ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: В России всегда были династии — медиков, шахтеров, пекарей. А теперь в их полку прибыло. Проявилась династия телевизионных сериальщиков. Прошу любить и жаловать — Андрей Каморин, генеральный директор кинокомпании «Форвард-фильм», крупнейшего отечественного производителя сериалов. И брат — Дмитрий Каморин, один из талантлевейших сценаристов. Здравствуйте, уважаемые господа.

АНДРЕЙ КАМОРИН: Здравствуйте.

ДМИТРИЙ КАМОРИН: Здравствуйте и спасибо на добром слове.

Э. НИКОЛАЕВА: Ой, Дима, прямо Вы такой скромный. Весь прямо поморщился, что я ему столько комплиментов отвесила.

Д. КАМОРИН: Ну, не каждый день можно услышать такое количество комплиментов.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорит Дмитрий Каморин.

Д. КАМОРИН: Но в общем и целом это правда.

Э. НИКОЛАЕВА: Но, как говорится, доброе слово, оно и кошке приятно.

Д. КАМОРИН: Автору тем более.

А. КАМОРИН: Несомненно.

Э. НИКОЛАЕВА: Вопрос про курицу и яйцо. Кто был первым в этом бизнесе? Андрей или Дмитрий? Ну, я просто знаю, что Андрей старше Дмитрия на 9 лет.

А. КАМОРИН: Да, это правда.

Э. НИКОЛАЕВА: Но похожи, как близнецы. Как две капли воды, просто одно лицо. Но Андрей не сильно со мной согласен. Так он посмотрел на Диму с сомнением. Похож ли  он.

А. КАМОРИН: Как-то нас близнецами никто никогда не считал. Но похожи, конечно, фамильное сходство на лицо.

Э. НИКОЛАЕВА: Но кто был первым в этом бизнесе?

Д. КАМОРИН: На самом деле трудно сказать, потому что мы с Андреем как-то в этой жизни шли параллельными курсами, начинали оба с журналистики, в итоге оба пришли в кино. Причем нельзя сказать, что у нас эти процессы происходили вместе. Первые наши работы были «Дальнобойщики», в которых я выступил автором, а Андрей тогда был…

А. КАМОРИН: Я был линейным продюсером проекта.

Э. НИКОЛАЕВА: А что это такое то? Вы как-нибудь изъясняйтесь по-человечески. Какие-то линии тут у Вас в продюсерстве.

А. КАМОРИН: Ну, как? В то время я работал в кинокомпании НТВ Кино, которая собственно и осуществляла проект «Дальнобойщики». И от НТВ Кино курировал этот проект, так же как и…

Э. НИКОЛАЕВА: Что называется по своей линии.

А. КАМОРИН: Да, так же как и несколько других, один из которых мне всегда безумно нравился. К сожалению, мы его очень быстро закончили. Это был детский проект – мультсериал «Приключения в Изумрудном городе», который два фильма были сняты еще в 98м году, а диски до сих пор продаются и радуют малышей.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, «Дальнобойщиков», конечно, я помню, а вот насчет «Изумрудного города, к сожалению, чего-то как-то не  очень в памяти закрепилось. Но это была, наверное, дальнее дальнего.

А. КАМОРИН: Ну, да, это был конец прошлого века. Мы пытались сделать такую традиционную диснеевскую анимацию. Не вот эте новомодные трехмерные мультики. А такую классическую диснеевскую анимацию. И суть дела была в том, чтобы пойти по пути экранизации не произведений известнейшего писателя Волкова, а экранизировать первоисточник, т.е. книги Франка Леймана Баума. Как Вы знаете, т.к. книга «Волшебник Изумрудного города» практически полностью повторяет сюжет «Великого волшебника из Страны Оз», то уже начиная со второй книги эти два автора сильно разошлись. И мне всегда казалось, что произведение Баума интереснее, чем произведение Волкова. Поэтому мы решили это сделать. Но, к сожалению, тогда тоже был кризис.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. В общем, Андрей продемонстрировал разнообразие сфер своих интересов. Чтобы мы концентрировались не только на фильмах «Дальнобойщики». Но, тем не менее, и что его интерес представляет основной. Но, тем не менее, с этого все с «Дальнобойщиков» все началось ваше сотрудничество. И трудно да определить, кто был первым в этом бизнесе, Вы шли всегда рука об руку. Ну, Вы как-то рассказывайте, рассказывайте.

Д. КАМОРИН: Нет, ну, если говорить…

Э. НИКОЛАЕВА: Я ничего сама явно не скажу…

Д. КАМОРИН: О том, кто первым, то первым, наверное, был Андрей, потому что он  в кино пришел немножко раньше, чем я. Для меня это был просто эксперимент. Было интересно попробовать, к тому же были достаточно свежие впечатления и материал для «Дальнобойщиков» я собирал достаточно долго.

Э. НИКОЛАЕВА: С чего это, Дим, это все стукнуло в голову? Насчет «Дальнобойщиков»? Вроде бы не твоя профессия?

Д. КАМОРИН: Пришлось помотаться… Ну, профессия не моя, но пришлось в этой жизни помотаться по просторам нашей великой родины. И  идея пришла очень просто. Как-то ночью ехал из Великого Новгорода зимой в снегопад…

Э. НИКОЛАЕВА: Уже все понятно.

Д. КАМОРИН: Да. И когда едешь по Лениградке, это в основном делаешь одно, обгоняешь эти огромные фуры. И вот всю ночь я их обгонял, обгонял, обгонял. Под утро остановился у костров. Ну, известно, что дальнобойщики, они на трассах останавливаются около постов ГАИ, до утра с ними просидел у костра и здесь я понял, что это каста. Что это огромное количество людей, которое вот так вот днями, ночами, сутками напролет сидит за рулем, и гоняет эти огромные машины по стране и за рубежом. И мне показалась эта история интересной, и я оформил ее в виде заявке, которую естественно принес в первую очередь Андрею. Но ее, правда, тут же завернули.

Э. НИКОЛАЕВА: Правда что ли? Он же и завернул?

Д. КАМОРИН: Нет, не  он. У него были руководители определенные…

Э. НИКОЛАЕВА: И что сказали? Почему это им не легло на душу?

Д. КАМОРИН: Ну, потому что в то врем все считали, что надо снимать про убийства, про ментов…

Э. НИКОЛАЕВА: Про ментов. Тогда же были очень популярны. По-моему, 10 серий про «Ментов» была к тому времени.

А. КАМОРИН: Было. И «Каменскую» мы делали тогда в это же самое время.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Да. Был пик, бум. Тема другая и уже не привычно, да, Андрей. Как это так косность мышления.

А. КАМОРИН: Детектив – жанр беспроигрышный. И поэтому, конечно, первые робкие шаги отечественного сериального движения были направлены именно в этом направлении. Но то, что рассказывает Дмитрий, это уже с моей точки зрении, да, действительно, сначала эта заявочка, как всегда, отложилась. Отлежалась. А потом, ну, в профессии продюсера самое главное, это, как известно, договориться и согласовать. Значит, и вот это был уникальный случай, когда мне удалось на этом проекте собрать все согласования на листочке, на котором было написано одно слово «Дальнобойщики».

Э. НИКОЛАЕВА: Оригинально.

А. КАМОРИН: Т.е. в какой-то момент времени все люди, которые принимали решение о запуске этого вопроса в производства, поняли, что это именно то, что сейчас нужно.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько времени то прошло для того, чтобы…

А. КАМОРИН: Я не помню, месяца три, по-моему.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот так вот. Мало того, напиши хороший сценарий.

А. КАМОРИН: Нет, сценарий в этот момент написан еще не был.

Д. КАМОРИН: Это была серия рассказов о дальнобойщиках, много из того, что я собрал…

Э. НИКОЛАЕВА: Истории.

Д. КАМОРИН: Да, т.е. это были истории, которые потом переросли в сценарий. Ну, на самом деле, я бы не сказал, это была моя дебютная работа в кино вообще, и я бы не сказал, что она для меня была лучшей. Потом я стал писать, как мне кажется, лучше и вещи значительно более интересные. С Андреем мы еще реализовали проект «Телохранитель».

Э. НИКОЛАЕВА: Это уже потом, гораздо позже. Ну, давайте мы вернемся уже к этому. Итак, в студии нашей программы Андрей Каморин, Дмитрий Каморин, братья по телевизионным сериалам. В жизни очень важно правильно выбрать профессию. Вот сейчас в условиях кризиса и остановки кинопроизводства, не сожалеете о выбранном пути?

А. КАМОРИН: Да, нет, разумеется, нет, потому что как Дмитрий уже говорил, мы в общем такой извилистой дорожкой пришли к кинопроизводству оба. Начинали мы оба с журналистики, и когда там поступали на соответствующие факультеты, мечтали в ней проработать всю жизнь. Я по профессии журналист-международник. Потом вдруг выяснилось, что я-то журналист-междунардник, а международная журналистика как-то неожиданно умерла.

Э. НИКОЛАЕВА: Вместе с…

А. КАМОРИН: Вместе с интересом к зарубежной политике, так как в отечестве нашем появилась собственная политика. И встал вопрос о том, что либо продолжать прозябать, либо сменить профессию. Вообще американцы считают, что где-то в середине жизни нужно обязательно сменить профессию. Иначе жизнь становится пресной.

Д. КАМОРИН: Ну, я считаю, что профессию надо менять где-то раз в 3-4 года.

Э. НИКОЛАЕВА: Добавил Дмитрий.

А. КАМОРИН: Как-то я, я бы сказал, экстремистская такая точка зрения.

Э. НИКОЛАЕВА: Особенно по нонешним временам. По тембрам интересно, наши радиослушатели Вас различают? Чтобы я всякий раз не говорила: говорит Андрей Каморин. Потом: говорит Дмитрий Каморин.

А. КАМОРИН: Ну, я не знаю, наверное.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорит Андрей Каморин.

А. КАМОРИН: Как-то нас по телефону обычно не путают.

Э. НИКОЛАЕВА: Так, значит, это резкое заявление Дмитрия мы отреагировали на него. Ну, это через чур 3-4— года, конечно. Говорят, человек обновляется каждые 7 лет.

А. КАМОРИН: Быстровато. Вот 7 лет это уже может быть.

Д. КАМОРИН: Ну, наверное, я это делаю быстрей.

А. КАМОРИН: Ну, видимо, да.

Э. НИКОЛАЕВА: 3-4 года, да, ты не меняешься, Дим, сколько я тебя помню.

Д. КАМОРИН: Спасибо.

Э. НИКОЛАЕВА: Со времен газеты.

Д. КАМОРИН: Ты тоже, кстати.

А. КАМОРИН: И чего жалеть? Я бы сказал, что кризис, конечно, очень сильно затронул нашу киноиндустрию. Но с другой стороны, все умные люди говорят, что кризис – это время для умных. Именно в период кризиса рождаются новые решения. Рождаются новые направления работы. Мы сейчас над этим активно работаем.

Д. КАМОРИН: Я тоже не считаю, на самом деле, Элин, что кризис – это плохо.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. никакой остановки кинопроизводства нет?

Д. КАМОРИН: Нет. Остановка кинопроизводства есть, но дело в том, что по опыту, поскольку я тоже некоторое время назад занимался продюсированием сериального и кинопроизводства на одном из наших телевизионных каналов, я могу сказать, что многое из того, что снималось, скажем так, в докризисный период, было сделано просто плохо. И для меня, как для автора сейчас уже, кризис – это, в общем, неплохое время, потому что шелуха отсеивается, а те, кто умеет делать свое дело, профессионалы остаются.

Э. НИКОЛАЕВА: Цены понижают, но остаются.

Д. КАМОРИН: Цену понижают, конечно, а куда деваться.

Э. НИКОЛАЕВА: Скажите, Андрей, куда делась Ваша прежняя компания «Новый русский сериал»? Достаточно звучное название.

А. КАМОРИН: Ну, «Русский сериал» компания никуда не делась. Она продолжает существовать, просто я перешел на работу в кинокомпанию «Форвард фильм». Вот и все.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Т.е. бренды при производстве телесериалов, как практика показывает, совсем и не нужны, и не важны.

А. КАМОРИН: Да, нет, бренды важны, безусловно, другой вопрос, что кинокомпания «Форвард фильм» продолжает некоторые из брендом, которые родились в компании «Новый русский сериал». Это, прежде всего, «Улица разбитых фонарей» и «Тайны следствия». И, конечно же, мы все прекрасно понимаем, что сохранение этих брендов на экране для нас крайне важно, потому что мы готовы снимать их до тех пор, пока зритель хочет их смотреть. И считаем это своей первостепенной задачей. Бренд – это очень важно в нашей индустрии.

Э. НИКОЛАЕВА: Но Вы не совсем поняли, я не про название, или я не совсем поняла. Не про название брендов названия фильмов, а брендов производителя.

А. КАМОРИН: Понял. Что касается названия фирмы, то, наверное, это действительно не слишком важно. Потому что все-таки у нас индустрия достаточно персонифицированная, и кто…

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. нет такого: «Уорнер бразерс» представляет.

А. КАМОРИН: Навскидку…

Э. НИКОЛАЕВА: И все. И все побежали смотреть. Качество гарантировано.

А. КАМОРИН: вот, например, все знают продюсера Игоря Толстунова. Все знают продюсера Андрея Разумовского. Кто знает, что один из них возглавляет компанию «Профит», а другой возглавляет компанию «Фора фильм».

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, имена только.

А. КАМОРИН: Имена, да. И этот фильм вышел из-под рук Толстунова или Разумовского. А как называется их компания, в общем, это не суть важно.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Что сейчас в работе? Чем порадуете телепублику? Можно, Дим, как раз и про «Телохранитель» поговорить.

Д. КАМОРИН: Ну, вот Андрей сейчас как раз заканчивает «Телохранитель-2». Это…

Э. НИКОЛАЕВА: А «Телохранитель-1» уже был?

Д. КАМОРИН: Да. Конечно, и с большим успехом прошел по телеканалу Россия. Уже неоднократно

Э. НИКОЛАЕВА: Дима укоризненно посмотрел на меня. Уже неоднократно? Но десяти показов, как у «Ментов» еще не было?

Д. КАМОРИН: Нет, конечно, если не ошибаюсь, «Телохранителя» показывали раза три всего за полтора года их жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Всего. А сколько серий-то?

Д. КАМОРИН: Там 12 серий…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это мало.

Д. КАМОРИН: Ну, это мало. Я, как говорится, занимаюсь штучными проектами.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты был автором тоже? Из-под твоего пера вышло?

Д. КАМОРИН: Да…

Э. НИКОЛАЕВА: По России шло. Это вот мы обращаем внимание. Не по НТВ.

Д. КАМОРИН: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, и что? Сейчас второй фильм?

Д. КАМОРИН: Сейчас в компании Андрея доделывается второй фильм. Но я хотел бы обратить внимание опять-таки на проект, который я, правда, не могу сказать когда, но  очевидно в ближайшее время, сейчас идет работы по монтажу, озвучанию, тонировке. Это проект «Высший пилотаж». Я думаю, что этот фильм порадует наших любимых зрителей, потому что это фильм о летчиках. О летчиках гражданской авиации. Т.е. та тема, которая не поднималась со времен фильма «Экипаж», и я надеюсь, что этот сериал, это даже не сериал в полном смысле этого слова. Потому что там каждая серия – это отдельная история, это отдельный фильм. И мы старались приблизить по производству этот сериал действительно к полнометражным фильмам. Снимали на эйчди…

Э. НИКОЛАЕВА: Хай дефинишн.

Д. КАМОРИН: Да, у нас играют очень хорошие актеры. Одну из главный ролей играет Щербаков. Летчики – это тоже каста.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, похож на пилота.

Д. КАМОРИН: Да, он же играл до этого в известном советском фильме «Случай в квадрате 3680». Где тоже играл, но, правда, военного летчика.

Э. НИКОЛАЕВА: Такой весь благородный.

Д. КАМОРИН: Да. Но там естественно привносятся определенные личные отношения между членами экипажа. Но  он действительно и благородный, сильный.

Э. НИКОЛАЕВА: К тому же и ловелас.

Д. КАМОРИН: В какой-то мере. Да, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Дим, я просто знаю, что там проблемы и заботы возникали с этим сериалом. Чем, например, завершилась эпопея с твоим этим сериалом «Высший пилотаж», на который ты потратил столько сил. Там же какие-то были проблемы.

Д. КАМОРИН: Ну, проблемы определенные были. Но  они возникают в любом процессе кинопроизводства. А тем более в таком сложном, потому что я не летчик, но поскольку я честно отношусь к своей работе, мне пришлось для того, чтобы написать этот сценарий, налетать порядка 18 часов на тренажерах, изучить руководство летной эксплуатации, летчики, наверное, сейчас поймут, о чем я говорю, особенно о толщине этих книг. Двух типов самолетов, изучить навигацию. Т.е. я  подошел к написанию этого сценария очень серьезно…

Э. НИКОЛАЕВА: Копал глубоко, короче.

Д. КАМОРИН: Копал глубоко…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, прямо, как на духу. Это все не придумываешь, на самом деле? Войти чтобы в тему.

Д. КАМОРИН: В тему, да. А идея родилась из того, что в бытность нашей с тобой работы в одном издании, я занимался зарубежными проектами, и у меня получилось так, что за 5 лет в командировках я пролетел 19 экваторов. Т.е. практически пролетал домой на 2-3 дня и тут же улетал обратно куда-то в командировку.

Э. НИКОЛАЕВА: Вредно для здоровья.

Д. КАМОРИН: Да, и насмотрелся за время этих полетов, на самолетах самых разных авиакомпаний, и известных, и не известных, и полузабытых, и ныне не существующих, в общем, на много. С другой стороны, я питал сценарий таким образом, чтобы ни в коем случае…

Э. НИКОЛАЕВА: Не повторять.

Д. КАМОРИН: Нет, не повторить, а в том, чтобы люди не боялись летать. Потому что одним из основных постулатов этого сценария было то, что техника не отказывает.

Э. НИКОЛАЕВА: Человеческий фактор дает сбои.

Д. КАМОРИН: Да. Человеческий фактор дает сбои. Одним из героев нашего сериала является самолет ИЛ-86, который, к сожалению, сейчас уже уходит в прошлое, тем не менее, летает до сих пор. Это самолет, который потерпел вообще за всю свою историю одну единственную авиакатастрофу, и то, как известно, по вине пилотов.

Э. НИКОЛАЕВА: И эта статистика подтверждается.

Д. КАМОРИН: Конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: ИЛ-86. Одну единственную. Почему же тогда его снимают с производства?

А. КАМОРИН: А шумный он.

Д. КАМОРИН: Он шумный. И не экономичный.

Э. НИКОЛАЕВА: А эти же закричали, что нам не нравится, как они у Вас шумят над нами.

Д. КАМОРИН: С нами работали очень серьезные консультанты. Т.е. при всем притом, что все летчики любят фильм «Экипаж», но…

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Ты не боялся, что будешь подвергнут обструкции? Потому как это просто классика пилотного фильма.

Д. КАМОРИН: Я вообще не боюсь конкуренции, потому что считаю, что, в общем, пишу достаточно хорошо и честно подхожу к своему делу. Обструкция? Ну, а какая может быть обструкция, если это честная история, честные отношения. По большому счету мы старались сделать этот фильм хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а насколько я знаю, просто ты, конечно же, ушел от ответа на мой вопрос. Проблема заключалась в том, что ты написал для какой-то конкретной компании сценарий. Компания тебе не выплатила денег, а потом приходилось долго тратить силы и время на то ,чтобы отсудить свои собственные права заявленные.

Д. КАМОРИН: Ну, на самом деле я их не отсуживал. Я обратился к юристам для того, чтобы очистить эти права. Это действительно было так. Сценарий писался, начинал писаться в 2001м году…

Э. НИКОЛАЕВА: Как все долго и многотрудно приходит к зрителю. А кажется, пришел, сел, слабал сценарий, запустили, наснимали.

Д. КАМОРИН: Ну, те, кто пришел, сел, слабал, эти фильмы и сценарии, как правило, потом откладываются в долгий ящик на самый черный день продюсера, когда надо что-то снять.

Э. НИКОЛАЕВА: А снять нечего.

Д. КАМОРИН: Да.

А. КАМОРИН: Это в мой огород.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Ведь такое тоже бывает. Типа: портфель не заполнен. Плохой продюсер. Не работает над продвижением. Ну, понятно. А «Телохранитель-2», когда он будет? Он будет на каком канале продолжаться, на России?

А. КАМОРИН: «Телохранитель-2» мы делаем для канала Россия. Мы сейчас закончили съемки. Звучим и монтируем. Т.е. я надеюсь, что осенью зрители уже смогут уже увидеть этот сериал.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, у Вас нет такого, Андрей, что Вы аккредитованы при НТВ, как бы «Форвард-фильм» Ваш?

А. КАМОРИН: Нет. Дело в том, что телекомпания НТВ – это наш давний, добрый, стратегический я бы сказал, партнер.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, чего же Вы своего партнера «Телохранителем» обидели? А что Вы для него готовите, для партнера?

А. КАМОРИН: Для партнера мы готовим очень большой пакет, в котором зрители найдут, как хорошо известные им вещи, уже известные сериалы, такие как «Улица разбитых фонарей»…

Э. НИКОЛАЕВА: Продолжение будете снимать?

А. КАМОРИН: Конечно, уже снимается продолжение, да.

Э. НИКОЛАЕВА: А «Литейный» Ваш?

А. КАМОРИН: «Литейный» не наш проект. Увидят зрители продолжение сериала «Дорожный патруль», который полюбился, как мы знаем. Увидят «Четвертую паутину», который мы сейчас делаем.

Э. НИКОЛАЕВА: Интересное название.

А. КАМОРИН: Кроме этого я думаю, для многих будет интересно услышать, у нас такой был очень широко прозвучавший проект, который назывался «Последнее путешествие Симбада». Такой шпионский боевик, который был зрителем встречен с интересом. Сейчас мы приступили к работе над очень масштабным проектом, таким настоящим блок-бастером, я бы сказал, который будет называться «Возвращение Симбада». Кроме этого мы готовим множество новых проектов. Кое-что из нашего нового производства уже вышло в эфир. Вот недавно с большим успехом в праздничные дни прошел фильм «Мамочка, я киллера люблю».

Э. НИКОЛАЕВА: Это Ваше?

А. КАМОРИН: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Это что-то, конечно. Когда 8 марта дорогим женщинам преподносят достаточно кровавый мини сериал «Мама, я киллера люблю», это уже, конечно, просто смешно. Хотя фильм очень неплохой, и я бы сказала даже, хороший, но видимо, он был сделан с учетом все-таки стилистики канала НТВ. Я его смотрела без отрыва. Я даже не могла пойти кататься на лыжах. Я поставила телевизор на запись, чтобы записать этот фильм, чтобы не пропустить. Как это все было вообще так романтично. Но я не верю в таких киллеров. Прикольно, что это еще было 8 марта.

А. КАМОРИН: Верите Вы или не верите, это вопрос уже совершено другой.

Э. НИКОЛАЕВА: Индивидуальный.

А. КАМОРИН: В данном случае автор сценария Александр Пайгалик, он сконструировал мелодраматическую ситуацию в очень жесткой такой, я бы сказал, мужской среде, которая нужна для телеканала, потому что они делают ставку именно на этот сегмент аудитории, и мы с уважением относимся к их выбору. Поэтому для телекомпании НТВ мы снимаем главным образом такое жесткое мужское кино, т.е. боевики, детективы, приключения.

Э. НИКОЛАЕВА: С большой, сильной, женской любовью.

А. КАМОРИН: Это правда. Надо сказать, что сейчас по результатам телепоказа совершенно понятно, что на НТВ приходит и другая аудитория.

Э. НИКОЛАЕВА: Сильных женщин.

А. КАМОРИН: В том числе сильных женщин. Да, которым, наверное, нравятся такие сериалы, как «Мамочка, я киллера люблю», мне очень интересно будет посмотреть на результаты другого нашего проекта, который мы только что закончили, он назыввется «Передел. Кровь с молоком». Это история детективная. Но главная героиня там женщина, женщина сильная, волевая, которой приходится бороться за свое семейное счастье и за свой бизнес. При этом враг явно находится в круге ее же семьи.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. родный муж оказался предателем.

А. КАМОРИН: Там не все так просто. Там больше вопрос идет о детях.

Э. НИКОЛАЕВА: А, вон в чем интрига. Я тебя породил, я тебя…

А. КАМОРИН: Очень интересный проект. Вообще, я скажу, здесь было упомянуто о том, что там остановка кинопроизводства, конечно, проблем возникло очень много.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Из беседы с Вами совершено не понятно, что новые проекты сериала приостановлены, денег нет, вот абсолютно у меня не складывается впечатление.

А. КАМОРИН: Компания «Форвард-фильм» продолжает работать. Мы практически не снизили количество сериалов, которое у нас сейчас находится в производстве. Мы практически не переносим никаких сроков. Другой вопрос, что, конечно, бюджеты упали, но это всем понятно. И надо приспосабливаться к новой ситуации. Но это сложная, но  очень интересная административная задача.

Э. НИКОЛАЕВА: Забавно это, конечно.

А. КАМОРИН: Плюс к этому мы с оптимизмом смотрим в будущее. Мы считаем, что у индустрии есть перспектива. И как раз здесь говорилось о том, что с точки зрения автора сценария, что заявки кладутся под сукно, на самом деле это не совсем так.

Э. НИКОЛАЕВА: Пожаловался.

А. КАМОРИН: Так же как и в Голливуде, в нашей кино и теле индустрии существует острый дефицит идей, поэтому, пользуясь случаем, хочу обратиться к тем, кто чувствует в себе призвание сценариста, присылайте. Мы читаем все, и все рассматриваем.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, Вы просто допустили жуткую ошибку.

Д. КАМОРИН: Да. Мне тоже кажется, Андрей, сейчас тебе начнут слать…

Э. НИКОЛАЕВА: На самом деле смешно. Всякий раз вы говорите, что не хватает новых идей, новых эта, а когда приходят новые идеи, их тут же кладут на 3 месяца в отстой. Итак, Андрей Каморин, и Дмитрий Каморин – братья по телевизионным сериалам. Моя программа «Какого черта» тоже своего рода сериал. Ну а какой сериал без рекламы. Рекламы на радио «Эхо Москвы» музея современного искусства. Мы продолжим через несколько секунд.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Андрей Каморин и Дмитрий Каморин, братья по телевизионным сериалам. И, тем не менее, на каком же уровне находится качество сериального производства? Постольку поскольку денег нет и бюджеты пересматриваются, и это не единственная проблема его, нашего этого производства сериального. На каком уровне находится его качество? Профессионализм тех, кто участвует в процессе производства. Режиссеров, монтажеров, кризис – самое время остановиться, оглянуться.

А. КАМОРИН: Ну, Вы знаете, если говорить о качестве, тут же вопросов сразу несколько возникает. О каком качестве мы говорим.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, кто снимает, режиссеры.

А. КАМОРИН: Говорить о техническом качестве и о творческом.

Э. НИКОЛАЕВА: О творческом, о потенциале. Дима жаловался.

А. КАМОРИН: Понимаете в чем дело, кризис…

Д. КАМОРИН: На самом деле жаловался…

Э. НИКОЛАЕВА: Что нет хороших режиссеров. Напишешь хороший сюжет…

Д. КАМОРИН: Это да, но это позиция любого автора на самом деле.

А. КАМОРИН: А режиссеры-постановщики говорят ровно то же самое.

Д. КАМОРИН: Анекдот есть по этому поводу хороший. Когда две крысы сидят в киноархиве и грызут пленку. Одна другую толкает и говорит: а сценарий то был получше. Это вечное, ну, не противостояние, как бы, а вечные обиды авторов.

Э. НИКОЛАЕВА: А все телевизионщики постоянно говорят: на телевидении некому работать.

Д. КАМОРИН: Ну, потому что когда пишешь сценарий, представляешь себе одно, потом как снимут, ну, начинаешь представлять себе нечто другое. С другой стороны, опять-таки все зависит от людей. Если брать в массе, что авторов, что режиссеров, что других участников кинопроизводства, на мой взгляд, достаточно мало тех, кто действительно умеет делать свою работу профессионально, грамотно и быстро. Что для кинопроизводства очень немаловажно.

Э. НИКОЛАЕВА: Есть сроки и  надо в них уложиться.

Д. КАМОРИН: Конечно, есть сроки, и сроки – это тоже отдельная тема. Потому что сроки это не всегда хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА: А вот бывает так, что из одного и того же отснятого материала может прийти один режиссер-монтажер и настричь таким образом, все намонтировать и получится клип из фильма, и потом все за голову…

Д. КАМОРИН: Конечно, легко.

Э. НИКОЛАЕВА: Хватается. А другой это все растянет, как резину, лишние планы, лишние кадры.

А. КАМОРИН: Нет, ну, понимаете в чем дело. Что значит, лишние планы? Для этого эти лишние планы нужно снять. А каждый съемочный день – это очень большие деньги.

Э. НИКОЛАЕВА: Особенно раньше.

А. КАМОРИН: Поэтому лишнего никто не снимает. И сейчас тоже.

Э. НИКОЛАЕВА: Все прописано.

А. КАМОРИН: Т.е. если мы говорим о бюджете сериала и о постановочной сложности сценария…

Э. НИКОЛАЕВА: Вы сейчас чего скажите, сколько это стоит?

А. КАМОРИН: Я не буду говорить, сколько это стоит, потому что всякий раз это стоит совершено отдельно. Обсчитывается-то сценарий. Но сценарий обсчитывается каким образом. Если серию сериала можно снять за 6 съемочных дней, то это сериал среднего уровня. А если за 9, то это уже спецпроект, простите.

Э. НИКОЛАЕВА: И обусловлено это сложностью сценария?

А. КАМОРИН: Сложностью сценария. Как Вы говорите, рванным ритмом, количеством эпизодов, количеством персонажей, сложностью и количеством объектов.

Э. НИКОЛАЕВА: Более насыщенная картинка чтобы была.

А. КАМОРИН: Да.

Д. КАМОРИН: Но самый простой вариант – это когда построили декорации квартиры…

Э. НИКОЛАЕВА: Мыло.

Д. КАМОРИН: Да, мыло…

Э. НИКОЛАЕВА: Снимай все себе эту бодягу.

Д. КАМОРИН: А там, где появляются трюковые съемки, где надо много делать хорошей графики, потому что это тоже учитывается во время съемок. Как правило, приглашаются компьютерщики на эти периоды съемок. Потому что там и свет надо ставить специфическим образом, и планы подбирать, естественно все это получается и больше, и дороже.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, заговорили про мыло. Давайте напомним нашим слушателям, что в студии нашей программы Андрей Каморин, ген. директор кинокомпании «Форвард-фильм», крупнейшего отечественного производителя сериалов и Дмитрий Каморин, один из талантливейших сценаристов. А мало кто знает, что у наших сериалов в прямом и переносном смысле латиноамериканские корни. Андрей Каморин, когда еще был журналистом-международником, насмотрелся сериалов в командировке в Центральном Америке. Там их называют кулебронами, правильно я сказала?

А. КАМОРИН: Значит – длинная змея.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. По-испански – большая, длинная змея, которая ползет по экрану, потом вернулся в Россию, стал делать кулеброны сам.

А. КАМОРИН: Никогда не делал кулебронов. Категорически никогда не делал.

Д. КАМОРИН: Кулеброн – это просто отдельный жанр.

А. КАМОРИН: Это совершенно отдельный жанр…

Э. НИКОЛАЕВА: А Вам не кажется, что наши кулеброны, просто у них почему вот меня все время интересовало, почему у них сериалы про любовь а у нас про ментов кулеброны.

А. КАМОРИН: Про ментов – не кулеброн. Поймите. Давайте договоримся. Это два совершенно разных жанра. То, чем занимается компания «Форвард фильм» это является производством того, что в советское время называлось многосерийный, телевизионный художественный фильм.

Э. НИКОЛАЕВА: Правильно, это не звучало в таком…

А. КАМОРИН: Мы снимаем телесериалы так, как снимается кино. Мыльные оперы – это совершенно отдельный жанр, который снимается по совершено другой технологии. Это жанр очень уважаемый, требующий высочайшего профессионализма, но мы этого не делаем. Хотя, на самом деле, количество серий «Улиц разбитый фонарей» уже превысило 260, но мы…

Э. НИКОЛАЕВА: Казалось бы, чем не мыло?

А. КАМОРИН: Нет, все-таки это совершенно не мыло, потому что это снимали разные режиссеры, в разное время, по разным сценариям. И это сейчас, когда, скажем, когда в эфире того или иного канала снова появляются старые серии, их люди все равно с удовольствием смотрят. Пересматривать кулеброн – на мой взгляд, это граничит с извращением.

Э. НИКОЛАЕВА: Дурной тон.

Д. КАМОРИН: Да, это вещь одноразовая.

А. КАМОРИН: И этим она сильна. Потому что будучи одноразовой, она настолько точно, когда это, конечно, хороший кулеброн, она настолько точно попадает в сферу внимания зрителя, что оторваться невозможно. Ну, вспомните, «Богатые тоже плачут».

Э. НИКОЛАЕВА: Да, это типичный, классический кулеброн.

А. КАМОРИН: Типичный, классический кулеброн. Если говорить о нашей продукции, хотя вот именно эта продукция и имеет как раз латиноамериканские корни, то  можно вспомнить, например,"Татьянин день», который в оригинале называется «Война двух роз».

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, ругать телесериалы стало общим местом, разговоры про почкование, про засилье ментов не имеют смысла, телевидение идет на поводу у зрителей.

А. КАМОРИН: Разумеется.

Д. КАМОРИН: Совершенно верно.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вам самим не страшно, что, пардон, у Вас такие зрители? Ведь Вы же вместе с ними по улицам ходите.

А. КАМОРИН: Вы знаете, ну, если бы я ходил по улицам с такими людьми, которые являются героями сериала «Улица разбитый фонарей», то я бы чувствовал себя совершенно спокойно.

Д. КАМОРИН: Да, и я бы тоже, если бы с телохранителями и дальнобойщиками, людьми высоких моральных принципов, сильными и справедливыми, это было бы  очень здорово. Понимаете в чем дело. Здесь еще же какой вопрос. Сериалы могут быть самыми разными. И я имею в виду сейчас даже не мыльные оперы, а вот именно многосерийный художественный фильм. Но есть некоторые правила, которые изменить нельзя. Правило №1, у нас должен быть благородный герой, потому что сериал равен герою, и в сериале обязательно должен быть хэппи энд. Вот без этих двух элементов обойтись нельзя. Все остальное вопрос творчества.

Э. НИКОЛАЕВА: Кстати, я так и не поняла. Как это Вы мне про хэппи энд тут сейчас говорите. А в «Мама, я киллера люблю» какой там хэппи энд, расскажите?

А. КАМОРИН: Ну, как? Девушка осталась жива – Анжела?

Э. НИКОЛАЕВА: А юноша? Юноша то? Я так же ведь и не дождалась. Погиб он или нет? Чем дело кончилось?

А. КАМОРИН: Знаете, Вы увидели сцену на экране, в которой Герман, герой Влада Резника, замечательного артиста, конечно же, погибает. Конечно же, он погибает в огне на лесопилке. Но так ли это не так, вы сами понимаете, зависит от того…

Э. НИКОЛАЕВА: Может, все-таки выполз.

А. КАМОРИН: Будем мы снимать продолжение…

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. это заявка на будущее, короче, для рассмотрения.

Д. КАМОРИН: Ну, судя по реакции Элины, продолжение тебе снимать придется.

А. КАМОРИН: Я честно скажу, он не погиб на лесопилке, он спрятался в подвале… Я честно скажу, ведь в конце фильма…

Э. НИКОЛАЕВА: Я так и поняла, что это была Ваша хитрость.

А. КАМОРИН: «Последнее путешествие Симбада» наш герой тоже вступает в неравный бой с явно превосходящими силами противника. И, в общем, конечно, подразумевается, что он погиб. Но так как зрители буквально завалили телекомпанию НТВ заявками на то, что эта история должна продолжиться, ну мы наши выход из положения. Что касается сериала «Мамочка, я киллера люблю», такое решение пока не принято. И я не знаю, если продолжение такой истории будет востребовано, то  чем черт не шутит.

Д. КАМОРИН: На самом деле, когда я написал первого «Телохранителя», я тоже считал, что эта история закончена. Потому что для меня…

А. КАМОРИН: Но я тебе не дал убить Мальцева.

Д. КАМОРИН: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: И это был Андрей. Поставим ему памятник.

А. КАМОРИН: Если идти концептуально, то в принципе все самые интересные взаимоотношения между телохранителем и его клиентом по большому счету в первом фильме были уже исследованы. Это отношения телохранителя и любимой женщины по сути дела американский Буди Гарт. Отношение телохранителя с маленьким ребенком, и отношения телохранителя и пожилого человека.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. В привычных как бы уже ситуациях.

А. КАМОРИН: На самом деле все три ситуации не типичны. И поэтому когда пришлось делать «Телохранителя-2», то было сложно найти вот такие интересные антагонистические отношения. С одной стороны, антагонистические, а с другой стороны, ну, как бы не антагонистические с другими персонажами. А главное теми, которые могли бы возникнуть в реальной жизни у реального, хорошего телохранителя. Но, тем не менее, выход я этот нашел, а третьего писать отказался, потому что эта тема для меня уже все, исчерпана.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, а кстати, по России сейчас же идет «Телохранитель», это как раз этот самый и идет или нет?

Д. КАМОРИН: Нет, Вы видимо путаете его с сериалом «Я – телохранитель», который был снят уже в совсем другой продюсерской компании после того, как вышел наш «Телохранитель».

Э. НИКОЛАЕВА: После того, как они уже решили пенки на волне, на гребне успеха прокатиться.

А. КАМОРИН: Я не знаю, вполне возможно, что они приступили к работе над этим сериалом еще до того, как увидели наш, просто этого не знаю. Просто в эфире этот фильм появился позже «Телохранителя».

Э. НИКОЛАЕВА: Да, в общем, когда мы с Вами говорили о том, что телевидение идет на поводу у зрителя, Вы сказали хорошую фразу о том, что были бы счастливы, если бы с Вами по улицам ходили бы такие люди, которые являются героями сериалов…

А. КАМОРИН: Наших.

Э. НИКОЛАЕВА: Ваших. Да. Я даже знаю, что Андрей рассуждал, что в сериалах не должно быть пошлости, в них не должно быть примеров для подражания, которые могли бы столкнуть людей на кривую дорожку.

А. КАМОРИН: Абсолютно согласен. И до сих пор это поддерживаю. В наших сериалах Вы никогда не увидите, что иногда бывает в продукции других продюсерских компаний.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот, например, сколько бригад появилось в России после фильма «Бригада»?

А. КАМОРИН: Как, например, вскрыть дверь с помощью отмычки?

Э. НИКОЛАЕВА: Тут показывали, кстати, тоже.

А. КАМОРИН: Или, например, мы категорически не показываем на экране прием наркотиков. Категорически. Это у нас просто запрещено.

Э. НИКОЛАЕВА: А чем, кстати, закончились все эти попытки депутатов Думы ввести антиаморальную цензуру на ТВ, в том числе говорилось и … ну, я говорю – ваши сериалы. А Вы, как представители всего сериального движения, в студии у нас присутствуете.

А. КАМОРИН: Вы знаете, я не знаю, чем оно сегодня закончилось, если честно.

Э. НИКОЛАЕВА: Вас это не касается.

А. КАМОРИН: На самом деле идея достаточно странная. В таком случае надо, они так могут добраться и до Третьяковской галереи, где тоже много обнаженной натуры.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. И там, кстати, кто-то кого-то убивает.

А. КАМОРИН: Да, и там тоже Иван Грозный, как известно, очень жестко убивает своего сына.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, в общем, теме ментов, киллеров, бандитов нашим производителям сериалов нет равных в мире в принципе. Против этого Вы-то хоть не поспорите. Кстати, мне ту один специалист сказал, что российские бандиты слишком много у Вас говорят. И ему больше нравятся американские или японские, которые не разговаривают вообще. Дима, это тебе к сведению.

Д. КАМОРИН: Нет, ну, а как же сериал это же разговорный жанр. Поймите, сама особенность телесмотрения в прайм тайме, она какова? Человек пришел с работы. Поужинал, взял чашку чая. Или банку пива, сел перед телевизором, но при этом вокруг него существует жизнь, дети, жена, телефонные звонки, все, что угодно. Невозможно, не отрываясь смотреть на экран. Поэтому сериал, как показывает практика, очень многие люди, которые даже смотрят его от и до, включая рекламные паузы…

Э. НИКОЛАЕВА: Даже не переключаясь.

А. КАМОРИН: Даже не переключаясь в рекламных паузах, его частично смотрят, частично слушают.

Э. НИКОЛАЕВА: Краем уха чтобы.

А. КАМОРИН: Вы отвернулись, краем уха услышали. Но Вы продолжаете быть в теме. Вы продолжаете быть в сюжете. Поэтому, конечно же, сериал. Ну, а мыльная опера вообще чисто разговорный жанр. Его делают для домохозяек.

Э. НИКОЛАЕВА: Значит, совет не поможет, короче.

Д. КАМОРИН: Нет, ну, а если говорить о бандитах, то на самом деле это же не национальность, в конце концов, и даже не черта характера. Не хочу сказать, что это профессия, но, тем не менее, ими бывают самые разные люди. И те, которые молчаливые, и те, которые не слишком молчаливые.

Э. НИКОЛАЕВА: Балагуры.

Д. КАМОРИН: И при этом как бы я уж говорил, что я очень серьезно подхожу к своей работе, ну, все, кто занимался чем-то там, бизнесом, предположим, в начале 90-х годов, так или иначе, сталкивались с этой категорией населения, сказать, что вот  они все такие молчаливые. Нет, киношные бандиты, как у японских яхикудзе, ну, это их национальные бандиты. Ну, у меня, кстати, бандиты выступают в качестве антагонистов. Многие персонажи в «Телохранителе» в том же самом срисованы с натуры. Я вот честно могу сказать.

Э. НИКОЛАЕВА: Как Гиляровский, ходил по улицам города в злачные места.

Д. КАМОРИН: Ну, не одного города, и не по одной улице, скажем так. Главная проблема, на мой взгляд, у сценаристов, мне пришлось прочитать огромное количество чужих сценариев, когда я занимался отбором как раз материала для производства на одном из телевизионных каналов, главная проблема сценаристов очень простая. Это отсутствие элементарного жизненного опыта.

А. КАМОРИН: Это точно.

Д. КАМОРИН: Т.е. писать людей в принципе могут научить. Т.е. знать там законы драматургии, предположим, что должна быть завязка, кульминация, развязка и в лучшем случае катарсис. Это вдалбливают в литературных институтах.

Э. НИКОЛАЕВА: Раньше на уроках литературы в школе.

Д. КАМОРИН: Да, выходит этот человек из литературного института, но если за спиной у него ничего нету, ни жизненного опыта, ну, а чего он напишет…Это либо что-то почерпнутое из интернета, газет, там из того же телевидения, либо что-то надуманное из головы. И поэтому это не работает.

Э. НИКОЛАЕВА: Не есть хорошо.

Д. КАМОРИН: Я же подхожу все-таки так, журналистская закваска во мне есть, что всегда надо собрать материал.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, да, фактуру, а уж потом лопать ее, как хочешь.

Д. КАМОРИН: А потом лопать.

Э. НИКОЛАЕВА: Вам не кажется, что на людей ментовско-бандитские сериалы действуют гипнотически? Просто практически, как удав на кролика. Какие Вы приемы используете, чтобы достичь этого гипнотического эффекта? Завязка, развязка и кульминация. И желательно катарсис.

Д. КАМОРИН: Во-первых, это вовсе не так. Это совсем другое. Потому что вот как раз затягивающим эффектом удава являются как раз кулеброны. Вряд ли  кто-нибудь, встречаясь утром на работе, спрашивает у друга: а чего было во вчерашней серии «Ментов». А вот чего Антонио сделал с Эухенией…

А. КАМОРИН: Донной Розой.

Д. КАМОРИН: Во вчерашней серии какой-то очередной «Санта-Барбары», вот это, безусловно, Вы сами это прекрасно знаете.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это видимо, уже не на работе обсуждается, а на какой-нибудь лавочке у подъезда.

А. КАМОРИН: Ну, и на лавочках тоже.

Д. КАМОРИН: Где угодно на самом деле. Встречается сплошь и рядом.

Э. НИКОЛАЕВА: В самых разных слоях населения. Понятно. Итак, Андрей Каморин и Дмитрий Каморин, братья по телевизионным сериалам. Мне вот не понятно, в условиях кризиса народу нужно дать побольше таких вот удавов и «Киллера люблю», Нет, хлеба нужно дать зрелища. А вот все-таки, тем не менее, хоть Вы и говорите, что проекты не приостанавливаются, но все же как то скисло все. Какого черта, казалось бы, в этой отрасли экономики убытков не будет никогда.

А. КАМОРИН: Нет, ну, как экономика кинопроизводства, тем более экономика кинопроизводства для показа по телевидению, она совершенно определенная. И в конечном итоге она зависит от тех поступлений, которые получают телекомпании-вещатели. А  они живут на рекламе. Т.е. и компании вещатели, ни с нами продюсерами, ни со сценаристами напрямую рекламные деньгами не делятся, но в конечном итоге мы получаем эти самые деньги в какой-то своей 156й части. И когда уменьшается это количество, то естественно…

Э. НИКОЛАЕВА: Падает и Ваше.

А. КАМОРИН: И до нас денег доходит меньше. Но при этом я хочу сказать, что, например, «Форвард-фильм» не прекратил производство, и мы продолжаем делать сериалы, которые, я надеюсь, будут радовать наших зрителей.

Д. КАМОРИН: А я смотрю на все вообще с позитивной точки зрения, потому что если вспомнить историю, то Голливуд, как фабрика грез, как известно, родился как раз в период великой депрессии. И само понятие, которым мы сейчас все оперируем, хэппи енд, это понятие, которое родилось как раз в те самые годы великой депрессии. Когда людям была нужна какая-то отдушина, и они действительно шли на фабрику грез за ней.

Э. НИКОЛАЕВА: Вообще, сколько повторов выдерживают лучшие сериальные работы, и как быстро при этом теряется рейтинг?

Д. КАМОРИН: Сколько «Дальнобойщики» уже показывали? Раз 20.

А. КАМОРИН: Ну, количество повторов «Улиц разбитых фонарей» и «Тайн следствия» я просто не берусь сосчитать, если честно. С другой стороны, есть множество сериалов, причем оговорюсь, очень неплохих, которые были показаны всего 1 раз. «Телохранитель» на втором показе собрал даже большую долю, чем на первом.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что.

А. КАМОРИН: Здесь нет прямой зависимости. Потому что часто бывает так, что поперву, скажем, фильм ну неудачно поставили.

Э. НИКОЛАЕВА: Не в то время. В стыке не с тем на другом канале.

А. КАМОРИН: Однажды премьеру очередного сериала «Таксистка» тоже наш сериал.

Э. НИКОЛАЕВА: Хороший.

А. КАМОРИН: Телекомпания НТВ поставила то ли в 23.40 то ли в 23.30. Ну, сами понимаете, ну, кто этот семейный фильм будет смотреть в такую поздноту.

Э. НИКОЛАЕВА: А потом будут говорить.

А. КАМОРИН: А потом когда его повторили днем, он собрал значительно большую аудиторию. Потому что попал в ту аудиторию, которая его ждала.

Э. НИКОЛАЕВА: Так это зависит, получается, от мозга кого? Программирования на канале?

А. КАМОРИН: Ну, конечно, успех или не успех сериала зависит вот с моей точки зрения ровно на столько же от таланта группы, которая его делает, я имею в виду всех, так и от того, как этот продукт будет…

Э. НИКОЛАЕВА: Талантливо.

А. КАМОРИН: Талантливо поставлен и талантливо раскручен, промотирован.

Э. НИКОЛАЕВА: Что Вы намерены предпринять, чтобы сохранить производство телесериалов на плаву?

Д. КАМОРИН: Ну, я на самом деле…

Э. НИКОЛАЕВА: Работать, работать.

Д. КАМОРИН: Продан месяца на 4-5 вперед точно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты. Ты уже знаешь, что будет через год.

Д. КАМОРИН: Я не знаю, по крайней мере, на ближайшее время работой я обеспечен. И постараюсь сделать так, чтобы, в общем, чтобы эти работы как раз поддержали на плаву отечественный кинематограф, в том числе сериальный.

А. КАМОРИН: Ну, Вы знаете, если говорить обо мне, то я ведь отвечаю только за компанию «Форвард-фильм», директором которой являюсь. Это, знаете, так это я за других не в ответе. Я думаю, что очень много продюсерских компаний, которые возникли в последнее время, конечно же, уйдут в небытие. И рынок несколько почистится и сконцентрируется.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, как всегда, слабые не выдержат, а крепкие более-менее устоят.

А. КАМОРИН: А кто выплывет, тот выплывет.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же. На этом конец фильма. Спасибо, что пришли. Хотя я сама не смотрю, и детям не советую. Вам я желаю больше сериалов хороших и разных. Всем пока…

А. КАМОРИН: Спасибо.

Э. НИКОЛАЕВА: В эфире были я, Элина Николаева и…

Д. КАМОРИН: Дмитрий Каморин.

А. КАМОРИН: Андрей Каморин.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире