Время выхода в эфир: 16 мая 2009, 23:08

в гостях: Lumen группа
ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Тэм Булатов, вокал, Гарик Мамаев, гитара, Дэн Шаханов, барабаны, Женя, Шмель Тришин, бас – вот такая вот команда. А зовутся они «Lumen» и играют они… впрочем, что они играют, мы узнаем у гостя нашей студии Тэма Булатова, вокалиста группы «Lumen» Здравствуйте, Тэм.

ТЭМ БУЛАТОВ: Здравствуйте всем.

Э. НИКОЛАЕВА: Тэм – это Рустэм.

Т. БУЛАТОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Это что-то не русское такое

Т. БУЛАТОВ: Рустэм? Удивительное имя, потому что я долгое время жил с ним, и  оно мне нравилось. И сейчас очень сильно нравится. Просто я совсем недавно для себя узнал и открыл перевод. Потому что это меня как-то всю жизнь не волновало, и тут оказалось, что…

Э. НИКОЛАЕВА: Вдруг неожиданно взволновало.

Т. БУЛАТОВ: Нет. Я случайно напоролся на перевод, оказалось, что это означает – богатырь. И, глядя на меня, это вызывает какую-то улыбку.

Э. НИКОЛАЕВА: Глядя на Тэма, этого не скажешь. Поэтому он половину богатыря срезал. И пока не поправится, будет зваться Тэмом.

Т. БУЛАТОВ: Треть, не больше.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, что же Вы играете? Новую альтернативу, социальный панк рок? Я, конечно, послушала. Продирает, я бы сказала.

Т. БУЛАТОВ: Рок. Ну, с этим никто не поспорит. Ну, рок – он и есть рок. А вот все остальные подделения, они на самом деле нужны для того, чтобы людям легче было разобраться. Но вот те, кто хочет в этом всем разобраться, они пускай и делят.

Э. НИКОЛАЕВА: На всякие там панки, альтернативы и т.д.

Т. БУЛАТОВ: Да. Да. Потому что это же какие-то лишние якоря, какие-то лишние рамки, которые тебя самого потом ограничивают. Ты всем сказал, что мы играем панк-рок, а потом тебе захотелось играть другую музыку, и что с этим делать? Говорить: ну, нет, ребята, извините, теперь мы не будем играть панк рок, поэтому все, кому мы нравились, следующий альбом не слушайте. Так было бы странное, потому что а вдруг какая-то наша новая музыка понравится.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорят же: слово не воробей, вылетит, не поймаешь. Давай послушаем, что оно из себя представляет рок в Вашем исполнении.

Т. БУЛАТОВ: Да. Одна из новых песен.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: В общем, так же, как и эта программа «Какого черта», в которой ты сейчас в гостях, Рустэм, вы выпускаете из народа пар, я так понимаю.

Т. БУЛАТОВ: В какой-то мере, хотя, на самом деле, гораздо сильнее, наоборот, хочется людей этим паром накачать. Потому что ощущение того, что все вокруг спят, оно как-то довлеет.

Э. НИКОЛАЕВА: А, т.е. Вы наоборот, пробуждаете. Вы не выплескиваете негатив из народа, а вы его будируете.

Т. БУЛАТОВ: В какой-то мере. Мы, во всяком случае, на это надеемся. Нам бы хотелось этого, потому что это пассивное, инертное состояние окружающих нас людей, оно вызывает недоумение, это самое мягкое выражение, которое я могу для этого состояния подобрать.

Э. НИКОЛАЕВА: А почему «Lumen»? Что-то такое пролетарское созвучие есть. Не смотря на то, что вроде как иллюминация.

Т. БУЛАТОВ: Есть, но… Да, это латинское слово. Все, что связано со  светом. И по правде сказать, мы не выбирали название, как-то вот это нам подойдет больше всего. А создали список из многих-многих названий и убрали все, что нам не нравится.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, в слове «люминация» пропущена буква «и» «иллюминация». А в слове «люмпен» пропущена буква тоже. Короче Lumen , иллюминация, люмпен. Вы вроде уже заслуженные лица на нашей рок сцене. А почему Вас на крупные рок фестивали не  очень часто приглашают? Вот читаю пресс релиз рок фестиваля «Рок над Волгой». Ну, помимо наших заслуженных «Аквариумов» и «Чайфов» в качестве прогрессивной новой волны там выступят самарская группа «Море», «Нижегородские панки», «F.P.G.», а так же группа «Дайте-2», дайте ту, я не знаю, как это, что еще и «Акустический лес». А  Вы, значит, ни с теми, ни с другими не дружите и не относитесь.

Т. БУЛАТОВ: Дружим со всеми.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, да, но не к тем, ни к другим не относитесь. К кому же Вы относитесь?

Т. БУЛАТОВ: Ну, как-то так получается, что не получается. Мы с удовольствием играем на фестивалях, но получается, что это все больше фестивали, организованные ребятами на местах. Судя по составу…

Э. НИКОЛАЕВА: Ребятами на местах – это что означает? Я вот знаю, что в принципе Вы вышли под эгидой «Нашего радио».

Т. БУЛАТОВ: Было такое время. Сейчас мы продолжаем сотрудничать и дружить, но как-то осталось взаимоуважение и взаимопонимание, и еще понимание того, что все то новое, что мы делаем, ну, никак не вписывается в формат радиостанции теперь. И нет никаких обид по этому поводу.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. Вы получается не формат.

Т. БУЛАТОВ: Да. Мы получаемся не формат. И за это нет ни на кого обид, потому что в принципе, мы если захотим, можем писать форматные песни для того, чтобы они звучали на радио, только нам этого всего не хочется. И вот как обижаться на людей за то, что они не берут песни, если ты, когда их сочиняешь, сразу понимаешь, что не возьмут. Ну, а нам этого и не нужно.

Э. НИКОЛАЕВА: А, может быть, Вы преимущественно клубная группа? Есть ведь такое культурное явление.

Т. БУЛАТОВ: Может быть. Кстати, очень даже запросто.

Э. НИКОЛАЕВА: Но формат Ваших концертов, залов, которые Вы собираете, более чем клуб. Потому что я знаю до 5 000 зрителей.

Т. БУЛАТОВ: Уже да. Но, тем не менее, отвечу на вопрос, который мы как-то проскочили. Ребята на местах, вот есть в Екатеринбурге люди, которые хотят и делают там рок фестиваль «Старый новый рок». Они нас приглашают, мы приезжаем. Они дружат с организаторами рок фестиваля из Москвы. Мы с ними тоже дружим, но не со всеми. И так получается, что нас приглашают в Петрозаводск, в Екатеринбург, в другие города, где фестивали организовывают местные ребята, т.е. ребята из городов, в которых они происходят. Судя по составу, коллективов вот того фестиваля, о котором Вы меня спросили, это организовывают московские ребята. Мне даже кажется, я знаю, кто именно. Но вот как-то сложилось непонимание определенное с определенными людьми, и я думаю, что…

Э. НИКОЛАЕВА: А в чем оно непонимание, Рустэм? По-моему, сейчас основное непонимание у всех возникает, если денег предлагают, а Вы говорите: мало. Или Вы требуете какие-то запредельные условия существования на фестивале. А постольку поскольку такие фестивали безденежные, насколько мне известно, так в чем еще могут быть конфликты. В идеологии? Она у всех разная, в любом случае.

Т. БУЛАТОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Под одну гребенку всех не причешешь. Есть же жанровые группы.

Т. БУЛАТОВ: Вот в том-то и дело, что получился определенный момент непонимания, и из этого вопроса возникло взаимное неуважение.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот даже так. А если уже неуважение, это уже да. Это уже момент принципа.

Т. БУЛАТОВ: Это уже огромное препятствие. Да. И хотелось бы, конечно, все эти вопросы разрешить. Чтобы закончилась уже вся эта неприятная эпопея, подробности которой я не хочу.

Э. НИКОЛАЕВА: Я бы сказала – байда.

Т. БУЛАТОВ: Да. Все это сор из избы. Поэтому нас не будет на многих фестивалях, к сожалению. Не потому, что нам не хочется на них играть, а потому что вот непонимание.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, понятно. Итак, Тэм Булатов, вокал, группа «Lumen», группа протестного рока. А в качестве подтверждения этого мы поставим песенку про государство.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Тэм Булатов, «Lumen», группа протестного рока. А у нас рубрика «Личное дело», коротко о Вас. Вы все вместе дружно уроженцы Уфы.

Т. БУЛАТОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Легендарный город. Как только все говорят, что они уроженцы Уфы, тут же все вспоминают и Юрия Шевчука, и Земфиру, и сразу такой флер какой-то ложится хороший.

Т. БУЛАТОВ: Ну, нам повезло с земляками.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько лет?

Т. БУЛАТОВ: 28 пока.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, не маленький уже. Чему хорошему и плохому научились в этом городе?

Т. БУЛАТОВ: Вот петь научился неожиданно для самого себя. Потому что учился совсем не на это.

Э. НИКОЛАЕВА: А на что?

Т. БУЛАТОВ: Юрист.

Э. НИКОЛАЕВА: То-то я смотрю, глаза такие умные. Проникновенные. Учился и доучился на юриста?

Т. БУЛАТОВ: Нет, бросил на 5 курсе за 5 минут до весны.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, практически уже юрист. Почему стали заниматься музыкой то?

Т. БУЛАТОВ: Потому что просто представил себе, чего хочешь по жизни больше. И вот собственно эти две дороги, которые передо мной лежали, как раз к 5му курсу открылись мне во всех красках и во всех возможностях, как я могу себя реализовать здесь и там, я понял, что вариантов нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Почему выбрали именно такое экстремальное направление в музыке?

Т. БУЛАТОВ: Потому что изначально имена эта музыка нравилась всегда.

Э. НИКОЛАЕВА: А есть какие-то аналоги западные именно этой музыки?

Т. БУЛАТОВ: Нет, рок в смысле весь. Мы, меломаны все страшные. И до сих пор, если коллекции раньше мерялись количеством кассет, потом все перешло на диски, то теперь это сотня гигабайт музыки любимой.

Э. НИКОЛАЕВА: Жены, дети или девушки у Вас есть?

Т. БУЛАТОВ: Мы все женаты, у меня двое детей. Двое мальчишек. Мальчик и еще мальчик.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько лет мальчика?

Т. БУЛАТОВ: 3 и 4.

Э. НИКОЛАЕВА: Здорово. Чем увлекаетесь кроме музыки и юриспруденции?

Т. БУЛАТОВ: Ну, юриспруденцией давно не увлекаюсь. Хотя признаться, время от времени приходится. Потому что родные и близкие, разумеется, знают.

Э. НИКОЛАЕВА: Простят консультаций.

Т. БУЛАТОВ: Конечно. И помощи.

Э. НИКОЛАЕВА: Кто бы мог подумать. Вокалист, играющий в такой группе, юрист и еще консультирует. А по идее должен был быть отморозком.

Т. БУЛАТОВ: Да, нет. Не должен был.

Э. НИКОЛАЕВА: Грязным, лохматых, волосатым прийти ко мне в студию, и мало того, не один.

Т. БУЛАТОВ: Секс, наркотики и рок-н-ролл…

Э. НИКОЛАЕВА: Вещи несовместимые.

Т. БУЛАТОВ: Я думаю, остались в прошлом веке. Нет, я думаю, это было здорово, но сотни людей доказали, что это билет в один конец, и теперь все, кто этим занимаются, ну, это все превратилось больше в атрибуты какой-то поп культуры. Если человек хочет себе…

Э. НИКОЛАЕВА: Из ничего.

Т. БУЛАТОВ: Да. Сделать вдруг…

Э. НИКОЛАЕВА: Звезду, то надо всем сразу рассказывать…

Т. БУЛАТОВ: Да. Надо секс, наркотики и рок-н-ролл.

Э. НИКОЛАЕВА: Потому что он совершено полный отморозок. А если занимаешься музыкой…

Т. БУЛАТОВ: А рок-н-ролл с каким-то другим посылом, не знаю, с книгой под мышкой и с кефиром…

Э. НИКОЛАЕВА: Это прикольно.

Т. БУЛАТОВ: В этом сейчас гораздо больше как раз того, о чем говорим. Гораздо больше протеста и гораздо больше, не знаю, нон конформизма.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. говоря все это, вы не боитесь потерять сотни тысяч поклонников своей группы и себя лично. Вы более развитый, цивилизованный, современный человек, как и те дядьки, менеджеры, переодеваются из своих вальвешников в футбольную регбийную форму и идут играть, болеть за свои любимые команды. Т.е. в принципе одно другому не мешает. Не обязательно гробить здоровье.

Т. БУЛАТОВ: Не мешает. Тем более, что мы никогда этого не скрывали. Это позиция, которую мы выражаем уже достаточно много лет.

Э. НИКОЛАЕВА: Но я так и не дала Вам сказать, чем Вы увлекаетесь кроме музыки.

Т. БУЛАТОВ: Она отнимает подавляющую часть времени, просто огромную. Все оставшееся время, разумеется, это общение с родными и близкими, потому что постоянные туры. И для меня общение с детьми, с родителями, с супругой, это вот еще один пласт времени, который иначе, как огромнейшим увлечением, я назвать не могу, потому что это очень важно. Очень люблю читать, очень люблю хорошие фильмы. Все чаще и чаще в последнее время возвращаюсь последнее время к мысли, что хочу собрать огромного, красивого воздушного змея. Я вот этим увлекаюсь, у меня есть какие-то промышленные разработки, фабричные змеи, и я понял…

Э. НИКОЛАЕВА: В Уфе есть, где разгуляться, змея попускать.

Т. БУЛАТОВ: Мне этого уже мало, я хочу собрать что-то своими руками.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, и взлететь на этом змее.

Т. БУЛАТОВ: О, это было бы здорово.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Тэм Булатов, вокал, группа «Lumen», группа протестного рока. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Честные и бескомпромиссные, пронзительные и искренние песни манифесты без оглядки на форматы, конъюнктуру, чего только не пишут про Вашу группу. Ну, и как? Хорошо продается честность и бескомпромиссность в нашей стране?

Т. БУЛАТОВ: Эпитетов много и  иногда становится как-то неловко от такого потока хороших слов…

Э. НИКОЛАЕВА: Словесов.

Т. БУЛАТОВ: Да, потому что мы, по сути, пытались донести очень простую мысль, что мы просто нормальные люди, из всех возможных вариантов это было бы, наверное, самое правильное слово, что мы – нормальные. И то, что мы делаем, мы считаем нормальным.

Э. НИКОЛАЕВА: Это Вы для ФСБ говорите?

Т. БУЛАТОВ: Нет. Ни в коем случае.

Э. НИКОЛАЕВА: Мы Ваши, мы буржуинские.

Т. БУЛАТОВ: Нет, просто не нужно относиться к тому, что мы делаем, как к какому-то, не знаю, там как к чему-то особенному, как к чему-то необычному, как к чему-то выходящему за рамки. Потому что если все то, что мы делаем, является для всех людей, кто оценивает, является чем-то сверх, ну, тогда у этих людей очень странное представление о мире, и, видимо, какая-то заниженная самооценка, потому что это всего лишь нормально. И на наш взгляд именно так должно быть. Очень много людей вокруг, которые делают сверх, но мы себя к ним не относим. А по поводу заработков мы  уже достаточно много лет с 2004го года не занимаемся больше ничем, кроме музыки. И это позволяет нам нормально существовать, не обременяя уже давно родителей. И даже позволяет содержать семьи.

Э. НИКОЛАЕВА: А удается ли вообще заработать какие-то ощутимые деньги на продаже CD?

Т. БУЛАТОВ: В конечном итоге – нет. Т.е. мы получаем за CD хорошие деньги, но  они, как правило, перекрывают затраты на создание собственного диска, на запись на студии, в лучшем случае.

Э. НИКОЛАЕВА: Рустэм, а знаете такую… Тэм, уже привычнее?

Т. БУЛАТОВ: А все равно.

Э. НИКОЛАЕВА: Без разницы. Группа, помните, «Сектор Газа» была?

Т. БУЛАТОВ: Да, конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть такая группа? Или это в прошлом?

Т. БУЛАТОВ: Насколько я знаю, она существует, и сейчас в ней поет племянник Юрия Хоя. Т.е. мы даже пересекались на фестивале в Оренбурге.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот как раз это группа, которая занимала Вашу же нишу протестного рока. Но говорят, что «Сектор Газа» шутил как бы. Все больше шуточного у них, шуточные тексты такие. А у Вас все больше серьезно.

Т. БУЛАТОВ: Ну, да, мы как-то все больше о серьезном. Не знаю, почему, как-то не получается подойти к серьезным проблемам со стебом. Это, не знаю, это какие-то, особенности менталитета, или еще какие-то особенности, потому что огромное количество примеров того, как люди об очень серьезных вещах и  опять же о своих каких-то недовольствах поют в форме шуточной. Ману Чао, Молотов времен первого альбома. Огромный список. Они все как-то через шутки, через прибаутки умели доносить, и до сих пор умеют доносить вот эти свои настроения о том, что не нравится и что хочется. А нас как-то все же понесло в другую сторону. Не знаю, в ту же сторону, что и «Рейтингензе машинз», «Гражданскую оборону», «Cистем оф эдаун» как-то не смешно.

Э. НИКОЛАЕВА: Но  они, упомянутые Вами группы, сделали на протесте самые хорошие бабки, грубо выражаясь. И стали вдохновителями этих придурочных антиглобалистов.

Т. БУЛАТОВ: Ну, я не считаю антиглобалистов придурочными все-таки. Потому что для меня движение антиглобалистов – это в первую очередь Наоми Кляин и все, кто читал ее книги. А не анархисты, которые бомбят Макдональдсы, и не могут толком объяснить, для чего они это делают. Вернее могут, но эти объяснения опять же, на мой взгляд, не выдерживают никакой критики. Потому что ненормальны. Антиглобалисты, если разобраться, на самом деле главные глобалисты на свете. Просто они пытаются построить другую систему. Другую систему вообще существования в этом мире. И я по правде сказать, заражен этими идеями и мыслями, потому что человек без системы не может. Просто система чего это должна быть. И какой должна быть эта система. Вот это самый главный вопрос. Построить что-то гораздо сложнее, чем разломать все в принципе, и не предложить ничего взамен. Хотя иногда, если честно, хочется просто взять кувалду.

Э. НИКОЛАЕВА: Что Вы и делаете. Но берете в руки гитару. И тексты пишете Вы Сами, Тэм.

Т. Б УЛАТОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Это Ваше авторство в этой группе. А насколько эта ниша протестного рока заполнена в нашей стране, как Вы считаете?

Т. БУЛАТОВ: Я считаю, что она достаточно широко представлена достаточно большим количеством коллективов. И  одни и те же мысли, и одни и те же настроения доносятся в совершенно разной форме, с совершенно разным посылом, собственно, для разной аудитории. Потому что в творчестве ДДТ, Юрия Юлианыча оно есть, но  оно для более старшего поколения и для людей, которые все-таки любят расшифровывать стихи и любят необычные образы. Мы в этом смысле все делаем гораздо проще, прямее и открытие. Просто не знаю, доступнее и понятнее. Есть «Седьмая раса», есть «F.P.G.», есть «Последние танки в Париже», которые так или иначе пытаются донести, если не такие же идеи, то  очень похожие, как минимум. Есть «Пурген», которые занимаются этим уже много лет.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Заполнено, представлено, но место еще есть.

Т. БУЛАТОВ: Много групп.

Э. НИКОЛАЕВА: Драйв, эмоции, световые, визуальные эффекты все это есть на ваших концертах. И все это нравится публике. Как Вы думаете, Тэм, слушает ли она Ваши тексты, и нужна ли публике эта дополнительная загрузка?

Т. БУЛАТОВ: Да, и наш последний альбом тому яркое подтверждение. Мы новый альбом…

Э. НИКОЛАЕВА: Как называется то?

Т. БУЛАТОВ: «Мир».

Э. НИКОЛАЕВА: Мирное название. А там что-то покруче есть? Долой государство?

Т. БУЛАТОВ: Мы весь прошлый альбом очень громко орали о том, что нам не нравится, что нас выводит из себя, что нас бесит, что нас накаляет, и очень хочется еще рассказать и о том, что собственно, а что мы любим и чего нам хочется. И в этом альбоме чуть больше песен об этом. Хотя до конца отделаться от настроений деструктивных мы не смогли…

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо все на словах. Хорошо тумбы не громите, остановки автобусные не переворачиваете. Сейчас, правда, их уже фиг перевернешь. Стекла в подъездах не бьете.

Т. БУЛАТОВ: Нет, не занимаемся.

Э. НИКОЛАЕВА: Не пачкаете ничего. Я так полагаю, что Ваши слушатели после прослушивания Ваших концертов, у них уже сил не остается на подобные деяния перечисленные.

Т. БУЛАТОВ: Я не знаю. Потому что мы всегда относились к нашим слушателям с каким-то таким трепетом, в принципе отношение было таким, что мы никого за собой не зовем. И ни в коем случае глубоко и далеко не уверены в том, что мы высказываем правильные мысли. Каждый разберет по полочкам и по косточкам каждую песню и  решит, насколько она ему близка, и какие мысли для каждого нашего слушателя являются в этой песни верными, а что для них неприемлемо. И из всего того, что мы наплодили, он выберет для себя то, что ему близко по духу, то, что он считает правильным. И это гораздо правильнее и гораздо круче, чем просто поверить нам на веру, что все вот так.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. Вы призываете Ваших слушателей все подвергать сомнению.

Т. БУЛАТОВ: Безусловно, и критике. Так вот новый альбом «Мир» мы выкладывали для бесплатного скачивания на сайте в день по песне.

Э. НИКОЛАЕВА: В МР3, да?

Т. БУЛАТОВ: Да. 14 дней, 14 песен. Это позволило нашим слушателям спокойно, вдумчиво размеренно обсудить каждую песню.

Э. НИКОЛАЕВА: Обсуждали?

Т. БУЛАТОВ: Безусловно. Т.е…

Э. НИКОЛАЕВА: К какому выводу пришли?

Т. БУЛАТОВ: Им не все равно, что за текст. Далеко и глубоко не все равно. Очень много критики услышал по поводу тех или иных песен. С какой-то критикой согласен, с какой-то не согласен, но просто им не все равно как раз на эту нагрузку, не все равно, о чем мы пытаемся сказать.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, Вы распространяете, кстати, в интернете, в этом, ну, я считаю, это не совсем формат. Недоформат МР3. И тут же рассуждаете, что концепция саунда группы претерпела изменения. Поймут ли это Ваши компьютерные слушатели?

Т. БУЛАТОВ: Да. Уже поняли, потому что по звуку новый альбом достаточно сильно отличается от всего того, что мы делали до этого. И вообще очень хочется, чтобы каждый новый альбом был в принципе другой. И, на мой взгляд, нам это удается. При этом мы не изменяем себе. Новый альбом совершенно другой, но всем понятно, что это группа «Lumen».

Э. НИКОЛАЕВА: Может, уже чего-нибудь сейчас послушаем из нового альбома?

Т. БУЛАТОВ: Давайте из нового. Отличная песня, в которой есть как раз вот все то, о чем Вы говорили. Другой звук, другой посыл. Песня «Вся вера и любовь этого мира».

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Кого вдохновляете Вы, кто ходит на Ваши концерты?

Т. БУЛАТОВ: Последний тур осенний, т.е. предыдущий тур нас очень удивил, потому что у нас очень сильно обновилась публика. Т.е. пришло какое-то невероятное количество молодежи. Причем вот старшеклассники.

Э. НИКОЛАЕВА: А раньше были кто?

Т. БУЛАТОВ: А раньше ребята, которые все-таки были ближе к нашему возрасту. Т.е. 20 с небольшим.

Э. НИКОЛАЕВА: Но на Ваши концерты не страшно ходить раньше было? Вот меня тетеньку такую не затолкали бы? Шипами и ирокезами? И буцами не запинали бы? Мальчики, мальчики, не толкайтесь.

Т. БУЛАТОВ: Нет, нет. Т.е. на каждом концерте можно увидеть совершенно разную публику, очень разношерстную.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. это не опасно для здоровья.

Т. БУЛАТОВ: Нет. Они стоят все по интересам. В зале в первом ряду стоят люди, которые смотрят на концерт практически спокойно, просто им нужно быть возле сцены для того, чтобы все хорошо видеть и слышать. Дальше идет достаточно большая часть людей, которая выражает свои эмоции действием.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, беснуются, короче.

Т. БУЛАТОВ: Да, слэм, мош и все проявления остальные, скажем так, рок танцев. И после этого начинается как раз ближе…

Э. НИКОЛАЕВА: Более спокойная аудитория.

Т. БУЛАТОВ: Да, к концу самая спокойная аудитория, которая…

Э. НИКОЛАЕВА: Просто сморит, что это такое. И бывает же такое.

Т. БУЛАТОВ: Да мы самые счастливые в смысле публики группа в стране. Я в этом глубочайше уверен. И так было до последнего времени. Я очень надеюсь, что так и останется. Но последние концерты, у нас уже было три концерта нового тура. Пока я не вижу никаких противоречий своим словам. Мы в восторге от этих концертов.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же в студии нашей программы Тэм Булатов это вокалист группы «Lumen», группы протестного рока. Так обозвала его я, вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. У Вас новый альбом, Рустэм, и  о нем уже много говорим. «Мир». Новые концерты, новый опыт работы с интернетом, песни можно скачать на Вашем официальном сайте. Об этом вы тоже сообщили всем. Вот объясните мне. А что наши музыканты ищут в этом интернете? Денег, славы им там не заработать. Вот это что? Мода, подражание западным коллегам?

Т. БУЛАТОВ: Я бы сказал, что очень много всего интересного с интернетом происходит. Не то, чтобы от безысходности, а просто от понимания, что ну новый век. И нет никакого ни подражания….

Э. НИКОЛАЕВА: Должно быть общение.

Т. БУЛАТОВ: Никакого нет желания на этом как-то зарабатывать, мы же песню бесплатно раздаем. Просто для того, чтобы сделать так, чтобы альбом одновременно вышел по всей стране, нужно приложить огромное количество усилий, какое-то невероятное. И самое главное, что огромный процент вероятности того, что все равно все эти старания пойдут прахом, и все равно будет все точно так же, как у нас было с предыдущими альбомами. В день выпуска альбома он появляется в Москве, через неделю или через 2 он появляется во многих крупных городах страны…

Э. НИКОЛАЕВА: Пиратским образом.

Т. БУЛАТОВ: Нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Официально.

Т. БУЛАТОВ: Да. И еще через какое-то время, через месяц, через полтора он все-таки в единичных экземплярах докатывается до городов поменьше, и в огромное количество мест, в огромное количество уголков страны не попадает никогда вообще.

Э. НИКОЛАЕВА: Как ни старайся.

Т. БУЛАТОВ: Как ни старайся. И это становится как раз предметом разворачивая собственно деятельности пиратов, которые не редко, к сожалению, из всех этих альбомов делают какие-то ну совершенно непотребные сборники…

Э. НИКОЛАЕВА: Миксы.

Т. БУЛАТОВ: Да и какие-то совершенно дикие, дичайшие оформления этих альбомов. Т.е. все то, к чему мы не имеем вообще никакого отношения. Но…

Э. НИКОЛАЕВА: Зверюгами таким Вас представляют на обложках.

Т. БУЛАТОВ: Да, нет, если бы так, может, мы еще и спокойней к этому относились. Но они все время пытаются оформить альбом как очень поп альбом.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. все-таки попсятину у нас больше хавают, чем…

Т. БУЛАТОВ: А вдруг кому-то понравятся вот эти парни на обложке. И вот эти большие розовые буквы.

Э. НИКОЛАЕВА: Большие розовые буквы с  голубым кантиком привлекут чью-то нежную душу.

Т. БУЛАТОВ: Ну, т.е. чтобы было понятно. Если бы я пришел в магазин для того, чтобы купить диск рок группы, о которой я что-то слышал, и вдруг увидел вот такое оформление альбома. Я бы подумал, что нет, у меня нет никакого желания слушать такую рок группу. И это, конечно, огорчает. Так вот интернет позволяет выпустить альбом тогда, когда тебе хочется, так как тебе хочется, и сразу на весь мир. Вот все кому надо, придите и возьмите. У нас нет никаких иллюзий абсолютно по поводу насколько распространена собственно сеть в стране. Это очень незначительный опять же процент аудитории. Но так как мы бесплатно раздавали его на сайте, то никаких проблем с тем, чтобы ребята, которые его скачали, передавали его дальше, там своим друзьям, у нас не возникает.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, Рустэм, я все поняла. В общем, чтобы жить, путь у Вас один, отправляться в очередной тур по городам и весям, радовать своих протестных фанатов. Кстати, финальный концерт прошлого тура «Буря» триумфально прошел у Вас 29 ноября аж в Лужниках.

Т. БУЛАТОВ: Все так.

Э. НИКОЛАЕВА: А не преследуют ли Вас органы? Не путаются ли кто-нибудь подвергнуть Вас цензуре? Вот я думаю, не пытаются.

Т. БУЛАТОВ: Нет, не пытаются.

Э. НИКОЛАЕВА: Скажу почему хотите?

Т. БУЛАТОВ: Мне самому очень интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Потому что в текстах Ваши общие слова, там нет конкретики, как в некоторых известных нам западных группах. Где лидеры группы кричат: Буш, такой сякой, пошел вон и т.д. У Вас так все абстракция.

Т. БУЛАТОВ: Но всем все понятно.

Э. НИКОЛАЕВА: Но всем все понятно. Каждый понимает, кто чего хочет.

Т. БУЛАТОВ: Нет, каждый понимает абсолютно все. Посыл каждой песни. Даже в том, что мы сейчас делаем какое-то невероятное количество донкихотства. Иллюзий на самом деле не так много в голове. И если быть донкихотами уже совсем, ну, не знаю. Смысл пробить головой ветряные мельницы, если ты понимаешь, что эти ветряные мельницы так победить невозможно.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. А по-другому побеждать мы не будем. Побеждать надо себя.

Т. БУЛАТОВ: О. Все тюрьмы в голове и вот как-то хочется их растормашить, сломать, убрать.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, самое главное, чтобы не против кого-то…

Т. БУЛАТОВ: А за что-то.

Э. НИКОЛАЕВА: А за что-то и в себе. Итак, рубрика «Культура мультура» быстренько и напоследок. Собственно на тему мультуры вопрос рок музыкантам один и традиционный. Ну, с алкоголем, наркотиками мы поняли. А вообще дьвольщина, и кто Вы вообще по классификации писателя Лукьяненко? Вы кто темные, или Вы светлые? Читаю сейчас «Сумеречный дозор». Вы меня… провожу аналоги всех знакомых мне людей в прошлом и а настоящем. Классифицирую, очень точно выданные писателем характеристики подходят. Каждый образ, персонаж.

Т. БУЛАТОВ: Lumen – с латинского переводится свет. Все, что связано со светом.

Э. НИКОЛАЕВА: Не смотря на то, что вы темные. Вы светлые.

Т. БУЛАТОВ: Нет, мы вообще не темные. Мы за мир. Серьезно. Я глубоко верующий пацифист. Верующий в пацифизм. Потому что я иного сосуществования такого огромного количества людей на планете представить себе не могу. Я не верю в то, что благодаря войнам и вооруженным конфликтам можно стать счастливее кому-то. Это бред.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, давайте, ярким подтверждением этого посыла такого философского жизненного поставим напоследок песню.

Т. БУЛАТОВ: Пеня, она называется «Гореть».

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: На этом все. Вы слушали представителей группы протестного рока. Lumen". Желаю всем в душе быть немного панками и альтернативщиками. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева и…

Т. БУЛАТОВ: Тэм. Спасибо большое за то, что слушали нас.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире