ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Второго такого ведущего программы на нашем телевидении нет. Профессиональный сыщик, полковник милиции в отставке. Проходил службу в различных подразделениях МВД СССР, МВД России. Долгое время работал в московском уголовном розыске. А потом 9 лет в генеральном секретарите Интерпола. Ведущий программы «Особо опасен» на НТВ Сергей Авдеенко. Здравствуйте Сергей.

СЕРГЕЙ АВДЕЕНКО: Добрый день, или вечер.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, он же день еще. Он же еще не ночь.

С. АВДЕЕНКО: Как Вам удобнее. Так я и скажу.

Э. НИКОЛАЕВА: Н.у во-первых, почему в отставке, сразу возникает вопрос. На пенсионера Вы совсем не похожи.

С. АВДЕЕНКО: Ну, потому что как выслужил положенные разрешенные….

Э. НИКОЛАЕВА: А сколько положенные?

С. АВДЕЕНКО: Ну, с недавних пор, ну, как с недавних, с достаточно давних пор достаточно 20 лет выслуги. У меня получилось почти 25, поэтому…

Э. НИКОЛАЕВА: Имели полное право с чистой совестью…

С. АВДЕЕНКО: И моральное и юридическое право.

Э. НИКОЛАЕВА: С чистой совестью на свободу.

С. АВДЕЕНКО: Абсолютно так.

Э. НИКОЛАЕВА: Во-вторых, какими судьбами Вы оказались на телевидении?

С. АВДЕЕНКО: Достаточно просто, еще в 92м году программа «Эмерикан Детектив» приезжала в Россию и снимала часовую программу. И тогда по приказу министра, я участвовал, как офицер, владеющий иностранными языками…

Э. НИКОЛАЕВА: Что большая редкость.

С. АВДЕЕНКО: Участвовал в съемках этой программы «Эмерикан Детектив. Рашн ауа». С тех пор было знакомство с деятелями телевидения, и когда обнаружили, что я свободен от служебных обязанностей, пригласили на телевидение.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы тогда уже были свободны от служебных обязанностей, тем не менее, принимали участие во встречи этой программы здесь, освоении ее на телевидении.

С. АВДЕЕНКО: Ну, просто-напросто эта программа существовала какой-то промежуток времени до меня. Она существовала в другом виде несколько. Это был прямой эфир типа ток-шоу. Затем концепцию немножко поменяли.

Э. НИКОЛАЕВА: Напомним, программа «Особо опасен» началась в 2001м году, когда из Бутырки сбежали особо опасные преступники Железоголок, Кудликов и Безотечества. С помощью телевидения их задержали в течение 2 недель. И это событие было на слуху. А какие еще важные вехи в истории программы? Что запомнилось?

С. АВДЕЕНКО: Ну, я могу сказать простую вещь, что каждая программа, выходящая еженедельно, объявляет розыск скрывших от суда и следствия злоумышленников, и вот за 4 м сезона 19 преступников или подозреваемых было разыскано с помощью программы. Я считаю, что показатель довольно неплохой для общественно-политической или правовой направленности программы. В среднем показатель розыскного подразделения в органах внутренних дел, наверное.

Э. НИКОЛАЕВА: У Вас еще показатели остались в памяти. А  они еще выполняются эти показатели в органах розыскного подразделения внутренних дел?

С. АВДЕЕНКО: Обязательно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, конечно, у Вас такой послужной список, мы сейчас еще его коснемся. Почему со временем формат программы поменялся? Из ток-шоу программа превратились в документальный фильм-расследование.

С. АВДЕЕНКО: Ну, поскольку во время прямого эфира не удавалось в полной мере предостеречь зрителя о тех опасностях жизненных, которые подстерегают на каждом углу, а с помощью телерасследования есть возможность реконструировать события, показывать, как не попадать в подобные ситуации. Т.е. если зрители смотрят программу. То обратили внимание и идут постоянные справки по данным МВД, по данным генпрокуратуры и т.д. Т.е. стараемся принести, как можно больше полезных сведений для зрителей, чтобы люди не попадали в подобные ситуации.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Сергей Авдеенко, профессиональный сыщик полковник милиции, ведущий программы «Особо опасен на НТВ». Вопросы здесь задаю я. Сергей Андреевич — мне так в принципе сначала велели называть Ваша пресс-служба, потому что иначе, как по батюшке, Вас не величают на Вашем родном телеканале. Я думаю, это заслуженный такой почет и уважение.

С. АВДЕЕНКО: Возможно, да, но в рамках редакции программы все обходятся именем, достаточно поэтому можете не напрягаться.

Э. НИКОЛАЕВА: Но самое забавно, что все-таки профессионализм у Вас присутствует на лице. Такое вот уже взгляд такой оценивающий. Так и кажется, что сейчас задаст вопрос: где Вы были вчера…

С. АВДЕЕНКО: В ночь со вчера на сегодня.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. В том числе. И сразу хочется держать честный и правдивый ответ. Сереж, ну, при личной встрече, мне кажется, вы на экране, грубо выражаясь, помордатее выглядите. Думаю, сейчас придет такой ко мне амбал…

С. АВДЕЕНКО: Мордоворот?

Э. НИКОЛАЕВА: Мордоворот такой, в кожаной куртке коричневой.

С. АВДЕЕНКО: Да нет, ну, это обычный эффект. Нет, куртка не кожаная, жарковато было бы.

Э. НИКОЛАЕВА: В студии не жарко в кожаной, у Вас такой образ уже этакого.

С. АВДЕЕНКО: Холодный свет теперь. Раньше, я помню, еще в детском саду познакомился с телевидением. Вот там было действительно жарко.

Э. НИКОЛАЕВА: А как Вы познакомились с телевидением в детском саду.

С. АВДЕЕНКО: А детский сад просто наш исполнял к 8 марта песенку, танцы и пляски, все прочее.

Э. НИКОЛАЕВА: Вас снимали.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да, вот там было очень жарко.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Итак, рубрика «Личное дело», немного о Вашей биографии. В интернете о Вас только  краткая сухая справка. Интервью вы, похоже, не давали. Ну, а если давали, то не шибко много.

С. АВДЕЕНКО: Да. нет, это видимо, стиль НТВ не давать полных сведений биографических. Ну, и правильно, я согласен.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо сочетается с Вашим послужным списком. Откуда родом, сколько лет, кто родители? Вот так вот.

С. АВДЕЕНКО: Да, все очень просто. Родился в одной из республик Средней Азии.

Э. НИКОЛАЕВА: Это в какой?

С. АВДЕЕНКО: В Киргизии.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы не киргиз.

С. АВДЕЕНКО: Нет, я русский. Просто родители, закончив обучение, оказались по распределению высоко в горах Киргизии, близко к границе с Китаем. Ковали ядерный щит страны.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. военные?

С. АВДЕЕНКО: Нет, почему.

Э. НИКОЛАЕВА: Ученые.

С. АВДЕЕНКО: В средмаше работали в системе.

Э. НИКОЛАЕВА: И долго в Киргизии прожили?

С. АВДЕЕНКО: Ну, прожил до 10 лет, потом переезжали с места на место несколько раз. Т.е. мы переезжали на Урал, потом мы вернулись в Киргизию. По крайней мере, школу и университет я заканчивал там же в Киргизии. И начинал трудиться там.

Э. НИКОЛАЕВА: У Вас два высших образования.

С. АВДЕЕНКО: Да, первое языковое образование.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. иностранных языков.

С. АВДЕЕНКО: Учился в школе с углубленным изучением английского языка, а потом, ну, наверное, потому что знал лучше всего язык из предметов, поскольку серьезно занимался спортом современным пятиборьем, я еще и мастер спорта по современному пятиборью, и в сборной республики был порядка 6 лет. И поэтому вместо физкультурного института, куда очень хотел, чтобы я поступил туда, мой тренер, я поступил в университет. Мы с ним долго не разговаривали, но потом я до 4 курса продолжал еще выступать и тренироваться.

Э. НИКОЛАЕВА: Отдавая дань увлечению спортивному.

С. АВДЕЕНКО: Ну, просто да, было очень интересно, приятно. Вообще, вид очень такой современное пятиборье, его раньше называли офицерским пятиборьем. Для мальчишки, я считаю, я начал заниматься в 8 классе, очень интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Пятиборье это что и самбо?

С. АВДЕЕНКО: Нет, это конь и конкур. Это преодоление препятствий на лошадке.

Э. НИКОЛАЕВА: КОнкур или конкУр?

С. АВДЕЕНКО: КОнкур или конкУр

Э. НИКОЛАЕВА: Говорят очень вредное занятие для…

С. АВДЕЕНКО: У нас в Киргизии говорили кОнкур. Потому что ездить на лошади нас учил дядя Костя, донской казак, который волею судеб тоже в Киргизии оказался. Вот он говорил кОнкур.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорят, вредно очень для лошадок. Ножки портятся.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да, сбивают они и суставы и копыта.

Э. НИКОЛАЕВА: И что еще?

С. АВДЕЕНКО: Фехтование. Причем фехтование не такое расслабленное, как в обычном фехтовании до 5 уколов с красивыми позами. Там драка идет на 1 укол, и поэтому особо не разгуляешься. Получил укол. Выскакивай. Система олимпийская, т.е. проводятся во время турнира, скажем, 200 участников. Ты должен провести 199 боев. И на основании побед получаешь количество очков соответствующее. Стрельба из пистолета по силуэту, который на 3 секунды поворачивается только. Затем плавание 300 метров и кросс 4 км. Вид непростой.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Вид непростой. Практически вы олимпиец, такой атлет. Почему именно Вы пошли в милицию, Сереж?

С. АВДЕЕНКО: Да, романтика, видимо, позвала.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что вы такой романтичный?

С. АВДЕЕНКО: Просто-напросто, будучи еще студентом университета, были друзья, работавшие уже в милиции, в службе БХСС в частности. И я был внештатным сотрудником. Видимо от этого, увидев, что работа достаточно интересная, чисто мужская, требует ума, поэтому я, закончив университет, 2 года тогда было необходимо, отработал по распределению в педагогическом институте на кафедре иностранных языков, заведовал лабораторией технических средств обучения. С техникой общался. Мы занимались записью. Сам начитывал программы. Такое тоже было. А потом по направлению комсомольской организации отправился в уголовный розыск. Поскольку мест свободных в городе не оказалось в службе БХСС, пошел в уголовный розыск. И не пожалел никогда, поскольку изначально занимался, да и потом собственно большую часть своей карьеры милицейской занимался борьбой с незаконным боротом наркотиков.

Э. НИКОЛАЕВА: Сергей Андреевич, сказала бы я, легких путей Вы в жизни, конечно, не ищите. Такая нагрузка. Мешок за мешком взваливаете просто на плечи.

С. АВДЕЕНКО: Как выходило.

Э. НИКОЛАЕВА: Это характер такой, наверное, да?

С. АВДЕЕНКО: Возможно.

Э. НИКОЛАЕВА: Легко не интересно. Надо, чтобы было потяжелее.

С. АВДЕЕНКО: Нет, ну, в тот момент, когда я пришел служить в милицию, как раз активизировалась, что называется, углубилась и расширилась, как любили в свое время говорить, борьба с незаконным оборотом. Были ряд серьезных постановлений Совета министров, центрального комитета и прочее, прочее. А Киргизия испокон веку была до 71 года в котловине озера Иссык-Куль, вообще, выращивали опийный мак. И вот я работая через десяток лет еще отголоски того самого опия сырца видел вживую. На моем счету было изъятие 48 кг опия сырца, который хранился у одного из сбытчиков. Сбывал он его хитро очень. По воле ничего не продавал, а продавал только в зоны. Т.е. к нему приходили гонцы из зоны и он по ксивам отправлял им необходимое требуемое количество.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе, пойди, проследи.

С. АВДЕЕНКО: Ну, и это раскопали. Поэтому я говорю, без ума здесь никуда. И без физической подготовки одновременно. Просто чтобы выдержать нагрузки умственные, нужна физическая подготовка.

Э. НИКОЛАЕВА: А вот в МУРе, как долго вы в Киргизии прослужили?

С. АВДЕЕНКО: С 80 по 85й. А в 85м по семейным обстоятельствам перевелся в Москву.

Э. НИКОЛАЕВА: А обстоятельства, наверное, были такие, что Вы влюбились и женились, да?

С. АВДЕЕНКО: Да. На своей бывшей однокласснице. Отыскал ее опять же через…

Э. НИКОЛАЕВА: Через много-много…

С. АВДЕЕНКО: Нет, посредством расследования одного из преступлений нашел ее следы в Москве. Так и оказалось. Ну, просто злоумышленник был дальним-дальним, седьмая вода на киселе родственником супруги будущей.

Э. НИКОЛАЕВА: Это же надо, как интересно. А что за преступление было тоже наркотическое какое-нибудь?

С. АВДЕЕНКО: Нет. Просто в дежурные сутки занимался им, поэтому и поехал в командировку в город Магнитогорск, где мы с ней вместе учились в школе. Оказалось, что он скрывался в квартире, где они жили в свое время с родителями. А потом туда поселились родственники. Ну, одним словом такая история. Тоже романтическая.

Э. НИКОЛАЕВА: Тоже романтическая я бы сказала. Жизнь с сюрпризами у Вас. Чем занимались в МУРе? Напомните, в расследовании каких громких преступлений Вы принимали участие? Бывают ли у Вас громкие преступления? И яркие расследования.

С. АВДЕЕНКО: Ну, наверное, они бывают, ну, просто видимо не преступления, которые вызывают общественный интерес и резонанс, наверное, их и следует считать громкими. Ну, а в МУРе, я в отделе, в то время, когда я начал работать в нем, он занимался одновременно и наркотиками и мошенничествами.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошее сочетание.

С. АВДЕЕНКО: Такая интересная смесь была.

Э. НИКОЛАЕВА: Выбирай, чего по вкусу.

С. АВДЕЕНКО: И больше всего приходилось в основном заниматься всякими мошенническими действиями. И на память приходит моментально история с бабушкой из города Зугдиди, ну, город вообще славен мошенническими кадрами.

Э. НИКОЛАЕВА: А такую географию преступного мира можно по бывшему СССР разложить? Зугдиди – мошенники обосновались. Там еще кто-то.

С. АВДЕЕНКО: Ну, Грузия вообще и по сей день поставщиком является и карманников, и прочее, и барсеточники. Это все в основном грузины.

Э. НИКОЛАЕВА: Именно грузины?

С. АВДЕЕНКО: Так получается.

Э. НИКОЛАЕВА: Какой позор для нации.

С. АВДЕЕНКО: Ну, наверное.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему-то я думала, что какие-то менее развитые народности.

С. АВДЕЕНКО: Да. Нет, здесь нужно тоже иметь мозги и изворотливость.

Э. НИКОЛАЕВА: И главное смелость, чтобы руки не тряслись.

С. АВДЕЕНКО: Так вот я говорю, такая благообразная бабушка, не помню, сколько ей лет было. Из какого-то потомственного, княжеского грузинского рода развела бедную вдову профессорскую на, я не помню, сумму, но где-то близко к 15 000 тех рублей.

Э. НИКОЛАЕВА: Нормально. Это хорошие деньги.

С. АВДЕЕНКО: Купила у нее гарнитур, бриллианты, подвески и колье, вернее, и серьги, всучив ей куклу. Долго мы с этим делом возились, но в итоге нашли бабушку. Полетели в Зугдиди, чтобы ее привести сюда. Выяснялось, что начальником ГАИ в Зугдидском районе был ее племянник, который всячески пытался тетушку скрыть. Но в итоге мы и его объегорили, он нам машинку предоставил, чтобы бабушку отвезти, вернее, тетушку отвезти в Москву. Ну, просто напросто сказали ему, что в качестве свидетеля ее везем. Она очень ценной информацией может помочь расследованию дела. В итоге, когда привезли, ее арестовали, осудили и прочее.

Э. НИКОЛАЕВА: Деньги-то вернула профессорской вдове?

С. АВДЕЕНКО: Ну, какие же  она вернет деньги?

Э. НИКОЛАЕВА: т.е. и бриллиантов не отняли у нее?

С. АВДЕЕНКО: Ни бриллиантов, ни денег, естественно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Сережа, как-то это не совсем вот по-человечески.

С. АВДЕЕНКО: Не  очень справедливо. Согласен.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, понятно дело, она понесла наказание. Это Вы выполнили свою работу. А  так, чтобы расставить равновесие в природе, знаете.

С. АВДЕЕНКО: Вы же знаете, что в жизни не всегда все срастается так, как хотелось бы.

Э. НИКОЛАЕВА: Либо бриллианты, либо деньги, ну…

С. АВДЕЕНКО: К тому моменту, когда мы бабушку нашли, уже не было ни того, ни другого.

Э. НИКОЛАЕВА: Первого не было с самого начала.

С. АВДЕЕНКО: Первого не было изначально, все верно.

Э. НИКОЛАЕВА: А второе уже ушло. Понятно. Что делали в Интерполе? Я так подозреваю, что за красивым названием, не обижайтесь на меня, скрывается достаточно аморфная такая организация? Или нет, или там тоже кровь кипит, что называется, и бурлит жизнь?

С. АВДЕЕНКО: В связи с чем у Вас такое впечатление, что Интерпол – это аморфная организация?

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, все чиновничье.

С. АВДЕЕНКО: Вовсе нет, вам так кажется, может быть, потому что ему больше 80 лет, наверное, на сегодня, я особо счет не веду.

Э. НИКОЛАЕВА: Обычно когда да, организация с хорошим, крепким, много десятилетним прошлым, то кажется, что там все поросло уже косностью, бюрократизмом…

С. АВДЕЕНКО: Да. Нет, я бы не стал так говорить. Просто в тот момент, когда я туда приехал работать, это был 92 год март месяц…

Э. НИКОЛАЕВА: Как Вы туда попали? Почему именно в Интерпол то?

С. АВДЕЕНКО: А все достаточно просто. В 90м году Советский Союз тогда еще вступил в организацию, в члены организации, министром тогда был Бакатин, в Оттаве это произошло. Советский Союз приняли в члены организации. МВД был определен, как орган сотрудничества с организацией. И в 92м году в конце самом года пришел запрос из генерального секретариата на замещение вакантной должности офицера по  борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ну, естественно, нужно было знание языка и все прочее. А я в тот момент трудился уже в управлении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД России. Ну, и соответственно…

Э. НИКОЛАЕВА: Вас рекомендовали.

С. АВДЕЕНКО: Да. Я занимался взаимодействием с зарубежными нашими партнерами. В основном это были…

Э. НИКОЛАЕВА: А т.е. у Вас уже и связи…

С. АВДЕЕНКО: «Драг энд фосмент эдминистрэйшн» из США – самое активное с ними сотрудничество было. Хотя первое межправительственное соглашение о борьбе с незаконным оборотом наркотиков было подписано с Англией. Ну, с англичанами все получалось не  очень, поскольку основным зачинщиком всей этой деятельности в Великобритании является не полиция, а таможня. И поэтому, а у нас таможня на тот момент не обладала никакими оперативно-розыскными возможностями. И поэтому не  очень получалось поначалу сотрудничество. Хотя потом несколько хороших совместных операций тоже проводили с привлечением уже нашей таможенной службы на тот момент. И поэтому в марте 93го года я поехал туда трудиться. А приехав, встретился с генеральным секретарем. Ну, видимо, ему было интересно посмотреть на первого офицера из бывшего Советского Союза. Мы с ним пообщались. И  он мне предложил работать не по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков. А во вновь создаваемом подразделении, поскольку Интерпол тогда генеральный секретариат был на стадии достаточно серьезных изменений в  европейском бюро офицеров связи. Т.е. задачами этого бюро являлось оказание практической помощи странам в расследовании наиболее сложных преступлений международного характера. Т.е. когда затрагиваются интересы более, чем трех стран, везде, как известно, в разных странах, разные законодательства, и поэтому иногда состыковки не происходило. Вот поэтому офицер из генерального секретариата. Обладая познаниями, должен был находить пути и возможности выхода из ситуаций из этих проблемных.

Э. НИКОЛАЕВА: С учетом законодательства каждой страны.

С. АВДЕЕНКО: Поэтому я бы не сказал, что это много приходилось очень ездить. Я помню, были годы, когда создавалось впечатление, что я просто жил в самолетах. Т.е. я приезжал, у меня даже были два комплекта выездных. Т.е. один дома отстирывался, отглаживался, а со вторым я прилетал. Был такой период времени.

Э. НИКОЛАЕВА: Просто брал чемодан и садился дальше в самолет. Какие-то яркие были тоже?

С. АВДЕЕНКО: Да, очень много было. Просто большая часть из них ну многие вопросы, связанные с экстрадицией наших граждан из разных стран. На тот момент, когда я начал работать, Россия еще не присоединилась к европейской конвенции об экстрадиции. Это произошло гораздо позже, где-то в 98м году, если мне память не изменяет.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо, конечно, когда какая-то кризисная ситуация проблемная в стране. И тебе на помощь приходит такой грамотный, профессиональный человек. Семья, дети, или в связи с особой опасностью Вашей работы на эту тему лучше не распространяться?

С. АВДЕЕНКО: Да, давайте не станем.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, семья, жена, двое детей.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да, где-то в прошлой жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что это в прошлой жизни то?

С. АВДЕЕНКО: А в данный момент любимая женщина.

Э. НИКОЛАЕВА: А, вон  оно что.

С. АВДЕЕНКО: Кризис среднего возраста.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, видимо так, да.

С. АВДЕЕНКО: Вот оно. Ну, продолжать не станем, уже договорились.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. Без комментариев, да, Сережа?

С. АВДЕЕНКО: Абсолютно без комментариев. Поскольку сейчас я спокоен, счастлив, доволен.

Э. НИКОЛАЕВА: Главное, что душевная есть гармония.

С. АВДЕЕНКО: Равновесие, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Сергей Авдеенко, профессиональный сыщик, полковник милиции, ведущий программы «Особо опасен» на НТВ. Насколько особо опасно то, чем Вы занимаетесь? Ведь уголовный мир должен Вас ненавидеть.

С. АВДЕЕНКО: Это видимо уже в силу привычки, поскольку работая в милиции…

Э. НИКОЛАЕВА: Атрофировалась уже какая-то.

С. АВДЕЕНКО: Ну, ведь я так понимаю, что вот в этом диалоге сыщик-преступник, если с обеих сторон нормальное человеческое понимание ситуации другой стороны имеется, то никаких опасностей здесь не должно возникать. Т.е. ну, нормальная игра. Ты убегаешь, я ловлю.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. каждый выполняет…

С. АВДЕЕНКО: Свою работу.

Э. НИКОЛАЕВА: Только Вы выполняете свою работу, ну а он выполняет свои прихоти. Удовлетворяет.

С. АВДЕЕНКО: Если ума не хватает, значит, попадается. Поэтому ну чего обижаться то. Надо совсем без мозгов быть.

Э. НИКОЛАЕВА: Если встал на кривую дорожку…

С. АВДЕЕНКО: Был период начало 90-х годов, я тогда еще в городе работал, в МУРе, доминистерский период. Вот когда особенно всплеск этой преступности был перестроечной, так называемой, пены, ну, были тогда моменты серьезные. Я помню, приехал на встречу к гостинице «Националь», подъехал на служебной машине. Ну, она абонализированная, без надписей, без всего. Стоит рядом БМВ пятерка с тонированными стеклами. Сидит на переднем сиденье пассажирском юноша кавказской национальности, в Адидасе, в спортивном костюме Адидас.

Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас можно опять.

С. АВДЕЕНКО: И дверь у него открыта так, что я не могу свою открыть. Ну, попросил его вежливо прикрыть двери, чтобы я мог выйти. Никакой реакции. Пришлось достать пистолет. Показать ему, тогда он сообразил, с кем имеет дело, наверное. Прикрыл двери. Ну, были такие, да, ситуации.

Э. НИКОЛАЕВА: А так угрозы?

С. АВДЕЕНКО: Ну, бывало. Ну, это еще в более раннем периоде.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы чувствуете в своей телевизионной деятельности поддержку коллег, и не побоюсь этого слова, общества?

С. АВДЕЕНКО: Ну, конечно, я назвал цифру – 19 преступников, разысканных за 4 сезона. Естественно, люди не все смотрят телевизор просто ради просмотра программы, кто-то что-то запоминает, что-то видит. Сообщает. Поэтому я считаю, что это нормальная реакция. И, в общем-то, желаемая реакция. Если бы люди были повнимательней, и более социально активны, занимали более гражданскую позицию, возможно, меньше было бы грязи, и возможно больше бы преступников, объявляемых в розыск через нашу программу, оказывались бы пойманными.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот я и хотела спросить, что значит не сильно велико. Насколько велико в наших согражданах желание сотрудничать с органами, по Вашим наблюдениям?

С. АВДЕЕНКО: Ну, в последнее время вообще полемика на эту тему, я считаю, незаслуженная. Я со стороны наблюдаю на разных каналах, и везде такой наплыв и нагнетание происходит на органы внутренних дел. Да, много случаев нелицеприятных абсолютно я согласен. Много отморозков в последнее время. Это все за счет того, что профессионализм, я понимаю так, слега затерся за прошедшие годы. Т.е. сотрудники старой школы ушли, а молодежь особо, видимо, некому воспитывать. Я, например, припоминаю, когда я пришел служить в милицию в Киргизии, замполит, киргиз по национальности мужик грамотный, с университетским хорошим образованием сказал мне простую вещь: если тебе кто-то предложит бабки, то ты сосчитай примерно свою зарплату за  25 лет выслуги. Прикинь там процентные надбавки за выслугу, за звание и прочее, и если сумма будет превышать хотя бы в полтора раза предложенную, тогда бери.

Э. НИКОЛАЕВА: А по мелочевке не суетись.

С. АВДЕЕНКО: Вот именно.

Э. НИКОЛАЕВА: Уважай себя и свою…

С. АВДЕЕНКО: С его, кстати, назиданием я и прошел всю жизнь.

Э. НИКОЛАЕВА: Послушайте, но дело в том, что почему нас такое отношение к милиции? Чаще всего простые люди встречаются с сотрудниками этого ведомства по своим бытовым вопросам. Ограбили, побили. Не дай Бог, еще что-то там ужасное, криминальное случилось в семье. Ну, бытовуха а люди-то грамотные Вашего уровня работают, наверное, не на таких бытовых вещах. Вот таким участковым обычным, или оперативником простым.

С. АВДЕЕНКО: Я о чем говорю, сейчас делаются… да и не сейчас, достаточно давно делаются серьезные усилия, просто достаточно большой организм.

Э. НИКОЛАЕВА: Именно вот это нижайшее звено надо укреплять.

С. АВДЕЕНКО: Об это и речь. Об этом давным-давно и думают, и пытаются и стремятся, но пока, к сожалению, и уровень зарплат, и…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, конечно, надо денег.

С. АВДЕЕНКО: Да. Ну, деньги все не решают в любом случае. Я помню года три, наверное, назад делали интервью с министром внутренним дел…

Э. НИКОЛАЕВА: С Нургалиевым?

С. АВДЕЕНКО: Да. С бывшим моим руководителем. И с ним как раз на эту тему разговор шел. Он говорит, побольше бы  программ подобных, которые что-то разъясняют, что-то пытаются объяснить людям. Как избежать, как не попасть. А то ведь только чернуху гонят на милицию. Ну, мы с ним на эту тему говорили. И с тех пор достаточно неплохо стало работать управление по связям с общественностью МВД в этом направлении.

Э. НИКОЛАЕВА: Кто возглавляет это управление?

С. АВДЕЕНКО: Валерий Грибакин. Молодой генерал. В прошлом году получил генеральское звание.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Имидж милиционера сейчас ниже плинтуса. Многие граждане переходят на другую сторону улицы, завидев человека в форме. Давеча по ТВ показали репортаж, как милиционер спас дворняжку из канализационного люка. Т.е. понимаете, если бы это сделал кто другой, здесь как бы нет темы для репортажа. Обычное дело. А милиционер – это неожиданно. Что, конечно, происходит с милицией, туда пришли другие люди, вот, мне кажется, мало даже денег. Я не верю, что деньги и даже прочие крышевания могли так испортить эту организацию. Ну, кто в наше время не без греха. Но не до такой же степени становиться циниками, что просто вот наплевать. Ну, что за отбор такой.

С. АВДЕЕНКО: Может быть, просто система отбора требует какой-то юстировки, дополнительных, может быть, более углубленных взглядов на кандидата на работу. Ну, я помню, в тот момент, когда я, например, поступал на службу, отбор был еще менее жестким. Я бы так сказал. Т.е. физические показатели психофизическая лаборатория, довольно такая примитивная. Т.е. нужно было ответить на ряд вопросов, порядка 366, я не помню точную цифру. Ну, и все, и пожалуйста, ты становился сотрудником. Сейчас, насколько мне известно, отбор более жесткий. Видимо, здесь нужно смотреть не на данный орган государства, а на общество в целом. Т.е. ну, откуда эти люди приходят, они же не с Луны, не с Марса сваливаются, а среди общества, в котором бытуют вот эти как раз все гнилостные микробы.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы сами принимаете отбор тем каких-то или…

С. АВДЕЕНКО: Нет, работает редакция, я естественно принимаю участие в обсуждении тематики и всего прочего. Очень часто кипячусь по поводу того, что программа пытается скатиться на мелкотемье.

Э. НИКОЛАЕВА: Не надо нам мелкотемья.

С. АВДЕЕНКО: Да, ну, тем не менее, убеждают в том, что вот это вот будет интересно зрителю.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а так к чему Вы призываете, а к чему Вас тянут все-таки на какую-то, наверное, бытовуху. Доверчивые женщины, любовники…

С. АВДЕЕНКО: Ну, просто напросто опять-таки одна из основных задач программы – это донести до зрителя предостережение, варианты афер, варианты ситуации, в которых не следует оказываться, которые опасны и для жизни, и для кошелька и для чего угодно. И поэтому я бы, например, с учетом того, что ну последние 10 лет своей службы активной я занимался преступностью довольно высокого полета.

Э. НИКОЛАЕВА: Масштаба.

С. АВДЕЕНКО: Определенного видения, поэтому, мне кажется, что это мелкотемье а на самом деле, я считаю, что, наверное, полезные темы все-таки привносятся.

Э. НИКОЛАЕВА: Надо перемежать.

С. АВДЕЕНКО: Ну, так и происходит, собственно.

Э. НИКОЛАЕВА: Известный вопрос со стукачеством, в нашей стране очень своеобразная традиция на этот счет, кстати. Граждане насколько активны в этой связи?

С. АВДЕЕНКО: Ну, если это не затрагивает, это просто напросто еще из опыта служебного. Если это напрямую не затрагивает интересы гражданина, то  он может настучать. Но если это необходимо выступить в суде в качестве свидетеля или еще что-то…

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы потом ему настучали.

С. АВДЕЕНКО: Да, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. шепнуть, шепну, а так нет. Сталкиваясь с уголовным миром, милиция действует не только по закону, но и по понятиям. В книгах и фильмах обывателям внушают, что для преступников есть правильные менты, справедливые следователи. Что Вы по этому поводу думаете, ваша программа правильная?

С. АВДЕЕНКО: Ну, она изначально правильная, как я и говорю, поскольку она учит, втолковывает, разъясняет, разжевывает, каким образом людям не стать участниками уголовного процесса. В качестве скорее потерпевшего, чем обвиняемого и подозреваемого.

Э. НИКОЛАЕВА: В студии нашей программы Сергей Авдеенко, профессиональный сыщик, полковник милиции, ведущий программы «Особо опасен» на НТВ. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Сергей, а криминальные ситуации в стране. Вы работали в милиции во времена СССР, и в наши времена, Вы в курсе того, что происходит сейчас. В чем разница, какие тенденции, насколько выросла преступность?

С. АВДЕЕНКО: В цифровом параметре, я не берусь сейчас говорить, поскольку я уже достаточно долго не служу. Хоть эта информация и открытая для обывателя любого. Пожалуйста, на сайте МВД можно посмотреть статистику. Преступность за последнее несколько лет снижается по сравнению с периодом, скажем, застойным периодом Советского Союза несравненно выше преступность. В первую очередь она стала намного более изощренной. Плюс материальный рост общества привнес очень много чисто технических аспектов совершение преступлений, которые в свое время были просто неизвестны и невозможны. Все, что связано, например, с интернетом, все, что связано с электронными видами платежей, проникновение в банковские тайны и прочее.

Э. НИКОЛАЕВА: Хакеры.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да, хакерская преступность. Поэтому и технический уровень противостоящего органа должен быть на высоком уровне. И  он, в общем-то, присутствует этот уровень, соответствует. Еще работая в генеральном секретариате, я достаточно много занимался этой тематикой. Поскольку проходил становление в системе МВД России, да, и стран СНГ, проходил становление вот этих подразделений по борьбе с компьютерной преступностью и прочими вещами.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а какие тенденции еще? Или вот сам портрет преступлений не меняется?

С. АВДЕЕНКО: На уровне бытовом, среднем преступность осталась той же, изощренность приобретала технический уклон. Но для этого соответственно и подготовка нужна людей, которые совершают подобные преступления. Буквально вчера на новостных и всех лентах был сюжет о студентах, бывших одноклассниках, которые в течение длительного времени отсасывали средства с различных счетов и из банковских и из всяких разных платежных систем интернета. Пожалуйста, т.е. ни о каком насилии здесь речь не идет. Но ущерб, приносимый гораздо выше, чем любой вид насильственного преступления, связанного с нанесением имущественного ущерба.

Э. НИКОЛАЕВА: Сергей, поработав в Интерполе, Вы же можете сравнить, где простому народу лучше живется? Или везде одинаково в свете преступности. Кого она больше донимает? В каких странах? Или все это общий портрет одинаковый?

С. АВДЕЕНКО: Да, ну, нет, естественно, все разнится от страны к стране. Но я могу сказать, что опять-таки при нынешнем уровне информационного покрытия, глобализации, всего прочего, открытости границ, опять-таки на бытовом уровне ведь преступность та, о которой мы говорим, которая приносит все вот эти беды и страдания широким слоям населения, это как раз преступность такого бытового уровня. Т.е. Вася Пете дал по чайнику, забрал там кошелек…

Э. НИКОЛАЕВА: Отрезал голову и ушел.

С. АВДЕЕНКО: Мобильный телефон. Ну, либо так, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Забрал 100 рублей, убил и пошел пиво пить.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да. Либо потому, что они переусердствовали с употреблением алкоголя, ну, это опять-таки  происходит и в одной, и в другой, и в пятой, и в третьей стране.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. такие придурки, которые могут зарезать из-за 100 или 200 рублей есть везде и всюду.

С. АВДЕЕНКО: Абсолютно.

Э. НИКОЛАЕВА: Я думала, это у нас только такие.

С. АВДЕЕНКО: Да. Нет почему.

Э. НИКОЛАЕВА: Из-за копейки.

С. АВДЕЕНКО: Из-за копейки, да. Сумочку в центе Парижа, пожалуйста, из машины могут утащить выходцы из Северной Африки, или из экваториальной Африки. Т.е. все то же самое, что и в любых других местах. В том же Лондоне.

Э. НИКОЛАЕВА: Стекаются.

С. АВДЕЕНКО: Все абсолютно. Одинаково унифицировано становится опять-таки с развитием глобализации.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы можете сказать, какие периоды – весна, лето, осень, зима у нас безопасней? Когда активизируются, когда наступает шизоидное напряжение – осень, весна?

С. АВДЕЕНКО: Ну, это скорее вопрос к психологам. Не знаю, никогда не задумывался на эту тему.

Э. НИКОЛАЕВА: А есть какие-то места в нашей стране, куда ездить просто опасно? Там просто кишмя кишит преступники?

С. АВДЕЕНКО: Да. Ну как обычно все места массового скопления, что называется, отдыхающих, гуляющих, праздношатающихся. Все они естественно наиболее криминогенные места.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, о милиции, после недавних событий с ковбойской стрельбой милицейского начальника в московском супермаркете с новой силой пошли разговоры о необходимости реформ в МВД. Ну, собственно, мы это уже обсуждали. Реформа может быть одна. Но Вы с этим, кстати, не согласны, дать милиционерам высокую зарплату, а за коррупцию сажать в двойном размере. Когда у нас, кстати? Вот это тоже Ваша любимая должна быть тема коррупционность общества?

С. АВДЕЕНКО: Ну, если такие сюжеты возникают. Просто дел о коррупции не так много, и  расследуются они…

Э. НИКОЛАЕВА: В свое время, когда Вы работали, Вам встречались, попадались такие дела?

С. АВДЕЕНКО: Наверное, да, были подобные дела, особенно в период работы в генеральном секретариате, были дела именно с мздоимцами, которые затем переводили все авуары свои за рубеж, и благополучно убывали за пределы страны. Ну, а мы их возвращали.

Э. НИКОЛАЕВА: Были такие? И высокие какие-то известные…

С. АВДЕЕНКО: И достаточно высокие.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что. Итак, Сергей Авдеенко, профессиональный сыщик, полковник милиции, ведущий программы «Особо опасен» на НТВ. Ну, ведущий телепрограммы желательно должен обладать харизмой, положительным обаянием, умением держаться. Все это у Вас есть. Вообще полицейские всех стран в известной мере артисты. Вот мне кажется, надевая форму, они тут же входят в образ. В общем, милицейская практика и Вам явно пригодилась на телеэкране, да, Сереж?

С. АВДЕЕНКО: Ну, я полагаю, да, потому что когда я услышал еще в 92м году, что камера тебя любит от американца, продюсера той программы, в которой мне пришлось участвовать. Мне стало интересно, в связи с чем. Ну, и  разъяснений особых я  не получил от Пола Стояновича, Царство ему Небесное, парень очень нелепо погиб. В Калифорнии, стоя на клифе, пытался сфотографироваться. Жена его не успела нажать на кнопку спуска фотоаппарата, как его дуновением ветра снесло с отвесной скалы.

Э. НИКОЛАЕВА: Кошмар какой. Такой сильный порыв ветра был?

С. АВДЕЕНКО: Ну, видимо так да.

Э. НИКОЛАЕВА: Что же на самом краю стоять, Сереж?

С. АВДЕЕНКО: Ну, видимо, хотелось кадр эффектный получить. Я там не присутствовал, я узнал просто с диким изумлением. Так нелепо может закончиться жизнь человека. Так вот он мне, да, без особых объяснений сказал, что ну нормально все у тебя, ты камеры не стесняешься, все нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: И не красуешься. И ничего.

С. АВДЕЕНКО: И все нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: Живешь в ней. Гармонично смотришься.

С. АВДЕЕНКО: Видимо, профессия все-таки накладывается, я согласен. Только не когда человек надевает форму, а когда он ее снимает, потому как разрешенная с недавних пор, ну, опять-таки с не очень недавних пор оперативное внедрение сотрудника правоохранительного органа в преступную среду вот здесь актерские способности очень даже приветствуются.

Э. НИКОЛАЕВА: Потому что, не дай Бог, в тебе учуют мента.

С. АВДЕЕНКО: Конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: Так, а типажу Высоцкого Вы сознательно следуете? Уж больно Вы на него похожи.

С. АВДЕЕНКО: Абсолютно никогда и не думал об этом.

Э. НИКОЛАЕВА: И не говорил?

С. АВДЕЕНКО: Нет, ну, как-то было несколько случаев, слышал такое. Но я не считаю, что похож.

Э. НИКОЛАЕВА: Подходят тетушки и говорят: ой, Высоцкий.

С. АВДЕЕНКО: Ну, да, было такое, говорили, я не знаю, я например, ничего общего не вижу. Все это происходит, не знаю почему. Это Вам показалось. И вообще.

Э. НИКОЛАЕВА: Ясно. Какие программы и ведущие на телевидении Вам нравятся?

С. АВДЕЕНКО: Я с большим удовольствием смотрю «Энимал плэнет».

Э. НИКОЛАЕВА: Там нет ведущих, там звери.

С. АВДЕЕНКО: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, тогда Вы любите, наверное, «Дискавери» канал, про путешествия, трэвел, поездки всякие. Т.е. Вы такой в душе…

С. АВДЕЕНКО: Да я вообще крайне редко смотрю телевизор.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а себя просматриваете?

С. АВДЕЕНКО: Уже давно нет.

Э. НИКОЛАЕВА: А с начала?

С. АВДЕЕНКО: Ну, поначалу было интересно, как это все выглядит.

Э. НИКОЛАЕВА: Как это со стороны все смотрится. Потому что помните, как было там, и как теперь. Вам не кажется, что на телевидении перебор криминальных программ? Труп к завтраку – говорят про наше ТВ иностранцы.

С. АВДЕЕНКО: Все ведь зависит от того, в связи с чем показываются трупы, и каким образом он показывается. Если просто для того, чтобы ошарашить, напугать, то не стоит, конечно. А если опять-таки подобно нашей программе, за что я изначально ратовал. Если он показывается и объясняется, почему он стал трупом. И что нужно сделать, чтобы не стать на его место, не оказаться на его месте, тогда я считаю, ничего в этом нет зазорного показать. А уж в выходной на  завтрак или там в какое другое время, это уже дело продюсеров и программных редакторов канала.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть ли у Вашей программы аналоги в мире?

С. АВДЕЕНКО: Да, «Мост вонтед» в свое время, и по-моему, до сих пор идут в Штатах. В Англии что-то подобное выходит. Я так думаю, что формат программы был, скорее всего, увиден…

Э. НИКОЛАЕВА: Изначально «Внимание, розыск», когда называлась?

С. АВДЕЕНКО: Нет, я так думаю, что и «Внимание, розыск» это просто напросто было увидено и скалькировано с американского, либо английского, либо какого-то еще телевидения. Что не зазорно опять-таки. Все, что полезно, не стыдно.

Э. НИКОЛАЕВА: Любите вы милицейские песни? Вообще фольклор на тему службы в милиции? Почему совершенно мало?

С. АВДЕЕНКО: Да его не так много, не знаю почему. Наверное, от того, что те, кто песни пишет и создает, они пять-таки не романтизируют, невысокого мнения о профессии.

Э. НИКОЛАЕВА: Наверное, надо побольше рассказывать о таких служаках, как Вы.

С. АВДЕЕНКО: Да ведь я говорю, вспоминая наш разговор с министром внутренних дел, когда брали у него интервью, просто напросто побольше надо рассказывать о положительном в работе органов внутренних дел и тогда возможно отношение поменяется.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, на этой положительной телевизионно-криминальной ноте позвольте закончить нашу беседу. Граждане, поддерживайте правопорядок. Так же как это делает наш сегодняшний гость профессиональный сыщик. Полковник милиции, ведущий программы «Особо опасен» на НТВ. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева и…

С. АВДЕЕНКО: Сергей Авдеенко. До свидания.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

22 июня 2009 | 13:56

,, особо опасен,, в деталях...
...а передача -то получилась! мне, кстати, по тв очень нравится программа ,,особо опасен,, и сергей- там- вылитый жеглов нашего времени, как бы не отрекался!...
ну, хоть немного прояснилось про него..а то он там прям,.железная маска,, весь такой мужественный и таинственный!..
элину, в очередной раз , не понял.!..это ведь не ,, утренняя почта,!...а то получается точь - в- точь канделаки, которой всегда радость от того, что её показывают, при этом суть передачи - не важна абсолютно!..
здесь же за спиной - криминал-:трупы, менты , обман , преступленья и заговоры! учитывать надо!:))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире