Время выхода в эфир: 12 апреля 2008, 23:08

12 апреля 2008 года
23:00 — 00:00
в эфире радиостанции «Эхо Москвы»
С. ЦИГАЛЬ — Сергей Цигаль, художник, журналист, знаток кулинарии, ведущий программы о еде на телеканале «Домашний»
ведущая — Элина Николаева


Э. НИКОЛАЕВА: Уважаемый человек, наследник известной фамилии, художник-график, член Московского Союза Художников, почти везде был, почти все видел, и вдруг, на склоне лет, он становится даже не ресторанным критиком, а каким-то апологетом чревоугодия, и воспевателем готовки. Откуда что берётся? Здравствуйте.
С. ЦИГАЛЬ: Здравствуйте.
Э.НИКОЛАЕВА: Здравствуйте. У нас в студии Сергей Викторович Цигаль. Ну что же, Сергей Викторович, нормально это, когда на ТВ программы о кулинарии ведут такие крупные, упитанные мужчины, как вы, артист Назаров, этот молодой да раний Ваня Ургант, как это вообще?
С. ЦИГАЛЬ: Но это я надеюсь, не ко мне относится. Я не крупный и не упитанный.
Э.НИКОЛАЕВА: Но производите впечатление крупного и упитанного.
С. ЦИГАЛЬ: Ничего подобного.
Э.НИКОЛАЕВА: Вот я сейчас посмотрела на вас, думаю: ну, в принципе, крупный, но не сильно упитанный.
С. ЦИГАЛЬ: Средней. Средней упитанности.
Э.НИКОЛАЕВА: Средней упитанности.
С. ЦИГАЛЬ: И среднего размера. Конечно, Назаров такой большой, а Ваня вообще, какой-то гигант.
Э.НИКОЛАЕВА: Да.
С. ЦИГАЛЬ: Он какой-то огромный.
Э.НИКОЛАЕВА: Монстром его не назовешь, потому, что он очень симпатичен, конечно, но он здоровый.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Он такой остроумный, что он может вести, по-моему, что угодно!
Э.НИКОЛАЕВА: Это точно!
С. ЦИГАЛЬ: Ему все по плечу.
Э.НИКОЛАЕВА: Да. Ну, так что, вас перекармливают что ли, тем не менее? Почему именно такие крупные, все-таки, тем не менее, вы тоже не мелкий.
С. ЦИГАЛЬ: Я не знаю, это вопрос не ко мне, а к…
Э.НИКОЛАЕВА: Мужчины увлекаются кулинарией.
С. ЦИГАЛЬ: Телевизионному руководству. Я всегда любил готовить и  всегда получал от этого удовольствие.
Э.НИКОЛАЕВА: Так, ну что же? Откуда у вас эта тяга к кухне? Почему вы всегда любили? Какой образ жизни должен привести человека к мысли, что он специалист в еде? Вот скажите.
С. ЦИГАЛЬ: Ну, во-первых, я не специалист, а любитель. Это вера в печатное слово почему-то в нашем народе сделала меня каким-то великим специалистом, что не правда. А я просто любил всегда готовить, и потом, совершенно случайно попал в «Писанину», благодаря Сереже Пархоменко и Сереже Авдеенко, которые позвали меня писать.
Э.НИКОЛАЕВА: Ну, в какие-то колонки да? Журналов?
С. ЦИГАЛЬ: Ну да, и с этого как-то началось. Дальше – больше, потом стали приглашать на всякие мастер-классы, потом стали приглашать за границу пописать о поездках, о еде, и вот так. А, в конце концов, кончилось это все телевидением. Ничего специального я не делал.
Э.НИКОЛАЕВА: То есть вы всегда любили готовить, и знали толк в этом. В кухнях разных народностей потому, что просто так приглашать человека, который хорошо готовит, наверное, не стали бы на телевидение. Да? Я так понимаю.
С. ЦИГАЛЬ: Я не знаю. Я не знаю. Я никогда вот не прикладывал к этому специальных усилий никаких. Все как-то вот само.
Э.НИКОЛАЕВА: Я так полагаю, что кулинарией может заниматься только радостный, оптимистически настроенный человек. Ни язвенник, ни трезвенник, а только тот, кто ценит жизнь во всех ее…
С. ЦИГАЛЬ: Проявлениях.
ПРАВИЛЬНО!
С. ЦИГАЛЬ: Как я догадался! Какое будет последнее слово. Ну, наверно. На самом деле, если человек получает от этого удовольствие, если это ему не в тягость. А мне это не в тягость. Я даже не знаю, я объяснить этого не могу. Я иногда прихожу домой поздно ночью, вместо того, чтобы упасть и заснуть, вдруг начинаю варить какой-то суп. Не понятно кому он, поэтому зачем. Даже если я один дома.
Э.НИКОЛАЕВА: Но не есть его, или даже просто вы…
С. ЦИГАЛЬ: Нет, я могу, если в процессе готовки я проголодаюсь, я могу его и съесть.
Э.НИКОЛАЕВА: Ха, ночью!
С. ЦИГАЛЬ: Да. Ночью могу. Да. Себе позволить.
Э.НИКОЛАЕВА: Да, ну значит вы действительно оптимистически настроенный человек! Не то, что вот, я пришел, ночью… А вы: «Дай-ка, я чего-то хорошего сделаю»! Да?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, в общем да. Не могу объяснить. Это помимо меня.
Э.НИКОЛАЕВА: Ну, в общем, такой характер должен формироваться с детства, хотела я вот сказать. Я так понимаю, вы жили в условиях дом – полная чаша.
С. ЦИГАЛЬ: Ну, в общем, в хорошей детской вырос.
Э.НИКОЛАЕВА: Да. Хорошей. Вам повезло, конечно!
С. ЦИГАЛЬ: Мне повезло. Я вырос в хорошей детской, я вырос в Аушинском доме в Крыму, я вырос на Арбате, в хорошей квартире, и в хорошем окружении. Никогда не был голодным, в общем, все у меня всегда было.
Э.НИКОЛАЕВА: Никогда ни в чем не нуждался.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Да. Не скрою. Все у меня всегда было и, в общем, и по сей день все довольно удачно все складывается пока.
Э.НИКОЛАЕВА: Тьфу, тьфу, тьфу.
С. ЦИГАЛЬ: Тьфу, тьфу.
Э.НИКОЛАЕВА: Тут и бабушка Шигинян? Да? Напомним. И знаете? Не каждый в Советском Союзе мог позволить себе пойти в школу в Коктебеле. Да?
С. ЦИГАЛЬ: Но это как раз бабушка тут совершенно не при чем. Это просто родители, задержавшись осенью в Коктебеле, они работали там. А тогда не было таких границ государственных, очень сильных. Хотя, по-моему, в 56-м году уже Украина была, Крым был уже отдан Украине. Да? В 55-м, по-моему, уже. Да. Я пошел в школу в 55-м году.
Э.НИКОЛАЕВА: Уже в Украинскую.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Или в 56-м, вру! В 56-м осенью я пошел и там проходил…
Э. НИКОЛАЕВА: Мы потеряли Крым! 7 лет, когда было Сергею Цигалю 7 лет. Мы потеряли Крым.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Но, по-моему, даже раньше. Но тогда это не была потеря. Это сейчас она ощущается потеря. А тогда это все была одна компания.
Э. НИКОЛАЕВА: Да. Хорошо ходить в школу в Коктебеле. Я вот пошла в Марьиной Роще. Видимо поэтому кулинария меня до сих пор не притягивает.
С. ЦИГАЛЬ: Ну не знаю. Я пошел всего на первую четверть. Там нам давали виноград. На переменах нам давали виноград. Потому, что это винца вкус. И я помню. Что когда я приехал в Москву, мама там отстояла только мою шевелюру. Я был кудрявым мальчиком, и всех там стригли под машинку. Мама отстояла. Я остался кудрявым. Вот я таким кудрявым вернулся в Москву. И после первых каникул в октябре, что ли, я пошел в школу. И меня поймали, когда я пытался выйти на улицу. Это было удивительно.
Э.НИКОЛАЕВА: Так, из школы?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Потому, что в Коктебеле из школы мы выходили на улицу и там гуляли,
Э.НИКОЛАЕВА: Погода потому, что хорошая.
С. ЦИГАЛЬ: Да. И я удивлялся, что не дают винограда на переменах.
Э.НИКОЛАЕВА: А почему нет винограда?
С. ЦИГАЛЬ: Почему нет винограда? Что такое? Еще вафли, я помню, приносили какие-то потрясающие вафли, за деньги. Да. За деньги, правда, но продавали какие-то розовые очень толстые вафли и очень! Очень вкусные. Фантастические. И с очень крупным, с очень крупной ячейкой.
Э.НИКОЛАЕВА: Квадратной ячейкой.
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Наверное, печеные, местные.
С. ЦИГАЛЬ: Да, но какие-то умопомрачительные вафли. Никогда не видел таких больше.
Э.НИКОЛАЕВА: Ну, вот оно! Вот, вот, вот! А у нас-то булочки с маком за восемь копеек.
С. ЦИГАЛЬ: У нас были тогда пирожки с повидлом, за пять копеек.
Э.НИКОЛАЕВА: О, это вам повезло!
РОТ ЗАКРОЙ!
Э.НИКОЛАЕВА: О пирожках с повидлом…
С. ЦИГАЛЬ: Я постарше буду. Конечно!
Э.НИКОЛАЕВА: Ну, вот откуда все пошло-то понятно. Итак, Сергей Цигаль, большой человек, художник и кулинарный критик.
С. ЦИГАЛЬ: Да ничего я не большой!
Э. НИКОЛАЕВА: Сколько рост-то?
С. ЦИГАЛЬ: Я даже метр восемьдесят, по-моему, даже не дотягиваю.
Э.НИКОЛАЕВА: Нормальный такой крупный мужчина.
С. ЦИГАЛЬ: Средний. Да средний.
Э.НИКОЛАЕВА: Ну, так. Что же, рубрика «Блиц». Займемся вашим представлением коротко. Родился:
С. ЦИГАЛЬ: 6 декабря 1949 года. Столько уже не живут практически.
Э.НИКОЛАЕВА: Да. Закончил:
С. ЦИГАЛЬ: Закончил в 1973-м году университет Московский, а потом в 1986-м – Строгановку.
Э.НИКОЛАЕВА: А какой факультет-то в Московском Университете?
С. ЦИГАЛЬ: А географический факультет край групп биографии.
Э.НИКОЛАЕВА: Работал?
С. ЦИГАЛЬ: Ой, работал очень много, во всяких разных местах, больше других по времени работал в гельминтологической лаборатории академии наук. Даже застал Константин Ивановича Скрябина, отца русской гельминтологии.
Э.НИКОЛАЕВА: Ничего себе! Гельминтология – это наука о…
С. ЦИГАЛЬ: Да. О паразитических червях.
Э.НИКОЛАЕВА: О глистах.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Как хорошо-то вам это легло в вашу кулинарию!
С. ЦИГАЛЬ: Да. Легло в кулинарию. Вот. И потом работал…
Э.НИКОЛАЕВА: А география имеет какое-то отношение к гельминтологии?
С. ЦИГАЛЬ: Но диплом назывался: «Хронологические особенности паразитов рыб семейства сальмонид».
ТЫ САМ-ТО ПОНЯЛ, ЧЕГО СКАЗАЛ?
Э.НИКОЛАЕВА: Боже мой, как интересно!
С. ЦИГАЛЬ: Да. Лососевых рыб паразитов.
Э.НИКОЛАЕВА: Но это географический факультет, не биологический должен быть!
С. ЦИГАЛЬ: А мне вот разрешили, у меня была кафедра ботаники и географии, поскольку на вечернем не было биологии, а была ботаника, мне разрешили. И я вот заканчивал с биологическим дипломом, который писал по гельминтам.
Э.НИКОЛАЕВА: А почему вдруг Строгановка?
С. ЦИГАЛЬ: Строгановка не вдруг, а вдруг вот университет вдруг. А все остальное не вдруг как раз. Папа художник, мама художник. Брат, двоюродная сестра – художники, дядя скульптор, все вокруг, все друзья…
Э.НИКОЛАЕВА: Почему не сразу в Строгановку?
С. ЦИГАЛЬ: А не сразу потому, что…
Э.НИКОЛАЕВА: География вдруг какая-то…
С. ЦИГАЛЬ: А потому, что вот родители должны железной рукой отводить ребенка туда, куда они считают нужным, а не давать ему свободу, чтобы он терял потом время. Хотя нельзя сказать, что я потерял какие-то годы.
Э.НИКОЛАЕВА: Пригодилось теперь.
С. ЦИГАЛЬ: Все пригодилось, все,
Э. НИКОЛАЕВА: Теперь вы уже можете сказать…
С. ЦИГАЛЬ: Даже служба в армии!
Э.НИКОЛАЕВА: Даже служба в армии?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Даже служба в армии пригодилась. Вот кстати, в армии…
Э.НИКОЛАЕВА: Вот, казалось бы, от армии то вы уж спокойно могли откосить!
С. ЦИГАЛЬ: А в армии – нет! Во-первых, я не откашивал никогда от  армии. И семья у нас не такая совсем, чтобы откашивать. Я служил честно после университета. Кстати говоря, в армии был такой эпизод, когда я ночью варил варенье малиновое, и отправлял его в бутылках из-под кефира маме в посылках.
Э. НИКОЛАЕВА: Всё наоборот, по идее, должно быть.
С. ЦИГАЛЬ: Да, это было очень смешно, и меня она наказывала. Я помню случай, когда меня вытащили из строя. Майор Облегчиков сказал, что он много лет служит в армии, он всякого повидал, и самоходы, и самострелы, и много чего, но, чтобы солдат днём собирал малину в пилотку, а ночью, после отбоя, варил варенье, и посылал маме, на Арбат, такого не видел.
Э. НИКОЛАЕВА: Прикольно, типа: «Мама, у меня всё хорошо, даже варенье есть».
С. ЦИГАЛЬ: Да. И посылал маме варенье.
Э. НИКОЛАЕВА: Не сын, а просто ангел.
С. ЦИГАЛЬ: Это тяга к заготовкам.
Э. НИКОЛАЕВА: Против сути своей не попрёшь.
С. ЦИГАЛЬ: Если я собираю ягоды, я их собираю, я никогда их в рот не кидаю. Землянику, я её буду собирать и собирать.
Э. НИКОЛАЕВА: Женское, между прочим, собирательство.
С. ЦИГАЛЬ: Грибы я буду сушить, я буду искать печки, чтобы сушить грибы. Я даже могу и не съесть их зимой, но насушу больше, чем надо.
Э. НИКОЛАЕВА: Наверное, яблоки тоже сушить, компоты всякие варить?
С. ЦИГАЛЬ: Яблоки нет. Но, я пробовал высушить… Я высушил, однажды, абрикос. И потом, с удивлением, обнаружил в Москве каких-то червячков, которые ползали по полу на кухне, и потом нашёл, откуда они выползали. Они выползали, как раз, из этого мешочка засушенных абрикосов.
Э. НИКОЛАЕВА: С абрикосами не задалось, в отличие от малинового варенья?
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: Писал в журналах, художник-анималист уже?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Сначала я, всё-таки, отучился. Я поступал в «Молодёжку», до института я поступал в Молодёжное объединение «Союз художников», в прикладную секцию, как ювелир. Я делал ещё ювелирку. Анималистическая ювелирка была. Потом была «Строгановка», факультет конструирования мебели. Я там делал табуретки, всякую мебель конструировал. При этом носил в салон на «Октябрьскую» живопись, и там её продавал. И таскал ювелирку. Потом, когда закончил это всё, попал на Сенеж, в «Дом Творчества Художников», и там меня научили офорту. И вот, с офортом, я уже 20 лет не расстаюсь, и это, теперь, моё основное занятие.
Э. НИКОЛАЕВА: офорт – это у нас что?
С. ЦИГАЛЬ: Офорт – это такое, специальное ответвление печатной графики, когда изображение травится азотной кислотой, на цинковую или медную пластину.
Э. НИКОЛАЕВА: Как красиво. А это сложно. Вредное производство…
С. ЦИГАЛЬ: Вредное.
Э. НИКОЛАЕВА: Вам за вредность нужно молоко давать.
С. ЦИГАЛЬ: Мне давали молоко за вредность, когда я полгода провёл в Индийском океане, и мне давали молоко.
Э. НИКОЛАЕВА: Во время службы?
С. ЦИГАЛЬ: Нет, не во время службы. После. Я работал ещё в НИРО, Всесоюзный институт морского и рыбного хозяйства и океанографии. И вот мы на полгода на замечательном судне «Профессор Месяцев», белый пароход, и мы на нём провели шесть месяцев в Индийском океане. И там мне давали молоко, сгущенное, правда. За работу с формалином.
Э. НИКОЛАЕВА: А кого вы там формалинили?
С. ЦИГАЛЬ: Рыбок. Чешуйные книжки, рыбок вскрывал. Я в ихтиологическом отряде был.
Э. НИКОЛАЕВА: В Интернете висит ваша картина «Насекомое». 300 у.е. Что это?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, «Насекомое» ещё можно за 300 у.е. продать. Во-первых, у.е. — давно уже евро. Это я обращаюсь к радиослушателям. Это нижний порог.
Э. НИКОЛАЕВА: Когда пришёл на ТВ, давно уже пришёл?
С. ЦИГАЛЬ: Это была, несколько лет назад, программа «Охотники за рецептами», которую мы делали с Любой, моей покойной женой. Потом она прервалась, а вот, недавно, прошлым летом, мы начали её вновь, с Машей, с дочкой, с Мариеттой. И вот она ведёт теперь.
Э. НИКОЛАЕВА: Мариетта, как бабушка?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Маша взяла ещё Любину фамилию, и теперь она у нас Мариетта Сергеевна Цигаль-Полищук. Так, чтобы никому не было обидно.
Э. НИКОЛАЕВА: Всех уважила. Ну что же, Коктебель, любимое место на земле?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Хотя, с годами, уже захоженное. Многого нет, того, что было, но, тем не менее,
Э. НИКОЛАЕВА: И теннис у вас, и каратэ?
С. ЦИГАЛЬ: Было каратэ, довольно долго, серьёзно старался, доски колол, руки ломал.
Э. НИКОЛАЕВА: Себе, или друзьям?
С. ЦИГАЛЬ: Друзьям ломал, кстати, тоже. Есть у меня на совести поломанные руки. Сам, слава богу, ничего не ломал. А теннис, который когда-то начался на Динамо, остался на всю жизнь. Я до сих пор играю турниры.
Э. НИКОЛАЕВА: С Борисом Николаевичем не играли?
С. ЦИГАЛЬ: Нет, с Борисом Николаевичем не играл.
Э. НИКОЛАЕВА: Это же модно было.
С. ЦИГАЛЬ: Да, было модно.
Э. НИКОЛАЕВА: Так, дом, животные художника-анималиста. Какие животные?
С. ЦИГАЛЬ: Ой, Дуня, у меня любимая собачка моя, борзая, ей 28 февраля исполнилось 14 лет. Они столько, вообще, не живут борзые собаки. Хорошая собака, очень хорошая клиника-центр, на цветном бульваре.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, помогает?
С. ЦИГАЛЬ: Не то, что помогает. А просто вам низкий поклон, всему коллективу, во главе с Середой Сергеем Владимировичем. Таня Боровикова, Наташа Зуева, всем спасибо огромное, всем, кто её лечит. А собака болела всем, чем только можно.
Э. НИКОЛАЕВА: И клещи, наверное?
С. ЦИГАЛЬ: Клещей не было. Зато был сердечный паразит.
Э. НИКОЛАЕВА: Тоже бывает?
С. ЦИГАЛЬ: Да, у собак. И у людей, кстати, тоже бывает.
Э. НИКОЛАЕВА: А как узнать, вдруг у меня сердечный паразит?
С. ЦИГАЛЬ: По анализу крови это можно определить.
Э. НИКОЛАЕВА: Какой-то специальный анализ крови на сердечного паразита?
С. ЦИГАЛЬ: Да, если у вас возьмут кровь из-за уха, тогда там их можно будет определить.
Э. НИКОЛАЕВА: Чего ещё было у собаки Дуни?
С. ЦИГАЛЬ: У собаки Дуни рак молочной железы, диабет, перелом лобной кости, паук в нос кусал, энтерит был страшенный. Всё, что только можно придумать, всё было.
Э. НИКОЛАЕВА: А какой паук может в нос укусить, а то я тоже собачница?
С. ЦИГАЛЬ: Какая-то сволочь укусила, но не ядовитая. Просто нос раздуло, шкура слезла.
Э. НИКОЛАЕВА: Мечта. Мечта о чём?
С. ЦИГАЛЬ: Недавно, я сказал, что я люблю перемещаться в пространстве, очень охотно хватаюсь за все командировки. Люблю очень ездить.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, нет такого, что я уже такой заслуженный, куда я поеду?
С. ЦИГАЛЬ: Я совсем не заслуженный, у меня нет никаких званий, я никогда не рвался в руководство. И прекрасно себя ощущаю на том месте, где нахожусь.
Э. НИКОЛАЕВА: Комплекса по этому поводу не испытываете?
С. ЦИГАЛЬ: Никаких. Замечательно себя ощущаю. Я не был в Японии, я не был в Австралии, я не был в Новой Зеландии, я не был в Южной Америке. Вот, у меня есть перспектива. Ещё, я надеюсь, что я попаду в мае в Норвегию, в которой тоже не был.
Э. НИКОЛАЕВА: А мы были, там здорово, там фьорды. Итак, Сергей Цигаль.
С. ЦИГАЛЬ: В субботу, я улетаю в Пермь, на тест-драйв «Бомбардье».
Э. НИКОЛАЕВА: А почему вдруг вы?
С. ЦИГАЛЬ: Позвали.
Э. НИКОЛАЕВА: А вы что, ещё и автогонщик что ли?
С. ЦИГАЛЬ: Я участвую в гонках на выживание всё время, когда зовут.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, вы ас?
С. ЦИГАЛЬ: Я не ас, но я люблю какие-то вещи, которые мне доступны. Например, я боюсь высоты, и всю жизнь мечтаю полетать на дельтаплане, или прыгнуть с парашютом. Я даже в последний момент выскользнул из корзины воздушного шара, куда меня совали. Зато, я охотно ныряю, погружаюсь куда-то.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, вы глубины не боитесь?
С. ЦИГАЛЬ: Нет, не боюсь, скорости не боюсь, высоты боюсь.
Э. НИКОЛАЕВА: Полицейские развороты освоили?
С. ЦИГАЛЬ: Полицейский разворот могу.
Э. НИКОЛАЕВА: Какие есть ещё развороты, необычайные, о которых мы не знаем?
С. ЦИГАЛЬ: Полицейским разворотом называется с заносом задних колёс. На льду это несложно сделать.
Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Сергей Цигаль, большой человек, художник, и кулинарный критик. А вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. А что у нас сейчас там, в Коктебеле? Чья власть в городе? Образуется ли там новая русская диаспора? Вот Дмитрий Киселёв там дом построил.
С. ЦИГАЛЬ: Если говорить о русской диаспоре, в лице Дмитрия Киселёва, то образуется.
Э. НИКОЛАЕВА: Который работал на Украине?
С. ЦИГАЛЬ: Он уже, по-моему, работает в России. Кроме того, там ещё построил дом, мой, к сожалению, ушедший товарищ, Станислав Сулейманов, такой певец Большого Театра. Там, только что, построила дом Арина Шарапова с Эдиком, с мужем. Там достраивает дом Витя Ерофеев с Женей. Там куплена, по-моему, земля, но ещё не построен дом, Димой Киселёвым и Машей. Они тоже когда-нибудь соберутся что-нибудь там построить.
Э. НИКОЛАЕВА: Дима или Женя, или Маша?
С. ЦИГАЛЬ: Женя, конечно.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну, там цены сейчас какие!
С. ЦИГАЛЬ: Земля уже куплена у них, по-моему, так что… на самом деле, цены там не такие, как в Москве, и можно купить много ещё, и главное, что можно построить, относительно, недорого.
Э. НИКОЛАЕВА: Там же воды нет!
С. ЦИГАЛЬ: Есть вода. Мало того, сейчас там газ будет.
Э. НИКОЛАЕВА: А как, кстати, там дома строить, там же украинское это всё? Придут, скажут: «Это всё наше».
С. ЦИГАЛЬ: Уже не скажут, потому что, мы первые в истории Крыма, выкупили землю. У нас выкуплена земля, наш небольшой кусочек. Наше личное, Шигиньяновское.
Э. НИКОЛАЕВА: Это у вас таких проблем нет, а другим?
С. ЦИГАЛЬ: Другие тоже выкупают. У меня там есть друзья. У Андрюши Баранова дом, Вити Лившица, который чаем торгует, «Надин компани», он тоже там купил дом. Там полно народу.
Э. НИКОЛАЕВА: Всё, диаспора есть.
С. ЦИГАЛЬ: Там диаспора российская была всегда. Там был лётчик Анохин, там был Игорь Моисеев, там был такой белорусский писатель Миронов, там были Десницкие из Питера. Там был Киселёв безногий, известный диссидент. Там сейчас, на этом месте, построила большой дом Наташа Туркиян, они живут там зимой. Там наш товарищ построил себе гостиницу, и живёт там, Игорь Шиповецкий. Замечательную, уютную гостиницу, чудесную.
Э. НИКОЛАЕВА: Короче, если соберёмся в Коктебель, то у вас проконсультируемся, где хорошие гостиницы, какие хорошие рестораны, где не отравят гельминтами.
С. ЦИГАЛЬ: Не отравят вас нигде гельминтами, не надо бояться.
Э. НИКОЛАЕВА: А руки надо мыть перед едой, скажите? Потому что, некоторые умники говорили, что руки с мылом мыть не обязательно.
С. ЦИГАЛЬ: Руки надо мыть перед едой. Ешьте острое, ешьте много перца.
Э. НИКОЛАЕВА: А если потом пятна на физиономии? И если желудок?
С. ЦИГАЛЬ: Если желудок, тогда не ешьте перца, ешьте тогда протёртую кашу. А вообще, если есть, то надо есть много острого, и тогда всё будет нормально.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы видели, как индейцы посыпают ананасы чёрным перцем?
С. ЦИГАЛЬ: Я на спор, съедал такой загнутый зелёный перец, острый, не заедая, и не запивая. И больше того, вам скажу, я относительно недавно, мог ещё съесть стакан стеклянный.
Э. НИКОЛАЕВА: Да ладно?
С. ЦИГАЛЬ: Да, не скажу, что весь, но обгрызть края, разжевать, и проглотить, легко.
Э. НИКОЛАЕВА: Зубы, вроде, обычные.
С. ЦИГАЛЬ: Зубы обычные, свои, отличные.
Э. НИКОЛАЕВА: Стучат хорошо, у меня так не выйдет.
С. ЦИГАЛЬ: Стучат хорошо, но, надо ходить к дантисту.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, вот какой у нас сегодня необычный собеседник попался.
С. ЦИГАЛЬ: Который ест стаканы.
Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо, что я дала ему пластиковый стакан, попить, а то бы поел стаканы «Эхо Москвы». Ну что же, а вообще, в Коктебеле можно строить, жить, это я поняла уже. Не придут ли туда какие-либо племена, или любители НАТО, или националисты, что там с законами, кончился ли беспредел 90-х?
С. ЦИГАЛЬ: Вы знаете, мне трудно сказать. У меня достаточно высокий забор, и у меня там всё есть, за этим забором. Сейчас мы ещё достраиваем дом…
Э. НИКОЛАЕВА: Собственная электростанция…
С. ЦИГАЛЬ: Да, будет и собственная электростанция. Мы сейчас всё заканчиваем, единственное, что я сейчас боюсь, то, о чём мечтает весь посёлок, о приходе магистрального газа. И, как у нас принято, это будет жёлтая, мерзкая труба, идти на уровне забора. И так, уже все вместо черепицы всё покрыли шифером. И они сейчас протянут эту жёлтую трубу, изгадят окончательно весь вид посёлка. Вот это неприятно. Хотя, конечно, в домах будет тепло, не будет проблем, не надо будет уголь, и прочее. А так, я не могу сказать. Происходят всё время какие-то конфликты меджлис, татары, русское казачество, какие-то противостояния, что-то они захватывают там.
Э. НИКОЛАЕВА: Я не пойму, какие проблемы. Вот ваши все друзья, та же, так называемая, русская диаспора, знакомые, коллеги, покупают и покупают. Ну и покупайте. Пускай, ещё и татары покупают.
С. ЦИГАЛЬ: Там есть какие-то проблемы самозахвата.
Э. НИКОЛАЕВА: Не хотят покупать, хотят взять?
С. ЦИГАЛЬ: Взять хотят, и хотят взять поближе к морю, с тем, чтобы продать, на самом деле.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну да, перепродать, и наварить. А у вас возле моря?
С. ЦИГАЛЬ: Ну да, недалеко от моря.
Э. НИКОЛАЕВА: Не надо за границу ездить на старости лет, какая экономия средств, всё время море у тебя под боком.
С. ЦИГАЛЬ: Море, в общем, условное, потому что, к нему трудно подойти. Смыло весь берег вообще, и народу столько понаехало, что я стараюсь уехать куда-нибудь подальше. Мы ездим либо в тихую бухту, либо на азовское море, купаться. Там недалеко, 58 км., и уже можно попасть на Арабатскую стрелку, но хоть никого нет.
Э. НИКОЛАЕВА: И море уже не то…
С. ЦИГАЛЬ: Море уже не то.
Э. НИКОЛАЕВА: Кстати, в Коктебеле открылся, вы говорили, хоть один приличный ресторан? А то я была в ужасе от местной кухни, лет десять назад. В тамошнем шинке поела борща, чуть коньки не отбросила.
С. ЦИГАЛЬ: Тамошний шинок… да знаю я, там ещё Серко был привязан. Он и сейчас там находится. Ну не знаю, это ресторан моего приятеля, и я не знаю, чтобы там так уж… это тот шинок, который около дома творчества?
Э. НИКОЛАЕВА: Да.
С. ЦИГАЛЬ: А что вас туда понесло?
Э. НИКОЛАЕВА: А куда нестись ещё?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, я бы по татарской ударил кухне.
Э. НИКОЛАЕВА: Какие хорошие рестораны в Коктебеле?
С. ЦИГАЛЬ: «Санта-Фе». Это мои друзья, это Олег Никишин и Игорь Кольчик. У них самый лучший ресторан. И ещё, там, в ста метрах вглубь, к дому творчества, им же принадлежащее, кафе «Икс». Там вам сделают такой замечательный жареный сыр «российский» в муке. Там вам сделают сырники, там вам сделают из печёнки торт, очень вкусный.
Э. НИКОЛАЕВА: Печёнку вредно есть, вы знаете?
С. ЦИГАЛЬ: Да, вредно, и, тем не менее, очень вкусно.
Э. НИКОЛАЕВА: Вообще, по вам не скажешь, вы такой гурман?
С. ЦИГАЛЬ: Вредно, полезно, и вкусно – это расходящиеся понятия.
Э. НИКОЛАЕВА: Как у вас с холестерином?
С. ЦИГАЛЬ: Нормально.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы сдаёте анализы?
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: Значит, у вас хорошая саморегуляция организма.
С. ЦИГАЛЬ: Да. И потом я начинаю день с овсяной каши на воде, как ни крути.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, не так, чтобы прям борщеца с утра закусить?
С. ЦИГАЛЬ: Нет, надо думать всё-таки. Есть же какие-то законы, которые не надо нарушать.
Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в программе у нас сегодня Сергей Цигаль, большой человек, художник, и кулинарный критик. Отдельная тема, крымские вина. Вы что-нибудь в них поняли? Никак не могу врубиться, они все сладкие?
С. ЦИГАЛЬ: Неправда, зачем так. Есть у нас чудесные вина.
Э. НИКОЛАЕВА: Потом поддельные, нет натуральных. Что там с винами в Коктебеле?
С. ЦИГАЛЬ: С винами в Коктебеле полный порядок. Во-первых, есть несколько точек, где продаются вина с винзавода, в розлив. Вот там и надо брать.
Э. НИКОЛАЕВА: Это что за точки, скажите мне?
С. ЦИГАЛЬ: Прямо с винзавода. Вам там нальют замечательного «Адмиральского» портвейна красного, за три копейки вы получите большую бутылку. Вам нальют «Алиготе», «Ркацители». Вам нальют и белого портвейна, и ещё, всякого десертного вина. И вообще, если вы хотите понять душу нашего посёлка, вы должны выпить требенчик, (от «Требьян»). Это 50 на 50, вы в стакан наливаете 100 грамм красного портвейна «Адмиральского», и сверху ещё 100 грамм «Ркацители» или «Алиготе». И выпиваете этот стакан. Если вы одолеете таких три стакана… Я этой смесью валил таких боксёров обалденных, как Юра Шумила.
Э. НИКОЛАЕВА: Никто не выдержал?
С. ЦИГАЛЬ: Нет.
Э. НИКОЛАЕВА: Три стакана, и в аут.
С. ЦИГАЛЬ: Он выпил три стакана, его погрузили в машину, и он очнулся только где-то при подъезде к Москве.
Э. НИКОЛАЕВА: Так можно шпионов вырубать.
С. ЦИГАЛЬ: Вино у нас хорошее. Кроме того, у меня напротив жил, к сожалению, я недавно, в январе, похоронил дядю Колю Крахмалова, это мой сосед напротив, который делал потрясающее вино, сухое, настоящее вино. Он делал всё сам, начиная от того, что сам виноград сажал, сам его потом давил, он сам делал все эти прессы. Он сам даже бочки клепал. Это всё мы пили, и я надеюсь, что Серёга, зять, не бросит, и продолжит традиции.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, Сергей Цигаль, большой человек, художник, и кулинарный критик. О том, почему рекламу не любят те, кто знает толк в еде, поговорим после рекламы для тех, кто знает толк в искусстве. Итак, реклама на «Эхо Москвы».
Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Сергей Цигаль, большой человек, художник, и кулинарный критик в студии нашей программы. Главная телепрограмма вашей жизни – охотники за рецептами. Раньше вы её вели с Любой, теперь с дочкой. Я так понимаю, что изначально подразумевалось, что вы будете ездить по каким-то весям, и собирать местные рецепты, вроде крымских чебуреков, или венгерского гуляша. Так оно и есть, собственно?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Гуляш. Это суп, на самом деле.
Э. НИКОЛАЕВА: И вы его очень любите, судя по искристым глазам?
С. ЦИГАЛЬ: Я много чего люблю, и это тоже.
Э. НИКОЛАЕВА: А теперь всё это выразилось в хождении по домам звёзд.
С. ЦИГАЛЬ: Да, потому что, как известно, всё упирается в деньги. На этом канале нет тех средств, которые были на том канале, поэтому мы…
Э. НИКОЛАЕВА: Ходите в гости к своим друзьям, и варите им там гуляши?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Честно говоря, я бы предпочёл мотаться по разным странам.
Э. НИКОЛАЕВА: Поэтому, все завидуют Диме Крылову, что он ездит на халяву, по всему свету, снимает передачи, а ему ещё за это и деньги платят.
С. ЦИГАЛЬ: А вот с Серёжей Крыловым мы недавно делали апельсиновый пирог.
Э. НИКОЛАЕВА: Вот, к нему ещё приходит целый Сергей Викторович Цигаль, и делает на халяву пироги.
С. ЦИГАЛЬ: Нет, это не Дима Крылов, это Сергей.
Э. НИКОЛАЕВА: А вы хотели выступить ещё круче, ездить с кормёжкой. Завистники, видимо, не выдержали. Потому что, Дима Крылов ездит на халяву, путешествует, снимает передачи, а вы хотели, чтобы вас ещё и кормили, помимо того, что вы едете.
С. ЦИГАЛЬ: Нет, я как раз хотел, чтобы ездить и учиться, и охотиться за рецептами, собственно, название программы «Охотники за рецептами». Теперь она немного вышла за рамки, но бренд остался.
Э. НИКОЛАЕВА: Хорошее название, почему бы и нет.
С. ЦИГАЛЬ: Вот я вам скажу, вчера я испытал, практически, счастье, когда Галина Борисовна Волчек сказала: «Вот я записывала рецепт вашей запеканки».
Э. НИКОЛАЕВА: Какой запеканки?
С. ЦИГАЛЬ: Которая была по телевизору. Когда я это услышал, я такое счастье ощутил. Потому что, если уж Галина Борисовна смотрит нашу программу, такие люди смотрят, и записывают ещё рецепты.
Э. НИКОЛАЕВА: Серёжа, вы уже, наверное, книги выпускаете?
С. ЦИГАЛЬ: Сказать, что я выпускаю книги, я не могу, но книгу, одну, мы должны выпустить вот-вот.
Э. НИКОЛАЕВА: Знаете, большая проблема с этими книгами, о вкусной и здоровой пище. Вот, я покупала дикое количество этих талмудов, а со старых времён осталась только одна единственная книга «О вкусной и здоровой пище». Там реальные рецепты. А есть куча всяких кулинарных книг, каких-то дурацких, не поймёшь, как чего готовить, и ерунда получается.
С. ЦИГАЛЬ: Почему?
Э. НИКОЛАЕВА: Нет книг хороших, кулинарных, на общем фоне выпускаемых в диком количестве кулинарных книг.
С. ЦИГАЛЬ: На самом деле, у меня книга, не такая уж, чтобы прям была книга рецептов. Рецепты там, безусловно, есть, но, всё-таки, это книга такая. Книга рассказов, связанных с едой.
Э. НИКОЛАЕВА: С поисками?
С. ЦИГАЛЬ: Не конкретные поиски, там есть рецепты. По этой книге можно реально приготовить разные блюда.
Э. НИКОЛАЕВА: Пудинг…
С. ЦИГАЛЬ: Можно и пудинг. Во всяком случае, запеканку можно приготовить, безусловно. С цедрой, с цукатами, с обезжиренным творогом.
Э. НИКОЛАЕВА: Итак, о рекламе. Как вы относитесь к тому, что по телевизору рекламируют, исключительно, какие-то несъедобные продукты и напитки?
С. ЦИГАЛЬ: Я не ем то, что они рекламируют.
Э. НИКОЛАЕВА: Постоянно, какую-то ерунду рекламируют, какие-то сухие добавки, и вы почувствуете, что это настоящий борщ. Ингредиенты какие-то, химия вся.
С. ЦИГАЛЬ: Это странно, но понять можно. Им надо продать, они рекламируют.
Э. НИКОЛАЕВА: У вас, вообще, душа болит за желудок нашего народа?
С. ЦИГАЛЬ: Вы знаете, кто-то, по-моему, из американцев когда-то сказал, что если ты будешь заботиться о себе, и о благосостоянии своей семьи, и так будет поступать каждый, то тогда, в целом, вся нация будет…
Э. НИКОЛАЕВА: За Гондурас не надо переживать?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Поэтому я за свой желудок, и за желудок дочки, и желудки друзей, готов поволноваться.
Э. НИКОЛАЕВА: Сами где продукты покупаете?
С. ЦИГАЛЬ: Да, везде покупаю, у меня рядом есть маленький магазинчик, и на рынке. Очень люблю «Дорогомиловский» рынок.
Э. НИКОЛАЕВА: Хороший был «Черёмушкинский», но его теперь закрыли.
С. ЦИГАЛЬ: Да, а ещё был центральный.
Э. НИКОЛАЕВА: На «Черёмушкинском» овощи были очень хорошие.
С. ЦИГАЛЬ: А ещё чудесный рынок был, «Бауманский», рядом с нами.
Э. НИКОЛАЕВА: А сейчас пришла, свёклу купить негде, такую, чтобы ногтем на неё надавить, и сок бы из неё пошёл. А сейчас сплошная какая-то кормовая, подделка. Я вот как-то на «Коньковском» рынке купила. Полная лажа.
С. ЦИГАЛЬ: Кормовую свёклу?
Э. НИКОЛАЕВА: Да.
С. ЦИГАЛЬ: А зачем вы купили кормовую свёклу?
Э. НИКОЛАЕВА: Я же не разбираюсь, мне муж говорит: «Сходи на рынок, на рынке продаётся хорошая свёкла». Я пришла, и говорю: «дайте мне свёклу. Хорошая?! – «Хорошая». Принесла домой, а он мне говорит: «Да на этом даже борщ варить нельзя».
С. ЦИГАЛЬ: А вот мы недавно, кстати говоря, делали, так называемую метёлку. Это то, что папа мой ел всегда по утрам. По Брэггу она называлась метёлкой. Это тёртая, кстати, сырая свёкла, на меленькой тёрочке, тёртое яблоко, тёртая морковка, немножко капустки, немножко грецких орехов, и лимонным соком всё это сверху, или ложечку мёда. Если вы это будете есть по утрам, то жить будете вечно.
Э. НИКОЛАЕВА: Класс.
С. ЦИГАЛЬ: Хотите вечно жить?
Э. НИКОЛАЕВА: Да! Хочу!
С. ЦИГАЛЬ: Вот, простой рецепт.
Э. НИКОЛАЕВА: По многу надо есть, чтобы жить вечно?
С. ЦИГАЛЬ: Вы знаете, вам так это понравится, это такая вкусная штука, из неё прям течёт сок, витамины.
Э. НИКОЛАЕВА: А как же овсяная каша на воде?
С. ЦИГАЛЬ: Каша овсяная тоже. Одно другому не мешает, спорт учёбе не помеха.
Э. НИКОЛАЕВА: Вам не кажется, что нужно расстреливать тех, кто занимается фальсификацией продуктов, или заставлять их месяц питаться гадостью, которую они пытаются продать. Это будет, наверное, одно и то же.
С. ЦИГАЛЬ: А я не знаю, кто занимается.
Э. НИКОЛАЕВА: А в магазинах подделка продаётся, вино поддельное продаётся. Много аферистов, знаете, Серёжа.
С. ЦИГАЛЬ: Да, я вот, стараюсь вообще, вина не пить, а пить шотландский виски, односолодовый.
Э. НИКОЛАЕВА: Губа не дура.
С. ЦИГАЛЬ: Да, губа не дура. Я как-то к нему пристрастился, он мне очень нравится. Такой чудесный напиток, сказочный, никогда от него не бывает похмелья. «Островной», «Лагавулин», «Макаллан» с запахом. А ещё, очень вкусный «Карду», такой ароматный напиток, в квадратной пузатой бутылочке. И у меня проблем с покупкой вина, в общем, нет, я его не покупаю. Я его пью летом, в Коктебеле, охотно. Вот, у меня есть много-много льда, немножечко красного портвейна, и феодосийская газированная вода, а сверху лимончик. Этой штукой очень вкусно запить теннисный матч, после тенниса, придёшь, и такую штучку…
Э. НИКОЛАЕВА: Типа аперитивчика перед обедом?
С. ЦИГАЛЬ: Перед ужином.
Э. НИКОЛАЕВА: А виски пьёте с кока-колой?
С. ЦИГАЛЬ: Нет. Вот за это убивать. Ради бога, если «Рэд лейбл», это, пожалуйста, пейте с чем угодно, и со льдом пейте свои «Бурбоны». Это ваше, американцы, это ваша жизнь. А вот шотландский односолодовый виски надо пить только комнатной температуры, с маленькой капелькой воды, негазированной. Такой невидимой, так, кап, и всё, чтобы возбудить вкус. Ни в коем случае, чтобы не разбавить, чтобы пошёл аромат.
Э. НИКОЛАЕВА: Это же надо быть таким эстетом. Вернёмся к кулинарии. Про вас говорят, что Цигаль готовит так артистично, изящно, и стильно, что наблюдать за процессом уже удовольствие.
С. ЦИГАЛЬ: Это Бильжо говорит.
Э. НИКОЛАЕВА: Мне слушать одно удовольствие, надеюсь и радиослушателям тоже. В общем, вы решили расширять, и углубить тему. Теперь у вас в программе о том, и на какой посуде готовить, и как продукты действуют на организм. Кстати, почему в этом вопросе нет, до сих пор, научного единообразия? То одни продукты объявляются вредными – яйца, говорят, что холестерин только в крутых, то другие, цитрусовые, какие-нибудь объявляют вредными.
С. ЦИГАЛЬ: Как выяснилось, самые холестериновые яйца – перепелиные. Наименее холестериновые яйца – страусиные, и мясо самое полезное, это страусиное. А сейчас новая история, новая фенька появилась, они сейчас придумали, что суп вреден. Они теперь говорят, что, есть такая теория, суп – это всего-навсего переваренные овощи с жирной водой. Вот можно было сказать такую гадость, чтобы было невкусно есть наш борщ.
Э. НИКОЛАЕВА: Нам жирного не надо, просто хороший кусочек мяса
С. ЦИГАЛЬ: Я не варю уже много лет мясные бульоны, скажу вам честно.
Э.НИКОЛАЕВА: Все-таки на воде.
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Просто овощи на воде.
С. ЦИГАЛЬ: А вот у нас в ходу…
Э.НИКОЛАЕВА: Вы что? Масло добавляли?
С. ЦИГАЛЬ: В ходу у нас в семье очень придет щи кислые с грибами. Безо всякого мяса, замечательно, да.
Э.НИКОЛАЕВА: А как же борщ?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, борщ тоже на… Без всякой…
Э.НИКОЛАЕВА: С грибами?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, по похлебке он, вообще говоря, вот и в кашу, и в тот же борщ, по-моему, можно раскатать скалочкой сухой белый грибок, и вот эту вот пыль туда насыпать. Это вкусно. Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо то.
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э.НИКОЛАЕВА: И не надо ведь там ничего пассировать,
С. ЦИГАЛЬ: Ничего не надо.
Э.НИКОЛАЕВА: Мульчировать.
С. ЦИГАЛЬ: А запах будет обеспечен. Аромат да.
Э.НИКОЛАЕВА: А зачем вам в программе врачи – диетологи? Это уж совсем как-то грустно! Разве кулинарный праздник совместим с ограничениями?
С. ЦИГАЛЬ: Я, ну, во-первых, программа о том, чтобы правильно питаться. Там два есть формата. Есть два повара и одно блюдо. Один продукт какой-то, который они по-разному готовят, и там присутствует диетолог, который определяет. А в другой программе – домохозяйка и профессиональный повар между собой соревнуются.
Э.НИКОЛАЕВА: Кто кого.
С. ЦИГАЛЬ: Да. И там значит, да. И вот врачи смотрят, что полезно, что не полезно, с чем сочетаются. Но людям видимо это интересно. С чем сочетается этот продукт, с чем он не сочетается. С какого возраста можно давать детям, можно ли давать, если вызывает ли он аллергию, и так далее.
ВОТ ОНО ЧТО ОКАЗЫВАЕТСЯ!
Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, рубрика «Культура-мультура». Да. Смешные и не очень особенности менталитета. Как вы считаете, русские действительно могут выпить больше всех? И зачем они это делают?
С. ЦИГАЛЬ: Они это делают для поддержания имиджа, вот. Хотя, вроде бы и ирландцы тоже не дураки выпить. И шотландцы, и американцы. Я помню, как-то, мы пытались одного Американца свалить в бане. Пили самогонку. Пили, пили, пили, пили… Утром выползли с перекошенными мордами, а он стоял как огурчик! Как огурчик стоял.
Э.НИКОЛАЕВА: А зачем вы его пытались свалить, скажите!
С. ЦИГАЛЬ: Ну, вот именно по этому. Знай наших!
Э.НИКОЛАЕВА: Напоследок, кулинарные советы от Сергея Цигаля. Меня интересует, чем вы рекомендуете закусывать всякие напитки? От водки и виски, до вина и шампанского. Вот говорят, после коньяка надо шоколад. Или что? Вот как? Водка. Чем закусывать? Огурцом соленым? Квашенной капустой? Салом?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, водку, вообще говоря – традиционно есть какие-то закуски русские, которые, да, и салом, и огурцом, и квашеной капустой.
Э.НИКОЛАЕВА: И борщем.
С. ЦИГАЛЬ: И селедочкой, да. И ложкой борща, и малосольный огурец очень уместен. И корочка, и просто взять вот…
Э.НИКОЛАЕВА: Занюхать…
С. ЦИГАЛЬ: Вот помню случай.
Э.НИКОЛАЕВА: Рукав.
С. ЦИГАЛЬ: Да. Зашел мой товарищ к соседу. Мы приехали в Крым только что. Зашли к соседу. Алексей Семенович был замечательный человек, который когда я его представлял, гордо говорил: «Вот, познакомьтесь, Алексей Семенович Воропаев, который за 35 лет не пропустил не одного дня». И он гордо всегда добавлял: «И ночи». Для того чтобы он работал пожарником в совхозе. Так вот, мы нашли, а мне надо было ехать дальше на машине, я, поэтому поддержать не мог, а они там в гараже раскаленном, в июле месяце, температура была градусов 40! Тут же схватили какую-то канистру, раскаленную, и налили чачи. Стаканчик такой маленький такой стаканчик, и я говорю, я не буду, а вот товарищи выпьет. Товарищ выпил горячий, 70-ти градусный самогон, и так повел руками, чем бы закусить! Они подняли старое какое-то пальто с пола, и дали ему понюхать. Через 2 минуты этот лось 1 метр 92 ростом, был в хлам просто! Я его едва привел домой.
Э.НИКОЛАЕВА: Здорово! Будет, о чем вспомнить.
С. ЦИГАЛЬ: Это о закусках. Вот вы меня спросили, чем хорошо, чем, чем закусывать коньяк, вот я рассказал такую историю.
Э.НИКОЛАЕВА: Да. Но это не коньяк все-таки тем не менее.
С. ЦИГАЛЬ: Это не коньяк.
Э.НИКОЛАЕВА: Да. А все-таки коньяк?
С. ЦИГАЛЬ: А коньяк, вы знаете, несколько лет назад, мы были прямо в самом сердце этого коньяка, и там мы с ужасом обнаружили, что нам наливают перед обедом в Хенесси. Нам наливают яблочный сок. В коньяк. Что? Разве можно?
Э.НИКОЛАЕВА: Да. Где лимон?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Они говорят…
Э.НИКОЛАЕВА: Сыр.
С. ЦИГАЛЬ: А делайте, что хотите! Мы давно ушли уже от этих вот догм и запретов. Вот, говорят, в России, лимоном, коньяк. Французы хватаются за лоб. Ничего мы не хватаемся! Делайте, что хотите! Хотите с лимоном – пейте с лимоном.
Э.НИКОЛАЕВА: Хотите с сыром? Шоколадом?
С. ЦИГАЛЬ: Да. Ради бога. Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Ну что же, спасибо за вашу заботу, чтобы нам красиво покушать, культурно…
С. ЦИГАЛЬ: Поесть, поесть, поесть!
Э.НИКОЛАЕВА: Поесть.
С. ЦИГАЛЬ: Кушать – не нужно слово кушать. Можно есть.
Э.НИКОЛАЕВА: Давайте. Да. А почему так вдруг?
С. ЦИГАЛЬ: Ну, кушают свиньи. А люди едят.
Э.НИКОЛАЕВА: Хорошо. Спасибо за вашу работу, Сергей Викторович, чтобы нам красиво поесть. Правильно?
С. ЦИГАЛЬ: А что я такого делаю, чтобы вам красиво поесть?
Э.НИКОЛАЕВА: А вот просветили нас, как пироги печь.
С. ЦИГАЛЬ: А.
Э.НИКОЛАЕВА: И программу на «Домашнем» ведете.
С. ЦИГАЛЬ: Да.
Э.НИКОЛАЕВА: Да здравствует культура потребления. Всем пока!
С. ЦИГАЛЬ: Всем пока.
Э.НИКОЛАЕВА: В эфире были я, Элина Николаева и…
С. ЦИГАЛЬ: Сергей Цигаль.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире