ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Благотворительность. Как это будет по-русски. Об этом и о многом другом нам сейчас расскажут актер и режиссер Александр Панкратов-Черный и генеральный директор издательского дома «Аргументы недели» Олег Желтов. Здравствуйте, уважаемые господа.

АЛЕКСАНДР ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Здравствуйте.

ОЛЕГ ЖЕЛТОВ: Здравствуйте.

Э. НИКОЛАЕВА: Прежде всего вопрос Александру. Откроем тайную и не всем известную сторону Вашей жизни. Сколько благотворительных фондов Вы уже поддержали в своей жизни? И откуда тяга такая к благотворительности?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ну, я более уже 15 лет являюсь президентом детского спортивного фонда «Наше поколение». Потом сейчас новый фонд зарегистрировали – это культурное развитие детей. Являюсь председателем попечительского совета фонда памяти Миши Евдокимова.

Э. НИКОЛАЕВА: Еще фонд «Благомир».

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: «Благомир», да. Это фонд, который помогает ветеранам афганской войны, чеченской войны, в общем, армии.

Э. НИКОЛАЕВА: Все как серьезно, а я хотела пошутить. Тяжелое детство, чувствительная душа поэта. А тут все вон как солидно на таком высоком уровне. И теперь о Вашем с Олегом Желтовым, присутствующем в нашей студии союзе. Можно сказать, что Вы вместе организуете такой масштабный всероссийский проект, как «Аргумент успеха».

О. ЖЕЛТОВ: Действительно мы в рамках редакции газеты решили создать благотворительный проект, посвященный развитию талантливых детей из регионов, которые, может быть, вообще, сироты, или их родители совершенно малоимущие, и не в состоянии им дать то образования и выход в большой мир. И, к сожалению, когда многие дети из регионов смотрят наше телевидение, они видят, что для них открыты двери только в Дом-2, а другие двери для них не открыты. И получается, что для них проще пойти засветиться в такой программе а-ля «За стеклом», либо попасть на очередную «Фабрику», не известно каким способом, поимев мохнатую лапу. Поэтому, конечно же, должна быть предложена какая-то альтернатива.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, хорошо, мы вернемся к этому проекту позже, потому что поподробнее ты расскажешь об этом, Олег. А пока обсудим вот что. Стало общим местом рассуждать про то, что в России плохо с благотворительностью. Что почти нет меценатов. Так ли это, и как жлобство наших богачей согласуется со сказками о широте души русского народа.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ну, что тут можно сказать. Вы знаете, меценатов трудно найти, особенно в последнее время. Потому что когда стали создаваться фонды, то создателями стали являться очень многие люди проходимцы, которые просто под личиной фонда собирали какие-то средства и просто их воровали и закрывались эти фонды и исчезали. И многие меценаты, которые готовы дать деньги, многие бизнесмены, даже политики, которые хотели содействовать развитию этих фондов, просто престали доверять этим фондам. Понимаете. И доказать после этого, и вот я с этим часто сталкиваюсь, когда приходишь там просишь для детей. То  они говорят: нет, нет, нет. Где гарантия, что вот это вот поступит туда. Потому что когда…

Э. НИКОЛАЕВА: Гарантия – Ваш бэкграунд. Человеческий, актерский, режиссерский, Саш, поэтому такие люди, как Вы…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Даже этому не верят. Вы знаете, когда мы кинематографисты собрали очень большие средства для помощи пострадавшим детям Чернобыльской трагедии, и Любовь Сергеевна Соколова, Царствие Небесное, народная артистка Советского Союза, говорит, Шурка, а давай-ка я проверю, дошли ли наши средства. А мы деньги пересылали на обувь, на спортивные костюмы, на одежду для детишек.

Э. НИКОЛАЕВА: Целенаправленно.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, для детей Чернобыля, Белоруссии, пострадавших от этого страшного, как говорится, горя. Проверили, и как Вы думаете? Ни копеечки не дошло до детей.

Э. НИКОЛАЕВА: Куда же все делить то?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Умыкнули денежки. Умыкнули.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот жулики.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Причем мало того. Мы пересылали деньги на счета, которые якобы представляют Чернобыль. Выяснилось, что это проходимцы, открыли собственные счета, и все, и потом исчезли. Мы обожглись вот так. Поэтому многих меценатов понять можно.

Э. НИКОЛАЕВА: Совесть-то есть, вообще, эти жулики. Кто-нибудь вообще подсчитывал. Вы привели, Саша, вполне конкретный пример. А кто-нибудь подсчитывал, сколько среди всевозможных благотворительных фондов кидал и аферистов. Ведь самое ужасное, что действительно прикрываются самым святым. Например, много случаев, говорят, ребенку нужна операция. А на самом деле собирают на карман. Вот что делать, законов нет, совести или чего-то еще. Вот как с этим бороться?

О. ЖЕЛТОВ: Ну, я вот хочу сказать, как газетчик, мне кажется, что здесь роль СМИ крайне важна. И вот как раз «Аргументы недели» мы стараемся рассказывать о тех благотворительных фондах, которые действительно реально что-то делают. Это и благотворительный фонд Спивакова. Это и замечательный совершенно фонд музыки есть такой. И есть фонд Чулпан Хаматовой, о котором, слава Богу, многие знают. Есть еще масса организаций, и вот мы стараемся о них рассказывать. И у нас есть представительства во всех регионах, и мы в состоянии это проконтролировать. Т.е. если мы обращаемся к кому-то за помощью и агитируем людей помочь кому-то, либо бороться с болезнью, либо поступить в какой-то институт, помощь на какое-то оборудование, мы абсолютно четко это проверяем и гарантируем, чтобы не случилось то, о чем рассказывал Александр. Действительно такое часто бывает.

Э. НИКОЛАЕВА: Саш, ну, а как Вы собираете деньги? Ваш круг, Ваше общение с богатыми людьми, наверное, достаточно ограничен. Вы что ходите, стучите в кабинеты…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Хожу, хожу.

Э. НИКОЛАЕВА: Говорите, я тут знаю, прочитал про Вас, Вы не бедный человек.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Хожу. Вот, например, фонд Евдокимова Михаила Сергеевича, мы например, ежегодно проводим фестиваль искусств памяти Евдокимова на его родине, в деревне. С самолетом нам помогли МЧС и ФСБ, оплатили прилет артистов туда и обратно.

Э. НИКОЛАЕВА: Наверное, знакомы с Сергеем Шойгу хорошо.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Пришли прямо к ним, и вот упали на колени. Денег нет, мол, помогите, представляете. Потом, например, фабрика «Луч», которая изготавливает форму для олимпийцев для наших, для спортсменов и прочее, у нас там детская футбольная команда в Бийске. Я лично сам поехал к директору, милому человеку, поговорили, пообщались. Говорю: детишкам нужна форма спортивная. Потому что дорогое удовольствие, найти трудно. И нам дали. Понимаете, и нам дали эту форму и детишки счастливы и носят. Причем, знаете. На майках не просто надпись «Фонд Евдокимова», а это шитье, вышито, как у олимпийцев настоящих. Детишкам это и радостно, и памятно.

О. ЖЕЛТОВ: На всю жизнь запомнят.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: На всю жизнь, да. Приходится ходить и клянчить с протянутой рукой. И это самое надежное…

Э. НИКОЛАЕВА: Сам себя не обманешь.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Конечно, когда просто письмо прислал, они не знают. Дойдет это куда-то…

Э. НИКОЛАЕВА: Какой-то там известный артист, а может, под его именем кто-то еще…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, а тут когда сам живьем приходишь, только что приехал из Южной Осетии. Цхинвал весь уничтожен город. Театр сожжен, кинотеатр уничтожен. Детских поликлиник нет. Вот мы строим там детскую поликлинику, которую к лету будем открывать.

Э. НИКОЛАЕВА: Ее же еще финансировать надо, содержать.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, имени Евдокимова. Мы нашли спонсоров, они просили не называть их. Они помогают стройматериалами, вплоть до кафельной плиточки. Потом медицинское оборудование для детской поликлиники.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. лучше не деньгами, а товарами.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. Потому что в городе все разбомблено и нет еще ни одной детской поликлинике.

О. ЖЕЛТОВ: Когда я езжу по регионам, я вижу, что основная проблема как раз у молодых ребят, у подростков, это то, что они чувствуют себя лишними на этом празднике жизни. Вот этот диссонанс между картинкой, которую они видят и то, что творится вокруг них.

Э. НИКОЛАЕВА: Типа: мы бедные, и это не для нас. И никогда мы не будем.

О. ЖЕЛТОВ: Да, загаженный подъезд они видят, они видят замотанную мать свою и т.д. И отец либо пьяный, либо вообще его нет и т.д. Они видят, что именно такая жизнь им уготована. А как даже реализовать свои способности, вообще, что надо просто работать и за счет своего таланта надо просто работать и за счет своего таланта надо просто чего-то добиться…

Э. НИКОЛАЕВА: Куда-то лезть, прорываться.

О. ЖЕЛТОВ: Да. И я бы еще хотел сказать от лица многих предпринимателей. Поскольку как директор газеты, я естественно контачу со многими бизнесменами, я могу сказать, чего они опасаются. Да, первое, при просьбах благотворительности, они опасаются того, что это просто жулики, проходимцы. Но вторая проблема, многие предприниматели говорят, вот если Вы требуете от нас благотворительности, то тогда дайте нам налоговые льготы, они просят этого у государства. Понятно, что государство эти налоговые льготы не даст, тем более, сейчас в связи с кризисом…

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы не государство.

О. ЖЕЛТОВ: Да. И честно говоря, когда в 90-х годах были попытки дать налоговые льготы каким-то благотворительным структурам, кончалось это в большинстве случаев…

Э. НИКОЛАЕВА: Закупкой водки и сигарет.

О. ЖЕЛТОВ: Абсолютно. Т.е. под ширмой благотворительности просто масштабная была афера по уходу от налогов. Это все кончалось практически криминалом, даже всероссийскими разборками по ликвидации тех или иных деятелей.

Э. НИКОЛАЕВА: А почему, скажите, человек слаб на деньги. Вот так прямо, только ему приплыло, а он норовит умыкнуть.

О. ЖЕЛТОВ: Ну, это человеческая натура, но здесь мне кажется, как раз государство могло бы создать питательную почву для развития нормальной благотворительности, совершенно не применяя какие-то такие налоговые льготы и т.д. Если бы хотя бы по нашему госканалу были бы какие-то специальные каналы, где бы просто про этих благотворителей рассказывали и показывали, что вот конкретно этот человек дал денег, и благодаря этому произошло то-то, то-то и то-то. Многие бизнесмены – это честолюбивые люди, благодаря этому они добились успеха, и ничего в этом зазорного и стыдного нету.

Э. НИКОЛАЕВА: Обязательно собирать деньги за рекламы на эту программу.

О. ЖЕЛТОВ: Конечно. Они не будут рекламировать свой товар. Просто расскажут, что вот есть такой хороший человек, который часть заработанных денег потратил туда-то.

Э. НИКОЛАЕВА: И это помощь государства?

О. ЖЕЛТОВ: Конечно, и если эта программа пройдет по общегосударственному каналу, и она будет регулярная, я Вас уверяю, и мы, как газетчики тоже подключимся к освещению этой темы, что у нас благотворительность тогда станет такой же системой, и нормой, и необходимостью, как это, например, в Америке и в Западной Европе.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, в студии нашей программы актер и режиссер Александр Панкратов-Черный, Олег Желтов, генеральный директор издательского дома «Аргументы недели» в программе, посвященной благотворительности. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Саша, а вот  скажите, вы коснулись Михаила Евдокимова. И нельзя, конечно, было не упомянуть Вашего друга и земляка. Вот почему все смирились с тем, что это случайная смерть, как Вы думаете?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Я не думаю, что случайная, знаете, у меня много насчет этого мыслей. Просто не хочется огульно кого-то обвинять, потому что тут можно и ошибиться. Хотя за несколько дней до гибели мы с Михаилом виделись, и когда он мне показывал свой новый дом, который он хотел построить в Белокурихе, и водил меня по этому срубу и  говорил: вот здесь будет, Саша, комната для друзей, вот здесь у меня будет кабинет, вот здесь мы будем отдыхать и смотреть на горы Алтайские. Я говорил: вот, знаешь, Миша, когда достроишь, тогда и будешь хвастаться. И он вдруг с грустью мне сказал: братка, а, может, ты будешь достраивать. Я говорю: откуда такие черные мысли? Он говорит: вот так и так. Рассказал, что за 3 месяца ему пришлось поменять около 12 телефонов мобильных. Шла глобальная прослушка, слежка, потом за 3 дня до гибели, всем известно, сняли сопровождение. Губернатор ездил без охраны, без сопровождения, это вообще нонсенс. И вообще много-много он мне рассказывал, с чем ему приходится сталкиваться, с чем бороться. И с коррупцией, которая в крае существовала. И потом большой труд, который один священнослужитель мне передал, касающийся налоговой системы и бюджета, и Миша плакал, просто плакал. Потому что, например, на букву «а», просто мы там увидели, государство из бюджета дает сколько-то миллиардов на автодороги, например, вот автодороги. На ремонт дорог, на строительство. Потому что на Алтае разбиты дороги ужасно. 7 миллиардов что ли там была сумма. А финансировано всего 102 миллиона. Где остальные деньги, кто их крутит. Понимаете? Я говорю: Миша, а что это трудно проверить, трудно узнать и прочее, прочее.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, да, проследить финансовые потоки.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Он говорит: писал, разговаривал, говорят: да, 102 миллиона мы ему финансировали. Остальные деньги вот мы их придерживаем. Т.е. они их крутят, процент с прокрутки кладут себе в карман чиновники. А всем там на верху докладывают: ну артист пришел в губернаторы, разные он может освоить такую сумму. И Миша был в катастрофическом положении. И вот это предчувствие гибели, что за ним идет вот такая глобальная охота.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, Александр, но  об этом опасно даже, наверное, и говорить. Потому что…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: А место гибели, знаете, если посмотреть, ну как этот водитель мог подрезать машину губернатора, если эту машину за 5 километров было видно. Там поле слева, справа поле. Машина шла вся на виду. И вдруг этот человек подрезал. Это смешно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, в общем, все в актерском мире знакомы с Вашей бескомпромиссностью, и всегда попадаете за счет того, что всегда говорите правду.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ну, не всегда, не всегда это безопасно, я бы так сказал. Когда в молодости писал стихи, мама мне всегда говорила: Санька, брось писать стихи. Да, посадят. Посадят.

Э. НИКОЛАЕВА: По-простому так. Итак, актер и режиссер Александр Панкратов-Черный и Олег Желтов, генеральный директор издательского дома «Аргументы недели». Мы продолжаем. Рубрика «Блиц», коротко о Вас, Вашей работе и о том, кто Вы есть такие в этой жизни. Олег, Вы первый. Родились, учились, этапы карьерного роста. Почему работаете в «Аргументах недели». Кстати, для Вашей газеты, как и для прочих периодических изданий еще не пора ли организовать благотворительный фонд поддержки в условиях кризиса? Шутка.

О. ЖЕЛТОВ: Я родился в Москве. Закончил Московский авиационный институт, как и наш главный редактор Андрей Угланов, он тоже из авиационного института. Но потом судьба нас забросила в издательскую деятельность. Мы работали в «Аргументах и фактах», но потом оттуда ушли и создали газету «Аргументы недели», которая вполне неплохо себя чувствует. У нас уже аудитория более миллиона человек, мы сейчас изздаемся даже в Китае. Как раз по поводу кризиса мы, может быть, одна из немногих структур, которую кризис пока особо не затронул. Более того, если, например, глянцевый журнал пострадал очень сильно, потому что, во-первых, они держались в основном за счет рекламы всяких пафосных товаров, которая сейчас резко сдулась. Потом они печатаются на импортной бумаге, из-за курса евро действительно у них выросла себестоимость этой печати. А у нас как раз пошел обратный процесс. Т.е. себестоимость печати газет упала, потому что газет стало меньше. И получилось так, что рекламодатели наши, поскольку в основном мы рекламируем товар повседневно необходимого спроса, какую-то фармацевтическую продукцию, и поэтому можно сказать, у нас даже в кризис финансовая ситуация стала еще более стабильной, чем она была.

Э. НИКОЛАЕВА: Какие хитрые.

О. ЖЕЛТОВ: Да, поэтому мы как раз и думаем больше о развитии, о том, что как раз мы готовы всячески способствовать помощи другим. Ну, по крайней мере, для нас не так страшен кризис, как его малюют.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Александр Панкратов-Черный, в июне, Саша, вам 60. Как настроение?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. Да прекрасное настроение. Я как-то, знаете, возраст не чувствую. Единственно, что меньше стал работать, устаю. Вот это да. Вот чувствую физическую даже усталость. Но с другой стороны, знаете, вот сейчас уже рискнул и вернулся к театру. 38 лет не выходил на сцену, как драматический актер. Сейчас уже играю в двух антрепризовых спектаклях, и в проектах еще нескольких.

Э. НИКОЛАЕВА: Антреприза предполагает поездки по России.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Очень много езжу. Вот недавно вернулся с Севера…

Э. НИКОЛАЕВА: И не только.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Был в Надыме, в Ноябрьске. С успехом играем спектакль, ездим…

Э. НИКОЛАЕВА: Там холодно на Севере то?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. Прилетели в Надым — — 48.

Э. НИКОЛАЕВА: Чем грелись?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ну, как Вы думаете, чем можно греться на Севере?

Э. НИКОЛАЕВА: Я смотрю, вы чай горячий не  очень пьете. Обожглись что ли?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, да, зато водочка холодная согревает.

Э. НИКОЛАЕВА: Водочка холодная сначала согревает…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Тепло людей, зрителей.

Э. НИКОЛАЕВА: Саш, ну, вы берегите себя, Вы с этим не злоупотребляйте.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Берегу очень даже.

Э. НИКОЛАЕВА: А как полтинник отмечали, помните? Кто чего подарил?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: 50 лет? Ой, помню, как же. Значит, от президента Ельцина Павел Павлович Бородин мне вручил Жигули семерку, которую мой друг разбил через 3 недели.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы добрый такой другу дали покататься.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. От церкви я получил орден святого Владимира и орден чести. Застолье было широким шумным, большим…

Э. НИКОЛАЕВА: В доме киноактера?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Нет, это мы в гостинице «Космос».

Э. НИКОЛАЕВА: Солидно.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, очень много было друзей, гостей, актеров.

Э. НИКОЛАЕВА: Что сейчас снимаете помимо антрепризы, где снимаетесь?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Закончили только что телевизионный серил 8 серий «Как женить Казанову», мелодрама.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы были в главной роли?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Там я играю мужа Наташи Егоровой. Наташа Егорова играет мою жену, я играю мужа, который 17 уйдя из семьи, пытается вернуться в семью. А нашего Казанову, сына, играет Антон Макарский, молодой, замечательный актер. И закончили, вот сейчас уже озвучание закончили фильм Карен Шахназаров снял по мотивам чеховской «Палаты №6». Мы  там с Володей Ильиным снялись и Женя Стычкин. С интересом жду выхода этой картины, потому что очень необычная, на мой взгляд, картина. И необычная она и для меня, и для Карена Шахназарова. Вот мы 20 лет с Кареном не встречались с Кареном на съемочной площадки, с лава Богу, это произошло, снова повторилось, как говорится.

Э. НИКОЛАЕВА: Денег в кино в ближайшее время не  ждут, самое время заняться благотворительностью.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Может быть, особенно помощь сейчас нужна нашим старикам, пенсионерам, актерам. Актеры сейчас в плачевном состоянии. И театральные, и кинематографисты.

Э. НИКОЛАЕВА: За гонорары, если низкие платят, отказываетесь сниматься у каких-нибудь известных режиссеров? Есть за Вами такое, как у некоторых артистов закидоны такие.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Вы знаете, это не закидоны. Иногда да, приходится отказываться. Самое печальное, если интересный материал, если интересный режиссер, я никогда не отказываюсь, даже  от низких гонораров. Но когда чудовищный, бездарный сценарий, совершенно неизвестный человек, пришедший в кинематограф, а сейчас таких очень много. Понимаете, не то, что неизвестных, а просто неслучайных людей в кинематографе, да, еще и за копейки хотят тебя снять. Это, конечно, и тебя оскорбляет, унижает, думаешь, а зачем тебе это надо? Ради того, чтобы мелькать на экране. Мне это ни к чему.

Э. НИКОЛАЕВА: Саша, скажите, кстати, как Вам шутка от «Камеди клаба», что говорить Панкратов-Черный не политкорректно. А нужно Панкратов-афроамериканец.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Вы знаете, я этот «Камеди клаб» считаю копией туалетной бумаги.

Э. НИКОЛАЕВА: Саша не засмеялся, потому что ему это не нравится.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. Я впервые это слышу, правда, да, но однажды они меня пригласили на свою передачу. Я ушел. Потому что такой пошлости, Вы знаете, и так уже телеэкран пошлостью захлебывается. А то, что я там увидел, ну, это просто ужасно. А многим нравится, к сожалению. Знаете, да, привыкли уже дерьмо кушать.

Э. НИКОЛАЕВА: Еще глупый вопрос, Степа Лиходеев Вас не тревожит? Потому что образы обычно преследуют своих…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Нет, что Вы. Просто интересно было работать с Бортко. Сначала предлагали мне Варенуху играть. А я немножко суеверный человек. Да, еще и верующий ко всему прочему. Я сказал, что вампира я играть не буду. И жена поддержала меня в этом. А вот несчастного администратора Степу Лиходеева я  очень хорошо понимаю, и этот образ я создам. И сыграл, и мне кажется, неплохо.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Итак, в студии нашей программы Александр Панкратов-Черный, Олег Желтов. Мы продолжаем. Саш, извините, сейчас забыла еще спросить. Почему Черный то? Вы хотели, чтобы Вас не путали с другими Панкратовыми. Потом Вы признавались, что очень мрачно воспринимаете окружающую действительность, так что Черный вам, получается, подходит.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да не я хотел… Нет, ну, это Вы знаете, Черным меня назвал Илья Вениаминович Вайсвель Царствие ему Небесное, наш профессор ВГИКА. Когда был семинар молодых кинематографистов, обсуждали мою дипломную работу по Шукшину, которая была удостоена престижной награды на зарубежном фестивале. Тематика была о том, что феномен Шукшина творчества, потому что это по мотивам рассказа Шукшина был фильм, мой дипломный фильм. Шукшин заинтересовал Европу, это вот интересный феномен такой произошел. И вот в частности фильм Пакратова Александра. А из зала все стали кричать. Илья Вениаминович, а Вы какого Панкратова имеете в виду. Их же два Александра и  оба Панкратовы. Ну, и так как мой однофамилец светлый шатен, уходящий в рыжину, Саша Панкратов, а я брюнетом тогда был жгучим, Илья Вениаминович с трибуны и сказал: я имею в виду Панкратова Черного. И когда меня вызвали после поездки моего однофамильца за границу, где его портрет сфотографировали в каком-то журнале, а биография, перечень фильмов мои, то ли он обиделся, то ли чиновникам стало как-то не по себе, потому что мой однофамилец племянник очень известного кинооператора Тиссе, которые еще с «Броненосца Потемкина» снимал еще, с Эйзенштейном. И вот меня вызвал тогда ныне покойный Олег Тимофеевич Ермаш и говорит: Александр, надо Вам как-то поменять фамилию. Я говорю: почему? Я ношу фамилию достойного человека. Нет, ну, вас путать будут. Ну, я подумал, чего долго искать. Он светлый парень Панкратов, а я брюнет, черный. Вот я и стал Черным. Вот так и появилось.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, а я думала какие-нибудь дворянские корни, обычно бывают сдвоенные фамилии.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Самое интересное меня почему-то все спрашивают.

Э. НИКОЛАЕВА: И всем Вы рассказываете.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Эльдар Александрович Рязанов, еще я помню, объяснил всем кинозрителям, почему я с двойном фамилией. Нет, все равно спрашивают.

Э. НИКОЛАЕВА: Вынь да положь. А как Вы, кстати, с Эльдаром Рязановым?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: К сожалению, мы сейчас не общаемся. Я  очень об этом грущу. Нас поссорила пресса.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот как.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. у Вас на прессу зуб и тем не менее…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Большой зуб.

Э. НИКОЛАЕВА: Тем не менее, Вы с представителями прессы масштабные, благотворительные проекты …

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: К сожалению, вы знаете, ведь совсем недавно награждали журналистов высокими правительственными наградами и это достойно. Потому что поливать всю журналистику это грешно. Потому что я знаю журналистов, и мы награждали, и я присутствовал при награждении журналистов, которые прошли, как говорится, через горнило Чечни. И многим журналиста руки отрубали, которые писали правду про этих боевиков и прочее, прочее, про террористов. Есть журналисты, которые знают, что такое правда, и рискуют ради этой правды для людей своей жизнью. А есть щелкоперы, которые выискивают все грязненькое, подленькое людях, в человеке, калечат судьбу людей, разбивают семьи, обливают грязью, понимаете. Это страшно. И на этом зарабатывают на кусок хлеба. Я когда встретился с одной журналисткой, которая меня обливала грязью, обвиняла в антисемитизме, и в какой-то клевете, подслушивая записывая какие-то разговоры в ресторанах и прочее…

Э. НИКОЛАЕВА: И перефразируя.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. И перефразируя, выдавая это за мои интервью. Представляете, первое, что закричала ее редактор, когда я пришел к ней на встречу, еще не дойдя к ней на встречу, он закричал: Саша, она мать двоих детей.

Э. НИКОЛАЕВА: Типа – пожалей.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: И я подумал, надо же такой грязью и подлостью заниматься, чтобы кормить и воспитывать, одевать, обувать двоих детей. Кем же вырастут эти дети, если мать у них такая грязная лгунья.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, зуб, видать, немалый.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Немалый. Клык, я бы сказал.

Э. НИКОЛАЕВА: Зубище. Ну, что же в студии нашей программы актер, режиссер Александр Панкратов-Черный, Олег Желтов, генеральный директор издательского Дома «Аргументы недели» в программе, посвященной хорошему делу, благотворительности. Ну, а все хорошее, как известно, нуждается в рекламе, больше, чем нехорошее. Поэтому сейчас реклама музея современного искусства на радио «Эхо Москвы» и мы продолжим через мгновенье.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: В студии нашей программы Александр Панкратов-Черный и Олег Желтов. Продолжаем. Итак, масштабный всероссийский проект «Аргумент успеха». Вы привозите в Москву наше будущее, одаренных детей, с ними тут занимаются. Скажите, а Ваше предприятие не напоминает известную телепередачу вроде как «Ало, мы ищем таланты» или «Ты смешной», они тоже заявлялись, как программы по поиску самородков, но  очень быстро выродились в дешевый балаган.

О. ЖЕЛТОВ: Ну, начали самородками, а закончили самоуродками, извините. Поэтому мы как раз не стремимся к какой-то публичности и сделать так, чтобы это была красивая картинка, чтобы она была в угоду той публике, которая как раз и  питает ту самую бульварную прессу, о которой сейчас столь страстно говорил Александр.

Э. НИКОЛАЕВА: С болью.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да. Поэтому мы это делаем тихо и считаем, что мы не можем помочь всем. Но отбираем по регионам действительно талантливых детей. Это будущие художники, музыканты, журналисты те же самые. Привозим их в Москву, водим по музеям, устраиваем мастер-классы с известными музыкантами, такими как Сергей Жилин, это джазовый оркестр «Фонограф». Устраиваем мастер-классы по журналистике у себя в редакции. Благодаря этому мы считаем, здесь даже важны не те знания, которые они получат, главное смогут пообщаться со своими кумирами, и эти кумиры расскажут, что на самом деле они сделали себя сами. Что большинство все-таки людей это как раз яркий пример Александра Панкратова-Черного, он приехал в Москву, он сделал себя сам. Он не был чьим-то таким протеже и  т.д. Именно когда они из первых уст слышат…

Э. НИКОЛАЕВА: Повезло, что рядом находилось.

О. ЖЕЛТОВ: Конечно. Очень важно, чтобы они поняли, благодаря упорству, труду, и таланту, которые у них есть, они действительно могут добиться успеха. Не обязательно даже в сфере творчества. Это может быть спорт, это может быть они станут приличными людьми. Поэтому даже нам удавалось за счет спонсоров и в Париж их вывозить. Именно чтобы они увидели и европейскую жизнь, и посмотрели, что, оказывается, можно жить не только так, как они живут у себя. А вот можно жить и по-другому. Здесь вот этот самый личный пример, и эти встречи они, безусловно, запоминают на всю жизнь. Вот нам кажется, что самый главный именно вот этот…

Э. НИКОЛАЕВА: В пресс релизе Вашей благотворительной программы, я нашла, как мне кажется, принципиально неверные слова: мы рождаемся одинаково талантливыми детьми. Мне кажется, ни фига подобного. И то, чем Вы и занимаетесь в «Аргументах» успеха как раз об этом и свидетельствует. Люди-то все разные. Главное, в какой обстановке ты окажешься. Кто рядом окажется.

О. ЖЕЛТОВ: Безусловно, здесь имело в виду, прежде всего, то, что у каждого свой талант. Важно просто найти свое место и свое применение в своей жизни. Надо не стесняться пробовать, не стесняться, может быть, даже каких-то ошибок, может быть даже каких-то публичных провалов. Ничего страшного, это только закаляет. И как раз наша задача именно  в том, чтобы поддержать этих ребят, и показать, что лучше сделать еще одну попытку, чем смириться, скукситься и погрузиться вот в эту нирвану, которая творится, к сожалению, во многих наших регионах.

Э. НИКОЛАЕВА: А как из этих единичных примеров в принципе у Вас, наверное, только зарождается, наверное, не поставлено на поток, все-таки сделать какой-то безостановочный поток.

О. ЖЕЛТОВ: Вот мы как раз сейчас договорились с ассоциацией курортов Подмосковья и благодарны ее руководителю г-же Меркуловой за то, что они нам предоставят возможность в своих Подмосковных санаториях размещать детей, которых мы будем привозить из регионов, потому что это дело дорогостоящее. Мало того, что их надо привезти.

Э. НИКОЛАЕВА: Накорми.

О. ЖЕЛТОВ: Да, местные власти как раз помогают с оплатой транспортных расходов. Но здесь надо детей накормить, поселить в нормальном, приличном месте. Нам удалось решить эту проблему, и мы сейчас как раз хотим, начиная особенно и вот с летнего сезона, летние каникулы, чтобы таких групп было больше.

Э. НИКОЛАЕВА: Детские дома, да, наверное.

О. ЖЕЛТОВ: Детские дома, какие-то творческие кружки. Мы сейчас как раз ведем переговоры с  очень многими главами регионов России, чтобы все лето у нас были группы как минимум из 30-40 регионов. И  очень благодарны многим артистам, таким, как Сосо Павлиашвили, ну, и журналистам, таким как Андрей Максимов за то, что они откликаются и готовы бесплатно передавать те знания, те умения, которые у них есть, детям.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Тоже очень важно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, как своеобразные мастер классы.

О. ЖЕЛТОВ: Да, вот эти мастер классы, именно человеческий контакт. Потому что на самом деле, когда ты вот это видишь…

Э. НИКОЛАЕВА: К Зурабу Церетели гости, пообщаться с такой глыбой, с таким матерым человечище интересно.

О. ЖЕЛТОВ: Конечно. Многие могут относиться к этому со скепсисом, по-разному относиться к творчеству тех или иных артистов, но для детей очень важно…

Э. НИКОЛАЕВА: В обстановке оказаться. В студии его.

О. ЖЕЛТОВ: Конечно. Это культурный шок в хорошем смысле этого слова.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, конечно.

О. ЖЕЛТОВ: И вот, кстати, в Рязань недавно ездил Павлиашвили и потом Андрей Губин ездил, мы организовывали концерт, это в больнице, там, где тяжелые онкологически больные дети лежат и т.д. И могу сказать, что просто все плакали и дети, и их родители, и Сосо Павлиашвили плакал и т.д. Но это такие слезы очищения, которые делают нас совершенно иными. Не в том смысле, в котором делают и  многие наши СМИ, телевизор, бульварные СМИ, а иными именно качественно иное отношение к жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Спасите наши души. Ну, вот, кстати, упомянули писатель Максимов, как он заметил, нам как-то заранее известно, что мы детей любим, а что дальше? Действительно, а что дальше? Вы как-то отслеживаете судьбы этих ребят? Как правило, их же еще и нужно вырвать из той среды, где они находятся. На всю жизнь им же не будешь папкой и мамкой.

О. ЖЕЛТОВ: Безусловно, мы не всесильные и понимаем, что мы не можем провести по жизни огромное количество детей. Но у них есть всегда наши телефоны, они часто нам звонят. Мы им помогаем с кем-то свести, что-то посоветовать. Во многих регионах, нам удалось отстоять, например, какие-то наезды местных властей, каких-то предпринимателей. Например, небольшая художественная школа, у них пытаются отобрать здание. Понятно, что художественная школа – дело неприбыльное, а там какие-то предприниматели решили себя какой-то офис, магазин и т.д. Вот благодаря ресурсу «Аргументы недели», информационному ресурсу нам удалось эти проблемы вывести в публичный спектр и  отстоять, что называется, права детей. Слава Богу, таких случаев не так много, но это тоже реальная помощь и мы этим гордимся.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, дети детями, а пора уже и о душе подумать. Если действующие актеры не помогут старым, кто поможет потом Вам. Остается только снимать душещипательные передачи про спившихся и  умерших в нищете актеров, как это происходит сейчас. Саша, вот Вы коснулись уже этой темы, что надо думать и о наших старых, пожилых актерах и им помогать.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Знаете, эта идея у меня давно, как говорится, теплилась. Но я занимался, например, чем. Например, мы берем немалые средства, например, на проведение кинофестиваля, понимаете. У меня 15 лет существует фестиваль искусств в городе Геленджике. Это фестиваль, объединяющий все виды искусства, эстраду, цирк, театр, кино, художников, литераторов, художников фотографов. Ну, во-первых, было стыдно просто брать деньги и тратиться на артистов, которые приедут и будут выступать. Во-первых, у меня, как говорится, не по красной дорожке мимо зрителей уходят в здание и там в собственном соку варятся все творческие люди. У меня, наоборот, из здания выходят на площадь к народу, и все награждения, весь процесс фестиваля проходит на площади каждый вечер выступают артисты, спортсмены, кстати, да. И награждаю я не по мнению какого-то жюри, которое свои вкусы навязывает, что вот его наградить третьего, прочее, четвертого.

Э. НИКОЛАЕВА: А вот Панкратов-Черный неплохо сказал про кого-то…

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Главный приз у меня получают люди, которые уже что-то из себя представляют, и что-то сделали в том или другом виде искусства, понимаете. Поэтому лауреатами моего фестиваля являлись такие люди, как Банионис, Этуш, Матвеев Евгений Семенович, Жженов Георгий Степанович, Зинаида Кириенко. Из эстрадных артистов у меня Валентина Толкунова, из спортсменов Михаил Маниашвили, Сергей Марков, наш великий хоккеист, представляете, мой президентский приз фестиваля для молодых, начинающих, талантливых. Это приз «Надежда». Но польза этого фестиваля была в чем. Я приглашал артистов, которые не имеют возможности, например, подлечиться. У меня очень хорошие, дружеские отношения с главой администрации с Озеровым были Сергеем Павловичем, сейчас нынешним администратором города. И мы договаривались как. Геленджик – это сосредоточие нескольких санаториев оздоровительных. И поэтому я на фестиваль за неделю до открытия фестиваля приглашал артистов в санаторий. И поселял по их болячкам, у кого сердце, почки, печень.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это же огромная организационная работа должна быть.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: За неделю до фестиваля, и неделю фестиваля прямо там и проживали, там и лечились. Поправляли свое здоровье. Этим мы помогали. А сейчас все труднее и труднее. И найти средства на фестиваль трудно. Хотя, к сожалению, мне министерство культуры давало очень мало денег. Мы вот сейчас пропустили, один год фестиваля не было в связи со Цхинвальскими событиями. Потому что трагедия, поэтому мы не проводили этот фестиваль. Потому что грустно радоваться, когда трагедия, которую переживает вся страна. А сейчас Ольга Николаевна Мазниченко, бывший зам. главы администрации Геленджика сейчас назначена главой администрации Горячий ключ, там тоже санаторий. Тоже вот ведем переговоры, и Ольга Николаевна, я уверен, откликнется, всегда откликалась, чтобы тоже стариков артистов туда направлять. Вот мы сейчас хотим показать ну маленькую помощь, содействие Наталья Величко, заслуженная наша известная артистка, кинорежиссер. Сейчас ну нет средств у артистов поправлять свое здоровье. Сейчас здоровье стоит очень дорого. Понимаете, первое, наш фонд, который мы сейчас решили создать фонд помощи именно артистам-пенсионерам. Они очень в этом нуждаются.

Э. НИКОЛАЕВА: Ваша роль понятна, Вы много работаете, ну, и трудно, наверное, отказать. И для детей, для пожилых актеров, и как не дать денег, если к тому же просит сам Панкратов-Черный. Ну, а вот что из себя представляет сегодня вообще артистическое благотворительное движение? Кроме Вас, Саша, кто-нибудь делает что-нибудь еще?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Мне трудно об этом сказать. Вы знаете, трудно сказать, потому что вот похоронили Эскину, великую женщину нашу мамку в искусстве. Вот она очень серьезно этим занималась. Понимаете, сама, как говорится, находясь в пенсионном возрасте. И вот недавно попрощались, скончалась великая женщина в искусстве. Вот это мало с кем приходилось общаться, Вы знаете, например, скончался очень интересный театральный режиссер Рубен Раффович Вартапетов на 80м году жизни, понимаете, и театральная общественность как-то даже и не думает о том, провести хотя бы вечер памяти этого режиссера. Это мой первый режиссер, когда я в Пензе только начинал в театре артистом. С Эскиной мы вели переговоры, уже обговаривали, как этот вечер провести. Сейчас ее не стало, я сейчас в растерянности, а кто сейчас поддержит меня. Тем более, я человек не театральный, а со стороны приду. Но мне очень бы хотелось и Вале, вдове Рубена Раффовича, чтобы ей на душе будет легче просто, что помнят, знают, тем более, что он для искусства сделала очень много.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, радиослушатели меня не поймут, если разговаривая с Александром Панкратовым-Черным, я не спрошу про женщин вообще и про действующую жену в частности.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: О женщинах говорить вообще, мне кажется, это оскорбительно. Т.е. каждая женщина требует индивидуального подхода.

Э. НИКОЛАЕВА: Мне кажется, Саша, Вы сами педалируете, ну, образ сердцееда за Вами плотно закрепился по жизни. Ну, понятно. Т.е. Вы ушли от ответственности, значит.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Почему я ушел от ответственности?

Э. НИКОЛАЕВА: Выкрутились так. Теперь про Ваше интимное занятие – стихи. Вы почитаете? Дайте матер класс одаренным детям артистам посредством радио «Эхо Москвы».

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ой, ну, сейчас, Вы знаете, готовится книга. Вот к выходу, значит, в Петербурге будет издана эта книга. И Марина Арсеньевна Тарковская очень благодарен, составила эту книгу. Огромный том, вот Эдик Володарский когда-то все время шутил, смеялся, меня подкалывал, говорил: Панктаров-Черный написал больше, чем прочитал. Когда читатели увидят вот этот 400страничный том моих стихов под называнием «Хочу сказать», они скажут, да, наверное, действительно Панкратов-Черный написал больше, чем прочитал. Ну, читать стихи по радио, это, знаете, грустное занятие. Вот сейчас Валера Янклович, Валерий Павлович, друг Володи Высоцкого, бывший главный администратор театра на Таганке, он вдруг охвачен стал ностальгией по поэтическим спектаклям, по поэтическому театру. С чего, кстати, рождалась Таганка. Это и «Антимиры» по Вознесенскому, и Маяковский, помните, спектакль. И вот ему пришла в голову мысль, чтобы родился спектакль по стихам Панктратова-Черного. Потому что он говорит: тебя, Саша, таким никто не знает. Все привыкли к твоим киноролям, кинообразам, и к тому имиджу, который ты создал на экране. Мне хочется, чтоб тебя узнали, как поэта.

Э. НИКОЛАЕВА: Лирическим.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Не только лирическим. И хочет, чтобы я сам играл там. И Светлана Тома, которая будет музой поэта и моей матерью и, может быть, образом России, грустной России.

Э. НИКОЛАЕВА: Осталось дело за малым, когда же, Саша, мы все это увидим?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Пока не знаю. Вот сейчас мы думаем над композицией этой стихотворной. Понимаете, там будет немало страниц о Москве.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, хотя бы акая у Вас ритмика, хочется просто услышать.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Ну, хорошо. Приближаюсь я к морю горя, волны берег к ногам толкают. Им не надо моих историй, им не надо любви, им не надо любви к Алтаю, им не надо, да что им мутным, пеной брызнувшим, как слюной, утро, да здравствует, утро, солнце, вставшее надо мной. Вот оптимистически.

Э. НИКОЛАЕВА: Оптимистически, да.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: А про Москву очень у меня такие грустные. Потому что с одной стороны, хорошо, что исчезают хрущебы в Москве, с другой стороны, грустно смотреть, Миша Шемякин очень точно сказал. Вот езжу по горам, часто фотографирую, и по фотографиям прошу друзей своих художников в Европе, в Америке угадать по фотографиям, какой это город. Он говорит, вот Венецию как ни фотографируешь, все говорят, да, это Венеция. Париж? Да, это Париж. В Москве я сделал целую серию фотографий, вот эти стеклянные небоскребы и прочее, все говорили о Чикаго, о Нью-Йорке, о Сан-Франциско, никто так и не догадался, что это Москва. Это грустное зрелище. И у меня этому очень много стихов посвящено, потому что Москву я  очень люблю. Я даже как-то говорил, что когда я приехал впервые в Москву, я с Москвой разговаривал, как с матерью, как с женщиной. И очень я просил ее, Москву, что бы  она меня приняла. И спасибо ей за доброту, ласку, как говорится, приняла, приютила. Вот и у меня есть такие слова: моя Москва, моя столица, ты по ночам мне стала сниться. Но я боюсь, что вдруг проснусь, и без Москвы и без Москвы увижу Русь, как без креста. Кому молиться? Такие у меня грустные стихи о Москве.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же в студии нашей программы Александр Панкратов-Черный, артист, режиссер, поэт и Олег Желтов, генеральный директор издательского дома «Аргументы недели». Ты хотел что-то сказать, Олег.

О. ЖЕЛТОВ: Да. Я как раз хотел сказать, что как раз в газете «Аргументы недели» есть такая рубрика, которая называется «Уютный уголок». Где такой известный москвовед достаточно Алексей Митрофанов рассказывает о местах Москвы, которые пока еще сохранились, и которые пока еще можем прийти, увидеть, посмотреть и запомнить их такими, какие они были, и какие они есть. Потому что, к сожалению, я боюсь, и кризис не спасет нас от того, что Москва превратиться в такой универсальный мегаполис и будет плохой копией других европейских, азиатских и американских городов.

Э. НИКОЛАЕВА: У нас есть рубрика «Культура мультура» об особенностях, так сказать, национального менталитета. Ну, как обычно бывает. Съемки, да, не лузгать семечки, не свистеть и не ходить с пустыми ведрами возле съемочной площадки. Про это все уже знают. А на что еще по Вашим наблюдениям способны бескультурные люди в отношении кинематографа вообще и артисты в частности.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Свистеть нельзя на  съемочной площадке.

Э. НИКОЛАЕВА: На самой.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Свистеть нельзя. И я почему говорю это, потому что, знаете, я как-то всегда над этим шутил. Ну, например, Эйзенштейну если кошка дорогу перебегала черная, он или ждал, пропускал кого-нибудь впереди себя, и прочее. Но я на первом курсе ВГИКа, значит, снимаю свою учебную работу в фойе ВГИКа института и сижу и насвистываю так легонько. На стульчике. Жду, когда оператор делает перезарядку в камере. Тоже студент, который тоже насвистывает. И вдруг мимо, шаркая ногами проходит Косматов, кинооператор, первый кинооператор, который снял цветной фильм в нашем кинематографе.

Э. НИКОЛАЕВА: История проходит, шаркая ногами.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Тогда он был профессором нашего института. И вот старичок, прошаркивая мимо нас и говорит – молодые люди. И остановился. Свистеть на площадке нельзя. Мы говорим: а чего такое? Брак будет. Мы: ха, ха, ха. Над стариком посмеялись. Целый день снимали мою первую учебную работу. Проявили пленку, все в браке оказалось.

Э. НИКОЛАЕВА: Сглазил.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Да, с этой поры я стал верить в эти суеверия. Помню, я был исполняющим обязанности второго режиссера у Игоря Аркадьевича Гостева, тоже ныне покойного мастера кино, снимали фильм «За линией фронта», эпическая, военная картина. Едем на съемку с ним в автомобиле, ждет нас целая дивизия, причем сборная дивизия…

Э. НИКОЛАЕВА: Массовки.

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: И артиллеристы, десантники, там переодеты все наши солдаты и в партизан, и в немцев, с пушками, с танками, представляете. И вот мы едем на эту масштабную съемку на полигон. И вдруг проезжаем через одну деревню, и женщина с пустыми ведрами переходит дорогу. Он говорит: стоять! Шоферу. Мы по тормозам и стоим. Он говорит: сейчас подождем, кого-нибудь пропустим, пусть кто-нибудь пройдет перед нами, либо машина проедет. Мы просидели 4 часа, не одной живой души. Он говорит: все, опаздываем на съемки. Давайте в объезд. Поехали в объезд, приехали, уже все. День кончился съемочный, представляете, во сколько обошлась эта примета.

Э. НИКОЛАЕВА: Еще какие случаи были?

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Случаев таких много. Вы знаете, нас очень пугали, а Бортко смеялся. Что вот когда снимали «Мастера и Маргариту» все говорили, что вот Бог накажет, все, потому что кто ни брался за «Мастера и Маргариту», у всех это все не получалось, вы понимаете. И что-то произойдет, чертовщина какая-то. И представьте, пострадали все актеры, кто отказался сниматься. Вот действительно кто-то пострадал, кто отказались сниматься, кто не участвовал в съемках, но со мной произошел тоже такой заплетык. В Симферополь прилетаю, надо было в Ялту ехать. Ну, сколько там. Ну, час езды от Симферополя до Ялты. И значит, прилетаю я в Симферополь, и обычная ялтинская трасса, понимаете, и троллейбусы всегда туда-сюда ходят из Симферополя в Ялту, и прочее. А от аэропорта то трасса все время автомобили, то в аэропорт, то из аэропорта. И вот только я отъехал от аэропорта километр где-то по трассе, кошка черная перебегает дорогу, я водителю говорю: стоять. Будем ждать. Кто-нибудь проедет вперед, вот подождем. Просидели 45 минут, ни одной машины. Вымерла трасса. В ужасе просто. Говорю: так, разворачивай машину, задним ходом проедем это место, где кошка прошла. Ну, а я стал креститься, все, тьфу, тьфу через плечо поплевал, все и поехали. Ну, и, слава Богу, ничего не произошло.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же. На это, я бы сказала, воодушевленном месте мы и остановимся для ясности. Ну, а подытожив нашу программу благотворительную, можно сказать, что таланты надо искать, как частички золота среди пустой породы, в чем и желаю Вам большого успеха. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаевна, и…

О. ЖЕЛТОВ: Олег ЖЕлтов, директор газеты «Аргумента недели».

А. ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ: Александр Панкратов-Черный.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

15 марта 2009 | 22:38

Если бы таких мужиков побольше, был бы толк в воровском гнёздышке.


16 марта 2009 | 11:38

вися на фонарном столбе!
...саша - молодец, делом занимается!..какие все таки мы здеся все ,,заангажированные,,..!!нам тока,,плесень,, подавай, да перед начальством заметиться!..а тут вот сидит хороший человек, талантливый, с заботой о людях..и никому до него дела нет!..потом кричим..,,куда РОссия катится,,?..да туда все, туда!:..в др. сторону...к ,,плесени,,!:))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире