Время выхода в эфир: 14 февраля 2009, 23:10



ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Я существую в абсолютно отдельном мире, в который затягиваю своих зрителей. Проверьте, кто попал в мой мир, будет счастлив. Я плохому не учу, чтобы Вы обо мне не говорили. Чьи слова? Узнали? Конечно, это она – женщина, антикризис, самая наша живая и непосредственная. Лолита, добрый вечер.

ЛОЛИТА МИЛЯВСКАЯ: Здравствуй Элиночна, здравствуй. Дело в том, что вот эту всю ерунду я  не говорила. Я не знаю, откуда ты это взяла?

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, всегда, откуда? Из интернета.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Из интернета. А там еще много чего написано из того, что я в принципе не говорила. Даже стилистика речи не моя, поэтому в принципе такое некое обобщение. Про собственный мир – это правда. Это мое. Что я построила себе государство в государстве, сказала я с ехидцей. Т.е. это такой коллектив из 25 человек, куда чужие не заходят, свои не выходят, и  очень хорошо не выходить из квартиры, не сталкиваться с хамством. Могла бы, еще бы на лестничную клетку не выходила, потому что тараканы замучили. А так ничего. Так хорошо. Одной гораздо лучше существовать. Вот я имею в виду микроструктурой, чем в большом социуму, потому что он сразу есть начинает. Сразу противно. Сплетни слышишь, интернет начинаешь читать.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо она придумала, загородилась ширмочкой такой своей, своим государством. Лолита в Лолите. Итак, концерты, телепередачи, диски. А как жизнь, Лолита? Лучше становится ли? Как было раньше.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Лучше, ну, раньше было еще лучше. Раньше было всегда много работы, сейчас с работой похуже. Но зато сейчас я села, наконец, книжку писать, за которую мне 2 года назад гонорар заплатили.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, нормально. Хороший гонорар заплатили?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нормальный, кстати. Но дело в том, что наглость была у меня такая, деньги взять и ничего не писать, потому что концертов было много.

Э. НИКОЛАЕВА: Как это на тебя похоже

Л. МИЛЯВСКАЯ: А сейчас уж даже судом пригрозили. А сейчас уже все, села и за 3 дня написала полкниги.

Э. НИКОЛАЕВА: А книга о чем? О себе?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, я же не с ума сошла, чтобы писать о себе правду. Зачем это надо. Нет, это скучно. Она такого психологического направления. Очень доступным языком. Ну, в смысле она так и называется «Сказка для взрослых или ничего нового». Поэтому она такая абсолютно адекватная с точки зрения проживания и произношения фраз. Я перевожу психологов на русский язык. В своей книжке сложно, и вот так вот воспользоваться без особой подготовки всеми знаниями, которые мне предлагает человечество сложно. А там вот, например, в эфире Вашего радио я могу сказать, вот там они говорят о депрессиях, о подавленных эмоциях. Еще какие-то есть термины. Я просто в книжке пишу, что если Вы идете по улице, и думаете, что на Вас все смотрят по той причине, что вот идет человек, у которого задница, ну, имеется в виду жизнь. Не волнуйтесь, у каждого своя. Т.е. вот такие краткие переводы.

Э. НИКОЛАЕВА: Скоро она уже будет напечатана?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я не знаю, честно, мне еще полкнижки дописать надо. Т.е. я пока, вот вчера ничего не писала. Не посетила меня муза. Сегодня 14 февраля тоже вряд ли она меня посетит, хотя все зависит от отношения ко мне моих близких. Что получу в подарок, это интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, ну, вот положительные моменты упомянула сегодня 14 февраля, День всех влюбленных. В кого сегодня влюблена наша Лолита?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я человек потенциально влюбленный всегда. Я не могу без этого чувства жить. И если даже нет объекта, то я должна его себе придумать.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты придумала себе…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Для этого подходит любое дермо, которое проходит мимо. Самое главное…

Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы был порыв души.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да. Абсолютно мой. Я уж поняла мне, честно, даже плевать на ответные стороны. Есть, нет, вот это хорошее ощущение, потому что главное не загонять себя в угол. Вот сегодня влюблена, завтра не знаю, что будет. Периодически это со мной происходит, помогает в работе. Потом дает позитивные эмоции. Потом начинаешь загонять себя в угол, что вот чего-то все равно хочется адекватный ответ таки со стороны.

Э. НИКОЛАЕВА: Вроде как никогда не задумывалась, а  он любит вообще меня или нет.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это же эгоизм чистой воды, поэтому когда особенно что-то делаешь, ты думаешь: о, а ответ будет?

Э. НИКОЛАЕВА: Рациональность такая. Она тебе не свойственна.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Свойственна. Уже возраст. Уже все нормально. Свойственна. Пора шевелить мозгом. Получается плохо, с трудом, они скрепят, но ничего, пока эмоции есть. Моей работе эмоции нужны. Можно закрывать, а любовь, она должна быть только из-за того, что я петь должна. Если бы можно было жить без нее, я бы с удовольствием без нее жила, потому что это совершено геморройное явление.

Э. НИКОЛАЕВА: Абсолютно. Только душу мотает, скажи. Проку никакого.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот иногда бывает прок он такой. Сегодня есть, завтра нет. В том-то и дело, нет ничего вечного. А найти адекватную пару, которая должна быть равная с тобой эмоционально, там духовно, энергетически. А сейчас мужчины пошли вялые, энергетики у них практически нет. Инфантильность – это их любимое слово. Их как-то все устраивает, и поэтому я поняла, что в этом мужском мире я мужик гораздо больше, чем все другие мужики.

Э. НИКОЛАЕВА: Была бы ты настоящим, во была бы любовь.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот. За мной бы сколько девок ходило.

Э. НИКОЛАЕВА: На опасную тему перешли. Хочу поздравить тебя с перерывом в этом беспрерывном телемарафоне «Без комплексов», «Ты суперстар», ты вообще не теряешь форму, как артист, как певица из-за этого телевизионного. Как ты себя чувствуешь?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Хорошо чувствую. Потом проекты периодически приходят. Вчера вот мне сказали, что новый проект придумывается на НТВ, и хотят как бы мое участие в качестве ведущей. Знаю, что у меня опять будет какой-то перерыв по работе, и очень хорошо, за это время песенки еще попишу, погастролирую.

Э. НИКОЛАЕВА: Книжку как раз допишите.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Книжку закончу. Пока созреет проект в эпоху кризиса. Проект недорогой. Вообще, я люблю недорогие проекты. Т.е. «Супер стар» – это единственный проект дорогой проект, в котором я…

Э. НИКОЛАЕВА: Дорогостоящий, глобальный.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, он и стоил того, очень много дал артистам и зрителям. Все-таки поднял эстрадную музыку повыше рангом. И наши показали себя, как люди свободные. И профи есть профи. Всю жизнь профи. И их нельзя вышибить «Фабрикой», перебить «Фабрикой» невозможно. Хребет взрослых артистов.

Э. НИКОЛАЕВА: Закаленных советской эстрадой.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот школой закаленные.

Э. НИКОЛАЕВА: Школой жизни.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Они школьные, они правильные. Они честные в профессии, они не работающие под фонограмму, и не делающие из этого фетиш. Я пою живьем. Это норма. Поэтому наши какие-то все адекватные.

Э. НИКОЛАЕВА: А что ты «Без комплексов» бросила, правда. Хороший проект то был.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Устала я сильно. Я уж смотрела программы, вот сейчас пишу книгу, и отсматриваю кое-какие программы, чтоб …

Э. НИКОЛАЕВА: Психологически себя подготовить.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, натырить кое-что из того, из того, что говорили психологи. Я их дословно записываю, и если уж привожу фразы, то я цитирую и пишу, чья это фраза. Т.е. я пытаюсь не ссылаться на великих. Я имею в виду вот тех книжных. Потому что это не научная работа. А на тех, кто в студии говорил какие-то фразы и такие уже житейским языком. Поэтому отсматриваю, и смотрю, как я дошла. Я была такая хорошенькая в кадре, прямо такая хорошенькая прехорошенькая. А потом, блин, серое лицо, вес прибавляется. Это стресс. Тот самый стресс, который я заработала…

Э. НИКОЛАЕВА: С которого ты кушала.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, я вообще не кушала. Просто брать на себя чужих проблем столько, что не в состоянии их переварить. Потому что все было пропущено через себя от и до. И психологи это понимали, которые приходили. Но понимали, что я по-другому не смогу. Я загнала себя в угол психологически, физически. Т.е. у меня началось просто заболевание.

Э. НИКОЛАЕВА: Обычно от этого худеют. Тебе везло, ты толстела. Что за феномен такой?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Кстати, я могу сказать, что я в этой книжке, которую я пишу, там есть глава, посвященная вот эти самым стрессам. Я назвала ее глава «Диета».

Э. НИКОЛАЕВА: Я худела от стрессов.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Был период, когда я худела. Абсолютно дошла до малокровия. Такое было. Потом вот сейчас в моей жизни другой период. Поскольку меняется гормональный фон, поскольку мы женщины, и  он меняется. То  он в этот раз, когда тебе за 40, среагировал таким образом со мной. Он сыграл как раз на увеличение веса. Я заработала вот как на почве этого стресса такая дисфункция организма. Неправильно живешь, получи. В принципе, классно, когда ты худеешь, но это тоже такое нездоровое худение. На нем тоже можно заработать болячки. Лучше жить в своем собственном весе, в ладу с собой, и плевать на все.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, в студии нашей программы Лолита. Просто та самая Лолита. Вопросы здесь задаю я Элина Николаевна. Лол, скажи, а как ты борешься с этим самым, с тем, что ты женщина? И вот с этим 40летием, и сменой гормонального фона?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Бороться с тем, что я женщина невозможно. Поэтому позволяю себе разные связи в разный период жизни, не собираюсь за них оправдываться. Перехожу больше на молодежь, на общение с молодежью во всех аспектах. Люблю вампирить. Поскольку люди взрослые, они настолько заняты работой, что с ними становится неинтересно. Они, может быть, сейчас в эпоху кризиса будет поинтересней, потому что они о душе все-таки подумают, а так они как-то все на деньги были зациклены, денежки, денежки, работа, работа. Подружек было жалко, вот те, у кого мужья зрелые. Все пошли налево в свою очередь, потому что ну а где энергетику то взять. Кстати, в программу «Без комплексов» пришел один доктор и сказал: если Ваш муж не выполняет свою работу, то ее обязательно должен сделать кто-то другой…

Э. НИКОЛАЕВА: За него.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Эта фраза не только говорит о сексуальных пристрастиях, но она говорит еще, если эмоционально Вам чего-то не дают, то  обязательно возьмите это где-то со стороны. И поэтому я вот за такое общение. У меня в коллективе достаточно молодежи, и достаточно перехожу на все более и более молодых аранжировщиков, молодых, не в смысле Мадонны, как у нее там, у нее, если аранжировщик то тире любовник. Наших аранжировщиков никто не знает, среди них есть люди с такими продвинутыми мозгами, что они тебе дают гораздо больше энергии, чем…

Э. НИКОЛАЕВА: То-то я смотрю, ты перешла на молодежный период. У тебя такие зашибесные штаны.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Штанам, между прочим, 6 лет.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, это очень классно. Сейчас прикупила себе, на Карлсона похожа.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, это такие комбинезоны. Люди не видят по ту сторону. Со слюнявчиком, очень удобно.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, да, забавно, на помочах. Ну, достаточно только взять с собой в комплект к таким штанам только сумочку из крокодиловой кожи, и тогда никаких комплексов точно у Вас не будет.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это змея.

Э. НИКОЛАЕВА: А это из змеи.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ты меня обижаешь, это змея.

Э. НИКОЛАЕВА: Это питон, по-моему.

Л. МИЛЯВСКАЯ: На крокодила не хватило.

Э. НИКОЛАЕВА: Не заработала на телевидении то?

Л. МИЛЯВСКАЯ: А на телевидении ничего не заработаешь. Там зарабатывают единицы.

Э. НИКОЛАЕВА: Эрнст же хорошо платит звездам.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Не знаю, мне мало платили. Я не довольна была, честно. А я честно и говорила: на НТВ лучше платили. Но дело не в этом. Даже…

Э. НИКОЛАЕВА: Сумка обалденная.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Сумка куплена не на телевидении вообще. Не на НТВ, не на РТР.

Э. НИКОЛАЕВА: Сумочке вообще лет 10…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Она куплена на честную работу в шоу-бизнесе. Но куплена, кстати, в Америке. Там распродажи. И если сравнивать цену сумочки вот этой, которая сейчас…

Э. НИКОЛАЕВА: Из питона.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, из питона. Которую я купила в Америке, с теми сумочками, которые стоят у нас в некоторых магазинах.

Э. НИКОЛАЕВА: А сумочка большая давай обратим внимание…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Она ровно в 3 раза дешевле, чем то, что стоит у нас в магазинах.

Э. НИКОЛАЕВА: Я тебе верю.

Л. МИЛЯВСКАЯ: При всех известных фирмах, поэтому я не могла ее не купить Подумала, классная, круто я буду выглядеть в нашей истории.

Э. НИКОЛАЕВА: И можно одевать любые штаны, любые комбинезоны.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А в нашей стране не жалко денег на вот это…

Э. НИКОЛАЕВА: На шмотье.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, когда ты знаешь, что это стоит реально, мне кажется, это такой идиотизм платить в 3-4 раза дороже, вот попал за границу, что-то купил. А тем более, там сейчас распродажи хорошие.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, распродажи, говорят, и, кстати, никто не ломится.

Л. МИЛЯВСКАЯ: В Америке вообще 3 человека в магазине в большом.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, ты что.

Л. МИЛЯВСКАЯ: В таких, как «Сакс», вот приехала моя подруга. Она говорит: ходят три человека, ничего не покупают.

Э. НИКОЛАЕВА: Думают.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, а вещей не стало, вообще, как-то говорят, люди пьют безбожно. Дома у них отбирают. Т.е. она приехала, говорит, все, кто жалуются, что у нас кризис, говорит, Вы еще не знаете, что это такое. Вот у нас в Америке кризис. И описывают, что это.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, расскажи поподробнее.

Л. МИЛЯВСКАЯ: То, что с ее слов. Она рассказывает… Кстати, можете потом пригласить. Это супруга Вадика Казаченко. Она же американка, и живет в Америке. Вот сейчас они приехали ребята, и рассказывают такие интересные вещи. Из развлечений только кино люди себе позволяют.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. никаких ресторанов.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Уже все пусто. В магазинах, она говорит, очень хочется, напоминает Россию 90-х, 80-х, когда практически еще ничего нет, и хочется положить таблетку нафталина. Потому что ничего нового не поступает. Она говорила, хотела что-то купить, но, говорит, это было бесполезным. Поэтому, она говорит, я с таким счастьем вернулась в Россию, потому что здесь еще такого нет. А там совершенно упадническое настроение. И у людей отбирают дома…

Э. НИКОЛАЕВА: Квартиры.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Все как бы  она говорит, есть много приятелей, которые были реальными миллионерами в бизнесе, и люди остались совсем не у дел. И вероятно, кредиты и погашения забрали все деньги. Поэтому хорошего мало, я думаю, ожидать нам или нет…

Э. НИКОЛАЕВА: Ты бы порадовала бы, наконец, наших…

Л. МИЛЯВСКАЯ: У нас чего. Мы же все в кредит не живем. Я подумала, что самая большая афера века – это жизнь в кредит. Т.е. не понятно, чему люди радуются. Вот я ненавижу платить, ничего снимать ненавижу. Вот мне говорят, снимать офис. Я считаю деньги, которые наши иногда тратят на съем офиса. И получается, три офиса ты мог уже купить. Пока ты все выплатил, в чужом офисе сделал ремонт. Вот так вся Америка, которая живет. Ты купил машину, за которую ты отдаешь две цены. Ты так радуешься, что ты по чуть-чуть это делаешь. Ты лучше пособирай, займи полсуммы, хотя бы меньшую. Как люди живут? Где мозги? Но кто-то гений.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что, 14 ноября ты отметила свой юбилей. Как оцениваешь сама свой юбилейный концерт в КДС 30, ноября он у тебя состоялся, да, Лол? Это по нонешним меркам не так давно он у тебя и был. Месяц проходит, даже глазом не успеваешь моргнуть. Только что был Новый год, уже февраль.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, вообще, земля так быстро крутится, и время так идет быстро. А я все молодею, и молодею, не смотря на то, что стукнуло 45, и я понимаю, что я гораздо моложе, по энергетике, чем та, которая была… Нет, в 2000м году я еще ничего, жизнь била ключом. Потом какой-то был период спада, ну, потому что ты перерабатываешь, ты сам иссякаешь. Тоже нормальный закон. А вот теперь, даже мои коллеги смотрят записи, говорят, слушай, надо же, а у тебя сейчас фонтан то покруче. Фонтан на 25, а когда тебе было 35, у тебя было, ну, на 35.

Э. НИКОЛАЕВА: А когда тебе 35, почему-то чувствуешь себя почему-то старее, чем после.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А это от того, что ты внутри зажат. И если ты себе не разрешаешь проявляться, то у тебя случается много всякого. Ты начинаешь…

Э. НИКОЛАЕВА: Комплексовать от возраста.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это не мудрость. Это не комплекс от возраста. Он мне никогда практически не был свойственен. Именно комплекс возраста, поскольку у меня не было на это времени. Я никогда особенно не задумывалась. Поэтому я смотрела на себя в зеркало и понимала, что если у меня где-то морщинка, потому что я не выспалась, ну, у меня сразу позитивная мысль. Надо подколоть и все.

Э. НИКОЛАЕВА: И не будет этой самой морщинки.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Не будет этой штуки, да вот.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты, кстати, подколота?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Лоб подколот, да. Лоб подколот, под глазами, кстати, чуть-чуть совершенно в разумных дозах. Недавно, кстати, наткнулась на свою фотографию. И там описание, там такая тетка, фамилию не запомнила. Ну, дура, надо было сейчас объявить фамилию, объясню почему. Потому что сразу понятно, что к такому пластическому хирургу ходить нельзя.

Э. НИКОЛАЕВА: Чего она тебе там наколола?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, стоит моя фотография и написано. Пластический хирург такая-то говорит: вот у Милявской сделано. А там, значит, фотография полностью, во-первых, отретушированная с рекламы НТВ, где я была нагая. Но фотография по шею, и ничего больше. И вот мое лицо, которое взять из телевизионной пленки. А там естественно проходит обработка компьютером. И вот профессиональный врач рассуждает о том, что она видит компьютерную деятельность. И рассказывает о всех видах пластики, которые присутствуют на моем лице. И мало того, рассказывает о том, что я отрезала себе нос. У меня нос длинный.

Э. НИКОЛАЕВА: У тебя как был, так и остался.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Он как был, вот ты посмотри…

Э. НИКОЛАЕВА: Как у Бабы Яги, я бы сказала.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Как Каркуша, можно сказать, еще, да. А там как-то такой ракурс, что нижней части носа моего…

Э. НИКОЛАЕВА: Молодой Бабы Яги.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да. Нету вот этой части. И девушка совершено законным образом пишет, что у меня все виды пластики, которая только  могла быть. Она еще делает предположение про какую-то там еще уринотерапию. Не знаю, как это называется. Но самое смешное другое, я просто говорю, что я сделала липосакцию живота, совершенно не скрывала это.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, и хорошо.

Л. МИЛЯВСКАЯ: После того, что со мной произошло.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты сейчас подтянула, я смотрю.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А совершенно нормально, меня просто врач вернула в форму. Потрясающий пластический хирург. Подрезала мой живот без единого шва. И делает это блистательно. Вот она потом я сказала: Вера Ивановна, может, мне еще чего? Она говорит: чтоб до 50 тебя не видела.

Э. НИКОЛАЕВА: Иди, гуляй.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, но при этом я честно сказала. Ничего плохого в этом нет, страшного нет. Через неделю я была на гастролях.

Э. НИКОЛАЕВА: Справиться сама не могу.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А чего справляться то? Если меня так разнесло, что либо мне сидеть в тренажерном зале…

Э. НИКОЛАЕВА: Не работать, все деньги отдать тренерам.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Дело даже не в этом. Все тренеры говорят, что вот эти вещи, которые произошли с человеком естественным путем, они не убираются залом. Можно накачать квадратики, кубики, то же самое мужчины. Но это разводка, умный тренер тебе это и скажет. Что и сказали.

Э. НИКОЛАЕВА: Жир уже повис и ничего с ним не сделаешь.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Тело оно как бы… Поэтому я пошла, это сделала, теперь вот кубики, не кубики, живот сделан таким образом, что у меня ощущение. Потом у меня такая нагрузка моя личная физическая, что у меня свой тренажерный зал, и мои кубики всегда при мне. Дело не в этом, но я возвращаюсь к этой тетке. И эта тетка, потом дальше, я еще раз говорю, и последнее…

Э. НИКОЛАЕВА: Нос отрезанный, она сказала.

Л. МИЛЯВСКАЯ: И последнее. Глядя, вероятно, на мою шею, она сказала: я бы поменяла ей форму груди. Зря она ей гордится. Думаю, твою мать, как она могла это увидеть.

Э. НИКОЛАЕВА: У тебя там только шея. А потом у тебя грудь такая красивая.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я тоже грудь не трогала, и не собираюсь.

Э. НИКОЛАЕВА: Она у тебя без бюстгальтера, я смотрю…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Всегда. Так что есть , чем гордиться в этой жизни. Специально для этой пластической тетки. И вот я подумала. Какая же классная штука. Телевидение, вот там тебе, чего лишний раз чего-то делать, если вот сейчас такая компьютерная графика. Пленки, операторы, свет. Они тебя могут либо угробить в кадре, сделать из тебя там самую красивую женщину можно сделать…

Э. НИКОЛАЕВА: Слушай, а ты капризная во время съемок? Ты говоришь, как рассказывают про Аллу Борисовну Пугачеву, чтобы свет с той стороны не падал, оттуда чтобы не светили.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Почему про Аллу Борисовну вот это ходит, интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Бедную Аллу Борисовну все замучили, что она капризная.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Притча во языцах, больше никого в этом смысле.

Э. НИКОЛАЕВА: Расскажи про себя. Ты капризная?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я могу сказать честно, Алла Борисовна, сколько я присутствовала на съемках, для начала, она никогда. Если она выстраивает свет, она это делает правильно. Почему великая Грета Гарбо выстраивала свет фотографии, всего остального. В результате все это научилась делать сама, и выстраивала сама. Поскольку многим людям по барабану, выстраивается свет, не в том дело, чтоб ты хорошо выглядел, а чтобы в кадре как бы присутствовал для людей. И если зритель смотрит и не получает удовольствия…

Э. НИКОЛАЕВА: Ему должно быть приятно.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ему должно быть приятно. Поэтому артист заботится еще не только о себе. Кстати, мне честно наплевать. Я сто раз слышала в жизни, что я в жизни лучше, чем на экране. И этим довольствуюсь. Гораздо хуже, когда ты в жизни выглядишь, а на экране, это большое разочарование у зрителей происходит. Я особенно не боюсь, объясню. Ну, я слышала, не от Аллы Борисовны, а от людей талантом намного поменьше, когда они говорят, вот эта сторона рабочая у меня, вот эта левая, а вот правая… Не снимайте меня левой, правой, тут у меня это. Для меня вот это из серии такой патологии, поскольку это не имеет отношения к профессии. А  вот когда человек думает, рабочая сторона у него левая, правая, а не об органике, не об энергетике, которую он отдает. И не о том, что он делает в кадре. Не самая красивая женщина в мире Лайза Минели является самой красивой в кадре, поскольку такая же Барбара Страйзенд.

Э. НИКОЛАЕВА: Она очаровательная.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Потому что эти люди выпускают такое количество энергии, что ты стоишь и находишь какую-то часть лица, которая для тебя ну самая красивая.

Э. НИКОЛАЕВА: Предпочтительней.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да. Глаза. И потом рассматриваешь отдельно и думаешь, у одной нос такой, а зато потом смотришь, какие губы, что они выражают. Что они изрекают. В этом смысле я беру с них пример. А Грету Гарбо тоже понимаю. Она создавала легенду. Поэтому…

Э. НИКОЛАЕВА: А ты работаешь над собой, как над созданием легенды?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я не знаю, какова была в реальности жизнь Греты Гарбо, и насколько она, скажем, отвечала за других. Кто ее опекал в реальности, кто за нее чего делал в этой жизни. Но поскольку у меня жизнь наполовину мужская, наполовину женская, не в смысле ориентации. А в смысле рабочей нагрузки. Поэтому лошадиная. Вот так вот каждый раз вылизывать себя и высматривать, у меня не хватает терпения. У меня хватает терпения придумать, заразить, сказать, единственное, я полностью на мой концерт, который был в Кремле, вот, скажем, даже все телевизионные деятели отметили, что он снят совершено не по-советски. У нас до сих пор есть такой термин.

Э. НИКОЛАЕВА: Да. Да, обсуждают, обсуждают твой концерт.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот он снят совершенно в европейском ключе по той причине, что люди, которые они любят это дело, и на этот концерт я отбирала практически команду сама. Начнем с того, что я взяла на стафф команду, которая работает с Мадонной. Звук, свет, все оснащение техническое.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это дорогого стоит.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, дорогого, решила сделать себе подарок на день рождения. Концерт был выстроен так, что все, кого я хотела получить, и раз в жизни хотя бы, даст Бог, не один раз, но отработать по гамбургскому счету на том самом уровне, на котором в принципе работает мировая эстрада…

Э. НИКОЛАЕВА: Элита.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, дело не в элите. Они все там , я уж не знаю, кто у них. Я посмотрела Гремми, они все вылизаны. Половину людей вообще не знаю, но  они все вылизаны от и до. Одинаково красиво наклеены ресницы, от всех пахнет дорогим одеколоном. От женщин пахнет дорогим мылом.

Э. НИКОЛАЕВА: Каким, каким одеколоном.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, я не знаю, ну, с телевизора запах одеколона…

Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас все носятся с каким-то Тимбукту.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я не знаю, что это такое.

Э. НИКОЛАЕВА: Это духи какие-то модные.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А мне все равно. Они просто отмытые. Они на Гремми все отмытые. Вот он них пахло через экран. А от наших, если (НЕ РАЗБОРЧИВО) все вот эти тусовки наши, все мы какие-то немытые.

Э. НИКОЛАЕВА: Зачухонные.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Причем мы все. Я же не говорю, что там… Я говорю, мы все, потому что мы живем в другом режиме.

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, такого лоска.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Чтоб найти хорошего там парикмахера или стилиста, который тебя накрасит хорошо, который знает, как в кадре, т.е. макияж для кадра, значит, нужно пленка его должна считывать. Он должен знать все. Характеристику пленки, у нас в стране таких единицы. У нас если вот школа визайжистов, потом от безисходки красишься, с кем только не попадая. А потом выходишь и так же в кадре непонятно что. Блин.

Э. НИКОЛАЕВА: На скорую руку.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Блин на скорую руку.

Э. НИКОЛАЕВА: Уважаемые радиослушатели, напоминаю Вам, что в студии нашей программы Лолита. Просто. Та самая Лолита. Лолита – женщина антикризис, самая наша живая и непосредственная. А у нас сейчас самая живая и непосредственная реклама. Музей современного искусства на «Эхо Москвы». Мы продолжим через мгновение.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Лолита, просто Лолита. Лола. «Фетиш» – это, конечно, хорошо. Название твоего нового диска. Ты нас чем-нибудь побалуешь?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот есть одна песенка, которая в интернете собственно таким интернетовским клипом немножко взорвала общественность, что называется. Потому что ее смонтировали со всеми политическим деятелями, которые имеют отношение к антинародной деятельности. Предлагаю послушать эту песню «Прощай, оружие».

Э. НИКОЛАЕВА: Слушаем.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Лолита. Просто Лолита. Лола, теперь в марте ты вновь собираешься покорять столицу?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, в марте просто обычный концерт. Это в доме музыки будет концерт. Он не будет, сразу говорю, с этими экранами. Поскольку там платила за них я, и команда, которая приехала там из Лондона и из Голландии…

Э. НИКОЛАЕВА: А ты с ними прямо совсем не знакома?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, конечно. Во-первых, знаешь, что стоит получить таких людей. Денег мало.

Э. НИКОЛАЕВА: Конечно, связи еще нудны.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, какие связи. Вон весь интернет. Вся связь. Эти люди работают со всеми мировыми командами, в том числе Мадонна, Кайли Миног, там «Ю ту», там есть список прямо в интернете, с кем люди работают. Но  чтобы начать с тобой работать, они приехали, сначала мы провели переговоры в Москве, дальше они приехали ко мне на концерт, будете удивляться, в Краснодар.

Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Потому что у меня был тур по Владикавказу, и заканчивала я Краснодаром. Значит, они выбрали город, куда они могут прилететь, из Голландии люди прилетели в Краснодар посмотреть концерт.

Э. НИКОЛАЕВА: Какая щепетильность в работе.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Отстояли, потому что мест не было, честно скажу. Значит, они отстояли у звукорежиссера, там даже стульев уже не было. Вот так вот я их видела, потому что там зал 100 мест и всех видно. Зал старенький, он такой как бы плоский. Вот у стеночки эти мужики отстояли два голландца по полной программе. Весь концерт. Потом они отсняли на камеру, как сидят музыканты, значит, что мне нужно. Сразу с самолета в Москве, они поехали в КДС, они сказали: да, мы посмотрели, работать будем. Они могли сказать: если нам шоу не понравится, мы работать не будем. Т.е. они как бы русских не знают, поэтому тут обсуждается таким образом. Если нравится, будем, не нравится, извините, у них работы полно.

Э. НИКОЛАЕВА: Не до Вас тут, не до Лолит.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Они прилетели в Москву, попросили пропуск в Кремль. Пошли в Кремль, тут же отфотографировали весь зал, сняли его какими-то приборами. Значит, тут же все это было в дипломатике заряжено, как ставить звук. И дальше я сняла зал репетиционный в ДК МЭИ, И в ДК МЭИ поставили наш звук. Они приехали за сутки до концерта, сняли весь тот звук, поставили репетиционный. Приехало 8 парней бравых, которые за моей спиной все время были какие-то движения. От меня вообще никто ничего не просил. Музыкантов тоже. Они подходили, слушали сами каждый инструмент. Бегали каждую секунду туда-сюда. У нас так не бегают. Значит, после они сняли весь звук и переехали в Кремль. И выставили совсем другую аппаратуру, которая уже была для Кремля. Вот так вот работают люди.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, я надеюсь, это не стоит миллионов долларов.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, миллиона это не стоит. Если назвать сумму, которую я потратили на этот концерт, 336 000 евро я заплатила за все. Это еще и экраны, которые безумно дорогие, как раз потому что таких экранов в стране нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Это же везли.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, люди, которые этим занимаются, к счастью, вот наши профессионалы, они внедрены везде. Человек, который со мной по-русски делал все, включая инсталляции, это наш гражданин. Мозгами ихний полностью, к счастью, не умеете работать, теряете специалистов, вот что можно сказать. Поэтому хорошо, что мы можем из наших же получить. Потом наши – патриоты. Они все равно патриоты. Они с большой радостью делают. Как бы все, все, а очень хочется на родине тоже показать, что ты можешь. Поэтому инсталляция как бы сделана, можно говорить, потом всегда есть понятие русского перевода, и люди всегда с нашими как бы очень близки. Ну, мировой шоу бизнес все равно где-то с русским языком. И в смысле проката, и в смысле все.

Э. НИКОЛАЕВА: Всегда есть какой-то рожденный в России в каком-нибудь Урюпинске.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот поэтому вся команда отработала, и все …

Э. НИКОЛАЕВА: Ты отбила хоть концертом-то…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Причем здесь. На этих концертах не отбивают. На этих только ты теряешь.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, билеты продавались?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, нет, хорошо у меня практически был аншлаг.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, они чего-то стоили? Деньги то были какие-то?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, я сейчас объясню. У меня понятие моего гонорара личного, то что я делала себе на сцене, это было лично мое дело. Поскольку меня проводили другие, замечательная компания меня проводила. Люди тратили на аренду, люди тратили на рекламу, и весь вал принадлежал им, а я получала свой гонорар. Поэтому вот я то, что там отбила, назвала грязную сумму, которая осталась как бы моим вложением. Т.е. минус гонорар, который я получила.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же рубрика «Блиц». По возможности коротко прокомментируй, пожалуйста, следящие слова: контракт с НТВ.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Контракт на полгода на одну единственную программу. Дальше мы оговаривали, что я один сезон проведу «Суперстар 2008», а потом будем заниматься ток-шоу. Вот теперь я думаю, что через какое-то время мы вернемся к этому разговору.

Э. НИКОЛАЕВА: «Золотая рыбка» новогодний проект.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это минимальное участие в проекте РТР в виде одной песни…

Э. НИКОЛАЕВА: Которую ты там спела.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Хотелось больше.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да. Нет, я ничего не говорю. Ну, просто я была какой-то домоправительницей. Ну, смешно было. Я была такая Фрекен Бог.

Э. НИКОЛАЕВА: «Фетиш» название новой пластинки.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Это, наверное, поподробнее.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Запрещенное… Вот я тебе принесла, ты, наверное, не видела.

Э. НИКОЛАЕВА: Красивая, кстати.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Очень красивая. А вот если так открываешь, вот это первоначальная обложка. Вот сейчас слушатели не видят.

Э. НИКОЛАЕВА: А это твоя попа тут на обложке?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ты видишь, что там мужская… Ты отвыкал что ли?

Э. НИКОЛАЕВА: Я отвыкла. Действительно, торс такой накаченный, мышцы мускулистые. Это ты красивая. Я тебя не узнала. Ты здесь на себя не похожа. Но грудь твоя.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, во-первых, когда фрэши красят, в общем, у меня лицо благодарное. Из меня можно делать любой грим. В этом смысле чистый лист, как я себя называю, поэтому очень хорошо. А вот это стиптизеры одного известного клуба московского. И группа «Фрэш» ребята, три человека гениев. Не побоюсь этого слова, умеющие все. Они придумали вот такой ход. На самом деле это мужчина стоит спиной. Смысл. Женщина всегда как бы повернута в другую сторону. Ей всегда чего-то не хватает. И мужчин, как правило, много в ее жизни. И они все почему-то спиной.

Э. НИКОЛАЕВА: И все они спиной, и все они голые, и  очень красивые. Оригинальная фото сессия была.

Л. МИЛЯВСКАЯ: И вот эта фото сессия она не вся. Т.е. обложка была запрещена комитетом по нравственности в таком виде. Поэтому мы пошли на ход…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, у тебя внутри все ушло, вовнутрь.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот эту штуку придумали мы…

Э. НИКОЛАЕВА: На черном фоне золотая прямоугольная…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, просто надпись, совершенно скромная коробочка, удовлетворяющая вкус любого комитета.

Э. НИКОЛАЕВА: Зато внутри самого диска…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да. Внутри. Я, кстати, ничего против не имею. Мне кажется, что так даже лучше получилось. Потому что открываешь, что-то неожиданное.

Э. НИКОЛАЕВА: Конечно. Как коробка духов оформлена дорогих.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, да. Раскрываешь, а там, есть на что посмотреть.

Э. НИКОЛАЕВА: Так, ну что же с «Фетишем» выяснили. Когда он, кстати, у тебя выходит?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Уже вышел.

Э. НИКОЛАЕВА: Уже продается.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Хорошо продается. Дело не  в этом, он вышел как раз перед концертом. Мы так и планировали. Год я писала альбом с очень хорошими людьми. И он в таком европейском стиле и сделан. Это совсем другая Лолита.

Э. НИКОЛАЕВА: Скорпион твой знак, вся моя мистика в жизни это предчувствие плохого. Ты ходишь с таким состоянием по жизни? Что-то ждешь какого-нибудь говна?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Всегда. Это первое.

Э. НИКОЛАЕВА: Просыпаешься, и думаешь, блин, опять сегодня надо переживать. Чего-то должно быть плохого.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это потому что скорпионы привыкли грызть себе одно место. Вот как отгрыз…

Э. НИКОЛАЕВА: Я, кстати, тоже скорпион.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Я знаю. Я же очень хорошо знаю, мы столько лет знакомы. Просто у скорпионов, мне психолог, астролог Леокадия Галактионова объяснила когда-то, что скорпион на самом деле самый мощный знак. Только скорпионов единственный знак, который существовал в нескольких видах рисования у древних. Помимо основного скорпиона у него еще была птица феникс. И вообще его рисовали орлом.

Э. НИКОЛАЕВА: Вообще, мы скорпионы орлами воспарим.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Оказывается, в древности нас рисовали орлами. Это единственный знак, который все время ввысь, вверх, и птица феникс – это возрождение. Поэтому, как только я узнала, что я птица феникс, я сразу поняла, как я хороша собой. Потому что до этого я думала, что такое с клешнями. Причем ты сам себя кусаешь. Кто же будет кусать скорпиона, если он ядовит. Кому это в башку придет. Ведь ты и я, мы же с такими языками, и ты же можешь так написать, что угробить человека с первой статьи. С первой фразу.

Э. НИКОЛАЕВА: Представляешь, мне ту одна дама заявила. Я тут с ней так дружила, про нее писала так хорошо. Всю жизнь, когда писала о телевидении. Она мне говорит: ты *** такая, ты написала там. Тогда я помню, я только девчонкой молоденькой приехала в Москву. И ты мне чуть всю карьеру не погубила. Я думаю, ну, ни фига себе, всю жизнь…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Надо было сказать – спасибо. Может быть, благодаря этой статьи ты начала что-то делать.

Э. НИКОЛАЕВА: Я про нее всегда вообще только в восторженных тонах, в высшей степени профессиональные ее достоинства.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, может (ГОВРТЯТ ВМЕСТЕ).

Э. НИКОЛАЕВА: Она где-то там чего-то заметила, и так исковеркав, представляешь, это у нее на всю жизнь зашло.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Бедная женщина. Мужчины давно нет. Я в таком случае всегда говорю, сразу видно, давно нет мужчины.

Э. НИКОЛАЕВА: Она с такой злостью это мне выдала еще.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Когда человек зависим, и вероятно, пришел к этой карьере по разным путям. Бывает, везунчики, бывает постелька, бывает, что-нибудь еще бывает. Бывает, кто-то кому-то облизывает зад таким образом, что всю жизнь, а не хочется, и позвоночник уже не гнется. И поэтому надо компенсировать где-то на ком-то. Почему не на тебе? Ты представь ее согнутую. Представляешь, как она будет ненавидеть меня, если услышит. Я еще пока не знаю, о ком речь.

Э. НИКОЛАЕВА: А я тебе скажу потом.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Скажи мне на ушко обязательно после эфира.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, потом, да.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, хорошо. С меня, как с гуся вода, и с тебя должно быть тоже. Ты попробуй только.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. ты этот весь негатив мимо себя. Как ты? Тебе не обидно? Вот мне все говорят, во всяком случае, близкие люди: Элина, ты какая-то странная. Почему ты считаешь, что тебя должны все любить?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, ну это, кстати, страшная вещь. Джэйн Фонда, кстати, написала гениальную книгу, и там очень много такого, чего я вообще не ожидала.

Э. НИКОЛАЕВА: Тебя ведь тоже может кто-то ненавидеть.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот я могу тебе сказать. Представь себе ей 60 лет Джейн Фонда. Она только недавно своему мужу сказала: вон отсюда. И  она призналась в том, что она всегда хотела быть любимой всеми. И это съело человека напрочь. И она держала вокруг себя социум, создавая вид, что все хорошо. И все так и думали. А человек дошел до глубочайшей депрессии. И не помогали никакие тренинги. И она сказала: я только сейчас начала жить. Она сказала гениальную вещь. Вот тем, что я хочу для всех нравиться, это свойство несамодостаточности. Это от многого зависит. Это просто ты сам себя не любишь в первую очередь. Ну, потому что если тебе, насрать, извини меня за выражение. Прости меня «Эхо Москвы». Вот тогда это нормально. Это абсолютно нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: Ты самодостаточна просто.

Л. МИЛЯВСКАЯ: В принципе тебе плевать, кто что скажет. Ты слушай профессионалов, и то тех, которых ты уважаешь. Просто знаешь, вот этот человек может сделать то замечание, потом я исправлю, я еще выше поднимусь, а не ниже. Это не значит, что меня в грязь хотели. А наоборот, мне хотят добра. А не те, кто задницу лижет, или, наоборот там, не разбираясь в профессии, делают тебе больно. Специально. И компенсируются. Вот она сказала такую вещь: я поняла, что я хочу нравиться всем и хочу быть совершенством из-за этого. Т.е. я иду против Бога. Он единственный бессмертный и Он совершенство. И поэтому Он совершенство. А мы смертны и поэтому мы имеем право обосраться. Обосраться – это уже не цитата Джейн Фонды, это уже моя личная интерпретация. В переводе. Вот как в моей книжечке и будет написано. Ты расслабься и делай то, что ты можешь делать, хочешь, но делай. И не обращай внимания, кто что скажет. Где бы я сейчас была, если бы я слушала все, что обо мне говорится. Если бы я еще в интернет заходила.

Э. НИКОЛАЕВА: Так Болгария. Рубрика «Блиц». Ты купила квартиру у моря.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Там ведь клево.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Кстати, было написано в интернете, что я любовнику купила 4комнатную квартиру.

Э. НИКОЛАЕВА: По-моему, ты не дошла до такого внешнего…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Купила себе честно. А вообще, не столько себе, сколько ребенку с мамой.

Э. НИКОЛАЕВА: У тебя дочке сколько сейчас?

Л. МИЛЯВСКАЯ: 10. И ребенок на море 2 месяца. 2 часа лету. Люди до Рублевки доезжают за 3 часа. А я могу сказать, что я через 2 часа ну практически у себя дома в Болгарии. Потому что да, там 15 минут от аэропорта. Ну, единственное, с болгарами тяжело. Они все время хотят. Русские все равно всех балуют. Но  почему они так делают, не понимаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Денег много хотят?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Видно, смесь болгар с евреями и с украинцами.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, ты сама такая же. И по крови.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ты понимаешь, именно поэтому я и понимаю, что происходит.

Э. НИКОЛАЕВА: В их душах.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Поэтому там, где они подумают, я уже знаю, как.

Э. НИКОЛАЕВА: Уже знаешь, чего хотят.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Поэтому, конечно, скандалов у нас много по поводу всяких ремонтов. Потому что нам всем дали квартиры. А у нас не спускается душ.

Э. НИКОЛАЕВА: Не сливается. Слив засорен.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, труба поставлена маленького сечения, ее надо полностью переделывать. А потом говорят, ну, вы же подписали акт. Давайте-ка…

Э. НИКОЛАЕВА: А кто же знал.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А мы сейчас собрались все жильцы, нас же много купило. И решили, что мы вообще не будем платить квартплату.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот точно.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, они такие умные. Они сейчас нам ее еще и подняли в период кризиса. Почему-то они решили. А там никого нет. Чего мы должны платить. А главное, что нам ничего не меняют. Эти трубы. А самое смешное другое, там первое время такой бардак был. Они увольняли людей. И каждый из нас заходил в квартиру, а там было вычищено все, включая туалетную бумагу. Т.е. люди увольнялись, например, горничные, которые обслуживают, и выносили все. Ну, правда, нам вернули. Потому что Болгария – интересное место. Жить очень хорошо. Продукты дешевые. Черешня черешней. Картошка картошкой, мясо мясом. Все вот класс. И цены какие.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот откуда у тебя вид такой хороший, цветущий.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Подожди, сейчас слюни текут. Опять есть поедет.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, здорово, для ребенка, конечно. Глупо вкладывать деньги, если просто не бываешь в этом месте.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Жить в Америке я не собираюсь. Простите меня вот честно. Покупать квартиру. Наши многие в Майями….

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, в Испании.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Кто вот не налетался.

Э. НИКОЛАЕВА: По 8 часов в Америку лететь.

Л. МИЛЯВСКАЯ: По 10 в Майями. Кто 12. Кто как.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот они боятся, наверное, если будет какая-то революционная ситуация.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Нет, одно дело, если у тебя там живут родители, дети, ты оставил, понятно. А вот я понимала, что у меня не будет там ни родителей, ни детей. И мне нужно что-то под боком. И не у нас, это точно, потому что хотелось хоть какого-то сервиса.

Э. НИКОЛАЕВА: Хоть болгарского.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот болгарский, он какой-то смысл их воспитывать. Но на самом деле люди классные. Честно. Есть пара людей, с которыми я начала там дружить. Замечательных.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что там. Где твой муж вообще? У тебя муж есть?

Л. МИЛЯВСКАЯ: У меня периодически всегда есть муж.

Э. НИКОЛАЕВА: Арнольд у тебя уже не муж. У тебя после него уже было.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот только помяни Арнольда. Вот только что перед эфиром как раз с ним разговаривала. Между прочим, он сейчас находится у владыки православной церкви Киево-Печерской лавры, как раз позвонил, сказал, что пойдет, за меня свечку поставит.

Э. НИКОЛАЕВА: Боже мой, ну, вот это я понимаю. Вот это любовь.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Это у нас много лет. И мы разошлись очень давно. Но…

Э. НИКОЛАЕВА: У Вас был бурный роман.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Бурный.

Э. НИКОЛАЕВА: Мужчина представительный. Ты знойная.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Москва от нас страдала.

Э. НИКОЛАЕВА: Стонала.

Л. МИЛЯВСКАЯ: По-моему, когда мы выходили вдвоем, Москва, у меня было такое впечатление, что она замирала. Потому что все заканчивалось в лучших традициях многих вот таких пар бурных. И драки были, если на меня кто-то смотрел, он мог спокойненько. Да вообще парень классный. Ничего не говорю. Пропустила хорошего парня.

Э. НИКОЛАЕВА: Упустила те его практически.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Вот теперь он владелец многих гостиниц. Все при мне. Вот обязательно никогда ничего нет ни у кого. А вот как только я исчезаю, у людей начинается.

Э. НИКОЛАЕВА: Сразу жизнь пошла.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ко мне попадают только тогда, когда нужно встать на ноги.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, это, получается, сейчас ты кусаешь себе локти. Так обычно у тебя часто бывает…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Чтобы я локти кусала?

Э. НИКОЛАЕВА: Об утерянном?

Л. МИЛЯВСКАЯ: Да, нет, просто после Арнольда я просто удачно замуж вышла, до сих пор замужем.

Э. НИКОЛАЕВА: А ты сейчас замужем.

Л. МИЛЯВСКАЯ: Ну, как-то да.

Э. НИКОЛАЕВА: И при этом ты тут такое в эфире мне выдавала про мальчиков.

Л. МИЛЯВСКАЯ: А что я же говорила про подпитку энергетикой. Это составляет молодежь, которой ты вампиришь. А вообще, чего я должна оправдываться. Все равно большая часть подумает. Что хотите, то и думайте, ребята. Мне там все равно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же. На сегодня все. На полчаса мы попали в твой мир. И теперь я верю, все, кто тебя слушал, будут счастливы. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева, и…

Л. МИЛЯВСКАЯ: Лола Милявская. Лолита, кому как нравится. Зовите меня, хоть как хотите.

Э. НИКОЛАЕВА: Просто Лолита.

ПЕСНЯ






Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире