Э. НИКОЛАЕВА: Ансамбль «Березка», ансамбль «Моисеева». И вот в этом ряду новое яркое явление — русский балет «Кострома». Под руководством Юрия Царенко. У нас в студии одна из создателей балета – продюсер Елена Царенко. Добрый вечер, Лен.
Е. ЦАРЕНКО: Добрый вечер.
Э. НИКОЛАЕВА: И я так полагаю, жена Юрия.
Е. ЦАРЕНКО: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: Это не однофамильцы, судя по всему. Ну что же, я не хочу обижать заслуженные коллективы, которые были упомянуты выше, но все — же, Кострома – это нечто новое, в этом творчестве. Да? Как сейчас говорят. Вы пошли дальше. Какая-то новая энергетика появилась, благодаря такому необычному Русскому названию. Да? Вы как бы всех сразу обошли на повороте.
Е. ЦАРЕНКО: Да. Вы знаете что? Действительно, такие известные коллективы, как «Березка», «Моисеев», Игорь Александрович вообще основатель жанра народного танца. Есть на что равняться, это образец творчества для нас. На самом деле вы правильно сказали. Нам удалось найти свой собственный стиль, а, стиль, при котором действительно мы сохраняем русские традиции, но сочетаем с современными технологиями
Э. НИКОЛАЕВА: Да, а как же это вам удаётся-то? Что вы открыли на этом пути? Вот вы говорили словосочетание народное и балет — непривычно. Вот как вам это все?
Е. ЦАРЕНКО: Ну – словосочетание балет и народное – да. Наверное, не привычно. Потому, что у нас у всех слово балет ассоциируется сразу с классическим балетом. Но мы, в общем, поставили такую высокую планку и слово балет для нас – вид искусства, это обязательно драматургия, это обязательно синтез всех выразительных средств, которые дают возможность усилить впечатление и дают полную картинку того, что мы представляем. Наша программа – она действительно – это целый спектакль. Первое отделение начинается – это вхождение христианства до Руси, то есть такое эпическое полотно до Советской эпохи. И второе отделение – это такие замечательные зарисовки, бытовые зарисовки, которые отражают вообще, ну как бы всю нашу Россию, великую Русь нашу. Кустодиевская Россия, с Шаляпиным, с катающимися фонарями, с падающим снегом, с юмором, с теми же балалайками и гармошками, но они сделаны очень интересно. Это такой небольшой как будто маленький мюзикл в стиле фильма «Волга-Волга». Ну и завершается программа естественно нашей замечательной «Калинкой». Потому, что я считаю, что народная тема – это как сказал Юра: — «Народные песни, народная музыка – это звуки из космоса».
Э. НИКОЛАЕВА: Ага. Почему такое название «Кострома»?
Е. ЦАРЕНКО: Ну, во-первых, Кострома — русское, красивое, запоминающееся название. Это название нашего города, где находится балет. Само слово Кострома обозначает… Это такой обряд есть, сжигания чучела, вот. Кострома с 1152 года с большой традицией, с большой историей, колыбель родины…
Э. НИКОЛАЕВА: Сжигание чучела, Лен, извините, я вас перебью, на масленицу? Или как? То есть сейчас знаете, очень актуальны ваши выступления ближайшие грядущие. Вы сами, наверное, так подгадали?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Да. Конечно! Встреча весны… Ну, вообще есть несколько версий «Костромы». Кострома там, что-то там с… Откуда-то от Рима чуть ли не идет. Костры сжиганий очень много. Много там костров жгли. Вообще, Кострома очень много горела.
Э. НИКОЛАЕВА: Ага. Ну да. Костры от слова. Созвучное.
Е. ЦАРЕНКО: В 91 году мы создали свой первый частный театр в городе Костроме. И…
Э. НИКОЛАЕВА: 17 лет назад получается.
Е. ЦАРЕНКО: 17 лет назад.
Э. НИКОЛАЕВА: Русский балет «Кострома», и основали при нем хореографическое училище губернской балетной школы. Я правильно выучила весь ваш пресс-релиз, прочитала все. Систематизировала.
Е. ЦАРЕНКО: Недавно студенты вернулись, кстати, из Казани, это четвертый фестиваль хореографических школ, стран СНГ и России,
Э. НИКОЛАЕВА: Много у вас там учится учеников в хореографическом?
Е. ЦАРЕНКО: 70 будущих артистов.
Э. НИКОЛАЕВА: 70 артистов. И все они как бы ваши новые поступления в ваш балет «Кострома». Вы для себя, их готовите?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Конечно! Конечно! Мы готовим их только для себя, и очень жалко с кем-то будет делиться.
Э. НИКОЛАЕВА: Вложена, наверное, вся душа. Да? В это.
Е. ЦАРЕНКО: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: А где губернская балетная школа находится? В каком городе?
Е. ЦАРЕНКО: Губернская балетная школа находится тоже в городе Костроме, в нашем здании балета.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть вы оттуда берете свои корни. Не случайно это все пошло и название.
Е. ЦАРЕНКО: Да. Да. Конечно! Но, не смотря на то, что вообще база находится в Костроме, конечно, известность нашего балета, она уже давно переросла наш город, Кострому. Мы очень много гастролируем за рубежом. Недавно состоялась премьера в Лондоне. В самом престижном зале «Хамера Пола Смит». Премьера той программы, о которой мы, наверное, сейчас поговорим,
Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вы уже вкратце рассказали, из чего состоит, вы сразу начали не рассказывать про балет, а так: — «Первое отделение состоит из этого, второе отделение из этого, и заканчиваем мы феерическим шоу». Итак, Елена Царенко, продюсер русского балета «Кострома». Блиц. Коротко об истории создания коллектива, о вас, основные вехи, у нас есть такая рубрика Лена, вы попросили меня ознакомить вас с контекстом и с как бы с каркасом программы, но, к сожалению, время у нас не было, поэтому вот я вас извещаю, у нас рубрика блиц. Итак, с чего все началось? Но мы поняли. Да? Уже по косвенным всяким признакам, что, судя по фамилиям, это почти семейное предприятие, таковое оно, наверное, и является. Вы основательно подходите, конечно, к созданию своей почвы под ногами, потому, что и балет, и училище. Наверное, это все стоило не малых хлопот, трудов. Да?
Е. ЦАРЕНКО: Конечно.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот с чего все в принципе начиналось?
Е. ЦАРЕНКО: Ну а началось все со знакомства с Юрой конечно. Это 86 год. Это «Второй Всероссийский Фестиваль Самодеятельного Творчества». Тогда вы знаете, что это очень сильные были самодеятельные коллективы, особенно в системе профтехобразования. Мы встретились на фестивале. Вот так вот случилось.
Э. НИКОЛАЕВА: А вы сама…
Е. ЦАРЕНКО: Я из маленького городка из Сибири, а Юра из Днепропетровска.
Э. НИКОЛАЕВА: Какого же маленького городка в Сибири?
Е. ЦАРЕНКО: Маленький город Абакан. На берегу Енисея практически.
Э. НИКОЛАЕВА: Ничего себе, маленький город. Абакан. Мы все его знаем!
Е. ЦАРЕНКО: Так что все началось со знакомства. А дальше история развивалась очень романтически конечно. Юра увез меня из Сибири, привез в этот замечательный город Кострома…
Э. НИКОЛАЕВА: Вы сами хореограф?
Е. ЦАРЕНКО: Да, я имела…
Э. НИКОЛАЕВА: Балетное? Балетное? Балетное? Вы, чьих будете?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Имела отношение к этому, конечно, самое прямое.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну, какое прямое? Вы когда-то танцевали?
Е. ЦАРЕНКО: Я потанцевала немножко…
Э. НИКОЛАЕВА: Но вы закончили? Заканчивали?
Е. ЦАРЕНКО: Я заканчивала училище, потом заканчивала институт, наш.
Э. НИКОЛАЕВА: Плисецкой хотели быть? Или вы больше не балетная, а плясовая?
Е. ЦАРЕНКО: Плисецкая? Вы знаете? Да. Я плясовая можно сказать. Потому, что для меня тогда в то время был кумиром наш замечательный ансамбль танца Сибири имени Михаила Семеновича Коденко, кстати, вот видите? По счастливой случайности, когда мы делали свою первую премьеру, в 99-м году, мы познакомились с тем композитором, который писал всю музыку для этого коллектива.
Э. НИКОЛАЕВА: Надо же! Это судьба, наверное…
Е. ЦАРЕНКО: Естественно, судьба. Вообще, на протяжении всех 17 лет, какие-то необычные повороты судьбы, обязательно что-то происходит. Я считаю, что какие-то чудеса.
Э. НИКОЛАЕВА: Самое, что нужно в данный момент.
Е. ЦАРЕНКО: Не случайно нам надо было приехать в Кострому, для того, чтобы создать и реализовать планы.
Э. НИКОЛАЕВА: Он костромской, Юра?
Е. ЦАРЕНКО: Нет, он из Днепропетровска.
Э. НИКОЛАЕВА: Так, я прослушала, а в Костроме как вы оказались?
Е. ЦАРЕНКО: Юра служил, в свое время, в Костроме, остался там. Он был руководителем самодеятельного коллектива. Он тоже заканчивал балетное училище. Так получилось, ему предложили квартиру, он остался в этом городе, и мы встретились. Я со своим ансамблем приехала, он со своим, в город Курск.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы слились своими ресурсами, практически, как и душами?
Е. ЦАРЕНКО: Да, мы начинали все с чистого листа. Естественно, идею реализовать было сложно. Потом, заметьте, 91 год. Мы прожили все, абсолютно, дефолты, ГКЧП. Мы вместе с Россией входили в рынок.
Э. НИКОЛАЕВА: Фактически, как молодая Россия?
Е. ЦАРЕНКО: Да. За это время вырос наш сын Ваня, дочь Маша. Все они занимаются вместе с нами, работают. Иван у нас у нас первый выпускник хореографического училища, сейчас уже солист балета. Мария – директор хореографического училища, занимается внешней экономической деятельностью в балете, организует все туры. Она прекрасно владеет английским языком.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, вы вложились в образование детишек?
Е. ЦАРЕНКО: У нас, вообще, стерта вся грань, между домом, семьей, и работой.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы сами, как маленькая Россия, семейная.
База, понятно, Кострома. Откуда артисты, понятно, с вами все пришли, набираются новые.
Е. ЦАРЕНКО: Вообще, артисты, первые артисты, это приезжие артисты со всей России. Сейчас у нас появились первые наши костромичи, ребята, которых мы вырастили профессионально, можно сказать высокопрофессионально, первые 16 человек. Конечно, самая первая труппа – это артисты с разных коллективов, отовсюду.
Э. НИКОЛАЕВА: Ваш опыт работы на эстраде, до «Костромы», вы как-то скромно умолчали. Но вы где-то там, как-то плясали?
Е. ЦАРЕНКО: Да, это были военные коллективы, это был хор сибирский, раньше они так гремели.
Э. НИКОЛАЕВА: Но вы не пели?
Е. ЦАРЕНКО: Нет, я танцевала в балетной студии, конечно. Но, вот так случилось, что вышла замуж, и перестала танцевать.
Э. НИКОЛАЕВА: Стали заниматься строительством семьи. Проект изначально создавался на экспорт, скажите честно? Все-таки, кокошник, матрешка, балалайка?
Е. ЦАРЕНКО: Нет, никогда мы об этом не думали, это я могу точно сказать. Вот, как раз, наша программа разбивает привычное понимание этого лубочного фольклора, кокошник обязательно, балалайка, сарафан, лапти. Вот такой лубок. Вот такой лубок представляют, кстати, и за рубежом. Наша задача была показать Россию другой. Показать, насколько разнообразнее и шире культура, вообще, России. Что она есть разная, историческая, светская, героическая, разная Россия. Россия, с ее разными слоями, в отношении социальных слоев. То есть, костюм бытовой, костюм крестьянский, городской, модный.
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, у вас под разные номера, разные костюмы?
Е. ЦАРЕНКО: Конечно. То есть, это вся палитра красок России, исторической, бытовой, и так далее.
Э. НИКОЛАЕВА: Кто костюмы то шьет? Ведь это очень дорогое предприятие?
Е. ЦАРЕНКО: У нас замечательный художник, нам тоже повезло, это Елена Пиотровская. Если можно так сказать, если вы читали в пресс-релизе, Кутюрье. Мне очень понравилось. Потому что, это, действительно, изысканные подходы к лекалам. У нас очень хорошие формы.
Э. НИКОЛАЕВА: У вас очень хорошие формы, и у ваших артистов?
Е. ЦАРЕНКО: Да, и костюмы тоже очень удачные. Замечательные костюмы, это все отмечают.
Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас Россию никто не знает, а это же очень модное направление, Лен, хорошее лицо России для запада, для того, чтобы показать, какое оно все-таки есть. И вкладывается немало денег, я знаю. Программа партии правительства у нас такая, представить достойное лицо России.
Е. ЦАРЕНКО: Вы знаете, это большая ответственность перед зрителями. Перед зрителями иностранными, отечественными, и особенно, перед молодежью. Это отдельная тема. Они все видят. Дети, молодежь, они умеют видеть красивое, они замечают это, и это обязательно действует на них.
Э. НИКОЛАЕВА: Что есть и такая Россия. Вы, как бы, лицо практически, творческое.
Е. ЦАРЕНКО: Вы знаете, я, наверное, не буду стесняться этих слов. Да, потому что, мы всю жизнь шли к этому. Наша задача – представить Россию, имидж России. Понимаете, у нас душа русская, какая, мы последнее отдадим. Мы не покажем своей бедности, мы не покажем своих проблем. Кому они нужны? Вы знаете, когда мы первый раз приехали из тура по Австралии, мы дали 88 концертов, везде нас встречали, люди после концертов подходили, спрашивали: — «Где можно посмотреть эту программу? Приезжаем в Москву, в Россию, мы не видим таких программ». И вот была идея создания именно той программы, которая могла бы, действительно, соответствовать.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы теперь говорите: приезжайте, теперь у нас будут концерты?
Е. ЦАРЕНКО: Люди приезжают уже с билетами, они приезжают уже конкретно на наше шоу.
Э. НИКОЛАЕВА: А у вас за границей продаются билеты?
Е. ЦАРЕНКО: Да, уже продаются за границей билеты, люди уже приезжают, заказывают. И вообще, вот вы сказали, визитная карточка России. Мы дали больше 300 концертов сольных. Уже четвертый год мы работаем в Москве. Нашими услугами пользуются и МИД, и ФСБ, и Аппарат президента, и посольства. Они возят свои делегации.
Э. НИКОЛАЕВА: На вас?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Отечественное, для нас это самое дорогое.
Э. НИКОЛАЕВА: Как подгадать, когда приезжают иностранные делегации?
Е. ЦАРЕНКО: Очень просто. Мы работаем каждый день. С 9 июля по 15 сентября мы проводим ежедневные концерты.
Э. НИКОЛАЕВА: А где они у вас проходят?
Е. ЦАРЕНКО: Это концертный зал «Космос», причем замечательный зал.
Э. НИКОЛАЕВА: Это в гостинице «Космос» что ли?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Только давайте подчеркнем, это не гостиничное шоу. Есть отдельный концертный зал, с большой площадкой, с хорошим зрительным залом. Все достойно, вывешивается свет, техника, все, исключительно до каждого спецэффекта. Это полноценное шоу.
Э. НИКОЛАЕВА: Поэтому, у вас сотрудничество с «Интуристом» так складывается, потому что иностранные туристы приезжают сюда, а тут, понимаешь, ать, и «Кострома».
Е. ЦАРЕНКО: Складывается, да. Я очень рада, потому что, действительно, у нас было сложно. У нас привыкли смотреть, я не очень люблю позиционировать это слово фольклор. А привыкли в Питере, там у нас туристы приезжают, корабли, и так далее.
Э. НИКОЛАЕВА: Сразу экзотика эта.
Е. ЦАРЕНКО: Да, маленькие коллективчики, которые по 5 – 7 евро за билеты. Наша задача была, сделать эту программу в Москве, златоглавой Москве, которой это все свойственно. Чуть-чуть она младше Костромы, основал тоже Юрий Долгорукий.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну что ж, все ли планы удается реализовать?
Е. ЦАРЕНКО: Я бы так сказала, что удается. И чем выше планка, тем интереснее работать. Сложно, но мы ставим цели, и стараемся их достигать.
Э. НИКОЛАЕВА: Что же, Елена Царенко, продюсер русского балета «Кострома». Вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Скажите, а как к вашим выступлениям относятся в самой Костроме, или в других российских городах? Вот нужен русский балет нашим людям? Вы уже частично начали развивать эту тему, Лен, по поводу того, что и русские должны это иметь и видеть. Ведь подростки, зачастую, ведут себя на нашем балете, как на рок-концерте, поднимают руки, танцуют. Насколько я знаю, вот ваш Юра об этом рассказывает. Музыка у вас современная?
Е. ЦАРЕНКО: Здесь надо разделить, людям, народу, безусловно, нужно. Для нас это самые дорогие, самые приятные концерты. Мы недавно ездили по центральному федеральному округу. Конечно, название балета «Кострома»… очень много мы теряем публики. Такое восприятие провинциального коллектива. Но, когда люди попадают на наше шоу, они уходят одухотворенные, можно я такое слово применю, обалдевшие, потому что, они никак не могли представить то, что они увидят.
Э. НИКОЛАЕВА: Чем вы отличаетесь от Надежды Бабкиной? Ведь у нее тоже все такое фольклорное, русское народное?
Е. ЦАРЕНКО: Во-первых, жанр. Надежда поет, у них есть народные песни, они точно также сделаны в обработке. Мы отличаемся тем, что жанр хореографии, он, безусловно, красивый. Смена костюмов, темп, ритм, лирика. Представляете, расцветают цветы, падает снег, такая лирическая сказка на волшебном озере. Люди плачут на концертах.
Э. НИКОЛАЕВА: Это дорогостоящие декорации?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Энергетика.
Э. НИКОЛАЕВА: Лена, вы только сами не плачьте.
Е. ЦАРЕНКО: Очень хочется, потому что… а молодежь, они испытывают то чувство, которое они не испытывают каждый день. Генетическая память есть у всех абсолютно. И те силы, которые они получают на концерте, когда они ощущают себя частью этого великого народа. Мне вчера моя дочь рассказывала, говорит: — «Мам, я была 11 сентября, когда рушились небоскребы. И я видела, как американский народ, вот это единение, когда несли столько крови, ее уже девать некуда было, когда каждый цент несли дети, взрослые, семьи. Наша задача сейчас – привлечь молодежь к нашей корневой культуре, иначе наше поколение обречено на бездуховность. Я совершенно точно об этом говорю. Поэтому, еще раз подчеркиваю, мы нашли тот стиль, который интересен молодежи, они его понимают. Это красивая сказка. Здесь есть все абсолютно, и такая гордость. Вы представляете, когда человек испытывает гордость, как он себя чувствует, он распрямляет спину…
Э. НИКОЛАЕВА: Он парит над проблемами.
Е. ЦАРЕНКО: Поэтому они поднимают руки, поэтому они кричат на концертах, поэтому они говорят: — «Ребята, вы суперские, вы классные, вы в нашем сердце останетесь навсегда! Знаете, была одна история, наши ребята живут не в очень хорошем районе, там ребятки есть неблагополучные. Они их силой затащили на нашу премьеру, после чего они нам говорят: — «Может вам картошки принести, или чего?». Они скромно ждали за углом, они не знали, как помочь, как выразить свою благодарность. Поэтому…
Э. НИКОЛАЕВА: Картошки? Это на селе что ли где-то было?
Е. ЦАРЕНКО: Да. Поэтому, дорогие ребята, студенты, юноши, молодежь, приходите. Это, действительно, программа для вас.
Э. НИКОЛАЕВА: Что означает словосочетание национальное шоу России? Вот так вы замахнулись?
Е. ЦАРЕНКО: Это, вообще, очень объемно. Во-первых, наша Россия, она многонациональная. У нас есть и казахи, и евреи, и татары, поэтому национальное шоу России. Нам хотелось показать Россию. Слово шоу некоторых смущает, особенно, что касается органов государственной власти. Но это шоу, конечно, это представление.
Э. НИКОЛАЕВА: Национальное представление.
Е. ЦАРЕНКО: Это не звучит. И потом, мы очень часто выезжаем за рубеж, и там наши спектакли называют шоу. Все понятно же. И по вертикали, и по горизонтали, и эпохальные события, и разные национальности у нас есть в программе. Это следующая программа, более расширенная. Мы ее будем дорабатывать, там будет больше представлено народностей.
Э. НИКОЛАЕВА: Так, значит сейчас вы, формально, находитесь в мировом турне, да? вот у вас выступление в Кремлевском Дворце планируется буквально надысь?
Е. ЦАРЕНКО: Да, 3 апреля, подчеркиваю.
Э. НИКОЛАЕВА: Не случайно Лена пришла сюда с температурой, чтобы подчеркнуть эту самую фразу. А премьера была аж в Лондоне, именно этого шоу?
Е. ЦАРЕНКО: Замечательное событие было для нас. Английская публика, консервативная, которой нас очень сильно пугали, очень много мюзикла. Да, во-первых, был аншлаг, во-вторых, у нас была потрясающая команда английская, те, кто монтировали сцену, свет. Крис Рок, очень известный человек, в этом мировом шоу-бизнесе. Они нам уступили площадку в день концерта, и все произошло. Публика принимала так, неожиданно для нас, тепло и горячо, они свистели, они смеялись в голос. В общем, как вы сказали, мы летели на этой площадке, все было здорово.
Э. НИКОЛАЕВА: Достойно вы представили лицо, имидж России. На западе ваше выступление воспринимают, как разновидность, вы упомянули это слово, мюзикла. То есть на западе ваши выступления воспринимают, как разновидность мюзикла что ли?
Е. ЦАРЕНКО: Вы знаете, я бы не сказала так. Потому что мюзикл, это и вокал, это и слово, и много чего, чего у нас в программе пока нет. Но они понимают, что это что-то необычное, и особенное. Они там пытались писать, что русские традиционные танцы, которые представлены, практически, как европейское шоу. Они не понимают, они привыкли видеть ту Россию. Последний раз в Лондоне был ансамбль танца Игоря Моисеева, очень давно, может, лет 10 или 11 назад. И они пока живут тем впечатлением. Поэтому, это тоже был какой-то прорыв, и для них все было необычно.
Э. НИКОЛАЕВА: Чем танец отличается от балета?
Е. ЦАРЕНКО: От балета классического?
Э. НИКОЛАЕВА: От вашего балета.
Е. ЦАРЕНКО: Танец от нашего балета…
Э. НИКОЛАЕВА: Моисеев, это же ансамбль танца?
Е. ЦАРЕНКО: Он сейчас называется балет Игоря Моисеева. Во-первых, академическое исполнение, сильная очень школа. Они много работают на классике, потом добавляют народную основу, и поэтому, получается особенное исполнение. Потом, у них танцы народов мира. У нас, все-таки, русская программа, программа о России. У них в программе танцы народов мира. Конечно, наверное, мы отличаемся очень сильно от ансамбля танцев Игоря Моисеева.
Э. НИКОЛАЕВА: Потому что мы «Кострома».
Е. ЦАРЕНКО: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: На вашем счету 1300 представлений. Что стоит за этой цифрой? Ну, 1300 представлений, за 17 то лет.
Е. ЦАРЕНКО: Я думаю, что сейчас уже, наверное, побольше. Что за этим стоит? За этим стоит вся наша творческая жизнь, вся наша деятельность. А это здоровье, это хилые колени у ребят. Это уже пенсионный возраст, который подошел первым нашим артистам.
Э. НИКОЛАЕВА: 30 лет?
Е. ЦАРЕНКО: 20 лет. У нас уже есть пенсионеры.
Э. НИКОЛАЕВА: Подождите, во сколько лет пенсионеры балета, то есть артисты балета уходят на пенсию?
Е. ЦАРЕНКО: Артисты балета уходят после 20 лет творческой деятельности. Если он в 16 лет пришел, то в 36 уже на пенсию. Наши первые студенты, выпускники, которые сейчас работают, вот у них открыты трудовые книжки в 16 лет. В 36 лет у них уже будет пенсия.
Э. НИКОЛАЕВА: Какие современные технологии в шоу вы используете?
Е. ЦАРЕНКО: Это звучит серьезно, современные технологии. Мы используем экраны обратной проекции, это уже многие используют, но в нашем жанре нет. Мы одни и единственные работаем с экранами обратной проекции. Мы используем различные спецэффекты, мы используем уникальные дороги, которые разработали питерские мастерские для нас, когда декорация выходит одним полотном, и заходит. Мне кажется, что это только в 37 году во МХАТе были такие технологии. То есть, специально разрабатывали. И кстати, те же самые руки выпускали «Корсара». У нас замечательные мастера. И когда они делали оклад иконы, звонили всегда колокола. На втором номере у нас есть православная тема, после пролога, когда идет вхождение христианства на Русь. Потом у нас тема такая звучит. Тема очень сложная, для того, чтобы ее представлять на сцене. Мы для себя, ее называем молитва. Она такая, жизненная, она у каждого в душе есть. И у нас оклад иконы. И для того, чтобы она так не морщилась, мы очень долго работали над этими дорогами. Буквально 27 марта было, для нас это очень ответственно. Мы получили благословение от нашего архиепископа Александра Галичского, это наш владыка. А недавно был день рождения иконы Федоровской божьей матери, чудотворная икона, которая хранится в нашем Богоявленском монастыре. Вот так у нас все здорово.
Э. НИКОЛАЕВА: Все очень символично у вас. А что нужно делать, когда день рождения такой иконы?
Е. ЦАРЕНКО: Надо приложиться, надо помолиться.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы сходили, помолились?
Е. ЦАРЕНКО: Конечно.
Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. У вас есть какой-то покровитель, вашего ансамбля «Кострома», в виде святой иконы?
Е. ЦАРЕНКО: Наверное, богородица, конечно. Потому что она с нами всегда на сцене, по жизни уже 17 лет. Кстати, этот номер был создан 17 лет назад. Он живет и по сей день. И наш композитор, когда писал музыку новую, сначала мы использовали тайную вечернюю, теперь авторская музыка. Очень много сил отдал, чтобы написать именно эту музыку, к этому номеру.
Э. НИКОЛАЕВА: Композитор ваш?
Е. ЦАРЕНКО: Владимир Гордеевич Корнев, замечательный композитор, который писал музыку к открытию и закрытию олимпиады-80. это еще та плеяда композиторов. Это один из последних русских композиторов.
Э. НИКОЛАЕВА: Раньше он сотрудничал с ансамблем народного танца «Березка»?
Е. ЦАРЕНКО: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: Не боитесь обвинений в эклектике и плохом вкусе?
Е. ЦАРЕНКО: Вы знаете, уже прошел тот этап, когда мы этого боялись. Мне кажется, что мы можем уже смело идти на какие-то вещи. Критика всегда будет обязательно. Без этого же не может быть, ведь разные вкусы у людей, разные подходы, разные видения. Поэтому, кому-то нравится, кому-то нет. Знаете, за три года у нас был всего один такой, не очень важный отзыв, а все остальные просто давали силы жить и работать, и двигаться дальше.
Э. НИКОЛАЕВА: Что же, Елена Царенко, продюсер русского балета «Кострома». В нашем танцевальном представлении объявляется антракт. Реклама на «Эхо Москвы». Мы продолжим сразу после рекламы.
Продолжаем нашу программу. У нас в студии Елена Царенко, продюсер русского балета «Кострома». А что вы как-то не дружите с телевидением, Лен? На сборные концерты по праздникам, вас, почему не приглашают? На съемках шоу в Кремле, будет работать режиссер Лина Арифулина, которая сотрудничает с русским балетом «Кострома» с 1999 года. В дальнейшем, планируется выпуск DVD с записью этого концерта.
Е. ЦАРЕНКО: Конечно.
Э. НИКОЛАЕВА: А почему вас так мало на, так называемом, центральном телевидении?
Е. ЦАРЕНКО: Ой, так хочется спросить их об этом. Очень мало. Вообще, очень мало показывают коллективов нашего жанра. Объясняют, что такой формат сегодня. Или, скорее, мы не формат.
Э. НИКОЛАЕВА: Вам нужно было, для того, чтобы вас показывали, стать проектом какого-либо из каналов.
Е. ЦАРЕНКО: Какое-нибудь реалити-шоу, почему бы и нет. Если приподнимать этот жанр на определенную высоту, чтобы вызвать интерес у молодежи, можно создать такое шоу.
Э. НИКОЛАЕВА: Вы сходите на прием к руководителю какого-нибудь из каналов. Их три основных, судя по всему. Они все, как раньше были, начальники гостелерадио.
Е. ЦАРЕНКО: А представляете, вдруг приду, и произойдет.
Э. НИКОЛАЕВА: Скажете, совместный проект, почему бы и нет. Будем ваши всячески, ляжем под вас.
Е. ЦАРЕНКО: Надо подумать над этим. Я думаю, на самом деле, когда-нибудь придет это время, когда будут звать и приглашать. Я совершенно в этом уверена.
Э. НИКОЛАЕВА: Тогда придется делиться, Лен, представляете. Все деньги, не только ваши будут, но придется и телевидению отстегивать за то, что вас показывают. Готовы ли вы к этому? Вы же все-таки так много времени потратили на развитие своего коллектива. У нас же сейчас все как. Телевидение пиарит то, с чего получает деньги. Есть фабрика звезд, это же бизнес-проект. А вы очень самостоятельны, а самостоятельных у нас не любят.
Е. ЦАРЕНКО: Поэтому, пока и не идем на телевидение, ждем, пока придет то время, когда они возьмут не на подтанцовки, а когда они возьмут и покажут фрагменты наших концертов самостоятельно.
Э. НИКОЛАЕВА: Почему фрагменты, замахивайтесь на большее, пускай концертами показывают.
Е. ЦАРЕНКО: Я была бы рада, если бы канал «Культура» к нам пришел 3 апреля, потому что, это, несомненно, тот канал, который должен такие вещи показывать.
Э. НИКОЛАЕВА: А вы бы их пригласили.
Е. ЦАРЕНКО: Пригласили, будем надеяться, что придут.
Э. НИКОЛАЕВА: Прислали приглашение главному редактору канала «Культура»?
Е. ЦАРЕНКО: Да, прислали приглашение, и, наверное, главному редактору.
Э. НИКОЛАЕВА: Лен, вам нужно лично придти, а не приглашения присылать, если вы так хотите сдружиться с каналом. Надо приходить, знакомиться, дружить.
Е. ЦАРЕНКО: Наверное, надо. Надо выбирать время, потому что, мы постоянно в каком-то бесконечном движении, очень много проблем. Ведь мы не государственный коллектив, у нас автономная некоммерческая организация. Нужно решать еще и другие проблемы, очень серьезные, содержание балета, и все остальное.
Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, то есть, вы нашли свой собственный стиль, но который пока не формат на ТВ. И вы говорите, что у вас свой собственный стиль, и я рада, что молодежь, которая приходит на наше шоу, покидает зал с чувством национальной гордости. – «Я считаю» — говорит Лена Царенко, — «Что русский человек должен гордиться своей культурой, и всем своим творчеством.
Е. ЦАРЕНКО: И что свое русское, нужно показывать в России, потому что, это зритель, которому, несомненно, нужна эта хореография, нужны эти спектакли. Вы знаете, очень много, но так получилось, что я не захватила с собой, но порядка 10 отзывов написаны поэмой, в стихотворной форме .
Э. НИКОЛАЕВА: Это зрителей, которые побывали на ваших концертах?
Е. ЦАРЕНКО: Да.
Э. НИКОЛАЕВА: Сколько он у вас по времени, вообще, длится?
Е. ЦАРЕНКО: Два часа.
Э. НИКОЛАЕВА: Чтобы сделать полноценные два часа, сколько надо потратить времени?
Е. ЦАРЕНКО: Надо было потратить 17 лет жизни на это.
Э. НИКОЛАЕВА: Сколько пота и крови пролилось.
Е. ЦАРЕНКО: Очень много людей работало над этим, и композиторы, и художники, и декораторы.
Э. «НИКОЛАЕВА: Российская народная традиция очень сильна, это благодатный материал» — написал английский «Индепендент». «В программе есть очень сильные постановки, и несколько просто великолепных, несколько на 2 часа, номеров. У вас есть возможность увидеть, насколько хороши, могут быть русские танцы». А у них, кстати, есть английские танцы? Что у них национальное, Шотландия?
Е. ЦАРЕНКО: Ирландия. Они даже позволили сравнить нас с форматом ирландского шоу. Они пытались понять, что же это такое.
Э. НИКОЛАЕВА: Что такое английские национальные танцы? Нет такого, Ирландия, Шотландия…
Е. ЦАРЕНКО: Почему, есть. Мы, кстати, были на «Властелине колец», это потрясающе.
Э. НИКОЛАЕВА: А у них нет такого, как у нас, у русских.
Е. ЦАРЕНКО: Нет, совершенно с вами согласна. Русский – это такой синоним лучший для нас.
Э. НИКОЛАЕВА: Что вы говорите у них, я просто вас перебила, Лен?
Е. ЦАРЕНКО: Мы смотрели, им очень удаются такие английские постановки, и мюзиклы, потрясающие технологии, и если используется национальный колорит, они это делают здорово, ест чему поучиться.
Э. НИКОЛАЕВА: Ну, что же, вы вновь вводите моду на Россию на западе, получается?
Е. ЦАРЕНКО: Мне кажется, что это все органично получается, потому что, мы сами ощущаем такое веяние, что эта мода возвращается. Помните, когда у нас в 75 году, «Казачок», водолазки, все это мода была, какие-то платки. Сейчас мы это ощущаем. Возрастает интерес к русскому искусству.
Э. НИКОЛАЕВА: И вы сами пришли, так одеты, практически как русский казачок, в водолазке, сапожки такие английские, но в стиле русских сапожек. Вас уже удостоили высоких артистических званий, за столь успешную деятельность, или нет? ради чего все это?
Е. ЦАРЕНКО: Конечно, не ради званий, есть они у нас. Но мы работаем и живем не ради званий, поверьте. Конечно, я считаю, что каждому человеку нужно признание. Я буду честно говорить, это здорово, когда замечают твой труд, отмечают. Но для нас самое важное, все-таки, выносить и создать ту программу, о которой мы мечтаем. Это все еще впереди.
Э. НИКОЛАЕВА: Это что же за программа такая, о чем вы мечтаете? За плечами такое шоу, которое можно эксплуатировать лет 10.
Е. ЦАРЕНКО: Эксплуатировать можно, но нужно, как говорит наш композитор: — «Творчество надо за кончик хвостика дергать, и ни в коем случае на этом не останавливаться». То есть, нам нужно доработать второе отделение. Нужно вводить новые технологии, это совершенно другая проекция, сейчас пишется музыка.
Э. НИКОЛАЕВА: Тоже Владимиром Корневым?
Е. ЦАРЕНКО: Не очень хочется обижать нашего композитора, но есть сейчас другие планы.
Э. НИКОЛАЕВА: Что же, значит, работаете не ради званий.
Е. ЦАРЕНКО: Громко сказано, конечно. Не ради званий, а ради того, чтобы реализовать все свои планы, все свои мечты, которые мы вынашиваем, и живем этим.
Э. НИКОЛАЕВА: Все-таки, звания у вас уже есть?
Е. ЦАРЕНКО: Конечно, есть.
Э. НИКОЛАЕВА: Какие?
Е. ЦАРЕНКО: У Юры звание заслуженный деятель искусств Российской Федерации. У меня, недавно было 25 число, день работника культуры. У меня звание заслуженный работник культуры. Ну и разные другие, человек года…
Э. НИКОЛАЕВА: Лена, как это вам удается? Вы человек года в каком-то модном журнале стали?
Е. ЦАРЕНКО: Да, в модном костромском журнале. Вы знаете, это дорогого стоит, потому что, когда тебя отмечают в своем собственном городе, я считаю, что это…
Э. НИКОЛАЕВА: То есть, вы почетный житель города Кострома. Вы в Костроме так все и живете что ли?
Е. ЦАРЕНКО: Вообще, я не знаю, где мы сейчас живем. Мне кажется, что в машине. Потому что, мы постоянно ездим Кострома – Москва, Москва – Кострома. Мы, вообще, везде живем. Мы очень много ездим, летаем по разным зарубежным странам. Основная база в Костроме.
Э. НИКОЛАЕВА: Лен, слушайте, вот вы ездите, летаете. У вас двухчасовое шоу со сложнейшими технологиями, декорациями. А как вы все это перевозите? Все с собой, на самолетах? У вас что, личный лайнер?
Е. ЦАРЕНКО: Это все на самолетах. Почему, у нас есть компания, которая все это оформляет.
Э. НИКОЛАЕВА: Просто Михаил Турецкий, сидел, рассказывал, у них же тоже костюмы, и все остальное.
Е. ЦАРЕНКО: 5.5 тонн груза. Конечно, для импресарио это очень сложно, поэтому мы сейчас будем облегчать, делать дубли декораций, которые более легкие. У нас на сцене стоит стеклопластиковое каше. Можете представить себе, такое 79 метров, такой 2-х этажный дом. Фрагменты декораций, а это все железо. Поэтому, мы сейчас ведем переговоры, что-то облегчаем, потому что это стоит немыслимых денег. Мы еле-еле выехали из Лондона с этим грузом.
Э. НИКОЛАЕВА: Расскажите, как это все было?
Е. ЦАРЕНКО: Трейлер, который подъехал, а в центре вообще было сложно подъехать.
Э. НИКОЛАЕВА: К какому зданию?
Е. ЦАРЕНКО: Камера поло Смит, это практически в центре Лондона. Мы работали вечером, а грузились уже на территории замка. То есть, надо было проехать на территорию замка. Вот 5.5 тонн груза, кофров, реквизита. У нас копья, щиты, у нас ящики, обувь, костюмы, кокошники, любимое русское слово, они у нас все равно есть. Красивые, которые очень похожи на ладью, или на лебедя. Если это скайм, то это такая шапочка, которая символизирует такое ювелирное окончание шкатулки. Слово изысканная стилизация. Мне очень симпатично. Я о нашей программе могу сказать, что это изысканная стилизация, потому что, Юра такой мастер замечательный. Потому что, когда он строит программу на таких элементах. Я считаю это роскошь, когда занимаешься какими-то мазками, или нюансами. Это уже ближе к искусству.
Э. НИКОЛАЕВА: Истинный художник, который дорисовывает последний мазок на полотно. Помогает ли государство вам? Ведь вы же такую миссию несете… о, Лена схватилась за голову, серьезный вопрос.
Е. ЦАРЕНКО: Серьезный вопрос. Не так, как бы хотелось. Можно вот так ответить?
Э. НИКОЛАЕВА: Покажите ему свои записи.
Е. ЦАРЕНКО: Здорово, а когда туда идти, как зазвать их всех на концерт. Приходите, посмотрите, может, действительно, вы нам поможете. Чтобы мы сделали тогда, если бы у нас была огромная поддержка государства. Есть дисбаланс, существует. Потому что органы федеральной власти поддерживают наши замечательные коллективы. Здорово, приветствуем. «Березка», моисеевский, получают «Гранты». И заработные платы у них недостаточно высокие.
Мы никогда не получали «Гранты», мы никогда не получали заказов от государства. Мы просто выполняем ту задачу, которая должна поддерживаться государством, и задача государства.
Э. НИКОЛАЕВА: Как вам раньше говорили, вы все коллективы Росконцерта должны быть.
Е. ЦАРЕНКО: У нас же все по закону. Мы автономная некоммерческая организация. Это же сложно найти форму поддержки. У нас начинаются какие-то нюансы, 78 статья бюджетного кодекса, но это отдельная тема.
Э. НИКОЛАЕВА: Тяжело содержать такой огромный коллектив, для того, чтобы показывать настоящее лицо России?
Е. ЦАРЕНКО: Моя маленькая Маша говорила: — «Телажо». Это каждый день такой груз, это зарплаты.
Э. НИКОЛАЕВА: А все говорят: — «Дай денег, денег дай».
Е. ЦАРЕНКО: Балетная область снашивается так же, как и при социализме. Только она намного дороже. Вообще, очень дорогой жанр. Обучаем студентов, содержим училище, потому что балет обучает наших студентов. Мы открыли училище, получили лицензию, получили государственную аккредитацию, надеялись получить государственную поддержку. Но сейчас у нас новый губернатор. Очень надеемся, что он будет на нашем шоу.
Э. НИКОЛАЕВА: Как зовут губернатора?
Е. ЦАРЕНКО: Игорь Николаевич Слюняев. Он уже обратил внимание на балет. И мы очень надеемся, что, может быть, произойдет чудо, наконец-то. 17 лет, может, хоть какая-то поддержка. Представляете, что мы сделаем тогда. Мы горы свернем.
Э. НИКОЛАЕВА: Что же, какие чувства вы испытываете, Лена, давайте напоследок патетическую нотку поддадим. Какие чувства вы испытываете сами, когда смотрите представления «Костромы», своего собственного коллектива?
Е. ЦАРЕНКО: Такой интересный вы задали вопрос. Мне такой вопрос первый раз задали. Потому что, на своих спектаклях я понимаю, что мы на правильном пути. Я люблю смотреть за зрителями, как они воспринимают балетную программу. И если они сидят уже в ожидании чуда, и в том состоянии, которое им передают наши ребята. Я, вообще, люблю смотреть наши спектакли.
Э. НИКОЛАЕВА: Испытываете чувство гордости?
Е. ЦАРЕНКО: Да, испытываю чувство гордости. Конечно, бывают такие спектакли, когда бывает разочарование, когда приходишь за сцену, и начинаешь ругаться, или еще что-то. Вообще, люблю смотреть концерты, люблю смотреть за рубежом, люблю смотреть в глубинках, когда приходят бабушки и дедушки. Молодежь в глубинках – это особенные зрители, это отдельная история, когда они такие вещи пишут, например, пишут: — «Вот теперь и умирать можно». Одевают свои лучшие платочки, пиджачки достают из сундучков. Это что-то необычное. Они говорят, что это просто какое-то чудо, то, что мы увидели. Поэтому, люблю смотреть за молодежью, люблю, когда они получают такое удовольствие. Это такие же пацаны, девчонки, они современные, слушают музыку, хип-хоп, разные направления. Но они по-особенному чувствуют свою культуру. Они смотрят русские фильмы, наши, старые. Где все-таки, добро, красота, которая, так или иначе, спасает мир. Добро побеждает зло. В русских сказках волки не кусаются, вообще, у нас хорошие традиции. И всегда побеждает добро.
Э. НИКОЛАЕВА: Козлят только едят. Что же, спасибо вам за ваши ответы, и за ваше искусство. Призываю всех любить и знать свою историю, как это делает русский балет «Кострома». Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева, и…
Е. ЦАРЕНКО: Елена Царенко.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире