'Вопросы к интервью


Э.НИКОЛАЕВА: Сегодня в нашей студии гитарист, композитор и бессменный лидер легендарной группы «Парк Горького» Алексей Белов, а также молодой рок-вокалист, протеже Алексея, Батаник, настоящее имя – Филипп Шабин. Всем здравствуйте.

А.БЕЛОВ: Здравствуйте.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Здравствуйте.

Э.НИКОЛАЕВА: Что за Батаник такой? Почему Батаник?

А.БЕЛОВ: Любит цветы.

Э.НИКОЛАЕВА: Кликуха прям!

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Главное – чтобы это было не похоже на обычных ботаников. Мы хотели уйти от этого. Батаник – по сути, это такой супергерой, который похож на Бэтмена или Спайдермена, то есть в этой плеяде супергероев находится. В принципе, хрупкий такой молодой человек, но если нужно, он может стать борцом за справедливость и, в общем-то, защитить мир. Вот так вот.

Э.НИКОЛАЕВА: Это реальный такой персонаж?

А.БЕЛОВ: Это комикс, да.

Э.НИКОЛАЕВА: А, это модный комикс. Я как далеко отстала от жизни-то. Я просто хотела сказать, что папа у вас вроде из «Парка Горького», а не из Ботанического сада.

А.БЕЛОВ: Не из группы «Цветы».

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Филипп, ничего, что я так сразу раскрыла ваш сценический псевдоним? Рок – это ведь нечто такое романтическое, героическое, а тут вдруг – Батаник, и на тебе.

А.БЕЛОВ: На самом деле, он у нас герой. Девушки на него посмотрят и сразу могут сказать, что герой. А на сцене преображается.

Э.НИКОЛАЕВА: Алексей, Батаник – это ваш первый продюсерский опыт. Вообще, как у классного гитариста у вас должно быть много учеников-гитаристов.

А.БЕЛОВ: Честно говоря, я о них не знаю. Ко мне многие в свое время обращались за советами, но специально я этим никогда не занимался. А с точки зрения продюсинга, это такой полноценный большой проект, конечно, исключая «Парк Горького».

Э.НИКОЛАЕВА: Который как был самым большим проектом на всю жизнь, так и остается.

А.БЕЛОВ: Так и остался.

Э.НИКОЛАЕВА: А как к вам мальчишка прибился?

А.БЕЛОВ: Дело в том, что моя супруга, Ольга Кормухина, училась с его мамой когда-то, и у мамы был абсолютно уникальный голос – она пела басом.

Э.НИКОЛАЕВА: Мамки за детишек взялись.

А.БЕЛОВ: Да. Отец Филиппа был очень известным сессионным музыкантом. Работал в таких группах, как «Цветы», и многих других. Поэтому у него генетически это все заложено. И когда Филиппа показывали величиной с три ладошки и катали его в коляске по Гнесинскому училищу, моя супруга его помнила. В конце концов, наступило время, нам привели, сказали – послушайте мальчика. Я сказал: «Филипп, крикни». Филипп крикнул – все нормально, больше ничего не надо.

Э.НИКОЛАЕВА: Филипп, крикни. Хотя мне надо еще.

А.БЕЛОВ: Это не Батаник, это мачо какой-то.

Э.НИКОЛАЕВА: Какой там Батаник. В короткой пока биографии артиста Батаника меня больше всего заинтересовало его первое выступление на благотворительном рождественском концерте для молодежи города Козельска, который был организован монастырем Спаса Нерукотворного. Это что за мероприятие такое?

А.БЕЛОВ: Знаете, на самом деле, это удивительное мероприятие. Потому что благочинный этого монастыря, отец Игнатий, бывший очень тяжелый рокер. И он играл такую музыку, что то, что мы играем, может показаться просто полькой. Начиная от ладошек до шеи он весь покрыт потрясающими узорами. Этого, правда, никто не видит за мантией. И вот такой рокер…

Э.НИКОЛАЕВА: В душе-то он, оказывается.

А.БЕЛОВ: Да он остался, конечно. У него даже в келье гитара стоит до сих пор. Хотя он смотрит на нее и крестится, старается не искушаться. Но, тем не менее, он делает огромное количество потрясающих вещей, что касается детей непосредственно. Рядом с монастырем есть школа, где есть масса маленьких ребят, там даже живет маленький граф. Ему 9 лет. Он жил в Австрии.

Э.НИКОЛАЕВА: Потомственный?

А.БЕЛОВ: Да, потомственный. Родился он в Австрии, переехал с семьей.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Монастырем как раз в этом городе организован детский центр, где они активно помогают детям, чтобы они не шатались по улицам.

А.БЕЛОВ: Да, там рокерская аппаратура стоит, гитары, барабаны. Все, что надо, есть. И даже занимается с ними один барабанщик, рокер. И вот они решили сделать такую традицию – в Козельске для молодежи устраивать такие благотворительные бесплатные концерты. И туда съезжаются все, кто может. Не только рокеры. Туда и Ираклий приезжал, «Челси», «Корни». Это уже от сердца человека зависит.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну и, совсем меня повергло в шок то, что дебютным синглом Батаника стала русская рэп-рок-версия всемирно известного хита «Парка Горького» «Moscow calling». Алексей, мы можем сейчас это послушать?

А.БЕЛОВ: Конечно.

ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что ж, послушали. Очень интересно, чем сейчас увлекается супергарист Алексей Белов, прославившийся композиции «Bang» и сотрудничеством с целым Аланом Холдсвортом и Фрэнком Заппой.

А.БЕЛОВ: Сейчас мы работаем над тем, что работаем тур «Парка Горького», reunion-тур, соединительный, и одновременно готовится несколько новых записей, часть из них будет сделано на русском языке специально. Мы никогда специально записи на русском языке не делали, и сейчас подписываются различные бумаги, готовится огромный такой продакшн а-ля я уж не знаю, что – «Pink Floyd», «U2», который будет переезжать со стадиона на стадион, и это будет reunion-тур «Парка Горького».

Э.НИКОЛАЕВА: В каком составе, когда и с каким репертуаром? Я знаю, что «Парк Горького» периодически, начиная, по-моему, с 2001-го года, чуть ли не каждый год объявляет, во-первых, о возрождении группы, ну и, соответственно, о туре, который намечается.

А.БЕЛОВ: Это точно. Мы много раз встречались, обедали, ужинали, уже не знаю, что мы там делали, но ни разу так и не удалось. Мы настолько все медленные, никого невозможно сдвинуть. То Маршал чем-то занят, то еще кто-то. У нас же барабанщик живет в Америке. Оттуда перелететь сюда, чтобы просто поговорить, это целая история. Единственный раз, когда нам действительно удалось это сделать, был год назад ровно. На Красной Площади в рамках 15-летия «Авторадио», по-моему. И опять мы заглохли на год.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть вы встретились, сыграли…

А.БЕЛОВ: Да, сыграли, сказали, что будем сейчас делать то, се, и опять каждый занялся своим делом. И уже сейчас нас конкретно к стенке приперли, говорят – или-или.

Э.НИКОЛАЕВА: Пока еще силы есть.

А.БЕЛОВ: Да. Хватит разговора, давайте к делу.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Бренд по-прежнему приносит доход?

А.БЕЛОВ: Слава богу.

Э.НИКОЛАЕВА: Приносит? А в каком виде, Леш?

А.БЕЛОВ: А в каком доход может быть? Не овощами и фруктами.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, майки «Парк Горького» или что? Или все-таки диски, музыка?

А.БЕЛОВ: В основном музыка, конечно. Хотя самая доходная часть бизнеса – мерчендайзинг, у нас, к сожалению, до сих пор в стране серьезно им так никто и не занимается. Хотя, я думаю, за этим большое будущее. Кстати, у Батаника однозначно. Потому что его майки с надписью в виде листьев и растений…

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Дизайн красивый.

Э.НИКОЛАЕВА: А, вы же хорошо как придумали дизайн под это!

А.БЕЛОВ: Да, и буквы «Б» и «А» в виде очков – ну, ботаник без очков не может быть, тут тоже. Я думаю, что у него как раз в этом смысле большое будущее.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, в студии нашей программы Алексей Белов – композитор, аранжировщик, саунд-продюсер и гитарист, известный всем по группе «Парк Горького», и Филипп Шабин, он же Батаник, он же надежда российского рока, молодой музыкант, исполняющий оригинальный материал с элементами постгранжа и нью-металла. Хэви-металл – вот он, словарь ударений русского языка, открыли и прочитали.

А.БЕЛОВ: Мы, кстати, перед вами штудировали. Мы все пытались найти слово «усвояемого» или «усвоимого»… Так и не нашли, не успели.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, давайте у нашего юноши спросим, очень талантливого – гранж это Аксель Роуз, Курт Кобейн, а постгранж? А нью-металл? Давайте популярно. Не все тут понимают, о чем речь.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Вы знаете, в принципе, в нашем альбоме мы старались не пытаться как-то заморочиться какими-то новыми в этом плане вариациями, какие-то новые стили изобретать или еще что-то. Мы пытались ориентироваться просто на хорошую музыку, которая идет от сердца.

Э.НИКОЛАЕВА: Хороший ответ.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Поэтому с точки зрения стиля мы ориентировались, я думаю, сделать такую смесь «U2» с Лени Кравитцем.

Э.НИКОЛАЕВА: «U2» мне очень нравится.

А.БЕЛОВ: С точки зрения саунда, все равно приходится ориентироваться, потому что любая группа, какая бы она ни была, самая гениальная в мире, у них всегда референс с точки зрения саунда, поэтому мы, конечно, тоже в голове держали, когда микшировали альбом, такие группы, как «Линкинг Парк», ну, все, что нравится, образно говоря.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Даже чисто интуитивно к этому стремишься, когда что-то делаешь.

А.БЕЛОВ: Конечно. Ты берешь обычно пластинку и слушаешь, какой тебе нравится звук. В свое время, я помню, когда мы писали первый альбом «Парка Горького» и сводили его в Филадельфии, нам принесли несколько альбомов, а звук уже был, он уже идет из колонок. Ну, на что будем ориентироваться? Поставили Бон Джови – нет, у нас уже звучит громче. Потом поставили, была тогда популярна группа «White Snake» — нет, у нас уже звучит плотнее. Потом поставили «Def Leppard» — только-только они вышли, была феноменально популярна. До этого тяжело дотянуть, однако. Но тянуться надо. И мы тянулись, тянулись, хоть насколько-то дотянулись.

Э.НИКОЛАЕВА: И как вы со всем этим добром рассчитываете пронять российского слушателя, который за последние годы только тупел и скоро не будет ни на что реагировать, кроме муси-пуси?

А.БЕЛОВ: Ну, я думаю, слушатель он такой – ему либо вставит, либо нет. И мы считаем – ну, не вставил, и не надо. Но думаю, что большинству, конечно, вставит.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: В принципе, русскому характеру рок-музыка ближе, чем муси-пуси.

Э.НИКОЛАЕВА: Слушайте, самое для меня заметное явление, что даже в серьезной тяжелой рок-музыке должна быть композиция, должна быть мелодика.

А.БЕЛОВ: Обязательно. Без этого просто никак.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Иначе нет музыки.

А.БЕЛОВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть именно вставляет и торчишь, грубо выражаясь, только тогда, когда запил действительно к месту проигрыш какой-то гитарный уместен и соответствует именно накалу.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Все должно быть очень гармонично.

А.БЕЛОВ: Музыка без мелодии – все равно что гитара без струн. Гитарой, конечно, можно по голове ударить, тоже эффект произведен. Но лучше все-таки сыграть.

Э.НИКОЛАЕВА: Давайте послушаем что-нибудь в исполнении Филиппа, наверное.

А.БЕЛОВ: Вот как раз очень мелодичная песня, которая называется «Говори, не молчи», баллада.

ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Очень романтичная песня. Итак, вопрос к Алексею Белову. Вы уже поняли на примере Батаника, что такое в России раскрутить нового молодого исполнителя?

А.БЕЛОВ: Честно говоря, это как раз самое сложное и непредсказуемое, потому что либо надо обладать какими-то рычагами, а я единственное, чем обладаю, поскольку я музыкальный продюсер, звуковой, композитор, но никак не импресарио, который занимается артистами, концертами и на этом зарабатывает деньги, поэтому единственное, что я могу предоставить, это мой опыт и огромное количество друзей в этом бизнесе. А там дальше уже все будет решать, конечно, музыка.

Э.НИКОЛАЕВА: Музыка, которую пишете вы для Филиппа.

А.БЕЛОВ: Да, Филипп сам пишет тоже уже. Он уже сочиняет, и у него много интересных наработок. Для меня было главное – не столько создать палитру, сколько научить его слышать в этой палитре и самому создавать. Я ему постоянно говорю – Филипп, мы все под богом ходим, я сегодня хожу, а завтра могу ноги протянуть, поэтому ты учись сам писать. В этом смысле, конечно, у него все в порядке.

Э.НИКОЛАЕВА: Филипп, а бывает такое, что просыпаешься с мелодией в голове?

А.БЕЛОВ: А засыпаешь без нее.

Э.НИКОЛАЕВА: Во сне снится.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Вообще, на самом деле, это все приходит очень по-разному. Иногда какой-то фрагмент – 4-5 нот интересно построенных…

Э.НИКОЛАЕВА: Поймал и запомнил.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да. А иногда приходит сразу полпесни, грубо говоря, ты слышишь полностью всю аранжировку – где бас как звучит, где барабаны, какой бит должен быть сейчас у них. И это можно долго держать в голове и потом постепенно, когда садишься уже в студии и начинаешь ковыряться и все это дело примерно собираешь в голове, как оно есть.

А.БЕЛОВ: Лучше проснуться с мелодией в голове, чем с гражданкой.

Э.НИКОЛАЕВА: Я знаю, вы очень рассчитываете на интернет. В качестве примеров приводите российские группы, которые не светятся на ТВ и радио, но, тем не менее, собирают хорошую аудиторию. Что за группы такие?

А.БЕЛОВ: Их полно. «Трактор». У них там несколько слов перед «Трактором» идет.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Ну да, есть группы, у которых на три месяца концерты расписаны, при этом их нигде нету – в СМИ, на телеканалах ротации.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть есть другая жизнь?

А.БЕЛОВ: Есть другая жизнь, и она довольно обширная. И я считаю, что за этой жизнью будущее. Если есть что сказать, то не обязательно орать во все дыры об этом. Люди услышат.

Э.НИКОЛАЕВА: В России пользователей интернета гораздо меньше, чем в Штатах, и реклама там пока не слишком эффективна, особенно на периферии. Здесь не получится, как у группы «Iron Maiden», которая, затратив лишь тысячу долларов в интернете на рекламу, смогла собрать на восточном побережье полный зал.

А.БЕЛОВ: Нет, такого точно совершенно не будет.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Мы на это и не рассчитываем, в принципе. Тем не менее, «Аматори» и другие через интернет вполне смогли раскрутиться и сейчас катаются по всей стране

А.БЕЛОВ: Пока неизвестно, какие будут рычаги использованы в этом смысле и как это пойдет. Важно, что у него уже есть сейчас полнокровная жизнь, с ним играют очень хорошие музыканты, и, что отрадно, его интереснее слушать живьем, чем даже на записи. Хотя запись поучилась хорошая, но живьем он интереснее. Это все однозначно отмечают. Это уже говорит о том, что у него есть будущее.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Алексей Белов, композитор, гитарист группы «Парк Горького», и Филипп Батаник Шабин, молодой рок-вокалист. А вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Перейдем на личности. Рубрика «Автобиография». Начнем с Филиппа. 23 года, играет на клавишных и гитаре, потомственный музыкант в пятом поколении, об этом уже сказал Алексей, его музыкальный отец. Музыкой начал заниматься с раннего детства. Отец в прошлом бас-гитарист, сотрудничал со многими популярными в советское время коллективами и исполнителями – группой «Магистраль» Юрия Антонова, группой «Цветы» Стаса Намина. Сам батаник играет на клавишных и гитаре. Есть что добавить к этому скромному портрету? Где родился, любимая девушка, друзья, увлечения, добродетели и пороки.

А.БЕЛОВ: Мне понравилось, что он 23 года играет.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да, здорово.

Э.НИКОЛАЕВА: Наверное, не было поставлено запятой – 23 года, играет на клавишных и гитаре.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Родился я на проспекте Вернадского в городе Москве в Институте матери и ребенка. Так случилось.

Э.НИКОЛАЕВА: Любимая девушка.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Пока что это музыка – она и девушка, она, видимо, и будущая жена.

Э.НИКОЛАЕВА: Это ж надо, такой симпатичный и с такими глупыми мыслями.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Хотим пожениться.

Э.НИКОЛАЕВА: Друзья есть? Кроме музыки.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Естественно, есть. Друзей много разных всяких. Но если музыка в голове, то как-то получается, что я с ними сейчас общаюсь не так уж часто. Ну конечно, есть. Всегда спасают, выручают. И я их также. Друзья должны быть обязательно у каждого.

Э.НИКОЛАЕВА: Увлечения. Музыка?

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да, я думаю, что вы знаете ответ на этот вопрос.

Э.НИКОЛАЕВА: Добродетели и пороки. Есть масса добродетелей и нет пороков.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Пороки я просто еще не успел еще, как говорится…

Э.НИКОЛАЕВА: Нажить.

А.БЕЛОВ: Пересчитать.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Уж теперь не знаю, как.

А.БЕЛОВ: Их надо анализировать, тогда поймешь. А так как же.

Э.НИКОЛАЕВА: А если человек живет только музыкой и не анализирует свои…

А.БЕЛОВ: Да, вообще фильм такой был «Анализируй», почаще задумывайся. Вообще, об этом лучше молчать.

Э.НИКОЛАЕВА: А добродетели?

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Это не ко мне, потому что объективно не скажешь ведь.

А.БЕЛОВ: А вот у меня был случай один интересный в жизни. По поводу 23 года играет. Я работал в свое время, когда был еще мальчишкой, мне было 19 лет, в одном советском популярном коллективе, и  у нас был барабанщик, ему было за 30 лет, и у него абсолютно детское лицо было. А он такой, невысокого роста. И руководитель этого коллектива использовал его физиономию, чтобы больше ажиотажа вызывать в публике. Он выводил его каждый концерт на авансцену и говорил: «А теперь поздравьте Сашу – сегодня ему исполнилось 16 лет!» И вот так мы ездили, и он выводил его и выводил.

Э.НИКОЛАЕВА: А Саша все не старел и не старел.

А.БЕЛОВ: Потом 17 лет, да. А раньше звукорежиссер, как правило, сидел у самой сцены, потому что не было длинных проводов. И режиссер рассказывает – с ним сел местный звукотехник. Саша же тоже был музыкант, а музыканты как раньше жили? Раньше было по 4-5 концертов в день, потом опять и опять. И один раз он выводит и говорит: «Поздравьте Сашу – сегодня ему исполнилось 16 лет!» А чувак, который сидел рядом с ним, говорит: «ох ты, он же пьет, наверное, с семи лет». Это реальная история, не выдуманная.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, у Филиппа, наверное, слава богу, таких историй нет.

А.БЕЛОВ: Зато он играет 23 года.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, Алексей Белов, подбираемся к вам. Здесь, ввиду прожитых лет, более сложный случай. Занимался музыкой с самого раннего детства. В семь лет пошел учиться на скрипке, потом баян. А с 14 лет началась игра в группах.

А.БЕЛОВ: Да, рано.

Э.НИКОЛАЕВА: С 14 лет! Как шутят в артистических кругах, столько не живут. Особенно когда вспомнишь, что вы сотрудничали еще с Давидом Тухмановым в группе «Москва».

А.БЕЛОВ: Да, и с Колей Носковым.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот по вам не скажешь, Леш.

А.БЕЛОВ: Да? Ну слава богу.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, вы такой симпатяга, рокерский такой. Что еще меня всегда интересовало в историческом плане? Почему придумали такое название – «Парк Горького»? вот оно ведь в то время на Западе ассоциировалось с довольно отталкивающей историей про ужасный советский парк, где происходят страшные вещи.

А.БЕЛОВ: Да, на самом деле, это и явилось самой коммерческой стороной. Вообще, все было очень просто – мы в Зеленом театре-студии, где находилась наша репетиционная, сделали свои первые записи, мы там в буквальном смысле спали, ели, дневали, все время проводили. И то первое демо, которое позволило нам подписать контракт, было сделано именно там. Мы там появились, в Парке Горького.

Э.НИКОЛАЕВА: Родились там.

А.БЕЛОВ: Да. А потом выяснилось, что наиболее коммерческого названия для российской группы с точки зрения западного слушателя придумать невозможно. Во-первых, был фильм такой, книга. И оно ни на что не было похоже. Все мгновенно запоминали.

Э.НИКОЛАЕВА: А Маршала действительно Маршалом зовут?

А.БЕЛОВ: Нет, это кличка. Он учился в военном училище и, уже работая музыкантом, все знали, что он был когда-то курсантом, и его прозвали Маршалом.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть это не сейчас, когда он пошел в сольную карьеру?

А.БЕЛОВ: Нет, он еще до всяких больших групп, еще работая во всяких ночных ресторанах, его уже тогда звали Маршалом.

Э.НИКОЛАЕВА: Ози Осборн хороший человек?

А.БЕЛОВ: Вот такой! И, на самом деле…

Э.НИКОЛАЕВА: Филипп так понимающе кивает. Вы знаете?

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да.

А.БЕЛОВ: О нем мало кто знает чего хорошего. На самом деле, он потрясающий дядька, и что удивительно было – в прошлом году, когда он приезжал на концерт, мы с барабанщиком из «Парка Горького», Сашей Львовым, пошли за кулисы, встали. И его ждет толпа молодежи, которые по интернету что-то такое выиграли. И идет Оззи, подходит, смотрит на меня и говорит: «Hi, hallo». Я ему говорю: «Do you remember me?» «Of course! Gorky Park!» И я подумал – елки-палки, у меня тогда были косы, я был тогда худее, выбеленный, а сейчас ни кос, ничего нету. И он меня узнал. Вот удивительно! А все думают, что он отмороженный. Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: Весь в себе, весь в образе.

А.БЕЛОВ: Мало того, он знает, что у него в райдере стоит тренажер, на котором он полтора часа перед концертом занимается.

Э.НИКОЛАЕВА: Как уважает своих слушателей!

А.БЕЛОВ: Да, мы были один раз на концерте у него в Лос-Анджелесе, и удивительно – нас пропустили даже туда, куда «Kiss» не пропустили. Да-да. Ну, у него жена менеджер.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть она вас узнала.

А.БЕЛОВ: Мы вообще были знакомы.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть вы жили там вместе.

А.БЕЛОВ: Мало того, что мы жили, мы еще вместе выступали. И он на сцене выглядел отморозком абсолютным – рвал на себе майку, всех поливал водой, набирал в рот, плевался, и вдруг выходит Оззи – он настолько отдавался на сцене, что идти он не мог. Его с одной стороны вела жена, а с другой стороны костюмерша, и одет он был – просто английский…

Э.НИКОЛАЕВА: Денди.

А.БЕЛОВ: Насчет денди я не знаю, но бутик высшего класса – удлиненное пальто, берет. И узнать его было невозможно.

Э.НИКОЛАЕВА: После сценического имиджа.

А.БЕЛОВ: Да. И несмотря на то, что он еле шел, он, тем не менее, мог уделить пять минут, постоять и поговорить

Э.НИКОЛАЕВА: Поболтать за жизнь.

А.БЕЛОВ: Ну, не совсем за жизнь. Дать пару советов.

Э.НИКОЛАЕВА: А, давал советы?

А.БЕЛОВ: Давал.

Э.НИКОЛАЕВА: Какие? Что говорил?

А.БЕЛОВ: Пить поменьше, а то будете, как я, выходить после концерта.

Э.НИКОЛАЕВА: Шутка, нет?

А.БЕЛОВ: Нет-нет, серьезно было. Ну, таких советов мы много слышали.

Э.НИКОЛАЕВА: Так. Почему оставили Америку – семья, жена, дети или духовная несовместимость с этой страной?

А.БЕЛОВ: Нет, в Америке у меня осталось огромное количество друзей, и я там встречал прекрасных людей. Как общество, может, мне эта страна не близка, что-то мне в ней не нравится – с точки зрения, что там в ней главное культивируется. Просто на тот момент, когда я решил жить здесь, у меня внутри очень много поменялось. Я открыл для себя по-новому Россию. Если человек, конечно, по-настоящему живет духовной жизнью, и в Америке есть места, где можно почерпнуть. Есть прекрасные храмы, и я сам был в них и видел. Даже святые есть. Ну, они, конечно, все из православной веры.

Э.НИКОЛАЕВА: Свои американские святые?

А.БЕЛОВ: Да, Серафим Роуз и Иоанн Шанхайский. Есть много. И греческие, есть старцы даже. Ну, конечно, их гораздо меньше, чем у нас. Но в тот момент, когда это со мной случилось здесь, она просто перестала иметь для меня то самое значение, которое имела. Ведь мы все-таки приехали из Советского Союза, и когда для нас все там начиналось и было бурно, все еще был Советский Союз. А я помню жуткие времена, когда нам просто скрутили руки. За изображение на майке могли просто бросить в какой-нибудь автомобиль, отвезти в милицию.

Э.НИКОЛАЕВА: Но это здесь было.

А.БЕЛОВ: Здесь, да. И, конечно, все это было еще живо в памяти.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы как бы от этого бежали в большей степени?

А.БЕЛОВ: Нет, я хотел оттуда бежать однозначно. Я даже сделал в свое время фиктивный брак с финкой, с гражданкой Финляндии. Меня, конечно, это угнетало. Но главное – меня угнетало то, что я не мог играть ту музыку, которую хотел. И это главное. И, в общем, ехал я туда не из-за того, что меня здесь арестовывали или крутили руки, а из-за того, что я хотел играть.

Э.НИКОЛАЕВА: Выплеснуть.

А.БЕЛОВ: Только из-за этого, да. А потом все изменилось.

Э.НИКОЛАЕВА: А тогда были ВИА.

А.БЕЛОВ: Да, даже те группы, которые были, все равно у них были всякие неприятности. В частности, группа «Москва» была просто запрещена. Несмотря на то, что она была под покровительством Тухманова, с этим не посчитались и указом министра культуры запретили. Для нас были все двери закрыты. Помню, как мы переживали. Работали, работали, пластинки миллионами продавались, и вдруг – раз – и ты нигде, в подвале сидишь.

Э.НИКОЛАЕВА: А что такое? Какая-то метла пришла новая, по-новому стала мести?

А.БЕЛОВ: Нет. Я помню, мы поехали на юг выступать, выступали в Сочи в большом зале, мы не знали, что туда инкогнито приехал замминистра культуры и пришел на наш концерт. У нас все было очень по-роковому. Мне очень нравился тогда гитарист Эдди Ван Хелен. Я не столько копировал его игру, как мне нравились какие-то внешние факторы. Он был в гетрах, и я нашел себе гетры. Так вот, в каждом городе Тухманова за эти гетры вызывали в обком партии и говорили: «Что то за неуважение такое?!»

Э.НИКОЛАЕВА: Какая глупость! Подумаешь! Даже слушать дико это все.

А.БЕЛОВ: Да, и вот замминистра культуры приехал на наш концерт, а мы рыгали на концерте, и у нас такой был звук очень напористый. Фактически это была предтеча «Парка Горького». И мы только начинали играть, и вся молодежь сразу вскакивала на стулья. И все, сразу запрет.

Э.НИКОЛАЕВА: Очень будоражили вы юношеские умы.

А.БЕЛОВ: Да. Ну а, конечно, проживя 12 лет в Америке, очень многое изменилось внутри. Несмотря на то, что жить там было удобно и…

Э.НИКОЛАЕВА: Комфортно.

А.БЕЛОВ: Комфортно, да. И мало кто знает, что на самом деле апогей-то нашего творчества был не в начале, а именно ближе к концу, ближе к развалу группы – это 96-97гг., когда мы записали последние альбомы, и уже с нами сотрудничали те люди, которые никогда не стали бы сотрудничать вначале. Просто вначале мы были экзотикой, а здесь уже профессионалы.

Э.НИКОЛАЕВА: Вы имеете в виду западных музыкантов?

А.БЕЛОВ: Да-да, именно продюсеров, менеджеров. И вот в этот момент я был в России, и здесь очень много изменилось для меня с точки зрения духовной, и Америка стала такой маленькой-маленькой, уже ничего не знача. Ну я еще несколько раз съездил, посмотрел и понял – нет, жить я все-таки хочу в России.

Э.НИКОЛАЕВА: А Ольгу-то Кормухину свою мы туда отвозили?

А.БЕЛОВ: Нет. Ну ей и не хотелось туда особенно ехать.

Э.НИКОЛАЕВА: Что, вы так 12 лет порознь жили?

А.БЕЛОВ: Да. Мы не знали друг друга.

Э.НИКОЛАЕВА: А, вы познакомились не так давно.

А.БЕЛОВ: Мы познакомились в 98-м году на пороге храма в Даниловом монастыре. Здесь недалеко.

Э.НИКОЛАЕВА: Уже по возвращении из Америки.

А.БЕЛОВ: Нет, я еще жил там. Но познакомились здесь.

Э.НИКОЛАЕВА: А до этого были неженаты, да, Леш?

А.БЕЛОВ: Нет, я был активным холостяком.

Э.НИКОЛАЕВА: И активным разгильдяем рокерским.

А.БЕЛОВ: Абсолютно, да.

Э.НИКОЛАЕВА: А потом вдруг взялись за ум. И в веру, по-моему, обратились.

А.БЕЛОВ: Ну, я не обратился в веру. На самом деле, я просто советую всем абсолютно, что слушает нашу программу, посмотреть потрясающий фильм документальный «Тайсон», про Майка Тайсона. И вот когда мы переехали в Лос-Анджелес, у нас было очень много друзей, которые увлекались боксом, всем, что с этим связано было, много смотрели, и вот я вам скажу – такой личности, как Тайсон, близко не было. Он настолько был популярен – как «Битлз». Все, что было с ним связано, было экстраординарным. И гонорары, которые ему платили. По сто миллионов. Не ему непосредственно, а то, что генерировалось за матч. И особенно посмотрите конец этого фильма, где он сидит и говорит: «В моей жизни было столько информации, столько всего произошло! И это не смогло заполнить пустоту моей души». И когда он это говорит, глаза его плачут. И в моей жизни было такое количество информации, и чем дальше я двигался, тем эта пустота в душе расширялась, как бездна. И я ничем не мог ее заполнить – ни музыкой, ни сексом, ничем. Невозможно. Эту пустоту невозможно ничем заполнить. И только первый раз в жизни оказавшись в храме по-настоящему, видя перед собой пример одного человека, которого я знал много-много лет, я обратился к нему и сказал: «Отвези меня на исповедь», потому что я стеснялся. Во-первых, я не знал, как это происходит, а во-вторых, у меня вообще была такая внешность узнаваемая, с белыми волосами, я просто комплексовал. И меня отвезли за город. И это было откровение такое. Я пережил таинство. После исповеди у меня гора камней, которую я носил на плечах, которую ну ничем было невозможно убрать, ушла. А потом, через несколько дней, мне разрешили причаститься в храме. И когда я причастился, я вышел на улицу – была ранняя весна, было пасмурно, грязь. Я помню, я сел на какой-то пенек, это было за городом, и вдруг тысяча солнц ворвались в мою душу, и я сидел и не мог поверить, что это происходит. Я чувствовал себя пятилетним ребенком, абсолютно до краев накаченным счастьем. Сейчас хоть умри. И я понял, что это не болтовня, не сказки, не бред. Хотя я был не просто современным человеком, а…

Э.НИКОЛАЕВА: Циником.

А.БЕЛОВ: И циником, и ультрапродвинутым разгильдяем, как вы говорите, да. И я понял, что это не просто так и что это не шутки, что шутить с этим нельзя. И это был водораздел. Второй водораздел в моей жизни был, когда я встретил святого человека – старец очень известный, Николай Гурьянов. Я видел не просто звезд, музыкантом, а, допустим, у Джона Бон Джови мы жили три дня с Колей Носковым. Фрэнк Заппа был просто нашим отцом родным, можно так сказать. У нас не было знакомых в Лос-Анджелесе, и каждый праздник, каждое происшествие – новый альбом, новая запись, а у него все время было что-то новое, приехали какие-то люди интересные – он нас все время приглашал к себе домой, и мы были у него как дома. Так же, как с вами, я сидел у него дома и разговаривал с Шэрон Стоун. И мне было интересно. Это важно не для того, чтобы встретиться со звездой – ах, ах, ах…

Э.НИКОЛАЕВА: Я сидел с Шэрон Стоун.

А.БЕЛОВ: Да. А для того, чтобы иметь определенный опыт. Когда ты смотришь в глаза человеку, которого знает весь мир, и видишь, что у него душа кричит изнутри, переполненная болью, и ты понимаешь – все не так просто в этом мире. И, допустим, встречались мы с разными людьми. С президентами Америки были на одном мероприятии, когда президент Рейган шел, потом свернул, подошел к нам и мы имели с ним беседу. Много всего было в нашей жизни, огромное количество! Передать это все не могу.

Э.НИКОЛАЕВА: Пор книгу писать.

А.БЕЛОВ: Да-да. И вот каждый из этих людей, которых я встретил, ничего нового мне не показал. Он только показал, что этот человек такой же, как я, просто поставленный в определенные обстоятельства. Этот президент, этот суперстар, этот еще кто-то. Но они все такие. А здесь я увидел святого человека – он явно был не как я, абсолютно. И все эти люди, сильные мира сего, ехали к нему для того, чтобы получить единственное и последнее утешение в своей жизни. А ему достаточно было просто перекрестить человека, чтобы вылечить от рака. Приезжал человек, он – раз – погладит его, уезжал без рака человек. Таких тысячи. Это было очень важно для меня. И это было, конечно, одним из решений, чтобы жить здесь. Потому что здесь это есть. Мало где еще.

Э.НИКОЛАЕВА: А что со старцем-то?

А.БЕЛОВ: Он в 2002-м году преставился, отец Николай. Но что удивительно – на его могиле уже несколько десятков человек исцелились от рака. Это все записывается. И от многих других болезней. Ну, это отдельная история удивительная.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. И это большое счастье, что на вашем пути попались именно такие люди, потому что тоже, знаете, такие батюшки – не всем ты душу раскроешь, и не каждый исцелит тебя.

А.БЕЛОВ: Ну, конечно. Старец – это отдельная история.

Э.НИКОЛАЕВА: Что у тебя за история про то, как семья Фетисова поддержала группу «Парк Горького» в Америке в тяжелый период? Это по типу Фетисов тоже выступил в виде Фрэнка Заппы?

А.БЕЛОВ: Нет, было по-другому несколько. Было время, когда мы были, что называется, между менеджментом. Когда мы были в туре в США, у нас было несколько туров, и вот последний был тур, когда с нами ездил большой телевизионный канал – USA Network – с программой, которая еженедельно выпускала выпуск «YouthQuake» («Молодежетрясение»). И мы все объехали, где мы только не были, даже крокодилов на руках держали. Все это они снимали. И есть такое место – Байо называется, недалеко от Флориды, как раз где было наводнение, Новый Орлеан, и там люди живут – кто видел фильм с Ричардом Гиром, где он спасает Ким Бессинджер, вот это как раз такие места. Люди живут среди крокодилов и змей. Крокодилы плавают, мы еще спрашиваем – а детки купаются? Да, они купаются, привыкли. Ну, бывает, укусят, вот одному руку откусили. Тем не менее, они купаются все равно. И вот массу таких мест мы объехали. И в конце этого тура у нас было такое мероприятие, которое называется «SpringBrake», это начало весны, праздник большой, MTV его освещало, и мы выступали на пляже. И вдруг мы узнаем, что наш менеджмент исчез, что исчезли какие-то миллионы долларов, и у нас нет менеджмента. Но жизнь продолжалась.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть вас обокрали?

А.БЕЛОВ: Ну да, образно говоря. Других еще больше обкрадывали. И суперзвезд так обкрадывали, что страшно даже подумать. И в этот период между менеджментом у нас были как раз, как ни странно, в Европе очень коммерческие концерты. И тут подвернулся аферист, который предоставил документы, и не просто документы, а видеодокументы, что он был в какое-то время менеджером «Rolling Stones», и даже в книге было о нем написано, и поселил нас на Статен-Айленде в Нью-Йорке и поехал с нами в этот тур, и все деньги от этого тура опять исчезли. Я не буду рассказывать механизм, чтобы не научить здесь кого не надо пользоваться этим механизмом, хотя тут уже столько всяких механизмов… И когда мы приехали из тура, мы говорим – «А где деньги?» И он сказал: «Ну как, видите, тут столько-то расходов было, туда-сюда», в общем, и здесь деньги исчезли. Вдруг исчез этот человек, потом исчез автомобиль возле нашего дома, потом приехали люди в оранжевых комбинезонах и спросили – «А где у вас тут свет?» Подошли и отключили большим электрическим ключом. А если нет электричества, значит, нет и отопления, потому что газ загорается от электричества. И все.

Э.НИКОЛАЕВА: Вас обесточили.

А.БЕЛОВ: Да. И как жить? Деньги кончаются. Весь наш гонорар – больше 100 000 долларов за эту поездку – улетел куда-то. Все. А тут мы как раз были в гостях у Славы Фетисова и продолжали поддерживать связь и рассказывать о злоключениях. Его жена Лада просто покупала такими тюками продукты и привозила, нас кормила. Нами тогда заинтересовался один из лучших менеджеров, который входил в пятерку в США – Том Хьюланд, но вот этот процесс подписания контракта с ним занимал какое-то время. В общем, это заняло месяца два-три. И вот она нас подкармливала, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Не давала вам умереть с голоду.

А.БЕЛОВ: Да. Потому что мы были зажаты тисками судов. Были перекрыты все наши счета, все-все.

Э.НИКОЛАЕВА: Они совсем оборзели, эти продюсеры. Как они такое вытворяют? Ну а что говорят про Майкла Джексона, если уж на то пошло? Я понимаю, это музыкант другого направления.

А.БЕЛОВ: На самом деле, это Артист с большой буквы, потрясающий артист. Я вот недавно видел концерт – конечно, так, как он, мало кто работал. Я имею в виду, если вкупе все взять. И его плодовитость неимоверная. Взять и написать двести с лишним песен… Тут альбом-то пишешь, пишешь, пишешь – не знаю, сколько времени проходит. Он, конечно, отдельный человек. И, конечно, его грабили так, что…

Э.НИКОЛАЕВА: А вы с ним не знакомы?

А.БЕЛОВ: Нет, не были знакомы. Но я был знаком с Билли Джоэлом, которого на 50 миллионов ограбили. А такую группу, как «Биджис», на 100 миллионов.

Э.НИКОЛАЕВА: Вообще, какие-то аферисты эти менеджеры.

А.БЕЛОВ: А кроме менеджеров существует еще бизнес-менеджер, который контролирует твои финансы. Когда обороты огромные, то артисты не любят думать об этом, и они не замечают, как у них просто отсеивают.

Э.НИКОЛАЕВА: Утекает просто миллионы десятками. Как вы себя сейчас, Алексей, чувствуете в Москве в жизненном плане?

А.БЕЛОВ: Прекрасно. Под Москвой лучше, правда, но в Москве тоже ничего.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть вы стараетесь жить под Москвой?

А.БЕЛОВ: Когда удается, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Построили дачу?

А.БЕЛОВ: Ну, есть где бросить кости, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Алексей Белов, композитор и гитарист группы «Парк Горького», и Филипп Батаник Шабин, молодой рок-вокалист. Рубрика «Культура-мультура» — о печальных и смешных особенностях российского менталитета. Алексей, вы объехали весь музыкальный мир, все видели, а главное – слышали.

А.БЕЛОВ: И не только музыкальный.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Скажите, такое явление, как блатная музыка, это только в России? Это мы опять впереди планеты всей? Я знаю, что вы очень не любите этот наш «шансон».

А.БЕЛОВ: Да, то, что называется «блатняк», я терпеть не могу просто. Я думаю, что это чисто наше явление. Потому что я слышал разного фольклор там, но дальше какого-то кантри это не идет.

Э.НИКОЛАЕВА: Ковбойского.

А.БЕЛОВ: Да. И даже если там какие-то тюремные изливания, то это больше хип-хоп такой. Там они могут это все перечислить и пожаловаться на всю свою жизнь. Но это все обличено в такую форму. А чтобы так, как у нас, нету.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Там музыкальная культура есть.

А.БЕЛОВ: Когда я в свое время кому-то сказал, Саше Фафину, по-моему – что это такое? Он говорит мне – ну что ты хочешь, у нас же полстраны сидело в лагерях.

Э.НИКОЛАЕВА: И сидит. А вас, Филипп, какая современная музыка раздражает? Наверное, R’n’B? — сказала она.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Нет, на самом деле, касательно всех этих современных — R’n’B и так далее, – так уж получилось, что мы сейчас даже с диджеем Грувом намерены сделать совместный альбом – танцевальная музыка с элементами рока.

А.БЕЛОВ: Очень тяжелого рока, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Танцевальная музыка с элементами очень тяжелого рока. Хорошо.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Так что, в принципе, потихонечку я к этому привыкаю. Но вообще, конечно, да. Есть музыка, которую называют музыкой, но в принципе это шум, фон, как угодно назовите, где нет основной музыкальной составляющей.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть может быть все что угодно, лишь бы была все-таки какая-то тональность, мелодия?

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да. Но вот диджей Грув мне очень нравится в этом плане тем, что как раз он совмещает эту танцевальную составляющую с музыкальной. И у него все-таки там есть музыка.

А.БЕЛОВ: Ее не может не быть.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Да. Но шансон меня тоже раздражает жутко, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: Вот вы, Алексей, недавно записали альбом, где стали автором большинства песен Батаника Филиппа. А о чем песни-то? О чем сегодня поет рок-исполнитель? На словах скажете или послушаем?

А.БЕЛОВ: Лучше послушаем давайте. В основном это темы… самое главное – это сердце. Это очень важно. Там есть, кстати, и песня о сердце. Она называется «Рядом с тобой» — о том, что оно человеку просто надоело, он взял и выложил его, стал окурки тушить. Есть такие социальные мотивы – типа «Город теней». Но это про мегаполис, который пожирает людей, типа нашего города. Лирика отчасти. Мы старались, чтобы все-таки тексты были значимые.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну послушаем.

А.БЕЛОВ: Давайте поставим «Батаник», наверное.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Ну, это такая презентационная песня, по сути.

А.БЕЛОВ: Такая, юмористическая песня.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: Стебная, да. И клип на нее тоже сделан в виде мультика.

ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, Алексей, позвольте закончить программу вашей цитатой – «Я встречал в своей жизни музыкантов, которые с технической точки зрения вряд ли бы сдали экзамены даже в музыкальной школе, но эти люди обладали потрясающей музыкальной интуицией – все, что они играли, превращалось в музыку. По этой причине эти люди всегда были более чем нарасхват». Вот такая глубокая мысль! Остается только пожелать всем, кто нас слушал, этой самой интуиции. Чтобы все, что вы ни делали, превращалось в музыку, а не в дерьмо. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева, и…

А.БЕЛОВ: Алексей Белов.

ФИЛИПП БАТАНИК ШАБИН: И Филипп Батаник Шабин.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

18 июля 2009 | 23:09

Уберите эту шалаву!!!
Николаева невыносимо глупа.


ruslan_sultanov 19 июля 2009 | 16:45

Спасибо за передачу.
Алексей Белов МЕГАпозитивный человек, с богатым внутренним миром!
Побольше бы таких.


mikhail_mglu 25 июля 2009 | 14:15

*
Единственная передача, которую я не могу слушать на "Эхе", несмотря на то, что часто приходят интересные гости. Формат или идея передачи - ведущей надо кривляться наподобие придурочных старшеклассниц перед взрослыми состоявшимися людьми. Звучит неприятно (может есть и ТВ-трансляция - но Слава Богу не видел). Против девушки ничего не имею - против ее "образа" много чего :)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире