нас пригласили в Киев. Петр Топчей в 72м году. Мы работали до 75 года в Киеве. А потом как-то так получилось. В Киев приехал молодой директор Закарпатской филармонии, город Ужгород. Вот ему нужен был коллектив такой модненький. И в то же самое время, чтобы знал и фольклорную музыку. И мы как-то так, не задумываясь, в 75м году уехали в Закарпатскую филармонию. Очень рады, до 82го года я там работала. Потому что там интересный очень мелос, очень много… Трансильвания, и много, много музыки такой взаимопроникающей. Румынская и польская, и чешская, и словацкая, венгерская.

Э. НИКОЛАЕВА: Вам это тоже близко, да?

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. Очень мне близко. И вот Владимир Иванович Белоусов, мой муж и Александр Солич написал стихи на венгерском языке, и я вот хочу, чтобы Вы послушали песню, посвященную Имре Кальману, венгерскому композитору, который был женат на русской женщине Вере. Но всю жизнь он ее любил, хотя они разошлись. И так получилось, что в середине 90-х годов было 50 лет со дня смерти Имре Кальмана, и мы с Володей захотели отметить, написали эту песню. Называется она «Тебя люблю, а не его» на венгерском языке. Стихи Александра Солича.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Татьяна Анциферова – певица на все времена. А вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Скажите, Татьяна, а какой образ жизни вели в то время эстрадные артисты. Каковы были заработки, статус, каким влиянием они пользовались. Вот сейчас многие сильные мира сего желают видеть таких артистов в своем ближайшем окружении.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, мы же жили и работали на Украине, а не в Москве. Тогда, когда я начала свою творческую деятельность. Не знаю, как-то у нас такого не было. Наверное, московские артисты, они знали, с кем дружить. Ну, естественно, с коммунистическими деятелями. А мы наоборот как-то дружили с музыкантами с талантливыми. Когда можно было взаимно обогащаться, и каких-то меркантильных у нас не было целей. Наверное, это плохо. Я так вот смотрю уже по истечении многих лет, наверное, как-то мы жили неправильно.

Э. НИКОЛАЕВА: Что были ситуации, когда Вы, что называется, шанс пропустили.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, да…

Э. НИКОЛАЕВА: Прошел сквозь пальцы.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, да, мы не задумывались, потому что все-таки быть музыкантом – это какая-то своя каста. И нам нравилось, что мы живем в Советском Союзе и в то же время наш коллектив гастрольный – это свой союз.

Э. НИКОЛАЕВА: Свой мир отдельный.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. В котором мы были очень свободны. Может быть, у нас там были какие-нибудь товарищи, которые служили где-нибудь там в каких-нибудь войсках НКВД. Я не знаю.

Э. НИКОЛАЕВА: И докладывали о Вашей деятельности бурной.

Т. АНЦИФЕРОВА: Может быть. Но, по крайней мере, у нас было очень. И представляете, коллектив 20 человек, и я одна женщина. И это не одно десятилетие я так прожила.

Э. НИКОЛАЕВА: А как назывался коллектив то?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, вот когда работали в Киеве, назывался он «Лыбедь». Потом переехали в Закарпатскую филармонию, назывался «Музыки». Естественно, меня любили, охраняли, я была…

Э. НИКОЛАЕВА: Холили, лелеяли.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, я была таким совершенно не знающим ребенком, девочкой, потом женщиной. Но мне очень нравилось, и я как-то привыкла к мужской дружбе. Поэтому подруги как-то были утеряны школьные. И потом в процессе обучения в училище музыкальном, когда я училась в Харькове. А гастроли в основном у меня были ребята. Меня это устраивало, я…

Э. НИКОЛАЕВА: Конечно, хорошо, девчонка одна.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, и всегда муж под боком.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, конечно, защита и опора.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, я себя очень скромно вела, мне Володя объяснил сразу, что ты должна себя так вести, чтобы ни у кого не возникало никаких…

Э. НИКОЛАЕВА: Помыслов.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. Потому что у всех где-то там жены, где-то семьи. Поэтому я была очень скромная.

М. ШЕПФ: Так и до сих пор. Скромная и красивая.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему именно со Стасом Наминым Вы сейчас стали работать?

Т. АНЦИФЕРОВА: В свое время, когда мы уже переехали в Москву, Стас Намин пригласил Володю музыкальным руководителем и аранжировщиком в группу Стаса Намина. Тогда было возрождение. Потому что до этого в 70-е годы в основном было название группы «Цветы». Потом какие-то там возникли проблемы, не знаю, по авторскому праву. И группа Стаса стала называться – группа Стаса Намина. И Володя очень много сделал, начиная с начала 80-х годов, все пластинки, записи. Все вот эти песни «Мы желаем счастья Вам», и «Ностальгия». Ну, много песен, много пластинок. Потом подготовка к фестивалю Молодежи и студентов в 85м году. Сюрприз для Мишеля Леграна, тоже в исполнении группы Стаса Намина, ну, т.е. вот так. А уже в 90е годы Стас сделал театр Музыки и драмы.

Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас он Вас поддерживает.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, и Володя тоже работал там аранжировщиком. Он писал для спектаклей музыку. И сейчас я продолжаю там работать, хотя, в общем, оформляю пенсию, но у нас, как говорится, не возбраняется талантливым артистам продолжать работать.

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна, рано Вам еще, конечно. Если для формальности, то надо, а так о пенсии еще рано думать. В начале 90х годов вышел русский вариант оперы «Иисус Христос Суперстар». А почему именно Вам предложили исполнить роль Марии Магдалины?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, автор всего этого действия, я имею в виду издания пластинки и записи – это Яринтерком. Я не знаю, что это за фирма из Ярославля. Они подбирали исполнителей. И так получилось, что долго не могли найти Иисуса. Даже на роль Иисуса мне говорили, пробовали Сергея Пенкина. Потом сделали вывод, что нужно не Иисуса первого искать, а нужно сначала найти Марию Магдалину. Ну, вроде бы никаких проб не было, а почему-то решили, что я – настоящая Мария Магдалина. Вот меня записали, а потом уже вокруг меня стали вырисовываться, и довольно быстро уже подобрался состав.

Э. НИКОЛАЕВА: А кто был Иисусом?

Т. АНЦИФЕРОВА: Иисусом был Серышев такой из группы «Мастер». Иудой был Сергей Минаев. Там и Кипелов пел, и Сергей Беликов, и Маргулис, и Николай Арутюнов. Но, в общем…

Э. НИКОЛАЕВА: Голосища подобрали.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. Известные все. А вот женская роль там была одна, и мне тоже как-то очень приятно. Я думаю, ну, я всегда среди мужчин одна и любима. И мне было комфортно.

Э. НИКОЛАЕВА: Какие планы в то время не сбылись, или наоборот сбылись?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, на тот период как-то все сбывалось. Я записала еще так же в начале 90-х пластинку «Все хорошо». Это песни Александра Рыбкина на стихи Карена Кавалеряна. Мы подружились с Кареном Кавелеряном и остаемся с ним большими друзьями. И  он много песен пишет для меня. Ну, писал, по крайней мере, вот когда с Володей с моим мужем, у нас даже целая пластинка, вот куда входит и эта венгерская песня, хотя венгерскую написал Александр Солич, но 10 песен у меня есть, написанные музыка Белоусова, стихи Карена Кавалеряна. И они еще пока не изданы. Я думаю, что это еще предстоит издать, потому что это в память о Володе. И вообще хорошие песни. Я считаю, что они должны звучать, и их люди должны слушать.

Э. НИКОЛАЕВА: С Аллой Пугачевой Вы так и не помирились, как всегда, как чуть что, так сразу…

Т. АНЦИФЕРОВА: Нет, Алла Пугачева, и вообще-то, честно говоря, я с ней не знакома.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, а почему?

Т. АНЦИФЕРОВА: Слава тебе господи.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть такая информация…

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, это она, по-моему, против меня чего-то замышляла. Наверное, может, она сейчас, как говорится, может, старческий маразм сейчас, и  она уже не помнит, но в свое время она мне подставляла ножки. И как говорят еще на украинском языке, егиджопники еще поддавала. Ну, это так, знаете, под зад тычки.

Э. НИКОЛАЕВА: Что же ей все не давало покоя?

Т. АНЦИФЕРОВА: Я не знаю, чего ей не давало. Мы с ней не знакомы. Пусть она себе живет долго и, как говорится, и счастливо. Но только надо все-таки за голосом следить, нельзя переходить на мужской голос.

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна, видать, все-таки она Вас сильно обиделась в свое время.

Т. АНЦИФЕРОВА: Не дала пролететь птичке беззаботно. А я все-таки птичка. Родственница Державина Гавриила Романовича.

Э. НИКОЛАЕВА: Великого поэта.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, он когда-то про птичку писал про певчую. Сейчас я уже забыла, но вот хотелось бы птичкой полетать, но не получилось в этой жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы какая-то внучатая племянница Державина? Какой родственной крови?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, значит, мой дедушка вот Анциферов Константин Михайлович, он был два раза пра, я знаю, внуком. Но скорее всего, наверное, это не правнук, а пра, пра племянник, или как внучатый племянник.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, может быть.

Т. АНЦИФЕРОВА: Потому что точно не сохранились. Когда я была маленькой, я видела какие-то документы.

Э. НИКОЛАЕВА: И фотографии, наверное, семейные.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, я видела, но так как моя бабушка всегда боялась, они были гонимые педагоги. Моя бабушка и мой дедушка. И  она перед смертью все посжигала. Может быть, где-то что-то осталось, но документация только была видена, а где теперь это все, вот как-то так. Она говорила, что жизнь – это злая шутка и все. Все это не нужно. Ну, потому что она умерла в 83м году. Еще у нее не было представления, что может быть…

Э. НИКОЛАЕВА: Что-то лучшее.

Т. АНЦИФЕРОВА: Что можно не бояться, потому что я находила фотографии, на которых там были черным заштрихованы какие-то ее родственники. Ну, т.е. такое в семье присутствовало.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему были гонения?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, просто такие вот были дворяне, на которых были гонения, они ездили все время по Уралу, и там 2-3 года жили, приезжали, им давали домик при школе, вот дедушка был директором школы. Все предметы сам преподавал, а бабушка вот словесность. Их смерть Сталина застала Тюльганский район Оренбургской области село Троицкое. Вот у меня осталось в памяти это село. Я все пытаюсь узнать, существует ли оно, как-то волнует эта проблема.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. там семья Ваша осталась, пустила корни, Вы там родились.

Т. АНЦИФЕРОВА: Нет, я родилась в Башкирии, в  городе Стерлитамаке. Просто я говорю, что после смерти Сталина там дедушка с бабушкой остались. Потом, конечно, их перевезли уже в город, переехали к родственникам, к нам в Харьков, и в Севастополь, в деревне я не родилась, я не деревенский человек.

Э. НИКОЛАЕВА: Белая кость, дворянка, мы это поняли. Итак, Татьяна Анциферова, певица на все времена. Татьяна, я с удивлением прочитала, что Вам приходилось работать в одном концерте и с Высоцким, ну, и с «Песнярами».

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, были такие годы, когда мы работали в 78-79м году с Высоцким по отделению, так как-то получалось. Одно отделение я со своим ансамблем «Музыки», второе отделение Высоцкий.

Э. НИКОЛАЕВА: Как Вам Владимир Высоцкий?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, Вы знаете, я на тот период не сильно понимала его песни.

Э. НИКОЛАЕВА: Вам казалось, что здесь нет музыки.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да, я пыталась вникнуть в музыку, но все-таки…

Э. НИКОЛАЕВА: Надо было вникать в слова.

Т. АНЦИФЕРОВА: За 2 года я вникла в слова. Вникла и прониклась, и потом очень горевала, когда он ушел из жизни. Он приглашал посмотреть своего «Гамлета», мне было все неудобно его тревожить, потому что билетов же никогда не было, ну, нужно было как-то звонить, стоять. Подходить к служебному ходу. И когда он умер, я поняла, что жалко, вот такой был ложный стыд. Хотя человек неоднократно предлагал. Остались очень теплые воспоминания.

Э. НИКОЛАЕВА: Музыканты, певцы бывают настоящие, а бывают сделанные.

Т. АНЦИФЕРОВА: Вот это меня, вот какого черта, если есть только ноги, уши, руки и глаза, и губы еще такие большие, большие.

Э. НИКОЛАЕВА: Накаченные силиконом.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, не знаю, чем там накачивают. Но вот и нету души, нет познания музыки, и вообще нет желания петь. То какого черта вот вылазить. Ну, я понимаю, что когда Вы утром завтракаете, включаете телевизор, и там не Вас показывают.

Э. НИКОЛАЕВА: Особенно, если живешь на Рублевке.

Т. АНЦИФЕРОВА: А чего меня не показывают по телевизору? Я тоже хочу. Вот это, я считаю, что на самом деле просто неприемлемо, когда не поет ни одна часть твоего тела. Когда физических данных даже нету для того, чтобы петь.

Э. НИКОЛАЕВА: Кого бы Вы отнесли, Татьяна, к достойным музыкантам? С кем Вы дружите?

Т. АНЦИФЕРОВА: Как-то так получается, что я дружу в основном с мальчиками. Вот так получается, что я дружу с Вовочкой…

Э. НИКОЛАЕВА: Это привычка.

Т. АНЦИФЕРОВА: С Вовочкой Пресняковым. Ну, и правда .и с папой с его.

Э. НИКОЛАЕВА: Вовочка никак в студию к нам в студию не придет на наш эфир.

Т. АНЦИФЕРОВА: Вовочка…

Э. НИКОЛАЕВА: Вы постоянно в гастролях. Просто чес такой.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, у Вовочки молодая жена. Поэтому он сейчас, как говорится, окрылен. Дружу, конечно, с Сашей Маршалом. Это никуда не деться, он в свое время работал в группе Стаса Намина.

Э. НИКОЛАЕВА: Это уже исторически сложилось.

Т. АНЦИФЕРОВА: Да. Дружу с Сашей Серовым, с Сашей Градским. У Градского в этом году юбилей. И  он меня пригласил…

Э. НИКОЛАЕВА: Собрались бы, сделали бы какой-нибудь концерт.

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, вот Стас Намин думает на эту тему. Пока еще, как говорится, лето, не придумали, что делать.

Э. НИКОЛАЕВА: Такие имена.

Т. АНЦИФЕРОВА: Но Саша Градский – большой молодец. Он 30 лет пишет оперу «Мастер и Маргарита». И вот меня приглашал, чтобы я ему там пропела какую-то медсестру, или кого-то там. И говорит: меня публика убьет, что я тебя не использовал, как Татьяну Анциферову, а использовал просто как голос для своей оперы.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вообще, конечно, зная Ваш творческий путь, с удивлением я  сделала для себя вывод, что Вы всегда больше тяготели к роковому стилю исполнения. Ну, и даже в новое время Вы записали песни совместно с группами «Калинов мост», «Запрещенные барабанщики», «Ва-банк».

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, это я так, как говорится, дружа, по дружбе с ними, они меня склонили. Вот Дима Ревякин, в свое время я с Колей Арутюновым в «Лиге Блюза», это еще в конце 80-х в начале 90-х.

Э. НИКОЛАЕВА: Какая рок музыка Вам нравится сегодня?

Т. АНЦИФЕРОВА: Вы знаете, я все-таки не могу сказать, что на данном этапе я себя к рок музыке, мне все-таки больше всегда нравился джаз рок, фьюжн. Но джаз я тоже пытаюсь всю жизнь слушать и постигать, но, конечно, не могу сказать, что я джазовая певица. Хотя сегодня во сне мне приснилось, что я пела не в своей тональности и импровизировала. И вообще даже проснулась от страшного сердцебиения, что как же так не в своей тональности.

Э. НИКОЛАЕВА: Какая у Вас тональность?

Т. АНЦИФЕРОВА: Ну, тональность сейчас не  очень высокая, а там получилось, что выше, чем я  могу. И я удивлялась, что как же мне трудно петь, и все-таки у меня получается, понимаете. В данное время я занимаюсь хип-хоп музыкой. Рэп – вот это очень развивает, особенно уже взрослых исполнителей, таких, скажем, уже по возрасту, таких, как я. Потому что это дает все время новый шаг, новый этап. Ритмикой нужно всегда заниматься, и недаром в Беркли скул, если девочки, мальчики поступают на вокальное отделение, они должны обязательно осваивать барабаны. Так что я тоже своих учеников заставляю осваивать барабанную установку, т.е. ритмика. А рэп и хип-хоп он дает вот эту жизнь.

Э. НИКОЛАЕВА: Умение чувствовать такт.

Т. АНЦИФЕРОВА: Я вообще себя очень комфортно чувствую, и у меня еще много планов в жизни. Во-первых, осталось много аранжировок, которые Володя написал песни. И я их еще вокал не записала. И вот благодаря Наташе Ветлицкой, у которой студия есть. Она меня пускает на свою студию, и я там буду продолжать записывать песни, которые остались еще незаписанные.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, спасибо за общение. Сегодня у нас в студии была одна из самых талантливых отечественных певиц. Умейте ценить прекрасное и отделять его от второсортного хлама. Всем пока. В эфир е были я, Элина Николаева и…

Т. АНЦИФЕРОВА: Татьяна Анциферова.

М. ШЕПФ: И Марианна Шепф.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

alberto 03 августа 2009 | 20:28

Неприятно, конечно, слышать хамские слова в адрес Пугачёвой. В каждом инервью обязательно: меня Пугачёва давила, не пускала, зажимала (Жанна Рождественская - о том же.) Допускаю, что Алла Пугачёва не любила Татьяну Анциферову, может быть позволяла колкости и пр.
Но злонамеренно давить - не верю. Тем более не приводится ни одного факта.
Как-то некрасиво смотрится. Хотя Татьяну Анциферову люблю, как певицу.


alberto 03 августа 2009 | 20:37

http://no.fiziks.org.ua/alla-pugachyova-za-kadrom

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире