Э.НИКОЛАЕВА: В фильме «Девочка» он сыграл роль известного журналиста, избалованного, эгоистичного типа, а журналист встречается с Леной, которую привозят из колонии на эфир передачи. Девушка подкупает его глубиной своих переживаний, она столько смогла понять и изменить в своей жизни, находясь в колонии, что черствый, разочарованный в жизни и в женщинах Дмитрий по-другому начинает воспринимать мир. Дмитрий влюбляется в девушку. Своими чувствами и заботой он помогает Лене забыть свою первую неудачную любовь и обрести смысл жизни. У нас в студии исполнители ролей в этом фильме – Александр Лазарев и Евгения Дмитриева. Здравствуйте.

А.ЛАЗАРЕВ: Здравствуйте.

Е.ДМИТРИЕВА: Здравствуйте.

Э.НИКОЛАЕВА: Это называется «не верю своим глазам».

А.ЛАЗАРЕВ: И ушам.

Э.НИКОЛАЕВА: И ушам. Целый, ну, я как женщина, да не обидится на меня Женя Дмитриева, целый Александр Лазарев.

А.ЛАЗАРЕВ: Целый (все смеются).

Э.НИКОЛАЕВА: Александр Лазарев. Все женщины радиостанции «Эхо Москвы» сбежались, спросили у меня, как мне удалось заключить такую звезду к себе в программу? Вот так вот ходит обычный артист, работает, пашет, наверное, семью не видит. А оказывается, уже звезда стал. Да? Сколько уже лет вы это. Театральный. Сколько вы уже лет звезда, Саш? Вот, вы как вы?

А.ЛАЗАРЕВ: Сколько я в театре работаю? В театре работаю я почти 20 лет. 19-й сезон в этом году, причем это как-то даже самому неприятно (все смеются). Столько лет. Ну вот, а в кино еще раньше начал сниматься.

Э.НИКОЛАЕВА: В Ленкоме?

А.ЛАЗАРЕВ: Все там же.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну ладно. Теперь первое слово даме. Жень, про вас говорят как про одну из наиболее одаренных и перспективных актрис Государственного Академического Малого театра.

А.ЛАЗАРЕВ: Подтверждаю (все смеются).

Э.НИКОЛАЕВА: Я верю, верю! Как про ярко выраженную комедийную актрису, что большая редкость, кстати, утверждают в наше время, чтобы была очень талантливая комедийная актриса. Какими судьбами вас занесло в этот фильм на роль беременной Раи, которая сидит в колонии? Я ничего не спутала?

Е.ДМИТРИЕВА: Ничего не спутала, но судьбами обыкновенными. Я работала с Леной Николаевой уже до этого в Службе доверия.

Э.НИКОЛАЕВА: Елена Николаева – это режиссер?

Е.ДМИТРИЕВА: Да, Елена Николаева, это режиссер. И мы банально гуляли с Догилевой на гастролях в Германии.

Э.НИКОЛАЕВА: Да просто так они вот гуляли с Догилевой.

Е.ДМИТРИЕВА: Да (смеется). Мы позвонили Тане как раз по поводу графика, она сказала «Вам привет от Жени» — «А вот кстати, а какие у тебя числа свободные?» Вот так получилось (смеется).

Э.НИКОЛАЕВА: Вот так вот она стала… Так, теперь Александр. Ну, у вас роли журналистов становятся уже традиционными, да? Парк Советского периода. Может быть, вы поклонник каких-нибудь действующих журналистов? Ну, журналистика может вас привлекает?

А.ЛАЗАРЕВ: Нет, я не поклонник. Нет, я конечно, поклонник журналистики, это интересная профессия, замечательная. Но от артиста не зависит выбор, как бы, персонажа, роли: то что предложили, понравилось, согласился, снялся. Предложили – не понравилось, отказался…

Э.НИКОЛАЕВА: И не снялся (все смеются).

А.ЛАЗАРЕВ: Ну просто так получается. Но как-то это уже, наверное, может быть издержки сценаристов какие-то. Потому что как бы у нас есть в основном главный роль – это успешные богатые бизнесмены, журналисты и третий типаж еще – несправедливо выгнанные из органов милиционеры. Это вот. Ну, может быть как-то можно расширить. Хотя в принципе…

Е.ДМИТРИЕВА: Брошенные жены еще есть.

А.ЛАЗАРЕВ: Нет, я имею в виду мужчин и героев в кино, сейчас три основных типа. Ну это не в обиду сценаристам на самом деле.

Э.НИКОЛАЕВА: Так. Ну что же, Евгения Дмитриева, Александр Лазарев и фильм «Девочка». Рубрика блиц, коротко о вас. Пожалуйста, вам задание, как в театральном училище: вспомните и сыграйте в одной жизни сейчас, когда вы что-то делали в первый раз. Но в биографической последовательности.

А.ЛАЗАРЕВ: Все когда-то было впервые.

Э.НИКОЛАЕВА: Как вы себя первый раз помните, вы себя помните первый раз? Вот маленьким.

А.ЛАЗАРЕВ: Не, ну есть какие-то такие воспоминания в детстве. Например, мы жили на улице Удальцова на юго-западе.

Э.НИКОЛАЕВА: А я в Олимпийской деревне, между прочим, жила.

А.ЛАЗАРЕВ: Ну, наш дом тогда, по-моему, был, вот наш дом и общежитие университета Патриса Лумумбы, огромная такая башня и больше ничего. И напротив кинотеатр Звездный, метро Проспект Вернадского. И все, больше ничего не было.

Э.НИКОЛАЕВА: Мы с вами соседями были.

А.ЛАЗАРЕВ: И пруд еще был. И гора. Сейчас там все застроено. Ну просто ветер гулял такой, как на Тихом океане. Я помню вот, как я один катался на катке. Там один-оденешенек (все смеются), ну наверное лет пять или шесть, и мне…

Э.НИКОЛАЕВА: Тогда уже хулиганы ходили стенка на стенку, между прочим.

А.ЛАЗАРЕВ: Да никого там не было.

Э.НИКОЛАЕВА: Из деревни приезжали с ленинскими.

А.ЛАЗАРЕВ: Ну может быть, да. Но мне какое-то, мне перетянул папа конек дома, и чего-то нога у меня. Какой-то пьяный вусмерть дядька мне конек перевязывал. «Мальчик, ну у тебя нога синеет..» И вот как было спокойно, хорошо, как-то так здорово, да? Какой-то просто человек, да?

Э.НИКОЛАЕВА: Сейчас трудно представить.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, сейчас трудно себе представить. Сейчас вообще хоть кто-то тебе конек перевязал. Сейчас же жутко. Вроде бы и пьяный, это же уже опасность какая-то реальная. А тут один стоит такой дурачок на катке, ночью, зима, холод собачий, темно, ветер гуляет: «Дядь, перевяжи конек» (все смеются). «Щя, мальчик» (все смеются).

Э.НИКОЛАЕВА: И никому не нужна: мама с папой на съемках.

А.ЛАЗАРЕВ: Не, мама с папой дома были. Спокойно как-то было, да? Я вот сейчас свою, конечно, не отпущу так вот, никогда в жизни.

Е.ДМИТРИЕВА: Одну на каток.

А.ЛАЗАРЕВ: Да. Я одну-то в институт не отпускаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, с сопровождением, с эскортом. Ну рассказывайте давайте про свой фильм, поставьте песню.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, вот хотя бы, это я хотел сказать, что фильм «Девочка» еще полон прекрасной музыки, прекрасного вокала, потому что главная героиня, которую зовут так же, как и режиссера-постановщика, Елена Николаева, она очень поющая девушка, закончила…

Э.НИКОЛАЕВА: Это ее настоящие имя и фамилия.

Е.ДМИТРИЕВА: Да-да. Они полные однофамильцы.

А.ЛАЗАРЕВ: Полные тезки, да. Она закончила ГИТИС, сейчас называется РАТИ, по-моему, у профессора Кудряшова. А у них это так сказать, очень поющий курс, очень много внимания уделяется музыке. Лена замечательно в этом фильме поет, аккомпанирует себе на гитаре. Там такая есть чудная песня, называется «Капкан».

Э.НИКОЛАЕВА: Давайте песню «Капкан».

А.ЛАЗАРЕВ: Можно попробовать послушать.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Саш, ну а вас тяжело заманить? Вы достаточно избранно, наверное, все-таки подходите к выбору ролей?

А.ЛАЗАРЕВ: Не, ну конечно. Всегда по одному принципу происходит. Сначала узнаешь, кто режиссер, потом читаешь сценарий, потом как бы понимаешь, что за роль – нравится или не нравится, потом ты понимаешь, что если у тебя все сошлось, ты идешь в театр и берешь расписание.

Э.НИКОЛАЕВА: Там сошлось? (смеется)

А.ЛАЗАРЕВ: И даже если и там сошлось, вставляешь, начинаешь сниматься.

Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо.

А.ЛАЗАРЕВ: То есть причем ставится очень много препонов. Прежде чем сняться, очень много препонов стоит, да. Но конечно, основополагающая история – это сценарий прежде всего.

Э.НИКОЛАЕВА: То есть, есть ли глубина, куда можно погрузиться?

А.ЛАЗАРЕВ: Да, и тратиться мне на это не хочется, потому что, ну конечно, очень много предлагают всякой ерунды.

Э.НИКОЛАЕВА: Большие деньги?

А.ЛАЗАРЕВ: И за большие деньги, и за маленькие деньги. И еще ерунду и за бесплатно практически хотят. Часто вот из нашего ближнего зарубежья звонят и предлагают такую вот…

Э.НИКОЛАЕВА: Ерунду!

А.ЛАЗАРЕВ: Ерунду, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Так. Евгения Дмитриева, Александр Лазарев и фильм «Девочка». Ну мы так все вокруг да около, а ведь фильм-то выходит, вот уже на сносях же, скоро ж эфир будет?

Е.ДМИТРИЕВА: Да, по Российскому каналу. 20-го сентября. И снимался он где-то сколько по времени?

А.ЛАЗАРЕВ: Все лето, мне кажется.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Сильно не мучились. Полгода.

Е.ДМИТРИЕВА: Нет-нет. Ну там дальше уже пост-продакшн и так далее.

Э.НИКОЛАЕВА: Ясно. все в наших условиях, никуда не ездили.

А.ЛАЗАРЕВ: Вообще, фильм смотреть надо обязательно. Потому что это такая серьезная тема. Особенно надо смотреть молодежи этот фильм. Потому что история реальная, из жизни взятая практически и очень поучительная, я бы так сказал. Очень трогательная история, поучительная. Вот я сейчас шел к вам сюда на эфир, сидит парень просто на бордюре каком-то, скрюченный весь, какой-то его трясет, какой-то весь грязный, а лет ему семнадцать или восемнадцать. Ну явно, наркотики там, все вот это, катастрофа какая-то. Я думаю, Боже мой, тебе же это жить и жить, вся жизнь впереди, а ты уже все, глубокий старик. Скоро твоя жизнь прекратится, кончится. Это все мода, это все жертвы моды. Наркотики – это все мода, мода. Потом мода, которая уже перерастает в беду чудовищную. Ну вот об этом фильм, о том, как сломана молодая судьба, ну, человек нашел в себе силы, чтобы это все преодолеть. Мало того, что когда еще помочь другим вырваться из этого порочного круга. Ну в общем, и снято это прекрасно Еленой Николаевой, я считаю, великолепно. Актерские работы хорошие. Надо смотреть.

Э.НИКОЛАЕВА: Давайте послушаем саундтрек к фильму, песня «Весы».

А.ЛАЗАРЕВ: Один неверный шаг – и… чаша весов пошла в другую сторону.

Э.НИКОЛАЕВА: Давайте такую песню и послушаем. Я знаю, она вот есть у нас в вашем фильме.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же? Актриса Евгения Дмитриева и актер Александр Лазарев в студии нашей программы. Реклама – двигатель не только торговли, но и искусства. Реклама музея современного искусства на Эхо Москвы, слушайте и повинуйтесь. А мы продолжим сразу после.

РЕКЛАМА

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы замечательные актеры, актриса Евгения Дмитриева и актер Александр Лазарев. И фильм «Девочка». Ну, наркотики – такая тема. Очень сильно социальная. Ну и фильм, наверное, тяжело было снимать? Потому что обычно там хорошо этим всем, которые сериалы снимают многосерийные: любовь-морковь, а тут вот на такой теме, да? Вот как вот это. Чернуху вроде с одной стороны показать, жизнь-то ведь реальная, судьба реальная человека. Еще в то же время, чтобы приятно было смотреть. Наверное, поэтому Лазарева и вас пригласили, Жень. (все смеются)

Е.ДМИТРИЕВА: Чтобы держали.

А.ЛАЗАРЕВ: На самом деле фильм очень, несмотря на эту тему, фильм очень, в принципе, мне кажется светлый получился.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну фильм светлый, да. Даже там есть момент, я не знаю, раскрываю ли я коммерческую тайну или нет, но думаю, что будет…

Э.НИКОЛАЕВА: Так, расскажите мне, Жень. Я так люблю, когда раскрывают коммерческие тайны.

Е.ДМИТРИЕВА: Нет, дело не в этом. Дальше у нас девочка попадает в зону. Казалось бы, женская зона, что может быть как-то страшнее? Но нашей задачей была не свалиться в пионерский лагерь, детский пионерский лагерь, потому что мы же не можем разговаривать каким-то нецензурным языком и так далее, и в то же время, чтобы это было художественно, в то же время чтобы было…

Э.НИКОЛАЕВА: Правдиво.

Е.ДМИТРИЕВА: Правдиво! Ну то есть, вот это была очень сложной задачей, и мне кажется, что это как-то, благодаря конечно же режиссеру Лене Николаевой, это как-то удалось вывести нам. И вот сказать, что он чернушный, я не могу. Даже при том, что там есть ломка, зона, наркотики, не могу. Потому что какой-то от него очень такое, надежда…

Э.НИКОЛАЕВА: Позитивное что-то?

Е.ДМИТРИЕВА: Позитивное, да.

А.ЛАЗАРЕВ: Там в основном, конечно, вот это характер главной героини. Она стойкий человек, так сказать, она человек со стержнем, который хочет вырваться из всего этого адского какого-то круга, в который она попала и не хватает сил, вдруг вырвется и поможет другим это сделать. Это вот очень важно, вот это наверное и есть, как бы свет этой картины.

Э.НИКОЛАЕВА: А вот странно, я не понимаю, почему у этих ребят, у молодежи, почему боязнь выйти от этого? Нежелание с этим покончить ассоциируется с тем, что они будут якобы не признаны своими. То есть это какой-то клан, какое-то единение.

А.ЛАЗАРЕВ: Это уже сломанная психика, мне кажется. Это уже другой…

Э.НИКОЛАЕВА: Из этого же можно вырваться?

А.ЛАЗАРЕВ: Конечно можно.

Е.ДМИТРИЕВА: Надо просто признаться себе. Потому что у нас же это очень тоже тяжело. Если да, я алкоголик, катастрофа, я алкоголик. Нет, я алкоголик, я должен лечиться. То есть, я – наркоман, я должен лечиться, никто не должен… Как бы попасть в это может каждый.

Э.НИКОЛАЕВА: Женя, а вы алкоголик?

Е.ДМИТРИЕВА: Нет (все смеются). Но могла быть. Вовремя остановилась. Вовремя сказала себе нет. Это очень заманчивые вещи.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну вообще так, забиваете потом?

Е.ДМИТРИЕВА: Могла, могла. До падения в фонтан могла, я в этом отношении ханжа, но в какой-то момент мне стало страшно, я поняла, что я плохо закончу. Я сейчас ни глотка, потому что у меня, например, как у человека…

Э.НИКОЛАЕВА: Метка СТОП?

Е.ДМИТРИЕВА: Нет, у меня метка, команда СТОП. Поэтому я подумала, что лучше не надо. Хотя могла вот так же легко.

Э.НИКОЛАЕВА: Девушка эмоциональная.

Е.ДМИТРИЕВА: Да, легко. Вот артистка такая есть, Марина Голуб, тоже которую очень любит Лена Николаева, вот она дала раз мне по башке так, что мне стало страшно.

Э.НИКОЛАЕВА: Да-а?

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Вот так было.

Э.НИКОЛАЕВА: Но с виду-то не скажешь. Гладенькая такая вся.

Е.ДМИТРИЕВА: А потому что долго уже я это… (все смеются) не делаю.

Э.НИКОЛАЕВА: Но без зала.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Да, и иногда потому что, ну как, а что делать?

Э.НИКОЛАЕВА: Во как, во какие у нас признания.

Е.ДМИТРИЕВА: Отдавать себе какой-то отчет в этом? Также и вот этому любому человеку, который подсел на иглу, ему надо признать себе и пойти лечиться. И чтобы никто это не говорил ему, что это ужасно или плохо.

Э.НИКОЛАЕВА: А никто этого не понимает. Так вот жизнь проходит, потом думает, какая я дура была?

Е.ДМИТРИЕВА: Нет, ну кажется всем, что это можно закончить.

Э.НИКОЛАЕВА: А. То есть сейчас покайфую…

Е.ДМИТРИЕВА: Сейчас немножечко.

Э.НИКОЛАЕВА: А какой кайф-то? Это же ведь там же… Сердце может остановиться. Я попробовала один раз.

А.ЛАЗАРЕВ: Это какой-то кайф. Ну вот парень сидел тут молодой сейчас, вижу жуткая вещь.

Э.НИКОЛАЕВА: Саш, ну скажите теперь вы. У нас как сегодня заседание анонимных алкоголиков (все смеются).

А.ЛАЗАРЕВ: Да. А меня об этом обязательно спрашивать? Я люблю выпить, да (все смеются).

Э.НИКОЛАЕВА: А некоторые доктора (говорят вместе). Команда СТОП.

Е.ДМИТРИЕВА: Команда СТОП.

Э.НИКОЛАЕВА: Виски, Коньяк?

А.ЛАЗАРЕВ: Виски, виски пью, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Грамм пятьдесят так, два раза по пятьдесят.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну он мужчина, видите какой высокий, здоровый.

Э.НИКОЛАЕВА: Да, слава Богу.

Е.ДМИТРИЕВА: Крепкий.

Э.НИКОЛАЕВА: Да. Ну и я уже спросила про вас, а ваши друзья как там? Не поддают?

А.ЛАЗАРЕВ: Да все поддают-то. Вот это тоже опасность на самом деле. Такой, замкнутый круг получается: если перестанешь выпивать, у тебя полностью сменяется абсолютно круг знакомых. С наркотиками еще хуже. Потому что алкоголь, ну конечно, это беда тоже большая, если вы употребляете.

Э.НИКОЛАЕВА: Типа почему к ним ехать-то? Опять нажрешься!

А.ЛАЗАРЕВ: Да. Абсолютно не о чем говорить там как бы. Кто все пошепчет… Вот в чем беда-то. То что уже у тебя происходит какая-то подмена реальности, подмена алкоголем или там наркотиками и так далее. Вот у меня есть один пример. У меня один есть знакомый, кстати очень вполне повторяет, кроме тюрьмы, повторяет историю героини нашего фильма. Он сидел на самых тяжелых наркотиках, причем плотно и уже умирал. Он похудел чего-то 30 килограмм: он при росте 180 сантиметров весил по-моему 42 килограмма, что-то такое. Ну, уже на том свете практически был. Но каким-то… У него была жена, двое детей замечательных, все потерял. Вот потерял все вообще на свете. И в какой-то момент, уже стоя одной ногой там, нечеловеческим усилием воли каким-то, он смог все это у себя остановить, побороть, лечиться – сейчас работает в клинике Маршака, помогает другим. Ну все. Он полностью. Он не боится даже общаться с прошлым, с миром, с прошлыми друзьями, потому что вызывают моментальные ассоциации и желание… Такая вот страшная штука.

Э.НИКОЛАЕВА: Кошмар.

А.ЛАЗАРЕВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Теперь про любовь. Мелодрама становится все более популярным жанром. Я знаю вы, Александр, много снимались в последнее время в таком кино, внешность подходящая.

А.ЛАЗАРЕВ: Ну да, было дело.

Е.ДМИТРИЕВА: Посмотрите. Вы посмотрите на лицо (смеется).

А.ЛАЗАРЕВ: Ну что вы? На самом деле…

Е.ДМИТРИЕВА: Чтобы уж знать (НЕРАЗБОРЧИВО).

А.ЛАЗАРЕВ: На самом деле мне такая вот тема не очень, как бы, льстит и нравится…

Э.НИКОЛАЕВА: Герой-любовник?

А.ЛАЗАРЕВ: Да, когда к тебе прилепляют какое-то амплуа, это все равно что ярлык прилепить, да? Это вот как бы вот твои возможности и все.

Э.НИКОЛАЕВА: Лишиться ролей, ограничить.

А.ЛАЗАРЕВ: Мне кажется, когда любой артист может гораздо больше того, что у него на лице написано.

Э.НИКОЛАЕВА: А что у вас на лице написано?

А.ЛАЗАРЕВ: У меня? Желание работать (все смеются).

Э.НИКОЛАЕВА: Это точно. Это видно невооруженным глазом.

АЛ :Спасибо. Очень приятно.

Э.НИКОЛАЕВА: Но тем не менее, становится мелодрама более популярным жанром? Вот таких фильмов, как «Девочка».

А.ЛАЗАРЕВ: Ну любимый жанр. Конечно, любимый жанр. Вернее, как скажем, любимый, очень большое количество зрителей у этого жанра. Очень большое количество зрителей. Так сказать, там женщины, домохозяйки, молодые девушки.

Э.НИКОЛАЕВА: Все хотят сказку и принца.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, сказку и принца.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы похожи на принца.

А.ЛАЗАРЕВ: Про любовь, про богатых.

Э.НИКОЛАЕВА: Про любовь, про богатых. В бане, обязательно про богатую. Можно и в бедную, а потом богатыми станут.

А.ЛАЗАРЕВ: Вот, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Тоже сказка (смеется).

А.ЛАЗАРЕВ: Наверное, каждый жанр имеет своего зрителя в большом количестве – и триллер, и боевик, и все что хочешь.

Э.НИКОЛАЕВА: Да конечно.

А.ЛАЗАРЕВ: Самый, наверное, наименее популярный жанр – это фестиваль элитарного кино (все смеются).

Е.ДМИТРИЕВА: В котором каждый артист мечтает сняться!

А.ЛАЗАРЕВ: Мечтает сняться, да. Абсолютно правильно.

Э.НИКОЛАЕВА: А вы снимались?

А.ЛАЗАРЕВ: Ну, у меня да, были серьезные картины, да. Вот в Киеве у Кристофовича в «Друге покойного», картина потом очень здорово прошла. Ну вот это и тот же самый названный «Тело будет предано земле, старший мичман будет петь», картина прекрасная.

Э.НИКОЛАЕВА: Как интересно! Не могу удержаться от вопроса про девушек-поклонниц, которые должны вас просто преследовать. Впрочем, поклонницы могут отдыхать. Знаете, что написано на лице у Александра? Семейное благополучие! (смеется)

А.ЛАЗАРЕВ: Спасибо большое. Не могу сказать, что такие прямо поклонницы-распоклонницы такие. Существуют люди, которым нравится мое творчество, молодые и не очень молодые.

Э.НИКОЛАЕВА: Молодые и приличные.

А.ЛАЗАРЕВ: Причем благодарно отвечают на то, что проходило в театре.

Э.НИКОЛАЕВА: Итак, любовь-любовь, это Алла Пугачева утвердила известный закон: «Песня может быть о чем угодно, при условии, что она о любви». В кино то же самое .Что-то я не припомню провалившихся мелодрам. Что по вашему нужно делать, чтобы снять хорошую мелодраму? Как нужно играть? У вас есть секреты профессиональные?

А.ЛАЗАРЕВ: Да, только мелодраме, наверное, да? Потому что чтобы получилось что-то хорошее, надо делать это честно, наверное.

Е.ДМИТРИЕВА: Да, вот тоже это слово вертится, «честно». Вот как-то, другое не подходит. А там получится – не получится, это уже к сожалению не всегда зависит от артиста.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, вторую часть посвятим в том числе более светской беседе. Как лето прошло? Где были? Что видели?

А.ЛАЗАРЕВ: Я пол-лета работал, даже где-то лето работал, месяц отдыхал.

Э.НИКОЛАЕВА: А где работали?

А.ЛАЗАРЕВ: Я в Ленкоме, у нас спектакль сейчас, 1-го октября будет премьера. И там два месяца до начала августа мы репетировали, сейчас август у нас отпуск, сейчас театр на гастролях, возвращается с гастролей. Мы еще неделю возьмем на репетиции, первого числа будет премьера, первого октября. Ну и я съездил отдохнул, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: А, вы только вернулись с гастролей из Питера? Да?

А.ЛАЗАРЕВ: Да.

Э.НИКОЛАЕВА: Шут Балакирев?

А.ЛАЗАРЕВ: Да, точно. Но театр еще остался там на гастролях, там у нас сейчас еще тысячная «Юнона и Авось» будет, большой праздник. Ну, «Город миллионеров». Большие гастроли такие, как в раньшие времена.

Э.НИКОЛАЕВА: По-настоящему. Когда целый театр Сатиры выезжал в Закавказье давать в Грузию свои концерты.

А.ЛАЗАРЕВ: Давать жару, да?

Э.НИКОЛАЕВА: Давать там жару, да. И пить вино. А у вас, Евгения?

Е.ДМИТРИЕВА: У меня пока только кино (смеется).

Э.НИКОЛАЕВА: А вы в театре заняты?

Е.ДМИТРИЕВА: В театре я занят, да. Но сейчас таким основным для меня театральным проектом является «Три сестры» (НЕРАЗБОРЧИВО), это, Театральная конфедерация. Это такой международный проект, то есть английский режиссер, английский художник и русские артисты. И мы гастролируем по всему миру.

А.ЛАЗАРЕВ: Ой. Как хорошо!

Э.НИКОЛАЕВА: Тут уж я понимаю! Не Урюпинск.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. И мы месяц в Париже выпуск, месяц в Англии.

Э.НИКОЛАЕВА: Косточка оттуда

ЕД: Косточка из Москвы.

ЭН: Рядом своя какая-то трикотажная портная, с такими розами, розами.

Е.ДМИТРИЕВА: Нет-нет, это наше, в смысле из Москвы. Вот, были в Новой Зеландии, в Австралии, вот, наверное, может быть поедем в (НЕРАЗБОРЧИВО).

А.ЛАЗАРЕВ: Ну ничего себе! Ничего себе.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Главное, в Новой Зеландии было интересно совершенно жизнь, совершенно другой зритель.

Э.НИКОЛАЕВА: По блату поди устроились?

Е.ДМИТРИЕВА: Нет, не по блату. Снимал Саша (НЕРАЗБОРЧИВО), он сказал, дай я твой телефон дам на кастинг и все.

Э.НИКОЛАЕВА: М-м. Новая Зеландия сказали.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Но говорят, там ничего хорошего нет.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, лететь там (НЕРАЗБОРЧИВО).

Е.ДМИТРИЕВА: Почему? Да, лететь очень тяжело. А зритель какой-то совершенно фантастический, они совсем по-другому смотрят. Я даже..

А.ЛАЗАРЕВ: Русских там много достаточно. Это большая русская колония.

Е.ДМИТРИЕВА: Нет-нет, смотрят иностранцы с титрами. У нас бежит бегущая строка, и они, например, «Три сестры» смотрят и хохочут.

Э.НИКОЛАЕВА: Что-то им смешно?

Е.ДМИТРИЕВА: Но как! Они потом в финале рыдают, как у нас была, я глазами наткнулась на Жилет Бенош, которая плакала. У нас зажигается свет, и я даже сделала такую паузу, потому что я знала, что я говорю ей.

Э.НИКОЛАЕВА: На нее. Реплику на нее.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Но весь до этого спектакль они прохохотали. Неудачный день, кричит Маша: «Народ хохочет». Вот просто искренне совершенно англичане, вот они ржут. Финал – рыдают. Совершенно, вот мы играем там, отличается от Москвы абсолютно. Насколько кто смотрит трагически пьесу «Три сестры», как три сестры несчастные забывают, там, вот такой опыт, который прямо, очень симпатичный.

Э.НИКОЛАЕВА: Надо же. А я вот не могу ходить в театры. Ну потому что хорошо, когда играют, хочется плакать. Или хочется смеяться. Выйдешь вся, просто обрёванная. Ну что это такое? Это какое-то издевательство. Сил просто не хватает. Всю душу измотают, пока сидишь в этом театре.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну и правильно, эмоции должны когда-то рождаться.

Э.НИКОЛАЕВА: Эмоций и так много в жизни. Я выхожу всякий раз расстроенная. И так сплошные слезы.

Е.ДМИТРИЕВА: Планы по медийности, театр антреприз.

А.ЛАЗАРЕВ: У нас «Три сестры». (говорят вместе).

Э.НИКОЛАЕВА: Так, ваши главные достижения последних лет? В январе 2007-го года Александру присвоено звание народного артиста России.

Е.ДМИТРИЕВА: Браво.

А.ЛАЗАРЕВ: Представляете?

Э.НИКОЛАЕВА: Подравляем.

А.ЛАЗАРЕВ: Спасибо большое.

Э.НИКОЛАЕВА: Это заслуженно?

А.ЛАЗАРЕВ: Нет, это народно.

Э.НИКОЛАЕВА: Это народно (все смеются). Жень. А вы?

Е.ДМИТРИЕВА: Нет.

Э.НИКОЛАЕВА: А когда уже? Давайте там.

Е.ДМИТРИЕВА: Не знаю. Я как-то. Тут я решила вступить в…

А.ЛАЗАРЕВ: Комсомол.

Е.ДМИТРИЕВА: Нет-нет, мы вступаем, это я тоже могу смело говорить, мы с Маратом Башаровым вступаем в Волгоградский филиал Союза кинематографистов. Мы снимали сейчас с их председателем Петром Петровичем Зайченко, замечательным артистом.

А.ЛАЗАРЕВ: Ой. Чудо! Я с ним тоже снимался два года назад.

Е.ДМИТРИЕВА: С потрясающим артистом, как его в Москве зовут гастарбайтер из Волгограда. Вот мы решили вступить, потому что оба не состоим нигде. Вот ждем анкет.

Э.НИКОЛАЕВА: КМН, КНД.

Е.ДМИТРИЕВА: Да-да-да, так что вот так вот это будет мое первое какое-то общество.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну ладно. Рубрика «Некоторые спокойно себя чувствуют без званий, но другие страдают». Но вы без званий и так народные были, Саш?

А.ЛАЗАРЕВ: Ну, Владимир Высоцкий, никаким, даже заслуженным не был, понимаете? Как бы я не знаю. Я, конечно, очень благодарен и театру и правительственной комиссии, которая удостоила меня столь высокой награды, но на самом деле, конечно, это больше подарок для родителей. Престижно. Не хочется никого обижать. Но по сегодняшней жизни мне кажется, это такого огромного значения, например, как 20 лет тому назад, сейчас звание, наверное конечно… Ну работать надо и все.

Э.НИКОЛАЕВА: А как вы не испортились? Вы могли бы стать таким избалованным сыночком талантливых родителей? Как это вам так удалось так?

А.ЛАЗАРЕВ: Ну, если я не испортился как бы, то это спасибо папе с мамой, конечно.

Э.НИКОЛАЕВА: Держали они вас так, не баловали. В ежовых рукавицах.

ЕД Пороли.

Э.НИКОЛАЕВА: Пороли, видать (все смеются). Коньки туго перетягивали: далеко не уедет (все смеются). Музыка, наверное, усиливает, еще больше придает чувства. Давайте послушаем.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

Э.НИКОЛАЕВА: Уважаемые радиослушатели, хотела бы вам напомнить, в гостях у нас актриса Евгения Дмитриева и актер Александр Лазарев. Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева, а сейчас мы пока будем разговаривать про рубрику «Культура-мультура», о печальных и смешных особенностях национального менталитета. Вот вы много ездите по России. Ваши впечатления о стране? Что не нравится и где становится лучше? Это как-то заметно? Саш? Женя, Саш?

Е.ДМИТРИЕВА: Ну, в какой-то заметно. Например, когда вдруг спектакль неожиданно пригласили в город Вологда. У нас есть такой спектакль, куда меня взяла Таня Догилева, антрепризный, в общем, наверное очень дорогой, потому что там Маковецкий, Догилева, Мадянов, такие известные артисты, и вдруг Вологда. То есть видимо уровень этого города, как-то не было такого города в карте поездок антреприз.

Э.НИКОЛАЕВА: Были не в состоянии.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну да. Не звали.

Э.НИКОЛАЕВА: Потому что едут туда, где покупают билеты. Весь зал.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. А здесь мы ездили в Вологду, полный зал. То есть соответственно, наверное, как-то..

Э.НИКОЛАЕВА: Растет благосостояние советского народа.

Е.ДМИТРИЕВА: Да-да-да. Да. Это вот как в голову приходит. А так, например, вот сейчас я снимаюсь в городе Тверь, ну, ощущение, что вчера закончилась фашистская оккупация. Просто ну какой-то…

Э.НИКОЛАЕВА: Разруха.

Е.ДМИТРИЕВА: Разруха такая, дороги ужасные. Трассы Москва-Питер, что-то запредельное.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну, эта трасса да.

Е.ДМИТРИЕВА: Просто какая-то. Сейчас она чинится. Я даже вот постоянно болтаюсь, уже месяц вижу, как вот тут разгладили, вот тут. Ну вообще как-то странно, что так вот.

Э.НИКОЛАЕВА: Ничего не делается.

Е.ДМИТРИЕВА: Да.

А.ЛАЗАРЕВ: Но для меня это такая серьезная тема и достаточно горькая, потому что, ну вот сейчас Женя сказала про Тверь, я тоже снимался в прошлом году в Архангельске. Мне как раз папа говорит: «Ты поедешь в Архангельск, посмотришь: там потрясающий памятник Петру Первому, там замечательное такое деревянное зодчество и даже специальный такой город под открытым небом, город-музей». Сейчас вылетело из головы название. Не помнишь?

Е.ДМИТРИЕВА: Не помню. Я там была даже, хочу сказать тебе.

А.ЛАЗАРЕВ: Сгорел, знаешь, да?

Е.ДМИТРИЕВА: Да знаю. Сгорел. Но он был потрясающим. Я видела его в школе даже.

А.ЛАЗАРЕВ: Да. И папа говорит, такой красивый город, такой прекрасный. У папы остались впечатления наверное какие-то там с давних времен. Я еду с ощущением такого. что сейчас в такой город-музей попаду в Архангельске. Северный город какой-то, Архангельск, с прекрасной историей, я приезжаю: разруха такая… Все везде горит, они мусор не выбрасывают, они его жгут. Они траву не косят, они ее жгут. Вот так вот сожгли ту деревню, тот памятник.

Э.НИКОЛАЕВА: Типа, наверное, Кижей, что-то такое, да?

Е.ДМИТРИЕВА: Я там была даже.

А.ЛАЗАРЕВ: Ну вот так вот жгли траву и сожгли полдеревни. Ну вот это ужас какой-то. Оказывается, там есть порты, там есть судоремонтные заводы, там есть, мне рассказывали, какие-то даже залежи руды какой-то, бриллиантовая какая-то есть эта трубка рядом. То есть в принципе…

Э.НИКОЛАЕВА: Богатейший, да. Все под ногами лежит.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, под ногами лежит. Приехал какой-то финн на деревообрабатывающую… Деревообрабатывающая фабрика огромная с советских времен еще осталась. Приехал какой-то финн, купил часть этой фабрики –там видно даже, такие ровные белые вагончики, белые ангары с синими крышами, такое все чистенькое, такое все только. Сбежал, не справился.

Э.НИКОЛАЕВА: Не смог.

А.ЛАЗАРЕВ: Не смог.

Э.НИКОЛАЕВА: Не смог он с этим.

А.ЛАЗАРЕВ: И это бросили, понимаешь?

Е.ДМИТРИЕВА: Затоптали.

Э.НИКОЛАЕВА: Порубили топорами.

А.ЛАЗАРЕВ: Так что вот это, какие-то пожары сплошные – дома горят, деревянные, все какое-то. У меня вид был такой из окна на помойку, ну просто сердце кровью обливается. И потом, и конечно, уровень жизни людей, тех кто живет в Москве, это несравнимо. Это хочется моментально чего-то делать начать, как-то помогать, но понимаешь, что страна такая огромная, что твоих усилий не хватит одного.

Э.НИКОЛАЕВА: А в Архангельске власти, видать, нету.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну а что тогда? А Санкт-Петербург? Я приехала когда вот после 300-летия, они сделали вот, Невский проспект. Ой, такой красивый! Ты делаешь шаг в сторону.. ну вот, блокада. То есть вот эти все. То есть они сделали центральные все вот эти.

А.ЛАЗАРЕВ: Как при Петре Первому. Потемкинские деревни.

Е.ДМИТРИЕВА: Да. Абсолютно.

А.ЛАЗАРЕВ: Фасады покрасили.

Е.ДМИТРИЕВА: Фасады покрасили, да.

Э.НИКОЛАЕВА: Вся страна, что-ли, такая?

Е.ДМИТРИЕВА: Ну нет. Делается, действительно, наверное что-то и, может быть, не совсем мы оба в теме, мы только видим как бы вот, говорим то что видим.

Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, вернемся к фильму «Девочка». Что вы хотите сказать зрителю своими ролями в этом фильме?

А.ЛАЗАРЕВ: А я кстати, насчет своего персонажа сказал бы так, что персонаж очень важный не только тем, что он так имеет отношение к сюжету, какое-то, да? Важно еще то, что этот человек не отвернулся от этого упавшего в самый низ маленького человечка, этой девочки. Он ее не испугался, того, что от нее воняло, то что много, грубо выражаясь, то что она была уже…

Э.НИКОЛАЕВА: Грязной и немытой.

А.ЛАЗАРЕВ: Да, он не отвернулся. Он ее поднял, не испугался испачкать руки.

Э.НИКОЛАЕВА: И это Александр Лазарев. По фильму.

А.ЛАЗАРЕВ: Вытащить таких людей. Потому что им нужна помощь, этим людям. Люди сами слабы и не справляются с такими недугами, нужна помощь кого-то. И не надо бояться, да? помогать своим братьям старшим, младшим, меньшим. Так что вот. Это, так сказать, и мне кажется очень важно.

Е.ДМИТРИЕВА: Я вот сейчас думаю, а что же такое? Ну знаю, это так вот очень сложно сказать, мы все работали, мы все работали, как бы есть общая задача фильма, общая идея фильма. Наверное, моя… очень много женщин должны узнать во мне себя. Это вот на лицо ужасная, добрая внутри. Потому что она в общем, такая, и это зона, ну, в общем, и как бы страшно, наверное. Есть какое-то особое клеймо, вот он из зоны, да? Вот он, наверное, там. А как выясняется. и там люди живут. И всякое может: от сумы и от тюрьмы не зарекайся.

Э.НИКОЛАЕВА: Страшная вещь. Лучше об этом даже не думать.

Е.ДМИТРИЕВА: Ну почему не надо об этом думать? Об этом надо думать. Потому что жизнь всегда преподносит нам подарки, которые мы не ждем, и они разные. Поэтому тут в данном случае, наверное, что и ты, когда понимаешь, что человек оттуда, не надо сразу морду воротить. Не всегда он как бы… так плох. Всякое может случиться с человеком.

Э.НИКОЛАЕВА: Не забывай о том, что ты тоже живешь в стеклянном доме.

Е.ДМИТРИЕВА: Да! И с тобой такое же может случиться.

Э.НИКОЛАЕВА: Понятно. Все вопросы заданы, вопросов больше нет, Спасибо дорогим гостям. Успехов вам, наши любимые артисты. Всем пока! В эфире были я, Элина Николаева и?

Е.ДМИТРИЕВА: Евгения Дмитриева.

А.ЛАЗАРЕВ: Саша Лазарев.

Е.ДМИТРИЕВА: До свидания.

А.ЛАЗАРЕВ: Спасибо большое. До свидания, да.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире